Письмо No 1

Получено 18 ноября 1838 года.

Честный монах отец Дамаскин!14

Его Высокопреосвященство15желает лично Вас узнать, и потому усердную принесите молитву Господу Богу и святым угодникам, Сергию и Герману Валаамским16, ничтоже сумняся, немедля нисколько, в предписываемый Вам путь отправляйтесь17.

Архимандрит Игнатий.

Ноября 2, 1838.

Письмо No2

Получено 23 апреля 1839 года.

Честнейший отец Игумен Дамаскин!

Два письма Ваши получил18. Диакона Ивана Николаева допрашивал, что он имеет донести, и когда он отказался, то, взяв с него подписку, препроводил в Зеленецкий монастырь, впредь до решения касающихся до него дел. Отец Осип подал Обер-прокурору письмо, чтобы переместить его в Софрониевскую или Саровскую пустыню; обещался сделать19. С присланною повесткою нечего делать, ибо почтамт не решится приказать Сердобольскому почтмейстеру20 Вам выдать деньги, не зная обители ли они принадлежат, или собственно игумену Вениамину21; почему деньги обратятся в то место, откуда присланы; и если они назначены для обители, то паки возвратятся уже с подписию, в коей Вениамин не будет упоминаться. План мой приехать к Вам весною едва ли не расстроился: ибо посылают меня в Новгородскую епархию, по некоторому важному делу22, с одним из флигель-адъютантов, что задержит меня там почти целый месяц.

Затем, желая Вам мира и любви и прочих душевных благ, равно как и доброго здравия со всею во Христе братиею, остаюсь готовый к услугам сомолитвенник

Архимандрит Игнатий. Апреля 12 дня 1839 года.

<примечания>

Письмо No3

Получено 12 мая 1840 года.

Возлюбленнейший о Господе отец Игумен Дамаскин!

Письмо Ваше, и в другом пакете репорт, я получил. Пусть ветры бурные дышут и волны свирепые ударяют, но они не могут повредить храмине Вашей душевной, если основание оной будет постоянно утверждаться на твёрдом камени заповедей Христовых. Послушайте мирно, что скажу Вам от исполнения душевного к Вам расположения и участия.

Ваш репорт ко мне не имеет места: ибо содержит в себе жалобу на распоряжение Преосвященного Викария23. Поэтому, если дать ему какой-либо ход, – значит навлечь на Вас негодование Преосвященного и подвергнуть большим неприятностям, нежели в каковые Вы теперь поставлены. Хотя и тяжко Вам перенести, и по внешнему нашему суждению представляется вредным для общества поощрение, или потачка, данная иеродиакону Иосифу24, однако Промысл Божественный силен исправить всё, и из обстоятельств по видимому неблагоприятных источить следствия спасительные, как из камня воду. Сохраните мир душевный молитвою и упованием, предоставя Богу то, что не в Ваших силах.

Сколько слышал я, следствие произведено отцом Амфилохием25 порядочно. Думаю, слухам, изложенным в письме Вашем, нельзя вполне верить. Враг только того и ищет, чтобы кого поссорить. Посудите сами и уразумейте коварство вражие: отец Игумен Коневский также пишет ко мне, и из его письма я понял, что он сомневается о Вашей отлучке в Петербург26 в то время, как он был для следствия на Валааме. Видите кознь врага! В житии святого Нифонта описывается, как враг пошептал двум мущинам, и они тотчас начали ссориться27. И здесь то же. Постарайтесь для общей пользы и для собственной душевной пользы примириться с отцом Игуменом Амфилохием, о чем и ему также пишу.

Изволите описывать о неблагонадежности иеромонаха Варсонофия28, обнаружившейся при настоящем случае. Припомните, что я вам говорил! Таковых людей, когда они пожелают выдти из монастыря, тотчас надо увольнять с миром; они могут на время скрыть своё неблагорасположение, но при первом удобном случае обнаруживают оное и часто причиняют вред, долго исцелиться не могущий.

Поздравляю Вас и всю возлюбленнейшую о Христе братию с Светлым Праздником праздников, и приветствую радостным поздравлением: Христос Воскресе! Воистину Воскресе!

Любезнейший Батюшка! Апостолы Слова, пастыри церковные, настоятели обителей, словом, во всяком сане угодники Божии, посреде многих скорбей и искушений пасли вверенное им стадо. И се есть праздник любимца Божия, егда послет ему Господь дарование скорбей. Сию чашу Сын Божий испил и обещал всем Своим последователям. И потому возопил Апостол: благоволю в немощах моих, в скорбях и в теснотах. Аще без наказания есте, прелюбодейчищи есте, а не сынове29.

Молим Господа, чтоб даровал нам в скорбях терпение и сохранил нас от великого бедствия – от ненависти к оскорбляющим нас.

Прошу Ваших святых молитв и молитв всего Вашего о Господе братства.

Остаюсь навсегда Ваш покорнейший слуга

Архимандрит Игнатий.

26 апреля 1840.

Письмо No4

Получено 18 августа 1840 года.

Почтеннейший отец Игумен!

Ежели нет особенно важных причин, по коим нужно удержать во вверенной Вам обители бывшего ризничего30, Иеромонаха Александра31, то потрудитесь подписать на просьбе его об увольнении в Киев Ваше согласие и с сею просьбою, изготовленною на имя Преосвященного Викария32, отпустите просителя в Сергиеву Пустыню33, снабдив его надлежащим билетом34.

Также поспешите прислать ко мне просьбу монаха Константина35, отправленную к Вам 13 числа прошедшего июля.

Архимандрит Игнатий. Августа 9 дня 1840 года.

Письмо No 5

Получено 11 сентября 1840 года.

Ваше Высокопреподобие! Отец Игумен Дамаскин!

Как Вы в настоящее время находитесь в городе, то и препровождаю к Вам послушника вверенной Вам Валаамской обители Апухтина36, с тем, чтобы Вы распорядились, дабы оный по болезненности своей никуда не отлучался из часовни37, кроме Невской Лавры38 для присутствия у церковных служб и ходатайств о паспорте.

Благочинный, Архимандрит Игнатий.

1840, сентября 11 дня.

Письмо No 6

Получено 20 марта 1841 года.

Преподобнейший отец Игумен Дамаскин! Послушник Вашей обители Иоанн39, получивший от Вас билет в С.-Петербург, прибыл ко мне; но я, видя, что нравы его еще не растленны и что вышел он единственно по сердечной брани, – притом, живя в другом месте близ вин40 ко греху, удобно может повредиться, – склонил его обратиться паки на Валаам. Примите его благосклонно, он к Вам весьма расположен и, кажется, на Валааме будет не лишним. Ваш усердный сомолитвенник

Архимандрит Игнатий. 1841 года, марта 10 дня.

Письмо No 7

Получено 19 декабря 1841 года.

Ваше Высокопреподобие! Честный отец Игумен!

Как в сем случаю, так и во всех прочих, прошу Вас иметь в виду пользу и спокойствие обители Вашей, а не удовлетворение моего желания, которое теперь состоит в том, чтоб Вы изъявили согласие на принятие старца Пафнутия41 в Вашу обитель. Примите ли, откажите ли, прошу поскорее меня уведомить. Желая Вам всех благ, остаюсь навсегда

Ваш усердный к услугам

Архимандрит Игнатий.

1841 года, ноября 18 дня, Сергиева Пустыня.

Письмо No 8

Получено 9 октября 1842 года.

Ваше Высокопреподобие!

Честнейший отец Игумен Дамаскин!

Письмо Ваше от 30 августа получил сего 19 числа сентября. О деньгах намереваюсь известить Вас особенным отношением; а о прочих пунктах письма Вашего предлагал я Его Преосвященству Викарию42. 1) На посвящение монаха Амфилогия43 в иеромонаха. Он, Владыка, согласен; почему бумаги по сему предмету, Вами присланные на имя Митрополита44, я ему представил при репорте и оные пущены в ход.

2) Послушник Иван Григорьев45 подал о увольнении из духовного звания в первобытное, на что Владыка также согласен.

3) Василий Борисов46 обещался здесь, в Сергиевой Пустыне, поговеть и приобщиться; посмотрим, что будет. Однако Преосвященному Викарию я о нем сообщил. 4) Присланныя бумаги о шалостях финляндских крестьян47 представил я Преосвященному Викарию, который нашел за нужное по важности их войти в переписку с Финляндским Генерал-губернатором48, почему вы немедленно с имеющихся у вас черновых бумаг, переписав набело, пошлите в Выборгское губернское правление; сие пишу Вам по приказанию Преосвященного. 5) О постройке ограды скитской нужно принять особенные меры, по следующей причине: ныне вышел закон49, что если производиться будет в монастыре работа на монастырскую неокладную сумму в 5 тысяч и выше, то оную постройку производить по правилам строительным, то есть составить план и фасад с сметою по урочным реестрам и с справочными из присутственного места ценами представить на рассмотрение Святейшего Синода; по получении разрешения самые работы производить по журналам и представлять ежемесячные ведомости, а по окончании всего составить отчет и оный представить начальству. Если у Вас нет людей, знающих для составления всего вышепрописанного, то в Петербурге можно все сие получить тысячи за три, едва ли менее. А посему лучше так сделать: пусть г-н Набилков50 подаст просьбу или письмо на имя Ваше, что он желает ограду выстроить на свой счет, не обозначая суммы; вы сие письмо представите при репорте за подписанием Вашим и старшей братии Преосвященному.

