Святой преподобный Феодор Студит

Очерк жизни св. Феодора Студита

Св. Феодор, сын высокородных и сановитых родителей (отец его заведовал сбором царских податей), воспитан был в добром наказании христианском, научился всей премудрости Еллинской, явился ритором прекрасным, и философом изрядным, и вместе с тем богословом просвещенным. Когда при Константине Копрониме особенно усилились гонения иконоборческие, родители его, оставя мир, прияли иноческое житие; а св. Феодор оставался в Константинополе заканчивать свое образование. После Копронима царил сын его Лев, также еретик, а после него супруга его Ирина с сыном своим Константином.

Ирина хранила православие, как и сын ее; и со св. патриархом Тарасием собрала Собор свв. отцов, Вселенский седьмой, на коем осуждена и проклята иконоборческая ересь. На сем Соборе был Платон, дядя преп. Феодора по матери, который по окончании Собора взял с собою в пустынь св. Феодора и братьев его Иосифа и Евфимия, решившихся принять иночество, и поселился с ними в Саккудионе, прекрасном месте, возвышенном, окруженном лесом и богатом водою. Место было уединенно, и вход туда пролегал одною тропою. Оно полюбилось им, и они устроили там монастырь и церковь святую во имя св. Иоанна Богослова. К ним стали собираться братия, и монашеская жизнь пошла добрым порядком под руководством мудрого Платона.

Св. Феодор, всех превосходивший образованием и дарованиями, по пострижении паче всех преуспевал и в подвижничестве, измождая плоть свою пощениями, бдениями и трудами по монастырю, самыми низкими и тяжелыми: ибо рубил дрова, носил воду, копал землю в саду и огороде и унавоживал ее, обучая себя смирению. Наипаче же заботился он о благоустроении нрава благочестного и Богу любезного. Для того законом имел каждый день исповедовать старцу своему Платону все помышления и движения сердца, и одобренное усовершать старался, а неодобренное исправлять. Каждый также день определял он некое время на богомыслие и умную молитву, да един единому предстоя Богу умом невозмущенным, тайное некое приносит Ему служение. Любил он прочитывать Божественное Писание Ветхого и Нового Завета и творения свв. отцов, особенно св. Василия Великого, и из него его правила и уставы иноческого жития, которые чтил так высоко и так почитал необходимыми, что того, кто не исполняет их, монахом не признавал.

Блаженный старец Платон, видя такое преуспеяние в подвижничестве св. Феодора, положил облечь его в сан священства: что и совершил св. Тарасий патриарх по его представлению и ходатайству. Святой же Феодор, прияв таким образом рукоположение не столько волею, сколько нуждою, не только ни в чем не послабил себе, но еще на вящшие простерся подвиги, и был для всех примером доброго иночествования, и имел многих себе подражателей и в своей обители, и в других.

По довольном времени блаженный старец Платон, чувствуя старческие немощи увеличивающимися, восхотел устраниться от дел и последние годы прожить на безмолвии, оставив преемником своим св. Феодора. Случилось ему заболеть, и он, призвав братию, сказал им, что болеет, и кто знает, чем кончится болезнь; почему желал бы избрать себе преемника, и спросил: кого бы желали они? Они все в один голос сказали: Феодора. – Ему блаж. Платон и передал власть и все заботы настоятельства, а сам устранился на покой.

С первых же дней в сем чине св. Феодор как свои увеличил подвиги, так и от всех требовал строгого исполнения уставов иноческого жития; особенно же вооружался против беспечности, или внешней только исправности, и любостяжания. Братия иные роптали, однако ж понемногу исправлялись. И обще говоря, подвижничество в обители приподнялось.

Так хорошо дела шли у св. Феодора внутри обители. Совне же скоро начались скорби и утеснения. Первым поводом к тому послужил незаконный брак юного царя Константина, нещадно обличаемый св. Феодором. Он был женат на дочери Филарета Милостивого Марии. Но потом полюбилась ему другая, и он женился на ней, оставя первую. Брак совершил некий Иосиф, эконом церковный, помимо воли патриарха Тарасия, который после того всячески старался расторгнуть сей брак, но не успел; и, боясь большего зла: ибо царь грозил поднять иконоборство, перестал докучать ему об этом.

Но блаж. Феодор не молчал; особенно потому, что и вельможи с сановниками то же начали делать. Боясь потому, чтоб такое беззаконие не превратилось в закон, св. Феодор писал ко всем монахам, чтоб они царя почитали отлученным от Церкви, или самоотлученным, как делом своим себя подклонившего под кару отлучения. Это разгласилось; дошло и до царя.

Царь сначала скорбел об этом; потому что новая его жена Феодотия была сродни блаж. Феодору по матери. Надеясь впрочем ласканием помирить его с собою, велел прелюбодейной супруге своей послать ему побольше подарков с прошением молитв его за себя и за род свой.

Но блаженный не только подарков, но и посланных с ними не принял на глаза. – Царь задумал как-нибудь самому повидать святого и поговорить с ним. Для того устроил проезд мимо обители его, как будто по делам куда ехал, в надежде, что св. Феодор выйдет к нему с братиею для царственного приветствия и пригласит в обитель. Но святой, узнав о том, велел запереть ворота и не отпирать, сколько бы ни стучали. – Те постучали-постучали и отошли ни с чем.

За это воспылал гневом царь на преподобного и послал избить его и послать в заточение. – Прибыли, избили так, что плоть раздроблялась от ран, и земля обагрилась кровию, – и отослали в Солунь. В то же время разослали в заточенье и всех начальнейших отцов обители, числом до одинадцати. Св. Феодор благодушно терпел все; и к братиям страждущим писал, утешая их и убеждая переносить постигшее их горе благопокорливо. «Богу так угодно, а что от Бога, то все во благо нам, если смиренно благопокорствуем». – Писал он и к Папе, и от него получил утешительный ответ с похвалою за ревность по Богу и мужество непоколебимое.

Царь между тем жил дурно, а царством правил еще хуже. За что свергнут с престола и скоро умер. Царство перешло опять в руки матери его, Ирины, восстановившей иконопочитание. Она тотчас возвратила всех, заточенных сыном ее к своим местам. Св. Феодор опять собрал расточенных чад своих; и жизнь иноческая снова потекла у них в добром порядке.

Но спустя несколько лет нашло другое горе, не столько тяжелое, сколько хлопотливое: Агаряне подходили к Царю-граду. Не желая подвергать себя бедам от их рук, св. Феодор оставил свой Саккудион и переселился в Царь-град, – где царица и св. Патриарх отдали ему Студийский монастырь, из которого иноки были разогнаны Копронимом иконоборцем, а новые еще не набрались: было там в это время только человек двенадцать.

Приняв обитель сию, св. Феодор требовавшее исправления обновил, недостающее пристроил, разместил свою братию, и иноческое житие пошло в нем обычным чередом. Братство множилось, и скоро возросло до тысячи. Не имея возможности за всем присмотреть своим глазом, святой разделил труд сей с другими достойнейшими старцами, коим поручил блюдение должного порядка по разным частям монастырских послушаний, и для каждого из них написал подобающие правила. Особенно заботился преподобный, чтобы братия не имели нужды выходить в город по каким-либо потребам. Для чего завел в монастыре всякого рода поделия: свои у них были портные, сапожники, столяры, стекольщики, кузнецы, каменщики, и проч. и проч. Братия определялись к сим занятиям по своим способностям и склонностям, имея во главе особого распорядителя и блюстителя. Все делалось, как и в мире, но не по-мирски. Повсюду царствовали благочиние и благоговение: руки на дело простирались, а в устах всегда имелись молитва Иисусова и Давидские псалмы. – Всякое, большое и малое, нарушение порядка наказывалось определенною епитимиею. Чтоб в этом реже настояла необходимость, преподобный всегда в поучениях своих, излагая общие христианские и иноческие законы, касался и тех правил, коими определялись порядки жизни у него в монастыре. Этим освежалась память о достодолжном и оживлялась у каждого ревность являть себя исправным во всем, даже малейшем.

Между тем Никифор тиран низверг с престола царицу Ирину, и первым делом его было возмущение Церкви восстановлением своею властию Иосифа, придворного иерея, венчавшего Константина с Феодотию и за то лишенного сана, – в противность канонам св. Церкви. Патриарх Никифор, бывший по св. Тарасии, муж достойнейший, сопротивлялся этому, сколько мог; но потом, видя ярость царя и опасаясь от него худшего чего для Церкви, принял в общение Иосифа.

Но св. Феодор не уступал; и явно обличал неправость царя. Разгневанный тем царь послал св. Феодора в заточение. То же сделал он брату его Иосифу, и старцу Платону, и другим многим инокам Студийским.

В то время напали на Фракию соседние варвары; и царю надо было идти против них. Пред выходом посылал он к св. Феодору ласканием и угрозами склонить его к единомыслию с собою. Но св. Феодор, Духом Божиим движимый, ответил ему так: «надлежало тебе, царь, идя на брань, покаяние принести и исправить то, что разорил ты в Церкви Божией. Но как ты этого не сделал; то ведая ведай, что не возвратишься ты с брани живым. Таково о тебе праведное определение Божие».

И действительно царь убит был на брани. По нем приял царство сын его Ставрикий; но и он скоро умер от раны, полученной на войне. На царство избран был некто Михаил Киропалат, муж воистину царской власти достойный, благой и правоверный. – Он возвратил из заточения св. Феодора и всех, которые вместе с ним подвергались ему; почтил их честию и разделение церковное уничтожил. Иосиф же, как непотребный член, опять отсечен был от Церкви.

В это время священный оный и достохвальный старец Платон отошел ко Господу и погребен был честно самим Патриархом, в Студийской обители.

По преставлении духовного отца своего Платона св. Феодор с братиею два только года пожили в мире и спокое. Потом восстала опять иконоборческая буря и возмутила всю Церковь. Произвел ее новый царь Лев Армянин. Он был военачальником в восточных странах и возмутился против благоверного царя Михаила, который, во избежание междоусобной войны, сам сложил с себя царскую багряницу и облекся в иноческую власяницу, предоставив царство взбунтовавшемуся тирану.

Этот Лев сначала показывал себя благоверным и кротким; а когда укрепился на царстве, начал хулить св. иконы и порицать иконопочитание. Св. патриарх Никифор, раскрывая пред царем истинный смысл иконопочитания, убеждал его не нарушать мира Церкви противлением ее учению о сем предмете. Но царь ничему не внимал, а напротив своим авторитетом царским думал всех заставить подчиниться его мудрованию. Для чего собрал всех нарочитых священников и иноков, и св. Патриарха с ними, равно как и св. Феодора, явно пред всеми открыл свое зловерие, похваляя нечтущих св. иконы и укоряя почитающих их. В основание такого мудрования выставлял он преимущественно вторую заповедь: не сотвори себе кумира, ни всякаго подобия, и проч. Прилагал и такие соображения: как можно описать Неописанного и на иконе в локоть поместить Невместимого? Как именовать Богом изображенного красками?

Отцы духовные почтительно объясняли царю, что ветхозаветные законоположения обязательны для христиан не безусловно, что иконы изображают Бога не яко неописуемого и невместимого, а как Он благоволил являть Себя святым и особенно как Он открыл Себя в воплощении, и что Богом именуют они не доски и краски, а Того, Кто изображен на иконах, к Нему возносясь мысленно при воззрении на изображение Его. Они разнообразно предлагали такие мысли; святой же Феодор, как бы сочетавая все их воедино, пространную сказал речь в вразумление царя.

«Откуда тебе, о царю, пришло недоброе умышление – внести еретическое повеление в св. Церковь и разодрать благолепную ризу ее, вышнею благодатию и апостольским и отеческим учением сотканную? – От ветхого ли закона мудрствуешь? Мудрствуй разумно. Рассмотри все места Ветхого Завета, в коих запрещается творить образы и подобие и почитать их, – о чем они говорят? – О том, что, сделав какой-либо образ и подобие, не следует почитать его богом и божеское ему воздавать поклонение, а не о том, будто не должно делать и иметь образа и подобия и чтить их. Святая же Церковь не боготворит сделанные руками образа и подобия, а только чтит их, как изображения того, что досточестно. Следовательно, как заповедь вторая, так и все места ветхозаветных писаний, подобные сей заповеди, которых многое множество, не относятся к иконам св. Церкви. К ним относятся, – скажу например, – повеление Божие сотворить подобия Херувимов и поставить их на самом почетном месте, над кивотом, и повеление еще сделать змия и благоговейно воззревать на него во избавление от ужаления змииного, и подобное...

Итак ветхий закон не отметает делания икон и почитания их, когда то и другое совершается с разумом. А в Новой Благодати что видим? Сам Господь и Спаситель наш изобразил Себя на убрусе и послал к Авгарю, который от прикосновения к нему получил исцеление; св. Лука написал подобие Матери Божией с Предвечным Младенцем на руках, и когда представил Ей, Она изрекла на него благословение Сына Своего и Бога; после сего в Церкви Божией не переставали быть иконы святые, из коих многие являлись чудодейственными и доселе пребывают такими. Не светлее ли солнца все сие показывает, что иконописание и иконопочитание не человеческого, а божеского суть происхождения? – А что ты говоришь: не хочу, чтобы невидимое и неописанное Божество было изображаемо красками; то и мы так же веруем, что Божество невидимо и неописанно, изображаем же на иконах Божество не как Оно есть в существе, но как благоволило явить Себя нам особенно в воплощенном домостроительстве. Порицающий икону Христа Спасителя порицает самое воплощение Владычнее».

Выслушав все сие, царь разгневался и сказал преподобному Феодору: «я давно знаю, как ты сварлив и горд, думая, что умнее тебя никого нет; и ныне так дерзко говоришь со мною, как с простым человеком, что тебя сейчас следовало бы наказать. Но щажу тебя, пока точнее раскроется и сознается правость нашего мудрования; и если тогда не покоришься, не жди милости».

После сего, бывшие тогда в палате царской отцы положили: не говорить более ничего. Что говорить тому, кто не вразумления ищет, а хочет властительски насиловать веру? Блаженный же Феодор сказал: «разумей, о царю, и внемли! Дело веры св. Церкви разбирать и устроять – не твое дело. Твое дело мирские порядки блюсти. Веру же и св. Церковь держать в должном чине есть дело пастырей и учителей церковных. Послушай Апостола, который говорит: положи Бог в Церкви, первее Апостолов, второе пророков, третье учителей, и проч. (1 Кор. 12, 28). Видишь? – Учителей, а не царей. – И другие места Писания повелевают церковные дела править пастырям и учителям Церкви, а не царям».

Царь сказал: уж не ты ли изгонишь меня из Церкви? – Святой ответил: «нет, не я. Изгоняют из Церкви законы божественных Апостолов и святых отцов. Им следуя, и мы утверждаем, что если и Ангел с неба станет благовестить нам что-либо противное вере, анафема да будет. Итак, если хочешь быть внутрь Церкви Христовой с нами, покланяющимися иконе Христовой, то последуй во всем Патриарху и с ним сущему священному Собору».

От этих речей царь пришел в ярость и всех изгнал от себя. – Вслед за сим начало разглашаться по городу чрез греческого епарха царское повеление, чтоб никто не смел толковать или споры заводить о вере, но чтоб все следовали воле царя. Дошло это до слуха и св. Феодора. И он сказал передававшим сие: праведно ли есть вас послушати паче, неже Бога, судите (Деян. 4, 19)? Лучше дать себе язык урезать, нежели молчать и не защищать истинной веры, когда покушаются извратить ее. – С сих пор стал он небоязненно всех учить и убеждать крепко держаться правой веры, отцами преданной: одних к себе призывал, к другим сам ходил, к третьим писал послания; ходил нередко и к Патриарху, и чтоб соутешиться общею верою, и чтоб воодушевлять его к благодушному претерпению предлежащих скорбей и гонений.

Эти гонения и скорби скоро настали: Патриарх был низложен и изгнан из Царя-града, и все другие православные архиереи осуждены на заточение; иконы же были поносимы, повергаемы на землю и попираемы ногами и огню предаваемы; и общее по городу поднялось смятение. Видя сие, преподобный Феодор глубоко болезновал душою и, противопоставляя явному поношению икон явное их почитание, положил в наступивший праздник Ваий совершить крестный ход вокруг обители, в коем братия, взяв иконы и подняв их вверх, пели на ходу: «Пречистому Твоему образу покланяемся, Благий», и другие подобные песни.

Узнал об этом царь и послал к нему грозные прещения, что если не перестанет защищать иконопочитания, то встретит заточения, раны и смерть. Как святой не мог перестать делать это и словом и писанием; то был осужден на заточение, отправлен в Аполлонию (Асийскую или Вифинскую) и заключен в темницу в крепости, Метопа называемой.

Однако ж он и отсюда всюду рассылал послания, убеждая строго держаться держимого Церковию иконопочитания. Дошли и до царя послания его; и он тотчас послал некоего Никиту, сына Алексеева, перевести преподобного дальше оттуда, в место, Вонита называемое, и заключить там в темницу с строгим запрещением беседовать или писать об иконопочитании! Когда посланный передал ему волю царя, он отвечал: перемену места с радостию принимаю, ибо Бог везде есть; но не говорить и не писать не могу; и, по переводе в другое место, действительно говорил и писал.

Узнав об этом, царь в гневе послал к преподобному опять того же Никиту – наложить на него лютые раны. Когда посланный сказал об этом св. Феодору, он с радостию сам скинул одеяния и подставил тело свое на биение. Но у Никиты, когда увидел он, как измождена плоть преподобного, рука не поднялась уязвить ее. И он возвратился не коснувшись святого.

Святой же, оставшись, опять небоязненно распространял истину относительно св. икон, пространно беседуя с теми, кои приходили к нему, и пиша всюду. Писал он и к патриархам Иерусалимскому, Александрийскому, Антиохийскому и Римскому, описывая, что деется в Царе-граде и прося их помочь Православию и молитвами, и делом.

Случилось зайти к нему некоему клирику Асийской церкви, который, послушав бесед святого, отверг иконоборную ересь и обратился к Православию, – возвратившись же в свое место, обратил и другого клирика. Узнав об этом, епископ пожаловался на преподобного царю; и царь предписал Асийскому воеводе обложить лютыми ранами св. Феодора. Воевода послал одного из своих дать преподобному 50 ран. Но посланный и этот, воззрев на обнаженное тело преподобного, устыдился поднять руку и, поклонившись ему, возвратился, не исполнив злой воли царя.

Не успел этот посланный возвратиться к пославшему его, как к св. Феодору явился новый посланец от самого царя, именем Анастасий, лютый и бессердечный, который своими руками избил святого, дав ему до 100 ран; то же сделал и ученику его Николаю; и заключив затем обоих в темное и тесное место, повелел крепко держать их во всякой нужде, – и удалился. Приказ этот жестокий исполняем был строго: темно, смрадно, сыро; в малое оконце бросали им по небольшому ломтю хлеба, недостаточному и для одного, и подавали кружку воды, иногда чрез день и более, как будто имелось в виду голодом уморить их; болезнь от ран и грубости от прислужников увеличивали тесноту сию. В такой нужде св. Феодор положил, воодушевляясь верою, питаться только Пречистым Телом Господа от запасных даров, которые имел с собою, – все же подаваемое отдавал ученику своему.

По довольном времени проезжал тем местом какой-то царский вельможа и, узнав об участи преподобного с учеником, велел облегчить их страдания; давать побольше пищи и пития и обходиться с ними помилостивее. Так прошло более трех лет. Тут попало в руки царя одно из посланий св. Феодора, в котором обличалось нечестие царя и давалось наставление крепко держаться Православия и мужественно претерпевать за него гонения и муки. Разозлился царь и послал какого-то зверонравного вельможу – показать преподобному послание, и удостоверившись, что оно его, избить его до последнего издыхания. Преподобный признал послание своим, – и был избит безжалостно и оставлен еле дышащим. Также поступлено и с учеником его. Насытив свое злонравие, посланец возвратился к пославшему; а страдальцы, благодушно пострадав за истину, начали пещись друг о друге. Св. Феодор не мог двигаться и лежал в изнеможении еле дыша, ни пищи не принимая, ни пития. Ученик был немного крепче, и забыв о себе, всю заботу обратил на святого, и питая и напояя его ячменным отваром с какою-то травою. Когда святой несколько оправился, тогда в свою очередь помогал и он ученику, особенно в уходе за ранами. Они очищали друг у друга раны и обрезывали висевшие клоки тела, омывали нагноения и намащали язвины, чем могли.

Так промучились они девяносто дней и еще не совсем поправились, как прибыл от царя еще посланец, жестокий и бесчеловечный, с повелением отвести страстотерпцев в Смирну. Это совершено под немилостивою стражею, с лишениями, озлоблениями, нуждами и всяким изнеможением. Только особенная помощь Божия дала страстотерпцам силу дойти до назначенного места. Здесь они отданы были в руки епископу, человеку злому, зловерия наставнику, и заключены в низкую, тесную и темную хижину, где претерпевали всякие лишения и нужды.

Немного спустя прибыл от царя прежний немилостивый Анастасий и, нанесши преподобному сто ран, опять отправился назад. Преподобный же все сие претерпевал благодушно, Бога благодаря.

Смирнскою областию управлял тогда племянник и единомышленник царев. Он заболел и приближался к смерти. Некто из прислуживавших ему, правоверный, помянул ему о св. Феодоре, имеющем дар целить болезни. Больной послал к преподобному с прошением молитв. Преподобный, исчислив все его зверства над православными, за которые не миновать ему вечных мук, предложил ему покаяться, хоть под конец. Ужаснулся воевода того, что его ожидало, и обратился к преподобному, прося прощения и обещаясь принять Православие, если получит исцеление. Св. Феодор послал ему икону Пресвятой Богородицы, заповедуя ему чествовать ее до конца жизни своей. Приняв икону, воевода тотчас почувствовал облегчение и стал оправляться. Оздравление его подходило уже к концу, как он опять отпал в прежнее зловерие, увлечен будучи Смирнским епископом, еретиком. Потом больной принял от этого епископа елей в благословение. Но лишь только помазался им, как впал в прежнюю болезнь, – и зле изверг душу свою.

Более полутора лет прострадал преподобный в Смирне. И еще бы страдал, но царя злочестивого убили, а поступивший на место его Михаил (Травлий или Валвос) был равнодушен к вере и оставлял всякого веровать, как хочет. При нем все изгнанные и заточенные в прежнее царствование получили свободу. Пришло повеление отпустить и св. Феодора с учениками его. (В этих заточениях при Льве Армянине пробыл св. Феодор около семи лет; да прежде при Константине за обличение его в неправости брака пять лет).

Собрались тогда к преподобному все бывшие в изгнании ученики его; и он вместе с ними возвращение совершал восвояси, всюду встречаемый радостно с любовию; ибо вся Церковь радовалась о возвращении его. Достигши до Халкидона, виделся он со св. патриархом Никифором; и утешились взаимно оба они, яко сострадальцы за единое правое дело веры. С ним вместе доходили они до царя и убеждали его принять Православие. Но он сказал: «иконам покланяться не хочу, – и не хочу, чтоб они видны были в Константинополе; имейте их, где хотите, и чтите, как знаете».

Отсюда св. Феодор перешел с учениками своими в Крискентиевы места, и там поселившись, чаял наконец обрести покой. Но по случаю восстания некоего Фомы, искавшего восхитить царский престол, должен был укрыться в Царь-град на время, пока кончится мятеж: ибо навсегда не хотел жить в городе, исполненном еретического иконоборства. По утишении же бури сей перешел он не в Крискентиевы места, а в Акритов Херонис, к церкви св. Трифона, где и провел до конца жизнь свою в подвигах, окруженный учениками своими.

Наконец приспело время блаженной кончины его, на 67 году от рождения. Когда весть об этом распространилась, начали отвсюду стекаться к преподобному, всякого чина и звания, и ближние и дальние. Все желали слышать слово, и преподобный говорил; но от изнеможения так слабо, что и близ стоящие едва могли слышать. Почему посадили скорописцев, чтоб не лишить назидания не могших слышать слов святого. Желающий может прочитать их в кодексе поучений преподобного. Болезнь, впрочем, отлегла немного, и святой мог ходить, бывал в церкви и в следующее воскресенье служил, сказал поучение братии и за трапезою с ними был. Также и в наутрие, 6-го ноября, на память св. Павла Исповедника, совершил Божественную Литургию, и братию поучил, и на вечернем того же дня пении был. Но возвратясь в келлию, опять слег и начал болеть. Четыре дня проболел и на пятый отошел к Господу, к неболезненной жизни.

Когда приближался час преставления его, собрались к нему братия и плакали как об отце и учителе своем. Смотря на них, прослезился немного и он, и сказал: «се, отцы и братия, приспел конец жизни моей! Все мы должны испивать чашу сию, одни пораньше, другие попозже, но миновать ее никому нельзя. Я отхожу путем, коим отошли отцы наши, отхожу туда, где Живот Вечный, где Бог и Господь наш, Которого возлюбила душа моя, Которого возжелало сердце мое, Которому я рабом нарекся, хотя работы достодолжно не совершил. – Вы же, братия и чада любимые, пребудьте в словесах моих, которые я предал вам, и держите веру правую и житие благочестное. Вы знаете, что я не переставал возвещать вам Слово Божие и в Церкви, и наедине. Ныне же усердно молю вас, имейте то в умах ваших и сохраняйте. Печаль у меня лежит на сердце из-за вас: ибо предлежит мне слово воздать о вас. Попекитесь же так отойти отсюда, чтоб неповинными предстать пред лицом Господа».

Сказав это и простившись, велел он ученикам своим взять свечи, зажечь их и петь исходную песнь. Ученики, стоя вокруг, начали петь: блажени непорочнии (Пс. 118); и когда, поя поряду, пропели: в век не забуду оправданий Твоих, яко в них оживил мя еси (ст. 93), – преподобный с этими словами предал душу свою (826 г.).

Ее приняли Ангелы Божии и понесли к Престолу Божию, как не ложно засвидетельствовал о сем преподобный Иларион Далматский, видевший то в видении. В этот день, 11-го ноября, на память св. Мины, ходя уединенно в вертограде своем и поя псалмы, услышал он пречудные некие гласы и обонял неизреченное благоухание. Дивясь, что бы такое было, воззрел он на небо и увидел многое множество белоризцев с светлыми радостными лицами, сходящих с высоты с песнями в сретение некоему честному лицу. Увидев это, блаженный в ужасе пал на землю и услышал, как кто-то проговорил: «это душа Феодора, игумена Студийского, за иконы до крови пострадавшего, в сей час скончавшегося, торжественно восходит горе, в сретение же ей нисходят Небесные Силы». – Это видение блаженный Иларион пересказал другим добродетельным отцам: заметили день и час сего события и по времени узнали, что тогда именно преставился достохвальный Феодор Студйский.

Кончина св. Феодора сопровождалась многими чудесами, которых не мало было от него как прежде сей кончины, так и после – от гроба и св. его мощей.

Святого отца нашего Феодора Студита подвижнические монахам наставления

1.

1) Сколь высоко служение иноческое. – 2) Всякое послушание, по Богу исполняемое, ведет в рай, хотя оно и очень просто. – 3) Перечень добродетелей, ведущих в рай. [1, 2]

1) Бог для того ввел нас в мир, чтоб мы, благоугождая Ему добрыми делами, соделовались наследниками Царствия Небесного. Нам же монахам Он, по введении в мир, даровал и особенно великую благодать, состоящую в том, что, избрав нас из среди всех, поставил пред лицом Своим на служение державе Его. Смотри же теперь всякий тщательно, сообразно ли с званием, к коему призван, ходит он, и точно ли ни о чем другом не заботится, как только о том, чтоб угождать Богу.

2) Исполняя послушания, должны мы так действовать, как бы прямо от Самого Бога получили на то повеление. От здравствующих Бог требует посильного дела. И будем делать, одного того всячески стараясь избегать, чтоб не окрадать самих себя тщеславием пред другими и самомнением пред собою, якобы делающие нечто великое. У Господа готова всякому трудящемуся своя награда: трапезарь радоваться будет с первомучеником Стефаном; хлебопек сам будет для Господа чистым хлебом; овощехранитель насладится благоплодиями рая, обитателем его удостоясь быть; и всякий другой – смотрящий за виноградником, древоделатель, доброписец, привратник, и вообще, какое бы ни нес кто послушание, если несет его, как работу для Господа, получит достойное воздаяние. Господь все видит, ничто от Него не укрывается; и за все воздаст по-божески.

3) Стойте в вере, мужайтеся, утверждайтеся: вся вам любовию да бывают (1 Кор. 16, 13, 14); каждодневно умирайте, чтоб жить вовеки; бегайте помышлений злых, как самых дел; почитайте многоречие многогрешением, смех – блудодеянием, многоястие и насыщение – рабством похоти; горе мысли, долу очи; будьте чисты телом и душою; воодушевляйтесь благонадежием; ни к чему на земле не привязывайтесь; Единого Бога бойтесь. Если так будем вести себя, если так будем благонастроены, то ликовствовать будем с Ангелами и радоваться со всеми святыми вовеки.

2.

1) Не мудрствовать о себе высокое. – 2) Жить для всех братий, как всякий член тела для всего тела. – 3) послушания наши не тяжелы, но чрез отречение от своей воли заслуживают венцы мученические. [1, 3]

1) Вы мудро поступили, богозванные мужи, что оставили мир и к Богу устремленными имеете очи сердца вашего. Старайтесь же жить богоугодно, и живя так, не мудрствуйте о себе высокая (Рим. 12, 16) ни по духовным добродетелям, ни по телесным преимуществам, чтоб не услышать: что имаши, егоже неси приял? Аще же и приял еси, что хвалишися, яко не приемь? (1 Кор. 4, 7). Кто много делает, благодатию Христовою делает, прияв свыше от Бога силу не для себя, а для ближнего.

2) Все вы друг для друга послушники, друг другу помощники, как живые члены одного тела. Если глаз не станет руководить руки, если одна рука не станет поддерживать другую, если нога не станет ступать также как сего требует благо всего тела, если вообще каждый член начнет действовать по своей воле; то они не только своей крепости не сохранят, но с расстроением себя самих расстроят и все тело. Потому да радуется всяк, когда ему придется поболее потрудиться для других, терпя хлад, дождь и жар; да плачет же и сокрушается сидящий без дела, как непотребный член, в теле не для тела живущий и достойный одного отсечения.

3) Да не отягчится слух ваш, слыша сие. Напротив вникните, какими малыми и сколь немногими трудами дано нам стяжать Царствие Небесное. Мы не проливаем, как мученики, кровь; членов наших не отсекают, костей не сокрушают; но если мы прилагаем к своим легким и немногим трудам отречение от своей воли с желанием Богу угодить и братиям с любовию послужить, то чрез это делаемся подобными многострадальным мученикам и даже Самому Господу, за нас распятие и смерть подъявшему. Бдагодушествуйте же, трудясь! Вас ждут венцы мученические.

3.

1) Бодрствуйте: ибо враг не дремлет, – в утешение и пастырю. – 2) Не отставайте в труде, ибо за каждый труд тотчас отлагается на небе и воздаяние. – 3) наставления: канонарху; – 4) лампадчику; – 5) больничнику; – 6) вольным. [1, 4]

1) Знаю я из свв. отцов, наипаче же от праведного старца моего, что диавол никогда не спит и не послабляет себе в трудах о погублении душ наших; но всегда бодр и скор на посеяние плевел своих, спящим человеком (Мф. 13, 25). Бодрствуйте же и вы, богозванные чада мои, и трезвитеся, чтоб кто из вас не попал в сети диавола. Люблю я слышать о преуспеянии каждого из вас, утешаюсь послушанием одного, смиренномудрием другого, трудолюбием третьего. Сына же преслушания, ропотливого и горделивого, празднолюбца и недвигу, шепотника и говоруна ненавидит душа моя. – Но кто я, говорящий так? – Я пастырь ваш, хотя и недостойный, вы же овцы мои, за которых я отдам отчет Господу, вверившему их мне.

2) Паситесь же все, паситесь добре, паситесь единодушно и совокупленно. Никто не отставай. Отставшего враг заведет в распутия и сгубит; как отставшую овцу похищает волк и уносит в лес или в горы. Дело спасения нелегко; путь к нему многопотен, утомителен, требует напряженного труда, бдения, довольства малым, – малою пищею, малым отдыхом, плохою одеждою, наипаче же требует неимения своей воли. С трудами каждого соразмеряет Господь и воздаяние; и на долю каждого из трудящихся отлагаются венцы каждодневно.

3) Службы церковные надлежит нам исполнять со всем благочинием, благоговением и теплосердечностию. И ты, чадо мое, канонарх (уставщик), как приставленный смотреть за этим первым и великим нашим делом, будь бдителен, буди клирошан, точно наблюдай времена, назначенные для всякего песнопения, и все другое исполняй, как тебе приказано, относительно псалмов и стихир по чистой совести. Кто способен петь, пусть поет; а кто более пригож к чтению, к чтению и приставляй его. Не неради и будь внимателен, и праведно распределяй каждому из братий, что в один день читать кому или петь и что в другой, – кому в простые дни, кому в праздники, судя по голосу, произношению и скорости чтения, чтоб и сторонние, если случатся, получали пользу. Да будет у тебя все благообразно и по чину (1 Кор. 14, 40), чтоб удостоиться услыхать от Господа: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю (Мф. 25, 21) и быть вчинену на небесах в лик святых.

4) И ты, лампадовжигатель, будь пристрашен и тщателен в исправлении данного тебе послушания: ибо оно от Бога и божественно. Блюди освещение храма, как два свои ока: ибо оно пред лицом Бога совершается. Если возжигающий свещи пред царем бывает весь внимание, чтоб угодить пред очами его; не тем ли паче тебе, чадо мое, со страхом и любовию должно совершать возжжение лампад Всецарю Богу, от всей твари дориносимое, равно как очищать лампады, исправлять светильни и поддерживать соразмерный свет. И за чистотою церкви смотри, выметай ее по крайней мере два раза в неделю, смахивай пыль и с икон, чтоб не портились, и все прочее держи в порядке и убирай, всячески остерегаясь, как бы чего не повредить из церковного.

5) Третий ты у меня на уме, чадо больничниче. Шествуй по заповеданному тебе. Немалых венцов достоин ты в сем труднейшем, отдыха не знающем, мученическом, зато высоком и высокого достойном воздаяния служении. Не жди и не ищи покоя здесь, чтоб получить его там. Если здесь добре потрудишься, то несомненно получишь успокоение там. Одни читают, другие молятся, третьи безмолвие водят, иные иное что похвальное делают; но и ты наравне с ними течешь, – или даже упреждаешь их. – Как только ободняется, обходи одного за другим больных, узнавай положение болезни каждого и назначай, что кому потребно и полезно. Если пребудешь в таких трудах, то венценосцем войдешь в Царствие Небесное.

6) Вы же, чада мои, болящие, с благодарностию принимайте все, случающееся с вами, довольствуясь тем, что вам дают. Если же кроме того чего пожелаете, то только помяните о том, и что потом сделает для вас приставленный к вам брат, будьте благодарны с любовию. Не ропщите: довольно, что брат служит вам, как раб, по любви к Богу, и доставляет пригодное каждому по силе монастырских средств. Если же не будете так себя держать, то великих мук достойны будете.

4.

1) Помните смерть и отчет и ревнуйте об обетах. – 2) Храните уста. – 3) Какие братия для настоятеля руки, очи, ноги. – 4) У нас и телесный труд духовен; трудитесь друг друга поощряя... Христос с вами. – 5) Повару урок и воодушевление. [1, 5]

1) Обозрим высоту небесную и глубину земную, и естество наше, что мы, яко человеки, умираем, переносимы бывая отселе в области премирные, за пределы мира сего. Без всякого прикрытия предстанем мы тогда пред лицом Праведного Судии, чтобы дать отчет о делах своих; после чего примет нас или Царство Небесное, если мы добре действовали, или огнь неугасимый, если пребывали в грехах. Будем же непрестанно возгревать ту ревность о богоугодной жизни, с какою вступили мы в обитель, припоминая, какие слова изрекали и какие обеты давали мы тогда, и сознавая долг свой всегда быть верными тому: ибо от словес сих и судимы будем.

2) Храните уста свои чистыми, всегда говоря одно Богу угодное. Ни лести не допускайте, ни неправых укоризн. И слово гнило да не исходит из уст ваших (Еф. 4, 29).

3) Те из вас, которые трудятся, руки мои суть. Трудитесь же, руки мои, и не утомляйтесь, простираясь на должное: ибо мышца Господня укрепит вас (Пс. 88, 22). Очи мои вы есте, которые приставлены смотреть за другими. Смотрите же право, предусматривая и предостерегая от падения тех, кои могут подвергнуться ему, чтоб и вам самим соделаться достойными призрения божественного. Имею я и ноги. Ноги мои, стойте на правом пути Заповедей Божиих. Это те, кои мужественно и благодушно носят тяготы прочих братий, за что, если пребудут в сем добром расположении, отнесены будут на вечное упокоение.

Этими словами я хочу опустившихся восставить, разленившихся возбудить к ревности и впадшим в малодушие придать мужества.

4) Радуйтесь, утешайтесь, окрыляйтесь ревностию. Ни от чего не отвращайтесь, – ни от душевных, ни от телесных трудов, потому что и телесное наше, будучи посвящаемо Богу, духовно есть. К тому же кто рачителен в телесном, тот рачителен бывает и в духовном. Друг друга понуждайте и поощряйте и в молитвах, и в послушаниях, и в смирении. Возбуждайте себя взаимно ко всякому добру, во всем поступая благопристойно и чинно. Следуйте друг за другом и помогайте друг другу; и будете таким образом чада Христова и уди отчасти (1 Кор. 12, 27). Я так и верую, что глава ваша Христос есть. Его же имея главою, кого вам бояться. И чего не получите вы с Ним? Неба и земли владыками будете и все обетованное наследуете.

5) И к тебе слово, чадо мое, поваре, – каждодневно борющийся в огне, колющий дрова, варящий яства, воду носящий, очищающий и омывающий овощи, коптящий лицо свое, загрязняющий одежды, потеющий и жарящийся, усиливаясь всячески успеть предложить братиям потребные яства, – ты со святыми честь иметь будешь и лоно Авраамово тепле упокоит тебя. Только терпя терпи, в радости проводя день свой, и столько будь усерден и рачителен о деле своем, чтоб послужение твое снилось тебе даже и во сне. С самого утра, как огонь, устремляйся на послушание свое, и выйдешь победителем, добре исполнив дело свое.

5.

1) Соревновать друг другу в добром, но не в худом. – 2) Живем, как по морю плывем; духовное знаменование для нас всех случайностей плавания. – 3) Благотворность для братства примерного брата и злотворность худого. – 4) Безмерно воздаяние; не напрасно течем; радуйтесь. [1, 6]

1) Се ныне дни благи, время делания, лето взыскания Бога. Не попустим же себе напрасно потратить не только лето, но и день; да будут у нас подвиг и рачение о спасении непрепобедимые, взаимное соревнование благое и ревность к подражанию добродетелям друг друга правая. Если увидим в ком-либо выдающуюся добродетель, – тихость, например, благоговение, послушание, смирение или другое что похвальное, да уязвляемся благим возжеланием быть ему в этом сшественниками. Отсюда породится между нами и союз мира, и любовное расположение. Тому же, что противоположно сему, не будем научаться из соревнования, – и, видя беспечного, не будем беспечничать, видя чревоугодливого, не будем чревоугодничать, видя многословливого, не будем многословничать. Но как мудрые и Богом наученные сами по себе, вся искушающе, доброе да держим (1 Фес. 5, 21).

2) Емлемся за якорь веры нашей, подымем парус надежды и со всею энергиею будем переплывать великое море здешней жизни: ибо во время плавания сего неизбежно будут налегать на нас ветры, – разумею восстания плоти, – подниматься треволнения плотских похотений, встречаться водовороты из глубины сердца возникающих порочных помышлений и другое многое, подобное тому, что случается при плавании морем: пираты – всезлобные бесы, отмели – ослепления от неведения, подводные камни – непредвидимые козни против души нашей, опасное наполнение трюма водой – неоткровение грехов и греховных помыслов, от коего гибнет душа, как гибнут плаватели, нерадящие о наводнении трюма, сонными погружаясь во глубину моря вместе с кораблем. Мы же, честнейшие братия, будем оберегать себя от всего такого и бдительно шествовать путем Божиим; наипаче же будем открывать все, что бывает в сердце нашем, чтобы вода помыслов худых не переполнила душ наших и не объяла нас бездна последняя, по некоему слову пророческому (Иона 2, 6).

3) На все стремительно готовый в братстве, и по душевным подвигам и по телесным трудам, как звезда небесная, светит и световодит многих. Рачительный по делам благочестия, неба достойный нелицемерный, несмехотворный и молчаливый есть Ангел, на земле, как пред троном херувимским, служащий Богу и Владыке твари. Пользуюший своими добродетелями других и возбуждающий в них стремительность к духовному деланию, есть солнце лучезарное, златоблестящее и согревающее всю полноту братства. А кто мрачен, темен и ночеобразен, который омрачает и сущих под ним, и подобными себе их делает? Кто, если не тот, кто высокоумием, сластолюбием, смехотворством, ничего не деланием, срамными делами, наговорами, дерзостию и нечистотою чрез сосложение с худыми помыслами уподобляется с небес спадшему сатане? Влиянию таковых не должны мы подчиняться.

4) Труд ваш не долог, а воздаяние вечно; злострадание коротко, а радование присно; тягота привременна, а упокоение бесконечно. Там будете вы веселиться, где всех веселящихся жилище (Пс. 86, 7), откуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание (Ис. 35, 10), где нет плача, а одна радость. Так напрасно ли вы течете? Всуе ли трудитесь? Отнюдь нет! Напротив, и разумно, и возвышенно, и дивно, и блаженно, и апостольски, и мученически, и отчески, и ангельски, и небесно, и Богоприятно – и вышли вы (из мира), и пришли (к нам), и родились у нас рождением духовным, и возросли, и ввоинились, и вооружились оружиями духовными, и поражаете амалекитов, аморреев, хананеев с другими племенами страстей. Вы оставили позади себя море мира (чрез отречение от него), перешли Иордан чрез просветительное и очистительное второе крещение в принятии схимы (ибо оно есть действенное покаяние), и отселе начинаете вступать в часть наследия своего, в землю, которую показал вам чрез обетование Свое неложный Бог наш, – в землю, текущую медом и млеком бессмертия и присноживотия. радуйтесь о сем, ликуйте и веселитесь, видя такое человеколюбие Божие. Пред очами нашими живот, пред лицом радость, у ног блаженство; приотворена дверь, – тецыте, да постигнете (1 Кор. 9, 24). Кто при этом может стоять в нерешимости? Кто не устремится и не станет стремиться все с большею и большею ревностию, стараясь упредить других в получении предлежащих сокровищ?

6.

1) Против похоти; ибо этим огнем огнь вечный возжигается; и смерть может застать на деле. – 2) Поткнувшись, вставайте, возненавидев грех и возлюбив благое. – 3) Бегать малых грехов, особенно празднословия; указуются предметы для бесед. [1, 7]

1) Мужайтеся и стойте доблестно против обходов диавольских, зная, что брань у нас не с плотию и кровию, а с невидимым и горьким гонителем нашим, сатаною, и под ним сущими отступническими силами. Итак, если на кого нападет помысл похотный, да не мятется он и не смущается; но молитвою, стенанием и слез излиянием да обращает его вспять и отбивается от него, воспоминая огнь оный (вечный) и то, что ныне возгорающееся в теле нашем жжение служит причиною возжжения и оного (вечного) пламени. Итак сколько бы раз в день ни нападал такой помысл, истребляйте его вконец, – и не будет нам осуждения. Если с похотию сею вместе совпадет и омрачение помыслов с чувством тяготы подвижничества, горе возведи око сердца своего и рассеки эту сеть диавола помышлением о возможности умереть каждый час. Да крепится же всяк труждающийся, помышляя об упокоении в нескончаемой жизни.

2) Да осенит вас благодать Господа нашего и да дарует вам твердость претерпевать настоящие притрудности. Подвизайтесь в борьбе и бое и всячески напрягайтесь совершить путь, не поскользнувшись. Если же что будет такое, чему случиться с вами однако ж не желаю, поспешнее восставайте. Посмотрите, каково видимое. Небо высоко, как написано, земля же глубока (Притч. 25, 3). И кто взойдет на него из низверженных в грех? Потому возмерзите им, возненавидьте его, отвратитесь от него; емлитесь же за благое и делайте Богу любезное.

3) Умоляю вас, избегая великих грехов, будем избегать и так называемых малых, разумею, празднословия и смехотворства. – Тихо и кротко относитесь к каждому; и когда ведете беседу только для разогнания скуки, – и тогда да будет она у вас блага. Да будет у вас речь или о предлежащем рукоделии вашем, или о решении недоумения относительно какого-либо места Писания, или о чтении по уставу, или о житии какого-либо святого, или о разрешении нашем от тела, пришествии к нам Ангелов и нашем ответе пред Господом и Богом за всю нашу во плоти жизнь; как святые отыдут к неизреченной радости, а грешные пойдут в муку безутешную; и как, вопрошайте друг друга, избежать нам этой страсти (пусторечия) и стяжать противоположную ей добродетель (мудроречия); слеза как прорывается и источается, и от чего иссыхает? и что послушанием нелицемерным, смирением и молчанием уст орошаются произрастения души и распускаются, как древо жизни, посреде рая; а иссушаются многословием, смехами, неуместными и безвременными воззрениями очей, ропотливостию, жесткоречием, долгоспанием, многоядением и всякою другою страстию, какой произвольно предаемся.

7.

1) Высоко звание; благодарить хранением обетов. – 2) Главное – Бога стяжать. – 3) Верность званию гражданами неба делает; дела сей верности. – 4) Дары Богу на Богоявление. – 5) Слова Писания о величии обетованных благ. [1, 8]

1) Се, Господь и Бог наш являет людям благость Свою, сияя лучами человеколюбия, чтобы всех привести к Себе; нас же монахов особенно некако извел Он из тьмы в свет. Какое же благодарение воздадим избравшему нас и призвавшему Богу? – Такое, – чтобы жить нам с целию преуспеяния в благочестии, отложив жизнь страстную и сластолюбивую. – Сознаем же, братие, звание свое, будем пред очами иметь, чего требует монашество, и те обеты, которые изрекли мы пред лицом Ангелов, и так станем жить, как готовые, как только позовет Бог, с полною радостию перейти отсюда, как из пришельствия в собственное жилище.

2) Видите ли ничтожность настоящей жизни? Видите ли, как непостоянна и скоротечна жизнь человеческая? – одна есть благая часть, одно благоживотие и благодать ненасытимая – стяжать Бога чрез соблюдение заповедей Его. Но это требует труда и понуждения себя напряженного.

3) Вы – граждане Иерусалима, жители рая, сопричастники хора Ангелов Святых, если стоите в звании своем, пребываете верными ему, любите его всем сердцем, понуждаете себя на дела его, от всего же противного ему воздерживаетесь и всячески утесняете себя. Радуйтесь же в страхе Господнем и очищайте себя от всякого нечистого расположения; убелитесь и возблистайте, как сыны света; старшим оказывайте уважение, послушание и благопокорливость; друг друголюбие богатно да множится в вас; своему же нраву следование и самосоветие ненавистны да будут вам.

4) Се, настал день Богоявления! Господь с небес: сретим Его чистыми. Приготовим святые благорасположения и в дар от всей твари Дориносимому принесем жизнь обновленную, боговидные созерцания и боголюбивое горение сердца; принесем еще кто любовь к безмолвию, кто неусыпную бодренность, кто многомолитвие, воздержание, благопокорливость и безропотность, – все все, так чтоб ни в чем не оказалось у нас недостатка.

5) Бог чрез святых Своих возвещает, какая в будущем ожидает нас слава. Св. Павел взывает: недостойны страсти к хотящей славе явитися нам (Рим. 8, 18); св. Давид поет: лучше день един во дворех Твоих, паче тысящ (Пс. 83, 11), и: насыщуся внегда явитимися славе Твоей (Пс. 16, 15); и из других пророков некто вопиет, что оттуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание (Ис. 35, 10). И сколько еще желающий может найти в Писании подобных свидетельств, которые показывают нам недомыслимое наслаждение, предала не имеющее веселье и неописанность благ, обетованных Богом тем, кои благоугождают Ему. Будем же стоять в этом, утверждаться, созидаться и совершенствоваться во Христе Боге нашем.

8.

1) Не ослабевайте: труд мал; воздаяние безмерно. – 2) Не поблажай телу, воображая, будто уж проходишь путь смерти. – 3) Всякую жертву – за заповедь... ничего не боясь. [1, 9]

1) Не останавливайтесь и не предавайтесь лености в служении Богу, и, смотря на притрудность в настоящее время, не лишите себя наслаждения, которое в веке будущем. Но все, – и слова и дела, – благодушно переносите и так располагайте свою жизнь, чтоб принимать друг друга в любви Божией и вспомоществовать взаимно друг другу в трудных делах. Проживите вы целое столетие в подвиге, – и это не может идти в сравнение с одним часом безмерной полноты вековечного бессмертия. К тому же и блаженно и, скажем по-человечески, очень выгодно – малое толико, как бы в сновидении, позлострадать, а в воздаяние получить бесконечно блаженную жизнь.

2) Не будем поблажать телу, которое святые почитали врагом и смиряли его всячески воздержанием, так как угождение ему противно духовной жизни. Еще немного, и отойдем из сей жизни. Примеры тому видим на братиях наших, которые один за другим сходят во гроб. – А мы разве останемся здесь? Конечно нет. – Но о! о, братие! Коль страшно дело смерти! Почему следует нам, как бы свыше вдохновляясь, постоянно держать себя в состоянии созерцания, помышляя, что мы как бы уже умираем, что вот-вот совершится отделение души от тела, придут Ангелы (не буди же мне сказать: набегут и бесы; потому что это бывает с теми, кои порабощены страстям), и услышится: время, душа, выходи! Какой труд и какая болезнь расторжения союза будет тогда! Тогда доброделание и неосуждение совести будут великою помощию, утешением и ходатайством за отходящих. Тогда послушание примет дерзновение, смирение привлечет благоволение, слеза преклонит на милость, обилие дел возьмет силу над бесами, терпение за всякое дело заступится, – и враги вспять возвратятся ни с чем, а душа с Ангелами в великой радости пойдет к Спасителю. Тогда – страх, если как-нибудь душа, в страстном навыке состоящая, найдется обладаемою грехом: ибо тогда возьмут верх бесы и низринут ее бедную вместе с собою в бездну ада, во тьму и тартар мучительный. Вот и польза душе той (от поблажки страстям)!

3) Очистим же себя еще здесь. Прольем кровь в подвигах, и да не будет у нас ничего, что бы отторгало нас от Заповеди Божией: ни труд, ни болезнь, ни наслаждение, ни покой, ни всякое довольство. Хотя бы и умирать нам приходилось каждый день, претерпим то с радостию, стараясь жить выше мирских мудрований. Кроме страшного Судии Бога ничего не будем бояться: ни человека, ни зверя, ни огня, ни меча, ни моря и ничего иного, что кажется страшным; ибо человек, созданный по образу Божию, есть господин и владыка земных тварей.

9.

1) Поле души очищать, засевать, орошать, чтоб плоды духовные приносила. – 2) Воздержание в пище и сне, и плоды сего. – 3) Переносить скудость в одеянии и обуви. – 4) Охотно злострадать ради будущего. [1, 10]

1) Как земля благая, напаяемая дождем из богоблагодатных токов Духа Святого, приносите плод и произращайте добродетели, как полные жизни класы. Как поновляете вы поля, так и землю души вашей очищайте от терний мысленных огнем страха Божия и мечом истины. Сейте же, по заповеди апостольской, не в плоть, чтоб от плоти не пожать истления; но сейте в дух, чтоб от Духа пожать плоды духовные [Гал. 6, 8], научаясь терпению, постоянству, великодушию, смиренномудрию, взаимной друг к другу любви, ненавидя же зависть, лукавство, обольщение, поношение и оклеветание.

2) Стяжите также воздержание. Воздержание же есть, когда телу дают пищу, сообразно с потребностию ее, ни слишком обременяя ею тело, ни слишком облегчая от него, как поступают и при нагружении судна, ибо когда оно слишком наполнено, то может пойти ко дну, а когда слишком легко, то подлежит опасности перевернуться кверху дном. Так же и в отношении ко сну: надо принимать его сколько полезно. За соразмерною диетою следуют легкие сны, а за тем и другим – бодренность на псалмопении, внимательное слушание чтений, разумное понимание каждого слова из поемых божественных песней. Будучи же услаждаема всем этим, душа благонастрояется, согревается и просвещается, вкушая плоды умеренности во всем. А от многоястия – сны тяжелые; от того же и другого омрачение мыслей, неразумение песненных речений, сжатие уст, потемнение очей души и тела: ибо с внешним сообразуется и внутреннее. Тогда вор душевный, набежав, крадет, что хочет. Посему-то и Господь сказал: бдите (Мф. 26, 41).

3) Бог любит задушевное слово, благопокорливый ответ, благое – нерасстроенное лицо, тихий нрав, смиренную беседу. – Кто благодушно переносит паче других злострадания, кто благодарит, когда недостает ему потребной одежды, или обуви, или наглавника, – тот настоящий делатель Божий, на будущие великие блага меняющий временные и ничтожные. Я забочусь всех всем довольствовать, говорю же так для того, чтобы, когда недостанет каких вещей, никто не огорчался, не раздражался и не роптал. Бывают же и такие, которые, горя любовию к Богу, и произвольно иного лишают себя. Но конечно добре творит всякий, кто с благодарностию принимаете даемое ему, когда бы то и каково бы то ни было.

4) Царствие Небесное предлежит, вечно блаженной жизни воздаяние ждет угождающих Богу. Кто же не потечет? Кто не поспешит восхитить такие подаемые сокровища? Кто самоохотно не решится и злострадать, и обнаженным быть, и терпеть холод и мороз, и самого себя умерщвлять подвигами ради таких и толиких благ? – Но вы не непричастны таких трудов и подвигов; ибо чрез отсечение своих хотений, чрез отречение от всего, чрез всякого рода терпение, вы умираете каждодневно, имея между тем жизнь вашу сокровенною во Христе Иисусе, Господе нашем. Когда же явится живот наш, Христос Господь, – тогда и вы начнете радоваться с Ним вечно (Кол. 3, 4). Не ищите же здесь покоя, но удостоверением в тамошнем вечном упокоении почитайте здешнее злострадание.

10.

1) Господь сшествует, – терпите; – и чем подкрепляться. – 2) Вот – ваш конец, – и рай: там забудем все тяготы. – 3) Там в Чертогах Господа ликование за злострадание: кто же охотно не изберет их? – 4) радуйтесь, что живете в теснотах и скудости: се инок. – 5) Друг другу помогайте во всем, – и Господь близ. [1, 11]

1) Путем Божиим шествуйте, каждодневно имея Господа, по обетованию Его, сшествующим вам. Ибо Он Сам в лице Апостолов Своих сказал всем, взыскающим завета Его и свидения Его (Пс. 24, 10), что Он с ними будет до скончания века (Мф. 28, 20). Но пути Его и стези неведомы. Невидимо соприсутствует Он очам ума и безгласно собеседует с теми, кои чисты сердцем. Держитесь пути своего правого, минуя козни завистливого диавола. Восприимите крылья любви Божией, чтоб парить наравне с облаками превыше всяких наземных сетей. Умастите ноги ваша елеем радования и целомудрия, не ужасаясь ступания по скорбному пути Господню. Если жаждете от малодушия, пейте воду терпения; если алчете от изнеможения душевного, вкушайте хлеб, питающий и укрепляющий сердце человека, – слово премудрости, подающее благую силу и мужество. Добре препоясаны вы и бодры; взирая убо горе, не возлагайте на себя неудобоносных бремен: разумею недобрые пожелания вражеские. Довольно для шествующего путем, ведущим от земли на небо, без малодушия идти путем сим, не налагая на себя никакой ноши.

2) Добре рассудили вы, премудро поступили, что вышли из мира и теперь преподобно приметаетесь к дому Божию, работаете Господу и служите Ему каждодневно, отвращаясь от всего привременного, и рода, и отечества, и всяких похотений плоти. Дело наше – дело ангельское. Еще немного потерпим, немного позлопостраждем. Приходит уже конец и предел жизни нашей; взяты будем святыми Ангелами, и начнем радоваться вовеки, наследниками став обетованных благ со всеми святыми. И тогда никакого не будет у нас жаления, – ни о том, что победствовали, ни о том, что измождились подвижничествуя, ни о том, что испостились, или лишали себя сна, или терпели холод и стужу, или иным каким образом лишали себя удовлетворения пожеланий своих. Напротив, будем благословлять и ублажать тот день и час, когда благоволил Бог, чтоб мы убежали из мира и приняли монашескую схиму. Там каждому за всякое здесь злострадание воздано будет сторицею, и вместо печального обретем там всерадостное и присноживотное. Почему никто из нас да не отказывается потерпеть находящее; ибо взамен этого получим радование неизглаголанное и вечное. Да не будет же услышать кому-либо из нас: помяни: яко восприял еси благая твоя в животе, твоем; и: между нами и вами пропасть велика утвердися (Лк. 18, 26). Се страшный глас, отделяющий грешника от праведника, страшный, и когда помышляешь о нем. Каково же будет услышать его!

3) Сколько отстоит небо от земли, настолько отдалены будут сущие во грехах от Господа Бога нашего. Други же Его и истинные рабы внидут к Нему, в Царство Его Небесное, в Вышний Иерусалим, Град Великий, где сокровища недомыслимые, слава беспредельная и радование вечное. Там узрим друг друга и познаем себя; и я верую, что если будем всегда исполнять волю Божию, вместе будем там в радости нескончаемой. Если же это так, не потрудимся ли, не позлопостраждем ли самоохотно? Не испием ли с радостию осмеяния и поругания, как млека? Не пожелаем ли на последнем быть месте и степени, или даже быть попираемыми паче всех? Не изберем ли умирать каждый день произволением, как агнцы Христовы незлобивые? Да, братия мои! да, отцы мои! Таким расположением угодили Богу святые.

4) Не будем искать здесь вседовольной жизни, чуждой всякой неприятности и тяготы. Но паче будем радоваться, когда бедствуем, и веселиться, когда в трудных находимся обстоятельствах, когда бываем обижаемы, теснимы, терпим недостатки в нужных вещах, в жилище, в пище и питии, в обуви и одежде, или в других каких потребах. В этом свидетельство наше, и за это ублажается инок, как непрерывно состоящий в борьбе и подвиге. Если же вы не таковы, то явно, что вы не стоите на иноческом поприще, хотя и именуетесь так подложно, притворно и лицемерно. Впрочем, о вас я знаю, что вы искренно подчиняетесь уставу иночества, искусно шествуете путем его и живете ангельски, имея десницу Божию, поддерживающую вас, утешение Духа Святого, укрепляющее вас, святых Ангелов и всех богоблаженных мучеников и преподобных помогающими вам.

5) Восходите на гору Божию и в дом Его святый, по слову Исаии, велегласнейшаго пророка (Пс. 2, 3). Никто не отставай, никто не приседай, друг другу помогайте, состоя в крепкой между собою любви, друг друга поощряйте, друг другу соревнуйте, друг другу подражайте. Да не будет у вас ни смеха неприличного, ни развлечения рассеевающего и разнеживающего, ни долгих праздных бесед; раздор же и непослушание ниже да именуются в вас. Желательно, чтоб вы говорили степенно и честно, имели друг к другу радушное расположение; и обращались друг с другом тихо и приветливо. Вся искушающе, добрая держите, от всякия вещи злыя отгребайтеся (1 Фес. 5, 21, 22). Господь же мира да даст силу и крепость душам вашим и Сам да пасет, Сам да питает вас на воде покойне (Пс. 22, 2), возвращая вас на стези правды, сохраняя от козней всезлобного змия, обвеселяя, услаждая, утешая удостоивая вас Своего Царства Небесного.

11.

1) Враг воздымает страсти; но противьтесь и одолеете; Господь помощник. – 2) Несите труды и на работах, и в богослужении безукоризненно; не губите их. – 3) Потрудимся, уготовимся, чтоб не встретить ужасов в час смерти и после; – а увидеть одно радостное. [1, 12]

1) Придите, воспримем обще все готовность и ревность еще и еще служить Богу и угождать Ему. И ничто да не полагает нам к тому препон и не удерживает от того; но и от мира отречемся пополнее, и плоть препобедим, и от родства устранимся, и удовольствия презрим, и труд изберем, и все другие дела добродетели сотворим и будем творить, чтобы, оказавшись непреткновенными по своему званию, наследовать нам Царство Небесное. Змий страшный, всезлобный диавол, неотступно ползает около, желая погибели нашей, тайком прокрадывается, входит в сердце наше и всевает в каждого семена зла: в кого сласть греховную, чтоб за это удовольствие и одночасное наслаждение лишить его вкушения вечных благ и послать во огнь неугасающий; в кого равную убийству страсть зависти, по причине доброй славы брата, коею (завистию) омрачает ум его и, как в темноте ночной ходящему, не дает ему видеть славу Божию, чтоб явить в нем нового Каина погибельного; кого к чревоугодию увлекает, чтоб, победив подчревными услаждениями, отдалить его от Бога; на кого напускает уныние; в ком порождает отвращение к своему званию, или к сподвижникам, или к монастырю; кого заставляет тяготиться псалмопением, чтением и уединением, – а против иного невообразимую поднимает пыль страстных помыслов и движений, чтоб сбить его с правого пути и погубить. Но мужайтеся, и да крепится сердце ваше (Пс. 30, 25): ибо мы уповаем на Господа, сокрушившего державу смерти и даровавшаго нам силу наступать на змию и на скорпию и на всю силу вражию (Лк. 10, 19). Видим пример сему во св. Антонии Великом, который так сокрушил и истнил силу врага, что тот не мог переносить даже тени святыни его. Да и все богоносные отцы побеждали его, и все в настоящем роде, вседушно работающие Богу, побеждают его.

2) Вижу, что вы усердно трудитесь, в жертву Богу принося труды свои. Но да будут труды ваши всесторонне безукоризненны и достойны воздаяния. – Как же это? Работайте тихо и безмолвно; слова не вовремя да не исходят из уст ваших; бегайте превозношения; гнушайтесь продерзости; облекитесь в смирение; нудьте себя на всякое послушание. Смотрите, не навлеките на себя смерти каким-либо грехом и не приближайтесь друг к другу во время страсти; не дерзайте вдвоем быть наедине, ибо тут огнь греха; не касайтесь членов своих каких бы то ни было, особенно же одного, ибо тут гнев, огнь, смерть. Внимайте чтению; бодренно совершайте псалмопение; не дремите, предстоя Богу, и получите от Него дар, ибо Он всегда раздает дары бодренным. Жалости достойно, когда от лица Царя отходят одни, получив дары, а другие отсылаются ни с чем. Хотя те и другие были за одною работою, но как одни работали лениво и сонливо, а другие – искренно и со всем усердием; то так различною оказалась участь их.

3) Спешите, подвизайтесь, теките, достигайте, да не затворится для нас дверь, да не пресечется время жизни нашей, да не снидем в гроб неготовыми, да не разрешимся от союза с телом виновными, да не узрим во время разлучения души св. Ангелов без дерзновения, да не схватит нас за грехи эфиоп оный, длинный до небес, который показан был Антонию Великому, да не поглотит нас хаос, преисподняя, тартар, огнь шумящий нескончаемый или другие мучилища, где плач и скрежет зубов. Но да обретем там мирное и блаженное долгоживотие, да припадем ко Христу, Владыке нашему и Богу, и узрим безмерную оную красоту, оную неприступную славу лица Его, хороводствуя со святыми Ангелами и со всеми святыми, веселясь там, откуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание (Ис. 35, 10).

12.

1) Идем отсюда... т. е. из области страстей, чрез воздержание чрева, очей, языка, слуха, рук и ног. – 2) Уроки эконому, смотрителю за работами, келарю, огороднику и садовнику, смотрителю за конным двором и мельничнику. [1, 13]

1) Провозглашаю вам, как некогда Господь ученикам: востаните, идем отсюду (Ин. 14, 31). Говорю же сие не в том смысле, чтоб исторгнуться из тела, прежде чем позовет Бог, связавший нас с ним для испытания добродетели нашей, но в том, чтоб и суще в теле, мудрствовать о том, что выше тела, и, – как о себе написал божественный Павел (Гал. 6, 14), – распять себя миру; ибо, как он же воззвал, иже Христови суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24). Переносите же мужественно все тяжелое и прискорбное и будьте во всем воздержны. Ибо, если бы праотец наш был в сем отношении благопокорлив богопреданной заповеди, то не облобызал бы смерти вместо жизни чрез невоздержние. Поститесь же и не вкушайте от преогорчевающего древа греха, если возможно, даже и мыслию; но всячески берегите себя от него делом. Жадными очами не делайте страстных воззрений и сами себя не подвергайте очарованию. Затыкайте ухо от слышания неразумных речей и бесполезных сказаний. уста приучайте пить только боголюбезное и пребывать не праздно-глаголивыми. Руки, ноги и все члены ваши да будут защищены от всего страстного.

2) Ты, получивший послушание по экономии, старайся безукоризненно и непреткновенно ходить среди братий твоих, всем распоряжаясь со смиренным мудрованием.

Ты, кому поручено смотреть за полевыми работами, с свойственною тебе мудростию и твердостию внимай делу сему, все подобающее по нему верно исполняя и все держа в своем порядке. Снисходи и спостражди преутомляющимся, особенно из новичков. Слово ваше да будет солиюрастворено, да даст благодать слышащим (Кол. 4, 6; Еф. 4, 29). Будьте любочестивы (почтенны), благоглаголивы, утешительны, учительны, благочинны, руководительны в деле своем.

Ты – келарь (кажется – палатный, или расходчик), уповай на Бога и возмогай в державе крепости Его (Еф. 1, 19). Преиждивай в попечении о братиях. Стяжевая их, Бога стяжешь: ибо не людей питаешь, но если хочешь, Апостолов Божиих. Приготовляй и давай им и яства и пития, – лучшие из того, что имеешь; но ни приправ, ни сластей и ничего, чем живущие для чрева набивают его, да не будет. Это не идет для благочестивых. Но овощи, хлеб и вода – вот все учреждение для них. В этом отцы наши находили великое утешение.

И ты, чадо мое, повар добрый, попекись о братстве, приготовляя ему съедомое в утешение, да воссияешь в Царствии Небесном, как солнце.

Вы – огородники и садовники, работайте и старайтесь довольствовать братий, доставляя им всякого рода овощи; да угождая им, Богу угодите и удостоитесь насладиться вечным покоем.

Вы, при келаре состоящие, со всем усердием и добрым изволением отдавайте силы свои на дело свое даже до крови и добре относитесь к перво-келарю, потому что от него зависите.

Вы, исправляющие дела по конному двору, благоприятное Богу и нам несете послушание и вдвойне против других служите братству; почему двоякими венцами украшены будете. Всякий из вас, кто больше о других печется, делает для них и трудится, несомненно большее получит и воздаяние.

Придите ко мне и вы, приставленные к мельницам, и вам, говорю, надлежит иметь великое попечение о деле своем; но ничего не допускайте лишнего против того, что положено, ни в пище, ни в питии, ни в другом чем. относительно же того, что приходится не быть на правиле, псалмопении и других службах, и нам не желательно, чтоб так было, но по причине крайней нужды не имеем, как иначе распорядиться. однако ж не унывайте, вместо вас мы восполним недостающее у вас в сем отношении, хотя мы и грешны. Будьте только бодренно внимательны к себе, имейте страх Божий и уклоняйтесь от мирских бесед.

13.

1) Вставание; утреня; первый час; работы. – 2) Предметы речей; соревнование; нелюбие покоя; теплота к Богу и сносливость в трудах. – 3) Потерпим, как Господь... и милости Его сретим. – 4) Бегать дел самоугодия и нелюбия к братиям. – 5) Довольный распоряжениями настоятеля досточестен; пересуждать эти распоряжения не следует; Господь да устроит нестройных. [1, 14]

1) Будем жить по установленным для нас правилам и порядкам, понуждая себя быть исправными во всем и большом и малом.

Как только ударят в било, спешите все благодушно собраться в церковь, как бы Ангелом позванные, побеседовать с Богом и послужить Ему песнопением, и в воздаяние за то получить не скоропреходящее что и привременное, но дары от Бога душеживительные.

Пришедши во храм, единым воззванием согласно вострубите славословие Господу Богу и затем вслушивайтесь в псалмопение и бодренно следите за чтением, чтоб, тем и другим просвещаясь, в радовании благоплодно пребыть на Богослужении и посрамить диавола. Но при этом не забывайте внутренно в трезвении совершать молитву, дабы, быв зримы чистыми Чистым, освещенными паче, а не помраченными выйти из храма.

Кончилось правило; тихо и мирно исходите из дома молитвы. Затем, один берись за учение, стараясь не погубить при сем собранное от псалмопения сокровище чрез празднословие, а напротив к тому благу присоединить и то, что теперь изучится. Другой, если хочет и нужду имеет, может отдохнуть, прилегши на постеле; только и тут, осенив себя крестным знамением и благочинно возлегши, пусть мысленно прочитывает он какой-либо псалом с размышлением, чтоб не подвергнуться искушению от искусителя – врага. Ибо любят демоны после богослужения возмущать души наши недобрыми движениями, чтоб отмстить за поражение, причиненное им внимательным и благоговейным пребыванием в храме, и сделать, чтоб мы зле расточили то, что добре собрали из церковных песнопений и чтений. Для чего омрачают помыслы, непокоривым делают тело по причине утомления его на псалмопении, и производят непотребные сочувствия и сосложения. Но, конечно, лучше делает тот, кто воздерживается от сна и занимается или мысленным углублением в псалмы, или другим каким делом, а не бросается тотчас в постель, если не клонит его к тому сон непреодолимо: ибо в таком случае он остается свободным от искушения.

Проведши так это время, надлежит всем нам быть скорыми и друг от друга неотстающими, спеша на совершение первого часа: ибо из-за чего терять нам мзду свою и обременять совесть?

После сего, молясь Богу, да исправится дело рук наших (Пс. 89, 17) и весь день да совершится доброделательно, приступайте к делам, как будет распределено, каждый ли особо к своему, или все вместе к одному, когда случится в этом надобность. Да будет же ваш труд и работа с стихословием, молитвою и добромыслием, будет ли это работа на поле, или в винограднике, или по кухне, или другое что по обычному порядку делаемое в определенные часы; – и это все да будет исполняемо добросовестно со стихословием.

2) Слово ваше всегда да будет о предметах подобающих, телесной ли то жизни касается или духовной, какого-либо, например, тропаря, или какого-либо делания. – Соревнуйте друг другу в добром. Всякий из вас имеет свое доброе качество, но какого у него недостает, тем обладает другой: у него он пусть и позаимствует его, как добрая пчела, трудолюбно собирающая мед с цветов. – Покоелюбие да будет далеко от нас и леность да будет изгнана. – Теплы будем к Богу и сносливы в подвиге; и ничто да не становится как средостение между нами и любовию к Богу: ни пост, ни бдение, ни холод, ни зной, ни поношение, ни скудость в потребном; но, все почитая второстепенным, всему предпочитать будем спасение наше.

3) Будем все благодушно переносить, воспоминая, какие страшные претерпел Господь страсти нас ради. – Какое же сравнение раба с Владыкою? – Почему, что бы мы ни потерпели, ничтоже есть. Но, благ сый, Господь по благости Своей принимает и малое наше благоизволение, близ есть терпящим Его, как написано (Пс. 144, 18), и обретается ищущим Его; если потолцем, отверзет нам, – если понастоим, примет нас и введет в радость Свою пренебесную и в нерукотворенный брачный чертог Царствия Небесного.

4) Вопию к вам, призывая во свидетели небо, землю и Ангелов святых, – не нерадите о спасении своем, не презирайте ни единой заповеди, не ходите во тьме неоткровения (помыслов), бегайте тайноядения, не соплетайтесь со сластьми, не пронзайте мечами душ ваших, т. е. не ввергайте в них огня дерзости, даже в отношении к собственным членам вашим, помня, что они Христовы суть и потому досточестны, не злословьте и не воспламеняйтесь гневом друг на друга, не держите зависти в себе, не воздавайте злом за зло, не ищите начальствования, не вожделевайте безвременно клирических степеней и не соуслаждайтесь тем в помыслах своих; но благоохотно открывая все (отцам своим духовным), тем врачуйтесь, чрез то в здравии пребывайте и будьте от сердца во всем послушны. Вот и священство, и священнодействие, и обожение!