Вы не оскорбитесь, что иеродиакон Иосиф51 к Вам обратно прислан, и в Указе воспрещено Вам высылать самоуправно людей из обители. Что делать! Такова настоятелей участь, особенно при перемене правления. Если прежде сия высылка снисходилась, то это по милости, а не по закону.

Усердно желая Вам всех благ, а для обители устройства, имею честь быть

Ваш покорный слуга и сомолитвенник

Архимандрит Игнатий.

22 сентября.

Письмо No 9

Получено 24 сентября 1842 года.

Ваше Высокопреподобие!

Честнейший отец Игумен Дамаскин!

Письма Ваши получил; и как прежде Вам писал, так и ныне повторяю, что при всякой перемене Правителя52 бывает некоторая перемена и в управлении. Почему не дивитесь о возвращении к Вам иеродиакона Иосифа53 и о выговоре за присылку его в Консисторию54; это дело может поправиться и обойтись. Приездом Вашим повремените до возращения к вам о. Амфилохия55, чтобы не встретить здесь какой неприятности. Разве после Рождества подыметесь с Валаама.

Слава Богу, водворяющему тишину в обители Вашей.

Кланяюсь всему братству Вашему и прошу святых молитв.

Архимандрит Игнатий. 19 ноября 1842 года.

О убытках, понесенных от разбитой соймы56, на какое количество суммы, надо репортовать, хоть мне.

Письмо No 10

Получено 16 мая 1843 года.

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Письмо Ваше имел честь получить и весьма сожалею, что к Вам присылают много подначальных57, от которых нельзя ожидать ничего другого, как только расстройства обители. Я на сей предмет не могу иметь прямого влияния, а советую Вам обратиться с просьбою к Преосвященному Иустину58, Пастырю доброму и благорассмотрительному. Если же я буду спрошен, то не премину сказать в пользу Вашей обители, в которой присутствие подначальных производит особенный вред.

Желая Вам и всей о Господе братии Вашей доброго здравия и душевного спасения, прошу Ваших святых молитв и остаюсь усердный к услугам

Архимандрит Игнатий. 1843 года, мая 6 дня.

Письмо No 11

Получено 27 декабря 1844 года.

Преподобнейший отец Игумен!

Письмо Ваше от 19 октября я получил. О подвозе вина и рому59, равно и о строении пристани поручаю Вам, отобрав объяснение от иеромонаха Моисея60, представить ко мне. Всё сие сделайте без огласки.

Благочинный Архимандрит Игнатий.

1844 года, ноября 9-го дня Сергиева Пустынь.

Письмо No 12

Получено __ марта 1845 года.

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Письмо Ваше от 21 февраля я получил. С удовольствием увидел, что обстоятельства и нужды Ваши изложены в нем с удовлетворительною ясностию, верностию и подробностию.

Таковое изложение, изображая Ваши мысли управления монастырем, может дать Вам особенный вид пред Вашим начальством, которое смотрит на Ваши бумаги всегда, а поверять Ваш образ действий может только изредка.

Суждение Ваше о иеромонахах я нахожу основательным. Требование иеромонахов на Флот61, как государственная необходимость, должно быть Вами удовлетворено. Иеромонах Варсонофий62, отказывающийся служить чреду в монастыре, не отказывается быть на Флоте. Трех иеродиаконов, которых желаете представить в иеромонахи, вышлете ко мне немедленно, ибо я должен аттестовать их знание в Катехизисе, которое, если найду недостаточным, то могу занять их здесь и приготовить, как должно. Представление о них напишите на имя Его Высокопреосвященства63 и пришлите ко мне при репорте, потому что я должен на представлении Вашем сделать подпись. Постарайтесь сделать все сие нисколько не медля. В таковом случае новые иеромонахи могут поспеть в монастырь к тому времени, как некоторые выбудут на Флот.

Остается сказать о учении Катехизиса и Священной истории. Озабочивайтесь, отец Игумен, о приведении в исполнение воли Архипастыря. Нужно терпение, при котором и малоспособные могут изучить сии предметы, столько по себе важные и столько по ясности и немногосложности своей нетрудные, – хотя не скоро, не в полгода, не в год, – в два, в три года. Если Бог приведет летом быть в обители Вашей, то желаю подробно вникнуть в предмет сей, причем легко можно будет усмотреть, кто способен, кто не способен и кто представляется неспособным по упрямству или лености. Для последних можно придумать и наказание.

За тем поручая себя Вашим святым молитвам, имею честь быть готовый по услугам Вашим.

Благочинный – Архимандрит Игнатий.

1845 года, марта 5-го дня, Сергиева Пустыня.

Письмо No 13

Получено 19 мая 1845 года.

Преподобнейший отец Игумен Дамаскин!

Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Митрополит Антоний64 поручил Его Преосвященству, Преосвященнейшему Иустину65 осмотреть монастыри Валамский и Коневский. Его Преосвященство предполагает выехать из С.-Петербурга в сопровождении Благочинного Монастырей66 5 июня, 10 служить в Коневском монастыре67, 11 рано утром оттуда выехать, с тем, чтоб 12 быть в Сердоболе. Ваш катер должен быть уже 11 в Сердоболе, чтоб при приезде Его Преосвященства не могло произойти ни малейшего замедления. Келлии для Его Преосвященства должны быть очищены настоятельские; равно и в Скиту должны быть приготовлены таковые же. Служить он намеревается у Вас 17, а на другой день рано утром от Вас выехать.

Встретит его в Сердоболе казначей68, а Вы с братиею в облачении и с крестом на берегу. Крест должен быть положен на блюдо, так чтоб рукоять его приходилась против правой руки Преосвященного. При отъезде Преосвященного Вам следует проводить его до Сердоболя.

Свита будет на пароходе.

Благочинный Архимандрит Игнатий.

15 мая 1845 года.

Письмо No 14

Получено 20 июля 1846 года.

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Приношу Вам сердечную мою благодарность за приглашение Ваше участвовать при закладке храма в Скиту Валаамского монастыря69; я бы удовлетворил желанию Вашему с большим удовольствием, но обстоятельства мои никак не позволяют мне оставить Сергиевой Пустыни в настоящее время, когда обитель сию посещает многочисленная и избранная публика.

Имея нужду видеть лично рясофорного послушника обители Валаамской Ивана Байкова70, прошу Вас выдать ему билет до меня и обратно на 14 дней. Поелику же обстоятельство, по которому я его вызываю, требует, чтоб я имел о нем точные и полные сведения, то потрудитесь препроводить мне с оным Байковым его формулярный список, отметив правильнейшим образом его поведение.

Прося Ваших и братства Вашего молитв имею честь быть Вашим покорнейшим слугою

Архимандрит Игнатий. 17 июня 1846 года.

Письмо No 15

Получено 21 декабря 1846 года.

Ваше Высокопреподобие, достопочтеннейший отец Игумен!

Письмо Ваше имел честь получить; сердечно благодарю Вас за искренность Вашу ко мне недостойному. При таковом расположении души Вашей можно ожидать особеннейшей пользы для обители Валаамской.

Если Вы находите иеродиакона Макария71 благонадежным в должности ризничьего72, то можно произвесть его во иеромонаха и сделать или указным ризничим73, или исполняющим должность ризничего. Очень согласен я на назначение Ваше иеромонаха Виктора74 Наместником75, а иеромонаха Виталия76 казначеем77. Когда пожалуете в Петербург, то можно о всем этом сделать распоряжение и представление.

Конечно, Вы получили бумагу о определении указных духовников, что ныне сделано по всем монастырям. Отец Боголеп78 совершенно не способен к исправлению должности духовника, как я лично удостоверился. Хотя многие из братий не расположены к жизни отеческой, но обязанность настоятеля и прочих властей состоит в том, чтоб и для таковых уготовать пристанище: спасение – искреннее покаяние. Невозможно требовать, чтоб все постигли путь отеческий! И в древние времена, когда настоятели были знаменосцы, многие из братства не решались и таковым явно святым настоятелям открывать свою совесть, как сие ясно видно из 4 степени святого Иоанна Лествичника, где описываемый настоятель в статье о покаявшемся разбойнике ясно объявляет св. Иоанну Лествичнику, что он имеет многих братий в обители своей, чуждающихся исповедания помыслов пред настоятелем, или, что всё равно, пред единодушным и открывающимся настоятелю духовником79. Посему советую Вам, как прописано в бумаге, новоначальных обители отдавать по избранию Вашему тому духовнику, в котором Вы находите более способности и опытности, а монашествующим предоставлять избрание духовника по совести и душевному расположению.

Представление к набедренику80 отца Амфилохия81 я удержал до Вашего приезда в Столицу; Вам прилично самим замолвить о сем пред Высшим начальством, а я не отказываюсь подтвердить Ваше ходатайство. Вы сделали очень благоразумно, определив Гавриила82 на другое послушание; скажите о. Пахомию83 мое благословение за его труды для пользы Святой обители. Если представится случай, благоволите выслать ко мне книгу Преподобного Феодора Студита84 для прочтения. Теперь я болен сильною простудой, от которой излечение требует значительного времени, а также и хранение себя после выздоровления потребует долгого уклонения от выездов; посему уединение, доставляемое болезнию, нахожу весьма удобным временем к прочтению глубоких поучений Студита.

Поручая себя Вашим святым молитвам с чувством совершенного почтения и преданности имею честь быть Ваш покорнейший слуга

Архимандрит Игнатий. 1846, ноября 30 дня.

<примечания>

Письмо No 16

Получено 28 февраля 1848 года.

Ваше Высокопреподобие!

Достопочтеннейший отец Игумен Дамаскин.

Приношу Вам сердечную благодарность за Ваше воспоминание о мне и за присланный литографированный рисунок Скитской, вновь устроивающейся церкви85.

Усерднейше желаю Вам преуспевать и в духовном и в вещественном устройстве обители Вашей. Местоположение Валаамского монастыря прекрасно в монашеском отношении, конечно, первое в России; но климат очень суров,– зловредно, разрушительно действует на здоровье. По этой причине должно постараться привести монастырские здания в такое состояние, чтоб оне противодействовали суровости климата. Келлии, где я останавливаюсь86, прекрасны: очень сухи и противостоят сильным ветрам, устремляющимся с Ладожского озера на Вашу обитель. Но большая часть келлий лишены этого достоинства, многие крайне сыры и, можно сказать безошибочно, более наветуют здоровье, нежели самый климат. Также – обитель нуждается в гостинице, которая была бы вне монастыря87. Вам предлежит много трудов! Да дарует Вам Бог силы совершить их во славу Его Святого Имени и для существенной пользы ближних.

О себе скажу Вам, что по причине болезни моей и лечения почти с приезда моего в Бабаевский монастырь88 я не выхожу никуда из келлии. Обителью я очень доволен: место необыкновенно здоровое, воды превосходные, каких редко можно встретить, и воздух благораствореннейший, ароматический. Предполагаю, Аще Господь восхощет, возвратиться к концу мая в Сергиеву Пустыню, но не знаю долго ли позволит состояние моего здоровья нести общественную должность.

Прося Ваших св. молитв, также молитв братства Богоспасаемой Валамской обители, с чувствами искреннейшей о Господе любви имею честь быть

Ваш готовый ко услугам

недостойный Архимандрит Игнатий.

10 февраля 1848 года.

Письмо No 17

Получено 9 мая 1849 года.

Ваше Высокопреподобие!

Многолюбезнейший отец Игумен Дамаскин!

Приношу Вам и всей возлюбленной о Господе братии Вашей усерднейшее поздравление с Великим Праздником Праздников, желая Вам и им многих милостей от Господа, глубокого мира и духовного преуспеяния. Был у меня брат Авраамий89 и весьма утешил своим душевным благим расположением, которое поведет его к истинным духовным благам. Я возблагодарил за него Господа. Многие опыты доказывают мне на самом деле сбытие заповедания Спасителева, повелевающего и свою душу и души ближних стяжавать в терпении90. Слава Богу, посылающему благие помыслы человекам в окормление их и спасение!

Просящий Ваших святых молитв

недостойный Архимандрит Игнатий.

1849. апреля 25 дня.

Письмо No 18

Получено 2 января 1850 года.

Ваше Высокопреподобие,

возлюбленнейший о Господе отец Игумен!

Его Превосходительство г-н Почт-директор Федор Иванович Прянишников91 ходатайствует об помещении в обитель вольноотпущенного92 Сергея Степанова93, коего он рекомендует весьма хорошо в нравственном отношении. Полагая, что Сергей Степанов всего удобнее может быть помещен в обители Вашей, и что для самой обители Вашей приобретенное знакомство и покровительство такого лица, каков г-н Прянишников, чрез помещение у Вас Сергея Степанова, будет очень выгодно, я предлагаю Вам изъявить Ваше согласие на принятие Степанова, о чем и прошу меня уведомить с первой почтой. Копию с документов Степанова имею честь при сем препроводить на Ваше рассмотрение. Поручая себя Вашим святым молитвам, имею честь быть Вашего Высокопреподобия покорнейшим слугою

Архимандрит Игнатий.

1849 года, декабря 22 дня, Сергиева Пустыня.

Письмо No 19

Получено 8 марта 1852 года.

Ваше Высокопреподобие,

всечестнейший отец Игумен Дамаскин!

Дошло до моего сведения, что монах Ефимий Головко94 оказывается в обители Вашей излишним по проходимому им послушанию письмоводства, а также дальнейшее его жительство в Валаамском монастыре, по слабости его здоровья, делается несовместным; между тем некоторые другие обители здешней Епархии нуждаются в письмоводителях, знающих свое дело, то я Вас покорнейше прошу выслать ко мне монаха Ефимия, снабдив его билетом на 28 дней и прописав в том билете, что препятствий к перемещению его из Валаамской обители не имеется. Таким образом, избыточеством и излишком одних будет восполняться недостаток других. Брат Ефимия, Павел, находится в крайне болезненном состоянии, и едва ли замедлит долго на земле; прилагаемое от него письмецо потрудитесь передать по адресу.

Желая Вам и святой обители Вами управляемой преуспеяние во всех благих, имею честь быть навсегда, готовый и усердный ко услугам Вашим,

Архимандрит Игнатий. 3 марта 1852 года.

Письмо No 20

Получено 29 марта 1852 года.

Высокопреподобнейший отец Игумен Дамаскин!

Получив письмо Ваше от казначея обители Вашей95, я порадовался тому, что известие, дошедшее до меня относительно Евфимия96, оказалось несправедливым.

Я с Вашим мнением вполне согласен, что полезные для обители люди приобретаются с трудом, а теряются весьма легко. Канцелярский порядок в Валаамской обители со времени заведывания канцелярией Евфимием сделался образцовым для других обителей, в чем я убеждаюсь из сравнения, получая бумаги из всех обителей об одних и тех же предметах и таким образом ясно видя достоинство каждого из монастырских письмоводителей. Обязанность настоятеля, и для общей пользы и для собственнаго спокойствия, – сохранять членов испытанных, по способностям и благонамеренности. Отец Виктор97 сказывал мне, что Вы намерены представить Евфимия во иеродиакона: я весьма одобряю таковое Ваше намерение. Сделав это, Вы посрамите тех завистливых, которые думали лишить Вашу обитель и Вас полезного члена. Я полагаю, что Евфимий и не предполагает, кто бы мог иметь на него виды. Ныне много новых настоятелей, заботящихся о введении порядка в своих обителях и ищущих повсюду благонадежных братий, каковых ныне очень мало. За всем тем я считаю полезным, чтоб Вы отпустили на короткое время Евфимия ко мне: пусть увидит брата, который едва ли переживет вскрытие воды, столь трудное вообще для всех чахоточных. Сверх того, и моя грешная беседа может быть для него очень полезною. Может быть, Вы вместе с этим рассудите представить его и во иеродиакона. Это будет очень в тон: ибо Ваше действие само собою, при молчании Ваших уст, будет противоречить сплетням.

Желающий как Вам, так и святой обители Вашей всех истинных благ, остаюсь навсегда от всей души моей готовый к посильным услугам

недостойный Архимандрит Игнатий.

1852, марта 19 дня.

Письмо No 21

Получено 22 мая 1852 года.

Ваше Высокопреподобие, честнейший отец Игумен!

При сем удобном случае извещаю Вас, что Владыке98 благоугодно было возложить лично на меня составление статистического и исторического обозрения монастырей Санкт-Петербургской Епархии99, по каковому случаю я намерен препроводить к Вам в обитель Г-на Башуцкого100, у нас проживающего, известного по своим сочинениям. Относительно же Ефимия101, то я нашел, что он сохранил особенное усердие и любовь к Валаамской обители и к Вам. Вы очень благоразумно сделали, что представили его в Иеродиакона; этим Вы показали ему, что Вы имеете к нему отеческое расположение. Он здесь полечился и отправляется к Вам с новым усердием и обновленными силами для новых трудов.

Желающий Вам и вверенной Вам обители всех благ

готовый ко услугам

недостойный Арх<имандрит> Игнатий.

1852 года, апреля 29 дня.

<примечания>

Письмо No 22

Получено 1 февраля 1853 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен Дамаскин!

О. строитель Череменецкий102 желает иметь в обители своей сего письмоводителя Валаамского монаха Евгения103, на что и сей согласен. Как Череменецкая обитель104 крайне нуждается в благонодежном брате, то я покорно прошу Вас изъявить Ваше согласие на увольнение монаха Евгения. Ваша обитель не оставляется Промыслом Божиим, и не оставится, уделяя же нуждающимся свое излишество, сторицею оное воспримет.

Просящий Ваших святых молитв

недостойный Архимандрит Игнатий.