5) Чистосердечно открывающий пред моим смирением все свое, смиренное о себе имеющий мудрование, почитающий себя нисшим всякого дыхания и не ищуший ничего выше того, что получил от моего смирения, – вот, по-моему, высокое и досточестное лицо! А посматривать на мои распоряжения и обсуждать их по-своему, или решать, почему я одному дал такое послушание, а другому – другое, почему одного ввел в клир, а другого к другому приставил, не полезно для вас и не прилично. – Господь и Бог наш, изводящий достойное от недостойного и от гноища возвышаяй убога (Пс. 112, 7), дающий смиренным благодать и разум и препоясующий силою немощных (Пс. 17, 33), да благоустроит вас, да умирит, да примет вас в жребий Свой, да даст вам благую жизнь, да укрепит вас во всем на дело совершенное, на исполнение заповедей, на благоугождение Богу, на подражание Ангелам для наследия Царства Небесного.

14.

1) К Богу устремитесь и все другое ни во что вмените. – 2) Всяким трудом трудящийся по монастырю добре шествует ко Граду Вышнему для вкушения благ. – 3) Внешнее ваше хорошо; но смотрите, нет ли среди вас по внутреннему строю Иуды, Гиезия и подобных. – 4) Не говори: то и то сделаю и того-то достигну; но трудись, все последующее предав Господу. [1, 16]

1) Придите, чада, послушайте меня, внемлите словам моим и внушите смиренные глаголы мои! Ко всем простираю вопль мой, всем возвещаю, вознеситесь к Богу, отрешитесь от пристрастий. Се вопиет к вам пророческое слово: приидите, взыдем на гору Господню, и в дом Бога Иаковля (Ис. 2, 3), в дом бесстрастия, и узрим умными очами нашими уготованную нам радость, но обетованиям небесных благ. Восприимите рвение, восприимите крылья огненные, как голуби, и летите, и воспарите отселе туда, где десная часть добродетели, восприимите радость и духовное возлюбление вожделения Бога, вкусите любви Его сладчайшей, и в ней все другое почетши второстепенным, поприте и славу тщетную, и похоть плотскую, и гнев зверский; и ничто из того, что кажется здесь утешным, не возможет пленить вас, но, как добре препоясанные, мы будем и легки, и острозорки, и быстротечны в шествии путем, ведущим в Царство Небесное.

2) Путешествующим неизбежно терпеть и бедствовать, то же и с нами. Ибо, как видите, дела наши требуют труда, подвига и утомления: работаете, изнемогаете, потеете, терпите алчбу и жажду, – кто на пашне, кто в винограднике, кто при точилах елейных, кто на кухне, кто на постройках, кто по келарне и просто каждый над тем, к чему приставлен. Все сии шествуют путем Божиим, приближаются к граду великому и чрез смерть введены будут в радость вкушения благ, отложенных любящим Бога.

3) В том, что явно, видя добре шествующих, мы утешаемся, видя же беспорядочествующих, негодуем и скорбим, и исправляем их по возможности; сокровенное же ваше вам одним видно и Богу. Но да не будет между вами никого, кто бы скрытно, будто во тьме, делал что неподобное: ибо от ока Всевидящего ничто не ускользнет, хотя и ускользает от нашего. Я всегда помышляю о вас лучшее. Но кто знает, – нет ли среди вас между двенадцатью и Иуды? Нет ли при добром наставнике Гиезия лукавого, носящего вечную в душе своей проказу? Не найдутся ли и среди вас самих подобные сынам иерея Илия, тайно ядущие и Бога прогневляющие, коих конец жалчайший будет бедствен и для меня, паче Илия грешного? Да не постраждем что-либо и мы, – пощади Господи! – Что-либо, подобное Анании и Сапфире, кои покусившись сказать ложь Апостолам, пали падением горьким: ибо бывает, может быть, и между вами, что иной, имея ложь в сердце, не поистине дает слово в отвечании на вопрос или в случайном собеседовании. Боюсь я и падения Симона волхва, который со св. Петром, верховным из Апостолов, хотел быть ради чести и славы человеческой, хотя наружно показывал, что хочет быть его учеником.

Да не озирается же никто из вас вспять и да не отпадает от первоначального намерения своего!

4) Не говори никто: то и то сделаю и в столько-то лет того и того достигну. Ты, говорящий сие, а между тем не знающий, проживешь ли нынешний день, не помышляешь разве услышать: безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебе, а яже уготовал еси, кому будут (Лк. 12, 20). Будем подражать неразрывному единению Апостолов с Учителем своим и Богом всяческих и, как пред очами Господа всегда суще, ускорим течение свое ко спасению своему, все последующее предав в руки Божии, с готовностию потерпеть мало нечто здесь и поскорбеть, чтоб вечно радоваться. На сие призывает Бог, сему содействует Дух Святый, в сем подкрепляет Господь Иисус Христос. Не бойтесь! Долу низвержен диавол; Христос воскрес, и смерть уже не царствует.

15.

1) Убежали от мира; но не убежали от волнений страстных, врагами воздымаемых: внимать надо и противостоять. – Примеры верою явивших чудеса послушания: Досифей, Ананий, Захарий и др. – 3) Идите путем заповедей, несите послушание безропотно, и спасетесь. [1, 17]

1) Хотя убежали мы от всего житейского и как в пристань вступили, прияв священную схиму нашу: но все же мы пребываем в мире сем, как на море, не зная, когда подымется против нас бурный ветр диавольский, покушаясь погрузить во глубину ладьи души нашей, где и как встретим пиратов мысленных, на какие подводные камни страстей набежим незаметно, и как во все время жизни своей без крушения совершим наше от земли на небо плавание. Посему внимать надлежит, чада мои, и беречься, бодрствовать и наблюдать, и прозревать приражения бесовского вселукавства, чтоб не неготовыми противостать внушению страсти, отвратить ее нападение и безбедно продолжать свое плавание, держа руль веры нашей.

2) Добрыми примерами отцов просвещаются обучающиеся подвижническому житию, и непоколебимою верою крепки бывают в трудах своих. – Верою св. Досифей совершил течение послушания, без исследования, верно исполняя всякое повеление руководителя своего и безропотно перенося при этом иногда ударения в ланиту, а иногда осмеяния. Верою блаженный авва Кир пятнадцать лет мужественно и юношески переносил побои, насмешки и гонения, как бы не чувствуя гнета неприятностей, и не только не жаловался, но сильно защищал и оправдывал нападавших пред святым отцом, когда он расспрашивал его. Верою Феодор освященный за помысл о предстоятельстве три года нес отлучение от Великого Пахомия, без противления и ропота. Верою собрал зрелый плод послушания тот, что три года терпеливо с усердием поливал жезл отчий. Верою Акакий присноживой иногда синяки имел под очами, иногда следы ударов на ланитах, иногда тот или другой член пораженный, смиренно все терпя и без ропота; и за то сподобился бессмертия. Верою Захария приснопамятный, хотя и Духом Божественным был преисполнен, благодушно терпел раны, но от отца не отлучался. Верою дивный некто реку переплыл, несомый крокодилом. И всякий из чтимых отцов и мужей совершенных оружием веры прошел сквозь огнь и воду искушений лукавого и вошел в область вечного упокоения.

3) Если хотите спастись, никакого нет к тому препятствия или преграды. Имеете пред очами неложные примеры спасшихся и спасающихся. На меня не смотрите, но слушайте слово мое: ибо хотя я и грешен, но истину вам говорю и прямой путь показую. Трудитесь же, чада мои, отложив непокорливость и отбросив неверие. Шествуйте со страхом путем заповедей Господних. Ищите и обрящете, толцыте и отверзется (Мф. 7, 7). Это верно знаю, и совершенно убежден в сем. Несите послушания свои безропотно. Трудитесь над повеленным вам без лености. Не будьте неудовлительны, скоры на противоречия и отмщение и продерзы на разорение и пагубу души. Не ищите славы, и найдете ее не только в будущем веке, но и здесь, тотчас, блестяще. Не воюйте между собою и не раздражайте друг друга колкими и оскорбительными словами по поводу назначения послушаний одному более честных, а другому низших, – и первейшими будете признаны, и первейшее получите место в вечных божественных обителях. А если противно сему будем поступать, противное и найдем, – и придет на всякую душу, творящую зло, ярость, и гнев, и посрамление (Рим. 2, 8, 9) и ныне, и в будущем. Не буди сего с вами!

16.

1) Видя преуспевание ваше, радуюсь; но боясь, не остановились бы, молю, не пресекайте течения, уклоняясь от всего неподобного и ревнуя о всем должном. – 2) Видя смерть пред собою, благонастроимся в сердце; большие телесные подвиги нам нести неудобно; но если сохраним доброе в сердце настроение, то и при мерном воздержании во всем по уставу и руководству не отстанем от великих мужей. – 3) Дивно общежительное братство и по составу, и по чудесам: ибо всякое одоление страсти есть изгнание беса. [1, 18]

1) Вожделевает смиренная душа моя и исчезает в сильном желании спастися вам, шествуя истинным путем и каждый день подвигаясь вперед в преуспеянии. Видя ваше от всего отречение и самоотверженное удаление от мира, ваше безвозвратное отчуждение от своих, расточение всякого имения и самой воли вашей распятие, и то, что вы все единодушно и единомудренно стремитесь к единому, – утешаюсь тем. Но и опасение меня объемлет, как бы кто из вас не лишился каким-либо образом уповаемых благ. Почему прошу и молю: не пресекайте течения вашего, но паче и паче ревнуйте делать благое в созидание себя и назидание ближнего, непреткновенными и неблазненными являя себя каждый день пред Богом и братством, и не поддаваясь ни рвению завистливому, ни ропотливости пагубной, ни гордости богопротивной, ни пристрастию рабскому, но действуя благопослушливо, тихо и мирно, – без тщеславия и честолюбия, разумно и добросовестно, ради самого добра, ради святого сообщества нашего, ради Заповеди Божией и нашего настоятельского повеления, и, обще сказать, ради собственного своего спасения, день от дня ища одного боголюбезного и к Нему Единому стремясь, пока придет преставление настоящей жизни.

2) Не стоит последний час, но быстро приближается, а для иных уже при дверях есть. Почему, как бы пред очами нашими и у ног наших стоя, да устрашает он нас, да смиряет, да очищает и да отклоняет от виновности в каком-либо худе и каком-либо поскользновении с пути правого, научая проводить жизнь взаимную в благоговении, безмятежии и благом единомыслии, а также в изучении Божественных Писаний, в молитве чистой и труде посильном. И пост есть орудие к духовной жизни, хотя и телесное, впрочем, если им предводительствует святое смирение. Больших подвигов святоотеческих нам касаться не под силу, да и неполезно. Но будем соблюдать сказанное пред сим (т. е. память смертную, благоговеинство, безмятежие, единомыслие, поучение в Писании, молитву чистую, труд и пост посильный) и в подчиненном нашем состоянии избирать подобающее нам, строго держась общежительного устава, как законоположено, – в пище и питии, причащаясь не только хлеба и овощей, но и вина и елея, иной же раз рыбы и сыра, с подобающим воздержанием, не по своему однако ж рассуждению: ибо это неуместно, а как нами установлено, – и во всем прочем действуя мудро и разумно, – и когда спим, и когда отдыхаем, и когда ходим, и когда сидим, и когда вместе сходимся и беседуем, и когда празднуем, – равно как и когда насаждаем, сеем, строим, плотничаем, – будем так вести себя, и, уверяю вас, нисколько не отстанем от великости оных отцов.

3) одно из великих зрелищ и чудес есть и наше во имя Господа нашего Иисуса Христа собрание и сочетание мужей из разных стран и родов, разных возрастов и образов жизни, в единое тело, сгармонированное и направленное к единодействованию и единослужению, так что оно, будучи многодушно, много-сердечно, и много-умно пребывает единомысленным и единосердечным, не для чего-либо худого, а для Богоугождения и работания во славу Пресвятой Троицы. Так наше собрание (братство) и само по себе велико и досточтимо, наравне с великими чудесами; но в нем и самым делом совершаются чудеса, если мы живем, как следует. Ибо не изгоняются ли и здесь бесы? – Изгоняются, и не в тот или другой день, а каждый день и даже час, – изгоняются и опаляются. Каждый из нас, побеждая страсть, беса той страсти опаляет и изгоняет: побеждающий блуд беса блуда изгоняет, побеждающий леность духа лености изгоняет, побеждающий гнев и злопамятство духа гнева и злопамятства изгоняет, побеждающий осуждение и ропотливость духа осуждения и ропота изгоняет. Так и о побеждении других страстей разуметь надлежит. Так не чудотворцы ли вы, если хотите? – И Господь приемлет ваше своинствование в жизни, как подвиги пустынников и столпников, совершавших такие дивные чудеса.

17.

1) Зачем вышли из мира? Чтоб очиститься; и блажен, кто живет в духе сей жизни, особенно в вере настоятелю. – 2) Поступают к нам в обитель, чтоб спастись: представьте же пример жизни иноческой и благочиния монастырского. [1, 19]

1) Будем внимать себе, трезвенствовать, бодрствовать и возноситься помышлениями своими к Богу. Будем почаще обращать и к себе приснопамятное оное воззвание Великого Арсения: Арсение, зачем ты вышел сюда? Ибо и мы вышли из мира. – Зачем же? – Не для покоя плоти, не для вкушения удовольствий, но и не для того только, чтоб выучиться грамоте и каллиграфии, или приобрести познания, или сделаться хорошими чтецами, не для того также, чтоб самоугодничать в произвольном служении себе, искать славы, величаться, превозноситься над другими и любоначальничать, – ни для чего такого и сему подобного; а для чего? Для того, чтоб очиститься от грехов, чтоб облещися в божественный страх, чтоб смирить себя даже до смерти, смерти же крестной, т. е. до отречения от душевных своих хотений и умерщвления похотей плотских, чтоб воевать с соперником своим диаволом и биться с началами и властями, и миродержителями тмы века сего (Еф. 6, 12), чтоб не поддаваться многообразным искушениям плоти, и наконец, чтоб стяжать сильную веру в предстательство руководителя своего игумена, чем воистину возможем все стрелы лукаваго разжженныя угасити (Еф. 6, 16). Теперь скажите, как это дело у вас? Рассмотрите, рассудите, расследуйте. И блажен тот из вас и в вас, кто соблюдает заповеди, кто не предал себя в добычу продавцам греха, кто точен в послушании, кто просвещается совершенным исповеданием, кто осиявается богоданным смиренномудрием и златоблестящим и Христоподражательным повиновением, и кто как в порфирную мантию облечен в несомненную веру к своему руководителю игумену, не колеблясь в делах, им указанных, ничего не предрешая прежде решений его и ничего не почитая спасительнейшим для себя на земле кроме того, что тот почитает для него таковым. Замечу, что я не себя здесь разумею, но тех, кои Заповеди Божии строго исполняют.

2) Приходят к нам души, воистину Богом посылаемыя, чтобы спастися в нашей киновии. Почему исполнение заповедей у нас должно быть самое полное и строгое. Пришли они, чтоб просветиться, а не помрачиться. Сияйте же, братия мои, хотя я темен, осоляйтеся благодатными добродетелями, хотя я порчею исполняюсь. – В чем должна быть похвала ваша? В том, чтоб уступать брату в слове, чтоб никогда не противоречить, чтоб ни на что не роптать, чтоб быть агнцами незлобивыми, не бодливыми, благопокорливыми Пастыреначальнику нашему Христу, чтоб избегать непотребных смехов и срамных бесед, чтоб бодрствовать в псалмопениях и трезвенствовать в молитвах. Умудряйтесь же, чада мои, паче и паче, очищайтесь, уцеломудривайтесь, совершенствуйтесь и освящайтесь, соделовайтесь богами, – хотя и дерзновенно слово сие, – как обетовал чрез Песнописца Спаситель, говоря: Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго (Пс. 81, 6; Ин. 10, 34).

18.

1) Прехвально общежитие; и блажен, кто живет в духе его. – 2) Паче и паче преуспевать надлежит, не иждивая всуе дней своих. – 3) Слава отцам! Они, внимая слову истины, образцово жили по-иночески: подражайте им. [1, 20]

1) Неленостно убеждаю вас – ревновать о спасении честных душ ваших. Ибо не думаю, чтобы чем-либо другим более мог быть для вас полезен, как напоминанием о досточестном нашем жительстве. И не поскучайте, что речь у меня все об одном и том же. – О чем же другом нам и рассуждать? – Разве изменили мы образ жизни, начатой нами, чтоб перейти нам и беседою на другое? – Нет; не следует нам переставать говорить одно и то же много раз, и об одном и том же многажды; и никогда не перестанем мы восхвалять доброе и укорять худое, – возвещая, сколь добро и блаженно полное удаление от мира и единодушное общежитие братий; и удостоверяя, что воистину миро есть, сходящее на браду, браду Аароню (Пс. 132, 2), если кто, вступив в сие общежитие, облекся в смиренномудрие, одеялся в послушание и взыскал отсечения своей воли, восприял бездну любви к Богу, в духе восходит от силы в силу, все любит и все терпеливо исполняет, что требуется уставом общежития, ни в чем не лукавнуя, не питая подозрительных мыслей и замыслов, отлучающих смиренного послушника от Бога и игумена. Облобызаем же, братие, с любовию все сущее и бывающее в общежитии, как святое и спасительное, хотя иное и неприятным покажется: ибо чрез это стираются угловатости наши, и мы округляемся, чтоб удобнее катиться к цели нашей.

2) Старайтесь один другому приносить пользу и не своего искать, а того, что благопотребно обществу по всякому образу; и все, паче и паче укрепляясь и благоустрояясь в душах ваших, держите себя в непрестающем повиновении, каждодневно обновляясь и с прехождением дней, месяцев и лет переходя все к лучшему и лучшему, пока есть время преуспевать и богатиться. Не ленитесь, не предавайтесь сну и беспечности и не иждивайте всуе дни жизни сей. Когда придет время отчета, тогда ясно увидим плоды трудов и бесплодие нерадения, увидим, что, внимая себе и делу своему, плодопринесли, и что, не внимая сему, погубили.

3) Слава блаженным душам святых и преподобных отцов наших, воистину мудрых и разумных! Они не всуе слушали слово истины, не повергали его долу и не попирали ногами своими: но искренно трудились в поте лица, смирялись, отсекали волю свою, любили быть последними, любили скудость во всем и нищету, и бегали противоречия, и все благодушно переносили в терпении, благоохотно подчинялись повелениям отческим, горели верою, любили молчание, носили немощи немощных, готовые и кровь свою за них пролить, подобно мученикам. И что много говорить? Сами вы знаете предшественников своих и предводителей; подражайте же им, теките вслед их, да и славу их сподобитеся улучить.

19.

1) Паче и паче преуспевай каждый в своей добродетели; послушливый в послушании; смиренный в смирении; трудолюбивый в трудах. – 2) к какому послушанию приставлен, в том и будь исправен. – 3) если будете так поступать, утешит вас Господь и здесь, и в будущем веке. [1, 21]

1) Как начали, так и продолжайте, и не только не пресекайте делания добрых дел, но более и более прилагайте их, паче и паче разгорайтесь духом и спешите к высоте небесного жития. Послушный паче и паче послушничай, чтоб собрать плод послушания, покорствуя не предержащим только, но и простым лицам без шума и сопротивления, что бы ни приказывали. Смиренный более и более смиряйся, во всем уступая и со всем соглашаясь, в уничиженном о себе мудровании, при бедной наружности, тихоречии и малословии, не держа в мысли, что, может быть, некогда был из благородных, или что долго уже в схиме пребывает, или что занимает чин какой высокий и многие исполняет поручения, – прибавлю к сему, – не поднимая очей и не принимая суровых взглядов и особой некоей походки из-за того, что умен, статен, имеет приятный говор, на все способен или другим каким похвальным обладает качеством. Трудолюбивый и старательный в исполнении данного ему послушания, яко Господу, а не человекам работая, паче и паче да являет себя делателем непостыдным, принимая на себя труднейшие работы и радуясь о преутруждении себя ради ближнего, в убеждении, что сим великое ему воздаяние сокровиществуется на небесах.

2) Будем все вообще, – келарь, больничник, каллиграф, вертоградарь, огородник, сапожник, повар, эконом, учитель, сторож, будильщик, уставщик, кандиловжигатель, хлебопек, плотник и всякий к чему бы то ни было, большому или малому, приставленный, – будем в непресекаемом течении в предняя с неугасимым вожделением вечных благ, мужественно нести свои труды, перетерпевать все охотно, делать все Богоугодно, и себе самим доставляя благо, и собою жертвуя друг за друга в такой мере, чтоб каждый готов был и душу свою положить за брата.

3) Если так будете действовать, то утешит вас Единородный Сын Божий, послушания ради Богу Отцу истощивший Себя до безмерной меры смирения, так что соделался рабом, Владыка сый всяческих, и вкусил смерть, смерть же крестную. Радость будет и веселие неизяснимое и мне грешному и вам, исполнителям заповедей, не только здесь прославляемым всяким, видящим ваши дела, ваши борения со врагом и отражения его приражений и обходов, но и в будущем веке имеющим ликовать пред лицом славы Христа Бога вместе с хорами ангельскими, там, где всех веселящихся жилище.

20.

1) Радуют меня ваши успехи... в ком смирение, в ком... (перечисляет иноческие добродетели). – 2) В том же – все дальше и выше отгоняя мысль: еще долго жить... успем. – 3) Не возноситься ни естественными дарами, ни приобретенным чем, и Бог большее даст; от противного – потери. [1, 22]

1) Земледельца радует доброплодное поле; а настоятелей еще паче восхищает духовное плодоносие вверенных их руководству душ. Радуете и вы меня, чада мои, мое насаждение, Божие же возращение (1 Кор. 3, 6). Радуюсь, видя ваше старание, ревность и рвение о всем, что требуется для спасения. Радуют меня, – в ком кротость, в ком неутомимость, в ком стыдение и почтительность, в ком отражение и препобеждение прилогов вражеских, в ком безропотность в исполнении возложенного на него послушания, в ком мирность и тихость душевная, в ком простота нрава, в ком вера к моему смирению паче моего достоинства, в ком бесстрастие и не миролюбивый нрав, – всех же вас духовное преуспеяние и совершенствование и любовное во едино тело сочетание, Божиим мановением свыше и молитвою отца моего и вашего. Радуюсь сему и дивлюсь, ибо сие всякого удивления достойно.

2) Боюсь, как бы Господь за мое невнимание и преогорчение Его грехами не принял простертую над нами промыслительную десницу Свою, – и в среду нас не вошло что-либо такое, о чем не только говорить, но и думать неподобно – разленение и расстроение какой-либо души, или даже падение, неявное или явное. Внемлите убо себе, не сдвигайтесь с направления вашего течения, но, пребывая в том же, преобразуйтесь от светлости в светлость и от боголепия в боголепие. Неподвижны будьте и не выходите из круга дел, какие обещали вы пред Богом и Ангелами и пред моим смирением; но паче прилагайте труды к трудам. Блюдитесь, да не расстроит вас мысль о долголетии и да не расслабит крепости решения вашего жить в самопротивлении и самопринуждении. Мысль эта ложна: ибо что жизнь наша? Сон и тень. Ложна мысль сия, но обольстительна: ибо располагает вместо того, чтоб прилагать смирение к смирению и послушание к послушанию, давать себе послабление за послаблением, которое нередко приводит к совершенному расстройству жизни богоугодной.

3) Блюдитесь, да не превратится в остен греховный кажущееся в вас совершенством, ни ваша способность скоро всему научаться, ни ваши познания, ни опытность некая в духовной жизни, ни благосоветие иной раз, ни трудолюбие, ни искусство в рукоделиях, ни стройное пение, ни голос приятный, ни статность и ничто другое, сему подобное. Все сие – дары Божии, кои должны служить вам к умножению страха и смирения пред Богом дарователем. Так располагаясь, соделаем Его еще паче милостивым к себе и еще более щедродаровательным, – и всяким добром обогатимся и соделаемся храмом Богу святым, дарованием на дарование украшаемы будучи. Если же, напротив, подымем голову свою пред Богом и возгордимся пред братиями, возвышая брови, вздергивая плечи, принимая гордую походку и пересуждая, к чему это, зачем то, почему это так сделано, а то иначе, от чего не мне поручен надзор за таким-то послушанием, а тот чего ради заведывает такою-то работою, вон та же работа совсем лишняя, только напрасно тратится на нее труд и время, – если будем так делать, то мы превратим время плодородия в неурожайное, время стяжания прибыли в потерпение ущерба, время благого труда в пагубное бездействие и злодействие, – и вместо того, чтоб восходить на гору добродетели, будем ниспускаться все глубже и глубже в бездну греха.

21.

Будьте в добром, – и врага не пускайте к себе, чтоб он завопил: все злы стали. [1, 28]

Чистою держите стезю заповедей пред очами души вашей, смиренно сознавая и исправляя всякое преткновение, – преслушание ли то какое, достойное осуждения, или противоречие, покрывающее стыдом; правым путем шествуйте, и обрящете покой душам вашим. Враг наш всяким предлогом пользуется, чтоб протесниться в братство наше и возмутить его. Не принимайте его, ограждаясь щитом веры и мечом Слова Божия отражайте его, – и этот губитель никогда не найдет места себе в вас и не похвалится, что довел вас до поскользновения. Покажите себя отрядом воинства Божия, неприступным для него, и пусть он, вместо похвальбы, жалуется, как некогда св. Макарию: все злы стали ко мне. Имеете воеводою Христа Господа, помощниками же и покровителями Ангелов. Не давайте во смятение ног ващих, – и се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Пс. 120, 3).

22.

1) Все от Бога; однако ж требуется и наше усилие, чтоб хранить и подвигаться вперед. – 2) доселе добре хранил вас Господь, – и вы преуспели; будьте в том же – в молитве, молчании и прочем. – 3) терпите тяжелое и скорбное; вся жизнь – день один, но им можно стяжать блаженство вечное. [1, 24]

1) Благодарение Господу о всяком преуспеянии нашем; ибо от Его многодаровитой благости все доброе в людях: яко из Того, и Тем, и в Нем всяческая (Рим. 11, 36). И если б кто дерзнул похвалиться, что он есть нечто, то услышит слово Апостола: что имаши, егоже неси приял? Аще же приял еси, что хвалишися, яко не прием? (1 Кор. 4, 7). – При всем том однако ж подвиг требуется и усиленное течение и тщание непрерывное со смирением, ум наш в благочестной божественной жизни утверждающим, ограждающим и сосредоточивающим, чтоб не отступить нам от доброго начинания нашего, не посрамить предшествующих трудов последующим разленением и от добродетельной жизни не возвратиться к худой, но, добрым изменяясь изменением, паче и паче очищаться, просвещаться и каждодневно восходить горе, из светлых светлейшими делаясь, из звезд прелагаясь в солнца и от силы в доблестнейшую облекаясь силу. Отбросьте же, умоляю вас, всякое плотское мудрование и наивеличайшее препятие добродетели – мирскую славишку, и мечом духовным отсекайте всякое пристрастие и всякое любосластие плоти, к Богу прилепляясь и по духовной лествице к Нему восходя, каждодневно полагая боговидные начала и духовные основания углубляя, плотские же продерзости низлагая чрез отсечение пожеланий, возгорающиеся разжжения угашая возлиянием слез, томительные похотения ястий и питий или другой какой суетности прогоняя созерцанием будущих благ.

2) Доселе молитвами отца моего и вашего, добре храня, хранил вас Господь; преуспели вы, шествуя дарским путем добродетели, облистались красотою бесстрастия, увидели, что нет ничего столь доброго и достолюбезного, как избавиться от страстей и, выше их став, царски властвовать над всем земным и как бы соцарствовать Богу. Не забудьте сего и не воздремите, пресекши преданное вам и добре вами проходимое жительство, но более и более входите во врата Его во исповедании и во дворы Его в пениих (Пс. 99, 4); обогащайтесь плодами послушания вашего и в них напаяйтесь вином умиления, веселящим священные сердца ваши; не прекращайте и других боголепных деланий ваших, держите молчание уст, не бейте совести брата показностию лживого и самовольного воздержания от какой-либо пищи, не принимайте сурового лица, не многоречьте и не пусторечьте, своего покоя не предпочитайте пользе ближнего, будьте все одна душа, одно сердце, одна воля во Христе Иисусе Господе нашем, Его имея главою своею.

3) Возмогайте во Господе, и в державе крепости Его (Еф. 6, 10), и доблестно претерпевайте все неприятное, скорбное и притрудное, держа пред очами ума таинство смерти нашей и кратким почитая все продолжение жизни нашей. И вся жизнь, по св. Григорию Богослову, день один для тех, кои усердно заняты своим главным делом спасения. Но в этот день, в это скоротечное и как сон промелькающее время, можем мы стяжать Царствие Небесное, Царство нескончаемого веселия и радования.

23.

1) Противьтесь врагу, страсти воздвигающему. – 2) Старшие помогайте младшим. – 3) Сколько раз было... подымется страсть, но воспротивьтесь с молитвою, и все утихнет. – 4) Не унывайте же: Господь близ. [1, 25]

1) Подвизайтесь, чада мои возлюбленные, подвизайтесь господие мои и владыки, подвизайтесь против обходов диавольских, против направляемых на вас каждодневно нападений его, против огня похоти, против омрачения унынием, против бедственного перехождения с места на место, против змия зависти, против необузданности безвременного говорения и смехотворства, против всякой страсти противостоящей и противоборствующей вам.

2) Первые последним, сильные немощным, искусившиеся искушенным, обогатившиеся плодами духовными бедным ими, преуспевшие новоначальным, давнишние недавним – помогайте, руку подавайте, словом вразумляйте, указывайте лучшее, воодушевляйте на полезное, да тако все спасемся.

3) Припомните, сколько лет подвизания вашего, сколько и каких искушений прошло доныне! Припомни всякий, сколько раз охватываем был искушением, изнемогал, малодушествовал; потом вдруг воспринимал силу, благонастроение, крепость, дух живительный и воодушевление, чрез слово ли вразумления или братскую молитву; потом опять подвиг, – и опять укрепление державною силою Божиею. Так будет в последующее время жизни вашей подвижнической, и даже паче, пройдем сквозь огнь и воду и внидем в покой бесстрастия (Пс. 65, 12).

4) Итак, никто да не унывает, никто да не падает духом! Друг другу будем помогать, друг друга утешать и воодушевлять на любовь, терпение и ревность об исполнении Заповедей Божиих. И Господь наш Иисус Христос, истинный Бог наш, надежда ненадежных, поддержание падающих, врач болящих, готовый сшествователь шествующих и облегчитель труда их, и обще сказать – упование всех концов земли и сущих в море далече – да успособит и да уравнит путь ваш, и да благопоспешит вам во всяком деянии и движении, в прямом шествии вашем к совершенному спасению и достижению града обиталища Его.

24.

Против распаления страстей Слово Божие, блюдение чувств, паче зрения, недавание покоя плоти: блюдись; пал ты после крещения, не пади и после обетов схимы. [1, 27]

Время здешнее жаркое и огнепальное, – не стихийным, разумею, огнем, но некиим невидимым, душу жгущим, который исходит от углей греховных, возгорающихся от ввержения вражескими духами в сердца наши искр страстей. Но вы имеете из Божественных уст отрыгаемые рекою излияния Духа (Слово Божие), чтоб погашать его и, подобно трем отрокам в пещи огненной, пребывать неопаленными и неприкосновенными для огня (сего). При сем надлежит блюсти чувства, особенно зрение, чрез которое при неосмотрительном его употреблении наипаче обык враг наш ввергать в душу страстный огнь. Надо блюсти себя и от других подсад со стороны плоти, к коим подают повод неумеренность в пище, питии, сне и во всяком другом упокоении тела. Ибо как от всестороннего воздержания порождается крепость пребывания в добродетели: так от небрежности в сем отношении всякое тиранство греха. Смотрите же, не возвращайтесь опять к сему рабству, освободившись от него чрез вступление в настоящее звание ваше с подобающими обетами, и не навлекайте на свою голову двоякой муки – за падения после крещения и после принятия схимы.

25.

1) Побеждающим страсти – венцы, поддающимся им – муки; если вы в первом ряду, – добре, если во втором, поспешите исправиться. 2) Устремитесь к заповедям; никто не будь ленив, двоесердечен, высокомудр. – 3) всякий свою внеси лепту, от своего послушания; Господь примет, как бы оно мало ни было. – 4) Не останавливаясь пред трудностями, идите, помогая друг другу. 5) Внешние и внутренние тяготы переменчивы; потерпи, придет и легкость. – 6) Кто без трудов венчался? – но вот-вот смерть, и трудам конец; вступишь в лики святых. [1, 28]

1) Се поприще состязания! Се борьба! – Подвижно борющийся, добре текущий и ум свой держащий отрешенным от всего чувственного и страстного одерживает настоящую победу, венчается венцом бессмертной славы, сыном Божиим провозглашается и наследником вечных благ еще от зде. Кто же увлекается сластьми греховными и сам себя ввергает в сети диавольские, тот терпит истинное поражение, покрывается стыдом грехов ради, сыном диавола делается и наследником огня гееннского и разных других вечных мук. Войдите же в себя, испытайте веру свою и познайте, каково и где стояние ваше и хождение. И если на правом пути находитесь и царским путем шествуете, добре и предобре! – Если же погрешили в шествии своем и попали на стремнины греховные, поспешите возвратиться, прежде чем свечереет век сей седьмый и настанет оный осьмый, несущий с собою суд и воздаяние.

2) Устремитесь к Заповедям Божиим, сейте семена добродетелей в сердца ваши, чтоб в свое время пожать плоды правды. Никто не будь лежебоком, чтоб не услышать от Приточника: иди ко мравию, лениве, или иди ко пчеле трудолюбивой (Притч. 6, 6, 8). Никто не будь лукав и двоесердечен, одно имеющ в сердце, а другое говорящ, чтоб не быть поражену грозным приговором священнопевца Давида, который говорит: потребит Господь вся устны льстивыя, язык велеречивый (Пс. 11, 4). Никто не оставайся без дела и не будь празден, чтоб не подпасть присуждению св. Павла, говорящего: аще не хощет кто делати, ниже да яст (2 Фес. 3, 10). Никто не будь велемудр, чтоб не испытать того, чем грозит св. Иаков, говоря: Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6).

3) Все бодренно шествуйте в Господе и заповеди Его творите, привнося каждый в общность жизни нашей, как в сокровищное хранилище наше (Мр. 12, 43) то, что ему под силу и что ему подручно, – кто экономство, кто священнослужение, кто смотрение за больными, кто песнопение, кто чтение, кто вертоградство, кто краснопись, – и вообще никто да не будет ничего не приносящим и да не является пред Господа тощ. Приемлет Господь приношения не только великие, но и малейшие, приемлет даже того, кто проговорит стих в напоминание о смерти, если, может быть, ничего другого сделать он не силен, как две лепты вдовицы. Бог определяет цену дел, смотря на произволение делающего. Имея убо Бога благого и многомилостивого и паче нас самих хотящего спастися нам, будем шествовать путями Его правыми и обретем покой душам нашим.

4) Ничто из случайных затруднений на Евангельском пути нашем да не пресекает ничьего течения; но пусть стропотен и притруден путь, скоро да течем, да благодушествуем, да мужествуем, да проходим и переходим с холма на холм, с пригорка на пригорок, пока взыдем на гору Господню и станем на святом Его месте бесстрастия. Шествующие вместе облегчают друг другу путь. Друг друга тяготы, по Апостолу, носите и вы (Гал. 6, 2).

5) Всегда так бывает, что ныне малодушие, а завтра мужество, теперь печальное расположение, а вдруг воодушевление, сию минуту страстей восстание, а в следующую Божия помощь и их пресечение; не таким, как вчера, явишься ты и послезавтра, и не навсегда одинаковым пребудешь ты, возлюбленный; но придет к тебе благодать Божия и поборет по тебе Господь. Речешь тогда: где был еси доселе, Господи? и Он скажет тебе на это: смотрел, как ты борешься, и ждал.

Будем же терпеливы, возвеликодушествуем немного; стесним себя и тело свое придавим, порабощая его и далеко от себя отбрасывая страсти.

6) Кто, не подвизавшись, венчается? Кто, не злопострадав, упокоевается? Кто собирает плоды жизни, не насадив и не возрастив добродетелей в душе своей? Насаждайте, прививайте, трудитесь, потейте, чада мои, делатели Божии, подражатели Ангелов, соревнователи бесплотных! Не видите разве конца подвигов? Не часто разве умирают братия? Не каждый ли день совершаем надгробные над почившими пения? Зачем же убиваешься скорбию ты – малодушный? Придет и к тебе смерть. Не ныне, – завтра умрешь. С какою и коликою радостию изыдешь ты из мира сего и взыдешь на небеса, к Богу, во свет неприступный, в радость неизглаголанную, в славу недомыслимую, в скинии ангельские, во дворы Господни, в Церковь первородных, в лоно Авраамово? И кого узришь ты там? Господа Бога Спасителя нашего, Матерь Божию, Владычицу мира, Бесплотные Силы, Херувимов и Серафимов и все чины святых апостолов, пророков, иерархов, мучеников, преподобных и всех святых, им же несть числа. Ужели это не восхищает тебя, не воодушевляет и не ставит выше всякого труда, всякой скорби и неприятности?

26.

1) С высоты иноческого жития воззрев на мир, видите море суеты волнующееся; радуйтесь же, что избавились от сего. – 2) Затем, на себя обращая взор, видите те же предметы (родителей, родных, имение и прочее), только в божественном ублажающем качестве; теките же добре, да постигнете. – 3) перечень возводящих горе – доброт, и низводящих долу – худостей. – 4) Сетование о монашеских неисправностях. [1, 29]

1) Начну ныне мое вам наставление апостольским возглашением: радуйтеся всегда о Господе (Флп. 4, 4). И как не радоваться вам и не ходить в веселии, когда вы от предведательного и предопределительного призвания все в премудрости своей устрояющего Бога сподобились быть приняты в сию Евангельскую схиму и теперь, сидя на возвышенном некоем обзорище высокого жительства, смотрите на ничтожные и долу преклонные человеческие суеты, волнующиеся как на море и с места на место переносимые туда и сюда носящимся непостоянным движением вещей. Ничего там, как видите, нет твердого, ничто не держится в одном положении; но и цари пременяются, и князи падают, и властители земли, как люди, умирают, брачущиеся мало-мало что и разводятся, оставляя и оставляемы будучи; красота увядает, юность быстро пролетает, наслаждение скоро преходит, всякое стяжание исчезает, как тень и сон; плач и биение в грудь при расставании с умершими, уныние и отчаяние при разлучении с любимыми, мука невыносимая при неудачах в искании желаемого или брака, или чина, или стяжания, или утех и наслаждений, терзание от зависти и ревности, от случайных унижений и посрамлений, – и проч. и проч.

2) Вы же к чему призваны и, взошед на гору Господню, что видите? – Се предлежат вам – вместо земли небо, вместо родителей – Бог, Отец истинный и верховный, вместо сродников – сподвижники и однородные по духу братия, вместо друзей – бесплотные и боговидные Ангелы, вместо сокровищ – богатство добродетелей, вместо высоких чинов – неизреченно великое и нескончаемое Царство Небесное, вместо сласти блуднической – сладкое и ненасытимое бесстрастие, вместо всякого довольства – недомыслимые и неизреченные блага. Сие ведая, убойтеся Единого Бога Живого, оградите себя духовно, облекитесь в броню и во всеоружие заповедями, воспримите меч духовный, иже есть глагол Божий, и низриньте долу миродержителей тьмы века сего и духов злобы, чтоб могли вы с божественным Павлом воззвать: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох: прочее соблюдается мне венец правды, егоже воздаст нам Господь в день он, праведный Судия (2 Тим. 4, 7).

3) Восходят до небес, и низходят до бездн, поет св. Давид. Принимая это духовно, получаем следующий урок: кто помалу исправляет должное должным образом, тот восходит на высшие степени добродетели: а кто предается нерадению, тот нисходит в бездну пагубы. Теперь посмотрим, что возводить горе и что низводит долу. Горе возводят: Христоподражательное послушание, с Богом сочетавающее смиренномудрие, отчуждение от самовозвеличивания, от всяких притязаний, от первенстволюбия, от желания выказываться, от лукавства, от злорадства, от честолюбия, от смехотворства и насмешек, от кичения и гордения чем-нибудь из прежней своей жизни (как бывает, что иной говорит: я был тем-то и тем-то, то и то имел, такие и такие дела делал. – О, срам! Что бы укрывать следовало, он этим величается, забыв богоподражательный чин свой). Приложу еще: собранность, любообщительность с братством, скорость на извинения, склонение выи и главы, очей и веждей опущение к земле, скромное держание рук и ног, неозабочивание себя, чем и как одет, прежде же и после всего – откровенное сказывание о всяком движении душевном – и, чтоб не растягивать более слова, – всякое другое доброе чувство, расположение и деяние, равносильное указанным. – Долу же низводят: бесстрашие Божие, где же нет страха Божия, там всякая горесть, и гнев, и хула (Еф. 4, 31), по Апостолу, и последствия их, гордые мудрования, надмение лица, извращение очей (или подьятие), расширение ноздрей, прижмурение век, вздымание волос (волоса дыбом).

4) По грехам моим вижу я некоторых в среде братства развратившихся и забывших свои с Богом заветы и страшные обещания, и то, что в будущем имем мы стать пред Страшным Судилищем. О несмысленные и косные сердцем (Лк. 24, 25), чтоб содержать в мысли, на что согласились и решились мы вначале! Не дали ль мы обета – жаждать, алкать, наготствовать, терпеть осмеяния, брани, раны и даже смерть? Но где у нас ныне такие, когда мало-мало случится с кем что-либо неприятное, и он вконец расстроивается? – Придите же все в раздумье о себе и восприимите страх Божий. Да не дерзает никто из нас возвращаться опять на то, от чего отказались. Не допустим, чтоб, жалея о мирянах по причине осуетения их, сами были ими горько оплакиваемы и в сем и в будущем веке, по причине греховности нашей. Что из того, что тебе говорят: отче святый?! Что из того, что люди просят благословения у нас, когда сами мы остаемся неблагословенными и необузданными, как дикие звери?! Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа да сохранит право ходящих путем Его, а поскользнувшихся опять да введет на стези заповедей Своих!

27.

1) Много трудов и терпения требуют дневные службы церковные, скудость в содержании, исполнение правил общежития, штрафы и епитимии; но как это ко спасению, и за это венцы; то мужайтесь. – 2) Преуспевайте, чтоб быть мудрыми на добро и неразумными на зло; особенно слово ваше да будет благоустроено. [1, 31]

1) Молитеся и просите Господа, да даст мне слово в отверзение смиренных уст моих для утешения и воодушевления душ ваших: ибо вижу, братие мои, какой великий труд проходите вы каждодневно – в совершении бдения и исполнении правила молитвенного, просыпаясь на то в полночь и прежде полночи, и потом в определенные часы седмижды в день становясь исповедатися Господеви о судьбах правды Его, с коленопреклонениями и множеством поклонов, при отражении злых помыслов и откровении их отцам, понесении стыда от того и исполнение епитимии за то, чрез что отражаются разжженные стрелы лукавого; приложу к сему преодоление дремания, воздержание с отсечением пожелания яств и питий, отдыхов и прогулок, до коих так охоча плоть, столкновение с братиями, покорное ношение одежды, иногда нечистой, неопрятной, нестатной и дырявой; и еще: того не говори, на то не смотри, того не касайся, туда-то не ходи, в том-то утесни себя, при том-то не малодушествуй, на то-то будь готов всегда, от того-то не отрывайся... все сие и подобное сему притрудно, тяжело, горько. Но как все то направляется ко спасению душ наших, то оно должно быть для нас сладко, легко и удобно, да возможем с Апостолом говорить о себе: во всех сих препобеждаем за Возлюбившаго ны Господа и Бога (Рим. 8, 37). Венец небесный уготован нам, венец мученичества, и радость неизреченная, и наслаждение вечными благами. Мужайтеся убо и да крепится сердце ваше, вси уповающии на Господа (Пс. 30, 35).

2) Еще и еще поупражняйтесь в подвижническом и блаженном житии вашем, чтоб долговременным в нем пребыванием и стяжать богатство добродетелей, и при возрастании телом преуспеть и возрастом духовным, сделавшись мудрыми и искусными в смирении, послушании и отсечении своей воли, немудрыми же и неразумными в превозношении, в противоречии и лукавстве: зане лукавнующии потребятся: терпящий же Господа, тии наследят землю (Пс. 36, 9). Не допускайте себя до того, чтоб быть преткновением друг другу в самовольных служениях, но всякий старайся избирать и делать то, что безвредно для ближнего. Слово ваше, чада мои, да бывает всегда во благодати солиюрастворено (Кол. 4, 5), – не показно, не грубо, не гордостно, не тяжело, не болезненно, не дышаще страстию злобы или тщеславия, не зазорно, не противоречиво, не спорливо, не многоречиво, не смехотворно, не небрежно и не праздно; но почтительно, кротко, благорасположенно, простосердечно, мирно, уступчиво, полно сокрушенного и смиренного мудрования, благопокорливо, тихо, мерно, благочинно, да послужим чрез него ко спасению друг друга и взаимному назиданию. – Подавляйте прорывы диавольских похотений и прогоняйте толпы вражеских помыслов; ибо от сего наше душевное здравие и благобытие, наше преуспеяние и доброе течение жизни и наша готовность и пригодность на все доброе.

28.

1) Вы, как добрая земля, кто такой, кто другой добродетели плод приносите. – Утешаюсь тем; но дивлюсь, как некие из вас после довольной и видной жизни помирились с нашею скудною и безвестною. А также и тому, как все вы отрешились от тиранства родственных расположений и других пристрастий: воистину, это мученичество. – 2) Воздаяние велико; ради него-то снослива бывает и болезненность жизни нашей, близкая к пролитию крови. [1, 32]

1) Вы, как некая земля тучная и добрая, приемля слово моего смирения, всегда произращаете и приносите благие плоды, как рай, преукрашенный разными красотами добродетелей. Ибо вижу и распознаю, что в вас делается и о чем вы ревнуете, и утешаюсь кротостию нрава одного, теплотою усердия другого, того безмолвием, этого стихословием, иного трудолюбием, а иного бдением, других – другим чем, всех же непобедимым, неослабным и непреодолимым постоянством пребывания в порядках общежития нашего, – и дивлюсь, как те из вас, которые прежде жили счастливо и в довольстве, начав жить для Господа, мало-помалу забыли о том, и став совсем другими, мужественно переносят теперешние неудобства и лишения, уравновешивая тем и возмещая прежние грехи свои. Но воистину все может любовь Христова, склоняя и увлекая высоких смиряться, пространно живущих довольствоваться малым, многостяжательных делаться бедными и скудными. И не этими только удивлен я, но и всеми, ради Евангелия Господня все оставившими: родителей, братьев, жен, родных, отечество, домы, обычаи. У всякого есть что-либо дорогое оставленное; и нередко тот, кто по видимости малым чем пожертвовал и не может идти в сравнение с некиим из великих, оказывается понесшим множайший и больший труд; ибо если не другое что, то одно уже то, что он отторгся от властительства расположений родственных или от произвольных каких пристрастий, достаточно для того, чтоб приписать ему мученичество и дать ему дерзновение, подобно верховному из Апостолов, воззвать ко Христу Господу: се мы оставихом вся и вслед Тебе идохом: что убо будет нам? и сподобить чести услышать в ответ: в пакибытии.... сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевома (Мф. 19, 27, 28).

2) Когда такие и толикие уготованы нам воздаяния, как всем нам не понуждать себя паче и паче делать и совершать преподобное? Как не переносить нам всего скорбного и тяжелого в жизни по Господу? трудов воздержания, бдения, укорения, послушания, поучения, исповедания и всего другого, по причине чего к нам приложимо оное пророческое слово: яко Тебе ради умерщвляемы есмы весь день: вменихомся, яко овцы заколения? (Пс. 43, 23). И поистине, вы не далеки от этого. Ибо не бываете ли и вы закалаемы отсечениями пожеланий своих, язвинами обличений и друг другу взаимно послушным образом жития; и кровь, хотя нечувственно, но душевно, не течет ли из сердец ваших в таких случаях? Но радуйтесь; потому что не бесплодно страждете, но уготовляете тем себе неувядаемый венец славы, как говорит Апостол (1 Пет. 5, 4). Да воссияет в вас свет ведения неложного, любовь к Богу, отрешающая от мира, и вожделение жизни вечной, умерщвляющее похоти. Да ведет вас Бог и да возведет всех на высшую степень, до цели благочестия нашего, в крепости сердца и неколеблемой твердости помысла.

29.

1) Мало-мало, и исход отселе; но да будет он у нас с добрым напутием. – 2) Целый день вы в трудах послушания и молитвах, но не ослабевайте, ибо в этом спасение ваше. – 3) Живи терпеливо в киновии среди лишений, в отсечении своей воли и желаний, в уничижении и прочем чувствительно скорбном... вот мученичество. – 4) до конца надо терпеть, в чаянии быть общниками радости со всеми святыми, и зреть Владычицу Богородицу и Самого Господа. [1, 33]

1) Ни я, как думаю, не напрасно тружусь, оглашая вас словом смирения моего, ни вы не всуе тратите время на слушание его. – Но не все – тут; ибо конечно придет время полного молчания. Не вечно жить нам, но мало елико-елико, как определил Бог, или я, или вы изыдем из жизни сей. Но искомое наше в том, чтоб исход отселе был с благими напутиями, с исполнением заповедей и с благоугождением Господу нашему Иисусу Христу.

2) Вижу, как всегда усердны вы в исполнении своих послушаний: одни в приготовлении и печении хлебов, другие в возделывании виноградников, те на посылках, эти за рукодельями, – шитьем, перепискою, мытьем, печением, варением, приготовлением трапезы, в кузнице, по келарне, в больнице, – при этом неопустительно ходите на все службы церковные: на часы – первый, третий, шестой, девятый, на вечерню и повечерие, и собираясь, благоговейно стоите, поете, молитесь, – и все это без лености и опущений. Весь этот труд ваш, эту тесноту и тяготу всегда имею я в мысли; но не поддавайтесь малодушию: ибо во всех сих препобеждаем, говорит Апостол, за возлюбльшаго ны Господа (Рим. 8, 37): так что, хотя труд сей очень велик, но, так как чрез него воссиявает нам спасение вечное и радость безмерная, то радоваться и веселиться надлежит нам при нем, и вдавать себя еще в большие подвиги, и твердо стоять в борении в мученическом житии нашем по уставу общежительному, ни под какою тяжестию не падая, не обращаясь вспять и не отступая ни пред чем скорбным и притрудным.

3) Молю вас: стойте, приналегайте на всякое добро и на всякую добродетель, и, по слову Господню, в терпении вашем стяжевайте души ваши. Взирая на час смертный, обновляйтесь каждодневно, и все почитая второстепенным, храните себя в благочинии, в разумности и в любви духовной, и всячески удаляйтесь от пагубной продерзости так, чтоб быть вам взаимно друг другу послушными, неропотливыми, несоперничными, независтливыми, незадорными, почитая благо каждого ближнего своим, перенося иной раз братнее к себе по какому-либо случаю невнимание, приемля благоумно и прилучающиеся укоры и поношения, как врачевства душевные, и все кротко и искренно, все откровенно, без лукавства и смятения совершая и делая, пред лицом всегда живого Владыки нашего. Вот это и есть мученичество наше! – И зачем это нередко иной ревнитель ищет пострадать за Христа от внешних мучителей. Переноси мужественно и законно здесь (т. е. в Киновии) муки, подвиги и исповедания, не преклоняя колен пред Ваалом, не принося души в жертву страстям, не отрицаясь того, что обещал, не соскакивая до конца с поприща, по коему течешь, ни с места, на коем стоишь: и ты будешь иметь равный с теми вес, которые пролили кровь свою в мученичестве, как велегласно свидетельствуют свв. отцы.

4) Не помышляйте, что кто только однажды или несколько раз что-нибудь потерпел, уже и спасен; но кто все, что ни случится, благодушно переносит и переносить будет до конца, тот спасен будет. Если же кто посреди или под конец ослабеет и откажется от блаженного послушничества, тот потерпит жалости и рыдания достойнейшее крушение, и потому что погубит чрез то все прежние труды, и особенно потому, что неизбежно подпадет осуждению в день праведного Суда Божия. Почему блюдите себя чистыми и непорочными во всем и во все дни жизни вашей, славы ради Божией, спасения ради душ своих и ради благого жребия с отцами нашими на небесах; да сподобимся там ликовать и там радоваться, где Антоний Великий, сие светило светил, где Евфимий Богоносец и Пахомий Христоносец, где Савва многопетый, Феодосий всеблаженный, и Дорофей Богопросвещенный, где Дометиан равноангельный, Акакий всесвятый, и Досифей Богоугодный, где Василий присноживый, – разумею послушливого, – Захария Духом одеянный, и Афре – раб Божий; и что о прочих говорить? – где Петр и Павел, верховные из апостольской двоенадесятицы, где скинии иерархов, иереев и свв. мучеников. Ибо если и не достигнем мы того, чтоб стать наряду с ними, но всяко не будем лишены видения их, беседы и предстательства. Уповаем же увидеть присутствие и Самой Госпожи, Всецарицы и Владычицы нашей Богоматери и припасть к стопам Ее. Но и Самого Владыку всяческих и Господа нашего чаем узреть, хотя это и дерзновенно. Ибо божественный Павел сказал, что мы в пакибытии, по восхищении нашем на облаках в сретение Господу, всегда с Ним будем (1 Фес. 4, 17). Итак, когда нам предлежат такие славы, такие радости и такие жизни, то кто не взыграет, кто не возревнует, кто не возгорится и не окрылится любовию к Богу, и не воодушевится делать все подобающее, чего бы это ему ни стоило?

30.

1) во избежание переменчивости подчиняться уставу общежития, исключающему всякую отособленность в братиях, ровно всех держащему в деланиях и тем обезопашивающему от падений. – 2) бывали и прежде искушения с вами, но Господь помог: вы преодолели их; не поддавайтесь и теперь, и пройдет. – 3) Стоя как на суде пред Господом, держите себя в добродетелях иноческих и все паче и паче преуспевайте в них. [1, 34]

1) Видя ваше преуспеяние, прославляю Бога и радуюсь о Господе; но боюсь переменчивости и непостоянства человеческих решимостей по причине немощности воли и по легкомыслию. Ибо не начавший только доброе дело блажен, но тот, кто окачествовался им, пришедши в навыкновение и достигши совершенства в нем. Но как трудно быть всегда в одинаковом настроении и не подпасть превратностям всезлобного греха; то прошу и молю, будем шествовать истинным путем Божиим, путем царским – серединным, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе, но по уставу, заповеди и закону общежития, будем всегда совершать то, что предлежит нам в каждый момент жизни. Общежитие же требует, чтоб все на все одинаково смотрели и все всего одинаково желали: нет в нем особных желаний и единичных стремлений, нет самоумничаний и особно-избираний, нет скрытных ухищрений и многолукавствия, нет любопытных подсматриваний и всеразведываний, нет увлечения многим и на многое устремлений, доводящих до изнеможения и истощания сил; любит оно воздержание, молитву, сокрушение, спание на голой земле с приложением и других деланий, но во всем держится одного правила блаженного послушания, им все обнимая и во всем руководствуясь, как заповедают отцы.

2) Молю вас, стойте бодренно на камне веры и непреткновенно шествуйте стезею добродетели; и да не узрят очи мои кого-либо из вас добычею диавола по причине какого-нибудь греха, по похоти ли плоти, или по болести любоначалия, или по надмению гордыни, или по тщеславию, или по другой какой страсти. Потрудились вы и собрали в сокровищницы душ ваших богатство добродетелей. Помнит каждый из вас, каким и коликим подпадал искушениям со времени поступления в монашество, как изнемогал, падал духом, не чаял остаться живым, уловляемый и уязвляемый сатанинскими помыслами или общежительскими трудностями и тяготами; и как благий Бог наш, как чрез волнения некие, одно на другое устремляющиеся, перенес вас чрез все сие, избавил от угрожавшего вам крушения и дал вам стяжать подобающее терпению воздаяние. На подвиги оные взирая, – и на все претерпенное и стяжанное, – не забудем обращать очи свои и на предлежащее в настоящем, и чаемое в будущем, – и да не отторгнет нас от благого намерения нашего никакая случайность скорбная, от человеков ли она, или от лукавых бесов.

3) Умоляю вас, всегда к Богу взирая и представляя себя находящимися при последнем издыхании, видящими сонм Ангелов, дающими отчет Судии Всеправедному и получающими должное за добро и зло воздаяние, подвизайтесь добре, пресекайте искушения, отбрасывайте с пути вашего всякие камни и преткновения, и бодро восходите на гору небесного жития, пока приидет чаемый день. Стяжите всеоткровенность, непервенстволюбие, взаимопочитание, единодушие, усердие к послужениям, к рукоделиям, к псалмопениям, к бдениям и ко всем добрым и преподобным делам. Вы уже имеете это, но я говорю о сем, чтобы вы ревновали паче и паче богатиться сим; уже стяжали, но я напоминаю о сем, чтоб вы устремлялись все к большему и большему стяжанию во Христе Иисусе Господе нашем.

31.

1) Что ни потерпим здесь, там будет воздаяние неописанное; будем же тещи неленостно трудным путем нашим вслед святых, прошедших им, кои такие же были люди, как и мы. – 2) Перечисляет подробно всех, несущих разные службы по монастырю, и дает всем заповедь: делайте дела свои, как пред богом, как дела божии, во славу Божию. [1, 35]

1) Так как вы так усердно и внимательно слушаете смиренное слово мое, то и я полон усердия к оглашению вас и как бы ненасытен бываю, сея в священные души ваши словеса смиренных уст моих. В настоящее время труд подъемлем мы оба, я – говоря, вы – слушая и в дело производя и исполняя говоримое и слышимое; когда же придет время жатвы и собирания плодов; тогда в радости и веселии будем о том, из-за чего трудились, воздыхали, бедствовали, утомлялись, печальны бывали, покоя не знали, поникали главою, падали духом, не зная как быть, прискажу еще, алкали, жаждали, оставили родителей, друзей, братьев, родных, родину и всякое земное благо мира сего, – будем в веселии, приемля воздаяния от праведного мздовоздаятеля – Бога, во веки веков. – И какие воздаяния?! Слава и честь неувядаемые и вечные, радость и веселие и жизнь неизяснимые и неугасимые, насыщение ненасытимое и наслаждение на наслаждение оными благами, невиданными, неслышанными и неговоренными, Царство Небесное, сыноположение и наследие Господа нашего Иисуса Христа, истинного Бога и Царя веков. Взирая на сие, не будем разленивиться и малодушествовать, какие бы ни случились с нами (здесь) прискорбности в наших занятиях и трудах, когда заставляют нас делать то одно, то другое, и когда при послушании и подчинении приходится испытывать остны в сердце; но, по апостольскому слову, задняя забывая, в предняя простираться будем, по намеренному теча к почести вышняго звания (Флп. 3, 13), и соревнуя в любви Божественной тем святым, которые совершились или чрез мученичество, или чрез чистое житие. Что же? – Они разве не были люди такие же, как и мы, и одинаковым с нами причастные страстям? – Но поелику восхотели и возлюбили преизбыточно: так что и нам можно, поколику восхощем, и приблизиться к Богу, и жить жизнию высокою.

2) Молю вас, будьте внимательны к послужениям вашим и прилежно трудитесь в них: писец в доброписании стройном и одинаковом с любовию и терпением; келарь в келарствовании, в неутомимом удовлетворении телесных потреб, в давании и принимании неленостном, с подобающею мирностию, благопристойностию и извинениями, когда требуется; землекоп в раскопывании виноградника; и что бы другое кто ни делал по земледелию, переноске тяжестей и под., без роптания, не забывая стихословия (повторения какого-либо стиха из Псалтири), храня молчание и бегая празднословия. Садовник и огородник трудись в возделывании сада и огорода и доставлении братству вдоволь овощей и плодов; повар в приготовлении яств, перенося жжение огня и хлопотливость всякую по своему делу безропотно; больничник – во всеусильном попечении об упокоении немощствующих братий, кому пищу более пригодную доставляя, а кому – слово утешения и умиротворения во уврачевание душевных и телесных болестей; канонарх – в устроении и блюдении стройного и благочинного пения и внятного чтения. Таким же образом лампадовжигатель, приготовитель пергамена, хлебопек, ножевщик, трапезарь, золотарь, медник, кровельщик, портной, а также привратники, будильщики, сторожа, попечители, учители, – наконец, эконом и помощник эконома, – и все – делайте дела свои, как пред Богом, как дела Божии во славу Божию.

32.

1) Путь царский – все делать по уставу; отступающий уклоняется или в излишество, или в умаление; позволительно и отступление, но с ведома игумена, без чего оно не кончается добром. – 2) Подвиг новоначального отвыкнуть от душевного и плотского, и привыкнуть к духовному; но когда он вкусит духовной сладости, подымаются иные трудности от бесов, тягчайшие; кто отдает себя руководству игумена, безопасен и здесь. [1, 36]

1) Как при каком-либо путешествии сначала непривычность к такому труду делает шествование тяжелым и притрудным, с продолжением же его, когда мускулы поразомнутся и плоть поразмякнет, оно бывает менее трудно и тяжело и более споро: так бывает и когда мы шествуем путем Господним. Дал уже нам Бог, по испытании трудностей и искушений, познать и увидеть, какой путь прямой и какой заблудный и как мало-помалу достигнуть конца его. Будем же шествовать путем царским, измеряя версты его, как сказали отцы, и избегая обоюдосторонних стремнин, т. е. как недостаточества, так и излишества, что бывает, когда кто начинает действовать не по уставному правилу, или по положенной заповеди, в пище, питии, бдении, стихословии, в читании на память (псалмов и молитв), в молитве, в молчании и в сокровенном делании сердца. Позволительны и отступления от обычного во всем этом порядка, но надобно, чтоб это делалось с совета и ведома. И скажу вам, что хотя я грешник, но все, с ведома моего делаемое, и все, мне открываемое, свет есть; укрывающийся же от меня во тьме ходит и не видит, как несется в стремнины пагубы, и, думая угодить Богу, прогневляет Его, бывая и для других виновником преткновения. Итак, чада мои, идите тою дорогою, которой держаться призывает вас закон послушания, не беритесь понять неудобопонятное для вас и не пытайте не поддающихся пытливости дел послушания и моих разнообразных игуменских распоряжений.

2) Подвиг для новоначального – отбросить мирские обычаи и нравы и оставить прежде образовавшиеся стремления сердца, и как от бури и треволнения, от непостоянных забот и страстных дел вступить в пристань беспопечительности и боголюбия. Но не меньший, лучше же сказать, гораздо больший и труднейший подвиг есть, – по вкушении покоя чрез убежание от мирского мятежа соблюсти себя неуязвленным: ибо здесь иные в нас восстают помыслы, иные на нас нападают пираты на море жития сего – демоны, покушающиеся потопить ладью души нашей и со всяким несомым ею добром. Но если мы будем усердно пользоваться благоприятными ветрами смиренномудрия и не уничижим достоинства нашего кормчего чрез самовольное согласие (на иное направление ладьи своей), то несомненно достигнем в пристань Царствия Небесного. Будем же, чада мои, мудры, как змии, и цели, как голуби (Мф. 10, 16), делая дела добрые и преподобные и трудолюбно прилежа каждый к рукоделию своему. Блаженны терпящие и смиряющие себя, а не кружащиеся, как облака, и всуе иждивающие час за часом и день за днем, кои ни нам, ни Господу не угодны.

33.

1) При ведении из Слова Божия, как жить, надо воспоминать жития святых, кои делом то исполнили, – начиная страхом Божиим и кончая глубоким смирением. – 2) Не следует величаться естественными дарами – голосом, пением и под., но всем украшаться смиренномудрием, из коего всякое добро и ради коего все дары благодати. – 3) Смиренномудрствуя, преуспевайте во всех добродетелях; паче же в борьбе с похотию, отражая первые прилоги и ограждая себя даже от них. [1, 37]

1) Слова к вам моего смирения не суть ни законодательские, ни властительские, ни пусторечивые, как думаю, но увещательные и утешительные, приводящие на память учение и жизнь божественных отцов наших. Уже открыла нам божественная благодать, что преподобно и праведно и благочестно; и вы точно знаете, куда и как должно направлять свое шествие, чтоб улучить Царствие Небесное. Воспоминайте же и помните изо дня в день, в чем спасение Божие, и каковы были божественные деяния преподобных отцов, и по их образцу живо расписуя души свои красками благоговеинства, представьте в себе подражание жизни их. Они началом и концом подвижничества своего имели страх Господень, глубокосердечный. От сего воссияло в них высокое пред Богом смиренномудрие, силою коего они не только ни во что вменяли все сатанинские сети, но связав самого сплетателя их, положили его в подножие ног своих, попираемого и посмеваемого, по слову Евангелия (Лк. 10, 19). Из многих святых приведу вам в пример того, о ком было вчерашнее утреннее чтение. Читалось о преподобном Сильване, и уши ваши внимали слову сему. Знаете, каким прекрасным показал он себя после вступительного изречения обетов, и как поразил диавола оружием смирения и потопил в море слез и, возшедши на высоту нашего добрейшего жительства, один показал в себе совершенный образ великого отца нашего Пахомия. Почему, несмотря на то, что жил недолго, явлен предпочтенным Феодору освященному, Петронию треблаженному, и Орсисию всепетому, и всему оному священному братству, так как перенесен был от зде на небеса при ангельских песнословиях.

2) Так велик божественный дар смиренномудрия! И нет никого из святых, который бы угодил Богу не этим достоинством. В него и вы облекитесь; и отвлекшись вниманием от доброгласия, мелодий, приятного чтения и прочих естественных даров и способностей, все усилия устремим на достижение сей цели. Я не то хочу сказать, что следует совсем забросить сказанные добрые качества, но что их надо почитать второстепенными и так их поставить, чтоб они шли позади госпожи добродетелей. Ибо если мы по причине сказанных добрых качеств или пред худогласными величаемся, или пред неучеными гордимся, или пред нехорошо и неучено читающими превозносимся, или пред безголосыми и худо поющими поднимаем брови; то всуе весь труд наш, не в цель пускаем мы стрелы, а против себя самих и, по такой оплошности, делаем сами себя добычею зверя из бездны, диавола. Не так, чада мои, не так; но будем со смирением и беседовать, со смирением и работать, со смирением и читать, со смирением и петь, со смирением и ходить, со смирением и пищу вкушать, со смирением и ответы давать, – и все – со смирением; и увидим, коль сладок, коль достолюбезен, коль пресветл плод сей добродетели, делающий нас подражателями Богу, Который говорит: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Ибо в ней – воистину обитает покой, ради нее волны благодати в душах воздымаются, чрез нее чистота сердечная воссиявает, от нее бывает обильное излияние слез, из нее ключом бьет сокрушение, в ней – мудрость, разум, благоговение, воздержание, безмолвие и всякое другое добро и есть, и видится, и славится.

3) Таково слово мое о преподобном смиренномудрии. Вы, чада Божии и чада моего смирения, прияв его, как семя, плодоприносите, яко земля добрая, кто тридцать, кто шестьдесят, кто сто, в соответственных дарам Божиим доброделаниях, и храните себя от всякого злого и лукавого дела, бегая продерзости, ища братолюбия, отвращаясь от злоухищрений, любя беспопечение; ибо говорится: незлобивии и правии прилепляхуся Мне (Пс. 24, 21). Да не любит кто одного кого паче других, да не держит смелого обращения безбородый с безбородым, да не остаются они в местах скрытных невидных. Но стойте все против обходов диавола непобежденными, угашая пожар похотей божественными молитвами и воззваниями. Что страсти приходят, – дело обычное; но наш долг отталкивать их с первого их появления. Пришел враг, устрелил и убежал. Смежи очи души своей, когда искуситель наведет какое воображение непотребное. Отбрось подальше удицу сласти, когда горький ловец во грех введет в сердце приманку к нему. Заткни уши свои, когда начнет простирать к тебе льстивую речь нашептавший смерть в уши Евы. Не коснися, ниже вкуси, ни осяжи (Кол. 2, 21), когда приготовитель и подноситель греховных сластей приступит к тебе, сидишь ли ты или ходишь (дома ли ты или в пути). Не принимай; затвори себя со всех сторон; будь град огражден; будь стеною медною и камнем неподвижным, чтоб, сколько бы ни устремлялись на тебя ветры, пребыл ты неколеблемым. Мужественно отражай демонов, да явишься добрым воином Господним, носителем язв Христовых, мучеником благодати, и возымеешь дерзновение сказать с Апостолом: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох: прочее соблюдается мне венец правды (2 Тим. 4, 8).

34.

1) Для предупреждения возмущений против порядков надо давать знать настоятелю, как только заметит кто замыслы и стачки. – 2) Обычно же делай всяк свое дело, терпя и борясь со страстьми и похотьми. [1, 38]

1) Будем пребывать в том, к чему приставлены, не будем замышлять ничего, что превышает меру нашу, и если случится что такое, не будем упорствовать в том. Чадо! если увидишь частные содружества и партии, отвратись от них; и если кто приступит к тебе с подобным предложением, отскочи от него и даже выслушать его не соглашайся. Беги, как от огня, когда услышишь какие речи, могущие поколебать веру твою к настоятелю и ослабить любовь твою к нему. Ибо вред от сего, мало-помалу входя в сердце, дойдет до самых основ спасения. Кроме меня не имейте таинника и тайноводителя, если хотите быть настоящими моими послушниками, и не презирайте злых речей, как ничтожных, говоря: велико ли то и то, чтоб заниматься тем. Не так, дети мои, не так; но когда кто уклонится в неверие к общему вреду, прибегите и все расскажите. Может быть, иной невежественно и неразумно возразит: но за это братия осудят меня и возненавидят! И это не так: ибо если это будут не истинные мои чада, то что тебе похвала их? Истинные же всеконечно последуют тебе и похвалят тебя. Одним словом, умоляя вас, напоминаю, – всецело и во всем положитесь на меня; и никто ничего не имей утаенного и неоткрытого мне: иначе это превратится в жестокую язвину.

2) Продолжая прежние ваши добрые делания, сподвизайтесь и единодушно доводите до конца ваше в Господе течение, и все переносите доблестно: и поношения, и труды, и утеснения, и разжжение плоти, и омрачение помыслов, и прилив лености и уныния, и все другое, обыкновенно с нами бывающее, единую во всем имея помощь от непостыждающего упования на Бога и строгого исполнения заповедей Господних с пребыванием в памяти смертной и отсечением своих хотений. Так удостоитесь вы венца мученического и ликовствовать будете с Ангелами в Царствии Небесном.

35.

Проявления действий в нас духа Божия и духа лестча, указываемые с тем, чтоб, зная то, о первых ревновали, а от вторых отвращались. [1, 39]

Всегда с неистовством устремляется против нас враг; но всегда обращается вспять божественными силами и молитвами отца моего и отца вашего; и лишь тогда находит себе добычу, когда кто даст ему место, отгоняя от себя Духа Божия и вселяя духа чуждого, который и научает его делать и говорить, что сам любит. Чтоб научиться нам распознавать оба сии воздействия, укажу вам отличительные черты того и другого. Имеющий Духа Святого являет радость, мир, долготерпение, любовь – и слова произносит, сладчайшие паче меда и сота; ибо они, как сказал Господь, исходят от избытка сердца, в просвещение и утешение приемлющих оные. Непрестанно слышится от них: «прости, или благослови, отче, неразумен я, один грешник, недостоин сопричисляться к братству, ниже я всякой твари». Говорить так и чувствовать есть признак, что мы имеем Духа Святого. Желаете ли слышать, какие признаки духа противного? Вот: кто имеет его, сердце того изрыгает ярость, гнев, осуждение, оклеветание, неверие, отвращение, ненависть, дерзость, непослушание, противоречие, упорство. От такой души отбежали свет, святость и преподобие, отступили смирение, сокрушение и терпение, иссякли слезы, плач и болезнование сердечное, отлетели созерцание небесное, память о смерти и об имеющих сопровождать ее по смерти Ангелах, скрылись во мраке забвения мысли о всемирном предстоянии пред Страшным Судилищем Христовым, о грозном Суде и своей безответности во всем, что думано, говорено и делано с самого рождения, а не со времени только поступления в монашество. Все сие излагаю вам, чтоб вы видели, чего держаться и чего избегать должно. Ибо у меня одно желание и одна молитва, чтоб все вы соделались сынами света и дня, наследниками Божиими, сонаследниками же Христовыми, сосудами избранными и освященными, единым Духом воедино сочетанными, да делом познаете и сердцем испытаете сказанное св. Давидом: се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе, мирно и единодушно (Пс. 132, 1).