1853 года, января 9 дня.

Письмо No 23

Получено 8 марта 1853 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен!

За отъездом моим в Устюжну105 мною поручено было г-ну Башуцкому посетить здешние монастыри и собрать материалы для статистического описания106. По сей причине он был и в Валаамском монастыре; но, по возвращении своем, объявил мне, что Вы приняли на себя собрать материалы.Ныне, оставляя наш монастырь, он объявил мне о том же письменно. Описание почти всех прочих монастырей приведено к окончанию, а о Вашем нет еще и начала. Между тем Епархиальное начальство уже спрашивало меня в начале нынешнего года о том, в каком положении находится описание. Чтоб избежать могущих возникнуть неприятностей за медленное составление описания, я счел нужным предложить Вам, чтоб возложить это специально на иеродиакона Ефимия107. В особенности надо, чтоб он, составляя описание, собрал все материалы в одно и по порядку, дабы я, приехав к Вам ныне летом, мог удобно их пересмотреть.

Прося Ваших святых молитв, имею честь быть навсегда

готовый ко услугам Вашим

недостойный Архимандрит Игнатий.

27 февраля 1853 года.

Письмо No 24

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен Дамаскин!

В сих строках продолжаю мою беседу с Вами, начатую в святой обители Вашей. По приезде моем в Санкт-Петербург, был я у Его Высокопреосвященства Митрополита Никанора108. Он хотя ничего не сказал определенного относительно помещения. С моей стороны, намерение мое оставить настоятельство, к принятию которого я вынужден был необходимостию, есть намерение решительное. Остаток дней моих желал бы провести в Валаамской обители; только в случае невозможности поместиться в ней имею в виду Оптину Пустыню109. Последняя представляет больше выгод в материальном отношении: там климат гораздо благораствореннее, овощи и плоды очень сильны и в большем количестве, но Валаам имеет бесценную выгоду глубокого уединения. Сверх того, сухие и теплые келлии (так как я из келлии выхожу только в хорошие летние дни, а весною, осению и зимою почти вовсе не выхожу) могут и в материальном отношении много облегчить для меня пребывание на Валаамском острове.

Посему, предоставив Самому Единому Господу исполнить во благих желание раба Его устроить мою судьбу по святой Его воле, с моей стороны считаю существеннейшею необходимостию для благого начала и окончания этого дела войти в предварительное объяснение и соглашение с Вами, отец Игумен. Как лично я Вам говорил, так и теперь повторяю, что всё доброе, всё душеполезное, которое по милости Божией может произойти от сего начинания, вполне зависит от нашего единодушия о Господе, то есть единодушия Вашего и моего. Господь, сказавший Своим ученикам в окончательные минуты Своего земного странствования: Мир Мой даю вам, мир Мой оставляю вам 110, силен и нам даровать Свой мир, если мы будем учениками Его, стремясь исполнить Его волю, а не свою. На сем камени мира, который сам утверждается на камени заповедей Христовых, основываясь, имею честь представить на благоусмотрение Ваше следующие мои рассуждения.

Во-первых, скажу Вам, что из всех известных мне настоятелей по образу мыслей и по взгляду на монашество, также по естественным способностям, более всех прочих мне нравитесь Вы. К тому надо присовокупить, что по отношениям служебным как я Вам, так и Вы мне давно известны. Сверх того, я убежден, что Вы не ищете никакого возвышения, соединенного, разумеется, с перемещением в другой монастырь, но остаетесь верным Валаамской обители, доколе Сам Господь восхощет продлить дни Ваши. Далее: как я выше сказал, по моей болезненности долговременной и сообразно ей сделанному навыку, я выхожу из келлии только в лучшие летние дни, а в сырую и холодную погоду пребываю в ней неисходно, то посему самому жительство в Скиту было бы для меня более сродным и удобным. Самая тишина Скита111, в которой навсегда воспрещен вход женскому полу112, совершенно соответствует требованию моего здоровья и душевному настроению. Скит защищен отовсюду древами от ветров: это бы дало мне возможность поработывать хотя в летние дни, что существенно нужно по моему геморроидальному расположению; на ветру же я не способен трудиться, потому что при малейшем движении от крайней слабости покрываюсь испариной и подвергаюсь простуде. При Вашей опытности, Вам понятно, что вслед за помещением моим в Скит, многие захотят в оный поместиться. Следовательно, если Вам внушит Господь расположение поместить меня в Скит, то необходимо Вам снизойти немощи моей и, может быть, и других, подобных мне немощию. Испытав себя, я убедился, что одною растительною пищею я поддерживать сил моих не в состоянии, делаюсь способным только лежать в расслаблении. И Вы, конечно, замечаете, что и братия, в настоящее время живущие в Скиту, отягощаются такою малопитательною пищею113, и к обеду наиболее приходят в монастырь. Удобное прежнему крепкому поколению соделалось неудобным для настоящего немощного поколения. Поелику же Вам небезызвестно, что суббота, пост и прочие внешние подвиги и наблюдения установлены для них, то не заблагорассудите ли ввести в Скит Валаамский постановления Оптинскаго Скита, основательность которых и благоразумная сообразность с немощию настоящего поколения доказывается тем, что Оптин Скит изобилует избраннейшим братством, весьма много способствующим и цветущему благосостоянию Скита и самого монастыря. Это избранное братство состоит из нескольких Настоятелей, живущих на покое, и из нескольких лиц образованного светского круга. Будучи слабее телосложением, нежели простолюдины, они не способны к сильным телесным трудам и подвигам, зато способнее к подвигу душевному и к занятиям, требующим умственного развития. Вам известно, что святыми Отцами подвиг иного судится по тому, что он имел в миру и к чему он перешел, вступая в монашество; по этому расчету лица вышеупомянутые, живущие в Оптином Скиту, перешли к большему лишению, нежели те, которые в монастыре имеют, пожалуй, пищу и одежду лучше, нежели какие они имели в миру. Так же Вам известно, что Отцы древнего Скита Египетского не считали уже того подвига подвигом, о котором узнавали люди, и оставляли этот подвиг, вменяя его в грех (патерик Скитский, в статье о Сисое Великом114). Так думали и поступали святые Отцы, желая приносить себя в жертву всецело Богу, а не человекоугодию и тщеславию. С сожалением я увидел, что некоторые журналы провозгласили печатно о строгости поста в Валаамском Скиту и решительную противуположность Евангелию, которое повелевает, чтоб пост и прочие подвиги благочестия совершались не только втайне (Мф. 6. 4), но и были скрываемы со всевозможною тщательностию. <...>115 Св. Василий Великий116 и, согласно с ним, другие св. Отцы утверждают, что если и нужно нам было иметь расслабленные тела, то таковыми сотворил бы их Бог; почему они заповедают меру поста именно таковую, какая необходима для обуздания плотских страстей, которая вместе с тем не расстроивала бы тех, но сохраняла их способными к исполнению заповедей Христовых или, проще сказать, к послушаниям и подвигам бдения, молитвы и коленопреклонений, к чему расслабленные тела окончательно не способны. Все сие предлагаю, возлюбленнейший Отец, на рассуждение Ваше, дабы Вы и подвиглись к нисхождению моей немощи и подобных мне немощию. Если нынешняя братия Валаамского Скита, состоящая единственно из простолюдинов, не в состоянии поддерживать силы свои исключительно растительною пищею, и для укрепления сил своих стремится к трапезе монастырской, то для истощенного моего телосложения и для телосложения людей неясного воспитания, питание одною растительною пищею вполне не возможно.

Сначала и в Оптином Скиту ревность учредителей его устремлялась было к особенному строгому посту, но, усмотрев, что при такой строгости Скит должен остаться без братии, она смягчилась и дала устав для пищи более доступный, впрочем, все еще гораздо более строгий, нежели устав о пище, положенный церковию для схимника, живущего в монастыре. Однако, несмотря на таковое смягчение, мало, очень мало было охотников из многочисленнего братства Оптиной Пустыни для жительства в Скиту. Когда прибыл туда старец иеросхимонах Леонид117 с несколькими учениками своими, и настоятель предал ему Скит в духовное управление, тогда Скит начал населяться, и населяться преимущественно людьми некрепкого телосложения, искавшими спокойствия и уединения. Число жившей в нем братии простиралось до 30 человек. Всему этому, и к состоянию Скита до прибытия о. Леонида и к состоянию его по прибытии Старца, я был очевидцем118. Старец распростер благотворное влияние на самый Монастырь, поддерживая братию в расположении к настоятелю, укрепляя их в душевных бранях. Такое обилие окормления удвоило число братства в самом Монастыре и потому возвысило в нем порядок и привлекло в оный значительные пожертвования, при помощи которых Монастырь отстроился и, сверх того, обеспечил свое содержание. Потому говорю я Вам так подробно о Оптинском Ските, что цветущее его состояние и происшедшее от него благоустройство самаго монастыря – суть факты, а факты составляют самое верное доказательство.