36.

1) Подвиги необходимы; но как за всякий есть свое воздаяние, то они не удерживают мудрых от преуспеяния. – 2) к моему руководству прилагайте и свое уразумение доброго и взаимно – поощрение: ибо у нас дело общее. – 3) Пребывайте в добром; храните ревность; держите язык; берегите орудия и вещи, и молитесь. [1, 40]

1) Потребны нам труд, пот духовный, подвиг обоженный, ревность правая, течение душевное, чтоб, вступив в поприще состязания, добре достигнуть конца его и, по смерти преподобной, увенчаться венцами победы. Вы и сами по себе знаете, что труды отрождают упокоение, скорби вознаграждаются радованиями, стенания напаяют душевными утешениями, тесноты стяжевают простор, алкания и пощения возделывают бессмертные ликования, жаждания и гортани иссушение источают воду оную текущую в живот, о коей сказал Господь (Ин. 4, 14), – и что вообще сеющие слезами, радостию пожнут (Пс. 125, 5), как уверяет Псалмопевец св. Давид. Сия весте, но блаженни есте, аще творите я, как написано (Ин. 3, 17). Муж безумен не познает, и неразумив не разумеет сих (Пс. 91, 7). Вы же умны, добросердечны, благоразумны, внимательны и рассудительны. Почему иных из добродетелей вы достигли, иных достигаете, – приложу же, что и еще достигать будете: ибо заповедь не имеет меры; но чем более кто познает Бога, тем более сознает себя далеким от заповеди.

2) Я даю вам законы и руковожу вас, от одного удерживая, в другом утверждая и указывая, куда направлять шествие свое. Вы верите мне во всем, и, как железо в руках ковача, повинуетесь, чего ни желаю я от вас по заповеди. – От сего беспопечительно плавание ваше и жизнь ваша безбедственна. Но вы и сами между собою, уразумевая, что добро и полезно, делайте то и напоминайте о том друг другу. Ибо все мы имеем в виду одно то, что обще всем полезно, как бы на корабле, по морю плывущем, находясь, где и кормчий и корабельник делом общим заняты бывают. В таком отношении состоим мы между собою, я и вы. Мое дело держать в руках кормило и бодренно вести корабль и очи имея обращенными на небо, присматриваться к звездам правды и по ним направлять плавание. Но и вам надлежит и бодрствовать, и делать всякому свое дело, и озираться кругом туда и сюда, чтоб не набежать на что-либо кораблекрушительное, на отмель или подводный камень, и снасти держать в порядке, где ослаблять, где подтягивать, и все потребное делать, чтобы корабль наш благополучно достиг пристанища спасения душ наших. Для сего оставили мы мир, обычаи его и все плотские удовольствия и утехи.

3) Пребудем, братия, в подвигах, терпеливо упражняясь в должном; и я уверен, что получим венцы, сделаемся гражданами неба и будем блаженствовать там, откуда отбеже всякая болезнь, печаль и воздыхание (Ис. 35, 10). Тверды будьте, воспримите силу, – и светильник ревности вашей да горит в елее постоянного прилежания, чтоб не погас, и нам не пострадать нежеланной участи юродивых дев. Стяжите, отцы честнейшие, безмолвие; не говорю, чтоб вы совсем ничего не говорили, потому что это несовместно с нашею жизнию, но чтоб не говорили о неподобающих вещах и не возбуждали (тем) смеха: ибо от многословия не избежиши греха, уверяет премудрость: щадяй же устне, разумен будеши (Притч. 10, 19). Будьте внимательны в исполнении послушаний ваших и небрежно действуя не портьте необходимых вещей, телеги, например, или сохи, или топора, или чаши и блюда, или другого чего, – от чего случится остановка, и время, которое можно бы употребить на духовное какое делание, истратится по пустякам. Молитесь также всегда, да послется вам помощь свыше против невидимых и видимых врагов, во Христе Иисусе, Господе нашем.

37.

1) При вере и любви ко мне будьте работящи; распорядители работ, распоряжайтесь разумно, и подчиненные, исполняйте то верно. – 2) Будьте чужды смехов и взаимно огорчений; друг ко кругу благи и почтительны и бегайте всего укорного и соблазнительного. [1, 41]

1) Молю Бога, да не оскудеет вера ваша и не охладеет духовная любовь ваша ко мне смиренному; но да будем все утвержденны в том же разумении (1 Кор. 1, 10) и в одинаковой ревности к исполнению заповедей Господа нашего Иисуса Христа. Знаю, что вы злостраждете, испытываете лишения, подъемлете тяжелые труды, проливаете поты. Но не ослабевайте, умоляю вас, любви ради Господней, и продолжайте терпеливо подвигом добрым подвизаться, да в ликовании увенчаны будете иа небесах. Желал бы и я трудиться вместе с вами, если б не болезнь ног моих, желал бы и я вместе с вами исходить на дела и смирять работою тело свое. Ибо блаженно по силе трудиться вместе с братиею, и преподобно участвовать в полевых работах их. Вы такими трудами освящаете тела свои и души свои делаете бесстрастнейшими, как поистине делатели Господни, если только в надлежащем разуме соблюдаете повеленное, – т. е. если преимущие и распорядители со страхом Божиим и с состраданием к братии делают распоряжения, а подчиненные сохраняют к преимущим покорность и послушание. – Смотрите же вы, распорядители, не налагайте труд на труд, и распоряжайтесь не бессострадательно и не беспопечительно, но праведно, благосердно, братолюбно и рассудительно: ибо не все братия равны нравом, возрастом и силами. С этим только условием получили вы начальствование над братиями. И блаженны вы, если будете так действовать; ибо великие дары и блага будут вашим достоянием в вечности. Смотрите и вы, подчиненные, смиренно принимайте распоряжения первенствующих и действуйте благопокорливо от сердца.

2) Да не будет у вас смеха в преогорчение Господа, да не будет празднословия в опечаление Духа Святого, да не будет между вами и неприязненной друг к другу горечи. Ибо Апостол сказал: всяка горесть, ярость и гнев да возмется от вас со всякою злобою (Еф. 4, 31); и еще: всяка слово гнило да не исходит из уст ваших, но точию еже есть благо к созиданию, да даст благодать слышащим (Еф. 4, 29).

Бывайте же друг к другу благи (Еф. 4, 32), тихи, братолюбны, терпяще друг друга любовию (Еф. 4, 2), друг друга тяготы носяще (Гал. 6, 2), снисходяще, прощающе, почитающе друг друга и уступкою преимущества в благоговении и страхе Божием. Если вы так ходите, и если такую ведете жизнь, то вы святые мои, паче же Божии, вы Ангелы Его на земле, поклонники державы и служители славы Его, наследники Царства Небесного, сожители святых и жителя рая, коим дано наслаждаться отложенными для них недомыслимыми благами. Почему о том молюся, прошу и умоляю, да направляются стопы ваши всегда по Богу, да возмогаете в державе крепости Его, да не будет среди вас соблазна или преткновения, ни смертельного преслушания, ни бедственного роптания, ни мертвительной продерзости, ни укорного какого желания злого, ни другого чего запрещенного и преступного. Свет разума Божия да предшествует вам во всяком движении и деле, мирное устроение да руководит вами, и тишина братолюбия да господствует в вас. Господь Бог да приставит к вам Ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес ваших, в денноночное отгоняние от вас злых демонов и в руковождение вас в благожизнии!

38.

1) Образ жизни в послушничестве выше всех: его и Господь избрал. – 2) Теките же добре сим путем, терпя и не зная утомления: ибо вот-вот смерть, и всему конец; но при сем и других добродетелей не забывайте, паче же любви. [1, 42]

1) Прошу и молю, стойте, терпите доблестно, благодушествуйте, мужайтеся, помышляя, какой славы сподобятся треблаженные и святые послушники. Всеконечно, каждый в каком чине жизни благоугодил Богу, сообразно с тем получит и благая своя в будущем веке. Но какой чин лучше? – Вонмите! – Велики служащие Богу в горах, вертепах и пропастех земных (Евр. 11, 38), отшельники, столпники, затворники и другим каким образом жизни прославляющие Бога. Но, как вам известно, Господь наш Иисус Христос, раздаятель недомыслимых благ, сошедши на землю, не пустынный, не столпнический и не другой какой возлюбил образ жизни, но благоволил состоять в послушании. Ибо Сам сказал о Себе: снидох с небесе не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца (Ин. 6, 38). И еще: яже Аз глаголю вам, о Себе не глаголю: но пославый Мя Отеи, Той Мне заповедь даде, что реку, и что возглаголю (Ин. 14, 10; 12, 49). Также лентием препоясался Он и, рабий зрак прияв, умыл ноги учеников, отирая их лентием, и сказал об этом негде в другом месте: Аз посреде вас есть, яко служай (Лк. 22, 27). Если же, как видите, Он, Владыка сый всяческих, благоволил паче всех других восприять наш послушнический образ жизни; то как вам не радоваться, как не ликовать, как не восторгаться от того, что вы жительствуете – подобно Господу? После сего, есть ли для вас что другое, более достойное ублажания? И можно ли вам большее иметь расположение к другим видам жительства? Итак, не ублажайте другого образа жизни паче вашего, если добре его проходите. Почему и в Герондике, или в сказаниях о свв. старцах, из трех тружеников чрез откровение явлен был более славным послушник, паче пустынника и больного, благодушно с благодарностию переносящего болезнь. Ей, говорю вам, велик наш образ жизни и всесвят; и вы, добре совершив течение ваше, прославлены будете с Авраамом, с мучениками возликовствуете и водворитесь с праведными.

2) Теките же добре, не останавливаясь, и да не обуморит вас завистливое око диавола. Помажьте ноги ваши елеем терпения, чтоб, разогревшись душевными стремлениями, были вы довольны к совершению своего пути. Облекитесь в одежду правды и радования, пейте воду чистоты и целомудрия и не говорите: доколе же? Это слово ленивых. Мы не тысячелетни: ныне – завтра смерть. Каждодневно полагая сие пред очи ума, мы добре творим, шествуя законом отеческим. С сим законом сообразовались отцы наши в немногие дни жизни сей. Да будет же в вас, по святой молитве отца моего, милость, мир, любовь, незавидование, независтность, степенность, добрая послушность, слово благо, сотрудничество, взаимное сочувствие, смиренномудрие. Так живите, и так действуйте!

39.

Предзрите Господа пред собою, да не подвигнетесь ни на что худое; нудьте себя на добро, поминая об исходе и паче о Страшном Суде и его решении. [1, 43]

Храните между собою любовь в союзе мира, и имейте Господа, яко одесную вас сущего, да не подвигнетесь ни к похоти, ни к гневу, ни к зависти, ни к смеху, ни к празднословию, ни к другому чему, чрез что можете попасть в какую-либо петлю пленки адской, которая как бы ни была мала, может удержать вас во власти ада. Помните, что говорит св. Дорофей?! Орел, говорит, пусть весь свободен и только одним когтем зацепился, все же в сети есть, и ловец без труда или берет его или подстреливает. Внимайте же себе и нудьте себя; ибо нудящих себя есть Царствие Небесное. – Какой страх и трепет имеем мы сретить во исходе своем, если будем нерадиво проводить жизнь свою, особенно же в тот страшный день, когда Архангелова труба возбудит всех людей, – всякий народ, всяко колено и всяк язык?! Помыслите, что будет тогда? Небо раздерется; стихии сгорят; вся тварь изменится. Судия всех воссядет на престол суда, и несметные тьмы св. Ангелов станут окрест Его, потом пред всеми обличая дела, слова и помышления каждого, по роду их, по лицу, по месту, по времени и по образу совершения, – и все сие в одно мгновение; наконец отыдут, говорит Писание, сотворшие благое в Жизнь Вечную, а сотворшие злое в муку вечную, где плач и скрежет зубов, огнь неугасающий и червь неусыпающий, и сообщество страшных, безобразных и всезлобных демонов. – Куда же мы пойдем? – В Жизнь Вечную, для вечного пребывания с Господом, если до конца жизни сохраним страх Божий и любовь к Богу, такую, чтоб из сердца нашего взывалось: кто ны разлучит от любве Божия? (Рим. 8,35).

40.

1) Страх Божий отвращает мечи врага нашего. – 2) Переносите оскорбления. – 3) Не хвастайте внешними преимуществами, но будьте смиренны и покорны. – 4) За это будете с мучениками. [1, 44]

1) Из долговременного опыта вы вполне познали богоугодный образ жизни в иночестве. Не колеблитесь же отнюдь и не выступайте из доброго разумения вашего. Любите заповеданное вам и соблюдайте то во всем; пребывайте и в любви ко мне, как я люблю вас паче всего на свете. Но у врага много обходов, и он удобно сеет между нами и в нас зло. И те только, которые проникнуты страхом Божиим, далеко от себя отвращают мечи его ослабевшие вконец, по священноглаголивому Давиду (Пс. 75, 4; 88, 44), бодренно предаются подвигам благочестия и всеусердно прилежат небесным созерцаниям и деланиям.

2) Вот я, как бы вместе с вами суще, вижу и слышу, как исторглось жестокое слово против кого-либо из братий, – укор, поношение, или другое что. Но ты, брате мой, прияв такое оскорбление, не превращайся в зверя лютого и не малодушествуй; будь тверд и непоколебим. Ибо поношение и посрамление падают на того, кто изрыгает их, а кто бесстрастно принимает их, тому принадлежит победа; он является человеком Божиим, а тот – рабом неключимым, губящим себя в час оный.

3) Прошу вас настоятельно, – не бранитесь, не оскорбляйте друг друга, не поднимайте высоко бровей, не великоречьте и не хвастайте, как лучше поющие, как более трудящиеся, как более благоговейные, или иной раз, как по-мирски более благородные, и более благообразные лицом. Об этом не леть есть и глаголати. Но во всем облекайтесь в смиренномудрие, чрез подчинение и послушание повергая себя пред Господом и пред начальствующими по обители.

4) Шествуйте путем сим, – и не всуе будет труд ваш, и не безуспешны подвиги. Се благовествую вам пред лицом Господа Бога нашего, святых Его Ангелов и всей твари, что вы, совершив добре течение свое, станете ликовать с мучениками, лоно Авраамо будет лелеять вас вечные веки, и хор праведных приимет вас в среду свою.

41.

1) Относясь к эконому, как к самостоятельной власти, вы вводите двоевластие и разделение; а при разделении власти царство не станет. – 2) я весь принадлежу братству; другого и не требуется. 3) Единовластный Господь благоволил, чтоб и в человеческих обществах было единовластие. [1, 45]

1) Не знаю, по невежеству, или по невниманию, или по зломудрию, славите вы эконома к бесчестию моему и выставляете лицо его к посрамлению моему, говоря часто: «если б был тут эконом, то такое-то дело не было бы так сделано, а гораздо лучше. И где этот эконом? Как бы он на это взглянул?» – И это говорится в уши мне. Иные же прибавляют: «подожди-подожди! вот эконом все это исправит и уладит». – Но так ли сему подобает быть? И хорошо ли это для него, для меня и для вас? Себя вы показали исчадиями непокорливости, его – способным выступить за пределы своего чина и власти, меня – поступившим не по намерению Божию, а по плотскому влечению, т. е. по пристрастию и излишнему благоволению к брату. Не видите ли, что таким образом вы вводите двух господ, двух владык, два начала. Глас же Господа нашего Иисуса Христа изрек, что царство, разделившееся на ся, не станет (Мф. 12, 25). Двоевластие уже и многовластие есть; многовластие же порождает партии; а партии – причина разделения и разложения. Зачем же сами на себя навлекаете беду, не стоя в мере своей и в чине своем, как подобает, и того отклоняя от должного?

2) Грешен я и неключим, но, от всего отрешившись и обнажившись, благодерзновенно пребываю на месте сем святом, – в безумии моем дерзаю говорить так, – ни в чем не уклоняясь от должного ни ради брата, ни ради дяди, ни ради отца или матери, ни ради родства или вообще ради чего-либо плотского, но, если б даже мне надлежало предать тело мое или кровь мою пролить, готов бывая не отказаться от сего, с помощию Божиею и по молитве отца моего, чтоб только не сделать чего-либо неполезного для вас и для меня.

3) Един есть Господь и Закопоположник, как написано, одна власть и одно Богоначалие над всем. Это единоначалие, источник всякой премудрости, благости и благочиния, простираясь на все от благости Божией получившие начало твари, без произволения их, дано по подобию Божию устроять в порядках жизни своей, произвольно, только одному человеку. Ибо божественный Моисей в описании происхождения мира, из уст Божиих изшедшее, приводит слово: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт. 1, 26). Отсюда учреждение между людьми всякого начальства и всякой власти, особенно в Церквах Божиих: один патриарх в патриархате, один митрополит в митрополии, один епископ в елископии, один игумен в монастыре, и в мирской жизни, если хочешь послушать, один царь, один полководец, один капитан на корабле. И если б во всем этом не управляла всем воля одного, то ни в чем не было бы строя и порядка, и не на добро бы это было: ибо разноволие разрушает все.

42.

1) Четыредесятница требует воздержания не телесного только, но и душевного. – 2) Мера поста для общежития средняя, – каждый день понемногу. – 3) Убоимся Бога Судии грозного; и да не застанет нас смерть неготовыми. – 4) Я крайне боюсь смерти и всего с нею сопряженного. – 5) Восстанем, и устремимся на дела богоугодные. [1, 46]

1) Всем управляющий в премудрости Своей Бог и временами и летами распоряжающийся предобре и премудро, определил нам в продолжении года и некоторые спасительные и душеполезные дни пощения для посвящения их исключительно Ему и для очищения случающихся с нами греховных осквернений. И благодарение установившему таковые дни и давшему нам теперь дожить до них. Нам и всегда должно чисто и непорочно жить и соблюдать всякую Заповедь Божию, особенно же это лежит на нас ныне. Ныне время очищения, очистим же себя; ныне время воздержания, будем же держать воздержание, – и не только в ястии и питии: ибо этого недостаточно, но будем воздерживаться и от сластолюбия в сердце, от срамных воображений, от завидования доброй славе брата, от гнева и неудовольствия на ближнего, от необузданности языка, не позволяя ему вращаться по своей воле, но назначая ему предел, время и меру для беседования только о подобающем, от блудных воззреваний ока, от слушания речей недобрых и Богу не любезных. Да, чада мои, да; – умоляю вас, настройте себя, как орган и сладостный псалтирь Духа Святого; руки ваши охраняйте от движений неразумных и от прикосновений похотных, чтоб не разблажиться, и мирны будьте друг к другу.

2) Пусть всечестная Четыредесятница немного стеснительна для тела, но не падайте от этого духом; потерпите немного и попривыкши перестанете чувствовать обременение, особенно по прошествии первой недели; для нас довольно хлеба и воды и еще чего-нибудь к пропитанию себя. Отцы наши треблаженные, как знаете, совсем почти без пищи проживали, иные всю Четыредесятницу, иные постились по неделе, иные по три дня, а иные каждый день вкушали по малости. Мы каждый день принимаем пищу, и неодновидную, но во смирении нашем да помянет нас Господь (Пс. 135, 23), и сие малое наше да приимет, как дело Великого Антония. Ибо мы живем общежительно и царским шествуем путем, который отцы предпочли всему. Храните только себя всегда чистыми в сокровенном детелище души и не дозволяйте себе сделать что-либо пагубное для душ ваших.

3) Убоимся Бога, имеющего открыть тайная тьмы, и объявить советы сердечные (2 Кор. 4, 5), и воздать каждому не по делам только, но и по словам и помышлениям (Рим. 2, 6), и даже, что еще более страшно, по грехам неведения. И кто постоит пред яростию гнева Его? Кто доволен неповинным явиться пред лицом Его? – Кто же после сего не возревнует тещи путем правым? Кто не напряжется отбросить беспечность и сонливую леность свою? – Горе воздвигнитесь; ночь прешла, и воссиял уже день будущего воздаяния. Да не застанет нас неготовыми смерть и да не оставит на нас какой язвы неисцелимой и вечной.

4) Я бедный и паче всякого человека, лучше же сказать, – один достойный всякого мучения, страшусь, ужасаюсь и трепещу при мысли о разрешении от тела, пришествии по душу Ангелов святых и о том, как прейду воздушное пространство и как простру слово к миродержителю, как написано в житии св. Антония? О немощность моя! Что ожидает меня? И как непотребствую я каждодневно, предаваясь дреманию и сну во грехах своих? Каково будет мое предстание пред Богом, Судиею всех и Господом! Какими очами воззрю на Него, взором Своим иссушающего бездны и грозным словом разрушающего горы? Что скажу там в оправдание свое? Какого найду защитника? Как умолю уже неумолимого? Какими горькими слезами, какими умилостивительными словами и воздыханиями сердечными преклоню на милость неприступного по правде Своей?! – Увы мне, увы мне, братия мои! Я от зде уже вижу участь свою. Одна у меня надежда – молитвы отца нашего святого и ваше блаженное заступление.

5) Впрочем, восстанем еще и еще и понудим себя на всякие богоугодные дела, перенося мужественно настоящее и утешаясь надеждами будущими. Презрим тело, не будем смотреть ни на труды, ни на прискорбности, ни на поношения, ни на голодание и ни на что другое, кроме своего дела. – Если будем так жить, то несомненно спасемся, и на небесах приняты будем в лик святых для радования со всеми святыми, от века благоугодившими Христу Господу.

43.

1) Ублажаются общежительные труженики: радуйтесь! – 2) Тесно живем; но и древние подвижники так жили, и нынешние так живут: не унывайте же. – 3) исполняйте заповеди и уставы, друг другу помогайте, чтению внимайте, со страхом спасение содевайте; сообращения с женщинами бегайте. [1, 47]

1) Благословен Бог, по преизбыточеству милости человеколюбия Своего призвавший нас званием святым, по предведательному совету Своему, во святой схиме сей предаться Ему всецело, и всецело себя посвятить на ближайшее и приискреннейшее работание Ему и Ангело-подражательное славословие, – и тако сердца наши расположивший отрещися от родителей, родных, отечества, и всего такого другого и взять на себя благое и спасительное иго Его, – и наше смирение сподобивший соединиться с вами в сожизние и сожительство, не с тем, конечно, чтоб руководить и пасти вас, о чем я и думать не дерзал, хотя так случилось. Радуйтесь же всегда о Господе, чада возлюбленные, радуйтесь, граждане небесные и изгнанники земные, жители Вышнего Иерусалима и пресельники от зде, наследники Царства Небесного и безнаследные лишенники земных благ. Радуйтесь, скорые шественники путем изгнания и страннического злострадания ради Заповеди Божией. Радуйтесь, последние по-мирски, но обладатели блага паче ума. Радуйтесь, доброе и богособранное содружество, единодушный и единосердечный, отцелюбивый и братолюбивый собор, другой на земле ангельский лик, обновители древнего жительства всепреподобных отцов наших. Радуйтесь, работники Божии, трудники, день и ночь делающие своими руками, чтоб не отягчить кого, и не только себя самих довольствовать, но и немощнейших из братий, и нуждающих из внешних. Радуйтесь, неразрывное передовое своинство, богоначертанный лик которого не расстроили ни угроза царя, ни страх князей, ни чаемая смерть. Радуйтесь, друг другу сорадователи, из коих каждый благоприятное брату своим почитает, и между коими нет ни зависти, ни рвения, ни соперничества, но господствуют мир, любовь и единожизние. Говорю так не потому, чтоб мы не испытывали браней: ибо кто венчается, если не боримый и противоборствующий, если не приемлющий стрелы и ранящий бросающего оные, – но потому, что не падаем под сатанинскими ударами. Воистину, чада мои богособранные! Вы питаетесь дарованием Духа, пьете воду, Господом подаемую, коей причастником соделавшийся не вжаждется вовеки, но будет она ему источником воды текущия в живот вечный (Ин. 4, 14, 15).

2) Зима настала, а обиталищ у нас немного, и те плохи и тесны. Но не падайте духом; ибо несмотря на то, вы просторны в добродетели и в сем отношении досточудны, ни во что вменяя прискорбное, хотя оно прискорбно, и об одном том заботясь, чтоб всегда делать угодное Богу. К тому же, если воспомянем древних свв. отцов, или даже и ныне подвизающихся, то найдем, что живем в палатах. Не видите ли, что и ныне рабы Божии одни живут на открытом воздухе, другие затворяются в пещерах и гробницах, иные носят вериги и едят очень мало, довольствуясь одним хлебом, а то и от него воздерживаясь и удовлетворяя потребность эту древесными плодами через день? Так воистину делается и ныне. Но и вы не печальтесь; ибо никак не окажетесь позади них, а равными им будете признаны или даже высшими их, как уверяют отцы, только будьте всегда неленостны и доброхотны на всякое дело. Разгорайтесь ревностию еще и еще, крепитесь и мужайтесь паче и паче. Повергайте врага долу, попирая его смирением вашим, мечом исповедания, ножом послушания. Солнце правды всегда да сияет в сердцах ваших, отгоняя тему страстей; ибо когда оно взойдет, звери уберутся к себе и в ложах своих лягут: понимайте слова сии духовно. Мы же изыдем на дело Господне от утра жизни до вечера смерти, исполняя делание свое (Пс. 103, 22, 23). Еще немного – и победим.

3) Соблюдайте правила, заповеди и постановления. Кто упал, поднимите его; кто ослабел, подкрепите; и во всем вообще помогайте друг другу, да исполнится и в вас слово Премудрого: брат от брата помогаем, яко град тверд и высок (Притч. 18, 19). Внимайте чтению и замечайте изречения, какие кому более благопотребны. Делай всякий свое дело со тщанием, яко дело Божие; и все со страхом и трепетом свое спасение содевайте (Флп. 2, 12). Не вонзайте меча в сердце свое и не небрегите о деле душевном. Открыто мне о вас, братия, некоторыми из братий, что вы не добре себя держите в некоторых случаях: ибо засматриваетесь на женщин и в беседу вступаете с ними, изгоняющими нас из рая. Или не слышите, что сделала Ева Адаму? Бегите же, бегите от них, как Великий Мартиниан, если не телом, то всячески духом. – А это еще что за речь: «от чего тот-то или такая-то не пришли сюда в воскресение?! Но всяко в следующее не забудут прийти». – Прошу и молю, дайте мне всегда слышать добрые свидетельства о вашем обращении! Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, каждодневно изъемлющий меня из глубины прегрешений мышцею силы Своея, по заступлению св. отца моего и вашей молитве да даст вам то же мудрствовать и тем же правилом жительствовать (Флп. 3, 16), да будет в вас един дух, едино разумение, и едино хотение; да пожив преподобно и праведно, сподобитесь получить обетованные блага, со всеми святыми, от века благоугодившими Богу!

44.

1) Страх за себя по поводу настоятельства. – 2) Будем преуспевать в отрешении от всего, помня Суд; понудим себя на добро, – и легко станет. – 3) бегай воззрений на лица и страстных прикосновений к другим и своим членам. [1, 48]

1) Неленостно мне говорить вам и утверждать вас словами истины, сколько можно чаще, дабы по неведению или нерадению не подвергся кто из вас уязвлению жалом смерти, т. е. грехом, преступив заповедь и сделав что неподобающее, – если, и когда делаю это, находим, что злохудожный сатана успевает действовать на некоторых из вас, о коих великий мне плач и печаль сокрушительная. Ибо за все, каким-либо образом согрешенное вами, я, непотребный, буду подлежать ответу в день праведного Суда и откровения всего, содеянного людьми, пред Господом Богом, если наперед не возвещу вам, если наперед не утвержду вас и не научу. Горе мне есть, аще не благовествую вам! (1 Кор. 9, 16). Особенно же за то горе мне, что, не будучи достоин именоваться даже овцою, занимаю чин пастыря! Какое мне оправдание, какое извинение просвещать других, когда сам я тьма, и врачевать немоществующих страстями, когда сам ведом есмь и увлекаем ими?! Но, из любви к вам и из послушания повелению отчему, соглашаюсь лучше быть пищею огня гееннского, нежели повредить вам. Я каждодневно привожу на мысль и обсуждаю, каково Судилище Божие, и как строго требует Бог от всякого человека, чтоб он был совершен во всем и преисполнен всякою добродетелию, особенно же если он предстоятель слова. Что же мне делать? К чему обратиться? Кого взять в сподвижники? Одно остается – положиться на ваши молитвы вместе с молитвами отца моего, да ими утверждаемый возмогу и вас добре руководить, и против собственных страстей подвизаться, соображаясь во всем с волею Господа.

2) Царство Небесное предлежит нам. Восхитим его деланием заповедей Божественных. Не будем сластолюбствовать, не будем разлениваться; будем паче и паче усугублять наше отрешение от мира и всего, что в мире, и препобеждать духов лукавствия, пока спасительно укроемся в необуреваемом пристанище Вечной жизни. Какое горькое мучение ожидает нерадивых! Какой гнев и ярость на всякую душу человека, творящую злое, – на душу всякого христианина, паче же монаха! (Рим. 2, 8, 9). Ибо чем больше мы почтены, тем большая требуется от нас чистота жизни. Кратковременна прискорбность от самопринуждения, но вечно отсюда истекающее услаждение, если постоянное благонастроение стяжем этим недолгим себя принуждением на всякое добро: это и в отношении к пище, и в отношении ко сну, и в отношении к раздражительности, и в отношении к помыслам злым, и в отношении ко всему другому. – Ибо если возлюбим доброе и будем нудить себя на него, то Бог подаст нам силу к деланию его; и станет тогда для нас путь добродетели легок и покат. Грех же для тех, кои предаются ему, исполнен затруднений, стремнин, скорбей, мрака, мерзостей и пагубы. Придите же, чада мои, потечем путем Божиим, прискорбным и бесскорбным, тесным и просторным. В бдениях ваших держите крепкое благонастроение, добре пойте, добре молитесь, к братиям имейте любовь и некую бездерзновенную несмелость.

3) Великое зло продерзая на все смелость и вещь убийственная; и многоискусный диавол, если кто не внимает себе, быстро при ней нападает, воровски прокрадывается внутрь и уязвляет души наши стрелою злобы своей, увлекая очи на красивые лица юных и сладкими улыбками в тех и других возбуждая возгорение страсти. Когда же успеет он одного обольстить и склонить к нечистой любви, тогда покушается и того, к кому у него страсть, пристрастить и любострастно расположить к нему; потом пойдут взаимные даяния и воздаяния воззрений и обозрений, душевные излияния и сладострастные горения; а наконец, если не особая Божия помощь, покров отческий и сознание искушения самими пострадавшими сие, там пагуба, – содомское сгорение и гоморрское потребление. Но бежим от сего все! Я первый, предыскушен будучи, простираю руку к вам искушаемым. Великое против сего подкрепление и ограждение – хранение очей и искреннее исповедание. – Но и в отношении к себе самим не следует допускать подобной неосторожной смелости: ибо и тут кроется смерть, – о чем незнающим лучше не открывать. Пострадавшие, знаете, о чем говорю; однако ж и всем подобает блюстись. Не коснися, ниже осяжи, – и не смотри на наготу свою, чтоб не подпасть под клятву Ханаанову. Ибо не другим падением пал столп оный пустынный, о коем говорил Антоний Великий, как этим, хотя премудрый отец и не высказал сего. Блюдите убо, како опасно ходите, да не смерть обымете. Бедный человек! Знаешь, что говорит Апостол: кто мя избавит от тела смерти сея? (Рим. 7, 24). Как со зверем диким, как со львом, живешь ты с этою плотию. Если не прострешь на него меча, он тебя похитит, сотрет и убьет.

45.

1) Бесы увлекают чрез возбуждение страстей и губят: бороться надо. – 2) Пал? встань, оплакав и покаявшись: Господь исцелит. – 3) Послушаем гласа Его; не будем малодушны, вооружимся. – 4) Всего укорного в общежитии бегайте, а во всем требуемом преуспевайте. [1, 49]

1) В чем исправим мы путь наш? В чем, если не в том, чтоб соблюсти словеса Божии и судьбы оправданий Его (Пс. 118, 9). Но кроме того имеем мы воистину непрестанную брань с миродержителями тьмы века сего; и велика и непресекаема их горечь против нас, как написано в «Лествице» (сл. 4, 35; 26, 126): они нападают, возмущают, мучат похотениями, щекочут подчревными движениями, возжигают пещь похоти, множат и разнообразят зло, – и напоения их смертоносны. Чем-нибудь из сего всяко уловляется бедный человек, если не внемлет себе: или завистию, – которая равняется убийству, – или тщеславием, или тайноядением, или сосложением с злыми помыслами: ибо и за это одно может пойти во ад пострадавшая сие душа.

Но чем бы вообще из сказанного ни был кто уловлен, он уже не имеет Бога, не имеет и Царства Небесного, лишается Жизни Вечной, теряет радование бесконечное, наследует же огнь неугасимый, червя неусыпающего, тьму кромешную и сводворение с бесами. – Нам же, братие, да не будет пострадать что-либо такое; постараемся избегнуть сетей вражеских, будем крепко бороться, перетерпим огнь похоти, – и он всеконечно угаснет. Ибо всесильное мановение Божие не попускает сгорать нам в огне сем, если боремся, – и мы исходим в прохлаждение росою чистоты, славя Бога со свв. отроками. Пусть зависть нападет, но вооружимся против сей страсти, и она, немного подержавшись, пройдет; продержится час или три, или, может быть, и весь день, но на ложе нашем исчезает; и ты, поборовшись таким образом, сопричислишься к воинам Христовым, имеющим получить не мучения, а венцы.

2) Ты был уязвлен, но и сам уранил; ты пал, – чего однако ж да не будет, – встань поскорее; ты увлечен был словом к тому, что неподобно, искушен был воззрениями очей, пленен в мечтания по бездействию ума, смехом разразился? Опять возвратись к должному, опять восстанови себя в чин свой, стань покаянником, даждь славу Богу, дай исповедание, пролей теплые слезы из среды души твоей, воссли воздыхания из глубины сердца твоего, восстени, поникни главою, сокрушись, воссмиренномудрствуй. Таково врачевство души! Ибо написано: егда возвратився воздохнеши, тогда спасешися и уразумееши, где еси был (Ис. 30, 15); и: еще глаголющу ти, речет ти, се приидох (Ис. 58, 9); и еще: опечалися и пойде дряхл, и исцелих пути его (Ис. 57, 17). Смотри, какого благого имеем мы Бога, какого умилостивительного, какого утешительного, какого скороуслышательного! Той бо есть очищение грехов наших (1 Ин. 2, 2); нас ради обнищал, нашего ради спасения истощил Себя, принял раны, оскорбления, поношения, поругания и излил всесвятую кровь Свою, – и язвою Его мы исцелехом, как написано (Ис. 53, 5). Придите же приступим и припадем Ему, и восплачемся пред Ним, яко Той есть Бог наш, и мы людие пажити Его, и овцы рук Его (Пс. 94, 7).

3) Днесь послушаемся гласа Его, и не станем более преогорчевать Его, не поползнемся, как древние (евреи в пустыне) на ропот по причине неверия, и потечем не ленясь в землю обетованную, в которую доходят путем тесным и прискорбным. Если бы тогдашние послушали Иисуса Навина, вождя своего, и Халева Иефониева, то имели бы наследовать обетованное Богом. Но как они тяготились и малодушествовали идти тем путем трудным, и убоялись сопротивления встречаемых народов, несмотря на помощь непобедимой силы Божией, то преданы были истреблению, и погибла память их с шумом. То же самое сбудется и с нами ныне. Ибо если вы будете слушаться нас недостойных и не дадите хребта, не засядете также за котлы плотоугодия, помышляя о рабстве египетском и о рабстве страстям мира сего, от коего освобождены вы благодатию и благоволением Божиим, но воодушевитесь вместе с нами и восстанете бодренно, с сердцем пламенеющим ревностию, обувше нозе во уготование благовествования мира, оболкшеся в броня веры несомненной, и всякою молитвою молящеся на всяко время духом (Еф. 6, 14–18): то мы с вами и путь духовный совершим благоуспешно, попирая и препобеждая встречающиеся инородные и варварские страсти, и Иордан прейдем мысленно чрез слезы, и наследуем землю оную, на которой произрастает бессмертная жизнь и плодородие ум превышающих благ.

4) Не многими и недостойными словами обсеваю я вас и ныне, как всегда, для упражнения душ ваших. Приимите, впрочем, и это скудное и вашим доброделанием сию малость слова размножьте в тридцать, шестьдесят и сто. Ей, умоляю вас, переносите благодушно притрудности жизни вашей и всеусердно исполняйте порученные вам послушания. Радуйтесь и сорадуйтесь мне все, и все благоуспешны будьте. Никто не ропщи, никто не желай другого (послушания), никто не гордись пред ближним, – ибо мерзость есть Господу и людям таковой, – никто не делай срамных дел ни душою ни телом, никто не ешь тайно, никто не лги, никто не осуждай, никто не укоряй, не будь без дела, не придумывай извинение в грехах, никто не будь двоязычным, шепотником, фанфароном, велеречивым, притворщиком, братоненавистным, недвигою, упрямцем; напротив, все будьте благотечны путем Божиим и благодвижны, ровны (не выдавайтесь), благосдержливы, неутомимы, долупреклонны выею, благопослушливы, приветливы, ненавистники продерзой смелости, друг-друголюбивы, бесхитростны; дабы так жительствуя и так себя держа, благоуспешно совершить предележащий нам подвиг и, благоугодив Богу, обрести обетованные блага.

46.

1) Призваны мы к высокой жизни: но так ли живем, как вознамерились сами и как другие ожидают? – 2) будем неизменны в добре и не станем увлекаться страстьми не только делом, но и в мечтаниях. – 3) Зачем ушли мы из мира? Чтоб жить в лишениях, – в надежде.[1, 50]

1) Явися благодать Божия, по слову дивного Павла, спасительная всем, да отвергшеся мирских похотей, особенно мы, монашескую жизнь возлюбившие, целомудренно, преподобно и праведно поживем, ждуще блаженнаго упования и явления славы великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. 2, 11, 12), Который одним, по терпению дел благих, воздаст Царство Небесное, а другим, по рвению и воли плоти отказавшимся от благих рачений и дел, – гнев и непрестающую муку в огне вечном (Рим. 2, 7, 8). – Смотрите же, так ли живем мы? По тому ли намерению, какое было в нас в начале? Итак, прияв имя и прозвание: святые, подвижники, – не посрамим первоначального последующими делами и не уподобимся фимиаму, который сначала распространяет благоухание, а под конец изгарью поражает обоняние, ни светильнику, светлогорящему в начале и всех в доме освещающему, а потом под спуд полагаемому или угасающему.

2) Отличительная черта истинной добродетели есть во все время хранить характер свой; и в этом – труд наш. Ибо мы человеки некако поскользновенны и удобопреложны на неподобающее, по изреченному негде Божественным гласом: прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности его (Быт. 8, 21). Отрекшись убо от мира, да не явимся опять общниками его и страстными; поправши славу, да не емлемся ее опять по злоумию; исповедав здесь о себе, что мы обнажились от всего, да не приступаем опять к пожеланиям и благам, чуждым для нас. Зачем, забыв об обете своем, данном при свидетельстве Ангелов и человеков, ищем – кто первенства, кто учительства, кто покоя? А иные изъявляют крайнее неудовольствие, если в чем-либо окажут им некое невнимание или не почтут их, яко преподобнейших мужей, зря пред собою не смерть, не Страшный Суд и осуждение помышлений их и дел, и не тяготящее их бремя грехов, но то, к чему влечет и чего вожделевает сердце, и что рисует долу преклонная мысль, которая в мечтах своих одного вводит в клир, другого возводит в настоятели, того облекает словом премудрости, этому поручает строение и попечение о монастырских потребах. Не сатанинская ли это прелесть и обман?! Не всех укоряем в этом, но есть некоторые такие; слово же наше обще простирается на всех в утверждение их в добрых помышлениях и чувствах.

3) Все почетши второстепенным и со всем земным распростившись, к чему вместо того приступили мы, о том и будем подвизаться. Чего же ради вышли мы из мира? Вышли мы – нищенствовать, плакать, алкать, жаждать, быть чистыми сердцем и миротворными, быть поносимыми, гонимыми, если случится, оклеветаемыми, быть отребием мира, и наконец, если настанет время гонения, предать себя на смерть за нас ради Умершего: ибо решившиеся на то и всегда на то готовые причитаются к тем, кои действительно то пострадали, и с ними вместе прославятся; и соцарствовать будут Единому Богу нашему и Всецарю Христу.

47.

1) Будь тверд в воспринятой жизни и сам себя не лишай радостей, предлежащих тебе. – 2) что можешь ты пострадать, чего бы Господь не пострадал прежде тебя за тебя. – 3) Скорбь о бежавшем из обители и увещание набольшим. – 4) Приглашение молиться об убежавшем. [1, 51]

1) Умоляю вас любовию Господа нашего Иисуса Христа, давшего Себя за грехи наши, тверды будьте и неподвижны в верном исполнении святых и животворных заповедей Господних. Никто не дреми, чтоб не поскользнуться на грех; никто не поддавайся искушению искушающего нас диавола; никто злохитро не укрывай от нас греха, одно нам объявляя, а другим являясь пред Богом, назирающим пути человеков и прозирающим в сокровенное. Не лишайте сами себя предлежащей вам радости в Жизни Вечной, спаситеся от рода сего строптивого и развращенного, возненавидьте мир и что в мире, всякие пристрастия, сладкие утехи, свои воли и самоугодия. Се раздружились мы с миром, се приступили к страху Божию. Умерли мы греху и не должны допускать ничего отвергнутого нами, ни тещи опять вслед того, ни принимать то. Пришел ты сюда, убежав от мира и мирских, – восприими доброе и дивное решение предать себя в рабы послушанию и все охотно претерпевать ради Христа, даже до крови. Это уже и обещал ты в самом отречении своем, пред лицом Бога и Ангелов Его. Таков ли ты, тебе то ведомо. Но смотри, человече, Бог поругаем не бывает (Гал. 6, 7). Отвергся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или триех свидетелех умирает. Колико мните горшия сподобиться муки, иже Сына Божия поправый, чрез нарушение обетов своих, и кровь заветную скверну возмнив (Евр. 10, 28, 29).

2) Господь за нас пострадал; что ты, раб, можешь спострадать равно Господу твоему? Что же ты, любимиче, раздражаешься? Что выходишь из себя? Что возмущаешься? Что? – Обругали тебя? Это и Господь твой потерпел. Ударили в ланиту? Он же разве не предавал лица Своего биющему? Насмеялись над тобою? То же было и с Владыкою твоим: ибо Он говорил чрез пророка: поношения поносящих Тя нападоша на мя (Пс. 68, 10); и еще: ископаша руце Мои, и нозе Мои: исчетоша вся кости Моя (Пс. 21, 17, 18). Какое каменное сердце не умягчится, помышляя о животворных страстях Христа Господа и о Его за нас смерти! Но вы разве не решились произвольно приносить себя в жертву за Него каждодневно? Это впрочем так и есть на самом деле, и как я думаю, вы не чужды ревнования о сказанном, но подражаете Спасителю и спострадать Ему ищете, яко имеющие и прославиться вместе с Ним в Царствии Небесном. Конечно, один из вас является лучшим другого и превосходит его, соответственно присущей в нем добродетели. Но да дарует Господь Бог силу и крепость всем вам достигнуть в меру возраста исполнения Христова!

3) Когда радуюсь я чему, хочу, чтоб и вы радовались, и когда печалюсь, хочу, чтоб и вы печалились со мною. – Се ныне скорбь у меня немалая из-за брата Орсисия. Исчез он с глаз наших вчерашний день. И причина сему не другая, как грехи мои, яко пастыря худого, который не предусмотрел, не предостерег и не предуврачевал немощного. Увы мне! Праведно имею подвергнуться суду и осуждению и предан быть на муки и истязания. Пожалейте меня; но и сами себя поберегите, да не соделается мое над вами настоятельство причиною моей погибели вечной. Да утвердит себя каждый из вас в должных правилах; и положите непременно все открывать мне на исповеди. Каждый да пребывает в том, к чему призван. Смотрите вы, набольшие, прежде других отрекшиеся мира, как бы не случилось и еще что подобное по вашему бессоветию, так как вы дозволяете себе выступать за пределы должного и не держать во всем порядков, как я хочу и как я желаю, чему быть относительно каждого подчиненного. Ибо слышу, что вы бьете; я же этого не приказывал, как запрещенного Божественным Писанием, хотя оно допускалось свв. отцами по нужде в некоторых случах и для некиих, без шума впрочем и чрез другого, не яко страсти удовлетворяя; браните, и притом неприлично, у некоторых же это обратилось в привычку. – Убеждением, кротостию и показанием добродетели надобно приводить братий к должному: ибо у нас не тираническая власть, а уважающая свободу и охотное вызывающая подчинение. Слова же бранные, как то: несмысленные Галаты, дураки, порождения ехидны и подобные да не слышатся среди нас, хотя слово строгое, не со смущением и страстию, а щадетельно и с любовию сказанное, бывает спасительным врачевством. Ибо и врач пользуется ланцетом и прижигателем, когда это пригодно к уврачеванию предлежащей болезни. И у нас есть свои ланцеты и прижигатели, каковы епитимии и слова обличительные: ими и пользоваться нам должно, имея одно в виду, – чтобы падший восстал и опять ялся пути своего, и являя утробы щедрот, особенно относительно несовершенных. Ни в отношении ко сну, ни в отношении к пище, ни в отношении к отдыху и прочему нельзя наравне ставить привыкших с теми, кои не таковы. Почему я желаю, чтоб новоначальным делалось послабление, пока привыкнут и сами начнут все ретиво делать. Разве мы имеем братий только для работ, для виноградных лоз и маслин? Никак; но для успособления им содевать свое спасение. Об этом перваки на первом месте должны заботиться, а на втором уже и о вещественном. Всякая душа смиренная и сокрушенная, по Евангелию, из благого сокровища сердца своего износит слова благие, и такой души обличение и укор сладки приемлющему их паче сладости сладкого пития; сердце же гордого плодоприносит – брань, горькие и грубые слова, сопровождаемые ярыми взорами очей, расширением ноздрей, зверскими вращениями лица. Каким же образом от этого уврачуется погрешивший брат?

4) Молитесь, да умилостивится Господь и откроет нам, где брат; потому что это навело на меня тяжелую печаль и стало причиною горьких слез. Не думайте, что убежание Орсисия ничего, дело невеликое, так как он из последних. Но для меня это велико; ибо Христос за него умер.

48.

1) Вот-вот смерть: готовьтесь, очищая себя от страстей. – Преуспевать надо. – 3) Бегайте празднословия и смеха, любите же молчание; и если говорите, говорите о полезном вам. [1, 52]

1) Спешат дни за днями, текут, как быстро стремящаяся вперед и не стоящая река. А там и смерть. И кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти? (Пс. 88, 49). Человек цвету сельному уподобился, дни его как сень преходят (Пс. 101, 12; 102, 15). Не дадим же себе быть в посмеяние, явившись неготовыми в час пришествия по нас св. Ангелов; но как каждое мгновение имеющие быть взятыми отселе, так будем внимательнейши к каждому поступку, к каждому движению и слову, – и будем стоять добре готовыми, в нетерпеливом ожидании приять мановение к исходу от Бога всех и Владыки преставления нашего. Если так будем держать себя, то никакое зло не привзойдет в нас, и забвение не будет закрывать от нас судов Божиих; не будем уже воевать друг с другом или ссоры затевать; не будем один пред другим большей искать чести или печалиться, что тому и тому не научились, того и того не выучили на память, в том-то и том-то не умудрились. Но все сие вменив уметы быти (Флп. 3, 8), одного только взыщем, – того, чтоб очистить душу от страстей и своими соделаться Богу. – Говорю же вам сие не потому, чтоб повелевал вам не учиться: ибо и этого требую, и сам же дал вам подробные правила, чему и как учиться; но чтоб показать, что первым должно быть то, а это после того, и то должно считать делом, а это приделком. Господь Бог наш, препоясующий силою немощных, от гноища возвышающий убогаго (Пс. 12, 7) и нас новорожденных в благочестии день за днем преобразующий в мужа совершенна, и нас да преисполнит мужескою к тому силою и совершенными да явит паче нашего достоинства.

2) Апостол учит нас искать все большего и большего совершенства (Кол. 3, 1). Не перестанем же искать, чего еще недостает в нас, но позаботимся паче и паче преуспевать и богатиться всяким добром. Если ты звезда, старайся сделаться солнцем; если ты уже внутрь двора Божия находишься и причислен к спасаемым, старайся достигнуть того, чтоб тебе быть поставленным над пятью или десятью городами. Умножь талант свой, чтоб стать над многими; возлюби много, да много и дастся тебе; будь верным рабом Господа, да над всеми, кои в доме, первенствуешь. Таковы Божественные гласы, страшные, – и когда слышишь их, и когда помышляешь о них, – славу из славы предуказующие нам.

3) Возмогайте против диавола и отражайте его на вас устремления. Слышал я, что многие из вас вдаются в празднословие и в вечерних сходках без смущения предаются смехотворству; а это пагубно и для делающего сие, и для участвующего в сем. Кто-нибудь из вас привносит слово смехотворное, и бессловесный смех тотчас от одного раздражается у всех. И диавол радуется: ибо он тут командир и ему угождение доставляется тем; а Господь со св. Ангелами Своими устыждается при таком худодействовании вашем. Побойтесь Бога и остепенитесь. Если это не правда, докажите мне, что лгу, и я замолчу; если же правда, начните блюстись от сего. Почему не обуздываете вы словоохотливости и не храните молчания, не говоря ничего, пока не спросят вас? Верно не знаете сладости молчания, которое душу молчащего исполняет радованием паче всякой радости: ибо таковой имеет собеседником Духа Святого. Вы думаете, что это малость, и не знаете, что тут совмещается всякое зло. Ибо, как изрек божественный Иаков, язык – неудержимое зло, исполнь яда смертоносна, и обуздывающий его совершен муж (Иак. 3, 2, 8). Не огорчайтесь же на меня, хотя я и огорчаю вас. Я отец вам; и скажу вам словами св. Павла: кто есть веселяй мя, точию приемляй скорбь от мене? (2 Кор. 2, 2). Взялись вы разговаривать? – хорошо; но говорите о тропарях и стихирах, рассказывайте святые истории, рассуждайте о вещах полезных и о делах, вам предлежащих. Говорить же о каком-нибудь поле или огороде, о быке или стойле, или о другом чем к чему вам? Кому нужно об этом спрашивать, и кто может дать на это настоящий ответ? Но один спросил ни с того ни с сего, другой повторил вопрос, – и пошли пусторечить, что и удержи нет. Лучше уж сидите в келлии и молчите. Молчащий, повторю еще, имеет Духа Божия сожителем себе, противное же сему явно.

49.

1) Картина страданий ради нас Спасителя: слава и благодарение Ему! – 2) По случаю перемены послушаний, слово к ропщущим на это и непокоривым. – 3) На словах все все готовы делать, а на деле не все: укор. [1, 53]

1) Се вводимся мы паки во святую и великоименитую седмицу действенного воспоминания страстей Христовых и снова научаемся, что и сколько, и чего ради благоволил потерпеть за нас Господь славы, Бог и Создатель наш. И какая окаменелая душа не сокрушится и не содрогнется, представляя, как Господь предается учеником, отдается в руки беззаконных, связуется воинскою рукою, ведется в судилище, обвиняется, Истина сый, слышит: льстец и злодей. Спаситель всех – ударяется в ланиту и сносит, оплевывается и не противится, терновым венцом облагается преболезненно и не опаляет дерзких, в багряницу одевается, как царь, и как злодей биется тростию, наконец распинается, копьем прободается, смерти вкушает Жизнь всех; но вскоре за тем восстает, восставляя и нас от падения нашего и поставляя в непресекаемое бессмертие. О, Господи Боже наш и Создателю! Что равное принесем Тебе мы – прах и пепел?! По безмерно богатой благости Своей не презрел Ты погибающего создания Своего, но благоволил прийти и спасти нас образом крайнего и неизглаголанного смирения. И се, в чувстве спасения и силы, от Тебя приятой, грешными устами и недостойными приносим Тебе хвалу и благодарение, преисполняющее нас.

2) Произошла у нас перемена послушаний: один к одному, другой к другому переведен послушанию, новому для него. Сделано так по отцепреданному правилу: ибо сим образом наилучше сохраняется и укрепляется братолюбие, единодушие и единомыслие. – Но некоторые из вас приняли это без обременения, а другим это показалось тяжело; потому что те привыкли отсекать свою волю, а эти оказались неприготовленными к сему, – те не пристращались к послушанию, и им все равно, к чему ни приставь их, а этим одно послушание нравится, а другое нет, и одно считают они почетным, а другое унизительным. Из этих, впрочем, последних одни, поскорбев немного, преодолели себя и помирились с новым для них назначением, а другие все еще упорничают и стоят на своем нехотении подчиниться новому порядку. – Ко всем вам вот мое смиренное слово! Те, которые приняли наше распоряжение, как бы оно исходило от Бога и, отсекши волю свою, с готовностью приступили к тому, что кому назначено, блаженны, благоприятны и нам и Господу, и равны мученикам – настояще, а не мнимо только. Те, которые, приняв его сначала с неудовольствием и скорбию, скоро потом со смирением обратились на лучшее, и эти добрыми явили себя борцами, принесшими Богу кровеизлияние. Третьи же, все еще остающиеся в непокоривости и сплетающие оправдания себе, внушаемые им страстями их, отпадшие суть, о коих праведно сказать, что они не суть и не были от нас.

3) Господь сказал: не всяк, глаголяй Ми, Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное, но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех (Мф. 7, 21). И еще: аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите (Ин. 14, 15). Применительно к сему и я говорю вам, что не всяк, говорящей мне: отче, отче, ученик мой есть, и что только тот любит меня, кто исполняет мои распоряжения. Не будем любомудры на словах, а когда дойдет до дела, оказываться чуждыми того, что говорим. Сколько раз приходилось мне слышать от вас: кровь свою прольем, умрем за тебя, если хочешь, в море бросимся, если хочешь, нагими будем ходить, если хочешь, камни будем есть, если хочешь, члены свои отдадим на отсечение. Слушая это, радуюсь бывало и благодарю Бога; но потом, когда пришедши, находил вас несхожими с словами, плакал и рыдал, приговаривая: люди эти устами благословляют меня, сердце же их далеко отстоит от меня. Не про всех вас говорю так: ибо испытал благопокорливость многих, как Ангелов Божиих, но про тех других; но и они не все и не всегда бывают упорны в своих желаниях. Говорю же обще, чтоб наперед быть нам всем во всем правыми. Взыщите же праотческих пределов, коим всегда верными пребывали отцы наши пред Богом. Им подражайте. Если не будете так действовать, то по исходе своем не сподобитесь сопровождения Ангелов святых и не будете вселены посреди отцов ваших: ибо каков кто здесь, таким явится и там. Знаю, что вы все желаете спастися и состоите в числе спасаемых. Будем же тещи добре, и подпадая искушению, не дадим себе падать; если же поткнемся, встанем поскорее, и если задремим, пробудимся. Не осуждаю вас; но почитаю рабами Божиими и ношу в сердце моем.

50.

Урок при виде умершего: не о теле, а о небе пещись. [1, 54]

Что сие, еже о нас, таинство? Какое всех ожидает обиталище? Трехаршинный гроб. От земли взяты, в землю опять пойдем: тело остается здесь, душа же воспаряет горе. Что были мы прежде и чем стали теперь по преступлении заповеди? Оно породило смерть, и за него стали мы тленны. Такими же увидим себя и мы; ибо также умрем. Что ожидает нас? Куда пойдем? Что встретим? – Чего же ради так лелеем мы плоть сию – нашу и не нашу, другиню и враждебницу, наветницу и попечительницу, пагубную и спасительную? Сколько ни корми ее, сколько ни покой, сколько ни услаждай, – не превратится ли она все же в червей и в смрадную грязь? Какая же польза мне заботиться о пепле и бороться из-за праха? Плоть и кровь Царствия Божия наследити не могут, говорит Писание (1 Кор. 15, 50). Сего ради позаботимся о себе добре и не допустим себе жить, как скоты живут. Неразумным животным свойственно любить плоть, растолщать чрево, питать плотские стремления, кипеть кровию, ботеть телом и все чувства услаждать; человеку же, воистину образом Божиим почтенному и хотящему жить, как создан, ничто из этого несвойственно. Дело его – дело ангельское, – созерцать небесные блага, обозревать картины миротворения, пламенеть любовно к истинному Богу, ненавидеть бесов, немного пещись и о теле, самое необходимое давая ему мерно и по малости. Ей, молю вас, будем право мудрствовать и познаем, что не погрешили, так действуя, в будущем веке, когда всем воздастся по делам и начинаниям их, праведным – Живот Вечный, а грешным – огнь неугасимый.

51.

1) Все в обители трудятся, привнося свою жертву в общее; почему делаемое от монастыря всякому присвояется. – 2) пища, питие и вино обще всем предлагается; но всякий имеет свободу воздерживаться. – 3) в каком смысле хорошо умножать братий; с какими мыслями настоятелю принимать; и братия имеют в сем часть; принимать престарелых и увечных долг есть. [1, 55]

1) Представите уды ваша, по слову Апостола, рабы правде во святыню (Рим. 6, 19). Восприимите Божественное мудрование еще преизобильнее, познайте истинно ангельское достоинство честного вашего образа жизни. Впрочем вы уже и познали то, и предали себя Богу совершенно со смирением, и благодушно несете каждодневно чувствительные труды в духовных и телесных деланиях ваших: ибо оба они равно благоприятны и одни другими восполняются. Один занимается чтением, другой молится, тот дома сидя рукодельствует, этот работает где-нибудь на открытом воздухе, иной виноградник раскапывает, другой гряды проводит, тот по делам хлопочет, этот плотничает; и никто – без дела, никто не сидит сложивши руки, но все привносят труд по силе своей. По-моему ни привратника, смотрящего за входящими, ни огородного сторожа, спугивающего птиц, не должно презирать: ибо и из них каждый содействует целому телу, занимая незначительное место ноги или пальца. – Все мы – одна душа, одна воля. Так и проявлять себя будем всегда; и никто не отсекай себя от сотрудничества и спострадания вместе с братством. Руки ваши освящаются, жертва Богу и приношение приносится трудом вашим. И разве неправ я, говоря сие? Не питаете ли вы престарелых? Не довольствуете ли странных хлебом, овощами, чашею студены воды или и вина, и всем другим, что имеется в монастыре? Не угощаете ли приходящих друзей? Не содержите ли себя самих? Не питаете ли и нас? – Что все сие, если не приношение Богу? Ибо написано: милости хощу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Это вы милостивыми являетесь, когда дается что от монастыря. Ибо когда делается это, не я один податель, но все мы подаем, деньги ли, одежду ли, или другое что. Вы – чада мои и соучастники во всем моем, и душевном и телесном. И сердце мое горит к вам, и не тесно вмещаетесь вы в утробах моих (2 Кор. 6, 12). Каждого из вас объемлю я духовною любовию, каждому состражду, каждого стараюсь согреть и упокоить. Почему знайте, что если кто против кого-либо, то и против меня; ибо он – я. Почему мир да будет между вами и любовь духовная, и друг друга почитание, и друг другу помогание. Последние, почитайте набольших и первейших, как меня самого, и слушайтесь их во всем со страхом и любовию; кто же не послушается, тот не чадо мое.

2) Подкрепляйте себя наперед душевными питаниями, совершая трезвенно и бодренно уставные службы и священные молитвы, а потом, по причине трудности работ, и телесными, – хлебом, вареными овощами и вином в мере положенной. Это для некрепко здоровых.

У кого же есть желание воздерживаться, – благодарение Господу! – пусть воздерживается. Но ни пиющий да не смущается, будто падающий; ни не пиющий да не надмевается, будто великое что делающий: ибо брашно нас не поставит пред Богом (1 Кор. 8, 8), особенно если при этом тщеславимся. Что юным пригодно не винопитие, кто станет противоречить? Но и для всех полезно не пить вина, особенно для крепких телом. Я впрочем намеренно некиим попускаю пить вино по уставу, для смирения помысла их, – не навсегда, а на время.

3) Известно вам, что почти каждый день приходят к нам желающие поступить в обитель нашу. Но я не всех принимаю: ибо не о том забочусь, чтоб вас было здесь более числом, чем в других монастырях, и не хочу этим хвастаться, хотя и тщеславен. Мы хотим, чтоб вы множились, но множились во славу Божию и по воле Его. Множайших собравшие воедино, конечно, большую воссылают хвалу Богу, но когда собрали их во имя Его. Не безвестно мне, что если о едином грешнике кающемся радуется Бог, не тем ли паче о многих таковых? И если посреди двоих и троих, сошедшихся во имя Его, присущ бывает Он (Мф. 18, 20), не тем ли паче посреди множества их? Но сознавая себя немощным и многострастным, не благоволю начальствовать над многими, когда и с собою самим не умею управиться. И только заповеди ради, повелевающей всякого приходящего не изгонять вон (Ин. 6, 37), – и другой: оставите детей приходити ко Мне, таковых бо есть Царствие Небесное (Лк. 18, 16), я преклоняю себя и принимаю и детей маловозрастных, и юношей, и устаревших, и женатых, и не женатых, и здоровых всем телом, и увечных, и одноруких, и хромых. Делаю же это не по своему произволению, как делающий нечто великое, но как подчиненный, обязанный так делать, по божественным отцам, так что, если не буду так делать, окажусь преступником заповеди. Вы же что скажете? Согласны ли со мною и готовы ли сами участвовать в этом? – Да, или нет? – Отвечай мне каждый, чтоб мне усерднейшим быть в сем деле: ибо ваших трудов плод есть то, чем их кормить и содержать; или лучше дар Бога, исполняющаго всякое животное благоволения (Пс. 144, 17), дающаго пищу скотом и птенцем врановым, призывающим Его (Пс. 146, 9), и рекшего: воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, и Отец Небесный питает их (Мф. 6, 26). Впрочем, я полагаюсь на ваше добромыслие и надеюсь, что мы сообща всегда усердно будем исполнять все заповеди и ни в чем не окажемся достойными осуждения. Ибо, если я не приму престарелого и не упокою увечного, то окажусь преступником закона не по одной только какой заповеди; потому что заповеди составляют неразрывную цепь и одна за другую держатся, и сему соответствует как исполнение их, так и нарушение. Почему, если нарушим и одну заповедь, меньшими наречемся в Царствии Небесном (Мф. 5, 19); меньшими же нарещись, по св. Златоусту, не другое что значит, как подпасть вечному мучению. – Будем же принимать и детей, и престарелых, и увечных; и благий Бог не презрит нас, но будет подавать нам все потребное и по душе и по телу, как мы и получали уже от Него с первого дня и доселе.

52.

1) Братолюбие да пребывает; спаситесь все, очищая себя; бегайте многоречия и смехов; больно мне слышать, когда что неисправно у вас. – 2) Не передавайте друг другу съестного без разрешения набольших; это соблазн: кто не исполнит, эпитимия, не по гневу, а по любви. – 3) Хотите ли быть всегда во всем исправны? Помните смерть. [1, 56]

1) Не позволяйте себе зле относиться один к другому, но показывайте взаимно между собою благое соревнование и подобающее братолюбие. Говорю сие в желании, да все спасемся. Ибо Господь наш Иисус Христос говорит: несть воля пред Отцем Моим Небесным, да кто погибнет (Мф. 18, 14). Итак спаситесь все; для сего все понудьтесь и поревнуйте представить себя Богу чистыми, как и созданы были в начале, нося подобие Божественного образа. Не будьте задорливы и не вдавайтесь в рассеянную многоречивость; когда сходитесь вместе по вечерам, не заводите смехов, и когда работаете вместе, не делайте этого, увлекая друг друга в падение. Чрево мое болит мне и чувства сердца моего неудержимо мятутся, говорит негде в богонаученных словесах своих велегласнейший Иеремия (4, 19). Здесь же я, нечистый и окаянный, вопию к вам: болезнь смертная объемлет меня, и стрелы помыслов уязвляют, когда слышу, что вы худо ведете себя.

Страшного убо Бога убойтеся, чада мои, и долгого вашего подвига и блаженного труда не губите каким-либо нерадением. Большое совершили мы плавание: ужели у пристани потерпим крушение? Долгий прошли мы путь: ужели в преддверии Божественных обителей воздремлем? Уразумейте, что говорю: ибо вам дано от Бога разумение. Мужайтеся и да крепится сердце ваше (Пс. 30, 25). Подвизайтесь, – и облекайтесь в смиренномудрие. Не будьте поблажливы своей воле и не оказывайтесь чрез то не с радостию исполняющими мои распоряжения. Ибо если кто умертвит свою волю, тот, как бы ни было ему тяжело возлагаемое на него, не отказывается, не небрежет, не тяготится, но охотно покоряется и слушается, соглашается и не противоречит, как и неразумное животное вяжущему его, по слову Писания (Пс. 72, 22). Да познает же каждый из вас сам себя, каков он в отношении к послушанию. Впрочем, и я по внешним движениям могу замечать, что лежит внутри. По св. Дорофею, не имеющий своей воли, чтобы ни делалось в монастыре, все то считает своим делом, – и такой всегда покоен. А кто не таков, тот кажется утомленным и расстроенным, влеком будучи своим хотением то туда, то сюда, прельщаясь то тем, то другим и принимая то тот, то другой вид. Да не будет у нас ни одного такого; но все чистосердечно будем служить Богу в едином духе. Если же я одно, а вы другое; то вот и война, и разделение. Но если то, что я говорю вам, хорошо, что вы воюете против меня? Что даете мне труд и заботу?

2) Имею нечто напомнить вам, братия мои, – почему не исполняете вы одной заповеди моей, как прочих? хотя она кажется, может быть, малою; но нарушение ее губит все великие ваши исправности. И зачем говорить нам: великая и малая заповедь? Всякая заповедь Божия должна быть исполняема, и всякое преслушание справедливо имеет свое наказание. Многократно я говорил со строгим прещением, что непозволительно, чтоб каждый из вас передавал другому что-либо из пищи и пития. Это принадлежит только мне, эконому, подъ-эконому, или и келарю, или другим набольшим, которым я дал и даю приказания на сей предмет. Итак снова подтверждаю, чтоб от нынешнего дня никто этого не делал: за это подлежит всякий эпитимии, как за тайноядение. Смотрите же, не впадайте в этот грех по малосмыслию. Вы не к добру стыдитесь один другого и там устрашаетесь страхом, где нет страха. Говорите, что не желаете оскорбить брата, а между тем Бога оскорбляете и меня недостойного. Увы – такой совестливости вашей! Это знак легкоты ума, богонелюбия, самочиния и плотского дружества. Дерзаю сказать, что, хоть бы ангелом кто был, не принимай от него ничего. Ведь вы часто получаете овощи благословенно: их и пусть ест каждый; если же кому нельзя их есть, тот пусть возвратит их келарю или, желая передать кому, скажет об этом ему. Поступающий так не подлежит осуждению. Или не знаете, что от этого зарождается непотребная дружба? А может быть, вы тем и передаете, к которым имеете нечистое расположение. Но пусть ничего такого нет; не соблазнительно ли само действие? и не порождает ли оно шепоты и огорчения, когда тот получает, а этот только смотрит? Всячески сей последний может подумать о себе, что его не любят. Если же скажете, что даете не пред лицом другого, то вам нужно для сего искать особое время и место; а таким образом вы устрояете скрытные содружества и совещания. – Но что говорит св. Василий Великий? – Что помизания очес и шептания на ухо подают повод ближнему подумать, что тут затевается какое-либо недоброе дело1. Итак отнюдь не позволяется вам делать это (т. е. передавать что съестное другим) помимо и без ведома тех лиц, кои к сему приставлены. Кто же окажется в сем виновным, тот подлежит эпитимии. Не думайте, однако ж, что это будет от гнева и раздражения. Нет, и делал и буду делать сие, движимый любовию к вам. Я забочусь в сем подражать Господу, о Коем свидетельствует Апостол: егоже любит Господь, наказует, биет же сына, егоже приемлет (Евр. 12, 6), – и сему самому Апостолу, который говорит о себе: и кто есть веселяй мя, точию скорбь приемляй от мене? (2 Кор. 2, 2).

3) Хотите ли всегда и во всем быть исправными? – Помните о смерти, об отрешении души от тела, о предстании Ангелов (в час смерти), о долгом оном шествии и странствовании (по мытарствам), о сретении Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, о страшном ответе во всех делах наших, о вечных мучилищах, о Царствии Небесном и об обетованных в нем благах неизглаголанных.

53.

1) Отлучаюсь, но душу оставляю с вами; будьте и без меня, как были при мне. – 2) наставления эконому. – 3) Уроки братиям по сему случаю. [1, 57]

1) Отлучаясь от вас на время, душу свою оставляю с вами и предаю вас молитвам отца моего и вашего, могущим твердыми и непоколебимыми 1Ч. 5-я. Сл. 3 о подвижничестве, стр. 82. соблюсти вас навсегда. Имеете заповеди Господа и Бога нашего, предания свв. отцов наших и мои смиренные наставления и внушения. Блюдите убо, како опасно ходите, не якоже не мудри, но якоже премудри (Еф. 5, 45), так, как бы я не отлучался от вас, а был с вами. Отсутствие учителя ложным ученикам радость доставляет, а истинным прискорбие. Вы, достойны суще Бога, живете преподобно и праведно, и пребудьте таковыми. Господь приточно говорит в Евангелии: блажен раб той, егоже, пришед господин его, обрящет тако творяща, как ему приказано (Мф. 24, 46). Мы недостойны того, чтобы к вам приложить такие слова; но для вашего утверждения в добром житии понуждаемся присказывать нечто такое, что выше нас. Да обрету убо вас так же ищущими Бога, как оставляю, и соединенными в единодушии, в тождемыслии и единосердечии.

2) Ведаете, что у сатаны много искушений, время же теперь весеннее, дни приятные. Смотрите, как бы не влетала в кого из вас стрела греха. И во-первых, ты, чадо мое, приемлющий вместо меня начальство над братиями, будь им во всем полезен, снисходя им, удовлетворяя вместо меня их потребности духовные, строго держа правила о псалмопениях и молитвах, одно позволяя, когда можно, другое запрещая, когда требуется; не будь ни слишком благ, ни чрез меру строг, но от того и другого примешивая во всем, тем и другим действуй во благо; болящим сболезнуй, скорбным споскорби, трудящимся спомоществуй. Слышишь, что говорит Павел, великий вселенной учитель: кто изнемогает, и не изнемогаю? Кто соблазняется, и аз неразжизаюся? (2 Кор. 11, 29). Разумеешь, что говорю? Да даст тебе Господь разум во всем. Но имеешь и общего нашего отца; его святым советам и повелениям следуй во всем. Изводяй достойное из недостойнаго, как уста Мои будет, говорит Господь в Божественном Слове Своем. Настоятельствующий над братством великим наречется на небесах, если достойно будет управлять подчиненными ему. Что говорит Господь святому и великому Петру? Если любишь Меня паче сих, паси овцы Моя (Ин. 21, 15 и 9).

3) Вы – овцы Христовы, чада мои и братия. Умоляю вас именем Господа нашего Иисуса Христа, давшего Себя за грехи наши, покоряйтесь старшему над вами; не противься никто приказаниям его: ибо противляяйся ему, Божию повелению противляется. С ним будет подъ-эконом: слушайтесь и его, и никто не презирай его ради юности его: ибо старость не в числе лет состоит, говорит Божественное Писание (Прем. 4, 8). Но кто стяжал старческую мудрость, тот и стар. Будьте же все мудры, все старцы разумением, никто не будь младенец ведением, но разумевайте, что есть воля Божия благая, и угодная, и совершенная (Рим. 12, 2), и по ее указаниям жительствуйте.

54.

1) Благоугождайте Богу; друг о друге пекитесь, не себе угождая; не будьте мудры о себе; единодушны будьте. – 2) Труда требует монашество, особенно же смирения; покой в будущем, но и здесь есть плод труда; и все монастыри трудом живут; смиренно покоряясь сему, мирно живите, дондеже прейдете. – 3) Пахомий брат почил; поминайте добродетели его: бездерзновение, воздержание, смех до улыбки, и то иногда только... трезвение... и подражайте ему. Благодарю Бога, являющего среди нас достойных людей. [1, 59]

1) Ведаете, что это Бог требует от нас, чтоб мы жили благоугодно Ему, нудя себя в нынешнем веке к подвижническому самоутеснению, в чаянии получить Жизнь Вечную. Убойтеся же Единого страшного в судах Своих, и добре ведите себя друг ко другу; не предпочитайте всему плотские пожелания ваши, один другого увлекая в свои страсти. – Се узнаю, что вы спорливы в беседах между собою, не о том рассуждая и не то изыскивая, что обще всем полезно, но к чему каждого влечет свое расположение к угождению себе. И в этом не исполняете вы Апостольской заповеди заботиться друг о друге, как о членах одного тела (1 Кор. 12, 25, 26). Если вы согласны в чем добром все, то благоприятно дело ваше; если же разномысленны, и следовательно самолюбивы и мудры в себе самих, то подпадаете под пророческое горе! Ибо велегласнейший Исаия говорит: горе, иже мудри в себе самих, и пред собою разумни (Ис. 5, 21). Тот добре жительствует, кто не упорствует ни в чем, и не по своему особному смышлению и решению говорит или делает что, но как требует предлежащая нужда. Если вы будете таковы, то не станете воевать один против другого и не допустите ни столкновений между собою и возгордения, ни осмеяний. Сколько было верующих в Иерусалиме в начале; но у всех, как написано, была одна душа, и никто ничего не имел своего, ни желания, ни стяжания.

2) Чада мои! Многодельна жизнь монаха и многотрудна, требует пота и терпения, главнейше же смирения. Отличающийся сею добродетелию безопасен от падения, по свв. отцам, и, как злато очищенно, пригоден будучи ко всякому делу, многоценным является. Трудитесь вы до утомления в делах ваших, – знаю. Да дарует вам Господь милость и благоживотие, по отжитии здешней жизни, в жизни другой. Но и здесь находим мы плоды труда к утешению и упокоению нашему по телу. Будьте при том удостоверены, что не мы одни добываем трудами благопотребное для жизни; но и каждый монастырь трудом и потом хранит жизнь свою. Ибо можем ли мы делать ложным Слово неложного Бога нашего, рекшего праотцу: в поте лица твоего снеси хлеб твой? (Быт. 3, 19). Никак. Смиренно покоряющийся сему закону жизни добре шествует путем Божиим. Имеете в утешение себе и укрепление благословение отца нашего. Имеете и моего смирения усердную молитву, коею, хотя и недостоин, каждодневно умоляю Бога милосердого сохранитися вам во взаимном мире, друг друга щадении, миловании и люблении, дабы, когда придет время разрешиться каждому из вас от тела, он при неосуждающей совести, с благою надеждою перешел из сей жизни в другую и получил там вечно блаженное себе воздаяние.

3) Вчера почил брат наш Пахомий. Вспомните о добродетели сего мужа, как он был бездерзновен и в какой мере имел воздержание: ибо отец наш говорил, что когда был он садовником, то кроме того, что давалось на трапезе, не позволял себе коснуться самого даже ничтожного плода; а как от других я слышал, он даже и того, что давалось для снедения вне трапезы, не снедал в саду, чтоб кто не возымел подозрения на него во вред себе. Всем нам известно также, что он никогда не смеялся и никогда не заходил далее улыбки, всегда сохраняя строгое к себе внимание и трезвенное настроение. И делатель Божий был он воистину неутомимый, трудясь, как знаете, день и ночь, – отошел блаженным. Не переставайте чтить его самым полным чествованием. Но и добродетелям его подражать поревнуйте, чтоб и из вас каждый, отходя от зде, оставил по себе добрые воспоминания и назидательный пример всему братству, так что в вашей власти лежит, каким кто желает быть признан по преставлении. Блаженным ли, или святым, или преподобным, или другим каким именем желает кто почтен быть тогда, возможно это для него, если от зде уже будет он сообразно с сим настроиваться; и никакой нет к тому непреодолимой препоны, никакой невозможности, как показывают примеры восхотевших сего и явивших себя такими. Вы же захотите быть названы блаженными, равноангельными, богоугодными; и это будет нам, если будем воздержны от пожеланий своих, если возлюбим понуждать себя на всякое добро, если изберем смиренномудрствовать во всем. Уверен я, что вы таковы есте и таковыми пребудете, – и что многие из вас приносятся нашею обителию, как честные Богу приношения. Восхищаюсь и всяким утешением преисполняюсь, что Бог, несмотря на превеликое мое недостоинство, даровал мне таких братий, – дерзаю сказать, – ни в чем не отступающих от древних, но в равной им мере и от мира отрешившихся, и послушанию себя подчинивших, и предавших себя за имя Божие даже до смерти. Благодарение Богу, и в последние дни сии призвавшему и явившему таких избранников Своих! Ибо везде и по всей земле много угождающих Ему. Работайте же Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом (Пс. 2, 11). Взыщите Его, и постигнете – дающа вам Царство Небесное.

55.

1) Выражает свое благоволение к ревностным труженикам и просит ревновать и о духовных деланиях, и о монастырских послушаниях. – 2) Спешите на дела, поощряя друг друга и не дожидаясь другого зова; препобеждайте страсти, и хоть будете в ранах от них, не лишитесь награды добрых воинов. – 3) Будьте милостивы не к людям только, но и к скотам. – 4) Берегите вещи, – даже обноски и чурбаки. – 5) Всегда ждите смерти; подняв паруса, плывите, наблюдая, как бы где вода не просочилась... Это искушение чрез чувства. [1, 63]

1) Св. Василий Великий сказал: что всеблагий Бог для того дал нам дар слова, чтоб мы открывали друг другу советы и помышления сердец своих. И се я открываю вам, что есть в сердце смирения моего, – что хотя сам я окаянен по множеству грехов моих, но оставляя свою немощь и опасность своего положения, всю заботу мою обращаю на вас, за вас страшусь и трепещу, и по вас подвизаюсь во всем. Почему кто из вас печется паче всего о спасении своем, тот не чадо мое, но господин, владыка и отец, – и я мысленно повергаюсь к ногам его; кто скор и ретив в делании дела своего, тот сила моя и крепость; кто молчалив, смиренномудр и трепещет словес Божиих, тот душа моя, сердце мое, ум мой. Но раздражаюсь на ничего не делающего, как даже ни ясти достойного по божественному Павлу (2 Фес. 3, 10); также на мешкотного, на ленивого, на ропотливого, на сонливого и на дремлющего за делом. Прошу убо вас, восстаните, чада мои и братия, сподвижники и сшественники мне на пути, ведущем на небеса. И во-первых, емлитесь за духовные делания тепло и крепко, возгораясь, как огнь, и спеша к нощным псалмопениям и дневным молитвам; а потом обращайтесь и к телесным делам, кои у вас на руках, вставая как можно раньше и не допуская до того, чтоб солнце застало кого на ложе, как заповедал Василий Великий; в жаркие же часы дня можно соснуть, но довольно одного часа, и скорее вставайте. – Слышишь, что написано в Божественных Евангелиях: утру глубоку приидоша жены на гроб (Лк. 24, 1); зело рано течаста Петр и Иоанн (Ин. 20, 24); в полунощи восстали Павел и Сила на молитву (Деян. 16, 25), подражая тому, что поется в Псалмах (118, 62)? И что еще говорит о себе Павел? – Нощь и день делающе, да не отягчим кого от вас (1 Фес. 2, 9). Видишь? – вот Апостол, проповедник Евангелия, ловец вселенной, после такого служения словом обращался к занятию и ручными работами, подавая нам образец жизни по Богу.

2) Будьте не забывчивыми слушателями слова (Иак. 1, 25), но творцами закона и исполнителями того, что возвещено нам по Божественному Совету. – Соревнуйте друг другу и друг друга возбуждайте. Кто скорее других к послушанию? Тот, кто не дожидается второго слова от повелевающего. Кто выше в смирении? Тот, кто с первого слова падает ниц, испрашивая прощение, и принимает на себя всякую клевету. Если вы таковы, то добре ведаю, что радуетесь и веселитесь, вземлетесь надеждами к бесстрастию и возноситесь чаяниями к блаженству небесному, пребывая чистыми душою, независтливыми и неподатливыми на страсти: ибо хотя получаете уколы и щекотания страстей, но, быв вооружены такими духовными доблестями, вы отражаете борющих вас демонов. Впрочем, кто из воюющих не получает уязвлений, хотя и победу одерживает? И такого как не увенчать Царю Небесному, хотя бы он был весь в ранах, только бы не был он умерщвлен грехом?

3) Будьте милосерды, якоже и Отец ваш Небесный милосерд есть (Мк. 6, 36). Утробы нечестивых, как написано, не милостивны; праведник же милует души скотов своих (Притч. 12, 10). Во-первых, являйте милость взаимно к себе самим, а потом и к животным, не оставляйте их ненакормленными и ненапоенными, но в свое время и корму им задавайте, и на водопой водите. То и служит очевиднейшим признаком, что подъяремные животные принадлежат монахам, когда они откормлены и сильны; если же они не таковы, то это не монастырские, а мирян или злых, или неразумных.

4) Покажите вы себя точными исполнителями правил жизни вашей, даже до малейших черт. И как в другом ревнуете вы быть верными сим правилам, так соблюдайте их в отношении к вещам: ни овощей не бросайте, как попало, ни плодам не давайте преть; даже лоскутами какими старыми или обрезками в пядень не брезгуйте, тем паче одеждою; ибо если монах должен носить, как написано в Герондике, такую одежду, которой никто не взял бы, если б бросить ее на три дни за ворота, то какою еще одеждою можно брезговать, пока она держится на плечах? И не об этом только говорю так, но и поленом каким не пренебрегайте и не сжигайте его попусту, ни отрезком доски, может быть, гожим еще на что-нибудь; не разливайте также вина и не проливайте елея. Уа! с чем это сообразно?

5) Каждодневно ожидайте разрешения вашего от тела. – Тогда узрены будем страшным лицом Господа. – Сего ради да будут вам слеш хлеб день и нощь (Пс. 41, 4), и, воспоминая сие, изливайте пред Ним сердца свои. И я уповаю, что вы пройдете в место селения дивна даже до дому Божия, во гласерадования, в духобряцательном эхе празднующих на небесах (Пс. 41, 5). Итак не вдавайтесь в печаль и не смущайтесь по причине страстей, хотя бы они сильно волновали вас; но, подняв парус души, благодушно продолжайте плавание и старайтесь переплыть великое и многобедственное море жизни сей, управляемы будучи молитвами отца нашего. Если при этом войдет внутрь злая вода, как чрез малые трещины, чрез чувства, чрез зрение ли, когда воззришь страстно, хоть бы то и ненамеренно, – или чрез слух, когда он приемлет приятную речь или мелодию, – или чрез обоняние благоухания от тела ли намащеннаго, или от какой масти благовонной, – или чрез вкус, когда он усладится каким-либо яством, или чрез осязание, отводящее в плен, когда коснешься своего ли тела, или тела ближнего, намеренно или случайно как, – если случится что такое, поскорее выкачивай это вон чрез исповедание и слезы. Если страсть слишком сильно подует, надо спустить парус, т. е. восприять истинное смирение; если порвется вервь, т. е. крепость терпения, поскорее исправляйте это чрез восстановление силы ума. Действуя так, вы безопасно войдете с грузом добродетелей в небурное пристанище Жизни Вечной.

56.

1) Новоначальным сильны искушения по причине остатка грешных пристрастий и привычек. – 2) Велик образ жизни нашей и по тому, что теперь имеем, и по тому, чего чаем, если сравнить его с мирскою жизнию. – 3) когда восстают искушения совне или от плоти и страстей, стойте и боритесь, пока победите. – 4) перечисляются помыслы десной и шуей стороны и предлагается последним противиться, а к первым прилепляться. [1, 64]

1) Не дивитесь, что случается иным из вас поскользнуться, а иным и совсем отпасть от нас, особенно из тех, которые еще проходят срок испытания, недавно вступив в обитель. Не выносят они благого ига Христова по причине оставшихся в них недобрых расположений и склонностей, – нетрудолюбия, миролюбия и греховных привычек, почему возвращаются вспять, как псы на свою блевотину (1 Пет. 2, 22). Неложно слово Господа, что мало стадо, к коему благоволит Отец Его (Лк. 12, 32), – что мало таких, кои тесными вратами и скорбным путем идут в Царствие Небесное (Мф. 7, 13, 14), что... аще кто не возненавидит отца своего, и матерь, и жену, и чад, и братию, и сестр, еще же и душу свою, не может Мой быти ученик (Лк. 14, 25).

2) Велик и премирен образ ангельской жизни нашей; и блажен, кого избрал для нее Господь из пошлого ничтожества мира и кто, притекши по гласу Господню, ялся сего высшего чина жизни, чая отселе еще узреть созерцанием ума Царство Небесное. Ибо в дольнем мире тьма и мрак; и всякий человек, избирающий суетное, тленное, скоропреходящее и только здешнюю жизнь услаждающее, вместо благ вечных и нетленных, неизреченных и недомыслимых, как в ночной брани, не знает и не видит, откуда и как получает удары, от чего и как стекаются неблагоприятные обстоятельства и бьют его, как волны. Кто, узрев это и уразумев, исторгается из сей толпы плененных сетьми диавольскими, тот, как птица, воспаряет горе и подъемлется на мысленную гору богоугодной жизни, имея под собою долу ловца – сатану – посмеваемым и попираемым, по слову Господа, рекшего: се даю вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лк. 10, 19). Наступайте же и попирайте многообразные главы его и всю его горделивую борительную силу, облекшись во всеоружие подвижническое. Вот что свидетельствует о вашем сыноположении Духом Святым и что соделовает вас сынами Богу.

3) Отнюдь не колеблитесь ничем из случающегося с вами во испытание боголюбивого расположения вашего. Не расстроивайтесь, когда подымется брань, внутренняя ли или внешняя, держась в своем чине до крови, в чаянии несомненном чрез терпение свое сподобиться и венцов. Мужайтесь, противоборствуя борющему вас змию лукавому. Знаете восстания плоти; знаете эти домашние воспламенения против дома святого, т. е. против честной души вашей; знаете страхи, этих волков аравийских, кои, совне представляясь в одеждах овчих, внутрь суть злобные всегубители: от плодов их познавайте их, по Святому Евангелию, и стойте твердо на своем.

4) Когда возникают в вас помыслы боголюбия, целомудрия, благоговеинства, сокрушения, терпения, памятования о смерти, исходе, сретении Ангелов, предстании Господу, ответе пред Судом Его, – приложу к сему, ставя первое на последнем месте, – и помыслы послушания, смирения, отсечения своей воли, перенесения осмеяний и сему подобное, тогда выдайте, что это помыслы десной части, помыслы Царствия Небесного, пролагающие путь восхождения к нему и сопровождающие его. Противоположные же сим помыслы суть, – миролюбие, грехолюбие, сластолюбие, продерзость, празднословие, многоспание, тщеславие, непослушливость, неверие, самовольное служение, – и что пересказывать каждую из страстей? – Изочту их, и паче песка умножатся (Пс. 138, 18). Зная таким образом, что десной принадлежит части и что шуей, от последнего бегите дальше и его обращайте в бегство, противясь тому, как учит св. апостол Иаков: противитеся диаволу, и бежит от вас (Иак. 4, 7); с первым же сочетавайтесь, сообращайтесь, сосуществляйтесь и получите обетованное тем же Апостолом: приближитеся Богу, и приближится вам (Иак. 4, 8). Отнюдь не допускайте самолюбия, саморассуда, своеумия, ибо слово отеческое все такое почитает источником всяких прелестей для послушника. Напротив, всегда держитесь братолюбия, простоты, безлукавности, нелюбия мира, беспритворства, уступчивости, послушности, богоразумия, богочестия и совершенной Богу преданности.

57.

1) В войне состоим: я, как военачальник, речью возбуждаю вас: стойте. – 2) Не малы подвиги наши; но не смотрите на видимое, а на невидимое, и радуйтесь: ибо воздаяние велико. – 3) Господь предал Себя за нас, предадим и мы себя за Него, твердо пребывая в своем чине. [1, 65]

1) В войне состоим мы, и в войне трудной и неудобно-победной. Ибо что говорит божественный Апостол? несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6, 12). Почему, как начальник воинского отряда пред схваткою с неприятелем воодушевляет словом состоящих под ним воинов и возбуждает их храбро устремиться к одолению врага: так и я, хотя сам немощен, долженствую, обязан и желаю вас, воинство Господне, не в одно какое время, а всегда возбуждать и ободрять к отражению демонских полчищ и многообразных страстей бесчестия.

2) Немал труд и немал пот в духовных подвигах ваших, но крайне напряжен, воинствен, борителен, дивен и вышеестествен. Ибо вы каждодневно несете, как излияние кровей, отсечения своих хотений, как язвы глубокие, укоры и поношения, как состязательные упражнения, наложение послушаний. И никому из вас непозволительно выступить за границу должного и повеленного; но все совместно вступаете в борьбу и злостраждете до изнеможения, стремясь и всячески понуждая себя ко всему, что свойственно подвизающимся, в алчбе и жажде, в зиме и наготе, в славе и бесчестии и во всем прочем, чем хвалился Апостол (2 Кор. 6, 4–8; 11, 27). Но радуйтесь, чада мои, радуйтесь, не видимое имея в виду, а невидимое, ибо видимое временно, а невидимое вечно (2 Кор. 4, 18), и помня, что живот ваш сокровен есть со Христом в Боге и что когда живот ваш Христос явится в пакибытие, тогда и вы явитеся (Кол. 3, 4), каковы вы, – и станете веселиться вечно; ибо воздаст вам Подвигоположник ваш Владыка за ваши во плоти подвиги воздаяниями вечными и бездонными.

3) Пребудьте, господие мои и владыки, пребудьте в любви Божией! И как Он возлюбил нас и предал Себя за нас на осуждение смерти, смерти же крестной, так и мы, за Него предавая, предадим себя, благодарение тем воздавая человеколюбивому Владыке за то, что Он так сподобил нас – о имени Его отрещися всяких мирских дел и занятий, всякого плотиугодия и всего, что есть от века сего. Какое же воздаяние воздадим мы укрепившему нас на сие Богу? Какое другое, как не то, чтоб ни сделанного уже не губить по нерадению и нечувствию, ни пред лицом настоящего не малодушествовать, ни будущего отнюдь не страшиться, но если б надлежало даже кровь пролить, да будет сие для нас любезно и крайне желательно. Будьте же тверды и утверждайтесь еще и еще, паче и паче, действуя усерднее, живее, богоподобнее и друг друголюбнее, отныне и до века.

58.

1) Поминаю смерть и все бывающее тогда и молюсь, чтоб дано было мне очиститься и не испытать огня, вы же радуйтесь, взирая на воздаяние, хотя настоящее ваше и скорбно. – 2) Се Четыредесятница: встретим ее радуясь, как время очищения и покоя душевного; не забудем также, что это есть время и сеятвы духовной, и займемся благотворным сеянием сим; царским однако ж шествуя путем мерности во всем, заботясь более о преуспеянии в смирении. [1, 66]

1) Помянув о смерти некоего из чтимых братий, восстенал я и восскорбел душою моею, помышляя, каково будет это преставление и это разъединение и разделение души и тела, это взятие нас в иную землю, это вступление в другой некий путь, это прехождение в иной мир, необычный, неиспытанный, неведомый, неизъяснимый и неизглаголанный. Ибо кто может сказать, какие там испытаем встречи, какие сшествия, какие зрелища и происшествия? Какие посланы будут к нам от Бога слуги Его взять нас отселе на небеса? И не будет ли состоять сие посольство из злых ангелов? Убоимся такого случая! Кто будет сшествовать нам и сопровождать нас в страну оную? И куда внидем, – в страну ли упокоения, в место ли селения дивна, даже до дому Божия, во гласе радования и исповедания, и в шуме празднующих? (Пс. 41, 5). Или напротив в огнь, тьму, к червям и в другие бесчисленные мучилища? Помышляя о сем, я изумляюсь, ужасаюсь, трепещу и молюсь, да дано будет мне здесь омыть слезами бесчисленные грехи мои и очистить себя немного, прежде чем испытаю огнь оный всепожирающий и нескончаемый. Вы же, поелику находитесь в подвигах и борениях за добродетели, и слыша и помышляя о сем, радуйтесь, утреннюйте, расцветайте, – и живите в Господе. Хотя окружающее вас прискорбно, но взирая на вечное воздаяние, ревнуйте без лености и малодушия до конца довести течение свое.

2) Се настоит св. Четыредесятница, просветительный и очистительный период честных дней! Никто не страшись, никто не разленивайся. Сладостны в сие время умиление, восприятие священных помыслов, возображение небесных созерцаний, очищение сердца и тела, отторжение скверны страстей, слезное в сокрушении пред Богом омовение. Расположимся же принять дни сии, как время упокоения и утешения телесного и душевного, и паче последнего, чем первого. – Время это есть и время сеятвы. В плоть сколько ни сей, все то обращается во истление; и от сего остается разве только подожжение похотений, производящее воскипение крови, животное и бессловесное. И как заблуждаемся мы люди, заботясь о текущем и прилежа непостоянному! В душевном же сеянии ничто из приемлемого не пропадает, ничто не истрачивается даром, ничто не гибнет, но все сохранно удерживается и питает пищею, воистину бессмертною, честные души ваши: в сем радость, мир, вера, надежда, любовь, просвещение, очищение, освящение и, наконец, обожение. Не позволим однако ж себе вдаваться в чрезмерности относительно тела и уклоняться от заведенных порядков, шествуя царским путем, и в принятии пищи и пития, в бдении, в уединении, в спании на голой земле и в прочем. Поревнуем же паче о том, чтоб смиряться смирением божественным, и для того нелицемерно слушаться и отсекать волю свою лукавую с корнем, как вы и отсекаете. Действуя так, вы в тихости и любви и во исполнении Духом Святым внидете в светлые дни Святого воскресения Христова. Сие вам, как должник, напомнил я и буду напоминать. Исполните же сию заповедь и смиренное слово мое; – и да запечатлеет вас печатию Своею Дух Святый!

59.

1) побыв среди суеты мирской, возблагодарил я бога, что мы с вами убежали оттуда. – 2) нет ничего блаженнее нашего состояния и по тому, что имеется в цели, и по тому, что дается тотчас. – 3) Возлюбим Бога: ибо кто достойнее любви? и что блаженнее сей любви? Вы приступили к сему и начали, но конец далеко. – 4) плоть надо умертвить, особенно похоть ее, избеганием всего, что может возбуждать ее. [1, 67]

1) Завчера, по повелению владыки нашего, вышел я из монастыря, взошел в патриархию, а оттуда к царской Литургии. Весь день провел я там, и видя видел виды и лица, кружение мирских дел и хлопотливость, туда и сюда гоняющую людей, их многоглаголание, многозаботливость и мирские сговоры: и это во дни честной и святой Четыредесятницы. Отстранило это меня от обычного настроения, уши мои оглашались странными глаголаниями и очи мои развлекались многими и разнообразными фантазиями. И теперь еще чувствуется это во мне; и я пользуюсь настоящим благовремением, чтоб высказать это вам. Как из облака сгустившегося ниспадают капли дождевные; так при стесненном сердце капали слезы из очей моих, и я, испустив вздох из глубины сердца моего и утишив волнение помыслов моих, молитвенным горе восхождением возблагодарил Господа и ублажил вас, что вышли вы из среды таковых, и отлучились от них, и отреклись от самого даже прикосновения к нечистоте мирской, пребывая на поприще подчинения, каждодневно борясь с искушениями терпения и в духе восходя на высоту добродетелей богоугодным благонастроением и благоповедением.

2) Что блаженнее, что вожделеннее, что благолепнее вашего положения и состояния? Вы воистину чада Христа, слуги Бога и Отца, отрекшиеся от плоти и крови. Цели людей житейских – в земном, цели ваши – в небесном; для них главное – мир, для вас – небо. Им свойственно здешнему радоваться без радости, здешним богатиться без чувства богатства, здешним наслаждаться без утоления глада наслаждения. Иначе не могу говорить о них. А у вас – веселие, источаемое надеждою, – радование о том, что обещается в будущем веке, – при бедности во временном, обогащение в вечном, – при скорбном воздержании вкушение недомыслимо сладких благ духовных. – Не будем же ничего другого ублажать, ни на что другое обращать взоры и внимание, ничего другого вожделевать, кроме того, что даровано нам по вышнему жребию и чем облагодатил нас Дух Святый.

3) Придите, дадим славу Призвавшему нас. Придите, возлюбим так Возлюбившего нас. Придите, рабски послужим Ему, да сподобимся господства над всем. Придите, убоимся Его, да убоится нас мир, и возлюбят лики ангельские. Придите, очистим себя от злых дел и помышлений, да Он, Свет воистину суще неприступный, облистает нас молниею Духа и возведет на высокую гору Божественного жительства, и покажет нас людям, яко град божественный. Слышали, что говорит некто из святых отцов в Герондике: если почтим Единого, т. е. Бога, то все станут почитать нас, а если обесчестим Его грехами своими, то встретим противное тому? – Да и кто не возлюбит Господа? Кто не прилепится к сему Свету великому и непрестающему? Кто не потечет к сему великому Подвигоположнику и Венцедателю? Кто не восхощет сцарствовать сему Всецарю веков? Кто не предпочтет всему всыновления Тому, из Негоже всякое отчество на небе и на земле, Отцу щедрот и Владыке всяческих? Кто не возревнует сонаследовать с Господом нашим Иисусом Христом Отческое оное общение, которое невозвестимо для слова, невместимо для слуха и неисследуемо для мысли? Вы избрали сие и возлюбили, вышли на зов и пришли, начали совершать и совершаете. Но еще не конец подвигам (ристалищным состязаниям), еще не предел бегу; еще потребно тещи и тещи усиленно, еще не истек час состязаний, как изрекли великие оные и златые уста Духа. Не слышим разве, что говорит Павел, сей свет мира, Апостол вселенский: тако теку, не яко безвестно: тако подвизаюся, не яко воздух бияй: но умерщвляю тело мое и порабощаю, да не како иным проповедуя, сам неключим буду? (1 Кор. 9, 26, 27).

4) Видишь, что изрек человек Божий? Потребно умерщвление и властное порабощение этого неукротимого коня плоти. Утесним же его и обуздаем. Прошу вас об этом я, многострастный и многогрешный, чтоб он не закусил удил, не сбросил седока – ум, и не сделал нас посмешищем для врагов наших. Будем избегать стремнистых мест, чтоб тещи безопаснее. Понимаете конечно, о чем я говорю. – Горе лукавому зрению, потому что оно впускает в душу яд греха! Горе окаянной дерзости, потому что она быстро сожигает дом добродетелей! Горе юношеским друг другу улыбкам безбородых или и бородатых, потому что они в одно мгновение низвергают нас в дольнейшие страны страстей! Горе насыщению чрева и вдоволь спанию, потому что они порождают и множат злоплодные семена похотения! Горе сдружающимся два-два, заводящим тайные вместе сидения и беседы, и особенно дерзающим при сем открывать друг другу срамные помыслы, будто для взаимной пользы и пользования, потому что посреде них не Христос, а сатана! Но оградите себя страхом Божиим, и паче и паче возвышайтесь в небесном восхождении своем.

60.

1) Встаньте и взыщите исцеления у Всеврача Господа. – Жизнь наша высока, – ангельская, а мы плотяны и земны; потому для успеха в жизни от нас требуется большой подвиг. [1,69]

1) Восстаньте и, исправясь, теките путем вашим добре. Кто дремлет в нерадении, пробудись к радению. У кого руки опустились и ноги храмлют на обе плесне, начни право ходить по стезям заповедей Господних. Кто слепотствует в страстных помышлениях, омой зраки очей своих в купели слез и, прозрев бесстрастием, славь Господа. Кто, как прокаженный, покрыт струпами греховными, тепле приступи к Господу, и услышишь: хощу, очистися (Мф. 8, 3), и очистившись, берегись прочее этой проказы. Кто глух душою и слеп умом, взыщи слышания и глаголания, – и обретешь: ибо всех, кои худы по внутреннему человеку, весть исцелять Божественное Слово. Такую речь обращаю я к вам ради немощных из вас: ибо не требуют здравии врача, но болящии (Мф. 9, 12).

2) Чин жизни нашей, великий и преславний, не кое-как приходит в совершенство, а многими потами и подвигами; но сколько он высок, божествен и ангелоподражателен, настолько требует трудов и усилий, так как мы, плотяны будучи, бесплотным уподобиться ищем, в мире суще, как на небесах жизнь проводить ревнуем, с плотию и кровию связанные бесплотно и бескровно нудим себя жительствовать: ибо, по Апостолу, плоть и кровь Царствия Божия наследити не могут, ниже тление нетления наследствует (1 Кор. 15, 50). Почему много нам надо иметь твердости, много внимания и усиленного тщания: плоть бо похотствует на духа, дух же на плоть; сия же друг другу противятся, апостольски сказать (Гал. 5, 17). Смотрите же, не дадим лучшему в нас подчинену быть худшему, и того, что должно быть господственно в нас, не поработим раболепным страстям плоти, чтоб не оказаться ходящими на голове, держа ноги кверху.

61.

1) Преполовение Великого поста; потрудились, видим плоды: милость Божия; возблагодарив, устремимся далее. – 2) Бог и Ангелы и все святые смотрят на бег наш; потщимся, препобеждая препоны и зря горе. [1, 69]

1) Благодать Святого Духа добре довела нас до среды честной Четыредесятницы в крепости и доблестности немалой. Верую, что она и в предняя будет сшествовать нам и до самого животворного и светодательного дня Воскресения доведет нас, в оставление грехов и в вящшее улучшение добрейшего вашего преуспеяния. Обратитесь вспять и посмотрите, каково некогда было состояние ваше и до чего поднялось оно теперь. Душа, однажды восприяв рвение о спасении, нечувствительно подвигается вперед в деле сем и восходит на высоту добродетелей, воспаряя в небесная. Так и мы, братия, с рвением вступив вместе в дни сии и отстранив все затруднения и препятствия, добре и право шествовали доселе и соделались другими, возлюбив благочиние и точное исполнение заповедей; из стяжанного прежде ничего не потеряли, новым же обогатились; и возвеселилось сердце мое, и возрадовался дух мой, что упреумножились плоды божественного дела вашего и лучшей части сподобилось священное рвение ваше. Все же сие, апостольски сказать, есть ни хотящаго, ни текущаго, но милующаго Бога (Рим. 9, 16). Коим немощные мощны бывают, и бессильные препоясуются силою (Пс. 17, 33). Однако ж не удовольствуемся одним тем, что уже достигнуто, но юношески устремимся в предняя, и да обновится, яко орля, юность наша (Пс. 102, 5), всегда да будем подвигающимися вперед и преуспевающими, не почитая чем-нибудь меру стяжанного добра и степени, до коей достигли, пока вратами смерти не прейдем от временного к вечному. И блаженны воистину будем мы, братия, и блаженных Ангелов удел получим.

2) Какая слава и честь, когда мы жительствуем, как должно по нашему образу жизни. Смотря на нас, радуется Владыка всяческих, срадуются и свеселятся святые все. Как мы телесными очами смотрим на текущих в ристалище: так Бог и весь ангельский лик и всех святых собор смотрят на нас и определяют достоинство делаемого нами. Будем же тещи, братия мои, будем тещи на этом великом беге по пути от земли на небо, будем препобеждать противоборца нашего, поражать, когда он покусится схватиться с нами, и далеко отбрасывать доблестною возбужденностию нашею против него. Он трус, бессилен и презренн; почему Божий брат Иаков взывает: противитеся диаволу, и бежит от вас; приближитеся Богу, и приближится вам (Иак. 4, 7, 8). Не дадим себе возвратиться вспять ни в чем; ибо это несвойственно усильно текущим. Не будем вяло выступать; ибо это неуместно спешащим одержать победу. Но обнажившись и от дел и от желаний своих, и горе к небесам устремив взор, так будем довершать течение свое, чтоб и нам можно было сказать с Павлом: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох, прочее соблюдается мне венец правды (2 Тим. 4, 7).

62.

1) Положение ваше благоустроено: блюдите его. – 2) Исполняй каждый свое дело, – наипаче ты, экономе, потом и все, кои после тебя: набольшие распоряжайтесь добре, а подчиненные слушайтесь охотно. – 3) Любите эпитимии и перемены послушаний. Страхования св. Феодора относительно разрешений. [1, 70]

1) Слава и благодарение Господу, собравшему нас и благоустроившему в единомыслии и единоволии. Почему дерзаю сказать, что глава наша есть Христос, к Коему как к Началовождю и будем все относить и все во славу Его обращать. И кто блаженнее вас, если до конца не отпадете от такого благонастроения? – Да даст же вам Господь всегда добре сообращаться между собою, паче и паче очищаться и просвещаться и непрестанно подвигаться вперед, хотя малыми приложениями доброделания. Положение ваше благоустроено: блюдите его.

2) Исполняй каждый послушание, как приказано. Внимай каждый себе и не высьтесь один над другим, соблюдая всячески и в сем благочиние. – Внимай наипаче ты, чадо экономе, лежащей на тебе заботе, с кротостию наказующе противныя (т. е. непослушных) (2 Тим. 2, 25) и ничего не делая по пристрастию или гневу. Настой, говорит Апостол, благовременне и безвременне (2 Тим. 4, 2). Безвременне разумей в смысле: во всякое время; во всякое время будь настоятелен и бдителен. – Впрочем будь таков, как видишь меня, хотя я и скуден всем. Насколько допускаю что, допускай и ты, и что оставляю, оставляй и ты: если бью, бей; если щажу, щади; если милосердую, милосердуй; если милую, милуй; если люблю, люби, – да имаши услышать: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25, 21). Подобно сему пусть поступает и тот, кто после тебя следует, – а далее и те, кои после него. Вот прекрасный закон, чтоб подначальные образовались по начальствующим, и чтоб, сколько в начальствующих преизбыточествует разумное о всех попечение, столько в подначальных преизбыточествовали благопокорность, непротиворечие, смиренная послушливость и поспешное исполнение повелеваемого.

3) Любите эпитимии и пременения послушаний и рукоделий, в уверенности, что распоряжающиеся сим имеют в виду вашу пользу. – Но впадая в погрешения, по моему бессоветию и по грехам моим не ищите у меня разрешений безвременно; я, – хотя и грешник, – блюститель есмь сих вязаний пред Господом, Который, в лице великого и верховного апостола Петра сказал и мне: еже аще свяжеши на земли, будет связано на небесех: и еже аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех (Мф. 16, 19). Как же я, – помилуйте меня, чада мои, – как попало разрешу неразрешимое и разорву связанное? Не видите ли, с каким страхом должен я делать это, чтоб всегда содействующим мне иметь божественное извинение в таковых вязаниях и разрешениях? Где же узреть нам оный свет рассуждения, чтоб наше канонисание (наложение епитимии) и осуждение делалось как бы совместно с Богом? Хотя и дерзновенно так сказать; однако ж, по существу дела, так воистину должно быть и бывает. Поражаюсь страхом и покрываюсь стыдом, говоря так, и молюсь, да не расступится земля и не пожрет меня, или да не подвигнутся горы и не покроют меня. Увы мне! Увы мне! К какому делу приставлен! Ведая сие, не нудьте меня: ибо может случиться, что я разрешу, а Бог не разрешит, отвергши молитву мою, так как пречистое Естество не станет служить моим неразумным порывам и разрешениям, но не одобрить моего действия и даже возьмет из среды живых, как Илия. Бог да удостоверит вас, братия мои, что не опечалить вас желая, говорю так, и не для того, чтоб сжать вас и стеснить властно, или пасти стадо Христово неволею и нуждею (1 Пет. 5, 2). Да не будет мне сие, Господи! Какая мне от этого была бы польза? Вся забота моя о том, чтоб всякими способами спасать вас, агнцев Христовых и овец Божиих. Ибо это положил Господь признаком любви к Нему, первым и величайшим, в Его вопрошениях к божественному Петру (Ин. 21, 15 и д.). Такие словеса слагая в сердцах своих и соблюдая их верно в созидание свое, добре теките, радуясь о Христе Иисусе, Господе нашем.

63.

1) Отпраздновав Пасху, пойдем далее в духе четыредесятничного времени, чтоб не растратить стяженного в продолжение его, а умножить. – 2) Представляя, куда течем и чего достигнем, не будем поблажать сластолюбию и прилепляться к красоте телесной. – 3) столько получили мы в Пасху и прежде: неразумно теперь бросаться на противное тому. – 4) Братия один за другим отходят, не останемся и мы: будем же внимать делу нашему. [1, 71]

1) Се отпраздновали мы царицу дней Св. Пасху, просветились Божественными таинствами, прияли освящение Духа в союзе мира и любви духовной. Теперь опять полагаем начало входа в другие дни года. Будем же и в них изменяться добрым изменением, соделоваясь лучшими паче прежнего, и ни в чем не попустим себе податься назад, бесчестя подвиг и духовный труд предыдущего четыредесятничного времени, но паче восхождения на восхождения положим и на прежних добродетелях надустроим другие; и добре, приобретенное нами и стяжанное в благоговеинстве ли или в безмолвии, в целомудрии ли или в чистосердечии, в посте ли или в другом каком рачении, каждодневно будет таким образом не только пребывать в целости, но умножаться и усовершаться добрыми придатками.

2) К Богу течем мы, в Царство Небесное простираемся, в свет, в живот, в радость неизглаголанную, в сладостный оный и блаженный рай, в вечные обители, в дивные места славы, в ангельские хоростояния, в ликования святых, в пребывающее выну наследие. Не дадим же себе забыть предлежащую нам цель, не позволим себе ослабить напряжения в течении, ни увлечься неуместными помышлениями. Не будем сластолюбствовать, ни миролюбствовать, ни плотолюбствовать, ни пленяться красотою лица, поступи, улыбки. В себя самих будем смотреть, как взывает Богослов Григорий. Видите, что пострадала Ева, пленившись красотою греховного плода? Да не :будет нам пострадать что-либо подобное! – Да и что же получаем мы от поблажки похотям и страстным влечениям? Добро бы ничего; а то, кроме расстройства внутреннего, еще стыд и срам пред Богом и людьми.

3) Ввел тебя Бог после великих постных дней во Св. Пасху, оживотворив тебя причастием Св. Тела Своего и Крови: как же ты, окаянный, дерзаешь воздавать Господу противное? как позволяешь себе обращаться вспять к делам неподобным? Не дал ли тебе Бог ума? Не создал ли Он тебя разумным? Не имеешь ли ты мысленных очей? Зачем же тебе бессловесничать? Зачем не смотреть одесную на недомыслимую красоту Господню и к ней не устремляться душою своею, но к ошуйным вещам обращать зрак свой, к срамотам греха, к нечистотам скверных страстей? Будем же трезвенствовать, будем тем занимать ум, что ведет к блаженству вечному и к тому обращать намерения свои и труды.

4) Не затем простираю я к вам непрестанно слово мое, чтобы чесать слух ваш, не с тем, чтоб только отбыть труд оглашения или услышать треск похвалы; но затем, что, страхом объемлясь по причине настоятельства моего, трепещу за спасение ваше. Богу живому работаем, и судилище неумытное и неподкупное готовится нам и воздаяние нескончаемое: ибо там огнь не угасает и червь не умирает (Мк. 9, 44). Посему-то и вопию к вам и, как бы к стонам вашим припадая, умоляю вас, – не допустим, чтобы последний час застал нас неготовыми, и конец жизни нашей заключило нерадение. Непрестанно видим действо таинства смерти, и пред лицом нашим, как видите, преходят братия наши. Видя сие, говорите себе в помысле своем: «мы же что? не так ли и с нами будет? Останемся ли еще? И если останемся, долго ли проживем? Не ждет ли и нас могила? Не видится ли и наш гроб, – последнее ложе и покоище наше, полное червей и несносного зловония?» Ибо кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти? (Пс. 88, 49).

64.

1) Высокого сподобились мы звания; будем радоваться, благодарить и действовать, всякий труд ради него подъемля и все претерпевая. – 2) пусть лишений много; но нам предлежит Жизнь Вечная и Царство Небесное: возлюбим же сии лишения и будем тещи воодушевленно. – 3) смотрите на примеры свв. отцов руководителей. – 4) смотрите на примеры прославльшихся в послушании. – 5) и подражайте им, чтоб сподобиться и части их. [1, 72]

1) Радоваться должны мы, что призваны Богом и избраны для такой святой жизни, – и радоваться столько, чтоб забывать труды подвижничества и легким почитать все скорбное, встречающееся на пути добродетельной жизни в чаянии будущих наслаждений. Не воинское звание, не гражданский чин, не военачальническое достоинство, не столь желанное многим царское владычество получили мы и имеем, но гораздо большее всего этого и высшее небесное жительство, – истинное не на словах, а самым делом. Ибо если с Ним страждем, с Ним и воцаримся, говорит Апостол (Рим. 8, 14; 2 Тим. 2, 12). Такое убо получив от Бога преимущество и получив даром, а не по своему усилию, сколь должны мы радоваться и веселиться, благодарить и молиться, все делать и говорить, чтоб сохранить его и соблюсти некрадомым от многовидных против нас направленных наветов преисподнего миродержителя? Почему, братия мои, да будет нам в деле исполнения лежащего на нас долга всякая скорбность приятна и всякий труд сладок и желателен, и ради сего да приемлется нами всякое подвижническое лишение, как наслаждение, – удаление от мира, как к Богу приближение, – отчуждение от удовольствий, как причастие благ небесных, – утеснение воздержания, как пространное питание.

2) Пусть мы пьем воду и питаемся сухарями, преутруждаемся, делая своими руками, изнемогаем в помыслах, жегомы бываем искушениями плоти, раздираемы желаниями, умерщвляемы лишениями, и без друзей и приятелей, без рода, без отца и матери пребываем в жизни сей: что до того? нам предлежит Жизнь Вечная, уготовляется Царство Небесное, наслаждение многими недомыслимыми благами, всеблаженное бессмертие, богатство славы и чести и множество других великих благ, коих изобразить не может язык человеческий. Будем же тещи бодренно и усиленно; возлюбим подвиги самоотвержения и поты доброделания, да восхитим венцы и стяжем сокровища, каких око не видело, о коих ухо не слышало, какие и на сердце человеку не восходили (1 Кор. 2, 9).

3) Нам надлежит сообразиться с жизнию древних отцов наших, идти по следам их добродетелей, возлюбить их делания и отобразить в себе образ их жизни. Таков великий началовождь наш Антоний Великий, первый поборовший противоборца нашего и путь нам проложивший к подвижническим победам. Таков блаженный и равноангельный Арсений, достигший высших степеней подвижнических добродетелей и предлежащий в славу нашу. Таков священный и божественный Пахомий, именующийся праотцом нашим. Таков божественнейший Иларион, возблиставший добродетелями наподобие зарницы, воссиявающей каждое утро. Таков благославный и всесвятой Евфимий, соименный благославию, и с ним преподобнейший Савва освященный, священнейший и равноангельнейший Феодосий и прочие светлейшие светила вселенной.

4) Но перейдем словом и к тем, кои показали совершеннейшие образцы послушания; ибо и вышесказанные прославились, быв наперед предуготованы благодатию послушания. Увещавает нас к неразмышляющему послушанию сын Света Досифей Богоданный отец наш; подкрепляет любовь нашу к отцам руководителям Дометиан, Богопросвещенный отец наш; утверждает нас в терпении поношений и обид Аввакир, Богоизбранный отец наш; располагает нас к смиренномудрию Захария, всечестный отец наш; изменяет нас добрым изменением Сильван, многоплачевный и многосмиренный отец наш; возбуждает наше к рукодельям усердие Иона трудолюбивый, образец исполнения заповедей Господних. Можно ли без соревнования воспоминать боголюбие блаженного Петрония, скоропослушность божественного Афре и св. Марка, простоту Павла всечестного и всех подобных добродетели смиренные?

5) Но и часа не достанет, чтоб перечислить всех их. Достаточно и этих, чтоб возбудить нас к соревнованию им и к подражанию деяниям их. Станем же действовать, как действовали они, трудиться, как бы наряду с ними и содействуемы будучи ими. И обогатимся таким образом, подобно им, делами преподобными и праведными; а затем сподобимся причастными явиться славы и венцов их в Небесном Царствии Господа нашего Иисуса Христа.

65.

1) Помышляя, что претерпели пророки, апостолы и другие святые Царствия ради Небесного, возревнуем. – 2) Чего не подъемлет иной ради плотской любви? нам ли господа ради не понести всего? [1, 73]

1) Не подумайте, что не велико дело достигнуть Царствия Небесного. Его ради, как написано, святые все проидоша вь милотях, в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблении, в пустынях скитающеся, и в горах, и в вертепах и пропастех земных, ихже не бе достоин весь мир (Евр. 11, 37. 38): Исаия претрен пилою; Иеремия спущен в ров тинный; Иона погружен в море и поглощен китом; Даниил предан львам на снедение; три отрока в пещь огненную ввержены; Захария, отец Предтечи, убийством меча умер; сам Предтеча обезглавлен тоже мечом. И недостанет мне времени, повествующу о божественном Павле, говорящем о себе, что он бывал в алчбе и жажде, в зиме и наготе, в труде и подвиге (2 Кор. 11, 27), и в других бесчисленных лишениях, – о св. Стефане, побитом камнями, – о брате Божием Иакове, убитом у храма. И где мне перечислить страсти прочих Апостолов, страдания свв. мучеников и подвиги преподобных отцов? Им нет числа. Вот как сподобились они получить обетованные неизглаголанные блага на бесконечные веки! Будем же и мы, смиренные, так же подвизаться. Ибо, по божественному Василию Великому, тех почести, коих и труды, и венцы – достояние победителей. Пребудем борцами, обнажимся, как всегда готовые к состязанию, воспротивоборствуем супостату; не отступим пред трудностями, не поддадимся от ударов и не обратимся вспять. Ревность, как огнь, да горит в утробах наших, и ничто не устоит пред очами нашими, но побегут даже и бесы: ибо они, как написано, тают, как воск, от лица огня сего духовного (Пс. 67, 3); убоятся и люди или, по крайней мере, устыдятся; и мы, все прешедши, взыдем туда, где жизнь наша и наше успокоение неизреченное.

2) Видим нередко, как иной, объят будучи плотскою любовию, все претерпевает и всякий труд подъемлет, одно имея в виду: сближение с лицом, которого зле вожделевает; ни пищею не насыщается он, ни питием не удовляется, ни сном не упокоевается и ничего другого приятного и утешительного не желает, но готов бывает бедный на всякие другие труды и лишения даже до крови, если случится, – чтобы что стяжать и что усокровиществовать? – Чтоб погубить душу свою в геенне огня нескончаемого. Нам ли, теплой ради любви нашей к доброму, прекрасному, неизреченному и превожделенному Христу, Богу нашему, не пребыть покорно под игом сего блаженного и святого послушания даже до старости, перенося всякую скорбь и всякую стрелу помысла ли, или страсти, оскорбления ли, или нападков, искушения ли, или лишения, поношения ли, или презрения, унижения ли, или очернения, или чего-либо другого от таковых? – Мы существа разумные и не должны прилагаться скотам несмысленным и уподобляться им. Но как начали и, шествуя доселе с успехом, достигли некоей меры, так и далее бодренно будем тещи, чтоб благоуспешно кончить путь свой в Господе.

66.

1) Богом поручены вы мне; почему ревную учить вас. – 2) Умоляю вас: спасите себя сами, и спасши себя, меня спасите. [1, 74]

1) Для меня грешного какое другое может быть более важным дело, как благоустроять вас, мое стадо, мою часть, мое наследие? Ибо если тот, кому царь смертный вверяет народоправление или военачальство, об этом каждодневно и все попечение имеет, как бы, допустив что-либо неблагоугодное царю, не подпасть какому штрафу или наказанию: как же я, бедный, прияв начальство над вами, воистину воинами Христовыми, мог бы предаваться беспечности, не говорю, год или месяц, но хоть бы день и час, и не показывать всей заботы о вас и словом и делом, хотя скуден и тем и другим? Вот почему я, хоть и не достойно некако и малолепно, напоминаю, возвещаю, внушаю, настою, умоляю вас, мое сердце, мой свет, мою хвалу, достойно ходити звания вашего.

2) Сколь великую радость испытываю, когда помышляю о спасении всех вас и о великом за то мздовоздаянии, столь же великим страхом и трепетом объемлюсь, представляя, какой ответ предлежит мне дать о каждом из вас. Помогите же мне, чада мои, и, несмотря на худость и слепоту руководителя, спаситесь, чтоб вместе с собою спасти и меня, бедного, – спаситесь, ревнуя точно исполнять все повеленное вам и лежащее на вас: храните нерассуждающее послушание, богоподражательное смирение, крепкую веру, просветительное откровение, ровное прилежание в делах, благоговейное внимание в псалмопениях, нетяготящееся воздержание, скромность в одеянии, бездерзостность, удаление от смехов и споров, нелюбие к показности и взаимную любовь.

67.

1) любя вас, радуюсь, когда преуспеваете, и скорблю, когда вижу какое нестроение. – 2) великого сподобились вы звания и ради него все оставили; сего ради каждый из вас имеет услышать: вниди в радость. – 3) Сколько есть желающих быть как вы, но не могут: воздайте же славу Богу и будьте исправны. [1, 75]

1) Когда-нибудь должен я буду замолчать совершенным молчанием. Но пока есть дыхание в ноздрях моих, не перестану напоминать вам о достодолжном, по долгу моему, с теплою однако ж любовию к вам. Вы – чада мои, по изволению и благодати Божией. Почему великая объемлет меня радость, когда вижу ваше благочиние и благообразие и ваше спасительное житие. Тогда окрыляюсь я благими надеждами и хожу, как царь какой, славя Бога, и тогда ничто другое уже не веселит меня. Когда же вижу какое нестроение среди вас, тогда как гора какая налегает на душу мою, и я, как убитый, хожу поникши главою, скорбя и себя укоряя в худом настоятельствовании над вами и говоря себе: от такого настоятеля может ли что добро быти, как некогда говорилось о Назарете. Пожалейте же меня, чада мои, и давайте мне всегда радоваться и славословить Бога за вас, за ваше преуспеяние и благой ваш жребий.

2) В святое воистину вступили вы звание, облеклись в преподобное жительство, причислены к чину ангельскому, вняв и последовав Божественному оному гласу: аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим... и гряди вслед Мене (Мф. 19, 21). Так распялись вы миру и уже несте от мира. Аще бо от мира бысте были, мир убо любил бы вас; но как вы не от мира, сего ради, может быть, ненавидит вас мир, по слову Господа (Ин. 15, 19). В день оный вы имеете похвалиться со святыми Апостолами, говоря Господу: се мы оставихом вся и вслед Тебе идохом (Мф. 19, 27); и паче Тебя не возлюбили ни отца, ни матери, ни братьев, ни сестр, но вся уметы быти вменили (Флп. 3, 8), большим почитая богатством стяжать Тебя Единого. – Лгу ли я? Не правду ли говорю? Не так ли вы в самом деле поступили? – Сего ради имеете услышать: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 34); или: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа своего (Мф. 25, 21), или другое сему подобное.

3) Такого великого сподобясь блага и в такую дивную и небогражданственную вступив жизнь, не радуетесь ли вы? Не ликуете ли? Не поете ли с Давидом: что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? (Пс. 115, 3). – Да; но приложите и следующее: чашу спасения прииму (там же); а это означает готовность пролить мученически кровь, когда потребуется. – Истинно, истинно, сколько есть лиц, кои желают видеть, что вы видите, и слышать, что вы слышите, и улучить, что вы улучили; но или ради сопряжения с женою, или детей ради, или плотского ради дружества, или ради славы мирской, или богатства ради, или ради житейских обычаев, или других разных установившихся порядков жизни внешней, не имеют силы оторваться от земного и устремиться к небесному, – и пребывают по внешней видимости будто счастливыми, а по внутреннему состоянию обремененными многими печалями. Дадим же славу Богу и возревнуем всегда прилагать доброе к доброму и богоугодное к богоугодному, чтобы, преуспевая таким образом и совершенствуясь, пребывали мы при взаимном мире и согласии в добром устроении во всем до малого слова, легкого движения, взгляда, поступи и являлись всегда готовыми к блаженному исходу вратами смерти во блаженное наследие наше на небесах.

68.

1) Мир в суетах ничтожных; наши же цели высоки и труды многоплодны. – 2) Кто дал нам силу отрещись? Бог, благословив желание наше. будем же верны избранному пути. [1, 77]

1) Слава Богу, избравшему нас от чрева матери нашей во святое звание сие и призвавшему к дивной и блаженной высоте иноческого жития. Нам, – хотя дерзновенно сие сказать, но не чуждо целям иночества, – воистину дано разуметь тайны Царствия Небесного паче, нежели живущим в мире, из которых многие видя не видят, слепотствуя умом по причине увлекающих их дел земных. Ибо что у них? Ублажают богатство и мимолетную славу, радуются утехам и удовольствиям, услаждаются мирами и благовониями, винопитием, мягкими одеждами, красивыми лошадьми, множеством рабов, великолепными домами, блеском камней драгоценных и другими разнообразными суетностями, смеются, пляшут и скачут, как козлы и козы, пресыщаются и тучнеют, как уготовляемые на заклание. Не касаюсь множества других грехопитательных обычаев их, и то, что от этого порождается и к чему это приводит, да преминет слово наше. Для них в этом – похвальба, гордость и утеха; но не для тех, кои распяли плоть свою со страстьми и похотьми, каковы и мы, иже Христовы есмы, по Апостолу (Гал. 5, 24), Господа нашего Иисуса Христа слуги и чада. Другие у нас желания и к другим вещам расположение. Мы ищем утешений и сладостей, первоначально человеку назначенных в раю, которых древле лишило нас бессоветие; а для сего восприемлем образ жизни древних святых отцов, иже проидоша в милотех и в козиях кожах, ихже не бе достоин весь мир (Евр. 11, 37), удаляемся от мира прелестного и приступаем к Богу, горе взирая и туда устремляясь. Но от всего устраняясь, над всем владыками становимся. Таково величие нашего звания!

2) Кто же отторг нас от плоти и крови, от родителей, родных и знаемых, от родины, городов и сел и от всего, с чем сроднились с детства? Кто расположил нас отдать себя в рабы духовным отцам и игуменам и вступить в подвижнические труды в воздержании, бдении и спании на голой земле, каждодневно проходимые? Кто просветил нас и научил ни во что вменять злато и сребро, пышность и великолепие, даже самую царскую диадему и порфиру, и почитать более достойным и более честным облекаться в эти рубищные и многошвенные (с заплатами) одежды, чем в блестящие хламиды? Кто дал нам силу отрешиться от всего чувственного и плотского, начать сообразоваться с горними чрез девство и пребывать чистыми и нерастленными подобно Ангелам? Бог даровал нам все сие за то, что мы возлюбили Его Единого и возжелали будущих благ, славы вечной, радости неизреченной, веселия непрестающего, богатства неиждиваемого и всего, что от века обетовано блаженным отцам нашим и уготовано для всех, Единому Богу угождать ревнующих. Но если на это мы решились, это избрали и к сему себя определили, то позаботимся всеусильно и стоять на этом, строго внимая себе, чтоб как-нибудь не возвратиться вспять и в день нужный не оказаться позади мирян. Позаботимся пребыть чистыми, паче и паче утверждаться в девственности и не допускать себя до растления ни умом, ни оком, ни сердцем, ни телом.

69.

1) Надо терпеть все, что приходится встретить неприятного; и будем достойны стать в сонме страстотерпцев. – Взыщите Бога, довольствуясь уничиженным на земле состоянием, подобно Спасителю. [1, 78]

1) Бодрствовать должен я о душах ваших, день и ночь пещись о вас, назидая вас и словом и делом, чтоб возвести вас в должную меру совершенства. Но и вы не опускайте рук: ибо если я, недостойно именующийся учителем вашим, претерпеваю что-либо ради вас, – то и вы тоже должны потерпеть ради меня и ради друг друга, созлопострадать и собедствовать, не как чуждое нечто для себя приемля то, не ужасаясь, не убегая и не падая духом при находящих скорбях. Мы еще не до крове противостояли греху (Евр. 12, 4), еще не прошли сквозе огнь и воду (Пс. 65, 12), как святые мученики, еще не изранены мы и не изъязвлены, как каждый из преподобных и праведных. Как же похвалиться нам в будущем веке, что и мы страдали за Христа, когда не переносим мужественно и благодушно даже малых встречающихся с нами неприятностей: какого-либо укора, пристыжения, посрамления, обесчещения, презрения, прибавлю еще, сухоядения, малопития, рубищного одеяния, труда послушания, раннего пробуждения на службу, стояния на псалмопении, исполнения наложенной епитимии. Ей, чада мои, будем перенося переносить благодушно все трудное и неприятное, чтоб по правде петь с Давидом: терпя потерпех Господа, и за то, по милости Божией, сподобиться: и внят ми, и услыша молитву мою (Пс. 39, 2). В будущем веке другие иные плодоприношения предъявят: треблаженные мученики – кровь; преподобные отцы – величайшие свои подвиги и добродетели; а мы – смиренное претерпение сказанного выше. И я верно знаю, что не будем лишены части оных, как удостоверяет божественный Антоний.

2) Взыщите паче всего Бога, и жива будет душа ваша (Пс. 68, 33). Взыщите лица Его выну, да отражается оно в чистом сердце вашем (Пс. 104, 4). Помяните чудеса Его, яже сотвори (Пс. 104, 5) в нас в прежние лета и теперь творит, умножая братство наше, питая и ничего не лишая потребного в настоящей жизни. И за все, что Он творит нам, воздадим Ему должное. Ищет же Он от нас не что другое, как чтоб мы боялись Его и любили Его всем сердцем и всею мыслию своею и по силе подражали Его воплощенному жительству. Нисшед с небес, странником был Он на земле, чтоб и мы устранились помыслами своими от своих похотений. Послушался Он Отца, чтоб и вы безропотно слушались меня недостойного. Смирил Он Себя даже до смерти, чтоб и вы умудрялись то же делать, уничижая себя и смиряя в мыслях, словах, делах и движениях. В чем истинная и божественная слава, если не в том, чтоб быть бесславимым среди людей Бога ради? В чем честь и доброе имя и монаха, если не в том, чтоб его бесчестили ради Бога и с бесчестными вменяли? И Спаситель наш и Бог, плоть нося, смиренное и уничиженное избрал, чтоб посрамить славное и богатое у людей. Сего ради в вертепе рождается, в яслях полагается, сыном тектона именуется, назореем прозывается, одевается в хитон с простою накидкою, ходит пешком, утруждается, камнепобитием от иудеев угрожается, поносим бывает, поемлется, распинается, копием прободается, во гробе полагается, – и потом воскресает, – чтоб нас подвигнуть подобно Ему переносить все пред лицом Ангелов Его и потом увенчать нас в Царствии Небесном.

70.

Чего требует от вас Бог? Отречения от своей воли и покорности единой воле настоятеля; потому не дерзайте особиться от других ни в чем, даже добром. [1, 79]

Чего ищу я, или паче чего ищет и что требует от вас Владыка всех и Бог наш? Ничего другого, как чтоб вы добре покорствовали и неразмышляющее являли послушание даже до крови и отнюдь не уклонялись от того, как пред лицом св. Ангелов обещались и располагались жить и действовать. Сами знаете, что изрекали уста ваши и какие обеты давали, когда я постригал каждого из вас и облекал в одежду веселия и радования, разрешив остававшиеся неразрешенными падения ваши в несомненной надежде, что моим смиренным разрешением здесь (долу) горе разрешает их Бог. Откуда же у вас несмысленные помыслы, безрассудные суды, бессловесные слова и неуместные пожелания чего-либо кроме заповеданного и установленного во имя Господа нашего Иисуса Христа, чрез посредство отца моего и вашего с согласия и предшественников ваших? Один поститься желает, как хочет, другой – безмолвствовать, как ему угодно, этот – учиться тому, что ему нравится, тот – должность занимать, какой домогается, потом – эти планы самовольные, далее – эти предприятия особные, – и отсюда общее разложение? За этим разве соединились вы вместе? Еда разделися Христос? Или во имя Павлово крестистеся? (1 Кор. 1, 13). – Слова сии добре приложимы к тем, кои, увлекаясь особными своими вожделениями, не смотрят и внимания не обращают на то единое, что заявляется моим смирением с полным рассмотрением дела. Не великого чего и дивного ища ищет и желая желает от вас Бог, а одного того, чтоб вы соблюдали общежитие, к коему Он вас призвал – не дерзаю сказать, по моему недостоинству и многогрешности, – и того, чтоб вы жили и действовали согласно с волею и руководством данного вам от Него пастыря, во славу покланяемого имени Его. Вот поприще для проявления особной вашей великости и дивности, – лучше же сказать, – мученического подвига честных душ ваших! Если подвергаетесь искушению, что дивного? Но отнюдь не допускайте, чтоб оно возобладало над вами в угоду диаволу, и не внимайте коварным и злым внушениям сего врага вашего и Божия, но тому одному, чтоб все терпеть до конца, богатиться смирением и преуспевать в любви, не показничать, не поднимать бровей, не первенстволюбствовать, не быть суровыми, не заводить ссор и словопрений на разорение слышащих. Станите убо препоясани чресла ваша истиною, и оболкшеся в броня правды, и обувше нозе во уготование благовествованиямира (Еф. 6, 14, 15). – И да будет благопоспешествующ и спасающ вас Господь Бог!

71.

1) Причины греха – гордость и непослушание; и от них всякое горе: напротив, от смирения и послушания – всякое благо. – 2) Вы, пришедшие к нам из знатных и богатых, не высьтесь, но смиряйтесь, подражайте Господу, смирившему Себя ради нас. – 3) Емлемся и все за богоподражательную жизнь. [1, 80]

1) Блюдемся, да не заболим душою, удаляясь от причин, порождающих сии болезни, и избегая таким образом зла, сопровождающего их. Первая причина душевной болезни – гордость, по причине которой ниспал денница, воссиявающая заутро; вторая – преслушание, за которое изгнан был из рая сладости первозданный; и из обеих их произошли тьмы родов и видов ненавистного греха. Хочет ли кто потому и любит ли наслаждаться благобытием? Будь подальше от гордости и облекись в смиренномудрие при нерассуждающем послушании; и радость и веселие пребудут на главе твоей. Ибо сколько благ привлечет сия благая риза? – Мир, кротость, почтительность, доверие, беспрекословную уступчивость, – и все доброе, приятное и вожделенное, чем характеризуется истинный человек Божий.

2) Вы, пришедшие к нам из горделивой жизни, не мудрствуйте высоко, став смиренными в жизни по Богу, не величайтесь, что устремились к нам из знатного рода, и не велехвалитесь, что то и то было у вас прежде: ибо, может быть, вы бедны и скудны божественною благодатию. Но взирая на Христа, Господа нашего и Бога, истинно богатого Владыки всяческих, смиренными водитесь (Рим. 12, 16) домыслами и чувствами, подражая тому, как Он поступал: Он был беден по-видимости, слушался родителей, ходил пешком, часто утомлялся, укаряем противу не укаряше, стражда не прещаше (1 Пет. 2, 23), сносил ударение в ланиту, одеждами не отличался, довольствуясь одним хитоном с накидкою, спал на траве или на голой земле, один хлеб и протекающая вода удовлетворяли Его потребность пищи. Если теперь мы, имея всего этого много больше, тяготимся и изнемогаем; то какие же мы подражатели Господу?

3) Почему умоляю: емлемся мужественно за богоподражательную жизнь. Нам же, кои из незнатной (по-мирски) и небогатой доли, тяготиться и скорбеть из-за пищи, или одежды, или других потреб, когда всем этим удовлетворяемы бываем одинаково с другими, какое может быть извинение? – Да воспоминает каждый из таковых, чем был и чем стал. – Говоря впрочем сие, я ни первых, ни вторых не хочу разделять и отличать: ибо все вы – едино есте. Но того ради говорю, чтобы все равно охотно исполняли, что приказывается, и не рассуждали о распоряжениях моих, как, отчего и для чего бывает то и то.

72.

1) Как спасительны эпитимии и другие меры исправления? Они путь в Рай. – 2) Да вообще наша послушническая в общежитии жизнь спасительнее всех. [1, 81]

1) Сколь лучше здесь немного попечалиться нам, а там радоваться, здесь побыть под наказанием, а там в веселии, здесь в тесноте пожить, а там пространно?! Нам должно охотно подчиняться наказаниям и любить исправляющих нас: ибо когда уклоняемся мы от пути Божия, то не должны ли принимать спасительные врачевства от причиненного тем зла? По сей-то причине, как мне кажется, святые и человеколюбивые отцы наши, движимые божественным сердоболием, употребляли то такие, то другие строгие меры во спасение питомцев своих: налагали эпитимии, отлучения и даже телесные наказания, – что имея в виду? спасение не только подвергавшихся сему, но и тех, кои бывали свидетелями сего, и современными и последующими; потому что многие и из-за человеческого страха возвращаются на лучшее. Почему, если перетерпите тяжелость мою, уверяю вас пред лицом Живого Бога, что спасетесь в Царстве Небесном, откуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание; если перенесете иго подчинения, то освободитесь от греховных страстей и востечете к усыновлению Божию, – угасите жжение похоти и сподобитесь пить прохлаждающую и животворящую воду в Животе Вечном, добре совершите путь послушания и получите победные венцы от великого Царя.

2) Так велико и славно общежитие наше. Иго его тяжело и легко, как и Христово иго, которое таково же, по слову Его. Об этом свидетельствует самое дело, сама истина показывает сие. И никто не ублажай и не называй истинным послушником ни столпника, ни затворника, ни пустынника. Я сказал истинным, потому что истинный послушник есть только тот, кто душу свою предал настоятелю и пребывает в воле его даже до крови. Улучив же такое благо, должны мы радоваться и торжествовать; ибо оно очень дивно. Тому же, кто особно живет, нечего дивиться, хотя он и исправно живет. Будем же чтить наше жительство и блюсти искреннее послушание до смерти. На то, как другие хвалят нас или поносят, смотреть не будем. Если боимся Бога, людей бояться не станем и их нападками побеждены не будем. Имея в виду свою высокую цель, будем тещи к ней путем Господним, и Он управит течение наше.

73.

1) Тяжек и прискорбен путь; но за то ожидают утешения безмерные: потерпим. – 2) Так терпели все отцы; и теперь утешаются, забыв о том: будем подражать им. – 3) услышал слово жесткое? Снеси; и Господь сносил; почитая себя последним, и сие, и все другое скорбное перенесешь. [1, 82]

1) Стойте в борении, в вашем подвиге подчиненности и в мученическом послушании вашем, и день изо дня проходя время жизни здешней, обогащайте души ваши добродетелями, как залог Царствия Небесного, и сокровиществуйте себе обетованные нам неизреченные блага. Тесен и прискорбен путь Божий; но широко и пространно ожидающее нас упокоение. Разжженные стрелы демонские одни за другими падают на дом души нашей, но роса Духа, погашая их, направляет на нас воду текущую в Живот Вечный. Теснота и скорбь, уныние и малодушие, труд и пот, утомление и изнеможение, и при них нередко обличения и укоры. – Удел наш; но за все это радость нам неизреченная сокровиществуется и веселие безмерное. – Придите же, претерпим мужественно сии немногие борительные дни наши и увенчаемся за то венцом правды.

2) Какие труды подъяли преблаженные отцы наши, в постах, бдениях, слезах, молитвах и всяком злострадании проводя дни свои? А теперь никакой уже у них нет печали о прошедшем: восприяли они радование неизреченное и упокоение всеблаженное. Так и мы будем благоумно смотреть на находящие иной раз на нас скорби, почитая их ничтожными, или лучше, как сон и тень преходящими; и не допустим себе падать от них духом, но несмотря на них с юношескою бодростию будем исполнять заповеди Господни. Да не печалит вас брань, не пристыжает поношение, не возмущает обличение, не крушит огорчение, не надымает гордость; но долу потупляя очи, горе же устремляя душу, будьте друг к другу благи, тихи, терпеливы, уступчивы.

3) Случилось, что сказал иной жесткое слово, – что из того? Зачем страдаешь от этого оскорбления? Христос и Бог наш услышал: беса имаши (Ин. 7, 20), – и промолчал; укорен был, что о веельзевуле изгонит бесов (Мф. 12, 24), – и не смутился. А мы, и по естеству ничтожные, и по жизни всякого укора достойные, при мало-мало оскорбительном слове щетинимся, как ежи. Почему не вкушаем паче сладости смиренномудрия? Почему не научаемся опытом доброго подчинения? Почему не беремся при сем за оружия истинных монахов? Оружия же сии – не чистописание, не сладкопение, не белоручество, не высота роста, не нарядность, не изнеженность, не величавое выступание по-мирски, не велеречивость, не смелая речь и противоотвечание, или другое что, подобное сему; но то, чтоб в чувстве иметь себя последнейшим и всех почитать высшими себя, чтоб не быть скору на слова, особенно жесткие, – не быть легкомысленну, но осмотрительну, чтоб за тем, что смиренно, как говорится, гнаться, и тем, что смиренно, водиться, быть сговорчивым, любительным, наипаче же независтливым. Вы впрочем все знаете, как наученные Богом, и угодное Богу всегда творите. Пребудьте же таковыми, всем будьте довольны, всегда искренно радостны, окрыляясь единым упованием звания нашего.

74.

1) Когда царь зовет на вечерю, все спешат. Нас позвал Царь Небесный; как не спешить, все перенося: не будем же малодушествовать, а бодро бороться со всем. – 2) припоминай все, претерпенное господом в жизни на земле; и радуйся, если что подобное придется тебе потерпеть. [1, 83]

1) Если люди, царем призываемые к славе, благоденствию, богатству, утехам и удовольствиям, стремятся к сему неленостно, всеусердно и радостно: не тем ли паче мы, призываемые Богом всяческих и Царем не к указанным тленным и ничтожным вещам, но к Царствию Небесному, к свету непрестающему, к жизни нескончаемой, к блаженству неизреченному, к всыновлению и наследию вечных благ, должны с радостию и неутомимым рвением ежедневно и ежечасно тещи на глас сей и стремиться, по указанию его, преодолевая все преграды, ничего не устрашаясь и ни пред чем не останавливаясь, ни пред скорбию и теснотою, ни пред гладом и жаждою, ни пред смертными опасностями и мечом, но мужественно, бодренно и вседушно шествуя подвижническим путем и все перенося как легкое ради предлежащего нам всеблаженного упования. Падать духом и малодушествовать пред подвигами случается от того, что душа заснула. Почему умоляю вас, взирая на конец совершения дела вашего, воодушевляйтесь терпеливо переживать подчиненное трудническое положение свое, проявляя и доблести его: отречение от своих желаний, скоропослушное действование, молчаливое перенесение скорбных столкновений в многочисленном братстве и иной раз поношения низших и выговоров высших, – чтоб и к вам поистине могли быть приложимы апостольские слова: до нынешняго часа и алчем, и жаждем, и наготуем, покоя не знаем, изнемогаем; но во всех сих препобеждаем, за возлюбльшаго нас Бога (1 Кор. 4, 11; ср. Рим. 8, 34).