Что же касается до самого общежития, то есть самого монастыря Валаамского, то я нахожу настоящее его устройство первым в России, далеко высшим знаменитых общежитий – Белобережского, Площанского, Софрониевского, даже Оптинского и Саровского119: потому что в этих монастырях, гораздо более близких к миру, иноки имеют несравненно более средств сноситься с миром, заводить с ним связи, иметь свое, и тем отделяться от общего тела общежития. Общежитие Валаамское должно оставаться надолго в настоящем его виде: оно необходимо для натур дебелых, долженствующих многим телесным трудом с телесным смирением, косно, как выражается святой Иоанн Пророк, ученик Великого Варсонофия120, войти в духовное, или, по крайней мере, душевное делание121. В материальном отношении братия Валаамского монастыря снабжены несравненно обильнее вышеупомянутых общежитий и одеждою, и пищею. В Пасху там братия не кушают такой ухи, какую кушают валаамские иноки в обыкновенный недельный день, также и одеждою братия Валаамского общежития снабжены гораздо удовлетворительнее, нежели братия означенных общежитий. Начертав пред Вами состояние Валаамского монастыря и Скита, какими они представляются моим взорам – взорам, впрочем, очевидца их – я перехожу теперь к начертанию моего грешного и недостойного лица пред сими святыми обителями. Вам известна моя немощь, – мое происхождение и нежность воспитания. Для них принятие и того устава, который и Вам предлагаю по образцу Скита Оптина, есть уже великий подвиг и распятие. Предпринятое чего-либо большего превышает мое соображение. «Да не в смятении и отсечении житие твое, – говорит Преподобный Исаак Сирский122 в 80-м слове, – и за вожделение мала труда да не останешься и престанеши от всего течения твоего. Яждь умеренно, яко да не всегда еси, и да не простреши ноги твоей выше силы, да не отнюдь праздней будеши».

За сим не угодно ли будет Вам обратить внимание на главу З6-ю иноков Каллиста и Игнатия123 (Добротолюбие. Часть 2. «О рассуждении»124), положенную ими сряду – после изложения телесных подвигов и уставопищия, подобающих безмолвствующим. Надо заметить, что овощи и плоды средней России несравненно сильнее северных, и произведения южной России столько же сильнее среднеполосных; плоды же и овощи Цареграда и Афона, где жили святые Каллист и Игнатий, равняются питательною силою рыбе северных краев и даже превосходят ее. «Тело немощное,– сказал св. Исаак Сирский в 85-м Слове, – егда понудиши на дела многиа силы его, помрачение на помрачение в душу твою и смущение тем паче наносиши»125. Все сие предствляя на благоусмотрение Ваше, прошу Вас снизойти моей немощи и единодушных со мною братии, которым подвигов общежития не понести и которые могут понести подвиг скитский, по растворении его благоразумною умеренностию. Тем более кажется, настоящего случая не должно упускать, что всячески, по прошествии непродолжительного времени, должно же будет учинить упомянутое снисхождение и изменение в уставопищии скитском, иначе никто не будет жить в Скиту. Стали немощны, Батюшка! Притом, как я выше сказал, устав Оптинскаго Скита «О пище» строже положенного Церковию для схимника. Так, когда положено уставом употребление рыбы, она поставляется на трапезе; кажется, в течение сорока дней в году разрешается на сыр и яйца, масло скоромное и молоко. Как в Валаамском общежитии не употребляется молоко, то и в Скиту не должно вводить его; а прочее всё полезно бы ввести как для пользы телесной, так и для пользы душевной: ибо и св. Иоанн Лествичник вкушал от всего, дозволеннаго чину иноческому, с целию избежать душевных страстей тщеславия, мнения о себе, человекоугодия, тайноядения, лицемерства, лукавства, лжи, которые часто являются у подвижников по плоти и соделывают для них духовное преуспеяние решительно невозможным; Бог является простоте и смирению, и нельзя соединить служение Ему со служением славе человеческой.

Чувствую себя, по приезде в свой монастырь, столько же немощным, как чувствовал в бытность мою в святой обители Вашей. Но при удалении моем от должности и при перемещении в уединение Вашего Скита, может быть, по особенной милости Божией, дастся мне время на покаяние и я потянусь несколько годов. В таком случае Валаамский Скит может понаселиться расположенными ко мне иноками, как населился Оптин при пришествии туда о. Леонида.

На сие письмо мое покорнейше прошу ответа Вашего, сообразно ему буду заботиться о дальнейшем устроении сего дела. С понедельника думаю отправиться в Ладожский монастырь недели на три.

Вашего Высокопреподобия всепокорнейший послушник

подлинное подписал, Архимандрит Игнатий.

25 сентября 1855.

<примечания>

<примечания>

Письмо No 25

Получено 3 марта 1856 года.

О секретном126.

Ваше Высокопреподобие,

письмо Ваше и при оном замаскированное письмо иеродиакона Иоасафа127 я получил. Письмо иеродиакона представлено мною Его Высокопреосвященству, так как оный иеродиакон подал Его Высокопреосвященству128 репорт, в коем он объясняет, что письма, или прошения, к графу Орлову129 он отнюдь не подписывал, и если под оным прошением подписано его имя, то оно подписано другим лицом, а не им, Иоасафом, что он показывает по священству.

Постарайтесь выслать все лица, мною требуемые, по личному приказанию Его Высокопреосвященства. Если же, паче чаяния, схииеродиакон Иона130 не может приехать, то пришлите ко мне его репорт с тем, что он словесно Вам объяснял131, на имя Его Высокопреосвященства для доставления Архипастырю, по обету схимонашескому и священства. Но несравненно лучше, если б Вы могли схииеродиакона прислать ко мне: ибо, как видно, на одне слова этих людей, движимых лукавством и прочими душевными страстями, полагаться невозможно, так как иеродиакон Иоасаф сперва подал вышеупомянутый репорт Его Высокопреосвященству, а потом уже писал письмо132 к Левашову133, что видно из содержания документов и чисел их.

Надзор за перепискою, в особенности сомнительных лиц, имейте неослабно, на что Вы уполномочиваетесь Валаамским Уставом.

Испрашивающий Ваших молитв

Благочинный Архимандрит Игнатий.

26 февраля 1856 года.

<примечания>

<примечания>

Письмо No 26

О секретном

Честнейший отец Игумен!

Если Вы не отпустили еще художника Степанова134 из Валаамского монастыря, то и не отпускайте до востребования. Здесь открыто, что он принадлежит к ревностнейшим сообщникам Левашова135. Будьте к нему ласковы и постарайтесь отобрать от него как мою рукопись о Валаамском монастыре136, так и всё что он писал для Валаамского монастыря137, расходуясь на счет сего монастыря. Но к отобранию надо приступить уже в то время, как получите предписание о его высылке.

Испрашивающий Ваших святых молитв

недостойный Архимандрит Игнатий.

1856 года 16 марта.

Письмо No 27

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен!

Управляющий Валаамскою часовнею138 иеромонах Даниил139 имеет отправить иеромонаха Моисея140 обратно в Валаамский монастырь.

Архимандрит Игнатий. 1856 года 20 марта.

Письмо No 28

Получено 28 марта 1856 года.

Честнейший отец Игумен!

Означенные в Отношении иноки141 оказали значительный успех в примирении своего духа вследствие сделанных им внушений. Потрудитесь с Вашей стороны поддержать такое их расположение.

Испрашивающий Ваших святых молитв

недостойный Арх<имандрит> Игнатий.

22 марта.

Письмо No 29

Получено 7 апреля 1856 года.

Конфиденциально

Ваше Высокопреподобие,

Валаамский отец Игумен Дамаскин!

Его Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Митрополит142, отдавая полную справедливость Вашим трудам по званию настоятеля Валаамского монастыря, в особенности в хозяйственном отношении, вместе с тем желает, чтоб духовное преуспеяние и мир в вверенной Вам обители паче и паче умножались. С сею целию Его Высокопреосвященству благоугодно приказать Вам следующее:

1. Чтоб, кроме Дванадесятых праздников и высокоторжественных дней, Вы служили в воскресные и значительные дни, так как с открытием пароходства143 стечение публики в Валаамском монастыре очень возросло144, да и самое поддержание усердия в братстве к молитве требует, чтоб настоятель подавал собою пример такового усердия по возможности частым служением145.

2. Чтоб Вы, для сей же причины, по возможности часто были и в прочие дни недели, особливо в среду и пяток, у церковной службы, преимущественно же у Божественной Литургии.

3. Чтоб Вы ходили в братскую трапезу по крайней мере в праздничные и воскресные дни.

4. Чтоб для должности старцев Вы избирали монашествующие лица зрелых лет, а никак не молодых и не рясофорных послушников146.

5. Чтоб Вы не держали оленя женского пола и других похотливых животных, которые этим свойством своим и его последствиями соблазняют братство147.

На сие письмо мое покорнейше прошу почтить меня письменным ответом для представления оного Его Высокопреосвященству: таким образом ответ Ваш будет иметь характер обязательства пред Архипастырем в исполнении Вами его воли. Собственноручное письмо мое и конфиденциальность оного служат пред Вами доказательством милостивого внимания к Вам Его Высокопреосвященства и должны более и более поощрить Вас к полезным трудам для блага Валаамской обители, и нравственного и вещественного.

Благочинный монастырей Архимандрит Игнатий.

1856 года, марта 26 дня.

<примечания>

Письмо No30

Получено 18 января 1857 года.

Ваше Высокопреподобие,

достопочтеннейший отец Игумен!

Приношу Вам искреннейшую признательность за поздравление меня, грешного, с Новым Годом, с которым равномерно и Вас поздравляю, желая Вам и вверенной Вам обители всех истинных благ. Я был весьма утешен Вашим дружеским письмом!

Для меня очень приятно, что Вы обозрели обители, находящиеся в Ладожском уезде148. И оне мало-помалу поправляются, по милости Божией, при тщании настоятелей. Новый дом в Николаевском монастыре149 очень удался; внутренное его расположение, сделанное по моему убогому предначертанию, служит ясным доказательством, как важно в каждом здании внутренное расположение и какие оно доставляет удобства, что не всякий может понять при составлении плана, даже из архитекторов. Идея внутреннего расположения Николаевского дома похожа во многом на идею расположения Валаамской гостиницы150. Благодарю Вас за замечание о перегородках!151 Уже не в первый раз сбивают о. Аполлоса152 при этом строении. Оно воздвигнуто не без скорбей.

Весьма приятно было мне видеть о. Германа153. Мы побеседовали с ним, хотя весьма кратко, но о весьма важных предметах и удовлетворительно. Надо, чтоб и прочие иноки Валаамские, при посвящении во Иеродиаконы и Иеромонахи, посещали меня. А то по делу, недавно поднятому Протоиереем Левашевым154, упоминался Ионафан155; а я совершенно Ионафана не знаю, и потому ничего не мог сказать в его защиту.

Беседовал я 26 декабря о Вас с Обер-прокурором156 и весьма порадовался его расположению к Вам. Вся наша жизнь так исперещена: то скорбь, то радость. Недаром прозорливый старец Иаков облек сына своего, долженствовавшего предуспеть в духовной жизни, пестрою одеждою.

Поручая себя Вашим святым молитвам с чувствами искреннейшего уважения и преданности имею честь быть Вашего Высокопреподобия покорнейшим слугою

Арх<имандрит> Игнатий. 1857 года, 12 января.

<примечания>

Письмо No31

Получено 23 февраля 1857 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен!

Вверенной мне обители послушник Платон Яновский157, из придворных певчих, имеющий диплом регента, имел несчастие подвергнутся пьянственной страсти. Дело сделалось вот как: сначала он поступил к нам в обитель из капеллы, потом придворные уговорили его поступить в регенты к Князю Барятинскому на Кавказ158, где он и научился пить. Возвратившись к нам в монастырь, он не может поправиться, хотя и имеет желание, по причине множества соблазнов, коими окружена наша обитель. Я советовал ему для решительного исправления испытать себя в Валаамской обители159. Обдумав сей совет мой, Яновский подал мне письмо, при сем прилагаемое. Из этого письма Вы можете увидеть, что Платон человек умненький и имеющий монашеское направление. Когда он не пьян, тогда бывает весьма кроток и благопокорлив. Не отриньте этой души, ищущей исцеления от своей греховной язвы в Вашей святой обители.

Если Вы согласны его принять, то я пришлю его к Вам с полугодичным паспортом; в таком случае потрудитесь меня уведомить.

Поручающий себя Вашим святым молитвам Ваш покорнейший слуга

Архимандрит Игнатий. 1857 года, 15 февраля.

Письмо No 32

Получено 30 мая 1857 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Почтеннейшие письма Ваши я имел честь получить, но останавливался некоторое время отвечать на них, ожидая, какие будут последствия той значительной переписки, которая возбуждена подначальными Вашими160. Теперь эти последствия обнаружились161. Плодом их должно быть успокоение Валаамской обители и устранение присылки в оную подначальных. Желаю Вам воспользоваться даруемою Божиим Промыслом тишиною для нравственнаго преуспеяния вверенного братства Вашему наставлению и блюдению. Валаамский монастырь есть один из первейших монастырей не только в России, но и во всем мире, по удобствам своим к иноческой жизни. По служебным отношениям моим к сей обители я считал моею священною обязанностию охранять сие иноческое святилище. Таковые чувства мои к Валаамской обители и понятия мои о ней сообщаю всем, кому должно и полезно иметь о ней правильное понятие.

Поручая себя Вашим святым молитвам, с чувствами искреннейшего уважения и преданности имею честь быть Вашего Высокопреподобия покорнейшим слугою

Архимандрит Игнатий. 1857 года, 24 мая.

P. S. Приложенное письмецо благоволите отдать по адресу.

Письмо No 33

Получено 13 июля 1857 года.

Ваше Высокопреподобие, честнейший отец Игумен Дамаскин!

Как Вы изволите видеть из приложенного при сем отношения, его Высокопреосвященству162 благоугодно было приказать мне, чтоб я вызвал Валаамского иеромонаха Германа для личных объяснений. Дело заключается в том, что Владыка намерен поручить о. Герману немаловажное послушание, в котором он может быть особенно полезным и для Вас и для Валаамской Обители и для себя, пребыв в духовном сношении с Вами. Благословите ему беспрекословно покориться воли Владыки: ибо чрез Архипастыря Сам Господь устрояет к общему благу.

Испрашивающий Ваших святых молитв

Ваш покорнейший слуга

Архимандрит Игнатий.

1857 года 8 июля. Сергиева Пустыня.

Письмо No 34

Получено 12 октября 1857 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен Дамаскин!

Г[оспо]жа Екатерина Михайловна Зеленая163 просит моего ходатайства пред Вашим Высокопреподобием, дабы Вы благоволили принять в число указных послушников отпущенного ею на волю ее крепостного человека Илариона164, так как сей Иларион, по случаю наступающей ревизии165, если не будет причислен по духовному званию, должен приписаться в мещане, на что нужны деньги, которых Иларион не имеет.

Прося Вас исполнить просьбу Г[оспо]жи Зеленой, если такое исполнение не нарушает благочиния и благосостояния Обители, также прошу почтить меня ответом на сие письмо мое.

Поручающий себя Вашим святым молитвам

недостойный Архимандрит Игнатий.

1857 года, 28 сентября.

Письмо No 35

Получено 24 ноября 1857 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен Дамаскин!

Приношу Вам искреннейшую признательность за поздравительное письмо Ваше и за благие желания Ваши мне, недостойному166.

Милосердый Господь Бог да сохранит Вас и вверенное Вам братство в благочестии и добродетели.

Прошу Ваших и всего братства Вашего молитв, да служение мое Святой Церкви будет благоприятно Господу.

Вашего Высокопреподобия

покорнейший послушник

Игнатий

Епископ Кавказский и Черноморский.

1857 года, ноября 16 дня.

Письмо No 36

Получено 20 августа 1858 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен Дамаскин!

Благодарю Вас за воспоминание о мне, грешном, и уведомление о посещении Святой обители Валаамской Государем с Государынею167 и Великими Князьями, также о посещении оной Преосвященным Митрополитом Григорием168. Вы справедливо заметили, что этот Архипастырь очень смиренного и простосердечного залога. К нему есть милость Божия, что видно из его книги к раскольникам: такой книги не написать без содействия благодати Божией. Уж очень основательна, проста и любовна169. Конечно, Вы её имеете; а если не имеете, то купите, и прочтите. И для братии Валаамской она будет очень полезна.

О себе скажу Вам, что поживаю по милости Божией довольно благополучно. Епархия новая170. Ничего еще нет. И Архиерей, и Консистория, и Семинария странствуют по квартирам.

Домик себе строю деревянный, весьма небольшой и весьма удобный, при церкви; из комнат в церковь ход; пред церковию комната, именуемая моленною с окошечком в церковь; можно Архиерею слушать все службы в моленной, отворив окошечко. Спасение к самым дверям моим пришло, как некогда пришло оно в лице Лазаря ко вратам богача171. Церковь с домиком моим находится посреди большого сада, в коем множество фруктовых дерев, вдали от шума и весьма напоминает Оптин Скит172. Здесь нет обычая у жителей посещать Архиерея иначе, как в великие праздники утром для поздравления: почему я пользуюсь таким уединением, какового никогда не имел в Сергиевой Пустыне. 24 года без двух месяцев я прожил в Пустыне, но никак не мог к ней привыкнуть! Не могу нарадоваться, что из нее вышел. Поберегите Вашего нового благочинного173; с ним лучше будет нежели со всеми другими: придирок от него не может быть, и монашество довольно понимает. Пред отъездом моим я советовал другое, и на мой совет соглашались; но по отъезде моем, послышу, вышло иначе. Что делать! Случившееся случилось не без мановения или попущения Божия. В наш век, как я заметил, редко когда удается какое монашеское или чисто христианское намерение. Отовсюду возникают препятствия! – Напротив того: театрам и другим подобным заведениям – сильнейший ход; также обиде или какому другому злому делу – отвсюду поспешество. Видно: попускается людям то, чего они желают, яко одаренным свободною волею, по учению Апостола (2Сол. 2. 10–12). И здесь жатва обширная, но жнецы от жатвы удаляются, и серпы у них отнимаются174: по этой причине весьма мало магометан, коих здесь множество, обращается в христианство, весьма мало раскольников присоединяется к Церкви. Видно, Господу угодно, чтоб мы сами научались терпению, смирению, покорности воле Божией, и внимали бы более своему собственному спасению. Это я говорю относительно моего положения.