2) Возмогайте же о Господе и в державе крепости Его (Еф. 6, 10), и к прежним вашим подвигам и перенесениям искушений приложите настоящие и будущие, за великую радость почитая, что сподобились благоохотно потерпеть сие за Христа Спасителя и соделаться подражателями страстей Его: в чем одном разумеющие дело должны видеть величайшее себе воздаяние. Вспомните, сколько Он пострадал за нас? Не младенчествовал ли по плоти? Не убегал ли от убийственного лукавства Иродова? Не подчинялся ли родителям? Двенадцати лет не обличал ли собравшихся в храме, не учившись? – Это сделал Он для не проходивших наук, чтоб не скорбели. Не ходил ли пешком, не утомлялся ли, не искал ли пищи на смоковнице? Не был ли поносим евреями? Не слышал ли: беса имаши, и: о веельзевуле, князе бесовском, изгоняет бесов? Не хотели ль забросать Его камнями, и Он укрылся от них? И прежде этого во время сорокадневного поста не был ли Он искушаем от диавола, как человек? И после того, – не умыл ли ноги ученикам, яко служай? Не был ли предан предателем? Не был ли схвачен иудеями? Не был ли осмеян Анною и Каиафою? Не был ли ударен в ланиту рукою слуги? Не был ли бичеван руками тех, коих создал? Не был ли увенчан терновым венцом на поругание? Не взошел ли на Крест? Не были ль пригвождены гвоздьми святые руки и ноги Его? Не слышал ли Он много поносительных слов на Кресте? Не прободены ли были копьем ребра Его? Не был ли в жажду напоен желчию? Не был ли погребен и, как Бог, не воскрес ли в третий день? Мы же можем ли о себе сказать, что пострадали что-либо подобное? Покажи мне, брате, избичеван ли хребет твой, как у Христа твоего? Видны ли удары на ланитах твоих? Уши твои были ль поражены бесчисленными осмеяниями, поношениями и поруганиями? Все члены твои освящены ли страданиями? – Конечно, ничего такого нет у тебя. Принимай же, по крайней мере, благодушно и с любовию встречаемые тобою малые прискорбности, и Человеколюбец Господь, по безмерной благости Своей, спрославит тебя за то в пакибытии. Делай так ради схимы своей: ибо схима ничто иное есть, как обет потерпеть крест и смерть, Господа ради.

75.

1) Видя плоды доброго, по нашему чину, жития, строже держитесь его: и соделаетесь селением Бога Триипостасного. – 2) Словом Писания руководясь, будьте во всем исправны и богоугодны, удаляясь от всего укорного. [1. 84]

1) Смотрите, в какое состояние возвело вас ваше единомыслие и единосердечие, и то, что вы понемногу нудили себя на всякое добро? И каких плодов не принесло вам это? – Отсюда мир и тишина, отсюда искреннее друг другу доверие и единение неразрывное, отсюда печаль спасительная и исповедание благоприятное, отсюда сокрушение глубокое и смирение с тем соразмерное, отсюда братская любовь и отцелюбивое расположение. Во всем, говоря апостольским словом, представисте себе чисти быти в подобающих вещах (2 Кор. 7, 11). Благословен Господь, яко посети и сотвори избавление людем Своим (Лк. 1, 68): ибо вы люди Его, и люди избранные; и Он воздвиже рог спасения вам (Лк. 1, 69) чрез новостяжанное благонастроение ваше. В том для вас радость и веселие, честь и добрая слава, премудрость, разумность и ведение совершенное, чтоб иметь жизнь похвальную и чистую пред лицом Бога: о чем и некто из внешних (ибо их суждения иной раз приложимы к нашему быту) говорит: «того называю я мудрым, кто ведет не запятнанную и безукоризненную жизнь, хотя бы он не знал грамоте и не умел рассуждать о том, чем любят заниматься греки». – Если и тем, у коих все дело в том только, чтоб говорить и слышать, так это кажется; нам ли придумывать что-либо другое, кроме установленного святыми? Умудритесь же бояться и трепетать Господа Бога и соблюдать заповеди Его; и благодать явит вас избранными Его сосудами на всякое дело благое уготованными (2 Тим. 2, 21). Ибо где вселение Отца и Сына и Святого Духа, ради чистоты душевной, там какого нет добра, какой нет мудрости, какого горения духа, какого вразумления, назидания и руководства? А где этого нет, там одни холодные слова, одна показность и себя выставление, а нередко прелесть и заблуждение, и всегда бесполезность.

2) Внимайте чтению, и слово Писания да не испадет из вас долу (да не забудется). Удержите язык свой от зла, особенно вы, юнейшие, не привыкшие обуздывать сей язык, непостоянный, исполненный яда смертоносного, от которого мы в большом числе падаем всегда в грехи. Да не будет у вас лукавых соседаний; да не будет два из вас сдружающихся на одно что лукавно и по-иудейски; да не будет у вас лжесловесия и укрывательства, по Ананиевски и Сапфировски; да не будет у вас скрытных замыслов и козней злых, по-фарисейски и саддукейски; да не будет у вас: мое, твое, исполненное бесчисленных зол, как вопиет св. Златоуст. Древняя мимоидоша, се быша вся нова (2 Кор. 5, 17). Почему о древнем (о прежней жизни) будем воспоминать сами в себе только для того, чтобы избегать тех же страстей, а не затем, чтоб возжигать друг в друге огнь помыслов. Надеюсь и вас лучших быти и придержащихся спасения (Евр. 6, 9). Может быть, для того и впали мы в то, что было прежде, чтобы, как от пучины и бури и от многих треволнений, устремиться в мирное наше и тихое пристанище и не любить более пускаться в опасное среди волн плавание, но неволненно безмолвствовать в смиренной пристани сей о Христе Иисусе Господе нашем.

76.

1) Кто свято живет, у того всегда праздник. Хотите ли сего? Будьте ревностны о богоугождении, и все терпите за него. – 2) Помните, зачем мы вышли из мира, и то имейте целию; особенно блюдите чистоту, удаляясь общения с тем, кто погрешает против сего. [1, 85]

1) Кто свято живет, у того всегда праздник, тот никогда не перестает празднично проводить дни, будучи всегда просвещаем, очищаем, возводим горе, всегда богоносным и обоженным. Хотите ли быть таковыми, – будьте, прошу и молю вас, самодвижны, самоохотны, самовозбудительны на всякое добро и всякое угождение Богу, возводя очи свои к созерцанию благ вечных, и для сего приемля приемлите, подъемля подъемлите и перенося переносите все встречаемое: скорби, тесноты, насилия, нужды, досаждения, злословия, труды, поты и все другое подобное, чтоб обрести, чего желаем, и улучить то, для чего вышли из мира. О, как блаженно, отцы мои, жить право, целесообразно, уверенно! И сколь преподобно проводить дни в сокрушении, смирении и благоговеинстве, готовясь к исходу, к сретению страшного Судии всех Бога и ответу пред Ним!

2) Арсение, чего ради вышел ты из мира? говорил обыкновенно сей преподобный в спасительное себе напоминание. Ведая да ведаем и мы, для чего вышли из мира, и к достижению того да напрягаемся всеусильно, украшая жизнь свою красотою добродетелей и готовя души свои в невесты Владыке Богу чрез соблюдение благолепия пресветлого девства и сохранение себя чистыми, непорочными и неоскверненными: ибо мы храмами Божиими именуемся; а кто храм Божий растлит, растлит того Бог, говорит Писание (1 Кор. 3, 17). Сего-то ради я плачу и рыдаю о некиих, что как они не искусиша имети Бога в разуме спасительном, то Он предаде их в неискусен ум творити неподобная (Рим. 1, 28). Щажду же сказать, что и вы возгордесте, и не паче плакасте, да измется от среды вас содеявый дело сие (1 Кор. 5, 2). От сего нападает небрежность, а далее и тождестрастие: ибо вы не отвращаетесь от него, как должно. Вы сходитесь с ним и смеетесь вместе, уподобляясь тому, о ком обличительно говорит пророк: аще видел еси татя, текл еси с ним, и с прелюбодеем участие твое полагал еси (Пс. 49, 18). Не гневайтесь впрочем на меня за такое обличение: ибо горе мне, если я не стану обличать вас и стоять пред вами за праведное действование; горе и вам, если не будете устраняться от худо живущих.

77.

1) Многоволненна жизнь; но во 1-х молитесь, чтобы кормчий ваш был бодрен и мудр; потом веселите себя упованием достигнуть благого конца. – 2) Слышу, что у вас много речей бывает из-за малостей, – по недостатку смирения. – 3) Свв. Дорофей, Досифей, Акакий и другие молча, смиренно все принимали и были покойны. – 4) Нас тревожат свои желания, и неудовлетворение их беспокоит: ибо забыли о воздаянии за отречение от них. – 5) многие у нас заболевают: терпите, болящие, и больничники, потрудитесь смиренно. Смотрите, чтоб не было беспорядков при приеме врача. И по выздоравлении не оставайтесь праздными и не вольничайте. [1, 86]

1) Еще и еще пребудьте благодушны, потерпите, помужайтесь, перенося находящие напасти невидимые и видимые, от демонов и людей. Кто не видит, как многоборительна жизнь ваша? Кто не засвидетельствует, как многоскорбен путь ваш? Отсюда каждодневно восстают на вас брани, оттуда поражают мучительные беды, то столкновения с братиями, то по исполнению послушаний неприятности и непрестанные толчки, со всех сторон натиски, как по пучине носимы бываем, преплывая это великое и многобедственное море мира, подняв парус надежды и направляясь к небесам. Но молитесь во-первых, чтобы ваш правчий, Божественною силою и отеческими молитвами, всегда отверстыми имел очи своего ума, и видя видел, и бодрствуя бодрствовал, как добре править кораблем вашим и верою направлять его к пристанищу живота, потом радуйтесь и веселитесь, что, с такими трудами проплывая море жизни сей, вы наследуете Жизнь Вечную. Ни за что не должны вы позволять себе колебаться, останавливаться или задержанными быть чем, но благодушно, живо, усиленно выступать, проходить и браться за все, чем можно попрать древнего змия – диавола – и исполнить Заповеди Господни. Юн ты и в новоначалии состоишь? Восприими смирение и послушание и держись их, чтобы, по добром начале, мало-помалу востечь и к совершенству. Долго уже носишь схиму? Дай признать себя таковым по превосходству добродетели, а не по летам.

2) Говорю это я вам, потому что слышу, что у вас бывают пусто-болтания и споры, смуты, раздражения и неистовства, брани, ругательства и раздоры, хотя и не у всех. Спрашиваю вас, братия, откуда это? От каких причин породилось это? Ни от чего другого, думаю, как от недостатка смирения. Молю убо вас словами Апостола: не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте (1 Кор. 14, 20), не болтайте попусту без всякой пользы, и желая поставить на своем, не риторствуйте и не буесловьте, износя то и то и разные выставляя причины. Кто, вопрошает пророк, есть человек хотяй живот, любяй дни видети благи? И сам же отвечает: удержи язык твой от зла, и устне твои еже не глаголати льсти: уклонися от зла, и сотвори благо, взыщи мира, и пожени и (Пс. 33, 13–15).

3) Отчего видел дни благи и безмятежную проводил жизнь св. Дорофей? Отчего тем же наслаждались дивный Досифей, приснопамятный Акакий и весь таковых собор? Или, – да не сочтено будет сие дерзостию, – отчего некоторые и из нашего братства, из теперь еще живых и из преставльшихся прожили здесь блаженно без смятений и тревог? Но от этого ли? – Не от того ли, что всякий из них считал себя за ничто и готов был покоряться каждому и во всяком деле.

4) Мне же, – чтоб не сказать: вам, – тщеславие, своя воля и сластолюбие не дают ни жить покойно, ни мирствовать, ни в простоте и незлобии проходить немногие дни века сего. Итак, кто тревожится и тяготится, себя пусть укоряет, а не ближнего. Кто хочет право шествовать и мирствовать, пусть не настаивает на своих желаниях, – и – прекратятся печали, умолкнут споры, и звери дикие, по Иову, будут мирны с ним. Кроме того, ведайте и верьте, что за ношение одежды, какой не хотим, за починенную обувь, за мантию нежеланную, за перемену послушания, за претерпение брани, за снесение клеветы, за то и это из сих малых вещей предлежит вам Царствие Небесное. Будем же подвизаться, сколько сил есть, будем подвизаться угодить Господу! И блажен, кто служение свое так держит, совершает и исполняет, как бы Бог назирал его.

5) Ныне время у нас болезненное, и многие из братий заболели. Мужайся, больничник; пришло для тебя время делания; не упусти случая собрать побольше воздаяний за упокоение болящих, паче злата и камней многоценных. Вы же, болящие, соберите плоды терпения, не требуйте больше того, что дается, чтоб вместе с плотию не заболеть и душою. – И для чего вы еще так невежливы, что, когда приходит врач, все бежите к нему, все спрашиваете, все показываете члены свои, называете болезни? – Не стыдно вам пред мирским человеком? Пожалуй, в другой раз, он совсем не придет сюда. Потому-то особенно я понуждаюсь заметить вам это и поправить вас. Зачем не соблюдаете вы порядка? Можете поряду все сказать о себе и своей болезни, в случае же нужды можете передать чрез больничника или его помощника. А это бесчиние – только зло. Не так, дети мои; и вперед чтоб этого не было. – Опять, не берите также болезни в повод быть без дела, и по выздоровлении не ходите туда и сюда попусту, и невоздержны не будьте, чтоб не заболеть опять, отягощая собою здоровых. Но и вы, здравствующие, Господа ради и любви ради братской, терпеливо послужите и понесите немощи немощных.

78.

1) Как при приближении арабов всячески заботимся, как бы не попасть им в руки, так будем блюстись от мысленных врагов, облекшись в оружия духовные. – 2) Не будем поддаваться, но мужественно бороться, и достигнем мира бесстрастия.[1, 87]

1) В нынешнее время страх наводят на нас арабы, которые нападают внезапно и не имущества только расхищают, но пленяют и людей; а которых не забирают, тех безжалостно истребляют, убивая мужей и жен, старых и малых. Но если осмотримся внимательно, то увидим, что и мы не менее страшным нападениям и тиранствам подвергаемся, только не от людей, а от демонов. Непрестанную они ведут с нами и ожесточенную войну, не знающую ни покоя, ни определенного времени: одного поражают стрелою греха, другого вяжут узами страстей и отводят в плен в мысленный Египет; у того каждый член душевный и телесный наполняют ядом похотений греховных; у этого похищают семя спасительного Слова Божия и томят его гладом; и разнообразные делают сии хищники и тираны наругания над нами и истязания. Блажен между вами такой воин Христов, который, вооружась духовным мечом веры, поражает, а не поражается, наносит раны, а не получает их, берет, а не отводится в плен. Но воодушевимся и все мы, и подняв оружия воинствования нашего не плотские, а духовные, будем поборать борющих нас, держась в строю и помогая взаимно друг другу. Никто не оставайся без брони, которою, по Апостолу, служит добрая вера; никто не будь без щита, который есть смирение; никто без меча, который есть Божественная молитва; никто без шлема, который есть послушание; никто без душевного коня, который есть живая готовность на всякое доброе дело; никто и без прочего вооружения, коим охраняется внутренний наш человек. Не допустим врагов наносить нам раны, поражать нас и повергать к ногам своим. Крепкий во бранех Господь, оружием Креста поразивший начала и власти миродержителя века сего, дал нам власть наступать на змию и скорпию и на всю силу вражию (Лк. 10, 19).

2) Смотрите же, не будьте продерзы; ибо те, которые пускаются в продерзость, бывают поражаемы как копьем, – и умирают. Смотрите, не действуйте по страстям, ибо действующие по страстям умирают вечною смертию. Также не вращайте в уме лукавых помыслов, ибо таковые попадают в плен; не впадайте в преслушание, ибо преслушливые обнажают себя для стрел врага; не гордитесь, потому что чрез гордость вы находитесь под мечом греха; не ленитесь и не оставляйте псалмопения и рукодельного труда, потому что, делая так, предаете себя в руки диавола; особенно это бывает, если скрытно действуете худо, а вне являетесь иными некими, нежели каковы вы внутри. Про все такое говорит Апостол: блюдите, како опасно ходите, не якоже не мудри, но якоже премудри, искупующе время, яко дниелукавы суть (Еф. 5, 16). Поелику мы уже устарели, то должны иметь и достаточную воинскую опытность; а научившийся воевать, не боится врагов. Почему прошу и молю вас, честное воинство Господа, священный Его народ, избранных Его борцов, не будем робеть и поддаваться. Но если получили раны, исцелим их покаянием; если закланы, оживимся посредством слез и эпитимий; если отведены в мысленный Вавилон, освободимся чрез причащение честного Тела Господа нашего Иисуса Христа. Если таким образом пребудем терпеливо в борении, то брань мало-помалу отстранится, враги убежат, мир бесстрасия воссияет в нас, и мы наречемся сынами Божиими: ибо говорит: блаженни миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся (Мф. 5, 9).

79.

1) Время бежит: надо внимать, как вы и делаете, особенно заботясь о смирении и кротости, Христу подражая. – 2) Ангелы и святые смотрят; стыдно не жить как должно: что хотя и трудно, но готовит воздаяние великое. – 3) и рай и ад пред нами: что кто изберет, то и получит. – 4) Кто действует по страстям, того дело – дрова и сено; будет он вечно гореть не сгорая. [2, 1]

1) Время бежит, увлекая нас к концу настоящей жизни. Но кто есть разумеваяй сие и взыскуяй – не иждить времени в жизни равнодушной к делу спасения, по коварству козней диавольских? Кто шествует, внимая себе, не поддаваясь беспечности, но в каждодневном приготовлении к смерти всякое дело свое, духовное и телесное, представляя пред лицом Вседержителя Бога? Кто, вземля око души своей горе в Небеса и рассматривая красоты тамошних видений, всю любовь свою переносит к вожделению тамошнего, паря вместе с горними силами и ни во что вменяя всякие тяжелые неприятности, но благодушно перенося и поношение, и унижение, и злострадание, – алчбу и жажду, холод и зной, и вращаясь в среде братства, как камение честное, по написанному? – Из вас впрочем я вижу не одного или двух, но многих, кои с искреннею верою и рвением ищут достодолжного, и притом внимательны к внушениям, послушны, сносливы, откровенны, доверчивы и верны, несмотря на то, что не получили научного образования и не восполняли сего ущерба ни многочтением, ни размышлением, ни заучиванием на память; одно же только имеют, что наипаче и требуется и чем уподобляют они себя Христу, именно – смирение и кротость, – внимая Слову Господа: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11, 29). Призрите же вниманием вашим на свет и истину, на правоту и кротость, смирение и благость. Удерживайте себя, прошу вас, от всякого раздражения и негодования. Сынове человечестии, взывает св. Давид, доколе тяжкосердии? Вскую любите суету и ищете лжи? (Пс. 4, 3). Доколе поносит враг, и раздражит противный? (Пс. 73, 10).

2) Простите мне, стыжусь Ангелов святых, потому что они видят, что у нас, как хранители наши; стыжусь святых и преподобных отцов, коих образ жизни мы взяли на себя и жизнь которых проводим. Будем же, братие, преподобное совершать преподобно и святое исполнять свято. Не будьте, прошу вас, жестокосерды, непокорливы и противоречивы; не будьте грубы в словах, гневливы и велеречивы; не будьте насмешниками, клеветниками и поносителями; не будьте многоречивы, смехотворны и дерзостны. Будьте боголюбивы, а не блудолюбивы, молчаливы, а не празднословливы; довольны будьте бедным одеянием и не любите щеголять; долу очи, горе же ум имейте; осматривайтесь кругом, чтоб как-нибудь не уранила вас стрела греха по небрежности вашей. Что же из этого потом? – Вместо трудов покой уготовится, вместо подвигов – венцы, вместо поношений – честь и слава, вместо уничижений – благохваления, вместо пронзений – радостные приветствия, вместо рабства – власть над десятью городами, вместо лишения родителей и родных – наследие и сонаследие Господа нашего Иисуса Христа, за отсечение своей воли – с первомучеником Стефаном водворение; и то временно, текуче и как тень переходяще, а это вечно, бессмертно и конца неимуще.

3) Если желаете улучить Царствие Небесное, если желаете вкусить Жизни Вечной, если желаете получить всыновление, если желаете быть обитателями Рая, если желаете в лоне Авраама упокоиться, если желаете допущены быть в нерукотворенный невестник или другое что подобное получить, все сие возможно для вас, доступно, подручно и готово. – Но если желаете и противоположной сему части – огня нескончаемого, червя неусыпающего, пламени гееннского, скрежета, части козлищ, участи проклятых, – и это все встретите, – чего однако да не будет с вами! Но не не будет, если не будем жить хорошо, если не стяжем благонастроения, не установимся в своем чине. Кто таков, тот стяжевает и душу свою, стяжевает и братий своих, и меня бедного. Добре действующий и богочестно шествующий честен пред лицом Господа, честно слово его и лицо его; блажен он и блаженную оставит по себе память.

4) Какую пользу приносит жестокосердому жестокосердие, непокоривому непокоривость, непослушливому непослушание, гордому гордость? Не сокровиществует ли он себе гнева в день гнева и откровения праведного Суда Божия? И не уподобляется ли дело его дровам, сену и тростию, и не исполнится ли на нем: егоже дело сгорит, отщетится: сам же спасется, такожде якоже из огня? (1 Кор. 3, 12. 15). То есть в будущем веке он будет телесно адским огнем жегом; душою же будет терзаться и раздираться сердцем безмерно и бесконечно, взирая на славу святых, вожделевая ее и лишенным себя оной видя на вечные веки. Да не постигнет кого-либо и из вас такая часть и такое состояние! Почему, пока еще мы здесь, будем очищать себя огнем страха Божия, чтоб не испытать будущего пламени.

80.

1) Хвалю послушливость вашу: и пребудьте таковы; и раздаятели потреб и послушаний, и получатели их, действуйте богобоязненно. – 2) богатитесь делами милости, подражая богу, не гордясь, если успеем что сделать, и не унывая, если не успеем. [2, 2]

1) Смотрите, как вы возрастаете, как возвышаетесь, как совершенствуетесь, какие плоды приносите Богу и нам и как, благоустрояясь в добром жительстве вашем, послушанием стяжеваете души ваши. Во смирении своем вы возвысили рог жития вашего, в послушании вашем показали свидетельство совести вашей, что без лукавства и лицемерия проходите послушание. И всегда пребудьте таковыми. – Когда назначается, например, один на одну, другой на другую потребу, да совершается сие, прошу, ни пристрастно, ни враждебно, ни небрежно; но как пред лицом Бога Всевидящего, один пусть дает назначение, а другой приемлет благорассудно, добросовестно и достохвально, чтоб услышать в день оный: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25, 21). Такого гласа, простите мне, недостойны те, которые не богобоязненно, а пристрастно, или выдают потребное братиям, – одежду, обувь, – или раздают послушания; но вот какого: проклят всяк творяй дело Божие с небрежением (Иер. 48, 10). Ибо отсюда сколько порождается зла? С одной стороны раболепство, с другой ропот и расстройство мирных отношений. Говорю сие не с тем, чтоб получающие восставали на раздающих, но чтоб вы, раздаятели, в страхе Божием и по любви братской наилучшим образом действовали в порученной вам части управления. Если будете так действовать, то благоустроение, мир и тишина паче и паче будут крепнуть и укореняться в достолюбезном братстве нашем.

2) Прошу и молю вас, исполните сердца ваши всякого рода благими начинаниями, предайте себя взаимной друг к другу любви, радуйтесь о преуспеянии друг друга и скорбите о преткновении ближнего. Яков перстный, такови и перстнии: и яков небесный, тацыи и небеснии, говорит Апостол (1 Кор. 15, 48). Бог же небесный любит милостыню и суд (Пс. 32, 5), и милости Его исполнь вся земля (118, 64), поет св. Давид. Будем подражать Ему и мы, и ныне это совершим, завтра же простремся к другому чему, причем ни от неуспешности не будем малодушествовать, ни успехом тщеславиться. Но за последнее возблагодарим Господа: ибо сие есть ни хотящаго, ни текущаго, но милующаго Бога (Рим. 9, 16); при первом же потерпим, и будет нам: ибо Господь уверяет, что всяк ищай обретает, и толкующему отверзется (Мф. 7, 8). Таким образом день ото дня будете вы совершать спасение душ ваших, восходя все к высшему и высшему. Ныне – время купли истинной, не гибнущей, – время бега (состязания), но духовного, – обогащения время, но благами вечными. Блажен текущий; треблажен терпящий; всеблажен огнь огнем вожделения Бога и любовию к Нему возжигающий в себе каждодневно.

81.

1) Страшнее меча восстание страсти будем внимать, ограждая себя заповедями и вооружаясь отвращением ко греху. – 2) Ныне один, завтра другой демон восстает: всех надо отражать именем Господа и нуждением себя на добро; и не малодушествуйте, когда налагают эпитимию. [2, 4]

1) Пусть мечи на меня оттачивают, пусть раны налагают, пусть изгоняют, пусть смертно угрожают; не боюсь я этого столько, сколько боюсь поднимающегося в смиренной душе моей диавольского нападения, когда царствуюший в теле моем грех, как воинство какое вооруженное, высылает против добродетели множество неистовых страстей. Тогда страшна мне стрела сласти греховной, которая не плоть, а сердце уязвляет; тогда страшна мне кровь, которая не на землю изливается, а на душу от невидимого меча. Вот чего я боюсь и вот пред чем трепещу. Будем же внимать себе, братия мои, и смотреть, как бы не вторгся в град души нашей какой-либо наветник или помысл гордый, или сласть греха – хищница, или непослушание возмутительное, или самочиние губительное, или ожестение нераскаянное, или упорство несклонимое, или самооправдание неубедимое, или другое что, могущее возмутить душу. Но, как окопами какими, оградим себя Божественными заповедями; и будем всегда целы и безопасны. Если же случится когда какому-либо такому хищнику войти; то как только заметим его, поскорее схватим его, свяжем и отбросим подальше куда-нибудь от себя. Вооружимся наипаче против страстей, восприяв недоступность сердца и крепость духа, чтоб, когда будем боримы, не падать, но отражать и далеко отбрасывать восстающих на нас невидимых врагов.

2) Ныне такой демон борет, завтра нападет другой, а там еще иной какой, – блуда, например, чревоугодия, высокоумия, гордости, продерзости, самочиния и других бесчисленных страстей. Против всех должны мы выступать, со всеми воевать и всех поражать именем Господа нашего Иисуса Христа, имеющего украсить нас венцом победы в день воздаяния. Блажен, брате, слышащий сие, разумеюший и соблюдающий, прибавлю, и нудящий себя каждодневно к мысленной брани. Ибо нуждно есть дело спасения, и Царство Небесное только нудящие себя восхищают. Почему не должно вам дивиться, когда случится вам быть в искушении; потому что оно бывает с вами для испытания вас и обучения брани. Не малодушествуйте, когда вразумляют, обличают, налагают епитимию и, если нужно, отлучают; но благодушны будьте, бодренны и с большим рвением беритесь за дело; ибо в этом ваше спасение, в этом – преуспеяние, в этом – мученичество, за это венцы.

82.

1) Брат ушел; отчего? Себе не внимал и помыслам прельстительным поддался; если б внимал себе, псаломские внушения вразумили бы его; и воля не тверда была. – 2) Воины царя земного из-за земных выгод верными ему бывают: нам ли не пребывать верными царю небесному царства ради Небесного? Будем же таковы, подражая отцам. [2, 5]

1) Внушал я вам внимать себе против наветов вражеских. Ныне укажу на худой плод невнимания себе: бедный брат Аввакум убежал от нас. Конечно, это потому, что не внимал себе и не имел мысленного охранения себя. Не верные Богу и благочестные помыслы, могшие воевать за него, держал он, но прельстительные, Бога и правду Его закрывающие от души; почему и пострадал, что пострадал: сам себя отлучил из среды нас и пошел вслед диавола. И где он теперь блуждает, как овца зверохищная, без руководства и пасения? – Как может он теперь воспевать хвалу Богу, от Коего отпал нарушением своих обетов? Как может он петь: блажен муж, иже не иде на совет нечестивых, вступив на такой путь? Или как может он говорить: сей покой мой во век века, зде вселюся, яко изволих и (Пс. 131, 14)? И слова: терпя потерпех Господа, и внят ми и услыша молитву мою (Пс. 39, 2), далеки от него. Более приличными себе найдет он следующие псаломские слова: прокляти уклоняющиеся от заповедей Твоих (Пс. 118, 21). Проклят он и есть и будет, если Господь Бог, молитвами отца моего и вашего с содействием и ваших, не приведет его к обращению. Но зачем так бывает с нами? Зачем сатана находит нас подручными себе и похищает? Зачем позволяем мы себе быть не пригвожденными страхом Божиим и не оболченными в броня любви ко Христу Богу нашему? Зачем попускаем мы быть преодоленными своими похотями и оказываться таким образом хладными, прелюбодейчищами, неустойчивыми и, скажу прямо, – бесплодными? Где вера к отцам? Где любовь к братиям? И как вам спасаться от чувственных и мысленных искушений, когда чуть коснулись вас прискорбности, вы совсем изнемогаете и, еще не вступив на поприще состязания, обращаетесь вспять?

2) Видите ли воинов царя земного, – как они хранят верность свою к нему, дерутся за него и кровь свою проливают? И это из-за чего? – Чтоб получить какие-нибудь почести или чины. Не таковы наши подвиги. Они – ради единого вечного и невидимого Царя всяческих, Бога, – и не из-за чего-либо земного, но для получения Царствия Небесного, чтоб соделаться сонаследниками Христа Господа, чтоб вкушать то, чего око не видало, о чем ухо не слыхало, что и на сердце человеку не всходило. И однако ж мы не все и не всегда остаемся Ему верными; нас можно смануть, прельстить и увлечь. Но нам ли не трезвенствовать? Нам ли не крепиться? Нам ли не стоять до крови? Не свыше ли наше рождение? Не сыны ли мы Света? Как же нам не являть себя чадами послушания? Как не показывать, что мы семя святое? Как не пленять всякое помышление в послушание Христово? Как не простираться превыше мирских мудрований? Как не умирать за Христа, хотя бы не раз в день надлежало умереть за Него? Ей, чада мои! Будем сынами силы, воинами Христовыми, истинно Божиим народом, хором ангельским, полком непоколебимым, по примеру свв. отцов наших и тех блаженных, кои жили под руководством их, да имеем сатану под ногами нашими попираемым и поругаемым, как имели его Сильван святой, Досифей преподобный, Захарий приснопамятный и все всех преподобных питомцы. Ибо прославлен не один Досифей, не один Сильван, не один Захарий, но и все верные ученики их и последователи бывают причастными славы их. Будем и мы, умоляю вас, как они. Не дадим одолеть себя наветам вражеским, не убоимся страха их, не допустим умертвить себя смертию греховною; но все остальные дни и часы жизни нашей поживем, благоугождая Господу Богу нашему.

83.

1) Ничто да не отлучает нас от любви Божией; но пребудем в подвигах и добродетелях, пока достигнем в меру Христову. – 2) Отрекшись от мира, великое сделали мы дело; не посрамим же начинания сего нерадением и себе угождением, подражая отцам. [2, 6]

1) Когда народная какая случается беда, и все в смятении, нам денноночно надлежит припадать к Богу, со слезами и воздыханиями моля Его преложить гнев на милость и восстановить мир в мире, имиже весть судьбами Его неисследимая премудрость, – не оставляя однако ж при сем и своего духовного делания, но в его пользу обращая и то, чем нас коснется общее бедствие. Ибо любящим Бога, как сказал Апостол, вся поспешествуют во благое (Рим. 8, 28); так что ни настоящая беда, ни другая какая более страшная, или, выражаясь апостольским словом, ни смерть, ни живот, ни Ангели, ни Начала, ни Силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем (Рим. 8, 38, 39). Посему к Богу возносясь и на отложенные там блага воззревая, будем совершать предлежащий нам подвиг с радостию, твердостию и рвением, ни унынием не расслабляясь, ни от поста не изнемогая, ни бдением не утомляясь, ни за молитвою не скучая, ни от трудов в исполнении других заповедей не цепенея; но ко всему этому теча и спеша, как на праздник какой и веселие, или лучше, как к свету, как к Самому Богу; и взыдем таким образом от силы в силу в исполнении заповедей, и от славы в славу в украшении себя добродетелями, все более и более богатясь божественными совершенствами, дондеже достигнем вси в соединение веры, в меру возраста исполнения Господа нашего Иисуса Христа (Еф. 4, 13), для Которого мы миру распялись, а мир распялся нам (Гал. 6, 14), для Которого мы все оставили и все вменили уметы, да Его Единого приобрящем (Флп. 3, 8).

2) Видите, чада мои, каковое и коликое дело совершили мы, убежав от мира и отрекшись от всего житейского, от родства и родины, от родителей, братьев и сестр, от городов и домов и от всего вообще, чем утешается плоть и кровь? Не посрамим же такого дела своего разленением, небрежностию и невниманием; а это будет, если начнем исполнять пожелания плоти и действовать по страстям душевным. Не таковы были святые и преподобные отцы наши, оставившие нам примеры богоподражательного смирения, не рассуждающего послушания, искренней веры, отвращения к миру, любви к Богу, дивных подвигов и преподобных дел. Им будем подражать и мы, нудя себя шествовать по следам их, да сподобимся и части их.

84.

1) Кто не тако нечестивии? Все, дурно живущие; особенно же недовольные скудным содержанием монастырским, в противность обетам. – 2) Надо довольствоваться предлагаемым на трапезе, всякое утешение почитая умалением вечного утешения, как я сам всегда чувствую. – 3) у нас трапеза не худа; а в больнице и трапеза и все другое очень хорошо. – 4) Прибавлю: сами ничего не принесли в обитель, а подай то и то; между тем ни к чему почти не способны, другие же получше вас всячески трудятся, и терпят; праведен гнев Божий на вас. [2, 7]

1) Делайте не брашно гиблющее, говорит Господь, но брашно, пребывающее в живот вечный (Ин. 6, 27), т. е. исполняйте заповеди, в законе Господни поучаясь день и ночь, чтобы быть вам, как древо, насажденное при исходищах вод, по слову божественного Давида; и плод вами дан да будет во время свое, и лист спасения вашего да не отпадет в будущем веке. Не тако нечестивии; не тако, но яко прах, егоже возметает ветр от лица земли (Пс. 1, 3, 4). Нечестивыми же пусть будут у нас не только те, кои неправо веруют, но и и все, преступающие заповеди Господа; в применении же к нашему чину, кто это будут, как непослушливые, горделивые, хитроглаголивые, тщеславные, дерзостные, также тайноядущие, ропотливые, любящие украшаться, любопытные (все высматривающие и выпытывающие), празднолюбцы, беспечные, шепотники, своенравные, клеветливые, паче же неблагодарные и требовательные более надлежащего? – Они не довольствуются дарами, от Бога даемыми (т. е. тем, что всем предлагается в обители), но оставя попечение о душе и телу поблажая, ищут и требуют яств и питий, которых недостойны, и воюют из-за них, выставляя в извинение свое телосложение, привычки и немощи. И хорошо было бы, когда б они в самом деле заболели; может быть, чрез это они избавились от наибольшей из болезней, – неблагодарности. Как будто забыли, окаянные, что при вступлении своем к нам обещали Богу и что исповедали пред лицом многих свидетелей невидимых и видимых! Не в алчбе ли и жажде пребывать, не всякую ли прискорбность и тесноту, голод, гонение, муки и смерти переносить обещались? А теперь войну ведут из-за вина и яств! – Но как они наругались над обетом, так и сами поруганы будут; и как не искусились памятовать, что Бога имели зрителем и слышателем их обещаний; то боюсь, как бы Он не предал их в неискусен ум творити неподобное и пагубное (Рим. 1, 28).

2) Отрезвитесь же, кто таков; наипаче же пробудите души ваши от дремания, от небрежения о божественном, от долупреклонности, от «ни тепло, ни хладно». Возгоритесь божественною любовию и страхом. Приимите наказание и облекитесь в оружия правды. Трепещите и бойтесь, и из-за того, что пределагается на трапезе, не воюйте. Не говорю, когда бывает варево, рыба и сыр, но и когда предлагается один хлеб с промасленными овощами, разваренный боб или другое что подобное, то и это почитайте за великое утешение. И кто из смиренномудрых не побоится при сем, помышляя, как бы и из-за такого утешения не лишиться вечных благ? О себе скажу, что считаю дорожным коштом по пути в ад всякое ястие и питие, и особенно то, которое давалось мне во время моей немощи. Поверьте мне, хотя и в безумии говорю, что если б не обымал меня великий страх непослушания общему отцу нашему и не убеждало ваше рассудительное слово, то я никак не переменял бы обычной меры пищеприятия до самой смерти? Только по сей причине ел и пил я разное: но, скажу и еще в безумии, делал это с болезнию сердца, стенанием и огорчением, с одной стороны по причине недостоинства моего, с другой по заботливости о вас немощствующих и по скудости в обители.

3) Впрочем, по благодати Христа Господа, у нас есть потребное: воздайте славу Богу, неблагодарные! Мы и вино пьем, и масло и рыбу вкушаем, и в больнице упокоеваемся и врачуемся, – и это не раз или два, а всякий день. Избранный брат, приобретший опытность в лечении болезней, у нас главный больничник; при нем помощника три, четыре и пять; особый повар, особый расходчик, особый приготовитель мазей, пластырей, бинтов и корпий; и занятия там не прекращаются ни на минуту. И расходов немало: каждый день дается рыба, которая берется или у приговоренных трех-четырех рыболовов, или на рынке; сколько вина, – и какого – расходовано и расходуется; сколько маслин, мед, чистые хлебы и многое другое. – За все это как не благодарить нам, неблагодарные? Как не воздать славу Богу? Как не воспеть хвалу Ему?

4) Прибавлю еще: сами мы ничего не принесли в монастырь, и от работы нашей никакой нет прибыли; а подай нам то, подай другое. – А между тем негожи бываем ни к чему, ни при вратах стоять, ни в трапезе служить. Но и того не чувствуем, бесчувственные и бессмысленные, что мы, может быть, последние, и что другие, честные паче нас братия и отцы, одни вне, другие внутри обители, то на холоде и ветре, то на жару и зное, как рабы какие, копают, пашут, обрезывают виноград, моют, шьют, куют, пешие ходят по делам в город, на поля, на горы, – преутруждаются и утомляются; но все терпят спокойно. Воистину таковых есть Царствие Небесное! Ты же, о слепой, о жестокосердый, о лукавый, о отчаянный! Смотри, не услышать бы тебе в день он: связавше ему руце и нозе, вверзите во тму кромешнюю (Мф. 22, 13). Горе вам! Вы небрежете о гневе Божием, видя, что Он не тотчас наказует. Поистине о вас сказано: рече безумен в сердце своем, несть Бог (Пс. 52, 2). Почему? Потому что вы растлились и омерзились в начинаниях своих и несте творящии благое. Но Господь с небесе приникает на всяк день, и смотрит, кто есть разумеваяй и взыскаяй Его (Пс. 13, 1, 2) и таковых написует в книге живота, а прочих пропускает. Боюсь, не пришел бы святой Давид, не пропел бы про вас, – и не сбылось бы на вас поемое: раздели я в животе их (Пс. 16, 14). Кого? – этих злых от добре шествующих. – Но разумейте сия, забывающии Бога, да не когда похитит, и не будет избавляяй (Пс. 49, 22). И мне неразумному простите, чада мои возлюбленные, потому что щадя вас, из любви со слезами высказал это, думая, что лучше мне ныне побичевать вас словом, нежели как подвергнуться после вечным бичеваниям, от коих да избавимся все благодатию Господа нашего Иисуса Христа.

85.

1) Горько, что еще двое ушли. – 2) Так-то нельзя полагаться ни на себя, ни на других. – 3) Мы же мало-мало что сделаем, – и уж не знать как высимся, – отчего и падаем. – 4) Внимайте же себе; а о тех молитесь. [2, 8]

1) Опять искушение, опять соблазн; опять я, бедный, в плаче и сетовании, что отторглись возлюбленные (два брата убежали), что низверглись долу высокожительствовавшие, что мнящиеся быти мудри омрачились, что понесшие великий и многолетний подвиг и пот благочестия в одно мгновение все потеряли и сделались для меня вместо винограда тернием, вместо обвеселения огорчением, вместо ожидаемого счастия несчастием. И не вем, что реку и что возглаголю о падении и сокрушении братий наших; разве только сесть и плакать, говоря: если сие тако есть, то кто может спасен быти, Господи.

2) Так-то нельзя хвалить мужа до самого исхода его. Так-то трудно совершителен путь спасения нашего. И кто избежит толиких обходов диавола? И кто не будет озабочен собою до самого исхода своего? Добре ведая сие, святой оный отец, уже при вратах суще смерти, когда сказал ему диавол: «избег ты от меня», ответил: не знаю. Так он был опаслив за себя, что даже в этот последний час свой, казалось, не смел иметь твердой уверенности во спасении своем, несмотря на высокую меру благочестивых трудов своих.

3) А мы, если проживем пять или десять лет в монастыре и навыкнем чину монастырскому, или заучим на память несколько изречений Писания, или сделаем столько и столько коленопреклонений, или помолимся подолже и попостимся, то считаем уж себя все совершившими и начинаем высокоумствовать. По сей причине падаем яко листвие (Притч. 11, 14); сокрушаются кости наши при аде, (Пс. 140, 7), и мы прежде восторжения изсыхаем (Пс. 128, 6). Почитаем мы себя мудрыми, будучи неучами, словесными, будучи бессловесны: сами себя рукополагаем в учители, в ревнители благочестия и верные его представители; и признаем, что в нас одних только и осталась еще истина. Потому и случился с нами такой случай; потому тьму принимаем мы за свет; потому, как из рая, изгнанниками сделались мы из двора Христова и из стада Его.

4) Внимайте убо себе, братия мои, прошу вас, и не иждивайте мало-помалу добродетели вашей и вашего благоверия, чтоб не оскудеть совсем и не впасть в руки падения. Об отшедших же заблуждших помолимся всеусердно, да вразумит их Господь и да возвратит к нам.

86.

1) Утешаюсь твердостию вашею и постоянством; преуспевайте и еще, нудя себя, – и благословение Божие будет на вас; те же, кои не таковы – не Божий. – 2) Совсем изменились мы и стали новы в крещении, покаянии и в нашем обете: не будем же снова созидать, что разорили, и снова к миру обращаться, из коего вышли, подобно израильтянам, по выходе из Египта воздыхавшим по нем; да возбудит вас к сему мое слово, и Господь да поможет вам. [2, 9]

1) Каждый день благословляю я Бога Отца моего, дающего вам силу и крепость твердо стоять в подвижническом послушании вашем, и смиренно молюсь, да паче и паче открывает Господь мысленные очи ваши видеть все пути Его в восприятие вожделения божественной любви к Нему, в усыпление всякой похоти плотской и в возвышение над властию страстей так, чтоб вы были совершенны и исполнены во всяком деле благом (Кол. 4, 12). – А это, как знаете, не без напряженных усилий бывает, и не без злострадания, и не вдруг, но под тем условием, если с великим трудом и самоизнурением день и ночь нудим и насилуем естество свое, и переносим все случающееся с нами прискорбности в общежитии нашем, от людей ли то, или от демонов. Ибо кто под тяжестию сего не изнемогает, но с помощию Божиею все переносит и перетерпевает: тот приимет благословение от Господа и милостыню от Бога Спаса своего (Пс. 23, 5), и Царствия Небесного сподобится. Потому хорошо и блаженно нести такие страдания, быть страстоносцем Христовым и не отвращаться от таких страстей, влаясь в шуиих вещах, т. е. вдаваясь в гнев и брани, предерзость и надмение, противоречия и вражды, неподчинение и споры, огорчения и оглаголания, оклеветания, лжесловия и смехотворство. Таковые как могут быть и именоваться Христовыми? Не паче ли они суть сыны противления, чада гнева и наследники не вечных благ, а нескончаемых мучений.

2) Не ангельский ли ваш чин, братия? Не свято ли житие ваше? Не богоизбранно ли течение ваше? Но что говорит Апостол? – Аще бо яже разорих, сия паки созидаю, преступника себе представляю (Гал. 2, 18). Совлеклись мы ветхого человека, тлеющего вследствие прельщения многообразного змия; отверглись того, что было плодом первого горького вкушения и достойного изгнания преслушания, и чрез что вошла в мир многострадательная смерть; сложили виновность нашего в болезнях рождения сперва в крещении водою и Духом, потом, по великому человеколюбию Божию, во втором крещении покаяния и отречения от мира, и обеты ваши у Бога написаны по свидетельствам Ангелов святых; записаны и у меня бедного. – Так омылись вы, освятились, разрешились от уз греха, облеклись в нового человека, созданного по Богу в преподобии и правде: зачем опять бежите назад? Зачем опять возвращаетесь на свою блевотину? Зачем неуправленными являетесь в Царствие Небесное, когда, по слову Господа, возложив руку свою на рало, зрите вспять? (Лк. 9, 62). – Свидетель Господь, что говорю сие, любя вас, щадя, мучась болезненно. Что говорит Писание в Ветхом Завете об израильтянах? Что они обратились сердцем своим в Египет, так как вспоминали о луке, мясе и котлах Египетских и о своей там бедной жизни (Исх. 16, 3). Так и мы обратились к миру и к тому, что в мире, и что там делали прежде, делаем теперь здесь. Увы мне! Как это мы, которым надлежало бы быть равными Ангелам, не являемся равными даже мирянам благочестивым, когда по нерадению мало-помалу доходим и до настоящих падений? – Да будет же, умоляю вас, мое смиренное к вам поучение для непадших утверждением, для падших врачевством, для нерадивых устрашением, для ревностных поощрением, для унывающих возбуждением, для боримых помощию, и вообще – всем вся, да спасетесь (1 Кор. 9, 22). Ибо ради вас и слово и дыхание; сам же по себе я и бессловесен, и даже не человек. Бог же и Отец Господа нашего Иисуса Христа и погрешительное наше да исправит, и исправное да утвердит, и недостающее да восполнит; и как вывел Он нас из мирского Египта и провел чрез греховную пустыню, да переведет и чрез лукавое море страстей, рассекши оное и иссушив, и сделав проходным для нас путь добродетели; и как нарек, да наречет и еще родом Своим избранным и языком святым (1 Пет. 2, 9); и да вселит нас в благую землю добродетелей, паче же чрез смерть в страну кротких.

87.

Отрекшись от мира и опять к нему воззревая, – и неразумно и пагубно поступаете вы: отрезвитесь же, прошу. [2, 10]

Как люди разумные, оставив для Бога все, – и родных и братьев, и мир, и все, что в мире, – и взяв на себя легкое иго Христово, зачем осуечаетесь, омиряетесь, паче же осатаняетесь делами своими? Отвергся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или триех свидетелех умирает. Колико мните горшия сподобитесь муки вы (Евр. 10, 28, 29), разрывающие завет Духа, по св. Василию, чрез нарушение послушания, и кровь завета, которою помазались в день отречения от врага и мира и сочетания со Христом, скверну возмнившие? Так ли подобает? Тако ли не возмогли вы одного часа жизни сей (—которая такова, если сравнить ее с бесконечными веками—) побдеть с Господом? Таковы-то ваши обеты, пред свидетелем Богом, с заслушанием Ангелов святых? Это ли означали вашими руками данные мне ножнички, как от руки Господней? Таковы-то ваши, по действию тогдашних вам внушений, слезные, смиренные и уничиженные мановения и воззрения? О, чада, чада! Как забылись вы и отступаете от прежних ваших решений? Но прошу и молю вас, чада мои, утробы мои, члены мои, отрезвитесь все, все обновитесь духом, все сочетайтесь в едином мудровании, в единой надежде, в едином сердце, вы со мною, я с вами, пред лицом Господа, и станем так жить и так шествовать, чтоб стяжать Царствие Небесное.

88.

1) Радуюсь, что вы благоустроились; но это не мое дело, а дар Божий; радуюсь же я, потому что мы едино с вами: Господь да хранит вас и да поможет вам преуспевать. – Предпочли мы худшему и ничтожному лучшее и многоценное: не будем же унывать. – 3) Венцы мученические впереди: будем мужаться; перенесем иго послушания и измождения плоти, взирая на почести Вышнего звания. [2, 11]

1) Добро есть не скрывать благодеяния Божия, но возвещать о нем, когда требует время, чтоб чрез то мы делались еще более ревностными в деле своем. Вижу такое благодеяние на вас. Ибо вы, благодатию Христовою, чрез частые поучения и напоминания все о том же и о том же деле нашем, и чрез каждодневные, так сказать, уговаривания, вступили на путь преуспеяния духовного с добрым благонастроением и боголюбивым рвением. Что я говорю истину, об этом и вы свидетельствуете сами собою, свидетельствую и я, получив облегчение в притрудных болезнованиях о вас и после многих забот, как в тихое пристанище, вступив в безмятежие благочиния вашего и душевно радуясь тому. Поистине неложно слово, что всяко наказание в настоящее время не мнится радость быти, но печаль, последи же плод мирен воздает правды (Евр. 12, 11) тем, кои были под таким обучением. Но это плод не моего действования, не моего попечения и болезнования, но дар Божий при вашем рвении и отческой помощи. И что же я неключимый, входя в чужие труды, веселюсь и радуюсь? То, что мы всецело одно есмы, вы во мне, и я в вас, и особные дела обоих обоим вменяются. Господь же, страшный в силе и державный в крепости, отныне и впредь и мне да дарует быть ревностным и сильным к достодолжному исследованию, изысканию и изъяснению святых заповедей, и вас храня да хранит в подчинении неразрывном, в послушании нелицемерном и в вере непреложной, являя вас все более и более добродетельными, более и более ревностными и готовыми мужественно и со рвением ко всякому духовному подвигу – к перенесению скорби и тесноты, алчбы и жажды, к подъятию всякого труда и к перетерпению всего тягостного и прискорбного, да явясь непобедимыми, восприимете венцы терпения в день воздаяния праведного Судии.

2) Воистину добра купля ваша, ибо оставив тленное, вы получили нетленное; лишившись родителей, Отцом стяжали Господа; от братий отчуждившись, сожителями стали иметь святых; вы род избран, царское священие (1 Пет. 2, 9); вместо породившего и воспитавшего вас отечества, отечеством вашим соделался Вышний Град, коего художник и содетель есть Бог (Евр. 11, 10); вместо дома непрочного и разрушимого – у вас теперь скинии преподобных и праведных, вместо славы тщетной и чести гибнущей – Божественное и равноангельское достоинство, вместо довольства и счастия вещественного – наслаждение благами вечными, вместо подчиненности и отсчения своих желаний – ликование с мучениками, вместо уединения и безродного странничества – ближайшее родство со всеми святыми. Что же нам унывать? Что падать духом и печалиться? Да взывает каждый с божественным Давидом: вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаешимя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему (Пс. 41, 12). Аще бо с Ним страждем в подвижничестве, с Ним и воцаримся (Рим. 8, 17; 2 Тим. 2, 12).

3) Венцы мученичества и здесь стяжеваются; и образ жительства киновийного справедливо называется поприщем борений. Как потому блажен послушливый? Как дивен исповедник (все о себе открывающий)? Как преподобен терпеливый? Как богоблажен верный и неизменный в исполнении заповедей? Почему не будем отвращаться и уклоняться от начатого, не будем расстроиваться в установленных порядках, не дадим себе обратиться вспять, или остановиться, не дадим своего хребта врагам нашим, о своинники, о сшественники, о споборники! Не будем щадить плоти: кратко время, маловременна жизнь; хотя бы до семидесяти или восьмидесяти лет протянулась жизнь, это ничто в сравнении с бесконечными веками. Предпошлем овол, и получим тьмы золотых; предпошлем момент времени, и стяжем бесконечные веки; перенесем часовой труд, и получим бесконечное упокоение; поплачем, чтоб вечно радоваться блаженным радованием; порыдаем любви ради Христовой, чтоб ликовать в нескончаемых веселиях. Так взирая на почести вышнего звания, подвизайтесь, радуясь, подвигом добрым, пока достигнете времени скончания вашего и перейдете из сей жизни в вечную, о Христе Иисусе, Господе нашем.

89.

1) Вняв званию Божию, подобно Аврааму, оставили вы все: не тужите же, но надеждою воодушевляясь, переносите все: впереди венцы. – 2) Не делайте ничего неподобающего, – и не воруйте: что ни с чем не сообразно и не останется без наказания. – 3) мясопуст: не делайте богом чрево, но паче преисполняйтесь добродетелями. [2, 12]

1) Что сказать мне достойное вас, чад Божиих, повинующихся слову Евангельскому и оставивших весь мир и взявших на себя великое сие, блаженное и превожделенное дело послушания? – Но утешающий смиренных Бог, да утешит и вас присещением Духа Святого, да направит верно тещи путем заповедей Своих и да соделает наследниками Царствия Своего. Ей, братия мои! какое доброе совершили вы дело, какое мудрое приняли решение, когда, быв позваны Богом, вышли вы, по примеру праотца Авраама, из земли своей, от рода своего, из дома отца своего и пришли в сие место подвижничества, которое показал вам и дойти до коего поруководил вас Сам Господь? Вы победили плотские мудрования и стали выше них. Ради Бога не дали вы ни родственной любви удержать себя, ни привычной жизни остановить, ни праотческому наследству связать, ни другому чему положить вам препону. Почему блаженны вы и преблаженны. Не унывайте же, не тужите и не падайте духом. Но надеждою отложенных вам благ воспаряя выше настоящих прискорбностей и подвижнических теснот, веселяся и радуяся, совершайте путь свой и в терпении мужественно и бодренно переживайте дни за днями, недели за неделями, месяцы за месяцами и годы за годами. – И что же наконец? Венцом славы нетленным украшены будете, когда Господь призовет небо и землю судить народ Свой.

2) Не предавайтесь лености, не дремите, не будьте теплохладны, не бранитесь, не ссорьтесь, не злословьте, не празднословьте, не чревоугодничайте, – приложу нечто слуха недостойное, и только для некиих, – не воруйте. – Начавший красть орехи дойдет и до большего, и привыкший похищать писала (перья писчие), потянется и за одеждою. – Так у нас бывают воровства одежд, поясов, обуви и другого кое-чего. Хорошо ли это? Это ли рабы Христовы? Это ли чуждые мира? Это ли не земного, но небесного ищущие наследия? Это ли именуемые святыми и благословенными и почетные поклоны принимающие от людей? Таково-то ваше тщание, ваше преуспеяние, ваше совершенствование? – Это впрочем далеко не общий грех; и не дивитесь, если я от похвал перехожу к укорам: для одних одно, а для других другое произносится слово. – И это если и было, то отныне да не будет, – прошу, молю, повелеваю, угрожаю. Если кто после сего внушения сделает что такое, чужд да будет Церкви Христовой, если раскаянием и исповедию не умилостивит Бога. Но и пред сим кравший не иначе уврачеваться может, как признанием и обнаружением своего греха. Как некогда похищение и скрытие некоторых вещей довело Ахара до побиения его камнями (Нав. 7, 21, 25): так плененного сею страстию и не признающегося побиют камни невидимые; посему да восстанет падший и да живет о Господе.

3) Вот и мясопуст. Не обращайте же мыслей своих к тому, чем иной раз осуечались, и не уподобляйтесь тем, кои питают себя, будто на день заколения. Кто чреву порабощен, для того чрево – Бог и слава в студе его (Флп. 3, 19). Возьми кого-нибудь из таковых и посмотри, каков он по душе и телу. – Это ли желательно, скажи мне? Это ли достойно подражания? – Конечно нет; напротив, достойно всякого отвращения и презрения. Ты же довольствуйся скромным удовлетворением потребности питания, без мяс и вина. Не тело заботься наполнять, а душу преисполнять плодами Духа Святого – миром, любовию, надеждою, верою, молитвою, псалмопением, стихословием, послушанием, смирением, бдением, ранним пробуждением, незлобием, простотою, чистыми помышлениями, сокрушением, очистительными слезами, – и это да будет у тебя всегдашним заговением.

90.

1) Как на мне долг – всегда воодушевлять вас на брань: так на вас – всегда стоять во всеоружии духовном и бороться. – 2) Жаловаться, что борьба долго длится, неуместно; приводятся примеры борцов и советуется мужаться. – 3) Не страшитесь привидений: небоязненность и молитва – лучшие средства против них. [2, 13]

1) Неотложно необходимо мне всегда простирать слово утешения и увещания к вам, трудящимся до утомления в деле Божием, в вашем блаженном и многотрудном послушании. Если б ваш подвиг и ваше борение с обходами супостата пресекалось в какое-либо определенное время; пресекалось бы и мое вам утешение и увещание. Но как те никогда не престают и ни днем ни ночью не дают покоя, то, по всей справедливости, и на мне лежит долг соразмерно с тем привносить в души и утешение, и возбуждение, и обнадежение, придавая вам силы, бодренности и рвения к истреблению невидимых против вас ополчений. Воину, как знаете, всегда должно действовать по-воински и строго держаться всего, что требуется сим званием. Почему и вам, истинным воинам Христовым, должно всегда смотреть, в порядке ли оружия ваши, имеет ли каждый из вас меч послушания, броню веры, шлем упования спасения, щит смирения, лук молитвы и все другое, потребное в воинствовании нашем духовном. Не так прекрасно и изумления достойно видеть плотского воина в своем всеоружии, сколько воина Христова, имеющего все сказанное. Посему, чада мои, вооружайтесь, ограждайтесь, стройтесь, воюйте и побеждайте борющего вас диавола, и не дивитесь ничему случающемуся с вами, ни тому, что удары получаете и устреления, ни тому, что поскользаетесь и падаете; только скорее вставайте.

2) Иные досадуют, изумляются или даже в отчаяние впадают, что их тиранит или срамная похоть, или серчание, или хула, или зависть, или переменчивость, или другое что подобное. Я же напротив удивляюсь им самим. Скажи мне, брате, или так без трудов и бедствований, без борений и побед ожидаешь ты получить себе венцы? – Но говорит: «я имею уже столько и столько лет, сколько раз говел, исповедался и причащался, показал то и то, преизобиловал слезами и воздыханиями, был полезен и братиям, жившим со мною, в немощи их». Увы какая мудрость?! Скажи-ка ты мне, сколько лет имеешь в брани? три, пять, десять? Но блаженная амма Сарра сорок лет доблестно боролась с демоном блуда и мужественно перенесла сие. Смею помянуть об авве Пахоме и о том, что сам себя обнажил в церкви, и о другом, кого подкрепил авва Аполлос. Да и зачем мне приводить бесчисленные примеры, с какими подвигами и борениями искренние борцы выходили победителями, один так, другой иначе, но нигде огорчения, нигде малодушия, нигде потери мужества, пока не возмогали в немощах своих, мановением свыше отревая нападки вражеские. Мы же, малодушные малодушно, беспечно и необученно говорим и делаем. – Я напоминаю об этом для того, чтоб возникнуть нам от упадка духа и стать бодренно и неподвижно, в уповании на Бога, поя каждый в себе: аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю (Пс. 26, 3).

3) Не бойтесь страхований и страшилищ, какие иногда демон производит мечтательно ночью, показывая то или другое, преобразуясь и видоизменяясь, как вздумает; бывает, что он звук издает, и по имени зовет, вид льва принимает. Но ты смело уязви его небоязненностию, и увидишь, что он как прах разлетится. Если покажется он тебе высоким, равно с кровлею, и великим, обратись к молитве и, подобно великому Антонию, увидишь, как его не станет. Пусть покажется он идущим на тебя и нападающим или жилище твое потрясающим и валящим на тебя, не страшись, и все пройдет, как самое мечтание. Случается же это с теми, кои подвергаются сему, оттого что они боятся страха, где нет страха (Пс. 13, 5). Внимайте же и не устрашайтесь того, что совсем не страшно. Пусть паче от вас устрашается наводящий страхи, силою вашего упования на Бога и молитвы к Нему.

91.

1) Весна настала: блюдитесь, советую воздерживаться от вина, не есть досыта, и в город ходя быть осторожными, и оттуда не заносить в обитель мирских речей. – 2) кстати замечается о ходящих в огород и требующих овощей против правила. [2, 14]

1) Стойте твердо и неподвижно в уповании на Бога и, расторгши многосплетенные козни диавольские, будьте выше страстей, попирая сласти и похотения плоти, девство же и чистоту ограждая и душевно и телесно. Видите, теперь время весеннее, в которое всякое одушевленное естество подвигается к живорождению. Сообразуясь с этим, надо нам установлять сон свой и пищу. Добро, говорит Апостол, не ясти мяс, ниже пити вина, ни о немже брат твой соблазняется (Рим. 14, 21). Говорю и я, братия мои, советовательно, а не узаконительно, честных ради душ ваших, и притом не больным из вас, а здоровым: хорошо не пить вина, особенно вам, юнейшие; потому что от него возгораются страсти. Мы и без того имеем в себе волнение свойственных естеству нашему сластей, для чего вводить нам в себя еще и винных возбудителей? Вкусите и увидите, как благо воздержание от вина. Воздерживающийся от него увидит себя не носимым помыслом, не возгораемым душевно, но всегда трезвенствующим в любви к Богу и ревностным ко всему лучшему и содействующему спасению. Воздерживающийся от вина Духа Святого носит в себе. Пиющий воду облекается в одежду умиления. – И относительно пищи то же советую вам, чада. Бегайте бессловесного пресыщения и всегдашнего насыщения вдоволь, от коих – семена блуда и содомства; но так употребляйте пищу и питие, – при всех других осторожностях, – чтоб начальствовать над сластьми, а не быть у них под началом, чтоб властвовать над плотию, а не быть во власти ее. Наилучший порядок в отношениях души и тела и есть тот, чтоб низшее не насиловало высшего. Относительно выходов из обители, твердо держитесь правила – не вносить в обитель мирских бесед, могущих смущать братий.

2) Узнаю, что некие из вас, заходя в огород, требуют от огородника овощей и, не получая по правилу, воюют с ним. Это сатанинское дело и ему не следует быть. Таковые будут подвергаемы епитимиям. Разве недостаточно предлагаемого? Как же ты преодолеешь страстность, когда тебя побеждает овощ? Легче пера будешь, смиренный брат мой, если не укрепишь себя в помысле воздержанием. Уповаю, что как бывали и бывают из невоздержных воздержными, из страстных бесстрастными, так будем и мы, если не поленимся строго держать себя во всем. Господь да укрепит вас и утвердит.

92.

1) Отсечение своей воли наша первейшая добродетель. – Время течет; – вот-вот смерть, а там Суд, на коем одобрены будут только добрые: будем же таковы, избегая всего худого. – 3) Неразумие ропота, что дети воспитываются в монастыре. [2,15]

1) В Царство Небесное путей много и один путь: один, потому что, одна сущи, добродетель исполняется и в дело приходит разными добрыми делами. Воспримем сию единую, всемощную: и один да течет путем богоподражательного послушания, – путем беспрепятственным и непресекаемым; другой – путем Христоносного смирения, – путем гладким и кратчайшим; тот же и другой да лобызает отсечение своей воли, как жертву непорочную. Кто есть человек, хотяй живот, любяй дни видети благи? спрошу и я с пророком, – и отвечу: тот, кто истинно отсекает волю свою. Сей есть, иже поживет и не узрит смерти (Пс. 88, 49) падения, избавляя душу свою из руки адовы. Сей есть сын Света, имеющий душу, очищенную от всякой страстности: ибо он с корнем исторгает всякую страсть. Откуда у нас огорчения, неприятности, брани, споры, завидования? Не от того ли, что домогаемся стоять на своем и защищать свои решения и пожелания? Да, так есть воистину. И нет другого способа избавить нас от козней диавола, кроме этого отсечения своей воли.

2) Дни за днями текут, приходят и отходят; как поток речной, спешит вперед жизнь наша и приближается к смерти. Блаженны вы, что ничтожным и временным стяжеваете себе вечное и небесное. И придет день, когда воссядет Бог на Престоле славы Своей с предстоянием Ему святых Ангелов, призовет вас и вчинит в селении праведных. – Но каких? послушливых, покорных, благоговейных, добротолюбивых, чистых сердцем, сокрушенных, плачелюбивых, трудолюбивых, отцелюбивых, братолюбивых, безмолвелюбивых, молитволюбивых, – и всякое другое божественное делание усердно проходящих. Есть между вами такие, которые не одною, а многими добродетелями преукрашены; и таковые красны добротою паче сынов человеческих, сияя многими благодатными дарами Духа. Не дадим же себе приближаться к безобразным и тлетворным срамотам греховным; но бегая да бежим прочь от пагубной дерзости, злого друг друга обозревания, разнузданных улыбаний, сатанинских роптаний, злобных огорчений, – принимая все добросердечно – пищу, питие, одежду, послушание – какие бы то ни было. Это и есть добрый для вас подвиг, это и есть свидетельство добросовестности вашей, это и есть ваше в воинствовании духовном преуспеяние, и это наконец ваше венценошение.

3) Слышу, что некие неразумные, видя детей, воспитывающихся у нас, говорят: «вот от чего имеем мы погибнуть! вот от чего разорение монастырей!» – Какое безумие! Это ничто иное, как осуждение Самого Господа, Который говорит: оставите детей приходити ко Мне: тацех бо есть Царствие Божие (Мк. 10, 14). Не был ли младенцем Христос? Не отдоен ли Он был млеком? Не был ли дитятем? Не был ли отроком двоюнадесяти лет? (Лк. 2, 42). Не был ли мужем совершенным яко лет тридесяти, начиная чудодействовать? (Лк. 3, 23). Зачем же бессловеснствует сей, и почему на себя самого паче не жалуется, что пагуба его от него самого? Такие – премудрее и разумнее игумена, текут путем, который деснее десного, и спорят, что любят Бога паче, а не сколько должно, блуждая между тем вне определенных правил. – Приложу, впрочем: если никого нет, кто говорил так, пусть слово сие пройдет, как порыв ветра, и я никого не буду обличать; если же есть, пусть исправит себя, да не впадет в сеть диавольскую. Святой старец оный что сказал? «Что повелит мне дитя, то приму как бы Сын Господа моего повелел мне». – Или вы не разумеете, что читаете?!

93.

1) в добре подвизаетесь во всем; велик труд, но воздаяние больше; преуспевайте же паче и паче. – 2) Много вам искушений; но не малодушествуйте: Господь близ. Держите также в памяти будущее упокоение, и никогда не потеряете мужества. [2, 16]

1) По слову Господа: в терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19) переносите вы труд и зной подвижнической жизни вашей без малодушия, и в законе Господни поучаетесь день и нощь, да будете яко древо насажденное при исходищах вод (Пс. 1, 3). Много у вас трудов, но даров Божиих больше, много потов, но стяжание вечно. Знаю, что подвизаетесь, всячески нудите себя, мученически живете, копьем прободаемы бываете, распинаетесь отсечениями своих хотений; но радуйтесь, потому что вам готовится Царствие Небесное, – блаженное бессмертие, всыновление, сонаследие Христу, благоживотие, блаженство, радование, покой конца не имеющий. Когда такие и толикие блага предлежат, кто может унывать? Кто может останавливаться пред каким-либо трудом и подвигом, пока чрез смерть не перейдет к уповаемому? Зная, что недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися нам (Рим. 8, 18), не понесли ли и вы и зной похотения, и тяготу уныния, и утомление от трудов, и гладь воздержания, и во всем другом тесноту и скудость; так что можете сказать с Апостолом: Тебе ради умерщвляеми есмы весь день, вменихомся, яко овцы заколения? (Рим. 8, 36). Вы не страшитесь демонских мечтаний и похотных восстаний, преуспевая и восходя на высоту добродетели. – Но слово о сем нужно не для одних разленяющихся, колеблющихся и раздвояющихся, а и для вас, к утверждению и намасчению вас, да добре совершите свое течение благочестия. Придите же все, страх к страху приложим, и будем друг к другу благи, тихи, любительны, покорны, радушны, не завистливы, не притязательны, не горды, не тщеславны, не смутительны, не ропотливы, имеющими основанием доброго вашего жития терпение.

2) Много каждодневно бывает у вас прискорбностей, – не отрицаю, но не для спасения ли это вашего, не для наследования ли вечных благ? Если же для этого труд и утомление, усилие и течение, пот и глад, теснота и стенание, смятение помыслов и волны искушений, невидимыми врагами нагоняемых на нас на море жизни сей; то отнюдь не попустим себе возмалодушествовать, или устрашиться, или впасть в безнадежие. Христос с нами; Он прострет руку, скажет морю сему: молчи, престани (Мк. 4, 39), и будет тишина велия. Только и мы понапряжемся еще и еще тещи, еще и еще спешить, еще и еще подвигаться вперед. И я уверен добре, что успешно совершим плавание, спасемся от бед и благополучно войдем в пристань Царствия Небесного. А там, – отбеже болезнь, печаль и воздыхание (Ис. 35, 10). – Что же блаженнее такого дела и толикого труда, из коего воссиявает свет, жизнь, радость, мир, утешение и упокоение безмерное? Кто с такою верою и таким упованием течет путем добродетели, тот никогда не изнемогает, не останавливается и обращается вспять, ни по причине подъемлемой уже тяготы и скорби, ни по причине предстоящей еще, хотя бы то была смерть, прободение ребр и пролитие крови. От сего мученики предавали себя на мучения и претерпевали всякие виды терзаний; от сего преподобные взыскивали преподобие и поднимали всякий труд подвижнический; от сего и я приглашаю вас и убеждаю вступить в подвиг, чтоб и увенчаться за блаженное подчинение ваше и мученическое послушание. Ей, умоляю вас, не допустим себя лишенными быть неизреченных оных и недомыслимых благ, наименования сынами и наследниками Царствия Небесного, радостей невестника Христова, стояния одесную, где все святые в безмерном веселии ликуя ликуют, наслаждаясь наслаждаются неописанными оными божественными благами.

94.

1) Зачем пришли мы в обитель, знаете: не допускайте же ничего противного тому. Вы так и делаете; но не допустите, чтоб напрасно пропали труды ваши. – 2) Я пекусь о вас и указываю вам лучшее: зачем же вы самовольно придумываете себе подвиги, – вериги, пустынь? не на добро это. Наше общежитие самое есть пригодное для подвижничества. – 3) Кто хочет выше быть других, старайся всех превзойти в подвижнических добродетелях, и телесных и душевных, преуспеть в коих нигде так не удобно, как в общежитии. – 4) Перечисляется, в каких добродетелях есть преуспевающие в обители; и ревнители приглашаются подражать им. [2, 17]

1) Зачем пришли мы сюда, вышедши из мира и отчуждившись от родителей, родственников и друзей по плоти, городов, родины, сел и домов? Не за тем ли, чтобы спасать души свои? Не за тем ли, чтоб сподобиться отпущения грехов, прежде содеянных? Не за тем ли, чтоб благоугодить Богу? Не за тем ли, чтоб стяжать вечные блага? Не за тем ли, чтоб пожить ангельски, соревнуя бесплотным умам, святым и треблаженным отцам нашим? Как же после сего делать нам противное тому? Вместо плакания смеяться, вместо сокрушения веселиться, вместо благоговеинства нечествовать, вместо молитвы суетиться, вместо покоя кружиться, вместо безмолвия хлопотать, вместо очищения загрязняться, вместо тихости дерзкими бывать, вместо пощения предаваться невоздержности, вместо псалмопения пересуды творить, вместо послушания самовольничать, вместо смирения превозноситься? Так противоборец наш обыкновенно увлекает забывающих обеты свои на несообразные с ними дела. Но вы добре ведаете, зачем собрались здесь и ревнуя ревнуете о достижении целей своих: и грехи свои очищаете, и освящаетесь. Прошу же вас, чада, и молю, не допустите, чтоб оказался тщетным труд ваш. – Как и сколько терпите вы? Сколько постились и поститесь? Сколько усердствовали и усердствуете к бдению? Сколько перенесли и переносите поношений, оскорблений и лишений? И вообще сколько уже совершили и совершаете в благоустроении жизни своей? – Не допустите же охлаждению и какому-нибудь минутному услаждению погубить эти многоплодные и многожеланные делания ваши; но к прежним трудам приложите новые, чтоб добре совершив течение сей жизни краткой, благонадежно вступить в тихую пристань жизни нескончаемой.

2) Весть Господь, как забочусь я об успокоении каждого из вас и душу свою располагаю сообразно с тем, каково вам: с скорбящими скорблю, с изнемогающими изнемогаю, яко немощный душою, с малодушествующими малодушествую, с борющимися борюсь, с бедствующими бедствую, с искушаемыми разжизаюсь. Если так, то почему мешаете вы мне в этом и не сообразуетесь с тем, что вам приказывают, а противитесь и привводите свои желания, или лучше, свои зловредные похотения и свои горделивые воли в противность закону послушания и общежительному строю жизни, изобретаете по своенравию какие-то свои новые правила и доказываете, что они-то и суть самые святые и божественные, – тогда как это нечестивства и беззаконства? Одни по самовластию, или паче по повелению диавола, скрытно, без моего ведома веригами облагаются и других к тому же располагают при содействии им в этом грехе диавола; другие восхваляют пустынную жизнь, покоряясь диаволу, хотящему сделать их пустыми; иные то и то выдумывают и предлагают, по внушению, конечно, душегубительного супостата нашего, – чего и обнаруживать не хочу. Зачем это делается, не обращая внимания на свое настоящее жительство, целесообразное, богоугодное и спасительное? Кто из преподобных делал так? Если же и делал кто, то решался на это вследствие какоголибо указания свыше или по благословению духовного отца своего. Вы же, не очистившись еще от прежних грехов, или и очистившись, но не умиротворившись еще внутри и не вкусив сладости различения вещей, слепотствуя бессоветием и самоволием, несетесь на это, как шар по стремнине, толкнуты будучи туда прельщением змия. Не так, чада мои, отнюдь не так следует. Но верьте, что для вас мудрейшее из премудрых, святейшее из святейших и благотворнейшее из благотворных дел есть пребывать в том звании, в кое призвал вас Господь, в общежитии, под руководством отца, в сообществе с братиями, в сем богопасомом питомнике духовном. Исходящий из него уловляется зверем; а водворяющийся в нем приемлет отличительные его свойства – единодушие, единомыслие, споборничество, сотрудничество, спострадание, спрославление Бога. И не следует вам придумывать ничего, чем бы особиться от других.

3) Кто желает превзойти других в добродетели, да повергает себя таковой в помышлении своем ниже всех, никому да не противоречит, да не обретается лесть в устах его и ропотливость; да будет он косен на гнев, скор же на послушание и еще скорейш на то, чтоб говорить: прости, при встрече упорства в слове; да будет светло радостен лицом, по причине внутреннего его благонастроения и молитвенного к Богу обращения, очи долу преклоняя, ум же к Богу устремляя; да воздерживается всегда от смеха, не простираясь далее кроткой улыбки; да будет воздержан и в слове, ни единого не допуская слова гнилого, и никакого, которое не служило бы к назиданию; да довольствуется тем, что предлагается на общей трапезе, и того не досыта вкушая; да довольствуется определенным временем сна, на службе же трезвенно и бодренно да предстоит, стараясь ни одного стиха не пропустить без внимания; да полагает каждодневно начало, и даже до вечера да не простирает предела жизни своей, в готовности всегда состоя к исходу души из тела; реки слез да источает каждодневно, особенно вечером да орошает ланиты свои со стенанием при помышлении о содеянных в нерадении делах и разлучении души с телом в час смерти, как возьмут и поведут ее Ангелы, как пройдет она мытарства демонские и как будет давать ответ о всем содеянном в жизни словом, делом и помышлением, где потом определено будет быть бедной душе, одесную ли стоять, в недрах Авраама упокоеваться и в невестнике Христовом блаженствовать, или отойти к козлищам и вместе с ними услышать: отыдите от Мене, проклятии, в огнь вечный уготованный диаволу и аггелам его (Мф. 25, 41). Вот чем превосходить других да ревнует каждый из вас неленостно. Но успеть в этом нигде вы так не можете, как в общежитии, которое, по св. Василию Великому, есть детелище всяких добродетелей.

4) Хочу объявить добродетели некоторых из вас, не называя их, чтоб возбудить соревнование в тех, кои не живут надлежащим образом. Есть между вами такие, которые в некие дни, по искренней вере и пламенной любви к Богу, совсем не вкушают сна; есть такие делатели плача, у которых ни один день не проходит без горячих слез; есть такие, которые и не приступают к Св. Причастию, если наперед не оросятся обильно водою слез; есть такие любители чистоты, что совсем не смотрят на лица, да не повредятся; есть такие, которые потребность сна исполняют сидя; есть такие, которые вне трапезы ничего не пьют и не едят; есть такие, которые никогда не обращались ко мне с прошением одежды, или обуви, или другого чего такого, а только того, чтоб назначить им меру поста, бдения или другого какого себя преутруждения во спасение. Вот правые сердцем; вот искренно вышних взыскующие; вот с ревностию о собственном спасении пекущиеся и о том, чтоб безвредными быть для ближних, и не об этом только, но и о том, чтоб всячески пользовать их, самыми делами своими напоминая о достодолжном и тем возбуждая ленивых к прилежанию, а падших к восстанию. Таковым подражайте, кто желает. Если же нет такого желания, довольствуйтесь обще установленными добрыми деланиями: ибо мерность спасительна, и ее одной держащиеся добросовестно, несомненно получат венцы от милосердого и щедродаровитого Бога.

95.

1) мы – воинство Христово: смотрите, наготове ли всеоружия ваши; ибо враг не дремлет, – и боритесь. – 2) Неси всякий послушание свое; жизнь наша – мгновение, но мы можем в сие мгновение стяжать блаженство вечное. трудитесь же, не ленитесь. [2, 18]

1) Мы, – воинство Христово, от всего мира избранная Господу дань, Богу посвященное приношение, – брань имеем не с кровяными и плотяными врагами, но с началами и властями и миродержителями тьмы века сего, духами злобы (Еф. 6, 12). Почему дело для нас необходимое собираться воедино, совещаться и рассуждать не однажды, не дважды, не трижды в год, но непрестанно, потому что и брань у нас с врагами непрерывна и непрестанным подвергаемся мы искушениям. Смотрите же, воины Христовы, обведены ли окопами души ваши, имеете ли броню веры, есть ли у вас щит смирения, держите ли наготове копье послушания, покрывает ли вас шлем уповании спасения, в руках ли ваших меч мужества, и, прежде всего, благопокорно ли честное тело ваше и добротечно ли, обученно ли и удобоудержимо, чтоб иначе, закусив удила, не сбросило седока – ум – пред лицом врагов? Да, вы все это имеете, отвечу за вас я сам. Но еще и еще поимейте, потому что много борющих нас с высоты (Пс. 55, 3), потому что разжженны стрелы лукавого, который притом ни на одно мгновение не отстает, не ест, не пьет и не спит, а день и ночь борет, как сам негде сказал одному из святых отцов. В том и жизнь его безжизненная, и действование пагубное, чтоб низлагать нища и убога и закалать правых сердцем (Пс. 36, 14). Но меч его да внидет в сердце его и луцы его да сокрушатся (Пс. 36, 15). Как? если указанными оружиями будем отражать его. Его, как сам сей всегубитель сознался, сокрушает смиренномудрие, побивает послушание, обращает в бегство молитва, морит гладом пост, низлагает братолюбие и всех прочих добродетелей делание.

2) Молю вас я, узник грехов, да шествуем достойно звания, в которое призваны. Держитесь терпения, подъемля всякий труд в делах рук ваших, в обработывании полей, во вскапывании гряд, в приготовлении одежд, в списывании книг, в плотничестве, в хлебопечении и во всяком другом мастерстве и послушании. За все сие уготовляется вам на небесах великая награда. Се, как скороход, бежит жизнь наша и летит, как парение птиц. Между тем однако ж добрую куплю можем совершить мы, братие. В одно мгновение времени можем наследниками сделаться блаженства всех веков. Ибо воистину всей жизни нашей прожитие есть одно мгновение, в сравнении с бесконечною вечностию. Блаженны умудрившиеся в сем едином на потребу, треблаженны возненавидевшие мир, всеблаженны Господа ради оставившие родителей, родных, друзей, братий и все, что в мире. – Как же и вам не быть прославленными, когда вы это сделали? Ибо Господь Сам сказал: прославляющих Меня прославлю, и уничижающий Меня обезчестится. – Вы воистину прославляете Бога в членах ваших, и члены Христовы есте освященные, приносите себя в жертву и непрестанно плоды приносите чрез послушание ваше. Никто убо да не пресекает добрейшего течения своего, никто да не поддается унынию и не разленивается, никто да не дремлет и не предается сну. Будьте все сшественниками, все связаны союзом любви, все единовольны, все единосердечны, будьте добрыми по Богу течцами, благодвижными и приснодвижными.

96.

1) Будем поминать, что были мы прежде, как позваны и каковы теперь; и благодарить Бога и словом, паче же исправностию жития. – 2) Исшедши из Египта мира, будем терпеливо проходить пустыню жизни сей, под Божиим охранением и руководством, чая внити в обетованную землю. [2, 19]

1) Имея в себе светильником горящим чувство к Господу и вожделение вечных благ, должны мы непрестанно подливать елей помазания, чтоб светильник сей не погас и не оставил нас во тьме, и мы вследствие того, блуждая туда и сюда во тьме, не попали в пагубный ров страстей. Елей же сей что есть? Воспоминание, помышление и рассуждение о том, что прежде было, что есть теперь и что будет после. – Воспомянем же оные дни юности нашей, когда мы или ходили в неведении, как во тьме, или влаялись в течении дел суетных, как в волнах морских, или погружались в плотские удовольствия, как в бездну водную; затем помянем, как оттуда вызвал нас благий Бог и, простерши руку, исторг и путь мирный показал, внушив нам притещи к сему светлому и святому образу жития; присовокупим и то, что между тем, как столько и толиких родных наших, знаемых, друзей и приятелей остались в том же горьком положении, мы одни, как от египского рабства, избавлены от него и возведены на высокую гору жительства сего, и отсюда взирая долу, видим, как люди, вращаясь как в глубочайшем некоем рве, всуе мятутся, друг друга толкают, друг друга сбивают с ног, в поте лица ища, как чего-то великого, земных благ непостоянных, скоро преходящих и тленных, и что еще сожалетельнее, имея в воздаяние за то попасть в ад на вечное мучение. За это одно толикое избавление, какое благодарение должны мы чувствовать и воздавать благодателю нашему Богу? Будем же непрестанно благодарные к Богу воссылать хвалы, громче Израиля поя и воспевая: поим Господеви, славно бо прославися: коня и всадника вверже в море (Исх. 15, 1). Но такое благодарение будет неполно, если мы не будем надлежащим образом пользоваться благодеянием, т. е. строго держать себя в отвращении от мира, в отчуждении от своих, во вменении ни во что благ земных и в блаженной покорности уставам нашей жизни.

2) Освободившись от мира, прелестей и похотей его, надлежит добре проходить пустыню жизни сей, – быть благопокорливыми, послушливыми, терпеливыми, великодушными, любителями чистоты и заповедей Господних, но отнюдь не ропотливыми, как древний оный народ, не упорными, не плотолюбивыми, не сластолюбивыми, не продерзыми, не противоречивыми, против самого Законодателя восстающими при воспоминании о котлах египетских, от коих мы благодатию Божиею отстали и отреклись. Да не будет так, умоляю вас. Но, как народ Божий святой, будем благопослушливы, охотно переноситься, куда и когда повелит мановение свыше, всегда шествовать по воле Божией и благодушно переносить прискорбности путевые – недостаточность пищи, скудость пития и всего подобного. Если будем так благопокорливы, Ангел Божий будет предшествовать нам, и Господь за нас поборет страсти, как чуждые народы, и мы внидем не в землю аморреев, хананеов, ферезеов и еввеов, но в землю кротких и праведных, в землю, текущую медом и млеком святым, и наследуем все обетованные блага, соцарствуя Владыке Христу. Видите, братия, предлежащие нам воздаяния, знаете уготованные нам утешения, равно как противоположные им казни и муки, ожидающие нерадиво живущих. Будем же тещи предлежащим нам путем со всею радостию, со всем рвением и с непоколебимым терпением, ревностно исполняя каждый лежащее на нем послушание, как дело священное, подобно как сыны Каафа и Мерария (Чис. 4, 15) воздвизали некогда священные сосуды. Никто не будь непослушен, никто ропотлив, никто продерз, никто лжесловесен, никто смехотворен, никто завистлив, никто клеветлив, никто нерадив, никто ленив, никто ни в чем не посрамляй нашего святого жительства, но все всеусильно старайтесь делать одно угодное Богу, да скончав добре добрый наш подвиг, приимем, наконец, венец правды о Христе Иисусе Господе нашем.

97.

Вы несомненно наследуете блаженство вечное за ваше от мира отречение, мученическое послушание и борьбу со страстьми и врагами невидимыми: стойте же. [2, 20]

Буди вам, дверию смерти, всем воспарить в небесные и пренебесные области, – туда, откуда отбеже болезнь, печаль и воздыхание (Ис. 35, 10). Так чаю я, недостойный, что туда отойдете вы, и там обрететесь, где есть всех веселящихся жилище, где лики радующихся и глас празднующих, получив обетованное всем святым, от века Христу благоугодившим, за доброе течение ваше, за достохвальное и блаженное житие ваше, за убежание от мира, за отчуждение от родства плотского, за отсечение своих хотений, за каждодневное в борьбе устояние и претерпение мученического послушания, в коем вы воистину исповедуете Господа и отрицаетесь началозлобного диавола, принимая и отражая удары, наносимые вам непрестанно, мысленно и чувственно, то от плотских похотей, то от наветов демонских, то от столкновений с братиями, то от укоров и выговоров со стороны экономов, начальников над мастерскими и распорядителей всякими другими послушаниями – и никогда ни в чем не нарушая обетов своих пред Господом, но дерзновенно и мужественно шествуя путем спасения, с посрамлением и обращеньем вспять выставляемых против вас демонских полчищ. Таков подвиг ваш, – и вам можно со Апостолом взывать: кто ны разлучит от любве Божия? скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? якоже есть писано, яко Тебе ради умерщвляеми есмы весь день: вменихомся, яко овцы заколения (Рим. 8, 35, 36). Блаженны убо вы и треблаженны, – не забывайте однако ж, – если до конца будете держать толикий подвиг неизменно пред лицом Бога: так как каждодневно предлежит вам борение, хотя вместе с тем и каждодневные венцы.

98.

1) Мы бедны; но Бог питает нас; благодарение Ему; но и нам не следует лежать; но да работает каждый по своему послушанию: тогда и Бог умножит малое наше. – 2) У нас все обще; и труд одного переходит на всех, и обратно; и всех ожидает от бога воздаяние по труду и усердию; и работающие вне и телесно не меньше получат работающих внутри и духовно. – Больные же получат за благодушную безропотность. [2, 21]

1) Первый предмет моих забот и молитв есть, да вы сохранены будете чистыми, делателями усердными и непреткновенными в святом и добродетельном жительстве вашем, так чтоб никто не поскользнулся от наветов диавольских, но все вы пребывали трезвенными и бодренными в делании достодолжных и досточтимых дел блаженного послушания. Ибо, когда это есть в надлежащем виде, о всем прочем нет мне печали, хотя и печалюсь обычно, – разумею тесноту телесной жизни, как она доселе ведется, почитая впрочем тесноту эту простором, бедность богатством, скудость довольством, при руководстве в сем надежды, дающей уверенность, что Господь не уморит голодом души праведных и не оставит преподобных Своих, каковыми вы есте благодатию Христовою, вышним промышлением питаемые, напаяемые, покрываемые и согреваемые не душевно только, но и телесно. И кто же может такое множество, состоящее большею частию из бедных, никакого человеческого пособия не имеющих, пропитывать, как следует, и все потребное ему доставлять, если перст Божий не пособствует? – Поднимите очи ваши и посмотрите, – сколько нас вошло в царственный град сей и между нами сколько старцев, немощных, больных, отроков и детей, – и всех удовляет Господь потребами: не дивно ли сие? Не достойно ли ублажения? Ей, братия мои и чада. Однако и нам с вами не должно лежать на боку, но и со своей стороны привносить труд и пот в удовлетворение потреб братства. Ибо тогда и Бог преклоняется на милость, когда видит заповеди Его исполняемыми всем взаимно братством, и из невидимых источников посылает способы довольства. Посему умоляя молю и напоминая напоминаю, всякий, к какому делу ни приставлен, да тщится всеусильно поработать и мног плод принести, и духовно и чувственно; так как тут одно из другого познается, и заботливый о телесном таким же бывает и в отношении к душевному, как напротив бесплодный душевно нерадит и о внешнем.

2) У нас все обще, не только плотское и чувственное, но и духовное и мысленное, – и как добродетели и доброделания одних общи бывают всем другим, и обратно, так и труды, как можно сие видеть на примере тела, по указанию св. апостола Павла: тело едино есть, и уды имать мнози, вси же уди единаго тела, мнози суще, едино суть тело: и аще страждет един уд, с ним страждут вси уди, аще ли же славится един уд, с ним радуются вси уди (1 Кор. 12, 12, 27). И как в теле от головы до ног, справа и слева чувствуется в каждом члене возбуждающаяся потребность и удовлетворение ее: так разумей и в отношении к душе. Отец мой и ваш – первый член, я – второй, потом – поряду все до последнего, – все обще в день воздаяния будем иметь похвалу или укор. Ведая сие, чада мои, все будем тещи, все подвизаться будем, всякий привноси в общее дело свою часть труда, и никто да не будет умален в сем пред другими в принадлежащем ему служении и мере силы. Но конечно вы ведаете, что не как мы впредь определяем здесь степени, так определит их и Бог в день оный: ибо ин есть суд Божий, и ин – человеческий. Может быть, Он трехсотого поставит третьим или четвертым, десятого низведет в средину, а последнего возведет на первое место, – всякого по его тщанию и добродетели. И хотя страшно сказать, но возможно, что иного Он, может быть, совсем исключит из нашего состава и пошлет в ад, конечно такого, который и здесь был иного духа, иного мудрования и настроения. Но дерзаю уверить вас, что никто из трудящихся у нас не трудится всуе, – ни пашущий не всуе пашет, ни копающий гряды не всуе копает, ни повар не всуе поварствует, ни хлебопек не всуе печет хлебы, ни келарь не всуе келарствует, и проч. и проч. И эти все, меньше других уединенно упражняющиеся в псалмопении и стихословии, не меньше сидящих в келлиях за своим делом награждены будут, если не с меньшим усердием работают, и притом Господа ради. В какой мере кто отмеряет на братство своего труда и усердия, в такой и отмерится ему. Ведая сие, работающие внутри не уничижайте трудящихся вне, и трудящиеся вне не унывайте, будто умаленные. Мера каждому – труд и усердие. А у болящего какая мера? скажет кто: ибо он работать не может. Ему мера – благодарение, безропотность и терпение.

99.

1) Поучения не бесполезны: они пробуждают спящих, а бодрствующих укрепляют и руководят. Так мы все подвигаемся понемногу вперед. – 2) Исповедуем в сем милость божию, худое среди нас умаляется, а доброе укрепляется. Есть, кои падают; но они восстают и исправляются. Блюдите же свое благое настроение и ревность. [2, 22]

1) Скажут иные, какая польза от поучений, когда мы не приводим в дело того, что в них говорится? Ибо часто слыша, что не должно смеяться, не исправляемся в этом; часто поучаемые, что не должно празднословить, все еще празднословим; часто получая внушения, что не должно завидовать ближнему, все еще одолеваемы бываем этою страстию; частые приемля напоминания, что не должно небрежно и сонливо стоять на денных и нощных псалмопениях и молитвах, все еще блуждаем мыслями и дремлем на них, – и словом: ни в чем почти не исправляемся. Но говорящие так, говорят несправедливо. Во-первых, быть не может, чтоб никто ни в чем не исправлялся, и невозможно, чтоб все во всем вдруг исправились, но ныне один, завтра другой начинает и продолжает свой труд над собою; во-вторых, как при восходе на лестницу, нельзя вдруг шагнуть с первой ступени на последнюю, но переступая по порядку с одной на другую, восходим наверх: так и в деле добродетели, мало-помалу преуспевая достигаем высоты ее. В том же и другом катихизическое напоминание много полезно, возбуждая и поддерживая рвение к успешности и предлагая способы и приемы к тому, и тем способствуя честным душам вашим мало-помалу восходить от силы в силу и от земли к небесам. И вот еще что можно сказать: если когда так часто говорится и слышится о том, чему быть должно и что должно быть исправлено во славу Божию, не видится обуздание страстей; то что должно бы случиться и как были бы мы хуже, если б у нас царствовало молчание и не было указываемо и изъясняемо достодолжное? Я же научен от отцов, что слова суть путь к делам, благие к благим, худые к худым. И я добре ведаю, что так есть, – что говорить о лучшем образе жизни всегда располагает к лучшему, я свидетельствую вам о вас же, чада мои, что от чтения Богодухновенных Писаний, мало же несколько и от слушания моих смиренных поучений вы все поднимаетесь и все простираетесь вперед: страстные пробуждаются от усыпления и приступают к исправлению себя, а текущие добре воодушевляются к большему и большему преуспеянию.

2) Исповедуем в сем благодать Божию и не скрываем милости Его. Ибо посмотрите, у нас почти не бывает ссор, равно оклеветаний, осуждений, поношений, ослушаний, тайноядений; если же и случается что такое, – так как носим поползновенную на худое плоть, то погрешающие тотчас сознаются, каются и исправляются положенными эпитимиями; отлучением от трапезы, сухоядением, стоянием и поклонами, смотря по тому, что пригожее к уврачеванию допущенной немощи. Почему никто не говори, что нет пользы от поучений. И пользу получаем, и преуспеваем чрез них, благодатию Христовою и содействием молитв отца моего и вашего, и восходя восходим добрыми восхождениями на гору добродетелей, будучи просвещаемы, освящаемы и обожаемы, что впрочем достигается с большим трудом и потом. Прошу же вас и молю, пребудем в добром нашем произволении и благонастроении, всякое двоедушие отсечем, малодушие навсегда изгоним, воодушевим же себя благими надеждами и чаянием будущих воздаяний и вечных благ, – и это пока есть дыхание в ноздрях наших, дабы после настоящих прискорбностей и притрудностей сподобиться по смерти быть наследниками Царствия Небесного во Христе Иисусе Господе нашем.

100.

1) Тяжело управлять; но ради Господа, ради нас пострадавшего до смерти крестной, терплю; терпите и вы. – 2) Посмотрите мысленно, как терпели древние. – 3) Будем же подражать им. [2, 23]

1) Если б я чувственными очами смотрел на случающиеся с нами почти каждый день скорбные неприятности; то давно бы изнемог и другому отдал бразды настоятельства; но как при сем к Богу воззревает смиренный ум мой, ради Коего и вы сюда призваны, и я предал себя вам, то не отказываюсь и не отчаиваюсь, и готов все терпеть, укрепляем будучи Христом Господом по молитве отца моего и вашего за вас, возлюбленных моих и ради Господа моего и Владыки. Ибо если Он, создавший всяческая, благоволил ради меня, в силу таинства воплощенного домостроительства, искушен быти, поруган, уничижен, осмеян, распят, прободен копием, погребен; то чего мне не перенести? Или лучше, чему нам с вами охотно не подвергнуться? Пусть находят скорби, тесноты, раны, лишения, смерти. Что все сие при несомненной вере, что если добре будем воинствовать, если бодренно будем стоять и доблестно противостоять, то стяжем в воздаяние вечные блага? Когда немощная плоть начнет изнемогать, напомним себе, что поблажая ей, усокровиществуем себе гнев в день гнева и откровения праведного суда Божия и воспрянем к воодушевленному мужеству.

2) О, где ныне древние оные святые души! Как оскудело ныне воодушевлявшее их рвение! Радость для них и веселие была телесная скорбь, слава и величие – крайнее уничижение. Их исполняла пламенная любовь к Господу; их снедало ненасытимое вожделение не того, чтоб исполнять волю свою, а того, чтоб отнюдь не исполнять ее; они искали не того, чтоб начальствовать, а чтоб быть под началом и в послушании до самой старости. Где блаженная оная престарелая глава, смиренно простоявшая до окончания трапезы? Где многоискушенный оный маргарит послушания в продолжение тридцати лет? Где тот, где этот? – Ибо се, как хор звезд, предстоит уму моему все оное священное соборище святых, просиявших всякого рода добродетелями. Протечем мысленно святые их обители. Вот учреждения великого Пахомия. Воззрим там на приснопамятного Иону, на Петропия преславного, на Феодора освященного. Перейдем за тем к обители Феодосия Великого, посмотрим и там на Василия присноживущего, на Аеция дивного, – на того-то и того-то. Отсюда перенесемся в священные подвизалища Феоктиста блаженного, Евфимия великого, Саввы освященного; и сокращая слово, скажу: пробежим мысленно все, бывшее в древних, средних и последних обителях, как и сколько каждый в них подвизался добре совершить течение свое.

3) Подобным образом и мы должны шествовать, если хотим обрести живот и свет истинный, все перенося, все терпя, ни едино ни в чем же дающе претыкание, да служение дела нашего безпорочно будет (2 Кор. 6, 3); над всем же сим восприимше щит веры, в нем же возможете вся стрелылукавагоразжженныяугасити (Еф. 6, 16), пребывая непобедимыми, радуясь и сорадуясь друг другу во благоволении, сгармонируемы будучи единым дыханием Духа, как единое тело Христово.

101.

Призваны мы трудами, лишениями и прискорбностями очиститься от грехов. Трудно; но за это жизнь вечно-блаженная обещана. будем же радоваться всему таковому. [2, 24]

Хочу кратко напомянуть вам о подвижничестве, к коему мы призваны, коим очищаем прежние грехи свои и из-за коего злостраждем каждодневно. Ибо тесен воистину есть путь наш и прискорбен, по слову Господа; но как он имеет обетование Жизни Вечной, то будем радоваться и ревновать об успешном совершении его, доброю ревностию соревнуя друг другу, теча, как на расталище, и побеждая своего противника, да получим венец правды в день воздаяния. Сего ради тяжелое да будет у нас почитаемо легким, неблагоприятное благоприятным, прискорбное радостным, сопровождаемое лишениями выгодным, бесчестие честию, поношение похвалою, скудость в потребах довольством, водопитие винопитием, поздноястие раноястием. В этом мученическая черта жизни нашей и на этом утверждается чаяние и надежда будущих благ. Не будем, молю вас, плакаться и малодушествовать, смотря на то, что жизнь наша печалит и томит сердце; но паче, – взирая на то, что она сокровиществует нам сыноположение, Царство Небесное и блаженное бессмертие, – ревностнее да емлемся ее и непрестанно да обновляемся в ней, прилагая труды к трудам, подвиги к подвигам, тщания к тщаниям, послушания к послушаниям, отсечения воли своей к отсечениям, молитвы к молитвам, бдения к бдениям, богомыслия к богомыслиям, слезы к слезам, любовь к любви. Такова и толика жизнь наша, отличная от скоропреходящего и высшая его, странная некая и чуждая для мирское мудрствующих, плотию управляемых и настоящее предпочитающих будущему. Таковы вы, оставившие мир и то, что в мире: родителей, братьев, чад и все житейское, и всегда готовыми пребывающие по любви к Господу бедствовать, страдать, быть поносимыми, мучимыми и умерщвляемыми. За то великая и награда вам на небесах сокровиществуется: из мира перенесетесь вы к Богу, и временную жизнь оставляя, перейдете к жизни бесконечной, если до конца будете являть опыты верного послушания.

102.

1) Ублажаю вас за ваше искреннее и успешное пребывание в подвигах общежития. – 2) Не верьте внушающим, что и везде есть немало таких. – 3) Первейшее оружие наше – откровение помыслов. – 4) Им удобряется всякое наше подвижническое делание. [2, 25]

1) Ублажаю вас, что вы, в роде сем и в дни сии, ища ищете Господа, бодрствуете над сердцами своими и веруете, что дух ваш с Богом есть; ублажаю и за то, что жизнь свою проводите неподдельно и беспримесно, воистину отрекшись и неложно исторгшись из мира, и на самом деле являясь тем, чем называют вас: ибо истинно разъединились со всем, с Единым Богом сопребывая и Ему Единому служа в прекрасном жительстве вашем. Отсюда – общежительность ваша, по коей ничто между вами не называется чьею-либо собственностью; отсюда невозвратное отчуждение ваше от родителей и родственников по плоти; отсюда неложная вера к моему смирению является чрез откровение мне сокровенных сердечных волений ваших; отсюда у вас в тесноте простор, в бедности довольство, в лишении телесных потреб утешение и веселие; и что много говорить? – Отсюда слава жизни вашей и то, что вы на языке у всех.

2) Не льстя вам говорю это, но для того напоминаю, чтоб вы пребывали твердыми и крепкими и всячески заботились, как бы не упасть с такого возвышения и как бы не ослабнуть в добром решении произволения своего, отказываясь от послушнических борений или расстроиваясь развращенными софизмами и напеваниями людскими, внушающими с убеждением, что-де и везде есть много боящихся Бога и служащих Ему еще лучше нас. – Таковы соблазны, – и для чего? да искуснии явлени будут в вас (1 Кор. 11, 19). Итак, держась доброго решения воли своей, не нерадите любить Господа, являя то добрыми делами, – и изыскивать благопотребное для спасения нашего; ибо многое не видно для нас, и мы падаем, не зная как, или даже не зная того, как уверяет Давидово слово: грехопадение кто разумеет? (Пс. 18, 13).

3) Хощу же, да ведаете, что нет другого более действенного во спасение врачевства, как откровение помыслов: что и сами вы испытываете. – Зачем же иные из вас, когда Господь подал вам дар сей, когда такое врачевство у вас под руками, медлят приступать к исповеданию и откровению и душат себя молчанием, увлекаясь и как червьми наполняясь неоткрываемыми помыслами. Жалею о вас, кто бы вы ни были, и соболезную вашей немощи. Зачем, когда присуще вам средство оздоровить, просветиться и обвеселиться, вы подвергаете себя противному? Бог все видит; ибо несть тварь не явлена пред Ним, вся же нага и объявлена пред очима Его (Евр. 4, 13). – К тому же, я должен выдать вас; почему имею нужду в откровенности чад моих, чтоб я познал их, а они меня.

4) И вот это-то и есть подлинное духовное родство, неподложное послушание, беспечальное шествование, сладкая молитва, непрерывное преуспеяние и восхождение к совершенству. Добра слеза сокрушения, точащаяся из очей, добра чистая молитва, нощная и дневная, добро терпение прискорбностей, добро занятие рукодельем, добро бденное слушание чтений, добры нескорость на слова и беседа без смеха, добро мерное воздержание, добро памятование о смерти и житии святых посильное подражание, добро бегание страстной продерзости и блюдение божественного смиренномудрия; но добрее всего сего – безжалостное к себе откровение и исповедание помыслов. – Вся же искушающе, добрая держите (1 Фес. 5, 21).

103.

1) Мысли и чувства, слова и дела в мире совсем иные от тех, кои у нас: мы все это держим так, как бы находились в раю. – 2) Это Бог дал нам, что у нас, и внутри и вне, все ино, чем в мире. – 3) Однако ж будем блюстись, чтоб не оказаться худшими мирян. [2, 26]

1) Слава Богу, избравшему нас от чрева матери нашей в священное звание сие! Благодарение Господу, призвавшему нас к блаженному и дивному образу жизни монашеской! – Нам, – хотя и дерзновенно так сказать, но не далеко от истины, – воистину дано разуметь тайны Царствия Небесного паче тех, кои в мире, из коих многие видя не видят, как дело есть. Ибо посмотрите, какие у них суждения и стремления: они ублажают богатство и преходящую славу, радуются утехам и наслаждениям, восхищаются мастями благовонными, одеждами мягкими, камнями драгоценными, жилищами красивыми, садами, рощами и всякими другими суетностями; смеются, пляшут, тучнеют, как готовимые на заклание животные, и многое другое делают, о чем лучше не говорить, равно как и о том, какие отсюда порождаются последствия, – не добрые, однако хвалимые ими. Вот что они хвалят, чем хвалятся и чему радуются! – Но все сие ничтожно и презрения достойно в очах тех, кои плоть свою распяли со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24); – каковы и вы есте о Господе Иисусе Христе, по св. Апостолу, распеншие плоть свою. Другое у нас вожделение и к другим вещам расположение. Мы ищем и домогаемся такого благобытия, которое было в раю сладости, откуда мы изгнаны: для чего и образ жизни восприемлем, близкий к первоначальному, удаляемся от мира прелестного и приходим к Богу, совлекаемся тьмы житейской и облекаемся во свет умный и, от всего отрекаясь, над всем господами делаемся.

2) О, дивно великое звание! Кто разлучил нас с плотию и кровию, с родителями, родными, родиною, с обычаями житейскими и со всем мирским? Кто убедил нас в рабы себя предать игуменам и духовным отцам и восприять аскетический подвиг воздержания, бдения и спания на голой земле? Кто просветил нас смотреть на вещи, не развлекаясь и не увлекаясь, и не почитать чем-либо великим золота, сребра, красоты, мирской помпы и даже самой царской диадимы и порфирного облачения, а напротив, более досточестным и более великим почитать облекаться в эти рубищные и многозаплатные одежды и ими величаться, паче блестящих хламид? Кто дал нам силу убежать от всего вещественного и плотского и сочетаться с высшим порядком жизни, подобно Ангелам чрез девство пребывая чистыми и нерастленными? Вот наши восхваления! Их Бог даровал нам, возлюбившим Его и вожделевшим будущих благ – света неприступного, славы вечной, радости неизреченной, веселия непрестающего, наследия вечного, Царства Небесного, богатства неистощимого и всех чрез Ангелов и отцов изреченных обетований.

3) Поелику это так есть, то будем смотреть и внимать добре, как бы опять не обратиться на противоположное и впоследствии не оказаться позади живущих по-житейски. Почему будем очищать себя еще и еще, еще и еще утверждаться в девстве, – и попечемся умом и сердцем отнюдь не давать поблажки демону. Слово словом вызывается, взор взором привлекается, нерадение нерадением благоприятствуется, и мало-помалу сродняясь и освояясь с сим, оказываемся мы в положении нощных вранов и порождаем греховную смерть. Не так, чада, не так, прошу и молю. Блюдите себя друг от друга, ибо от ближнего жизнь и смерть. Малое нерадение, небрежность безохранная ввергает в бездну греха. Внимайте и смотрите, меньшие и большие, передовые и последующие, начальствующие и начальствуемые. Выше мы ублажены были, здесь бесчествуемся; выше представлены ангельски живущими, здесь сатане уподобляемся. О некоем сказано, что лучше б было ему не родиться (Мф. 26, 24). То же самое и об этом пригодно сказать. Но довольно об этом. И сказанное сказал я не затем, чтоб хотел опечалить вас, но чтоб предуведомлением отвратить грядущий меч греха.

104.

1) На мне долг говорить, на вас – слушать. – 2) Устами вы чтите меня, а сердце ваше далеко от этого: когда я сказал вам о тесноте в потребах и указал причины того, вы помирились с нашим положением; а потом роптать стали, особенно на то, зачем многие приемлются. – 3) вот это и объясню вам: Бог питатель и поможет. – 4) Не ропщите: иначе подобно израильтянам, роптавшим в пустыне и за то не вошедшим в обетованную землю, и вы не войдете в Царствие Божие. – 5) Где когда было подобное у отцов наших? Напротив, все и нужду терпели, а другим все же не отказывали. – 6) вы сами как были содержимы здесь, пришедши сюда ни с чем: почему же не хотите теперь оказать милость другим? Псов, умирающих с голоду, не отгоняют, а вы прогонять хотите тех, за коих Христос умер. – 7) Не обещались ли вы все со мною терпеть; а теперь что? или забыли, что страдать есть удел наш? – 8) покайтесь; я же не изменюсь; к тому же в делах сих и вы участники: ибо мы одно. – 9) Припомните, сколько раз Бог избавлял нас от нужды: чего же бояться, действуя по заповедям? [2, 30]

1) Мое дело и мой подвиг неутомимый в том, чтоб всегда простирать к вам слово, напоминать вам о достодолжном и утешать в терпении благой жизни вашей по Богу. Ибо если пастыри бессловесного стада по необходимости подъемлют труд неспания и заботы блюдения вверенных им овец, изводя их на пажити и водя по ним: то сколь большая належит нужда мне грешному, недостойно получившему начальство над вами, овцами Христовыми, иметь неусыпным око душевное и возглашением слова, как никоею свирелию, оглашать вас, указывая должное и полезное, и предостерегая от недолжного и пагубного. Но когда на мне лежит такое требование, то и вам непозволительно кое-как относиться к слову моему, но внимательно слушаться пастырского гласа моего. Овцы Мои, говорит Господь, гласа Моего слушают, и по Мне грядут. По чуждем же не идут, но бежат от него, яко не знают чуждаго гласа (Ин. 10, 27. 5). Это и ко мне с вами приложимо.

2) Но зачем предложил я вам такое предисловие? – Наперед скажу, – да не будет тяжело для вас слово сие, – что некоторые из вас устами чтут меня, сердце же их далеко отстоит от меня. Теперь объясню, – зачем? Привзошла к нам теснота в телесных потребах по причине плохого урожая в предыдущие годы, равно как по причине наплыва лиц, посылаемых Богом из пучины мира в пристань обители нашей во спасение, а также и по причине прибавки странноприимниц и других приютов, так как мы находимся в этом царственном городе. Я огласил об этом всех, и, изъявляя глубокую скорбь и тяготящую меня заботу о способах удовлетворения потреб на текущий год, просил и умолял воодушевиться усердием на увеличение наших рукодельных произведений, больше чем положено у нас, напомянув при том, что нам, ищущим Царствия Небесного, всячески пристойно тещи путем тесным и прискорбным, на коем скорби и тесноты, алчбы и жажды, труды и поты, нагота и бедность и другое подобное, и присовокупив, что Бог нередко попускает нам подвергаться небольшим искушениям, чтоб испытать, какова любовь наша к Нему, и охотно ли мы переносим ради Него встречающиеся прискорбности. Вы тогда показали себя, как подобает, и оправдали мои ожидания. Но как вы не имели истинного к Богу сердца и отблагодарили Его тогда только устами, то вскоре потом возроптали, тяготясь случившимся, и восстали не на Моисея какого-нибудь, а на меня грешного, приговаривая: зачем он столько набирает этих, когда не может пропитать? И какая в этом нужда? И кто принуждает его набирать такое множество?

3) Вот сии-то слова надлежит мне оговорить и возвестить правду Божию, и указать меч Божий, грядущий на таковых, да не взыщется от рук моих грешных кровь погибели их. – И во-первых, они, как ненастоящие сыны мои, сказали не обще со мною: зачем мы принимаем; но, как детища чужие и недобрые, сказали: зачем он принимает, – и тем исключили себя из общения со мною. Потом, хоть они и так сказали, все же они виновны и достойны осуждения, потому что, как поется в псалмах, клеветаша на Бога и реша: еда возможет Бог уготовати трапезу людем сим (Пс. 77, 19, 20), – такому множеству? Разве я доставитель пищи, или разве я приношу плоды, или наполняю житницы? И опять, разве я самопроизвольно и самовластно принимаю приходящих и умножаю братство? – Не Сам ли Господь и Бог питатель есть мира, отверзающий руку Свою и исполняющий всякое животно благоволения? (Пс. 144, 16). Не Сам ли Он говорит: ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам? (Мф. 6, 33). Не Сам ли воодушевлял малодушествующих, говоря: воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы и Отец ваш Небесный питает их: кольми паче вас, маловери? (Мф. 6, 26; Лк. 12,28). Потом, чрез некоего премудрого, не Он ли внушает: кто верова Господеви, и постыдеся? или кто пребысть в страсе Его, и оставися?или кто призваЕго, и презре и? (Сир. 2, 10). И опять чрез Евангелие не Он ли обещает: грядущаго ко Мне не иждену вон? (Ин. 6, 37). И не Он ли повелевает: оставите детей приходити ко Мне и не браните им: таковых бо есть Царствие Божие? (Лк. 13, 16). Много и других мест Писания есть согласных с сим. Что же вы восстаете на меня бедного и в языкоболии своем буесловите?

4) Вы, как видится, некие израилиты есте, избавленные от руки фараона невидимого, от горького плинфоделания в рабстве страстям и от темного Египта мирской суеты, которые потом, при прохождении пустыни подвижнической прискорбной жизни, когда встретились тяжелые прискорбности, не возблагодарили Бога и не воздали славу Ему, чтоб, ради такого доброго расположения пришло потребное по Божию промышлению, но возроптали на Бога, говоря как бы: лучше бы нам умереть в Египте, припоминая котлы египетские и разумея под ними каждый, что наиболее услаждало его в мире. – Но вы знаете, что тогда пострадали такие ропотники: никто из них не сподобился внити в землю обетованную, и кости всех их пали в пустыне. Боюсь, чада, не пострадать бы и нам того же, сделавши то же, что и они. Но тогда было детство скинии и закона, ныне же – совершенство благодати и истины Христовой. И сделали это не миряне, но из числа нас, востекших на высоту ангельской жизни.

5) Где когда при преподобных отцах наших обнаружен был такой ропот? Или кого из желающих спастися в их киновиях отказывались они принять по причине скудости в телесных потребах? Не паче ли всегда отворена была дверь их, не говорю, для желающего отрещися от мира, но для всякого нуждающегося бедного? Не оставляли ль они относительно сего и особых завещаний по смерти своей? Знаете, какие были о сем распоряжения великого светила нашего Евфимия; читаете, как это было у приснопамятных отцов наших Саввы и Феодосия Великого и у преблаженного Пахомия. Случалось ли у них оскудение? – Неоднократно и при том не малое. У одного, например, на Пасху не было потребного даже для совершения Литургии; у других другим образом то же бывало. Так многочастно и многообразно иногда избыточествовали они, иногда оскудевали; но в том и другом случае благодарили Бога и благодушно терпели. Им спострадали и чада их истинные в радости и веселии. Те же, которые не таковы, как тогда, так и теперь, подпадают под клятву и гибнут. Почему внимать надлежит, чада мои и братия.

6) И вы сами, ропщущие, помяните, что не от своих трудов содержание имеете и что, когда пришли сюда, ничего с собою не принесли. Тогда за то, что не пришлось вам возвратиться вспять, вы благодарили и славили Бога и нас. Как же, неразумные, не хотите вы теперь оказывать другим то, что тогда сами получили, и дар, полученный вами, скупитесь передать другим? Недружелюбные, несострадательные, безжалостные! Псов бессловесных, умирающих с голода, если б мы приняли, и то достойны были б одобрения. Ибо написано, что праведник милует души скотов своих (Притч. 12, 10). Людей ли разумных не принять, общников одного с нами естества, братий наших, умоляющих ввести их в нашу пристань по кораблекрушении и спасти от крайней нужды тех, за коих Христос умер? Но ничего такого не помышляется неразумными.

7) Не обещались ли вы умирать со мною за имя Господне? а теперь при малом стеснении в трудах и потребах отрицаетесь и пятитесь назад. Почему не паче понуждаете вы меня, чтоб ни один из приходящих бедных не отходил ненакормленным, ненапоенным и не получившим искомого пособия? Но вы только сами любите насыщаться и даже пресыщаться, есть рыбу, пить вино, не по две или по три красовули, а и с прибавком, что запрещено отцами. И сбывается на вас, что никто не может двум господам работать, – чревоугодию, разумею, и боголюбию. Но, о несмысленные и косные сердцем, чтоб уразуметь, что – по всему заповеданному святыми отцами и мною грешным непрестанно напоминаемому, – так подобает нам страдать и многими скорбями внити в Царство Небесное.

8) Итак покайтесь, что много и премного согрешили пред Господом. – Я же не откажусь и не изменю; но как начал, так и продолжать буду со всем радушием и горячим сердцем принимать всякого приходящего; или не я только, но и заповедавший сие Бог, а потом и вы сами со мною: ибо мы едино есмы все. Все вы делаете со мною, когда я нагого одеваю, озябшего согреваю, босого обуваю, бескровного ввожу в дом, голодного кормлю, жаждущего напояю, – и все сие во имя Иисуса Христа, истинного Бога нашего, давшего Себя в искупление грехов наших, веруя в неложность обетования Его, что не убиет гладом душу праведную (Притч. 10, 3): каковы ваши души, не роптавшие, – ибо я не всех обвиняю, – радующиеся об исполнении Заповедей Божиих и об умножении братства, терпеливые при искушениях Божиих, от всего отказавшиеся и даже до смерти готовые стоять в деле Божием.

9) Посмотрите, – к вам опять обращаюсь, ненаказанные, – сколько раз Бог избавлял нас от крайних нужд? И каких благодеяний сподоблял, по молитвам отца моего и вашего? – Не подавал ли Он нам жита и вина во время оскудения? Не подвигал ли Он добрых людей и не отверзал ли их житниц на прокормление наше? Не посылаются ли нам доселе из сел, островов и городов – мед, маслины, сыр, покровы, одеяния, золото от епископов, начальников и от самих, в порфиру облеченных? – Да простит вам Господь и да соделает вас на будущее время более крепкими, дабы, все перенося и перетерпевая с прочими братиями, с ними вместе удостоились вы получить и венец правды.

105.

1) Время теперь льстивое (весна); держите тело в руках. – 2) Мера винопития и питания. – 3) За воздержание блага небесные, пред коими здешние – не блага. – 4) смотрите на дружину добродетелей, вас окружающих, взирайте на небо: и все сносно будет. [2, 31]

1) Добро с трудом приобретается, но у невнимательных легко похищается; и что долгим временем стяжано, может быть потеряно от кратковременной небрежности. Почему внимайте себе особенно в настоящее весеннее время, когда тело бывает подвижно, и плоть, земля сущи, ищет действовать по-земному. Земля, унавоживаемая и утучняемая, дает из себя произрастения по роду своему: тоже и плоть, утучняемая разными яствами и питиями, сама собою воскипает сокрытыми в ней страстями. Возьмите же ее в руки и утесните, и по слову Апостола, угодия ей не творите в похоти (Рим. 13, 14), но, доставляя ей потребное в мере разумной, пребывайте так, чтоб жить в духе.

2) Мера да будет и для яств, и для вина. Вино да приемлется по малому утешению, и то в дни праздничные, при утомительных крайне трудах, при болезнях и когда сходить куда предлежит не близко; в другое же время следует довольствоваться одною чашею, и много-много двумя: ибо знаете, что говорится о сем в герондике. Относительно же брашен говорю вам следующие слова Апостола: да упразднятся брашна (1 Кор. 16, 13). Не с тем говорю, чтоб совсем отвратить вас от них, но желая, чтоб вы ели и пили благообразно, боголепно, спасительно для души и укрепительно для тела к совершению належащих дел.

3) Разве не знаете, что за такое воздержание и лишение себя мирских удовольствий, мясоястий, винопитий, бань, теплиц и прочего такого, уготовляется вам божественный оный рай, имеющий древо жизни и воду бессмертия, услаждение Духа и неизреченную красоту вечных благ? Для вас сокровиществуется там упокоение и всякое утешение. Еще мало елико-елико туда достигнете вратами смерти и начнете ненасытно и вечно вкушать то и пить. Здесь же, если возьмем блага даже такие, какие в царских чертогах, они не сладость (τρυφή), а пища (τροφή) червей, вкушение их не благоживотие, а безживотие, – услаждение ими не радость, а печаль, – обрадование ими не обладание, а лишение, – наследие их подлинно суета суетствий, как изрек мудрейший Соломон, полно насладившийся утехами мира.

4) Вы имеете другинею воздержание, супружницею послушание, дщерями непорочность, девство и милостыню, священными отроковицами сокрушение и смирение. Воззрите на небо гор и увидите, где жилище наше, где глава наша и общий всех Отец – Христос Господь, где град наш – Вышний Иерусалим. Воистину, если все претерпите, победите; если всем довольны будете, увенчаетесь; если так скончаетесь, отверзутся вам двери Царствия Небесного.

106.

1) Будем все терпеть в надежде блаженства вечного, по слову и примеру св. Павла. – 2) Ибо и мы, как он, поминутно встречаем, что потерпеть. – 3) Если будем это претерпевать, Божие благоволение будет на нас. [2, 32]

1) Трудитесь и подвизайтесь, и на находящие на вас прискорбности в жизни вашей по Христе не смотрите как на нечто чуждое – странное и против чаяния с вами случающееся. Разве пришедши сюда из мира, не исповедали вы пред Богом и избранными Его Ангелами, что будете благодушно претерпевать всякую скорбь и тесноту, Царствия ради Небесного, – в алчбе и жажде, хладе и наготе, в оскорблениях и поношениях и в других подвижнических тяготах. Лучше совсем на это не смотрите, а только терпите и терпите, взирая на блаженный конец сего. Конец же какой? – Наследие Царства Небесного, обрадование вечными благами, вкушение бессмертия, блаженство жизни непрестающей, сыноположение, сладость райская и всякое другое утешение. Воистину достойно и праведно воззвал о сем великий Апостол, что недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 18). Он тогда ходил по всей вселенной, как среди львов и тигров, влачимый и разрываемый неверными, в алчбе и жажде и в денночных трудах, работая своими руками, чтоб не отягчить собою никого, но самому своим трудом добывать потребное и себе, и сущим с ним.

2) Если и мы в тех обстоятельствах, в каких находимся, будем благодарно и терпеливо переносить все, – благо нам, – мы не будем лишены части его. Если же окажемся малодушными, недовольными и ропотливыми, то какое нам общение с теми, кои даже до крови подвизались против греха? И не окажемся ли мы в день оный достойными всякого посрамления, когда и малейших вещей не можем исполнить спокойно и как следует? – разумею, непротиворечивого послушания, неропотливого работания, негорделивого услужения, благовременного молчания, разумного говорения, случайного перевода на другое послушание, соответствующего делу внимания и усилия, отсечения своей воли, благодарного подъятия наложенной епитимии, неослабного стояния на псалмопении и молитве, нощной и дневной, и терпеливого стихословия, положенных на день псалмов.

3) Все сие и многое другое, чего и перечислить нельзя, если будем благопокорливо, благодушно и охотно принимать, претерпевать и исполнять, то прекрасно будет житие наше, и благоугождаемый тем Бог будет благоволительно взирать на нас и благословлять нас. – Не дадим же себе отступать от такого образа жизни; и хотя бы каждый день надлежало нам умирать от того, примем то радостно, ни едино ни в чемже дающе претыкание, да служение наше безпорочно будет (2 Кор. 6, 3).

107.

1) Ныне Четыредесятница: благоустройся же каждый, как она требует. – 2) не одно внешнее умерщвление плоти и телесные подвиги требуются, но паче отсечение всего худого и своей воли, – смирение и послушание. [2, 33]

1) Ныне, как ведаете, святая Четыредесятница, требующая от нас духовных подвигов гораздо больше, чем в обыкновенное время, именно: усерднейшей готовности на все доброе, благодушия, мужества, трудолюбия, терпения, небошественной молитвы, слезоносного умиления, сердцесокрушенного смирения, соразмерного воздержания не только от яств и питий, но и от зависти, ненависти, гнева, задорности, ропотливости, гордости, доброненавистнейшей страсти. Осмотрите же себя повнимательнее, очистите себя по указанию сказанного пред сим и благоустройте себя в сосуды избранны, в органы богогласные, Духом Святым движимые. К сему призывает время; это собственно и есть пост.

2) Не говори мне никто: я столько-то пою и стихословлю, столько-то молюсь, мало очень ем, мало пью, сидя немного принимаю сна, столько-то делаю коленопреклонений, воздеваю руки мои на небо на мног час. Благоприятно конечно и это все. Но вот что скажи ты мне, уничиженно ли твое мудрование, сокрушен ли дух, отсечена ли своя воля, чтоб всегда благопослушну быть, никогда не противоречить, отнюдь не роптать, совсем не спорить, не завидовать брату, не суемыслить и не суесловить, зачем то, зачем это? Отчего тот в таком положении, а этот в таком? И от сего изменяться сердцем, озверяться лицом и износить не из благого, а из злого сокровища сердца своего слова неверия, бесстрашия и нестроения, которые не только его, но и слушающих могут низринуть в ров падения. Не таковы дела поста и не таковы упражнения воздержания. Но если кто имеет в себе действо смирения и послушания, то сими двумя добродетелями, как двумя крылами, воспаряет он на небеса и собеседником Богу бывает.

108.

1) Не допустим разленения, помня, что Богу работаем, Который и воздаст по усердию и ревности. – 2) При сем будем блюсти и прочий весь строй жизни, внутри и вовне, в совершенстве. – 3) Мужайтесь: Бога имеем помощником, и Пресвятую Богородицу, и святых Божиих, особенно наших – свв. Предтечу и Богослова, коих монастырь есть. – 4) Будем воздерживаться от бесед неподобных и беседовать только о душеполезном. [2, 84]

1) Внимайте, да не отягчают сердца наши от уныния, расслабления и неуместных помыслов, чтоб не случилась от сего беда внутреннего в душе падения. Но с юношескою бодренностию и рвением постараемся прожить вместе и остальное время недолговечной и непрестанно умаляющейся жизни нашей, чтоб, по совершении подвигов добрых, священных упражнений и досточестных добродетелей, прешедши в будущий век из сей жизни, сподобиться получить нетленный венец правды от Мздовоздаятеля Бога. Да смотрит потому каждый, как проходит служение свое, и до старости так да проходит, как бы служил Господу присущему, не нерадиво, не вяло, не лениво, не притворно, зная, что чрез это не человека оскорбляет, но Бога, Коему посвящается служение. Мы же что здесь, как не сорабы только, напоминающие о заповедях Владыки? – так что и исполняющие их, и нарушающие не пред нами провиняются и не нам благоугождают, но давшему заповеди благому Владыке и Богу. Итак, книги ли кто переписывает, или служит, или пашет, или гряды копает, или другое что делает, да делает всяк свое дело, как пред лицом Бога, а не человеков; и чисто будет дело его, измеряемо будучи сердцеведцем Богом, по употребленному на него напряжению сил и усердию.

2) Язык надо блюсти от суесловия, око ограждать от неподобных зрелищ, сердце хранить от помыслов нечистых и все чувства остепенять страхом Божиим; друг ко другу должно относиться смиренномудро, обращаться взаимно с любовию бездерзостною, беседы вести приличные, смотреть на полезное, слушать подобающее, соприкасаться с скромностию, помышлять о вещах божественных, да тако, радуясь и срадуясь, заповеди Божии исполним и душеспасительно дни пришельствия своего на земле окончим.

3) Мужайтесь: Бога имеем помощником и заступником в таком препровождении жизни, а крепким покровом ходатайство Пресвятой Богородицы и молитвы владык наших, великих святых Предтечи и Богослова, коих и монастыри занимаем. Но аще Бог по нас, кто против нас? (Рим. 8, 31). Если Господь Защититель живота нашего, от кого устрашимся? (Пс. 26, 1). Если имеем помощь Богородицы и святых, кто одолеет нас? Никто никогда. Но и демоны далеко от нас будут держаться, и люди будут хвалить; враги изумятся, и никто против лица нашего не постоит. Если же мы не будем таковы, то с нами случится все иначе.

4) Почему будем блюсти себя в подобающем благоустроении, особенно живя в таком городе. Будем воздерживаться от разговоров о предметах чуждых нам. Чуждо же нам и о царях вести беседы, и о начальниках разговаривать, и о том или другом разведывать. Яже ти повелена, сияразумевай (Сир. 3, 22), говорит премудрый. Иная у нас забота, иные и беседы. Мирские о мирском, житейские о житейском речи ведут: мы же о Боге Спасителе нашем, и о том, что душеполезно: о добродетелях, о житии преподобных отцов наших, о смерти, о преставлении, о сретении Ангелов святых, об ответе пред Престолом Христовым, о праведном воздаянии, о Царствии Небесном. Беседуя так, мы ангельски просвещаемся и мирян просвещаем, если случатся; если же впадаем в суетные беседы, то и сами себе вредим, и от других осмеянию и осуждению подвергаемся. – Внемлите убо отселе себе и блюдите уста свои от бесед неподобных, распространяйтесь же о наших благих деяниях, еще теплейшую тем воспламеняя ревность к возлюблению Бога и за истину Его избирая даже умереть. И решения ваши такие Бог, приемля как дела, мученическими венцами вас украсит в день оный.

109.

1) Ревностно и всесильно ищите не земного: Бог благословит. Если пребудете так, преуспеете; ибо так все отцы жили. – 2) Опять укор хищникам вещиц. [2, 35]

1) Одни одно, другие другое избирают себе в предмет искания: один ищет господства, другой славы от внешнего чиновничества, иной довольства и многоимения в домах, слугах, полях: многообразны похотения мирские. Вы же, оставя все сие и в иной мир душевно перенесшись, премирного и небесного желаете и ищете, и сердцем своим в том пребываете; об этом одном у вас все попечение и труд. Ничто не заботит вас и не занимает, кроме совершенного очищения страстей и стяжания сердца сокрушенного и смиренного, молитвы неленостной, тщания непрестающего, слезного сокрушения, полного беспопечения, не говорю о друзьях и знаемых, но и о самих родителях и о всякой суетности. – Ей, таково Божие о вас благоволение! И я вижу, как каждый из вас настоит, подвизается и нудит себя отторгнуться от томящей его страсти и пребывать расположением своим с Единым Богом. Если потому пребудете вы в таком мученическом подвиге, то Христос Бог наш подаст вам силу и крепость отразить всякое страстное и сатанинское вам сопротивление и благоуспешно совершить предлежащий вам треблаженный подвиг, как прежде жившим святым мужам и богоносным отцам. Разве они, будучи облечены телом и подобострастны нам, без трудов и подвигов прошли жизнь свою? Никак нет; но многое многообразно перестрадавши и преодолевши, путем всякого послушания и смирения, равно как воздержания и всяких других добродетелей, подчинив плоть духу, востекли на высоту св. жизни и стяжали то, что стяжали и чем прославились. Воспомянем добродетели всепреподобного отца нашего Саввы в назидание душ наших. Будучи послушником, как знаете, был он крайне послушен, скор, услужлив, и принимая самые последние послушания, радовался, как нечто славное совершающий; день и ночь был он в трудах, носил воду, дрова, первый приходил на псалмопение и последний выходил. Многое и другое о нем написано, что нет ныне времени перечислять. Будем же подражать ему и мы, чада; ибо это не невозможно: один в одном, другой в другом, друг другу помогая, друг другу соревнуя, но при этом паче всего блюдясь, чтоб ничего не делать по своей воле, даже того, что кажется хорошим, без подобающего вопрошения.

2) Не могу умолчать об одном деле, которое, не знаю как, делается среди вас некиими невеждами, презрителями всякого порядка, хотя это очень укорно, – разумею – частые у нас пропажи, или лучше, покражи. Когда, например, кто оставляет у себя в келлии сандалии или писала, или другие орудия рукодельные, выходя ненадолго или надолго по делу, то возвращаясь не находит, что оставил. Это совершенно диавольское дело, досадное и возмутительное в братстве: и пойдут подозрения, наговоры, огорчения и даже враждования, вероятно, больше на невинных, чем на виновных. – Послушайте вы, воры, грозное определение блаженного ап. Павла: татие... и хищницы – Царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 10). Сказав хищницы, не прибавил: сребра или злата, или одежд драгоценных, но общее изрек определение; чего бы ни касалось хищничество, хоть бы самомалейшей вещи, хищник не наследит Царствия. Слышите ли сие вы, тати и хищники? И прошу вас, перестаньте воровать и похищать – нитки, иголки, шила, писала, кувшинчики, чаши, ножички, пояски, – и подобное: ибо и такое все делающие, повторю вам, Царствия Божия не наследят. Или не боитесь апостольского приговора? Разве это я, бедный, изрекаю такую угрозу? – Посему еще прошу, будем ходить достойно звания, в которое призваны, чисто, преподобно и праведно, удаляясь от сказанного порока, да наследники будем вечных благ.

110.

1) по общению вашему добро каждого переходит на всех, и добро всех на каждого. – 2) не будем же ни лениться, ни своеобразничать; но общею живя жизнию, постараемся от худа воздерживаться, а о доброхвальном ревновать. – 3) Что делаем и испытываем, бывает, и проходит, – и не чувствуется более; но остается внутри и в день Суда придет в явь на оправдание или осуждение. [2, 87]

1) Каждый свое дарование имеет, как написано: один – такое, другой – другое. Но вы, братия, союзом любви связанные, в силу сей любви взаимно собственными делаете труды и добродетели друг друга. Ты, например, благодушно переносишь бесчестие; другой отличается трудолюбием, иной избыточествует молчанием, а иной – благопокорностию, и по общению каждый из вас кроме своего имеет и то, что есть у других: добро ваше переходит взаимно от одного на всех, и обратно. Почему радуйтесь и сорадуйтесь друг другу; и какое кто имеет дарование, в том и да преуспевает, бегая тщеславия и добродетель брата почитая большею. Если же мы таковы и так слиты друг с другом и сочетаны единением любви; то потщимся паче и паче преуспевать, и Бог прославится в деле нашем, и в большей части вселенной слышным сделается образ жизни нашей.

2) Но никто не будь своеволен и своеобразен. Горе, иже мудри в себе самих, и пред собоюразумни (Ис. 5, 21). Никто не будь нерадив и ленив, да не услышит: иди ко мравию, о лениве (Притч. 6, 6). Никто также не будь раздвоен в суждениях, да не услышит и он: муж двоедушен, неустроен во всех путех своих (Иак. 1, 8). Но всегда будьте подвижны и скоры на делание заповедей, искренни, непреткновенны по причине исповедания сокровенностей своих, не одержимы тщеславием и не увлекаемы своею похотию. Ибо таковой подобен волнению морскому ветры возметаему и развеваему (Иак. 1, 6), как не установившийся и основы не имеющий в сердце своем. Но да будет все такое далеко от вас всех, елика же честна и доброхвальна, то старайтесь приобретать, тем богатиться и то сокровиществовать в сокровищницах душ ваших, к улучению Царствия Небесного.

3) Что делает кто из вас каждый день, похвальное ли то, или укорное, все то преходит, уносится, как поток водный, и так, что даже в чувстве ничего почти не остается от вчерашнего дня к нынешнему. Страждет кто из-за заповеди, трудится, плачет, терпит, потеет, раздирается сердцем, утесняется, изнемогает, оскорблению подвергается, или другое что страждет, – сейчас чувствуется это и тотчас же пробегает; но в испытавшем то все остается и пребывает сохранным во веки веков для получения воздаяния. Напротив, утешничает кто, смеется, наслаждается, бесчинствует, играет, праздности предается, никого не слушается, легкомысленничает, завидует, гневается, неистовствует, строит ковы, высокомудрствует и подобное, – тот не только ныне никакой от того пользы не получает, но еще сокровиществует себе неоправдимое осуждение в день воздаяния и праведного суда Божия. Подумаем о сем, братия мои, и емлемся за добродетель, греха же всячески избегать постараемся как бедственного и всегубительного зла, да богоугодно кончим дни жизни нашей и сподобимся обетованных благ со всеми, благоугодившими Богу.

111.

Поучения говорятся, чтоб вы, слушая их, исправлялись, а вы все такими же остаетесь: перестаньте же быть так мало внимательны и деятельны. [2, 38]

Спрашиваю вас, для чего говорится поучение? Для того ли, чтоб оно только прочитано было в определенный час и почесало слухи ваши, или для того, чтоб вы похвалили меня, или так без определенной цели? Ни для чего такого; но для того, чтоб вы вникли в говоримое, всею душою прияли силу слова и плод принесли благодатию Христовою, при споспешествовании вам и молитвы отца моего и вашего. – Таково мое намерение и долг; но что я вижу? Вижу, что как только кончится поучение, тотчас исчезает у вас из памяти все, не оставляя следа, как будто ничего и говорено не было. Оттого, как только выйдем вон по окончании службы, тотчас впадаем в те же погрешения, как обычно. Один начинает безвременно разговаривать, другой роптать, тот пересуды сплетать, этот прячется в угол, чтоб соснуть, и просыпает рукодельный час, а когда является, руки у него оказываются немощными и колена расслабленными (Сир. 25, 26). Оставляю говорить о прочем. Не так, чада мои, не так следует сему быть; чтоб иначе не услышать вам: люди сии устами благословляют меня, сердце же их далеко отстоит от меня. Но когда услышите спасительное слово, из поучения ли моего или из Божественного Писания, которое читалось, как только случится, да породится в сердце вашем движение страха Божия, искра любви к Нему, желание преуспеяния, намерение исполнять верно святые заповеди Его, да сподобимся Царствия Его.

112.

1) Духовный у нас бег: кто зрители? На что должно быть обращено внимание бегущих? кто образцово бежит? – 2) Не должно завидовать обычным отличиям монастырским; неразумно все, что в таких случаях говорят недовольные: исправьтесь же, за кем это водится. [2, 39].

1) Вы скороходы Владыки Бога, и бег ваш не по земле, но от земли до неба; зрители не люди, а сонмы Ангелов и святых; раздаятель венцов – Сам Господь, и венцы неувядаемы. Блаженны вы, что вступили в сие поприще состязания, приняв схиму. Но тут вами положено только начало; венцы же даются только совершившим бег. Да смотрит же каждый из вас добре, как течет; да замечает знаки на поприще, определяющие успех бега, т. е. преуспеяние в добродетелях; зорко да смотрит на препятствия, – и напрягается преодолеть их, – т. е. на искушения плоти, мира и диавола, приемля силу на то от Духа Святого; никто не смотри по сторонам, а на одну точку вперив взор, где конец бега, туда да устремляет все силы свои. Бег еще не кончен. Доселе текли вы добре; теките и отселе не с меньшим рвением и напряжением, соревнуя друг другу и друг другу вспомоществуя. Кто перегнать может? Кто смиреннейшим паче всех будет. Кто образцово бежит? Кто бывает послушнейшим, благоговейнейшим, безропотливейшим, псалмопевнейшим, безмолвнейшим, трудолюбивейшим, молитвеннейшим, откровеннейшим, бездерзостнейшим, незлобивейшим, независтливейшим, вернейшим, отцелюбивейшим и всяким другим, чем обнаруживается действо совершенной добродетели и по душе, и по телу. Вот в чем да будет бег ваш, и вот чем восходим мы от силы в силу и от мира на небеса.

2) Любовь да будет отличительною чертою вашею, характеризующею вас, как учеников Господних. Пребывая же в любви, любовно принимайте всякое отличие братий, их предпочтение и повышения в служениях, рукоделиях, местах стояния и в рядах. Да отступит зависть, рвение, гнев. Благоприятное братиям принимай каждый, как благоприятное себе самому, и радуйся успехам их. Так благоугождается Бог и стяжевается полная над всем победа. Любовь есть венец добродетелей. А огорчаться тем, что тот-то предпочтен в таком-то деле и в таком-то служении, есть дело гнилое и вредное и признак противоположной стороны. Не так, чада мои, не так. Несправедливо говорить: меня бы следовало успокоить паче того-то, или: я старее такого-то, – мне и высшее место. Бегайте, молю вас, таких сетей диавольских. Но что добро, что честно, что подобает святым, елика братолюбна, елика смиренномудра, елика последнейша, сия помышляйте, сия гоните, сия стяжать пекитесь, действуя во всем детски, незлобиво, искренно, как избранный народ Господень, ничего кроме повеленного не допуская. Если же и случится какое поскользновение, спешите исправить то и загладить понесением епитимии, да в день воздаяния услышите оный превожделенный глас: приидите, благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 34).

113.

1) Доброе положили вы намерение; но это не избавляет вас от искушений врага, кои и испытываете. но будьте верны обету своему, и Бог поможет устоять. – 2) Отбросьте же дела тьмы и преуспевайте в делах света: ибо первые привлекают гнев Божий, а вторые – благословение. – 3) Ныне много у нас больных: здоровые – послужим болящим; болящие – будьте терпеливы и всем довольны. у нас нет слуг: братия служат по любви и послушанию. Воодушевитесь, трудящиеся: Бог все видит. [2, 40]

1) По благоволению Божию все вы в числе спасаемых есте, все вступили на путь спасения, и у всех вас нет другого искания, кроме как улучить спасение; но как есть диавол, противник всякому добру, то многие из нас подвергаются от него искушениям нежелаемым: одних разжигает он сластями похотными, принимая в пособие себе вожделения юности, – других низлагает любоначалием, из-за которого и сам ниспал с неба, а иных расслабляет нерадением, вяжет унынием и ведет, как хочет и куда хочет, расстроивает неверием и, пленив своенравием, научает неуместным делам. И что одно за другим перечислять все, чем он преткнуть нас покушается каждодневно, на этом одном стоя и выжидая лишь, когда мы дозволим себе послабления и вдадимся в распущенность? Но да запретит ему Господь Бог, сказавший морю: молчи, престани (Мк. 4, 39), и да отженет его от нас подальше куда-нибудь. Это и бывает, когда мы в самих себе сосредоточиваемся и непрестанно имеем во внимании первую цель нашего в обитель вступления: ибо мы пред свидетелем Богом обещали переносить всякую скорбь и тесноту даже до смерти.

2) Потому отбросьте все всё, противное исканию спасения: малодушествующие малодушие, любоначальствующие любоначалие, ленящиеся леность, сластолюбствующие сластолюбие, гордящиеся гордость, тщеславящиеся тщеславие, дерзостные дерзость, бесчинствующие бесчиние, многословящие многословие, миролюбивые миролюбие, плотолюбивые плотолюбие, печалящиеся неразумную печаль; кто завидует, зависть, кто задорничает, задорность, кто бранчив, бранчивость, кто празднолюбив, празднолюбие. Таковы дела тьмы и виды зла – изобретения и внушения лукавого! Богу же благому угодны – мир, кротость, смирение, послушание, независтность, трудолюбие, тщание, бодренность, любовь, надежда, благочиние, молитва. Таковы дела света, таковы оружия правды и доблести святых! Умоляю вас, любви ради к Господу, пробудитесь, усыпленные страстями, восприимите бодренность, дремлющие под обаянием прелести вражией. Если желаем жить доброю жизнию и если любим видеть дни благие, послушаемся того, кто говорит: уклонися от зла и сотвори благо: взыщи мира и пожени и (Пс. 33, 15). Где очи Господни благоволительные? Очи Господни на праведные и боящыяся Его (Пс. 32, 18). А где лице Господне разгневанное? Лице же Господне – на творящыя злая, еже потребити от земли память их (Пс. 33, 14). И все следующие слова псалма сего представляют прекрасные внушения, если пожелаем вникнуть.

3) Во дни сии много у нас больных братий: время такое нездоровое. Здоровые, – поможем болящим. Болящие, примем сие наказание Господне как спасительное и, благодушно перенося болезнь, будем благодарны за все, подаемое нам. Когда же избавимся от болезни, не будем носиться попусту туда и сюда, но приступим опять к делам своим. Ибо у нас нет наемных рабов, на одно то определенных, чтобы прислуживать, – как это бывает у мирских людей; но мы сами себе и рабы и господа, услуживающие и приемлющие услуги, – причем каждый смотреть должен, чтоб больше услуживать, чем принимать услуги безвременно. Бог видит каждого из вас, и дело его, и служение; видит, чем был прежде и чем стал теперь, как жил в мире и как живет в обители, как нудит себя и все терпит, во что одевается и обувается, и какой труд подъемлет при исполнении дел своих; – и в свое время каждому воздаст по делам его. Итак, никто не малодушествуй. Богу мы явлены и предстанем пред страшным судилищем Его, когда дав отчет о прожитой жизни, получим должное.

114.

1) Будем возделывать души свои, делая в духовном смысле все, что делает земледелец, возделывая поле свое. – 2) Как воины держат себя и воюют, так будем воевать и держать себя и мы; как воины на войне все терпят в чаянии наград, так будем все терпеть в послушаниях наших и мы Царства ради Небесного. [2, 41]

1) Земледелец, обрабатывая поле свое, на тяжесть труда не смотрит, чтоб рук не опустить, не разлениться, но будущие выгоды имеет в виду и ради них предает себя на труды и поты и на утомительныя лишения. Поелику и из нас каждый, как поле какое, получил душу свою для возделания в веке сем; то надлежит и нам возделывать в ней делания духовные; и в этом в день Суда потребует у нас отчета создавший нас Бог. Почему прошу вас и молю, будем все обще усердно возделывать поля душ своих, обновим их по законам благочестия, чтоб не сеять в терниях страстей; но очистив наперед пашни свои от всяких сорных зарослей греха, бросим в них семена, оросим их потом дождями духовными богосокрушенных слез, обложим крепкими изгородями страха Божия, чтоб не истребляли всхода мысленные звери, осветим их и согреем солнечными лучами любви, чтоб потом наполнить умные руки наши рукоятями и собрать множество жита дел святых по заповедям Христовым. Для сего призвал Господь Бог всякую душу в эту жизнь, нас же особенно к ангельскому образу жительства. Да покажет же, прошу, каждый из вас в добром поведении своем поля свои цветущими, благоплодными, издающими воню благоухания благоприятную Господу, то чрез совершенное изменение плотских нравов и соотношений, и это чрез благопокорливое послушание и Христоподражательное смирение, изо дня в день усовершаясь и от славы в славу преобразуясь, чрез блестящее одеяние благими делами, всякое ослушание отревая и всякое помышление ума пленяя в послушание Христово, сообразуясь с общим уставом братства, всегда объемля самоукорение, коим возможет легко многоглавого дракона гордости и своенравия попрать и умертвить.