В настоящее время нахожусь в Кисловодске, где принимаю ванны из минеральной воды, именуемой нардзан. Вода в этом обильнейшем ключе кипит как бы от содового порошка. Воды в сутки ключ дает 1 200 000 ведр. В 40 верстах от Кисловодска находится город Пятигорск, где имеют до 36° Реомюра175. В Исинтукской Станице находятся щелочные воды (в 18 верстах от Пятигорска); несколько в сторону, на 20 верст, в Железноводске находятся обильные теплые и холодные железистые воды. В другую сторону, верстах в 18, находится Лысая гора, из которой бьет ключ горько-соленой воды, имеющей свойство превосходного слабительного. Иные из гор несколько похожи на Валаамские, но гораздо выше176.

Ивана Григориевича177 постриг в монашество, нарек Иустином, и посвятил во иеромонаха. И прочим делаю, что могу: нажили монахи своего Архиерея. Впрочем, монашеское мудрование весьма помогает и к действию благому на белое духовенство, уничтожая между членами его дух сутяжничества и сварливости, водворяя мир и единение.

Здоровье мое несколько поправилось от употребления сперва серных теплых, потом щелочных умеренных и наконец прохладных и холодных ванн из нардзана. Но по свидетельству здешних опытных людей, невозможно получить полного исцеления в одно лето от закоренелой долговременной простуды, какова моя, сопряженной с сильным расслаблением, от нее происшедшим. Буди воля Божия! Один климат здешний уже служит врачеванием.

Затем позвольте пожелать Вам, честнейший отец Игумен, благоденствия и долгоденствия и прочих всех благ, временных и вечных. Передайте мой усерднейший поклон всей о Господе братии Вашей. Прошу у Вас и у братии святых молитв в подкрепление моих немощей душевных и телесных; если кого оскорбил, у того прошу прощения, и всем заочно земно кланяюсь.

Недостойный Епископ Игнатий.

21 июля 1858 года.

<примечания>

Письмо No 37

Получено 30 августа 1859 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший о. Игумен!

Приношу Вам искреннейшую благодарность за воспоминанье о мне, грешном, за присланные книжки и эстампы178. Прошу передать всей братии мой усерднейший поклон и прошение их святых молитв.

Прошлого лета я лечился на минеральных водах, а ныне купанием в море179. Лечение, правду сказать, болезни разворочало и много из внутренности выгнало в наружу, так что и теперь покрыт сыпью, но особенного исцеления и укрепления еще не чувствую. Когда Богу угодно попустить какое-либо искушение, то от такого искушения ничем оборониться невозможно, кроме терпения. Рассматривая свою немощь, часто рассуждаю: не Епархиею бы мне управлять, а где-нибудь в скромном уголке грехи свои оплакивать. Весьма бы рад к Вам на Валаам, но телесная немощь не понесет тамошнего климата. А место! – единственное. Мне Кавказ меньше нравится, несмотря на то, что горы несравненно выше, и иные из них необыкновенно красивы. Воды нет: это лишает полного изящества здешние ландшафты; да и камень в горах, известняк и песчанник, а не гранит.

Искренно желаю Вам и святой обители, чтоб скорби, попущаемые Богом, по Его же милости проносились мимо яко мимоходящие тучи; а без скорбей, как видится, не обойтись до самого гроба. Они Архиереев и Царей досягают. Кому попустятся, того везде найдут; в самые высокие хоромы проникнут; никакие замки, никакая стража их не удержат. Один Господь – наше прибежище и наш щит от скорбей.

Снова поручая себя Вашим святым молитвам и любви о Господе, имею честь быть навсегда

Ваш покорнейший слуга

Игнатий, Епископ Кавказский и Черноморский.

26 июля 1859 года.

Письмо No 38

Получено 28 сентября 1859 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен Дамаскин!

Искреннейше благодарю Вас за письмо Ваше от 30 августа180, за слово о святой обители Вашей и о прочих обителях, в благосостоянии которых принимаю живейшее участие, чем могу; сердцем: ибо в святых обителях жительствуют слуги и други Господа моего, ихже недостоин весь мир.

Сколько могу понимать из собственного опыта и из поведания искусных иноков, – не может человек, желающий благоугодить Богу, подвизаться тем подвигом, которым захотел бы человек тот подвизаться по собственному своему избранию: он должен подвизаться тем подвигом, который предоставит ему Бог, един видящий непогрешительно способности человека. Сам же человек смотрит на себя почти всегда ошибочно. Опять: во прохождении того самого служения, которое нам назначил Бог, встречаются с нами не те обстоятельства, которые мы предполагали и которым бы следовало быть по логическому порядку, а обстоятельства вовсе неожиданные, непредвиденные, вне порядка, нарушающие порядок. Из всего этого с очевидностью явствует, что Господь ищет от нас не тех добродетелей и благоугождений, о которых мы благоволим и которые совершаем с приятностию, но таких, которые соединены с распятием себя, с отсечением своей воли и разума, хотя б наша воля и разум были самые святые и преподобные. Апостол Павел желал обратить весь мир к вере во Христа. Преизобильнейшая благодать, в Апостоле обитавшая, представляла такое намерение вполне возможным, а само намерение было преисполнено любви к ближнему и Богу, следовательно, было самое благое. Но Бог попустил, чтоб на поприще проповеди, которое предоставлено было Апостолу Самим Богом, повстречали Апостола бесчисленные препятствия и лютейшие скорби. Это должно и нас утешать, яко многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие181.

О себе скажу Вам, что моя главная скорбь происходит от моей болезненности, не допускающей исполнять моих обязанностей, как бы следовало; чувствую, однако, себя получше.

Призывая на Вас и на вверенное Вам братство благословение Божие и поручая себя Вашим святым молитвам, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугой

Игнатий, Епископ Кавказский и Черноморский.

13 сентября 1859 года182.

Письмо No 39

Получено 28 января 1861 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший отец Игумен!

Спаси Вас Господи за воспоминание Ваше о мне и [за] поздравление183. По милости Божией я Вас не забыл, но постоянно с любовию и благожеланием воспоминаю, чему служат доказательством постоянные мои ответы на все письма Ваши. И на будущее время не останавливайтесь уведомлять меня о себе, о врученном Вам братстве, паче же о лицах из него мне знакомых, равным образом о обители. Какие постройки Вы воздвигли после моего отбытия и какие намерены воздвигнуть?184

О себе скажу Вам, что поживаю благополучно под сению милости Божией. Случаются приятные обстоятельства, случаются и неприятные, весьма неприятные. Так как те и другие посылаются Промыслом Божиим, и в тех и других является к человеку неизреченная милость Божия: то понуждаюсь в тех и других мирствовать и благодарить Бога. Заметил я над собою, что при благоприятных обстоятельствах более бывает отрада по телу, и для тщеславия и самомнения открывается некоторый, почти незаметный ход; а при неприятных бывает более духовное утешение, и человек с отвержением самомнения начинает прибегать к Богу и деятельно познавать Бога, яко многомилостив есть и всемогущ, и скор на помощь призывающим Его. Как и что Вы заметили в себе? – напишите.

Прекрасно сказал блаженный Иоанн Карпафийский185 в своем Постническом слове о скорбях, посылаемых инокам, что они – суть величайшая благодать Божия.

Здесь я живу весьма уединенно, почти как затворник; но слух носится, имеющий значительную достоверность, что куда-то вскоре переведут в видах предоставить мое нынешнее место лицу более способному и достойному. Уповаю на милость Божию, что, по Его всесильному повелению и духовному рассуждению, даруется мне место удобное ко спасению и сообразное крайней моей немощи. Тело мое истощено продолжительными болезнями, кои во мне укоренились. Воды начали их гнать, от чего открылось сильное отделение гнилых золотушных мокрот. Такое положение весьма затруднительно.

Затем: поручая себя Вашим святым молитвам, с чувствами совершенного почтения и искреннейшей преданности имею честь быть Вашего Высокопреподобия покорнейшим слугою

Игнатий, Епископ Кавказский и Черноморский.

12 января 1861 года.

Письмо No40

Получено 5 августа 1861 года.

Ваше Высокопреподобие,

достопочтеннейший отец Игумен Дамаскин!