2) На какое дело особенно призваны мы, братие? На войну и брань, – на брань не какую-нибудь легкую и с лицами ничтожными, но на брань жестокую с страшными силами невидимых духов, как говорит божественный Апостол: несть наша брань к плоти и крови, но к началам и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6, 12). Итак, никто не оставайся не приготовленным к брани, никто не выходи не вооруженным и не чуждайся воинских знаков; но и не дивись, когда получаешь раны и уязвления или когда встречаешь столкновения. Все сие подобное неразлучно с воюющими. Умирает же при этом не тот, кто однажды получил рану или пал под ударом, даже не тот, кто многократно или и бесчисленное множество раз подвергался сему, но тот, кто сам себя добровольно предает врагам своим на заклание. Посему, братия и отцы, будем внимать и крепко стоять в брани, яко воины Христовы. Всякий воин, как знаете, когда отходит в поход на брань, много очень встречает неудобств, трудов и неприятностей или от вара солнечного, или от дождей, а то и от холода, – не изнеженную проводит он там жизнь, иной же раз желал бы съесть хлеба кусок или стакан холодной воды выпить, и того нет; весь день или и ночь он в движении, в переходах с места на место, в пыли и грязи, в утомлении и изнеможении, – для чего? чтоб угодить военачальнику, записавшему его в воинство, чтоб не попасть в список дезертиров, чтоб во время раздачи наград беспрекословно быть признану достойным их. – Это же бывает и у нас; только в другом роде: у тех награды временные и скоропреходящие, а у нас вечные и нетленные, и даются от царствующего над всем Бога. – Почему потерпим еще и еще; будем подвизаться и подвизаться, каждый по лежащему на нем служению, чисто и безукоризненно работая Господу: распоряжающийся в распоряжениях разумных и осмотрительных, а служащий в служении безропотном и усердном. Будем переносить и мы время алчбы и жажды, поношения и уничижения, столкновения и оскорбления; особенно изнеможения и расслабления во время ночных псалмопений и молитв, и всякого рода неприятности, видимо и невидимо нападающие на нас и сокрушающие каждодневно во время производства рукоделий и исполнения других послушаний; да тако молитвами отца нашего, добрым подвигом проподвизавшись и течение совершивши, венец правды сподобимся получить в день он, о Христе Иисусе Господе нашем.

115.

Отвергши все похотное и гневное, прилепимся к Господу, работая Ему неложно в делах нашего послушнического звания. [2, 42]

Слушая слушайте, и разумея разумейте, что говорят нам и что заповедают свв. отцы. Ибо это же самое и я, хотя недостойно, предлагаю вам в поучениях моих. Что же именно они говорят и влагают в души наши, то в настоящий раз совмещу в двух следующих уроках Слова Божия: один угрожает: не льстите себе, ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни мужеложники, ни лихоимцы, ни татие, ни пияницы, ни досадители, ни хищницы, Царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9), – и опять в другом месте: всяка горесть, и гнев, и ярость, и клич, и хула да возмется от вас, со всякою злобою: бывайте же друг ко другу блази, милосерди, прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам (Еф. 4, 31, 32); другой призывает: приидите поклонимся и припадем Ему, и восплачемся пред Господом, сотворшим нас (Пс. 94, 6), – и еще: внидите во врата Его во исповедании, во дворы Его в пениих (Пс. 99, 4). Итак, и угрозами утвердившись, и призывание прияв к сердцу, придите все вместе, покланяясь, поклонимся Господу и восплачемся пред Ним о пройденной жизни нашей, о каждодневных прегрешениях наших в ведении и неведении, делами, словами и помышлениями, и внидем во дворы Его в песнях и славословиях, но не в сквернословиях, неистовствах, преслушаниях и высокомудриях. Ропщет кто, грех ему есть: не будем же роптать, ни выходить из себя, ни своенравничать, ни суемудренничать, ибо мы земля и пепел, пыль и прах, особенно те, которые в неразумии думают о себе, что они славны по телесным или духовным деланиям. Я вижу, что образ мира прешел от нас (1 Кор. 7, 31); ибо мы иное есмы, чем миряне, странною некоею облеченные одеждою и странно некако живущие: безбрачные, безыменные, безнаследные, неуловимые, паче же бесплотные; ибо сущие во плоти Богу угодити не могут (Рим. 8, 8), – распятые миру. Поелику же такова взятая нами на себя жизнь, то мы должны носить на себе явные признаки ее, чтоб истинно, а не лжеименно быть тем, чем назвались. Почему будем послушливы, скоры, богобоязненны, благи, благоговейны, друг-друголюбивы, трудолюбивы, терпеливы, благодарны за все, что ни дается нам, да добре поживше, наследницы будем вожделенного и искомого нами Царствия Небесного.

116.

По случаю убежания некиих: стойте и совершенствуйтесь, всячески опасаясь действовать по своей воле, даже и в добром. [2, 43]

(Убегли некие из обители: изъяснив жаление об этом, святой отец прибавляет...) Вы же уцеломудритесь примером их и познайте, что удивил на вас милость Свою Господь в том, что вы не увлеклись кознями диавола и твердостию веры вашей устояли неподвижными и не отступили от преданной вам святой заповеди послушания. Не уподобьтесь же им, прошу вас, и будучи сынами Света, не сделайтесь чадами тьмы и непокоривости, и блаженных трудов ваших многих не расточите всуе, предав вместе с тем и души ваши на вечное осуждение. Ибо сказано: отвергся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или триех свидетелех умирает; колико мните горшия сподобятся муки (Евр. 10, 28, 29) – поправшие обеты, исповедания и заветы святого звания нашего и посмеявшиеся над таинством нашего совершенства. Почему внимайте себе, прошу, и право шествуйте путем Божиим, молясь, да дано будет и тем возникнуть и возвратиться от душетленной и смертоносной прелести диавольской. Впрочем, известно, что каждый из вас показывает, чем он имеет быть, из сущего в нем настроения: сосудом ли избрания, или сосудом погибели. Ибо когда не по общему уставу, и не для общей пользы, и не по повелению настоятеля бывает что из бывающего у вас, или в чтении, или в псалмопении, или в воздержании, или в бдении, или в другом чем, кажущемся добрым и подобающим, но по самочинной воле действующего, – отчего и во всем братстве обычно происходит смущение: – то явно, что таковой есть орган злого врага, разрывает узы подчинения и послушания и шествует во тьме вслед похотений своих. Опять и то надо иметь во внимании, что праведным судом отлучаются нечестивые от благочестивых, подложные от настоящих, криводушные от праводушных, лукавые от искренно благоговейных, злонравные от благонравных. Ибо кое общение свету ко тме? Кое же согласие Христови с велиаром? (2 Кор. 6, 14, 15). – Так что когда мы, по снисхождению и ожиданию исправления, не отсекаем таковых, они сами себя отсекают и отлучают своим бегством. Если хочет кто, припомни и то, что написано в Герондике, что «место само изгоняет тех, кои не делают дел места».

117.

1) Опять убежавшие. – Как избежать такого падения? Надо не внимать внушениям врага и речам соблазненных им. – 2) Иные вечером в беспорядке требуют хлеба и вина: я сделаю об этом общее распоряжение; перестаньте своевольничать. – 3) Иные самовольно переходят с послушания на послушание: чтоб этого не было; своя воля пагуба. [2, 44]

(Опять по поводу убегших). 1) Как избавиться от подобного падения? – Не надо принимать совета змия и змия самого укрывать в сердце своем, но надо поскорее обличить его, – и он убежит, как от огня. Если б наши беглецы соблюли сии правила, то не доведены были бы до того, что пострадали. Но вы, чада мои, блюдитесь и соблюдайте сие. Будучи овцами стада Христова, не отдавайтесь самоохотно в добычу диаволу. Будучи введены в рай заповедей Христовых, не обольщайтесь приманками змия злого ни по коему же образу, да не будете низвержены в мрачную тьму греха. Живя ангельски, не допустите, чтоб вас покрыл мрак самочинного бегства; но терпя терпите, и исполняя исполняйте заповеди. Никто не общись с сонмом лукавнующих и с нечестивыми не садись (Пс. 25, 5). Нечестив и лукав, кто связывается с кем и сговаривается о бегстве или об удовлетворении другой какой страсти на пагубу свою и того, кто согласится последовать ему. Итак, когда отлучит тебя от других таковой и начнет вливать в тебя яд зла с языка своего, отскочи и стань подальше от него; заткни уши свои, чтоб спасти и себя, и его. Даже когда он увидит тебя опечалившимся от случившегося искушения, ты не принимай его, лукаво подступающего снова к тебе, праведно печалящемуся и негодующему: ибо это змий, ухитряющийся привлечь тебя на свою сторону. Когда начнет он осуждать рай твой, т. е. общежитие, или обвинять живущих с тобою, кои суть братия твои, говоря, что тот-то такой, а этот вот какой, или то-то у нас нехорошо, и это худо, – оттолкни его и обличи, как следует, чтоб и его уцеломудрить, и себя спасти. – Но что же говорят такие? – «Разойдемся с здешними: Игумен тяжел; начальник над мастерствами несострадателен; каллиграф безрассуден; работы много, а содержание ничтожное; все повелевают, все приказывают; сил нет переносить тяготу труда и спастися тут нет возможности. Убежим отсюда. – Куда? Куда глаза глядят; лишь бы только выйти». – И если б кому-либо из здравомыслящих можно было увидеть таковых, каковы они по душе, – то увидел бы их мрачными, ужасными, демонскими, не имеющими ничего здравого – ни воли, ни ума, туда и сюда вращающимися, как овцы заблуждшие. – И не думайте, что я говорю так, желая только их посрамить. Нет, – нет: напротив, у них еще гораздо больше худого, – столько, что и пересказать нельзя. Впрочем молитесь, молитесь всеусердно, чтоб они нашлись и возвратились, или сами собою, или нашими руками. – Наше же с вами дело, – да будете тверды, избегая причин подобного падения, добрым подвигом подвизаясь, для увенчания небесного. – Но дошел до меня слух, что некоторые из вас неосторожно защищают ускользнувших, между тем как они не только защиты, но и поминания простого недостойны. Вам уместно одно простое поименование их с сожалением. Ибо вот и апостолы предателя не называют уже апостолом, но только Иудою, предателем, татем.

2) Слышу, что у вас опять бывают нестроения в вечерние часы: требуют кто хлеба, кто вина, – и это в дни Четыредесятницы. Вам известно, что вошедши в град сей, мы уже немного изменили наш образ жизни, какой держали вне его, говорю об употреблении елея, вина и варева в дни Четыредесятницы, а также и по средам и пятницам. – И довольно бы. – Но как я состражду вам и по моей собственной немощи, и по трудности воздержания в городе; то определяю, чтоб отныне, в показанные выше дни, вечером, все желающие получали по чаше вина и ломтю хлеба. И да не будет, наконец, отнюдь ни нестроений, ни задоров, – ни таких вздорных речей: «я бы должен был получить то и то: я больше других потрудился». Нарушители порядков не избегут должных епитимий и отлучений. Возьмите предосторожности и вы, смотрящие за мастерствами, блюстители порядка, домостроители с прочими начальниками других частей, чтоб не пострадать опять того же.

3) Напомяну и еще об одном. – Некоторые не остаются на тех послушаниях, к каким приставлены, но переходят с одного на другое без толку, по одному легкомыслию и непостоянству; от чего бывают и сами себе во вред, и тем, кои держатся порядка; да и самым смотрителям за мастерскими и рукодельнями причиняют излишнее беспокойство и труд. – И этого да не будет впредь. – Но всякий будь терпелив на том, к чему приставлен, и как установлено, так пусть и работает. Потому что самому себе придумывать занятия и свои прихоти исполнить домогаться есть признак беспорядочности, невежества и непослушности. Теперь как такое зло указано и запрещено, никто больше так не поступай, чтоб не подпасть под епитимию за бесчиние. Не знаете разве, что говорит св. Дорофей? Что достигший отсечения воли своей достиг полной меры внутреннего покоя. Почему, кто хочет насладиться внутренним покоем, тот для достижения сего пусть держится сего пути, т. е. отсечения своей воли; и получит покой и на время пребывания здесь, и на вечные веки в будущем. – Бог же и Отец Господа нашего Иисуса Христа да даст вам всем тожде мудрствовать и в одном всем согласоваться, – чтоб терпеливо выдерживать всяческие подвижнические борения в напутствие к Жизни Вечной и в наследие Царства Небесного.

118.

Подвиги кратки, но блага за них вечны; сласти греховные мимолетны, но муки за них бесконечны: их не миновать нерадивым. [2, 45]

Настоящая жизнь есть время подвигов, время скорбей и потов, – не таких подвигов, скорбей и потов, которые назвал бы кто часовыми и вообще кратковременными, а денноночных, долговременных и до конца жизни не престающих. Но не будем забывать, что не из-за каких-либо ничтожных, последнейших и человеческих целей идет этот у нас бой, но божественных ради и небесных благ. Ибо если мы постоянным терпением и всеусиленным хранением святых заповедей будем иметь успех в нем, то наследуем Царствие Небесное, блаженство нескончаемое и неизреченных, неслышанных и недомыслимых вечных благ вкушение. Если же, чего да не будет, по нерадению и лености, по пристрастию и люблению тлетворных удовольствий века сего не будем иметь в нем успеха, то получим вечное мучение, безмерное посрамление и стояние ошуюю, слыша страшный оный глас: отыдите от Мене, проклятии, в огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Мф. 25, 41). Но да не будет нам услышать этот страшный глас и испытать бедственнейшее оное отделение от святых и праведных, – когда они взяты будут в радость несказанную, в свет невыразимый, к наслаждению ненасытимому, а мы отведены будем с демонами в огнь вечный, к червю неусыпающему, на скрежет зубов, в тартаре мрачнейшем, в узах неразрешимых, – и это не на краткое время, не на несколько лет, не на сотни, тысячи и тьмы, но бесконечно, навсегда и все также, по определению Господа. Где тогда, как говорят святые, брат, или отец, или мать, чтоб избавить и защитить? – Но брат не избавит: избавит ли человек? Не даст человек измены за ся, и цену избавления души своея (Пс. 48, 8). Я же вопрошу иначе некако: где тогда беспечность беспечных и нерадение нерадивых? Где тогда противоречие противоречивых, непослушание непослушливых? Где тогда гордость горделивых и дерзость своенравников? Где чревоугодие чревоугодников, предлоги лжесловесников, отречение отрекшихся от обетов, данных пред Богом? Кои попрали Сына Божия и кровь Завета вменили ни во что, подумав, что нет ни смерти, ни воскресения, – ни суда, ни воздаяния, отторглись от братского во Святом Духе общения, лишились самого Духа Святого и блуждают туда и сюда, по стремнинам и пропастям своих сластолюбивых похотей.

119.

Вышли мы из мира: что дивного, если страждем в мире? но это не вред для нас, а способствование. будем же терпеть: время быстро течет, и скоро всему конец; Господь же все видит и за все воздаст. [2, 46]

По плоти вы стали без рода и без города. Единого все имеете Отца Бога всяческих; один у вас город – Вышний Иерусалим, и сограждане – все от века святые. Что же дивного, что здесь мы злостраждем в подвижнических лишениях и бедствованиях, иной раз бывая оскорбляемы и поносимы? Не смущайтесь; ибо это не препятствует, а способствует тому, чтоб воссиявала в нас правда и множество мира, свет, живот, радость неизреченная и ангельское веселие. Почему прошу и молю, укрепите души ваши в терпении, утвердите мудрования ваши в Господе, всеблагодушно перенося и переживая все в чаянии получения великих уповаемых благ. Время быстро течет, и мы приближаемся к смерти, – или не к смерти, а к жизни нестареющей: ибо над вами смерть не будет иметь власти, когда вы умерли наперед произволением чрез отречение от мира. Емлемся же за дело свое со всею заботливостью, и всякий напрягайся исполнять лежащее на нем послушание чисто и преподобно, представляя его с доброю совестию мздовоздаятелю Богу. Ибо видя видит Господь каждого, и дело его, и усердие его, или леность и оттягивание. Все назирает Он и всем воздаст по достоинству в Царствии Небесном.

120.

В жизни нашей духовной будем отображать черты жизни Господа на земле во плоти. [2, 47]

Что воздадим Господу о всех, яже воздаде нам (Пс. 115, 3), кроме как памятовать о том и благодарить. Ибо смотрите, что было? С какой высоты и в какую меру унижения ради нас низвел Он себя? Будучи Бог и Владыка всего, зрак раба приял, носим был во чреве Пресвятой Богородицы, и родившись, приял пеленами повитие, как младенец, и положен в яслях; был отдоен, как дитя, мало-помалу рос и из дитяти стал мальчиком, потом отроком, затем мужем совершенным, когда благоволил приять крещение, источая нам баню пакибытия; наконец совершил служение Свое, прошедши предательство, животворные страдания, распятие, смерть, тридневное воскресение. Все это нас ради было, чтоб и мы духовно проходили тот же путь. Поелику Он, бестелесно от Отца прежде век рожденный, ради нас потом родился телесно от Пресвятой Девы; то и мы, рожденные сначала телесно, рождаемся потом духовно, обще все во Святом Крещении, особенно же некако, монашествующие – чрез св. схиму. Почему мы должны младенчествовать, особенно недавно приявшие схиму, и подражать простоте детей, чтоб, когда кто оскорбит и обидит, не раздражаться, подобно диким зверям, но будто не замечать, как бывает у детей. Христос Господь повиновался во всем родителям Своим, и нам должно повиноваться духовным родителям своим – отцам. Христос Господь, когда выступил на дело Свое, был поносим и оскорбляем, слыша от неистовых книжников и фарисеев: беса имаши (Ин. 8, 48), – о веельзевуле князе бесовском изгоняеши бесы (Мф. 9, 34), – не сей ли есть сын тектона (Мф. 13, 55) и другие подобные укорные слова; потом терпел оплевания, заушения, бичевание. И ни слова не испустил против, а только благодарил и молился: Отче, остави им, не ведят бо, что творят (Лк. 23, 34). Сему да подражают желающие спастись и быть сонаследниками святых. Внимайте же себе все, от первых до последних; ничего да не будет у вас по рвению, или своенравию, или непокорности; но все во всем божественно и тепло совершайте дело свое, да благоугождается и славится Христос. Да даст вам Господь силу и крепость паче и паче очищаться, совершенствоваться и просвещаться, да сияете, яко светила в мире.

121.

1) Никто не особься и веры к отцу своему не теряй; врага же, искусного изобретателя зла, не слушайте. – 2) Этого достигнем мы открыванием помыслов, – о коем умоляю вас спасением вашим. [2, 49]

1) Радуюсь и веселюсь, смотря на ваше преуспеяние; но сколько радуюсь, столько же, с другой стороны, объемлет меня страх и трепет, как бы не привзошло какое-либо нестроение и не низвратило всего, что многими трудами и потами вами приобретено. Почему общее ко всем вам обращаю слово: блюдитесь, бдите и молитесь! Никто не замышляй особиться и сам о себе тещи, никто не сдвигай ног своих с твердого камня веры отцу своему духовному, не ослабевай в своих подвижнических трудах, ни другим каким образом не принимай к себе многоглавого змия, вселукавого и изворотливого в прельщении на грех – такой или такой, таким-то или таким-то способом, под таким-то или таким-то благовидным предлогом. Он – многоискусный изобретатель греха, сеятель зла, сверженный с небес и на землю, как молния, ниспадший, пролез, как тать, в Рай и праотца нашего Адама прельстил, и с того времени и доселе людей научает всяким нечестиям и грехам. Он и христианский народ научил ересям и делам непотребным, и нас покушается ранить стрелами греха и умерщвлять.

2) Почему прошу и молю, твердо шествуйте путем своим, облекшись во всеоружие свое, и никак не давайте входа ему и даже подступа к себе. Этого вы достигнете благою, как я сказал, верою отцу, неуклончивым ему исповеданием и полным откровением своих сокровенностей, потом смирением и послушанием нелицемерным и терпением благодушным. Ей, братие, молю и прошу вас, ради Бога, ради воздаяния, ради Вечной жизни и радостей ее и страха ради противного тому, – огня неугасимого и других безмерных мучений, – еще и еще потрудимся, бодренно теча, право шествуя, борясь и силясь безбедно преплыть великое море жизни сей, чтоб по смерти получить венцы правды и блаженное бессмертие.

122.

1) Путники, смотря на конец пути, охотно переносят все трудности, встречаемые на пути: как и нам надо все терпеть Царствия ради Небесного. – 2) И все прославленные святые терпели: ибо иначе нельзя. [2, 50]

1) Как долгий совершающие путь с места на место переходят по пути иногда ровному и укатанному, а иногда по пересекаемому оврагами или топкому от дождей: так и мы, настоящую жизнь переживая, переходим со дня на день, с года на год, встречая иногда неприятное и тяжелое, а иногда приятное и радостное. И как те ни долготою пути не тяготятся, ни из-за встречаемых на нем трудностей не останавливаются, взирая лишь на один конец пути: так и нам, добрым подвизающимся подвигом послушнического и постнического жительства и доброю шествующим стезею, ведущею в Царство Небесное, не должно ни унывать, ни возвращаться вспять, ни изнемогать от встречаемых неприятностей, препятствий и прискорбностей, нам на пользу попускаемых благопопечительным о нас промышлением Божиим. Ибо если те ради небольших и неважных выгод привременной жизни не останавливаются пред предлежащими им трудами путешествия; не тем ли паче нам ради благ вечных и неизмеримо великих подобает все терпеть, все благодушно принимать и переносить, чтоб только сподобиться улучить уповаемое. Ей, братия мои и чада, будем доблестнейше и благодушнейше переносить все случающееся и все неразлучно связанное с нашим образом жизни: труды, тяготы, посты, бдения, коленопреклонения, спание на голой земле, зной и холод, алчбу и жажду, бедность одежды и обуви, некую неопрятность по причине трудов, неотложность послушания и молитвословий и все другое с этим связанное в подвижнической жизни нашей. Блаженны вы и преблаженны, преутруждаясь в духовных подвигах своих и с любовию встречая случающиеся искушения мысленные и чувственные.

2) Да и есть ли кто в числе от века просиявших святых, который бы без потов и трудов, без искушений и скорбей провел настоящую жизнь? Назовешь ли Авраама, великого в патриархах, и после него бывших патриархов, пророков и учителей, или хвалу апостолов, Павла с прочими апостолами, или потом прославившихся отцов – Стефана первомученика и всех других, с ним и после него замученных Христа ради, – Антония Великого и всех преподобных, с ним и после него подвизавшихся; у всех них найдем непомерные труды, поты, борения, утомления, скорби, гонения, нападки, клеветы и всякого рода искушения. Проидоша, говорит св. Павел, в милотех, и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени, ихже не бе достоин весь мир, в пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и в пропастех земных (Евр. 11, 37, 38). И все они так. Иначе и нельзя угодить Богу, нельзя без трудов совершить путь спасения, ни без подвигов одержать желанную победу. Как же нам, взявшись за одинаковое с ними дело, иначе успеть в нем, как не таким же образом жизни, каким они жили и прожили свой скоротечный век?

123.

О чем друг пред другом ревновать должно, чем друг друга превосходить и в чем друг с другом согласоваться. [2, 51]

Придите, отбросим уныние и леность и восприимем тщание и рвение к исполнению всех заповедей Господних. Придите, подвигнемся на то, чтобы превосходить друг друга – не словом, а делом, не тем, чтоб настаивать на своем: ибо это свойственно противной нам стороне, – но чтоб уступать, переносить оскорбления, поношения и насмешки. – Придите, вступим в соревнование друг другу, – не в том, чтоб возмущать и возмущаться, ни в том, чтоб поднимать брови пред низшими и гордо закидывать голову пред высшими: ибо такова вознесшаяся против Бога Вседержителя гордыня, с высоты небесной на дольнюю землю низверженная; – но в том, чтоб мирну быть и умирять, кротку быть и укрощать, смиренные иметь правы и уничиженное мудрование: ибо таков Сын Божий, по послушанию и смирению вочеловечившийся и крестом и смертию спасший человечество. Придите, станем подражать друг другу не в том, чтоб лениться и оставлять божественные дневные службы и ночные псалмопения: ибо это свойственно лентяям и младенчествующим, – но в том, чтоб быть скорыми на дело Божие, упреждающими других приходом в храм Божий до начала псалмопения: ибо таковы ревнители благочестия и добродетели. Но, чтоб не перечислять все одно за другим, скажу обще: будем все подражать друг другу в добром, ссоюзимся бездерзостною любовию, мирным благонастроением и благоживотным смиренномудрием; будем избегать лукавства и взаимных подозрений, утвердим души во взаимном доверии духовным сочетанием; никто не будь Иудою предателем, ни двоедушным и непостоянным, ни невоздержным и блудолюбивым, ни суровым и жестоковыйным; никто отнюдь да не делает так и не поступает, но да преуспевает всяк в одном преподобном, праведном и благоугодном Богу, день изо дня ожидая часа скончания своего и чая дня явления пришествия Господа нашего Иисуса Христа, в который все претворится и преобразится, и мы станем пред страшным Престолом Судии в присутствии всех бесплотных чинов ангельских дать отчет во всех делах, словах и помышлениях.

124.

1) Будьте во всем исправны, и внутреннем и внешнем. – 2) в обитель принимайте не одних горожан, но и селян. [2, 52]

1) (Письменно из заточения). Радуйтесь, как истинные рабы и слуги Христа Господа. Вам Он уготовал венец и Царствие Свое, если то же будете хранить сердечное благонастроение и тот же держать образ жизни, мирствуя, соблюдая заведенные порядки, пребывая непорочными и чистыми, благопокорливыми, смиренномудрыми, прилежа рукодельям, псалмопениям, стихословиям, открывая помыслы, и все другое, что лежит на вас, исполняя.

2) Что касается до принятия новых братий, то я желаю, чтоб братство наше было наполняемо не одними горожанами, но и селянами, которые более пригожи и привычны к трудам и работам, у нас заведенным. Умножение горожан, как я думаю, не будет для нас здорово и благотворно, как в телесном, так и в душевном отношении.

125.

Держитесь Заповедей Божиих и порядков наших, подражая древним, – все как один человек. [2, 53]

(Так же). Бог да укрепит вас, братия мои честнейшие, в делах рук ваших и в подвигах ваших душевных и во всем да сохранит вас непорочными и неуязвленными подаемою вам силою Духа Святого, готовыми сущих на исполнение всех заповедей Его и на всякого рода послушание, зря пред собою блага, отложенные возлюбившим явление Господа, и ни во что вменяя все здешнее, – славу, удовольствия, утехи и покой плоти, но распявши себя миру и вперяя ум в созерцание небесного. Так жили и все древние отцы наши, отрекшись от мира и всего, что в мире, и работая Господу в священном и ангельском чине нашем. Держите же, чада мои, предания, как приняли их, пламя страстей угашайте росою целомудрия и чистоты, влечения своих пожеланий отсекайте мечом послушания, и делателями искусными бывайте и заповедей Господних, и дел рук ваших, какие назначает теперь управляющий вами. – Все братство ваше, как одна душа, и как бы один некий муж, бодренно, благодушно и единодушно да творите дела свои все и духовные, и телесные, как пред лицом Господа.

126.

1) Оставя земное, устремляйтесь к небесному, борясь особенно против гнева и похоти. – 2) наставления подчиненным и начальствующим. [2, 54]

1) (То же). Вы распялись миру и мир вам: отторгнитесь же от земного и возвысьтесь к небесному жительству, и Единому Богу живите, умерши всему другому. Где вера ваша, туда да будут обращены и очи ваши; чем пленены вы, там да бодрствует и сердце ваше, как и Господь сказал: идеже есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше (Мф. 6, 21). Видите, каких благ сподобились вы и какого жительства удостоились? Ангельского. Как Ангелы и ходите, не подчиняясь влиянию случайностей: против гнева стойте кротостию; против похоти целомудрием. Да не победит тебя малая сласть, каждый день и час тревожащая тебя. Оружие против нее указал сказавший: терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою (Пс. 39, 2), и избавил от страсти хотя спустя довольно времени.

2) Известны вам законы послушания, подчиненные; а вам начальствующим – законы первенствования, именно чтобы быть произволением последними, – потому что вы первые, – располагаясь к тому состраданием и любовию. Надобно снисходить, но опять и восходить; поговорить, но и помолчать; весело и приветливо улыбнуться в утешение духовное и опять принять строгий вид, здравомысленно не допуская излишества ни с той, ни с другой стороны. Очи ваши да будут неусыпны к соблюдению правил, приветливы при отвечаниях; ноздри да не расширяются гневливо, брови да не подымаются горделиво, язык да не извращается тщеславно, всякое чувство да держится смиренно и всякий член благоустроенно, уста да будут органом псалмопения; ум да помышляет только о небесном, руки да делают только дела благочестия и любви. Никто не будь преслушлив, никто своенравен, никто тяжелосерд; сойдитесь все друг с другом в единодушии, возлюбите друг друга бездерзостно, дайте десницы друг другу на богоспасаемое ваше жительство.

127.

1) Радуюсь, что опять собрались вы от рассеяния и благоустроились, как должно. Пребудьте же верны своему чину и внутренно, и внешно. – 2) Наставление Софронию наместнику – особо; и всем другим начальствующим и подначальным – обще. [2, 55]

1) (То же). Известил меня пришедший сюда эконом, что вы все опять собрались вместе и начальствующее, и подначальные, и восстановили у себя обычный порядок: начальствующие начали распоряжаться, как следует, и раздавать всякому подобающее послушание, подначальные приняли их благопокорно и смиренно и приступили к делу; что при этом все вы соединены любовию, любя друг друга братскою о Христе любовию, так что у вас всех одна душа, одно помышление и желание при посредстве мирной и благоустроенной жизни. Как обрадовалась этому смиренная душа моя и как возблагодарила Господа, об этом и говорить нечего. Ибо для меня ничего нет столь приятного и утешительного под небесем, как чтоб вы жили хорошо, исполняя заповеди Божии и пребывая верными уставам ангельского вашего чина. Поелику все такое у вас теперь восстановлено, то прошу и молю, да пребывает каждый в благодушном терпении, душеспасительно переживая день за днем в нелицемерном послушании. Да не будет среди вас ни разножелания, или своеумия, своенравия и своей воле поклонения, ни ропотливости, или шепотничества, и скопов, ни изнеженности, или дерзости и смехотворства, также ни праздности или малодушия и горделивости, и ничего другого неугодного Господу. Ибо для того мы и оставили мир и все что в мире: родителей, братьев, друзей, знаемых, села, города, торжища, зрелища и все другое страстное и сластолюбное, да Христа приобрящем и по-небесному жительствуем, да страсти истребим, а добродетелями обогатимся, да преподобно и праведно поживши в нынешнем веке, по подражанию преподобным отцам нашим, сподобимся получить обетованные нам блага. Поелику таково звание и чаяние наше, таковым да является и дело ваше, и ваше обращение, и поведение, да по имени и житие ваше будет и да блистает оно благими деяниями, давая благодать приближающимся к вам лицам того же с вами чина, и мирянам, дабы прославилось имя Отца нашего, Иже есть на небесах, дабы и нам смиренным радостно было видеть то или знать о том.

2) Чадо мое, Софроние! Из многих я избрал тебя вместо себя начальствовать над братиями. Смотри, не покажись неискусным на посрамление и пристыжение меня; но свет добродетелей твоих так да светится, чтоб имя твое славилось не между братиями только, но и вовне. Ибо кто Бога имеет в себе чрез исполнение святых Его заповедей, тот именитым делается и на небе, и на земле. Будь внимателен к братиям, благ, учителен, разумно напоминай о должном, любезно обличай безобразящих, праведно налагай епитимии погрешающим, врачуй отечески немощных, вразумляй неведущих и все делай на пользу братству: ибо для этого я и дал тебе власть, которую сам я смиренный имею от Бога по Его промышлению. – И все другие, – и начальники и подначальные, – верно делайте свои дела в страхе Божием, да радуется о вас Бог со всеми святыми Ангелами. Трудитесь усердно, ходите в незлобии, обращайтесь между собою в простоте; не прерывайте откровения сокровенных помыслов и пожеланий: ибо в этом – спасение души и избавление от страстей; соблюдайте, как положено, псалмопение, стихословие, бдения, чтения – все по уставу, также изучение псалмов и тропарей на память, по указанию духовных отцов. И наконец, молитесь о моем смирении, да даст мне Господь утешение и крепость перетерпеть предлежащие прискорбности.

128.

Вы живете добре; и да не будет среди вас ни одного худонравного. Как делатели в винограднике трудитесь, чтоб получить мзду от Домовладыки; как воины воинствуйте, чтоб сподобиться венцов от Подвигоположника. [2, 56]

(То же). Все вы живете о Господе и сокровиществуете себе обильные плоды спасения, удаляясь от всякого лукавства и всяких покушений на бесчиние. – И да не будет в вас никто бедственно дерзостен, нерадив, сластолюбив, грехолюбив, плотоугодлив, срамен душою, ненавистлив, хищник хотя бы и ничтожных вещей, завистлив, спорлив, задорен, ропотлив, недвига, безделен, непослушлив, горд, неуважителен, лжесловесник, скопотворец, раздоролюбец, объястлив, соня, раб плоти и мира, Иуда, замышляющий предательство души своей и отторжение какого-либо брата от братства. Таковы сами себя похищающие у Бога, отбегающие от Него и блуждаюшие по распутиям греха. Не хотят потерпеть вара дневного; потому не получают и награды от вертоградаря. Или не хотят, как воины всецаря Бога, нести трудов бранных, чтоб, доблестно повоинствовав, благоугодить Владыке; потому не получают и наград, а заносятся в список дезертиров и вместо них получают казнь, когда уловляются. – Итак, добрые воины, своинники, сподвижники, сшественники! Потечем, погонимся, будем толкать и претерпевать все. Господь близ, – чтоб увенчать. Он Сам с неба смотрит на каждого текущего и сплетает венцы претерпевающим до конца. Почему все будьте чисты чрез исповедание, все мирны чрез смирение, все благоподвижны по любви к деятельности. Глава, как глава, смотри, что благопотребно каждому члену, и определив, что кому делать, приводи все и всех в движение.

129.

1) Всех приглашает Бога благодарить, что изведен из темницы. – 2) Искушение наше, говорит, разделило братий подлинных от неподлинных. – 3) Жалеет о последних и молится о них в чаянии их исправления; а первым внушает быть твердыми, благодаря бога за то, в чем успели, и стараясь преуспеть в том, чего недостает. [2, 57]

1) (То же). Всеблагий Бог наш, скорый на милость и богатый в щедротах, умолен быв ходатайством Владычицы нашей Богородицы и молитвами покровителей наших свв. Предтечи и Богослова, вместе с вашими прошениями, отвел искушение и извел нас из заключения темничного. Итак, благодарственную обще все восслем песнь Богу благодателю, что преложил скорбь в радость и разрушил козни лукавого, на нас подвигнутые. Впрочем, что я пострадал, пострадал по грехам моим, а не по чему-либо другому: при какой мысли я благодушествую, веруя, что претерпенное мною будет мне в очищение грехов моих.

2) В нашем искушении мы все уже искушены, как золото в горниле, и особенно здешние. Ибо которые прежде жили в Духе Святом и с верою несомненною, те остались такими же, нисколько не изменившись, напротив еще более укрепившись и утвердившись случившимся бедствием. Которые же пребывали в хладности сердца, в двоедушии, в плотолюбии и нерадении, те как только коснулся их удар зла, отпали, как листья, и, как отруби из решета, сами по себе выскочили из монастыря, чтоб обнаружилось, которые были подобны чистой пшенице. Сие разумея, божественный Давид говорил в псалме: раздели я в животе их (Пс. 16, 14), т. е. грешников и нерадивых от добродетельных и преподобных. Но – о падения! что так от собственной небрежности расточишася кости их при аде пагубы (Пс. 140, 7).

3) Впрочем, я болезную о них и плачу и не перестану взывать о возвращении их, пока будет дыхание во мне. Может быть, какие-нибудь из них, от малой искры боговедения возгоревшись и обратившись к покаянию, высвободятся от уз греха и, как овцы заблуждения, возвратятся с пути лукавого. Вы же, по поводу падения их, не бывайте пристрашны, но еще с большим дерзновением стойте в подвиге благочестия, в аскетических упражнениях, в труде рукодельном, в поте от борений, в мужественном сретении каждодневно случающихся прискорбностей и навождений, и это даже до крови и даже до смерти: ибо так обещались мы, как знаете, когда принимали святую схиму. Теперь пусть каждый осмотрится и обсудит, что из того, что обещал, им исполнено, и что нет еще. И за первое пусть воздаст благодарение Давшему силу подъять все то; ко второму же пусть направит соответственное усилие, чтоб привести недостающее в дело: дабы таким образом вы достойно были украшены венцом мученичества; так как Господь говорит: не говорящий Мне: Господи Господи! но творящий волю Мою, сей есть верный раб Мой (Мф. 7, 21; Лк. 6, 46).

130.

1) Затем оставили мы все, чтоб благоугождать Богу. Это и будем делать, подражая святым и царским идя путем, на коем все множатся добродетели, страсти же все отгоняются. – 2) Если вы таковы, то Бог в вас, а с Ним и всякое благо, и всякая помощь и защита. [2, 58]

1) (То же). Здравствуйте о Господе и благую жизнь вашу продолжайте обычным порядком совершать, исполняя заповеди Господни и ходя в оправданиях Его, ничего другого не имея в виду и ничего другого не желая, как благоугодить Богу чрез умерщвление страстей и восприятие добродетелей. Затем вышли мы из мира и вступили в монастырь, оставя всю житейскую суету, всякое пристрастие, всякую дружбу и любовь – родительскую, братскую, сыновнюю, родственную, равно как всякие плотские сласти, житейскую славу и все другое преходящее и суетное. Поелику же так мы решили и так возжелали жить, то следует нам и действовать соответственно такой цели и такому желанию, идя по следам жития святых, последуя их наставлениям и сообразуясь с примерами их, не озираясь туда и сюда, но царским шествуя путем, на коем качествуют нерассуждающее послушание, богоподражательное смирение, небесное беспристрастие, божественная чистота, равноангельное бесстрастие, кротость, правота, любовь, мир, рвение, терпение, трудолюбие и всякое другое богоугодное расположение и дело; а преслушание, ропотливость, гордость, тщеславие, безделие, продерзость, пристрастие, плотолюбие и другие злые деяния стоят напротив тех добродетелей.

2) Добродетели порождает Бог, а страсти и грехи – сатана: и нет никакого общения света со тьмою и никакого согласия Христа с велиаром. Будьте же сынами Божиими, сынами благопокорности и послушания, а не сынами гнева, противления и пагубы. – Никто не особься от других желаниями и мыслями, никто не люби безделия, никто не ропщи, никто не будь подделен (лицемерен); но все будьте скоры на добро, все благодарны, благодвижны, благосокрушенны, благоприступны, сорадостливы, дружелюбны, независтливы, не соперничны, да тако признан будет сущим среди вас Господь: ибо если Он есть там, где два или три собраны во имя Его (Мф. 18, 23); как не быть Ему среди вас, которых так много, если вы неотступно ревнуете всегда исполнять заповеди Его? Но если Бог в вас, то что может опечалить вас, или стеснить, или обездушить? Ничто; но все будет сносно, хотя и притрудно, душевное ли то, или телесное: ибо аще Бог по нас, кто на ны? (Рим. 8, 31)? – И если Он Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его: како убо не и с Ним все нам дарствует? (Рим. 8, 32)? Потому стойте не колеблясь в уверенности, что если сохраните неизменною добрую жизнь вашу, то несомненно будете наследниками Царствия Небесного. – Ей, чада, усердно прошу и молю вас, зажгите в себе огнь любви Божественной, воодушевитесь ревностно, укрепитесь мужеством, установитесь в чистоте и непорочности, освятите себя молитвами, молениями, псалмопениями, бдениями, сокрушениями, исповеданиями, слезами, воздыханиями.

131.

1) На пути в обитель молитв о себе просит и им помощи божией желает в трудах их: ибо жатва. – 2) афанасию и Ефрему напоминает править добре братиею, сообразуясь с нравом и немощами каждого. 3) всем внушает верно преследовать цель свою. – 4) будем блюсти заповеди отеческие, понуждая себя к тому страхом Суда и смерти: при сем рассказывается, как умирал некий логофет, с назидательными уроками из того. [2, 59]

1) (То же). Идем к вам, спеша в обитель, и во-первых, просим молитв ваших, да благопоспешествует нам Господь в пути нашем и на суше и на море, и да поможет нам благоугодными пред Ним явить себя и душевно и телесно; во-вторых, напоминаем вам, что мы не были беззаботны о вас и равнодушны к вашему положению, но во все время имели вас в смиренной душе своей с благожеланиями вам, особенно ныне, когда, по случаю жатвы, вы в больших хлопотах и трудах. Да укрепит вас Господь Бог и по внутреннему, и по внешнему человеку и да подаст вам силы мужественно перенести и внешние, и внутренние тяготы. К тому же, кто уразумеет козни диавола, его сети и соблазны?

2) Внимайте убо бодренно, чада мои, Афанасие и Ефреме, и правьте братиею богоугодно, всем и каждому доставляя потребное – и духовно и телесно, и в обращении с ними применяйтесь к характеру и нраву каждого: ибо не всем одно бывает нужно: одному нужен остен, другому узда, тому епитимия, этому прощение, третьему обличение и увещание; у всякого своя страсть, свои навыки: с ними надобно согласовать и врачевателные приемы.

3) Все же вы, прочие братие, чада Божии есте. Ради Него оставили вы мир и пришли сюда, ради Него разорвали всякое общение с плотию и кровию, ради Него взяли вы на рамена свои крест Его, из любви к Нему все вменили вы в уметы и обетованным от Него благам в будущем веке ничего не предпочли из временного. Как странники и пришельцы, пришли вы в обитель и приняли образ монашеского жития. Благословен выбор ваш, и свято решение ваше. Но, братие, прошу и молю и жизнь вести достойную сего великого чина, чтоб вам, находясь вне мира, не оказаться действующими по-мирски, и чтоб, убежав от плоти, не жить по плоти. Как это бывает и есть, вы знаете, хотя бы я и не говорил. Ибо если мы сластолюбствуем, если страстолюбствуем, если настаиваем на своих желаниях, если домогаемся первенства, если спорим о мантиях и других одеждах, о месте стояния, о писале и других ничтожных вещах, – то не плотские ли мы? Не мирское ли наше борение? Не попустим же, братия, никак не допустим, чтоб наше святейшее звание ниспадало до смешных детских споров! Слава монаха – быть бесславиму, поносиму и оклеветаему Бога ради, не делая ничего достойного осуждения и поношения. Украшение монаха одеваться в самую некрасивую одежду. Не буду более распространяться о сем.

4) Блюдите отеческие заповеди, не преслушайте словес святых и ради мгновенной сласти не презирайте вечного блаженства. Придет, наконец, придет и не замедлит Имеющий судить всех; а, может быть, прежде еще Его пришествия придет страшный Ангел, имеющий отделить душу от тела, – придет это время изнеможения и последнего издыхания. Страшно и это, и столь потрясающе, что не вынося того, умираем. Что же будет по исходе души, когда придут за нею Ангелы? Какая страна победит и возьмет нас? – На это расскажу вам небольшое событие, бывшее хотя с лицом из не нашего чина, но очень полезное. Говорят, что, когда пришло время умереть знаменитому оному логофету Ставрикию, он, будучи при самых последних воздыханиях, потея, трясясь и скрежеща зубами, взывал сильным гласом: «помогите, спасите, Господи помилуй! Какая толпа бесов черных и безобразных выходит из моря и идет ко мне». – Он жил на прибрежии морском. – Хотя из присутствующих никто ничего не видел; но он видел и горько жаловался, безжалостный ко многим бывший логофет. – Так и при нашей с вами смерти, кто победит, ангельский хор или демонский? Те облобызают нас тогда тотчас, которых мы здесь любили. Если мы любили чистоту, послушание, смирение и другие добродетели, то Ангелы; а если любили тщеславие, непокоривость, противоречия, роскошь, смехи, зрелища, то демоны. Ибо страсти демоны суть, как добродетели – Ангелы. Так кто же победит? Кто возьмет душу мою? – Помилуйте меня, помилуйте меня, братия мои! – Но возлюбим обще все мы добродетели, чтоб Ангелы победили и взяли нас; а не страсти, чтоб демоны победили и взяли нас. И увы! лучше бы тогда не родиться нам. Ибо сильные сильне истязани будут (Прем. 6, 6), и особенно из тех, кои в нашей схиме, иереи, игумены и другие начальственные у нас лица. Не браните меня за такие слова: ибо я привожу их не за тем, чтоб постращать вас неправедно; но долг мой исполняя, любя вас и желая вам добра, провозглашаю должное.

132.

1) Софронию внушает – смотреть за исполнением отеческих уставов: ибо от этого всякое добро, а от противного всякое зло. – 2) Держаться средины в мере трудов душевных и телесных. – 3) не оставлять никакой неисправности без взыскания. – 4) Строгости сии – дело любви, а не гнева. [2, 60]

1) (То же). Чадо и брате, Софроние! Возьмись за служение свое не небрежно, но со всем тщанием и усилием. – Нахожу необходимым всегда писать тебе о том же, чтоб возбуждать усердие твое. – Внимай убо бодренно, во всем руководя братий своих, помощником и советником себе имея авву Акакия, чадо мое. Назирай и наблюдай исходы каждого, как обращаются они, как действуют, как пребывают, чтобы все у вас обращалось во славу Божию, и жизнь ваша устоялась по пределам и уставам святых отцов наших и по заповедям моего смирения. Ибо где так живут и действуют, там благоугождается Бог, там свет воссиявает, там мир господствует, там не имеет места сатана, оттуда далеко отстоят страсти. А где об этом нерадят и в этом духе не действуют, там все противное сему гнездится, – вместо добра зло, вместо света тьма, вместо Христа велиар. Посему бодрствуй и внимай, назирая сердца братий при посредстве исповедания и направляя их на всякое дело благое.

2) Держись средины: и как безмолвию, молитве и чтению не допускай расстроивать дела по телесной жизни, так опять непомерным трудом по сей последней части не давай низводить ум от памятования о Боге и от созерцания божественных вещей долу и погружать его в вещественное. Таков закон истинного благочестия. И если б ты сам так жил, то и братия, последуя тебе, то же восприяли бы и делать начали. Ибо не за тем оставили мы мир, чтоб здесь спокойно есть, пить и одеваться; или в этом спасение наше? – И не за тем опять облеклись мы в эту схиму, чтоб сидеть без дела и движения, без пищи и одежды. Но чтоб то и другое, каждое в свое время, разумно совершать, по апостольскому слову говорящему: вся благообразно и по чину да бывают (1 Кор. 14, 40). Потом и о себе самом говорит сей великий Апостол, что никогда туне не вкушал хлеба, но что для потреб его и сущих с ним достаточно было того, что приобреталось трудами рук его святых (2 Фес. 3, 8; Деян. 20, 34). Сия твори, и в сем пребывай. Никтоже о юности твоей да нерадит (1 Тим. 4, 12).

3) Не оставляй без внимания того, что требует взыскания, чтоб чрез такую кажущуюся доброту малое какое опущение, оставаясь нетронутым, не привело братий к большим неисправностям. Тайно яст кто? Под епитимию его. Имеет что особно без благословения, хотя бы то самое ничтожное? Под епитимию его. Передает другому что съедобное, не имея на то власти, меняется с кем какою-либо вещию или другое что подобное делает? Под епитимию его. Ропщет? То же. Оказал непослушание? Под епитимию. Не хочет работать? Ниже да яст (2 Кор. 3, 10). Заводит скоп или крадет? Отлучен да будет. И прочее... Как положено у нас об епитимиях.

4) Слыша сие, чада мои и братия, не считайте тяжкими слов моих и не думайте, что все такое установляется от безжалостности. Напротив, это делается по отеческой любви и от болезнования о душах ваших, о коих мы должны дать отчет, и суд тяжело ляжет на главу нашу, если не будем возвещать вам должного, отвращать от недоброго и утверждать в добром. К тому же дело доброго отца не оставлять чад своих ненаказанными, но малыми угрозами и штрафами пролагать им путь к получению Вечной жизни. Достойный осуждения и укора отец, Илий, за то, что не обличал и не наказывал сыновей своих, когда они нарушали закон, вместе с этими сынами лишился жизни по одной этой причине.

133.

Труды наши не велики, а награды безмерны. Будем же ревновать, возбуждая себя к тому памятию о смерти и о всем, что бывает при том. [2, 61]

(То же). Блаженны мы, чада, что добре действуя и добре живя, стяжаваем себе утешения Царства Небесного чрез малое наше и ничтожное злострадание в монашеской жизни; потому что весь труд монашеский легок, как говорят отцы, и поминания не стоит пред нескончаемым блаженным радованием. Если теперь вы терпя потерпите сей труд, то радуйтесь, яко мзда ваша многа на небесах. Но потребно внимание и непрестанное помышление ума о том, где мы и куда имеем преселиться, и каковы будут для нас исход из мира, сретение Ангелов, предстание пред Бога, присуждение Судии и вследствие того отослание одесную или ошуюю. Вот в чем утреннюйте, вот о чем размышляйте, вот чем занимайте себя. Се свидетельствую вам пред лицом Бога и избранными Его Ангелами, чтоб вы, достойно звания своего шествуя, не уклонялись ошуюю, не увлекались в грех, не попадались в сети дерзости. О сем вопию и не престану вопиять. Откройте же уши ваши, возгоритесь сердцем и уразумейте, что говорю, и соблюдите себя непорочными, да, как делатели вертограда Божия, получите воздаяние многое и безмерное.

134.

Будьте во всем исправны, чтоб послужить доброю закваскою для имеющих поступить в обитель после вас; имейте Бога пред очами, смерть и решение Суда Божия: отыдите, или придите. Пред этим все ничто. [2, 64]

(То же). Будьте строгими исполнителями заветов моих, кои приняли вы от меня при вступлении в иночество с обетом хранить их, пока живы, и употребите все старание о благоустроении вашем под руководством Игумена, чтоб, благоустроившись, быть вам доброю закваскою для имеющих поступить к вам братий, оквашивая их собою, своим устроением, испекая огнем любви и представляя из них благоугодный Богу хлеб к трапезе небесной. Не иждивайте времени на телесное упокоение и исполнение волей своих, но ищите утешения небесного и упокоения душевного, после которого уместно бывать и мерному утешению телесному: ибо когда такому утешению предшествует утешение духовное, тогда оно неукорно. Ходите в преподобии и правде, мирствуя между собою, все всегда Бога имея пред очами своими, помня и о смерти непрестанно, о сложении одежды плоти, об исходе из мира, о предстании пред Богом и о предлежащем вам выслушании окончательного решения Суда Его, которое конечно будет одно из двух, – или: отъидите от Мене, проклятии, в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелам его; или: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25 гл.). Пред этим ничто – мир, ничто – земные блага, ничто – человеческая слава, красивые одеяния, благоухания ароматов, пиры, гулянья, утехи и все. Вы же насыщайтесь Богом и божественными вещами, упивайтесь благодатию Духа Святого, наслаждайтесь сладкими паче меда и сота словесами Писания, украшайтесь целомудрием, правдою и воздержанием, богатитесь благими деяниями, славьтесь смиренномудрием, восходите на небеса бесстрастием, величайте Бога с Ангелами, устреляйте супостата страхом Божиим и святою молитвою вашею. Паче и паче просвещайтесь, паче и паче очищайтесь, паче и паче делайтесь небесными, да речено будет и к вам, как бы из уст Господа: несте от мира сего (Ин. 15, 19).

135.

Подвизайтесь, помня об исходе и Суде: причем указываются благопотребные деяния и особенно, что потребно для борьбы с похотию плотскою. [2, 65]

(То же). Подвизайтесь, чада мои, и теките путем духовным, горе воздевая очи ума, зря небесное, воззревая на вечное и взыскивая, когда и как, – в зиму или в жатву, днем или ночью, теперь или под старость, в этом или будущем году, в сей день или час, – придет последнее мое издыхание: ибо смерть всеконечно придет; придут имеющие поять душу, придет соперник – враг; и определится победа или потеря всего. Возбуждая себя такими помышлениями, вы не будете скоры на грех, не впадете в бездну зла, но узрите наконец благая Вышнего Иерусалима и будете зреть их все дни вечной жизни вашей (Пс. 127, 6). Делайте и телесные делания, старайтесь о тех и других, устами Бога хвалите, языком говорите истину, руками работайте по силе своей, ногами шествуйте путем мира. Все тело ваше свято, и все члены ваши – члены Христовы. Взем ли убо уды Христовы, сотворю уды блудничи? да не будет, – говорит Апостол (1 Кор. 6, 15). Бегайте продерзости; никто никого не уязвляй; никто ни на кого не злословь. От Бога ничто укрыться не может: ибо очи Господни тмами тем крат светлейшии солнца суть, прозирающии вся пути человеческия иразсмотряющии в тайныхместех (Сир. 23, 27, 28). Не смейтесь бесчинно. Не садитесь близко друг к другу, когда разговариваете. Не разгорячайте крови насыщением чрева. Не пейте вина, – предлагаю, как добрый совет здоровым. Довольно с нас внутренних волн, довольно естественного огня; если же подложить совне огня винного, то возжжешь бедственный пожар: плоть не выдержит, воскипит и потребует своего. Се предупреждаю вас, предуказывая пагубные последствия. Бог уставил день испытания, осудит и предаст невообразимым мукам с демонами делающих такие дела. Предварите Господа в исповедании, открывая подлагаемые диаволом внушения. Все благообразно делайте, мерно принимайте сна и, поскорее пробудившись, совершайте положенный чин бдения. И блаженны будете, если Господь обрящет вас тако творящими.

136.

1) Вопросами о том, в каком положении у них достодолжное и не уклоняется ли кто на недолжное, приводит на память весь строй обязательной жизни. – 2) затем внушает: трудились, – еще трудитесь; боролись, – еще боритесь; не допустите, чтоб даром пропали труды ваши, воодушевляя обещанием благоплодия и божия одобрения на Суде. [2, 66]

1) (То же). Приветствую вас все еще письменно, – и вопрошаю, как идут дела ваши? Как мир Божий ограждает вас? Как страх Господень очищает? Как оправдания Его веселят сердца ваши? Как стройность благочиния сочетавает вас? Как искренняя вера утверждает? Как благоутвержденный обет подчинения связует вас? Как нелицемерное послушание возвышает? Каково Христо-подражательное смиренномудрие ваше? Каковы входы и исходы ваши? И как идет исповедание сокровенностей? – Потом, как идут и дела рук ваших? Начата ли жатва?.. Возвестите нам сие и прочее все, и порадуйте нас. – Мы надеемся на вас, но и боимся; и с беспокойством иной раз помышляем, не бесчинничает ли кто у вас там? Не ропщет ли? Не плотоугодничает ли? Не вдается ли в продерзость? Не сдружаются ли иные с диаволом, то же замышляя, что и собравшееся вкупе на Господа и Христа Его, говоря: расторгнем узы их и отвергнем от нас иго их. Но Живый на небесех посмеется им и Господь поругается им. Тогда возглаголет к ним гневом Своим и яростию Своею смятет их (Пс. 2). Ибо я поставлен над вами по свободному вашему согласию, и вы сами самоохотно отдали себя мне в послушание. Почему и говорю к вам так, возвещая вам повеление Господне.

2) Потрудились вы, и еще трудитесь, боролись, и еще боритесь, терпя Господа в подвижничестве вашем, в послушности вашей, в отсечении волей ваших, в подавлении пожеланий ваших. Не губите же содеянного вами прежде. Но как сеяли и сеете в слезах, воздыханиях и всяких лишениях, так да пожнете в радовании тогда, когда Судия всех будет воздавать каждому по делам его. Слыши небо и внуши земле, яко Господь возглагола. – О, да не будет, братие, для нас с вами таково слово сие: сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене.

Позна вол стяжавшаго его и осел ясли Господина своего: Израиль же Мене не позна, и людие Мои не разумеша! (Ис. 1, 2, 3). Но таково да будет оно: сынове твои, яко новонасаждения масличная окрест трапезы твоея, – духовно понимаемое. Се тако благословится человек, бояйся Господа (Пс. 127, 4, 5). – Слушайте же, прошу вас. Тожде мудрствуйте, в томже согласуйтесь все, последуя путеводству вашего Игумена. Живите, как каждодневно умирающие; из-за пищи и пития не мятитесь, не преогорчайтесь и не ропщите. Что говорит Апостол? – Аще брашно соблазняет брата моего, не имам ясти мяса во веки, да не соблазню брата моего (1 Кор. 8, 13). Не будьте же вы сынами противления, ни сынами блуда, ни чадами гнева и греха, прогневляя Бога срамными делами. – Горе сердца ваши! Горе око ума вашего! – Бог отмщений Господь! (Пс. 93, 1). Несть тварь не явлена пред Ним, вся же нага и объявлена пред очима Его (Евр. 4, 13). Кто не ужаснется? Кто не вострепещет? Кто не предаст себя на благоугождение Богу до пролития крови?

137.

Наставления, как во время жатвы службы совершать, подкреплять себя пищею и отдыхать, как ночь проводить и как вообще вести себя. [2, 67]

(То же). Ведая ведаю, что вы теперь в больших трудах, – будучи и солнечными лучами палимы, и потом обливаемы, по причине жатвы и собирания винограда. Почему я счел благовременным сказать вам подобающее именно о сих трудах ваших. – Благословение Господне буди на вас, чада мои, и да благословит вас Господь Бог ваш с высоты святыя Своея, оживляя вас и укрепляя души ваши и телеса, чтобы вы имели достаточно силы как для духовных служений, так и для телесных работ, и совершали то и другое без крайнего утомления. Я знаю, каковы и как жгучи летние в жатву дни, и какое причиняют они утомление, что если б особенное усердие трудящихся не придавало силы, едва ли бы кто смог перенести их. Прошу убо вас, любви ради Христовой, стойте и в том и другом подвиге. Благообразно и в благонастроении совершив рано утром обычное псалмопение и молитву Богу, приступайте к предлежащему делу и работайте, мысленно прочитывая псалмы, пока наступит третий час. Тут прекратите работу и пропойте Господу с разумом третий час, воздевая руки свои к небесам с испрашиванием благодати Святого Духа, на укрепление душ ваших и телес; затем совершив три и четыре, или больше, коленопреклонений с внимательною молитвою, вкусите, что Господь послал, кроме среды и пятка, как у нас положено. – Наблюдите однако ж, чтоб во время этих вкушений пищи не было шума и толкотни. – И во время работы жатвенной не должно быть ни споров, ни самочиния, от коих брани и крики, также ни разговоров, ни смехов, ни прекословий, – ничего такого и подобного да не будет между вами. Но да благословенно будет дело ваше, как пред лицом Бога совершаемое. И помогать надо друг другу. Когда близ тебя работающий отстанет по бессилию или по затруднению какому, остановись и ты – и помоги ему, чтоб жатва ровно шла, и у всех поддерживалось соревнование одинаковое. Когда по распоряжению смотрящих за работою будете отдыхать в полдень или спать ночью под деревьями или под навесом, смотрите, чтоб тела ваши не были близко одно к другому и тем паче не соприкасались, и чтоб иные по двое не отделялись от других в какие-либо скрытные места. За этим должны наблюдать заправители работ. Сеятель плевел тут же невидимо; как бы он не подкрался скрытно и не влил в кого яда своего пагубного, и мы не прогневали чрез то Владыку нашего Бога. Сего ради бдите. На службе, так как псалмопения не много, надо смотреть, чтоб и этого не исполняли спешно и смятенно, но со вниманием, чтоб мы могли входить в настроение на всякое дело благое. Все на ней бывайте, чтоб никто не оставался отсутствующим. Такой, хотя бы потом за десять рук работал один, недостоин ястия в тот день. Говорю это, заботясь о спасении вашем и напоминая, чтоб не уклонился кто от пути Божия. Если у кого будет печаль какая, пусть не скрывает ее, но объявит первенствующим: они рассудят и уврачуют требующее врачевства. Никто не должен оставаться праздным: такой не имеет части с братиями и не есть из числа ищущих Господа. Рубить не силен или не умеешь, брате? бери рукояти; рукоятей брать не можешь? собирай виноград, носи воду или другое что потребное исполняй на открытом воздухе или в доме. И Бог примет то, по усердию твоему, как две лепты вдовицы.

138.

Услышав добрые о братиях вести, радуется и внушает паче преуспевать, изображая, как должны действовать начальствующие; и каковы быть все братия. [2 68]

(То же). Пришли братия, сказали, как у вас идут дела, и тем обрадовали меня несказанно. Ибо для меня немалая радость слышать, что все вы благодатию Христовою спасаетесь, удерживая доброе настроение свое и исполняя заповеди Божественные, коими просвещаясь, соделоваетесь сынами Света и наследниками Царствия Небесного. Ей, чада мои! Так мудрствуйте, так ограждайте себя, так проводите день за днем, будучи возгреваемы Божественною любовию и обновляемы обитающим в вас Духом Святым, умерщвляя всякую сласть и всякую похоть растленной плоти и на место их насаждая и возращая, как рай Божий, присноживотные добродетели, все покрывая, все терпя в подчинении, послушании, благотворении, любви, сострадании, бывая друг ко другу благими, друг о друге радующимися, друг друга тяготы носящими. И во-первых, ты, чадо мое, Варсануфие, служение, мною тебе преданное, соблюдай безукоризненно пред лицом все оживляющего Бога, действуя не по пристрастию, ни по презорству, ни по негодованию, ни по неразумному смиренничанью, ни по парению ума, но так мудро и благоутробно, как доилица греет чад своих, благоволи и душу свою предать за братий своих и чад моих. Великое дело пасти стадо Христово. Что сказал Господь апостолу Петру? Если любишь Меня, паси овцы Моя. Так и ты, чадо мое, если любишь Христа Господа и меня грешного, добре паси чад моих, или лучше агнцев Христовых. Если же некие из них прыгают, как козлища, – ибо слышу нечто и такое, – укрощай прыткость их, растолкуй им, что если они останутся козлищами, то в день суда будут поставлены ошуюю Христа Господа, на стороне погибающих, в части сатаны; устраши сим сердца их и порази их грозным словом сим, чтоб и они соделались агнцами: ибо агнцы кротки, незлобивы, смиренны, послушны, некрикливы, а козлища прытки, неудержимы, строптивы и злонравны. Горе таковым; ибо их ожидает осуждение в вечный огнь. Никто из вас, чада мои, да не будет таков, никто, прошу вас; так как иначе пастырю належать будет нужда или голодом морить их, или отлучить от своего стада. Но уразумейте, что говорю, и волю Божию творите. – Смотри и ты, чадо мое, Данииле, как следует обращаться в среде братий твоих: просвещай их, осоляй, вразумляй; не допускай бесчиний, новшеств, крикливостей; люби благонравных, благоговейнолицых, несмелых, степенных, трудолюбивых, послушливых, смиренных, неропотливых, несмешливых; противных же им не терпи без ненависти и исправляй, указывая им примеры лучшего; да никто не будет среди вас чужд Бога и неугоден Ему. Чужд же Бога и неугоден Ему бесчинник, шепотник, ропотник, смехотвор, тайноядец. Никто таков да не будет среди вас; но будьте все боголепны, богодвижны и боготечны. Господь да сохранить вас, чада мои!

139.

1) Страх Божий и любовь возжигают ревность и держат на добром пути; не имеющие же их предаются нерадению и падают. – 2) о возвращении таковых на путь правый заботиться надо и молиться, а самим между тем строже держать себя. [2, 69]

1) (То же). Благодать вам и мир, в добром устроении вашем, в послушливости, смиренномудрии, благоговеинстве, благостности, в денноночных песнопениях ваших и стихословиях. Смотрите, чтоб все так и пребывало у вас неопустительно. Это же не иначе может быть, как когда будете иметь страх Божий и не погаснет огнь любви Его в сердцах ваших. Ибо когда он погаснет в какой душе, тогда начнут в ней проявляться малодушие и разленение и другие терния и волчцы страстей, расслабление и распущенность телесная, леность и уныние, сон непомерный, ядение ненасытное и всякой другой вид греха, особенно жгущие похотения, омрачительные помыслы, расположения и дела пагубной жизни. Признак же того, что не угас огнь оный святой и невещественный, тот, что душа всегда ревнует о добром и усердно делает все должное, не ослабевая и не малодушествуя, послушания, работы, стихословия, исповедания, рукоделья, молитвы, воздержания положенные и всякие другие дела, которые разумеются под блаженным послушанием. Блажен таковой, Богу угоден и всем любезен, из благого сокровища сердца своего, как цветы, износя проявления божественных благодатей, отражающихся и на боголепном лице его, и во всех движениях и словах. Обладаемые же неуместными помыслами мало-помалу уклоняются от должного, а потом и совсем отпадают от своего исповедания (обета) и делаются добычею диавола.

2) Но будем молиться, чтоб каждодневно призываюший всех уклонившихся с правого пути возвратил и их в свое им стадо, чтоб грех не истощил их вконец. Однако ж о должном взыскании погибшего не понерадите и сами. Ибо если потерявшие какое-либо из неразумных животных нелегко переносят ущерб этот; не паче ли тем, пасению которых вверены разумные овцы, должно всеусердно пещись о взыскании погибающих из них. – Так как эти подверглись падению, то прочие тем крепче пусть стоят и держатся должного; ибо написано: праведнии, когда падают нечестивии, устрашаеми бывают (Притч. 29, 16). Восприимите же страх и продолжайте шествовать осторожнее; потому что по ту и другую сторону вас диавол устрояет вам стремнины. Потому никто не оставайся с неисповеданными помыслами и не действуй по своей воле. Никто не будь ни сластолюбив, ни самолюбив; потому что те, будучи обладаемы этими худыми расположениями, поскользнулись в ров пагубы и убежали; и теперь в состоянии малости достойном блуждают туда и сюда, как заблуждшие овцы. Молитва отступила от них: ибо к кому станут они воздевать руки, отбежав от Бога? Псалмы и песни замирают в устах их. Кому воспоют они: терпя потерпех Господа, когда по малодушию сгубили себя? Поэтому вы молитесь за них о возвращении их; но вместе молитесь и о своей твердости, говоря: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю (Пс. 26, 3). Множицею брашася со мною от юности моея, и не премогоша мя (Пс. 128, 2). Сей покой мой во век века, зде вселюся, яко изволих и (Пс. 131, 14), – чтоб как воины Христовы, борясь, но не падая, получить сподобились вы за терпение венец правды.

140.

Скорбит о нарушающих обеты и оставляющих обитель и всячески убеждает их возвратиться на добрый путь и пребывать твердыми в иночествовании. [2, 70]

Узнав ныне о том, что у вас делается, и порадовался я, и поскорбел: порадовался о здравии и благоденствии ваших проигуменов, и о правошествующих и правошествовавших братиях в благочестной покорности, в благом терпении и богоугодном житии; поскорбел об уклонившихся с пути и убежавших, хотя они и опять воззваны. Вас Господь паче и паче храня да хранит и утверждая да утверждает к совершению течения истинной жизни вашей; к уклонившимся же с пути обращусь с следующим словом пророка: сынове человечестии, вскую любите суету и ищете лжи? (Пс. 4, 3), – ища исполнения волей своих, по возбуждению страстей ваших, не полагая пред очами страха Божия, ни суда неумытного, ни огня неугасимого, ни тьмы кромешной, ни скрежета зубов и тартара невообразимо страшного, но так бесстрашно и дерзко, так лживо и легкомысленно судя о Боге при беспутных начинаниях ваших. Доколе будете вы забывать суды Его? Доколе будете не приходить в чувство раскаяния? Доколе будете полагать лукавые советы в душах своих, придумывая извинения во грехах и предаваясь суетным чаяниям? – Восставьте себя, наконец, от падения, разгоните окружающую вас тьму, пресеките безумные стремления ваши. От кого бежите вы? От кого отрицаетесь? Не от Духа ли Святого, Коего прияли в день избавления? – Но довольно доселе. – Не прилагайте еще, не давайте диаволу еще радоваться о вас, перестаньте угождать супостату своему. Возлюбите возлюбившего нас Господа, восприимите в себя благого Владыку; а прошедшее Он яко всеблагий простит вам ради смирения вашего. Исправьте же, прошу вас и молю, неисправности душ ваших, утвердите основания сердец ваших, соберите рассеяния мыслей ваших. Вспомните обеты ваши. После них, хотя бы огнь и меч угрожали вам, хотя бы муки и истязания предлежали, вам отнюдь не следовало уклоняться от них; а вы из-за ничтожной вещи злого желания своего, поправ Божественный Завет и священные обеты, вскочили, как тельцы ужаленные, и устремились в места безводные и непроходные, поселились в деревне, обращались с мирскими женами и мужами, ели и пили, как на заклание. – Из таких семян какие получаются плоды?! Увы мне несчастному! Лучше бы земля поглотила меня. – Ныне время сказать мне с пророком: падите на меня горы, и холмы покройте меня, беззаконного и грешного (Ос. 10, 8). Потому что те, которых я родил, оставили Законы Божии, осквернили плоти свои, предали девство, отказались от послушания, сделались посмешищем демонов. Ибо не водит ли сатана туда и сюда послушных ему и не пожирает ли их потом устами греха? – Но придите хоть отселе отрезвимся, опомнимся, осмотримся, рассмотрим прелесть вражию и наше бессоветие, укорим себя, смиримся, сокрушимся, припадем в исповедании и восприимем мало-помалу прежнее наше прекрасное житие. Ей! прошу всех вас, стоящие в доме Господни, во дворех Бога нашего! стойте доблестно, шествуйте неуклонно и покорны будьте предстоятелю вашему и другим начальственным у вас лицам. Отметаюшийся их, меня отметается, а приемлющий их, меня приемлет, или не меня, – но Бога, ради Коего я есмь, что есмь, и вы есте, что есте.

141.

Убеждает оставить свое мудрование и свою волю и с верою предаться руководству для прочного преуспеяния в должной жизни. [2, 71]

Смотря на возжигаемые против нас брани оттуда и отсюда, могу сказать словом Апостола: истинно дадеся нам пакостник плоти, аггел сатанин, да не превозносимся, но паче да смиряемся, наказуеми, и под крепкую руку Божию да прибегаем, как не могущие иначе спастися. Когда со всем тщанием покорим непокорное мудрование наше и познаем самих себя, что мы всецело окаянны, ничего не могущие сделать, как должно, без помощи Божией при посредстве руководящего нас, кто бы он ни был: тогда снидет в пещь страстей наших Ангел, как некогда в пещь вавилонскую, исторгнет из сердца пламя похоти и произведет в душах, – яко дух росный веющий, – дар чистоты. Потому смиримся; долу мудрование наше, долу и очи наши; да преклонит выю свою разум; и се близ милость Человеколюбивого Бога. – Не будь никто неверен, никто лукав, никто криводушен, который бы устами благословлял, сердцем же далеко отстоял, каковым бывает следующий только своему нраву и своему разуму. Никтоже своего си да ищет, но еже ближняго кийждо (1 Кор. 10, 24). Всецело будьте световы, всецело искренни, всецело истинные сыны; будем шествовать, как чада, как братия, как сонаследники; не будем принимать ничего, чем могли бы послужить во вред друг другу и не допустим никаких новых бесчинств.

142.

Приглашает радоваться, что проходят жизнь нищенскую, полную лишений и скорбей, при подвижнических трудах, с оставлением всего мирского; потому что это верный путь к наследию Царства Небесного. [2, 72]

Хоть несколько дерзновенно, но скажу вам апостольским словом: радуйтеся всегда о Господе, и паки реку радуйтеся (Флп. 4, 4). Чего ради? Того ради, что дело Божие совершаете, что в монашескую схиму облеклись, что состоите под законом послушания и исполняете его каждодневно, скорбя, тесноту терпя, бедствуя, печалясь, – то в пощениях, бдениях, спаниях на голой земле, то в трудах и утомлениях по делам послушания вашего, в отсечениях волей, в нечаянностях приказаний, в немытии плоти, в ношении рубищ, неопрятных одежд и обуви; приложу, – в епитимиях и отлучениях, и еще паче, – в непрестанных приражениях, толчках, уколах, как бы ужалениях и устреляниях, видимо и невидимо поражающих нас, от демонов – то блуда, то лености, то объядения, то непостояния мыслей и желаний, и других неисчислимых страстей. – Судите же сами, не справедливо ли я сказал: всегда радуйтеся. Ей, братия мои! блаженны вы и треблаженны, претерпевая все сие ради Бога, сие избрав и сие лобызая. А отсюда что? – Воссияет в сердцах ваших в будущем веке правда и множество мира, живот, радование и упокоение вечное, всыновление и наследие Царства Небесного: что так благоумно, так доброхвально и так богоблаженно взыскали вы и ищете, – мир возненавидев и все что в мире, от родителей, братий, родных, друзей и знаемых отторгшись, города, села, поля, домы и родины свои оставив и к Единому Богу Господу и Царю Славы прилепившись, благому и преблагому Владыке, Ему работая, Ему предстоя, Ему служа, Ему поя непрестанно; и у вас не об отце и матери слово, не о жене и детях забота, не о рабах и рабынях попечение, не о стяжаниях и имениях беспокойство, не о чинах и отличиях борьба, не о яствах и винах искрящихся и не о других плотских удовольствиях хлопоты, и ни о чем земном и тленном, но о единой богоугодной жизни и наследовании обетованных на небе вечных благ. Не достойно ли потому возлюбит вас Бог? Не достойно ли наречет вас чадами? Не праведно ли в день оный скажет вам: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам от сложения мира? Таковы подвиги ваши, таковы ваши искания, таковы надежды! Потому и опять скажу: радуйтеся всегда.

143.

Сравнивает подвижническую жизнь с бегом на ристалищах и подробные дает наставления, как успешно кончить сей бег и награду получить. [2, 76]

Наш подвиг подобен бегу на ристалищах, как указал св. Павел (1 Кор. 9, 24). Но здесь для бега определяется небольшое пространство и назначается недолгое время. А в нашем подвиге путь простирается от земли до неба, и время определяется целою жизнию, после которой раздаются и венцы победителям. Зрителями наше состязание имеет тысячи и тьмы святых Ангелов, – подвигоположником Самого Владыку всяческих, на неприступном Престоле Славы Своея восседящего, – противниками злокозненных демонов, всячески покушающихся положить нам препоны, сбить с ног и погубить. – Судя по сему, сами видите, сколько надлежит нам быть внимательными и осторожными, заботливыми и неутомимыми, чтоб не только добре начать течение, но и совершить его. Начать только никакой не принесет нам пользы, если с юношескою живостию и с мужеским постоянством не будем простираться в предняя; но и это не означает еще победы, если с тем же рвением и напряжением не будем тещи до самой смерти, хотя бы жизнь наша протянулась и очень долго. Будем же, братие и отцы, тещи еще и еще, будем стремиться в предняя дальше и дальше, испрашивая помощи и силы свыше от человеколюбивого Бога, чтоб и добре тещи, и успешно достигнуть предназначенной черты или меты. Страшнейший подвиг указало нам Слово Божие, добре текущим и побеждающим обещающее неизреченную радость и славу, а нерадивым и беспечным, которые или с места не движутся, или останавливаются пред препятствиями и самовольно уклоняются с пути, угрожающее бедственнейшею и ужасающею участию. – Имеяй уши слышати, да слышит, говорит Господь. Слушайте же сие, чада, и внимайте: теките бодренно и осматривайтесь зорко, зная, что лукавые демоны всегда готовы стать нам поперек дороги и устроить нам преткновение. Ведайте, что никто не может добре тещи, если не обнажится от всего облежащего, удержав только нагрудник веры, – разумею не только оставление всякого внешнего имущества, но отстранение и внутреннего разнообразия помыслов и пожеланий земных. В нашем состязании никто не может иметь успеха, если не обучит тела довольствоваться малою пищею и питием; если вместо елея не намастится твердостию и неутомимым терпением; если не пройдет, как некий гимнастический курс, испытательные упражнения пред приятием схимы. Во время же течения никто не должен мешать другим сподвижникам, ни завидовать им, ни наветовать; но ум и очи устремленными иметь на то, как бы достигнуть благоуспешно предела течения, прилагая усилие к усилию, рвение к рвению, воодушевление к воодушевлению, не озираясь ни на десно, ни на шуе, не внемля похвалам, не увлекаясь тщеславием, не малодушествуя при утомлении, препонах и столкновениях, не падая духом от преткновений, чтоб таким образом все исполнив преподобно, смиренномудро, братолюбно и искренно, по успешном окончании течения сподобиться нам получить обетованное воздаяние от Господа нашего.

144.

1) Возревнуем о всякой добродетели, от всего же недоброго будем блюстись, особенно такого, какое кажется добрым. – 2) Много засад у врага. Лучшее средство к избежанию их есть откровение помыслов. – 3) Против всякой страсти надо вооружаться своим противострастным борением. В пример выставляется способ борения с завистию. – 4) Внушается во всем соблюдать благочиние. [2, 77]

1) Придите, движимые желанием обще всем полезного, восприимем теплейшее рвение о спасении, станем все делать подобающее, желать должного, искать благотворного, малые и великие, начинающие и старцы; очистим себя от всякой скверны плоти и духа, сделаем из себя сосуды избрания, творяще святыню в духе, бегая случаев ко греху, не допуская гордости, преслушания, сластолюбия, плотолюбия, стремясь обогатиться добродетелями – смирением, послушанием, чистотою, братолюбием; отвергнем далеко от сердца нашего плотские и сластолюбные склонности, пресечем поблажающие сему сношения не только со внешними, но и со своими внутренними, – разумею то, чтоб не иметь к одному брату большую любовь, чем к другому: ибо такая любовь лукава и Богу ненавистна, по видимости будто братская, по существу же сатанинская.

2) Знаете, как много засад у диавола и как хитросплетенны сети его, – и что никто не избавится от них иначе как чрез исповедание помыслов и желаний, с верою к руководителю своему, сопровождаемою смирением и послушанием. Те, которые шествуют не сим путем, падают, падали и прежде, как читаем; сему же последующие закону явились блестящими в мире светилами, избегши тьмы греха и диавола поправши умерщвлением своих желаний.

3) Умоляю убо вас любовию Господа нашего Иисуса Христа, умудритесь во спасение свое. Каждый какою страстию томим бывает, против той должен и подвиг воспринимать, против зависти, например, противозавистный подвиг, именно – ненависть к здешней мгновенной славе, – потому что эта страсть зарождается от желания показаться лучшим ближнего чем-либо: или живостию ума, или мелодичным псалмопением, или приятным чтением, или другою какою способностию, духовною или телесною, и зародившись, сожигает медленным огнем, истощает и снедает. Но будучи друг другу членами, так как одно тело есмы все, будем сорадоваться друг другу, почитая своим все, чем отличаются другие; ибо когда один одним, другой другим, третий еще иным чем отличается, все же суть одно тело братства, то всем этим братство все отличается и является всесовершенным, честь чего и на каждого переходит: тот мелодичен, а ты громогласен; тот читает внятно, а ты понимаешь читаемое скоро; иной сообразительнее умом, а ты способнее ходить по делам; иной еще полезнее в распоряжении работами, а ты более охотен на послушания; и последнее гораздо лучше первого, потому что кажущееся быть чем-то пред тем, что действительно есть таково, ничтоже есть. Что мелодия, или доброгласие, или чтение, или быстроделие, или каллиграфия, или музыка пред блаженным и прелюбезным смирением и послушанием, пред благостию и простотою, пред кротостию и тихостию, пред незлобием и безропотностию, пред боголюбием и действенною молитвою и пред другими добродетелями, которых стяжание есть дело произволения и искания, хотя бы кто был без голоса, не умел петь, дурно читал, был косноязычен, косоглаз, дурен лицом, хромоног. Так благий Бог наш для всех нас сделал удободостижимым и удободоступным благо добродетели, поставив его в зависимость не от телесных преимуществ, а от душевных расположений, в коих оно и засеменяется, и возрастает, и достигает совершенства.

4) Будем довольны тем, что есть в нас, радуясь и тому, что есть у каждого из братий, единясь между собою и оставаясь в жизни по Богу со всяким благоустроением. Видите, братие, что мы множимся; и надобно, чтоб все у нас было благочинно: ибо если и малое что выступит из своего чина, весь состав братства приходит в движение и колеблется, теряя свою красоту добродетели, как бывает и со всяким другим обществом. Для нас, собравшихся воедино о имени Господа нашего Иисуса Христа и состоящих в чине ангельскаго жительства, неотложно обязательно полное во всем благочиние, – разумею то, чтоб без шума и смятения петь и молиться, стоять и переменять место, сидеть и вставать, спать и просыпаться, нисходить и восходить, молчать и говорить, есть и пить, входить и выходить, спрашивать и отвечать, сходиться и расходиться, искать и давать, услуживать и принимать услугу, полагать и держать, одеваться и раздеваться, обуваться и разуваться, все это, видимо, деется у нас каждодневно. Когда во всем этом соблюдается благочиние, тогда все братство наше, как море некое покойное представляется, хотя движущееся, но кроткими волнами движения, как Духом Святым производимыми. Когда же, по невниманию, привнидет какое-либо нестроение, тогда оно, как бы сильными ветрами и ураганами воздымаемое, мятется и кипит волнами. Не это ли видится у нас, когда между вами поднимается шум, крик, смех и говор, – как недавно при раздавании св. агиасмы и во время выхода из трапезы, когда четыре благочинных едва успели восстановить должный между вами порядок. – Не так, чада мои и братия, не так. Ведомо вам, что сказано о воле Божией, что она есть не благая только, но и совершенная и благоугодная (Рим. 12, 2), по благоустроению многих. – Это впрочем сказал я вам не в укор, а в напоминание о прежде бывшем, чтоб вперед избегались подобные случаи. Господь же мира и Бог всякого утешения, содержащий в чине все небесное и земное, да дарует вам силу и крепость ко всякому благому делу и движению, ко всякому миру и единомыслию, ко всякому благочинию и тихости, в искренней друг к другу любви, да обрящемся и в день откровения Его ликом святых и сонмом освященных, со всеми святыми, от века Ему благоугодившими.

145.

Жизнь терпеливая в общежительном послушничестве есть настоящее мученичество. [2, 78]

Блюдитесь от лукавого сообщничества, самомнительного самочиния и пагубного нарушения законоположений обительских, сообразуясь во всем с преданным нам свв. отцами уставом; ибо что у нас положено, то положено не как попало, но по испытании всего с давних времен, со многими трудами и потами, и что уставлено, уставлено по требованию и существу нашего ангельскаго образа жизни, и в обличение инако мудрствующих о заповедях Господа. Продолжайте же вашу добрую куплю и ведите до конца ваш о Господе путь, намащая себя елеем кротости и терпения и перенося всякого рода подвижнические тесноты, за кои уготовляется пространное наслаждение вечными благами. Какие же это тесноты? Те самые, которые вы каждый день на самом деле имеете: бдения и псалмопения, труды рук, малоястие, малопитие, последовательное одного за другим прохождение послушаний, благочиние в стоянии в церкви и в порядке при шествии, в поступи, в одежде, в обуви, в покровах, – скорби от лишений, от предпочтений, от презрения и всего подобного. И справедливо свидетельствуют многие свв. отцы, прежде же всех свидетельствует св. Василий Великий, что состояние послушания есть настоящее мученичество. – Но смотрите, какое нам от этого благо? и какое за то воздаяние? Неувядаемые венцы правды, наследие Царства Небесного, всыновление, нетление, бессмертие и всякое другое недомыслимое блаженство. Таковые имея обетования, братия мои, еще и еще переносите предлежащий вам труд подвижничества, не устрашаясь прилучающимися поскользновениями некиих, ни падая духом от встречаемых трудностей и печалей ради нашей по Богу жизни: ибо если здесь не попечалимся, то и в день оный не будем обрадованы, – если здесь не потерпим тесноты и не постенаем, то не встретим простора и веселия и в будущем веке. Но чем более здесь попечалимся и поскорбим, победствуем и поугнетаемся, тем большие там встретим утешения: вместо печалей получим радования, вместо бедности богатство; вместо малых стяжаний земных – многие стяжания сокровищ небесных, вместо телесных болезней душевное благоустроение, вместо оставления мира Господнее призвание к Нему Самому: ибо каково и колико будет нам, когда услышим блаженный оный глас, зовущий и глаголющий: приидите, благословеннии Отца моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 25). Почему, если б надлежало нам каждодневно умирать любви ради Христовой, предпочтем сие и предадим себя бить, жечь, рассекать и всякие муки терпеть, как терпели свв. мученики. Ибо не одно им подобало любить и лобызать, а другое нам; но один у нас подвиг и одно стремление, так как и по естеству мы одно есмы, – Божии создания, в мир вводимые для одной цели – прославлять Бога чрез исполнение святых заповедей Его: членов же отсечение, кровей излияния и муки тиранов не всегда и всюду имели место. Мы сподобились вступить в настоящий подвиг высокого жительства в послушании, и подъемлем мученичество иным образом: вместо отсечения членов отсекаем волю свою; вместо излияния крови извергаем греховные помыслы и пожелания; вместо тиранических мук терпим нападения бесов и неприязни со стороны мира; почему не суетною надеждою надеемся в будущем веке получить часть вместе со свв. мучениками.

146.

По случаю землетрясения напоминает о потрясении неба и земли в последний день и дает соответственное тому наставление [2, 79]

После землетрясения, бывшего у нас вчера, ни о чем другом не уместнее нам беседовать, как о нем, и именно: от чего оно и для чего бывает? Из еллинов одни одно, другие другое говорят; нам же божественный Давид изъясняет сие, когда говорит о Боге: призираяй на землю и творяй ю трястися: прикасаяйся горам и дымятся (Пс. 103, 32). Как, когда господин обращает гневный взор на раба, раб приходит в трепет: так истинный Владыка всего и Творец, пред Коим все твари предстоят, как рабы и рабыни, когда восхощет показать праведное негодование Свое на нас за грехи наши, всевидящим оком силы Своея грозно воззревает на тварь и творит ю трястися, чтоб мы, устрашившись и вострепетав, как рабы, навлекшие на себя гнев, уцеломудрились и обратились к исполнению Его заповедей. – Вот, братия мои, коль страшна сила Его! каково проявление негодования Его, и ярость гнева Его! И если настоящее таково и толико, то каково будет будущее во время скончания всего? Ибо Сам Он говорит с угрозою: еще Аз единою потрясу небом и землею (Агг. 2, 7), показывая необычайность того. Какой страх узрится, и какой трепет будет тогда, когда земля отдаст всех от века умерших, когда небо совьется как свиток, спадут звезды, изменятся светила, и звук трубы архангельской пронесется над всеми, живущими на земле, когда и Сам Бог наш явно придет с тысячами тысяч и тьмами тем Ангелов и Архангелов и Вышних Сил, шествующих пред лицом Его, когда престолы поставятся, сядет судилище и неподкупный Судия и Владыка обнажит все сокровенное, пережитое нами. Когда по совершении всего сего во мгновение ока произнесется великое и страшное решение, призывающее праведных в Царство Небесное и Жизнь Вечную, а грешных отсылающее в огнь вечный, в тьму кромешнюю, в страшную бездну ада, в тартар мрачный, к червям неусыпающим, на скрежет зубов и все другие грозные муки? Кто снесет все такое, братие? Кто стерпит такие страхи и ужасы! Кто устоит пред этим подавляющим и в исступление приводящим событием! Видеть небо раздираемое, землю потрясаемую, множество Ангелов и Самого Господа и Бога, грядущего на облаках судить всю землю!!! – Но ведь не в далеке, а близ есть сие ожидаемое: Судия при дверях! – Се Жених! исходите во сретение! – Но если имеем светлые светильники чистоты и елей милостивости и любви в достаточной мере, благо нам; мы сретим Жениха радостно и внидем в Ччертог Его. Если же нет, то отосланы будем от дверей оных, которые на стук наш не отверзутся нам, зле мудрствовавшим, дремавшим и спавшим и оказавшимся неготовыми. Почему, чтоб этого не случилось с нами, пробудимся, спящие, от сна беспечности, восстанем, расслабшие, от уныния, отрезвимся, пьянеющие, от срамных помыслов, очистим души, оскверняемые нами неуместными похотениями, утвердим сердца крепкою верою, у кого они поколеблены двоедушием, изменчивостию и плотолюбием. Добре же текущие будем тещи и еще так же, светлые еще просветимся, чистые еще паче очистимся, ревностные еще паче возревнуем, добродетельные еще более возлюбим делание добра, смиренномудрые еще более воссмиренномудрствуем, послушливые еще более станем послушны; все всё доброе будем творить и всякую заповедь исполнять, да достойными окажемся внити в Чертог Жениха душ наших на нескончаемую радость.

147.

Паче и паче преуспевать будем о всякой добродетели ревнуя и всего недоброго избегая, и подвигами ангельского общежительства украшаясь по примеру свв. отцов и в чаянии великих обетовании. [2, 80]

Не посрамим пройденных уже нами подвигов настоящими деяниями; как бы положившие только начало, будем ревностно исполнять всякий долг и всякую добродетель, свет к свету воспринимая и от славы в славу восходя: что и достигается добрым вашим во всем поведением, когда будете облечены во одежду смирения, будете украшаться послушанием, являть деятельную любовь и кротость, бегать своеволия и самоугодия, от коих смерть, лукавства, первенстволюбия и славолюбия, в коих скорая погибель и от коих пали все падшие от века доныне на сем поприще послушания. Ныне, как уже очистившиеся от всяких терний, плевел и волчцев, будьте доброплодны и новую покажите жизнь, ничего в нее не внося от мудрования преткнувшихся, чтоб иначе и вам не пострадать того же. Все будьте искренни и чисты; все переносите благодушно поношение, уничижение и брань; все являйте твердость в борьбе за добро, воздержание и постоянство: ибо в этом мученичество жизни в послушании; и все, потерпевшие его, получат венец правды. Как горящие любовию ко Христу и искушенные напастьми и бедами, переносите доблестно все, каждодневно случающееся, и теките оною воистину златою жизнию отцов наших, в коей не встретим преслушания, гордости, противоречия, продерзости, поношения, смуты, но где владычествует мирное ангельское состояние, покоящееся под веянием Духа. Вы знаете, что то, что я говорю, истинно благо; если благо, то и достолюбезно; если достолюбезно, почему и нам не полюбить того, не возжелать и не постараться приобрести?

148.

1) Доброе трудно прививается к нам, а худое удобоприемлемее. – 2) Путь добрый то же, что восход на гору, а путь грешный то же, что спуск с горы. – 3) Горе смотреть нам надо и не нисходить к земным помышлениям. – 4) у нас разные дарования, разные и помышления; но воздаяние получим по усердию и труду. – 5) Будем благодушно переносить всякие лишения, неудобства, тяготы и скорби; ибо на это уж мы пошли. Но это верный путь ко спасению. [2, 31]

1) Обыкновенно бывает так, что когда кто говорит о чем грешном, то сказав однажды и дважды о том, располагает слышащих к худому. В отношении же к добру, и много раз сказавши спасительное, едва успевают чье-либо привлечь к тому внимание и расположение. Так трудно прививается доброе к естеству человеческому; напротив, злое очень удобоприемлемо для него.

2) Идти путем добрым то же, что восходить на гору: сколько тут трудов, неудобств и неприятностей? Напротив, путь грешный то же, что спуск с горы: легок и преград не видно по быстроте хода. Потому на добром пути потребны и особенное тщание, и руководство, и предосторожности.

3) Тут ничего не следует иметь в виду земного и тленного, а только одно небесное и вечное, если желаем восходить, а не нисходить. Ибо как у восходящего на высоту, если он посмотрит вниз, происходит некое омрачение: так и у того, кто, восходя путем добродетели, прилепится вниманием к утехам земным, омрачается око душевное. Горе смотреть нам надлежит, потому что там глава наша – Христос Господь, там сокровище наше и Жизнь Вечная. Не будем ослабевать восходя, ни падать духом, видя высокость восхождения. Достигнуть конца нам самим не по силам, но близ есть помощь Божия и Его заступление.

4) Мы вступили на путь сей и преуспели, и каждый из нас, соответственно своему рвению и труду, стоит теперь на такой или такой степени добродетели. И мы душевными расположениями разнимся между собою более, нежели видом тела: ибо один более, а другой менее тепле возлюбляет смирение и послушание; или один отличается даром любви к ближнему, а другой – усердным присмотром за многими, или по рукодельным послушаниям, или по работам полевым и домашним, или по удовлетворению потреб, каковы например, эконом, келарь, трапезарь, сапожник, портной и другие. Всякий у нас путем Господним идет, и всякого путь сей приводит к венцам нетленным.

5) Будем только терпеливо и смиренно переносить труды, поты и тяготы делания, бдения поста, псалмопения, равно как холод, худобу одежд и обуви и прочие неудобства. Свидетель Бог, что я неравнодушно смотрю на это, жалею вас, состражду вам и, сколько сил есть, забочусь доставить покой всем вам. Но сами видите, что дело немалое стольких одеть, обуть и упокоить. – Впрочем, на то ведь мы и пошли, чтоб голодать, жаждать, наготствовать, нищетствовать любви ради Христовой, по коей и божественный Апостол жил в голоде и жажде, в холоде и наготе и в других лишениях (2 Кор. 11, 27); и не он только, но и все святые проидоша в милотех, и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблены... в пустынях скитающеся, и в горах и в вертепах и в пропастех земных (Евр. 11, 37, 38). Если же они так, как же мы, иначе живя, одинаковой с ними чести сподобиться можем? Никак. Но если кто видит себя в каком-либо из исчисленных лишений, да радуется, что приобщился части святого. Так должно смотреть на все каждому и все принимать с благодарностию, как от Бога подаемое чрез распорядителей, без всякого ропота или охуждения. Если так будем действовать, блаженны мы, братия, ибо за это сподобимся упокоения там, где нет болезней, труда, лишений и печали.

149.

Обличает уступающих внушениям врага и падающих и убеждает противостоять им, обнадеживая помощию Господа. [2, 82]

Нерадение, зародившись, мало-помалу увлекает не внемлющего себе в ров погибели. Когда начнет кто тяжел быть на подъем для дел своих, противоречив при назначении послушания, уклончив от исполнения их, – тогда враг снабжает его внушениями и возбуждениями к совершению преступных дел, и он, склонившись на то, не только сам падает, но и других сбивает на то же. Увы! что это деется? – Как побеждает демон? Как пристыжаем мы хранителей наших, святых Ангелов? Как прелагаемся мы на сторону супостата, к постыждению Великого Бога нашего, Доброго Пастыря, давшего Себя за нас в искуплениие крестом и смертию? Как воззрим мы на лице Его? Как стерпим гнев Его? Не найдется мука, соразмерная с нечестием нашим. Другие восхищают Царствие Небесное, а мы похищаемся душегубителем нашим. Другие являют твердость мучеников, а мы подвергаемся падению отверженных. Другие возвышаются до небес, а мы низводимся до преисподних земли. Другие полагают в сердцах своих восхождения по степеням добродетелей, а мы устрояем себе нисхождения по степеням пагубы. Ужели не отрезвимся когда-либо? Ужели не очувствуемся? Ей, умоляю вас, поспешим к делу, возьмемся за подвиги, потечем путем Божиим, избегая причин, приводящих к падению, и совершая все боголепное и преподобное: нерассуждающее послушание, неослабный труд в рукодельях, смиренномудрую веру, чтоб все – и делаемое и мыслимое – открывать на исповеди, скорое запрещение непотребным помыслам, в самом начале нападения демона говоря: отойди с глаз моих, сатана, – к сласти ли похотной влечет он, или к отступлению возбуждает, или к лености клонит, или нетерпеливость наводит, или восставляет против веры. Ибо он всегда и всюду устрояет засады, сети ставит, ямы роет; не спит, и празден не бывает, ни пищи, ни пития, ни другого чего не ищет; одно у него и дело, и ночью и днем, – губить души наши. Против него же первое и главное у нас орудие – откровение помыслов с Божиею помощию и заступлением. Не будем же расслабляться и предавать себя падению. Пусть велик он силою греха, пусть хитр в способах влечения ко злу, пусть злобен по естеству и один изобретатель и делатель нашей пагубы, – но не убоимся его: ибо после того, как Христос Бог наш восприял плоть нашу и вочеловечился, он обессилел, и мы поем: врагу оскудеша оружия в конец (Пс. 9, 7), потому что победивший его Господь дал нам власть наступать на главу его. Дерзая верою, будем считать его равным бессильному воробью или ничтожному какому пресмыкающемуся, попираемому ногами.

150.

Определив, что мы, зачем мы, где мы и куда отойдем, изображает решение Страшного Суда и участь десных и шуих и выводит назидательный урок. [2, 83]

Напоминаю вам, будем помышлять, рассуждать и рассматривать, – что мы, зачем мы, где мы и куда отойдем? Мы творение Божие, дело рук Его, по образу и подобию Его созданные, имеющие власть над всем, сущим под небесем; ибо как написано, Он все покорил под ноги наши (Пс. 8, 7). Мы вторые после Ангелов, как они первые, по естеству. Зачем мы? – Не за чем, как чтоб быть во славу державы Его, подобно Ангелам, чрез верное исполнение всех заповедей Его, – так как мы умалены малым чем от Ангелов (Пс. 8, 6), и еще менее будем таковы, когда совлечемся тления и облечемся в нетление. – Где мы? В месте изгнания, по прародительскому бессоветию, преслушанию и сластолюбию, перешедшему и к нам, потомкам его: о чем плакать подобает и рыдать, печалиться и стенать, помышляя о том, из какого благолепного извержены мы жилища, из какого ангельского пребывания, какого блаженного утешения райского. – Куда отойдем? – В тамошний мир, в треблаженное ангельское пребывалище, в светлую страну, в невечернюю жизнь, после того, как на страшном всемирном суде Судия всех и Бог, восседши на Престоле Славы, во мгновение ока рассудит все и воздаст каждому по делам его: соблюдшим заповеди Его даст стояние одесную, радость неизреченную, вкушение вечных благ, Царство Небесное, а преслушавших Его и по нерадению и сластолюбию учинивших зло – блуд, прелюбодеяние, хищение, зависть, убийство, распутство, нечистоту, отступничество, гордость, тщеславие и всякие другие виды зла, предаст вечным мукам: огню кромешному, червю ядовитому, тьме тмущей, в тартар бездонный, – каждого сообразно с собственными его грехами. Кто в премудрости, добре понудив естество, все претерпит мужественно, а если потребуется, то и умрет за добро, – тот в день оный просветится, как солнце, будет в части святых, в ликостоянии Ангелов, в веселии мучеников, в наслаждении пророков и апостолов. Но горе тому, кто за мгновенную сласть плотскую, за миролюбивый нрав, за скоропреходящие и ничтожные удовольствия попадет там в оную бедственную часть стояния ошуюю, под немилосердое отвержение и невозвратное отслание на нескончаемые муки, в неразрешимых узах, где только и слышится, что – увы и горе! – Нет избавления, нет изменения, нет человеколюбия, ни от Бога, ни от Ангелов, ни от святых, во веки веков! О сем, чада мои, да помышляют все: и добре текущие, и претыкающиеся, и сильные духом, и малодушные, и первенствующие, и вторствующие, и теплые, и хладные, и богатые, и бедные добродетелями, и вообще всякий человек, всякое колено и всяк язык. Позаботимся и мы о сем, примем добрые решения и потечем путем Божиим бодренно и напряженно, отвергши всякую страсть, как заразу; возденем руки наши к Богу спасающему, изъявляя готовность каждодневно претерпевать мученичество: кровоизлияние, членов отсечение, плоти строгание, костей сокрушение, а не только лишение какой-либо пищи или пития сладкого, одежды тонкой, обуви хорошо сшитой, чести стояния и многого другого подобного, о чем смешно и говорить; чтоб, добре поживши здесь по чину нашего звания, в смирении и послушании и верно соблюдши обеты свои, изыти нам из здешней темницы радуясь и с дерзновением предстать пред лицом Бога в благой надежде получить обетованные живущим во славу Его блага.

151.

Из того, как приготовляются к состязаниям на мирских зрелищах, выводит наставления и для подвизающихся в духовной невидимой брани. [2, 84]

Посмотрим, как приготовляются к состязаниям на мирских зрелищах, – нельзя ли из их примера поучиться нам чему-либо и для наших подвигов. Когда наступает время народного зрелища, большею же частию еще гораздо прежде того, имеющие выступить на состязание не праздно проводят время, но наперед упражняются в том, что и как следует им делать на зрелище, делают опыты всего предлежащего, соответственную тому и диету держат, недопускающую яств, не могущих способствовать успеху, и речей у них в это время не бывает других, как все о предлежащих состязаниях, как выступить и сделать первый шаг, куда потом направиться и кому на кого нападать. Столько у них занятий и забот: из-за чего? Чтоб победою стяжать венцы тленные и получить положенные награды; вместе с сим и для того, чтоб доставить удовольствие зрителям и приятелям при посрамлении побежденных. Если у этих предварительно бывает так много труда и обсуждения, какой, полагаете вы, должно нам и вам иметь подвиг, какое тщание и осмотрительность и какую неусыпную заботу то о том, то о другом? Ибо враг наш, противник и супостат, не неопытен, не невежда, не небрежен; но стоя насупротив, кажется, и он немало обдумывает, какие против нас устроить ковы, как подойти, как напасть, как отразить, как подстрелить и повергнуть долу бедного монаха? Не великий ли потому предлежит нам подвиг? Не великую ли заботу и тщание должны мы иметь? Не следует ли нам, воздев руки горе, взывать: призри, Господи, от Святаго жилища Своего (Пс. 32, 14). Воздвигни силу Твою, и прииди, во еже спасти нас? (Пс. 79, 3). Истинно так; и это со смирением и сокрушением сердца, с упованием и мужеством, с искреннею верою и послушанием испытанным. Не оставит Господь подвижника добродетели, если он призывает Его на помощь себе, говоря: на Него упова сердце мое, и поможе ми; и процвете плоть моя (Пс. 27, 7). А когда Он помогает, кто может противостать? Кто силен низложить? Никто. Пусть будут тысячи и тьмы врагов, не убоится таковой. Именем Господним отразит он их и разгонит. Мужайтесь убо.

152.

Примером земледельца, пловца, купца, путешественника возбуждает ревновать о стяжании благ духовных; и помянув о препонах со стороны врага, обнадеживает в успехе помощию Господа Спасителя, все устроившего и устрояющего во спасение наше, если окажем себя достойными Его помощи. [2, 85]

Земледелец, пловец, купец, путешественник, – все трудятся, заботятся день и ночь, утомляются и из сил выбиваются, желанием желая достигнуть своей цели, – и достигают. Но наше возделывание, наше плавание, наша купля, наше путешествие отстоят от того, как восток от запада, или лучше, как небо от земли. Потому наши труды, подвиги и поты сколько должны быть превосходнее, ревностнее и неусыпнее тех? – Чего ради и св. Давид с изумлением взывает: кто взыдет на гору Господню, и кто станет на месте святем Его? (Пс. 23, 3) и опять: кто даст ми криле яко голубине? и полещу и почию (Пс. 54, 7). Мы и трудимся, мало вкушаем пищи, мало сна, простаиваем службы и в келлиях молитвословим, читаем, слушаем, поем, рукодельствуем, смиряемся, слушаемся и все терпим. Но отчего же не достигаем мы желаемого и не видим успеха? Ни от чего другого, как от препон нашему спасению, полагаемых супостатом нашим диаволом. Он от дней века сего доныне восстает на род наш, чтоб не допускать нас на небо, с которого он низринут за превозношение. Не будем однако ж, братие, унывать и не падем духом пред трудностями жизни нашей. – Ибо Бога имеем помощником и заступником, Бога, воздвизающаго от земли нища и от гноища возвышающаго убога (Пс. 112, 7), препоясующаго силою немощь естества нашего (Пс. 17, 33) и побеждающего искусителя нашего врага. Потому не будем малодушествовать, смотря на то, как мало можем мы сделать своими силами. Не так любит жених невесту свою, не так родители радеют о детищах своих, как любит нас и радеет о нас Владыка всяческих Бог. Он заботится о спасении нашем, радуется доброму поведению нашему, отверзает очи ума нашего, показует ему светлую красоту свою и вожделенное благолепие свое, и возводит его под ангельским световодством к созерцанию неба и всего, что на небе, и охраняет его от врагов невидимых под кровом крыл Божественного промышления Своего. И что много говорить? – Он таков в любви к нам грешным, что благоволил, не оставляя недр Отчих, преклонить небеса, и в уничижении снити к нам, и соделаться человеком, будучи Господом всяческих. Содержа все словом, препрославленный и превознесенный соделался Он младенцем, рожденным от бедной Матери, когда обогащает все. Верх же таинства то, что Он приял за нас крестную смерть после страшных страстей и тридневно воскрес, исхитив нас из рук змия и дав нам силу попирать его, как пресмыкающуюся скнипу. Какой отец так возлюбил сына, или мать – дщерь, или муж – жену, или друг – друга, как Он, за нас любимых столько потерпевший и пострадавший? Но и нельзя словом высказать и умом измерить презельную любовь и благостыню Его к нам. Возлюбивши же нас так и столько пострадавши за нас, как может Он не быть помощником нашим на всяк день и час? Заступником и прибежищем нашим, если мы сами не отступим от Него, увлекаемые страстями своими? Зная сие, попечемся быть верными Господу, подъемлем всякий подвиг, мужественно перенося все прискорбное и творя все заповеданное Им; – и Он соделает нас победителями в борьбе с врагом и даст нам беспрепятственно достигнуть возжеланного нами конца.

153.

Указывает, как блаженно работать Господу; и помянув, что и братия для этого вступили в обитель, оставя все, воодушевляет их словом Господа: ищите и обрящете... трудясь смиренно в обительских послушаниях, кои по виду только будто житейски, по духу же духовны. [2, 85]

Что прекраснее и блаженнее, как работать Богу Живому в преподобии и правде, очищать душу и тело, сохранять от всякого греха, влещись вожделением будущих благ, всегда переноситься от мира к небесному, иметь душу неуловленною никакою страстию, подобно птице, перелетающую все сети диавола и парящую в превыспренних. Кто таков, тот веселится всегда и радуется, услаждается и восхищается, от зде начиная вкушать начатки будущего всеблаженства. Так как и вы для этого вышли из мира и пришли сюда, для этого отреклись от мира и всего, что в мире, для этого сделались странниками и пришельцами, отчуждились от родины, рода и родных, для этого стали иными по виду и образу жизни и простились со всеми заботами и попечениями житейскими: то благий восприяв подвиг, ищите и обрящете, стремитесь и достигнете, чего возжелала душа ваша. Ибо ищай обретает и толкущему отверзется (Мф. 7, 8), говорит Господь. Ищите, ни о чем другом не заботясь и ничем другим не занимаясь. Хотя вы занимаетесь обычными своими послушаниями, но у вас это не мирские и не житейские занятия, потому что занимаетесь не по страсти, не по своей воле, не в угоду плоти, а для святого братства духовного, по послушанию и заповеди, паче же все для богоугождения. Бог приемлет сей труд ваш, как жертву и всесожжение. И блаженны вы, братие, что избрали сей ангельский образ жизни, ведущий в Небесный Иерусалим, Егоже содетель и Зиждитель есть Бог. Теките же добре, укрепляемые благодатию и украшаясь добродетелями: сокрушением, послушанием, смирением, готовностию на всякое дело, безропотностию, бдением, трезвением и молитвою.

154.

1) Помянув, как тяготит его бремя настоятельства, особенно при мысли об ответе за каждого, просит помочь ему. Чем? Преуспеянием в жизни иноческой. – 2) Затем определяет, что должно считать преуспеянием. – 3) Наконец приглашает рассмотреть, преуспевают ли они, указывая и признаки преуспевающих и непреуспевающих. [2, 87]

1) Как, думаете вы, смиренная душа моя относится к моему над вами настоятельству? Может быть, вам кажется, что я величаюсь небольшими своими к вам поучениями и этим одним надеюсь вполне исполнить долг настоятельства. Отнюдь нет. Но скажу вам поистине, что в томительном и мучительном беспокойстве провожу дни бедной жизни моей, не успокоиваясь тем, что скажу вам о достодолжной жизни, но желая видеть в вас самое дело жизни. Посему, когда вхожу в среду вас, каждодневно всматриваюсь в ваше поведение, как обращаетесь друг с другом, как себя держите, как вопрошаете и отвечаете, и из всего этого, а также по взору очей и виду лица, познаю, каково у каждого настроение души: в ком нахожу его правым, радуюсь и утешаюсь и надеждами воодушевляюсь; а в ком нахожу противное, печалюсь, скорблю и воздыхаю, полагая наверное, что тут взяла силу страсть. И не могу иначе. Ибо разве я не должен отдать отчет о каждом из вас? – При мысли же о сем кто может оставаться равнодушным? Кто не восплачет, не устрашится и не вострепещет? – Велико и страшно стать человеку пред Богом, неумытным Судиею, и давать отчет о всей пастве, соблюлась ли она в чистоте и непорочности и исправно ли ходила во всех оправданиях Божиих и во всем достодолжном и в отношении к Богу, и в отношении к ближнему? – Сие сказал я вам для того, чтоб вы, узнав скорбь души моей, пожалели меня и помогли мне. Чем же? – Все большим и большим стремлением к преуспеянию в равноангельной жизни вашей.

2) Нам нельзя довольствоваться тем, что отличаемся от мирян, но должно в совершенстве следовать в жизни по стопам отцов; нельзя довольствоваться и тем, если превосходим некиих из одного с нами чина, но должно ревновать сравниться с совершеннейшими. Ибо много званных, мало же избранных (Мф. 22, 14). Нельзя также мерять свое преуспеяние длительностию времени, думая, столько и столько лет уже монашествуем мы; но смотреть, соответствуют ли длительности времени число и степени добродетелей наших? – И не то опять надо иметь во внимании, что вот и еще день прошел, но то, отложено ли и в этот день какое-либо доброе дело в сокровищницу небесную на содержание души в будущей жизни, и то, прибавлено ли еще хоть малое что к очищению души и к препобеждению томящей нас страсти. Так монах по имени доходит до того, чтоб быть монахом и самым делом, освобождаясь от тьмы страстей и от уз злых навыков и давая чрез то душе и уму свободно стремиться к Господу, к Нему Единому воспарять любовию и с Ним Единым вожделевать общения.

3) Рассмотри же себя каждый из вас, имеет ли в себе сие искомое или все еще состоит рабом страстей, узником грехов, пленником помыслов, – отчего является он неустроенным в словах, делах и помышлениях, обнаруживая сие непослушанием, гордостию, ропотливостию, спорливостию, самооправданием, своеволием и первейшим из зол неверием. Но между тем как этот таков, в том, кто подвигается к искомому и преуспевает в борьбе со страстьми, проявляется всякое даяние благо и всяк дар совершен: кротость, мир, любовь, сострадание, безропотность, смиренномудрие, беззавистность, благодарение, терпение, молитва, псалмопение, бдение, сокрушение, слезолитие и всякое другое похвальное деяние и расположение; он не ищет первенства, но бежит от него, – не желает рукоделья нравящегося, а такого, какое назначит отец, с отсечением своей воли, будь дело кухонное, или садовое, или полевое, или другое подобное, – не воюет из-за одежды, обуви, пищи и пития, но терпеливо переносит все, хоть одет в рубища, зябнет и голодает, на одно устремляя взор, – на стяжание тамошнего упокоения.

155.

1) Как гражданин доблестный, будучи позван царем для получения награды, радуется: так радуется и брат наш Харитон, позванный отселе господом, вкушая теперь неописанные блага небесные за понесенные им подвиги и труды обительские. – 2) Помышляя о сем, кто и из нас не воодушевится на подобное, не внимая диаволу, который обычно своими внушениями или отклоняет нас от добрых дел, или делаемое добро омрачает недобрыми помышлениями и чувствами, какое бы послушание мы ни проходили. – 3) Не забудем при том, что добродетель и в сей еще жизни получает воздаяние, иной раз видимое, и всегда – невидимое, как предначатие и предвкушение будущей славы и блаженства. [2, 88]

1) Подобно тому, как в гражданском быту человек, обвиненный в больших преступлениях и осужденный на смерть, страхом и трепетом поражаем бывает, когда возвестят ему: время пришло; выходи: так и для грешника весть о переселении отселе в другую жизнь обыкновенно бывает страшна и трепетна. Напротив, как тот, кто ожидает наград и венцов от царя за содеянные им доблестные дела, радостию радуется, когда услышит глас, призывающий его к получению их: так радуется праведник, когда Ангел смерти возвестит ему о переселении отселе, в уверенности, что отходит к принятию благих воздаяний. – Это дерзаем мы сказать ныне о брате нашем Харитоне, что он, соименно себе, с радостию и веселием вышел из тела и отошел в место упокоения. – Вот как, братие, хорошо подвизаться; вот как благоплодно насиловать естество; как благотворно терпеливо проходить подвижничество; как блаженно вести борьбу в подчинении до последнего издыхания. Потому что это в немногие годы, лучше бы сказать, в один почти день (ибо что другое значит здешняя жизнь в сравнении с бесконечною?) доставило брату нашему неиждиваемое богатство, славу недомыслимую, веселие несравненное, царство нескончаемое. И ныне он радуется и торжествует, никакого не имея чувства скорби о подъятых им здесь трудах ради такого блага, но вселяясь в хорах преподобных, в скиниях праведных, во дворах мучеников, в Вышнем Иерусалиме, матери всех святых, созерцает неизъяснимые и несказанные блага: свет оный непрестающий, жизнь бессмертную, блаженство невыразимое.

2) Помышляя о сем, как нам, находящимся еще на поприще состязания, не восподвизаться, не воодушевиться дерзновенною надеждою, не возревновать, не возгореться сердцем, не воспарить умом, не преложиться расположением от мира к небесному и не дать обета все сделать и все претерпеть из любви к Господу? Не пост только и бдение, не спание только на голой земле, не холод только и зной, не труд только и утомление, не унижение только и бесчестие; но, если б потребовалось, излияние крови, членов отсечение, плоти оскобление, костей сокрушение, – только бы достигнуть искомого. – Ей, братие, хорошо так мудрствовать, мудро так расположиться действовать. Диавол хищник есть, всегда около вертится, чтоб похищать у ума нашего прекрасные помышления и увлекать его в суетные помышления мирские. Но не дадим ему прельстить себя, а напротив, содержа в уме божественные обетования, каждодневно чтомые, в песнях восхваляемые и в молитвах изображаемые, будем проводить день за днем, неделю за неделею, месяц за месяцем, год за годом, стараясь всячески представить дела наши Богу все чистыми, все мирными, все любительными, не оскверненными гордостию или тщеславием и человекоугодием. Пашем ли, копаем, поварствуем, плотничаем, сторожим, келарствуем, садовничаем, переписываем или каким рукодельем занимаемся – шьем, корзины плетем или другое что делаем, – будем стараться так делать, чтоб дело наше Самим Богом было почтено совершенным и внесено в сокровищницу небесную для получения вечной награды. Портить же дела свои ропотом, дерзостию, тщеславием, смутою и противоречием есть дело неразумное и даже не человеческое, т. е. несвойственное человеку истинному. Ибо настоящий человек есть нечто великое, подобно приснопамятному Иову, он истинен есть, и благочестив, и удаляется от всякия злыя вещи (Иов. 1, 8).

3) Да обратит каждый внимание и на то, как человек тщаливый и добродетельный любим бывает всеми, у всех почетен и славен, не только между своими братиями, но и вне между слышащими о нем. Ибо добродетель, и в сокровенности пребывающая и невидным человеком совершаемая, такова по природе, что непременно проявится, и слово о ней прозвучит и проповестся повсюду, по слову Господа, Который говорит: не может град укрытися верху горы стоя (Мф. 5, 14). Если мы немного потерпим в делах благих, немного поподвизаемся, то придет время упокоения, не только в час смерти, но и прежде того, в то время, когда утвердится в нас бесстрастие. Ибо душа, всецело возлюбившая Господа и умертвившая свои желания чрез послушание, по словам свв. отцов, достигла упокоения, и уже отселе начинает вкушать будущее благобытие.

156.

В Далматскую обитель избрали нового настоятеля не за что другое, а за одно смирение. такова цена смирения; оно всякое добро вмещает в себе и хранит; и не ища известности, сама собою делается известною и славится. [2, 89]

Думаю, что ныне хорошо побеседовать мне к вам о вчерашнем событии. По повелению Владыки нашего должен был я отправиться в Далматскую обитель на избрание нового для нее игумена. Там надлежало спросить, кого хощет братия обители и собравшиеся туда игумены. И все единодушно в один голос указали на авву Илариона. Почему же это? по каким его отличиям? Не потому, что он многознающ, не потому, что доброречив, не потому, что известен по жизни; но потому только, что смиренномудр, боголюбив и славы человеческой не ищет, послушанием прикрывая свои добродетели. Хотя был некто другой, более его знающий и превосходящий его летами; но как он в означенных добродетелях был слабее, то авва Иларион и признан более угодным Богу и способным разумно руководить братию. – Видите ли, братие, как достолюбезен дар смиренномудрия. Это всеобъемлющая добродетель, коею пресекается всякое внутри самомнение, отгоняется гордость, попирается славолюбие, поражается своенравие, умерщвляется сластолюбие, – вводится же вместо всего сего кротость, мир, любовь, сострадание, терпение, любомудрие; – и что много говорить, оно есть источник добродетелей, источающий всякую благостыню, или лучше – рай богонасажденный, произращающий всеплодие бессмертия. Но не может град укрытися, верху горы стоя (Мф. 5, 14), по слову Господа: так не может навсегда оставаться в сокровенности и стяжавший сию добродетель, хотя бы в обычном порядке он был последним, хотя бы под землею укрывался, хотя бы некие по зависти клеветали на него: ибо тут он более и узнается, как свет, на горе воссияваюший и на себя обращающий очи всех зрящих. Это именно и случилось с теперешним избранником, потому что многие и из внешних изъявили братству свое одобрение избрания.

157.

1) Пришел пост; и упорядочил и внешнее, и внутреннее. Смотря на сие, не могу удержаться, чтоб не сказать вам: обратите в постоянный навык такой образ жизни; ибо иначе и спастись нельзя. – 2) Враг непрерывно хлопочет, как бы погубить нас; а нам непрерывно надо противодействовать ему, силу на что даровал нам господь. – Лучший способ препобеждения врага есть подражание Господу в том, к чему Он приглашает: яко кроток есмь и смирен сердцем. вся земная жизнь его есть поприще смирения Его ради нас. [2, 90]

1) Сколь прекрасно воздержание, и чрез него проявляемое благочиние в действовании по Божественным заповедям. Мы вошли в сии честные дни святой Четыредесятницы, как в тихую пристань, избегши от волнения предшествовавших дней, и теперь мирствуем, безмолвствуем, безмятежествуем, тщательно благочинствуем в храме, благоговеинствуем в псалмопении, трезвенствуем в молитве, в столе соблюдаем неразнообразие яств и безызлишество их, делаем и все другое во спасение душ: нет теперь входа к нам мирских лиц и от нас выхода к ним. – Здесь не могу удержаться от желания, чтоб вы, взяв в содействие себе здравое понимание добра, такой образ жизни обратили во всегдашний навык, чтоб и после сего удаляться от всех стезей, ведущих к греху, а не так жить, чтоб пять или десять дней держать добрую жизнь, а потом, вознерадев о добре, оказываться опять разоряющими то, что прежде созидали, как говорит Апостол (Гал. 2, 18). – Не буди так с вами, братие; не будем удобопреложны, чтоб так легко вращаться по навету искусителя; но возжелаем пребыть в стяжанных добродетелях, все большие и большие делая приложения добрых дел в нашем добром действовании, зная, что не короткое время хорошо жить достаточно для спасения, а в продолжение всей жизни напряженно держаться дела спасения.

2) Таков ведь и искуситель, который ни днем, ни ночью не оставляет нас без набегов своих и устроения коварных засад на пагубу нам, много повсюду расставляет сетей, бесчисленные посылает на душу нашу стрелы: щекотание сласти, возгорение похоти, треволнение и противоветрие помыслов и пожеланий, возмущает ложе ума нашего как на море некоем, так что всякий вынужден бывает исповедать: аще не Господь помогл бы ми, вмале вселилася бы во ад душа моя (Пс. 93, 17); потом стихает на время, прячет страду похоти и впускает яд тщеславия, или ослабив с одной стороны острожелчие, с другой поражает стрелою зависти, иной же раз со всех сторон возбуждает пыль на смирение наше: ибо у него ненасытное желание сгубить нас. Он идет против Владыки нашего Бога и неистовствует, видя нас восходящими на высоту небесную, откуда сам он ниспал за гордость. – Какая потому и коликая забота и настойчивость потребны, какое тщание и какой усиленный подвиг, чтоб победить такого и толикого змия? – Но дерзайте, говорит Господь, яко Аз победих мир (Ин. 16, 33); а после Его побеждения мы, в силу святого воплощения, восприяли силу на врага, как опять Господь взывает: се даю вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лк. 10, 19): так что мы можем попирать все его на нас устремления, все многообразные греховные сласти.

3) Как же это? В силу подражания Тому, Кто победил его. Подражателями же Ему мы явимся, когда облечемся в смирение и кротость, как Сам Он говорит: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11, 29). Если Он Царь и Владыка всяческих, естеством един препрославленный и всеблагий, восприял смирение, послушлив быв Богу и Отцу даже до смерти, смерти же крестныя (Флп. 2, 8); то что скажем мы? или сколько смирившись, уподобимся Ему мы, по естеству бедные и ничтожные? Если Он, устранившись от небес, сошел на землю, сколько нам надлежит устраниться от всего своего, чтоб хоть тень некая была подражания Ему? Если Он соделался младенцем, и млеком отдоен был, и исполнял все законное, повинуясь родителям, как написано, – сколько нам надо младенчествовать злобою и повиноваться игуменам, чтоб хоть малою чертою казаться подобными Ему? Если Он алкал и жаждал, ходил пешком и утомлялся, сколько подобного нам следует потерпеть, чтоб подумалось, что переживаем нечто равное Ему? И наконец, если Он поношение приял и заушение, осмеяние и поругание, предательство и на суде стояние, бичевание и распятие, хуление и в ребра прободение, что и сколько подобного должно нам перенести, чтоб сказать, что подражаем Ему? Должно это всегда, братие, припоминать нам, и на Него взирая, смиряться безмерно, и если встретим что, в чем можем явить подражание Ему, примем то благодарно, если не встретим, взыщем того, именно – алчбы, жажды, осмеяния, поругания, уничижения, бедствования, нищенства в одеянии, в обуви и во всем другом: чтоб, таким образом мало-помалу подвигаясь вперед и восходя, созидаясь и назидаясь, высясь и превозвышаясь, достигнуть в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова.

158.

1) Ублажив иноков, что чрез отречение от мира отстали они от наслаждений и утех, подобных мясопустным, и призваны служить богу в преподобии и правде, в чем истинное веселие и непрестающий праздник. – 2) приглашает их не возвращаться более мыслию и желанием к тем котлам египетским, удостоверяя, что наша доля есть наиблаженнейшая. – 3) При коей ничего нельзя еще пожелать, разве только того одного, чтобы нам дал Бог благодушно переносить все скорбное и тяжелое в жительстве нашем. [2, 91]

1) Ныне мясопуст, для житейских день ястия и пития, гуляния, игр и всякого веселия. Что же? окаявать ли нам себя, что не имеем ничего такого? Нет; но о себе возблагодарим Господа, что исторг нас из такой жизни, как из тины и пропасти, и ввел в настоящее наше святое звание – служить Ему в преподобии и правде, а над теми посмеемся или лучше поплачем о них, что этими ничтожными утехами увлекаясь, лишают себя неизреченных радостей небесных. Приидите же, братие, возрадуемся Господеви, воскликнем Богу, Спасителю нашему: предварим лице Его во исповедании, и во псалмех воскликнем Ему (Пс. 94, 1, 2). Вот добрый пир, вот похвальное веселие, вот радостный праздник! и нам можно не однажды или дважды, но всегда так праздновать и веселиться в доме Божием. Такое веселие есть предтеча тамошней блаженнейшей доли и ее предвозвестница. Аз же, говорит божественный Давид, правдою явлюся лицу Твоему: насыщуся, внегда явитимися славе Твоей (Пс. 16, 15).

2) Не будем же, прошу вас, возвращаться сердцами нашими, как в Египет некий, к обычаям общей жизни, ни воспоминать о мясах и котлах тамошних; но на нас самих обратим взоры наши, на прекрасную нами проходимую и совершаемую жизнь: ибо здесь наипаче заповедал Господь благословение и живот (Пс. 132, 3), истинное радование, неложную надежду, спасительное празднование. И если вопрос о преуспеянии, то мы паче преуспеваем; если вопрос об участи, то мы избрали благую часть; если вопрос о блаженстве, то мы облаженствовались. Убегши из мира и от всего, что в мире, отвергши все срамные и суетные утехи, отказавшись от брака, деторождения и стяжаний, восприяли мы девство, ничего не имение и своей воли отречение, в коих и подвизаемся, каждодневно распиная плоть свою и распинаясь миру и всему, что в мире. Почему праведно можем к себе приложить сказанное Апостолом: иже Христовы суть, плоть распята со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24).

3) Кто же теперь блаженнее нас? Или чего другого еще искать нам в жизни, что было бы более приятно и более утешительно, чем это? Ничего, кроме того одного, чтоб все остальные дни нашего здесь пришельствия терпеливо и мужественно переносить все трудное и неприятное и, сохранив себя от падений при встрече видимых и невидимых искушений, благонадежно улучить отложенные нам обетования. Сего ради мужайтесь, укрепляйтесь, утверждайтесь и все благообразно и по чину делайте, разумея, каково и колико таинство схимы нашей и какой жизни она требует, и как проходили ее приснопамятные святые отцы наши, с примерами коих и соображайтесь, и по ним образуйте и преобразуйте себя, чтоб неложно называться сынами их и их потом радости причастниками соделаться.

159.

1) Бдите над собою; ибо внезапно может напасть враг и сгубить вас. – 2) а из вас некоторые держат себя распущенно. – 3) Чтоб этого не было вперед. Учители, внушайте сие... чтоб вместо руководителей не оказаться вам развратителями. [2, 92]

1) Каждый смотри и замечай, твердо ли и неподвижно стоит на камне веры, в исполнении своего обета, на мученическом пути общежительства, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе, но царским шествуя путем, не дремля душою, чтоб не поткнуться о камень падения ногою своею и ничего не делая по самоугодию или пристрастию. Я вижу вас, но не всегда и не везде: ибо это свойственно только Единому Богу. И не знаю, может быть, кто из вас, действуя скрытно по своей воле, или лучше по страстолюбию, ринулся в пасть греха, на пагубу души. Бойтесь и страшитесь сего, и пока плывете под благоприятным ветром, поминайте, по поговорке, о кораблекрушении. Ибо в одно мгновение может случиться – ветер, буря, ураган, бедствие, погибель, смерть. Иной раз кажется мир и утверждение, но внезапно – тревога, брань, война, заклание не тела, а души, что наиболее горько. Лукавый притихает на время, чтоб ввести в беззаботность, и потом, нечаянно наскочив, превратить помысл и погубить. Нет у нас места беззаботности, нет времени покоя. Многих, до самой пристани спасения достигших, пустил на дно враг лукавый. Некоторых, до самого свода небесного поднявшихся, по причине малого нерадения низвел он на землю греха. Многие сокровищницы добродетелей опустошил он, много духовных подвигов похитил и соделавших их оставил бедными. Ведая сие, бдите и не давайте очам ума своего дремания.

2) Но слышу, что иные из вас по самонадеянности держат себя небрежно: смотрят бесстыдно друг на друга, пустословят и смеются; иные же сплетают руки с руками и прикасаются устами к устам и щеками к щекам. Плача сие достойно. Ввяжет ли кто огнь в недра, риз же не сожжет ли? Или ходити кто будет на углиях огненных, ног же не сожжет ли? (Притч. 6, 27). Так и такие дела делающий не останется без падения. Худо также и то, что иные охорашивают лицо свое, щеголяют, прикрашивают веки и брови и рисуются как блудницы; вышитые имеют пояса, уборно приправляют одежду, в походке принимают модные движения и слова произносят манерно.

3) Всем таковым сказываю, чтоб вперед этого не делали: иначе броздами и уздою челюсти их возстягнет слово (Пс. 31, 9): ибо нас поставил Бог не на разорение, а на созидание людей сих. Потому соблюдайте законы. Учители, внушайте должное учимым вами и исправляйте их. Не потому говорю сие, будто бы подозреваем был кто из вас, что он вместо врача бывает отравителем, вместо просветителя омрачителем, вместо путеводителя сбивателем с пути правого, вместо спасителя губителем. Ибо учители предлежат ученикам, как изображение благочестия, пример спасения, картина всякого доброделания. Для того и отдаются им ученики, чтоб они позаимствовались от доброго примера учителей. Если же выходит противное, то да возмутся таковые и устранятся, чтоб они не передали своей шелудивости здоровым. – Всего этого я не хотел бы говорить, но нужда заставляет. – Желаю одного, да право шествуем все, дабы и Бог порадовался нашему доброму житию.

160.

Радуясь благочинию братий и тому, что у них все идет по уставу и все довольны монастырским содержанием, – прибавляет: но это не первое; главное – так жить, чтоб по смерти внити в покой Божий: к чему и направлять надо все. [2, 93]

Как земледелец, видя зеленеющим поле свое, которое трудами своими возделал и засеял, радуется и веселится: так и я, хоть не как о плоде трудов моих, веселюсь однако ж и радуюсь о вашем духовном плодоносии, потому что нахожу праведным исповедать истину, видя, что вы благодатию Божиею все более и более преуспеваете и делаетесь лучшими. Да вы и сами можете засвидетельствовать о том. Не видите ли, какое у нас благочиние, какой мир и тишина? Не сочетаны ли вы все, как одна душа и одно сердце, верою твердою и союзом неразрывным? Не ревнуете ли все о более и более полном исполнении животворящих заповедей Христовых? Нет между вами частных содружеств, разделяющих и раздробляющих единое братство в угоду врагу диаволу, нет у вас самоугодничания и самочиния, чтоб каждый жил и действовал, как хочет, а напротив владычествует однообразная по Богу жизнь; нет у вас того, чтоб каждый равнодушно носился туда и сюда на разорение и расстройство всего тела братства, но, по благоволению Божию, все во всем идет у вас по уставу, в ястии и питии, в бдении и спании, в труде и отдыхе, во входах и выходах, в беседе и молчании, в чтении и псалмопении, в молитве и безмолвии, в одежде и обуви. Не всем, конечно, все одинаковое и поровну раздается, ибо не все равны по возрасту, воспитанию, состоянию, способностям, добродетелям и мере здоровья; но всякому оказывается должное внимание и доставляет удовлетворение потребного: ибо все вы члены единого тела, хотя не все одинаковой чести сподобляются (1 Кор. 12, 23, 24). Но все это не первое; главное, чего ищем, есть, да добре совершив дело свое, чрез смерть внидем в покой Божий после потов и трудов здешней жизни и вкусим радости неизреченной и вечных благ неописанных. Сие имея в чаянии, паче и паче потщимся преуспевать, внимать себе, трезвенствовать, бодрствовать, яко во дни благообразно ходить, упованием радоваться, скорби терпеть, нудить себя на все доброе, плоть подчинять духу, в честь вменяя бесчестие за Христа, первенством почитая быть последним и радуясь уничижению Господа ради, да, тако совершив путь, с мучениками вселимся и с преподобными радоваться сподобимся бесконечные веки.

161.

Поем мы: чашу спасения прииму. Сия чаша есть приятие мученичества, которое для нас состоит в мучительной борьбе со страстьми. на сем пути стоим мы. – воинствуйте же добре, чтоб и подобных венцов сподобиться. [2, 94]

Что воздадим Господу о всех, яже воздаде нам? Что как не песнь Давидскую с истинною решимостию и на то, что поется в ней: чашу спасения приимем, и имя Господне призовем (Пс. 115, 3, 4). Чаша сия есть приятие мученичества. Но мученичество наше не в пролитии крови, а во внутренней добросовестной борьбе, когда, например, не преклоняем колен пред ваалом, т. е. не поддаемся похоти плотской, преодолеваем все, видимо и невидимо наводимые на нас искушения, волнение помыслов, жжение похотей и пожеланий, прискорбность лишений, бед, унижений. Вот добрые мученики! Вот воины Христовы! Вот нуждницы и восхитители Царствия Небесного! Радуйтесь, благодушествуйте, мужайтесь, теките добре, восходите от силы в силу, возвышайтесь на самый верх добродетелей, витайте в превыспренних созерцаниях и делайте так непрерывно, пока придет конец жизни вашей и переведет вас к уготованным вам от сложения мира веселиям и радованиям. Блажен и преблагословен, кто, слыша сие внимательно и в дело приводя и огнь к огню прилагая в сердце своем, возжигает в себе до небес восходяший пламень любви Божественной. Но окаянен, кто замыкает уши свои, любя суету и ища мимолетных услаждений плотских. Однако ж никто не ищи только своих си, но и яже ближних смотри, своим собственным то считая: ибо мы члены в отношении друг к другу. Сим всяк радует Господа, а себя лучшим и совершеннейшим соделовает.

162.

1) Описав вид усопшего и помянув о том, что видится в усыпальнице, и – 2) поместив краткий очерк доброй жизни почившего, – 3) выводит урок о хранении чистоты тела и души, чтоб соделаться достойною Христа невестою. [2, 95]

1) Память о смерти всегда спасительно действует и тем паче, когда стоим пред лицом умершего брата, как в настоящем случае. Се опять видим пред собою странное таинство! За минуту пред сим бывший с нами, не с нами уже теперь духом; говоривший с нами своими устами, умолк совершенным молчаньем, когда звук гласа его еще отзывается в ушах наших. Какое изумительное это зрелище! Видим его и не видим: телом он здесь видится, духом же отступил от нас. Лежит недвижим и бездействен, нет дыхания, нет зрения и слова, все чувства видны, – и ни в одном – никакого нет живого действия; он как камень или другая какая бездушная вещь. – Взглянем в место покоища прежде почивших: что увидим там, братие? Зрите и поучайтесь. Не прах ли это и пепел? Не истлевшие ли тела? Не иссохшие ли черепы? Не обнаженные ли кости? – И все это неприятное безобразие, жалкая и отвратительная куча. – Можно ли тут различить брата от брата, благообразного от безобразного, юного от престарелого? Никак: все истлело, все потеряло свой вид. Изволь теперь рассмотреть, кто хочет, где тут похотная сласть, где наслаждение яствами, где упокоение сном и все другое, что делается в угодие плоти? – где пожатие рук, объятия, лобызания? – Все прешло отсюда и взято с собою тем, кто, как богач приточный, предпослал то в ад на поджигание себе огня неугасимого.

2) Чего да не постраждет ни один из братий наших! И особенно ныне преподобно почивший и перешедший в жизнь нескончаемую, добре проведши здешнюю, в безукоризненном повиновении, послушании, юный летами, но седый мудрованием, малый возрастом, но великий духом, коего внутреннее благонастроение ведомо мне, внешнее же поведение известно и вам, что в нем вся добра зело и всякой похвалы достойна, – Рафаил – добрый и воистину благородный, яко сохранивший богоподражательный образ и, дерзаю сказать, достойно соименный одному из первостоятелей ангельских. – Такую я имею уверенность о сем чаде моем; имейте и вы, ибо он того достоин. – Но обратимся к начатой речи.

3) Так и мы спустя немного прейдем отсюда: умрем, нас опрятают, отпоют и похоронят. – Поелику же это так есть, и несть человек, иже поживет и не узрит смерти (Пс. 88, 49); то прошу и молю вас, будем жить преподобно и непорочно и вести себя неповинно и безукоризненно, не только плоть, но и душу сохраняя чистыми: первую порабощая духу, чтоб не рассвирепевала и не восставала подчревными движениями, и обуздывая страхом Божиим, чтоб покорно и смиренно довольствовалась мерою пищи, пития, сна и отдыха, определенною уставом и особым повелением; над второю же наблюдая, чтоб не слагалась с скверными помыслами и движениями и, вся воспаряя к Богу, Его красоту созерцала единую, потому что она одна воистину прекрасна и достолюбезна, все же другие красоты – призрак и ничто; ограждая также ее молитвою и псалмопением, чтоб чрез то и другое представить ее благоугодною благостному Жениху, Христу Богу. Если так совершим течение наше, благо нам: мы не умрем, а живи будем, сопровождаемые утешительною напутственною песнию: блажен путь, коим идете вы днесь; ибо уготовано вам место упокоения.

163.

1) Наша брань к духам злобы с вождем их диаволом. – 2) Они непрестанно строят козни на пагубу нам: следует и нам неусыпно блюсти себя и противодействовать им на радость Господу и Ангелам Его. – 3) Так действовать неизбежно, если желаем достигнуть бесстрастия и за борьбу стяжать венец мученический. – 4) Для успеха в сем нужны – смирение с послушанием, молитва неусыпная, внимание себе, все подвиги самоумерщвления и откровение помыслов. [2, 96]

1) Несть наша брань к плоти и крови, но к началом и властем и миродержителем тмы века сего (Еф. 6, 12), – и к началозлобному супостату нашему диаволу, который в самом начале миробытия, прокравшись в рай, прельстил праотца нашего к преступному вкушению от запрещенного плода и чрез то был причиною изгнания его из рая сладости на землю сию. С тех пор из рода в род преследует он род человеческий, научая его всякому злу. Он ныне и нам всячески наветует, ползает шипя, и виляя хвостом ластится, чтоб удобнее прельстить, воровски входит и выходит и уловляет души неутвержденные и себе не внемлющие. Почему нам против него нужны большое трезвение, большая бдительность, большая осмотрительность и тщание, чтоб он не напал на нас и не уранил.

2) Зная его замыслы и козни, вооружимся всячески и станем противовоевать и отражать его, не ленясь и не послабляя ни себе, ни ему; как и он не отступает и не делает послабления, ища погибели нашей. Хотя бы многократно нападал он в день и терпел неудачу, все стоит на своем, как бы не начинал еще борения, и снова нападает еще сильнее, взяв с собою и других духов злобы. Так и нам не должно отступать или послаблять себе при таких ежедневных и ежечасных на нас нападениях. Хотя бы мы показали уже много внимания и напряженного усилия и с успехом, не будем изменять сего; но всегда будем держать равное против него рвение, возбуждение и сопротивление, чтоб, видя такое наше сильное врагу противодействие, Бог радовался и веселился о нас, и свв. Ангелы Его, помогающие нам по Его внушению и мановению.

3) Ибо мы не достигли еще в меру бесстрастия и вместе с ним свободы от браней, чтоб ум наш безмолвствовал в себе, не подвергаясь борениям. Это многими трудами, потами и подвигами наследовали и наследуют неутомимые ревнители. Нам же, коих обдержит еще страстность, необходимо настойчиво пребывать в подвиге и утомлении непрестанном, не унывая и не опуская рук при виде своей изменчивости и при переменах в тактике врага, по причине коих каждодневно и каждочасно приходится будто снова начинать. Таково дело подвизающихся искренно: за то и венец каков? – Свято – достигнуть высот бесстрастия; но блаженно и второе – не быть побеждену в бранях и всегда противостоять, подвигаясь постепенно к той высоте и совершенствуясь. Мученическую корону получит и таковой, как и воин по возвращении с поля сражения, показывающий царю раны свои и язвы, не бывает презираем или осуждаем, а напротив получает похвалы, дары и отличия.

4) Будем же подвизаться, как воины Христовы, и время свое будем почитать не иным чем, как временем схватки с врагами, когда только и слышно, что жужжание стрел и удары мечей: ибо мнози борющии нас с высоты (Пс. 55, 3), как написано, кои весь день делают нападения и ведут борьбу, ставят сети, роют ямы, устрояют засады и всякие другие ковы. Кто же избежит их, кто укроется от них, кто не поткнется ногою и не попадет в сети их? Кто другой, как не имеющий смиренномудрие в содружестве с послушанием, неленостную молитву, усердие к делу, непротиворечивую покорность, безропотную подвижность, неусыпно трезвенное внимание к отражению срамных помыслов и к восприятию благих созерцаний, бдение, псалмопение, поклоны, над всем же сим, или со всем сим, исповедание сокровенностей своих, бежание дерзости, мерность слова? Всем этим и подобным сему внутренний наш человек запирается, как в крепости, и враг, не имея силы действовать против него, отходит.

164.

Описание внешнего вида человека Божия, истинного инока. [2,97]

Будем внимать себе, братие, и не будем иждивать дней своих и времени своего напрасно. Вот этот день уже прошел, и не видать нам его больше; но дела, нами в продолжение его сделанные, записаны. Если они хороши, благо нам; а если нет, увы! Будем блюсти чувства свои неокрадаемыми, держа голову большею частию преклоненною: око да будет внимательно, нерассеянно, неповлачаемо туда и сюда; ибо что видится в глазе, то видится и в душе, потому что внешний человек срисовывает то для нее; лицо да будет не сумрачное, ни рассеянное, но степенно и кротко, и большею частию печально и орошено слезами сокрушения; поступь да будет смиренна, невычурна, не горда, без подъятия плеч, хмурения бровей, шумного ступания и потрясания всем станом; речь также да будет приятная, не слишком громкая и не слишком тихая, с степенностию в очах и других членах, без расширения ноздрей, махания рук и вращания лица. Ибо человек Божий благоустроен во всем, органом некако будучи обитающего в нем Духа, направляющего его и в говорении, и в смотрении, и в ястии, и в питии. И нам надлежит поступать благообразно и по чину во всем: и в одеянии, и в обуви, помышляя, что с нами всегда и во всех случаях и при всех делах присущ Господь Бог наш.

165.

1) Приведши слово Апостола: се ныне время благоприятно, сказывает, что сим Апостол возбуждает ревность нашу о содевании спасения. – 2) Потом прилагает: вы так и делаете, благо вам. [2, 98]

1) Чему учит нас св. Павел и что внушает, когда говорит: се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2)? Отложим убо дела темная и облечемся во оружие света (Рим. 13, 12). – Это он, как благой отец и учитель, возбуждает нас от лености и отгоняет дремание душевное от мысленных очей наших, добре направляет наши по Богу шаги, наводя их на стезю доброделания. Послушаемся его божественного учения, восстанем живо, отрезвимся и потечем еще и еще усерднее, потому что день жизни каждого из нас уже преклонился. Потщимся же приготовиться, да благо будет нам и вечные веки поживем, наслаждаясь неизреченною радостию. Ибо если неготовыми и неблагоустроенными в душе застанет нас конец жизни нашей, – увы! на – увы! воистину. И кто исхитит нас из рук душегубительного змия? – или в чем найдем облегчение, когда мучимы будем за нерадение, в коем зле провели здешнюю жизнь? Почему – оставляющие нас пусть оставляют, и беззаконнующие пусть беззаконнуют, – говорю об отбегших от нас. Или лучше, помолимся о них и постараемся воззвать их обратно: ибо не хощет Бог смерти грешника, но еже обратитися ему и живу быти (Иез. 33, 11).

2) Вы же, благодатию Христовою пребывающие в подвиге послушания и неложными сохраняющее обеты свои пред Богом и человеками, радуйтесь и веселитесь: ибо многая сокровиществуется вам награда на небесах, если до конца будете внимать себе и верно исполнять все, заповеданное вам о Христе Иисусе, Господе нашем, как воины Его, Им набранные: ибо Ему ввоинились вы и Ему служите день и ночь, помня слово Его: не говорящий Мне: Господи, Господи, но творящий волю Отца Моего Небесного, Мой есть, – и внушение Апостола: хощеши ли не боятися власти? благое твори, и имети будеши похвалу от Него (Рим. 13, 3).

166.

1) Будьте тверды в жизни и все терпите: ибо за то вечное блаженство, которого когда сподобитесь, еще пожалеете, что не потерпели больше. – 2) поминайте и в чувстве имейте день суда и воздаяния; – и никогда не впадете в разленение и ропотливость. – 3) Кто иначе себя имеет, тот порабощен страстям и зверонравен; а кто таков, тот ангел есть. [2, 99]

1) К вам не надо ныне говорить так, как говорится у древних пророков: слухом услышите, и не уразумеете: и видевше узрите, и не увидите: одебеле бо сердце людей сих,