Искреннейше благодарю Вас за любвеобильное письмо Ваше от 15 июня и фотографическую съемку местностей Валаама186, из которых многие очень знакомы мне. Часто помышляя о том, сколько душеполезно окончить жизнь в уединении, вдали от почестей, в покаянии и плаче, переношусь мыслию к Валааму, и ощущаю в душе стремление к его величественным пустыням; но в состоянии моего здоровья вижу непреодолимое препятствие к исполнению моего желания. Вы спрашиваете о моем здравии? только ныне летом начал чувствовать некоторое облегчение от болезни, так сильно было мое расстройство во всем организме. До сих пор принимаемыя лекарства и обильно употребленные воды минеральные производили только расслабление и гнали золотушную и ревматическую мокроту, которой из меня вышло много вёдр. Нет надежды, чтоб я получил полное выздоровление по преклонности лет моих; но и облегчение уже должен признавать великою милостию Божиею.

С особенною приятностию читал я преуспеяние святой обители в материальном отношении187. Конечно, она при наружном развитии устрояется и духовно, несмотря на слабость сил душевных и телесных современного поколения. Не без причины Промысл Божий попускал Вам много опытов, из коих иные были очень горьки. Полагаю, что Вы сами теперь замечаете, что образ правления Вашего много изменился и усовершенствовался: почему и духовное воспитание и окормление братства должно приносить более существенных плодов.

Потрудитесь передать мое благословение и усерднейший поклон всему братству Вашему, а равно и Василию Михайловичу Никитину188. Весьма радуюсь его расположению к Валаамской обители.

Мой Архиерейский дом очень похож на скит; кругом в садах и розах189. Вид из моего кабинета несколько напоминает вид на гору за губою из окон тех келлий Валаамского монастыря, в которых я останавливался190. Живу уединенно, и должен благодарить Милосердого Господа за бесчисленные милости, на меня излиянные.

Призывая на Вас благоволение Божие и паки благодаря Вас за письмо Ваше, с чувствами совершенного почтения и преданности имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Игнатий, Епископ Кавказский и Черноморский.

1861 года, 19 июля.

Письмо No41

Получено 16 декабря 1861 года.

Ваше Высокопреподобие,

возлюбленнейший о Господе отец Игумен Дамаскин!

Всеблагий Бог, по неизреченной милости Своей, даровал мне то, чего я давно желал и о чем всегда помышлял. Общежительный монастырь Святителя Николая, именуемый Бабаевским191, послужит мне тихою пристанию после продолжительного и опасного обуревания в житейском море. Обитель эта очень уединенна, на в весьма здоровом, сухом месте, с превосходными водами. Братство – простое и с настроением монашеским. Вот причины, по которым я, соображаясь с своею немощию, просил себе сего монастыря для окончания в нем моего земного странствования. Мне предоставлены по отношению к Обители права Епархиальнаго Архиерея, то есть главное управление его; но она сохранила своего настоятеля, который управляет ею на правах настоятеля по докладам Епископу, подобно тому как бы наместник в Лавре. Таковым распоряжением я весьма успокоен.

Устав монастыря схож на Валаамский192: ибо порядок здесь введен настоятелем, воспитанником Саровской Пустыни193. По времени этот порядок несколько изменился, даже слишком изменен другими настоятелями. Мне хочется в некоторой степени, наиболее в духовном отношении, восстановить Саровский Устав. По сей причине утруждаю Вас покорнейшею просьбою: прикажите переписать для меня Валаамский Устав, не славянскими буквами, но скорописью, лишь бы переписано было верно, без ошибок и пропусков. Также потрудитесь прислать при отношении, адресуя в Ярославль, чертежи гостиницы Вашей194. Здесь все братские келлии пришли в ветхость и необходимо требуют перестройки: желаю, чтоб постройки здешния были сделаны прочно, с должною иноческою скромностию и удобством. По миновании надобности потщусь возвратить с благодарностию. Когда же откроется навигация, не откажитесь прислать низменную камилавку и клобук195; какие Вы сами носите: мне они весьма нравятся, а нынешние модные, высокие, очень не нравятся.

Потрудитесь передать всем отцам и братиям Святой обители Вашей мое благословение и усерднейший поклон. Единственный сын моего родного брата, Ставропольского губернатора, поступил в монастырь196. Сперва он жил на Угреше197, а в проезд мой чрез Москву присоединился ко мне и теперь живет при мне, исправляя послушание письмоводителя. Настоятельское место здесь занял игумен Иустин198, бывший на Кавказе экономом Архиерейского дома, а в Сергиевой келейником моим: ибо прежний настоятель199, из вдовых священников, еще до приезда моего испросил себе другое настоятельское место. Повторяю Вам, что я должен непрестанно славословить неизреченное милосердие Божие ко мне. Временное, каково бы оно ни было, всё – временное, а кому Бог дарует время и способ к покаянию, тому дарует залог вечного, неотъемлемого, Аще и сами не пренебрежем Божиим даром.

Поручающий себя Вашим святым молитвам

Ваш покорнейший слуга

Епископ Игнатий. 16 ноября 1861 года.

<примечания>

Письмо No 42

Получено 13 января 1862 года.

Ваше Высокопреподобие,

честнейший и возлюбленнейший о Господе

отец Игумен Дамаскин!

Приношу Вам искреннейшую благодарность за поздравление Ваше, за благожелание и любовь Ваши ко мне, грешному. Господь да вознаградит Вас в сем и будущем веке.

О себе уведомляю Вас, что я в высшей степени доволен моим настоящим положением, устроившимся для меня не иначе как по мановению и милости Бога. После тяжких трудов и многих скорбей посреди современного человеческого общества сладок покой в тишине уединения. По высказанному мною удобству (т. е. по уединению) Обитель Бабаевская подходит к Валаамской, даже, извините, превосходит ее. Зимою никого не бывает по отдаленности городов и трудности проезда; я прибыл сюда 14 октября, и с сего числа по 1 января 1862 года у меня было только пять посетителей – господ на самое короткое время. Летом пристает пароход, и не один, на 15 минут, в течение коих богомольцы едва успеют отслужить молебен, и должны спешить обратно на пароход. Братство благомыслящее, с строгим общежительным направлением; общежитие заведено было, как и на Валааме, воспитанником Саровской Пустыни200. Вам бы, о. Игумен, летом побывать у нас! При нынешних средствах сообщение это не отнимет у Вас ни много времени, ни много денег. Вы можете преподать нам много полезных советов, а мы постараемся по ним исправить здешний чин, который несколько уклонился от введеннаго первоначально. Причиною тому были настоятели иного направления.

Прошу передать мой усерднейший привет и убогое благословение всему ввереному Вам братству. Поручая себя Вашим святым молитвам и о Господе любви, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою.

Епископ Игнатий. 1 января 1862 года.

P.S. Вероятно, Вы получили мое письмо, писанное уже отсюда201. Я надеюсь, что изложенные в нем просьбы Вы не откажетесь исполнить. Мой адрес: в Ярославль.

Письмо No43

Получено 24 марта 1862 года.

Ваше Высокопреподобие,

достопочтеннейший отец Игумен.

Приношу Вам искреннейшую благодарность за письмо Ваше от 17 января и за присланный проект гостиницы202, которым я еще не мог воспользоваться, ибо за монастырь еще не выходил, и своей (Бабаевской) гостиницы не видал. По болезненности сижу безвыходно в келлии; в церкви мог быть только четыре раза во всю зиму. Говорят, что гостиница большая, двухэтажная, каменная, а так бестолкова, что для пристанища имеет покоев очень немного. Спаси Господи за приглашение на Валаам! Нет, родной мой: видно, я простился навсегда с Валаамом, – так сужу по болезненности моей. Надо собираться в путешествие иное: уже не по водам, а по воздуху. На все свое время, и за все слава Богу.

О камилавке и клобуке. Прикажите их сделать по мерке Вашей благословенной главы: такие клобук и камилавка будут стоять здесь в рухольной для образца и памяти. Велите одну камилавку сделать такую, какие носятся под клобуком, а другую такую, какая носится в служении203. Здесь вводим многое по Валаамскому и Саровскому образцу. Столбовое пение заведено; откровение помыслов старцам заводим, особливо для новоначальных; старожилов же не принуждаем. Местом я очень доволен, а паче тем, что меня никто не беспокоит. Это крайне нужно мне.

Благословение Божие да почиет над Вами и над Святою обителию. Поручая себя Вашим святым молитвам, с чувством искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Епископ Игнатий. 27 февраля 1862 года.

Письмо No44

Получено 27 июня 1862 года.

Ваше Высокопреподобие,

достопочтеннейший отец Игумен!

Литографированные изображения святителя Тихона204 мною получены, и за доставление их приношу Вашему Высокопреподобию мою совершенную признательность. Спасет Вас Бог за труд, который Вы приняли о напечатании их. Также получена мною и другая посылка: камилавка и клобук, за что также много благодарен. – Здоровье мое, отец Игумен, очень плохо. Настала благоприятнейшая погода, здешнее место – прездоровое, воды – отличные, рыба – всегда свежая; но всё это мало помогает.

Прося Ваших святых молитв и призывая на Вас и на вверенную Вам Обитель обильное благословение Божие, имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Епископ Игнатий. 13 июня 1862 года.

Письмо No45

Получено 9 июля 1862 года.

Возлюбленнейший о Господе,

отец Игумен Дамаскин!

Приношу Вашему Высокопреподобию мою искреннейшую признательность за воспоминание Ваше о мне, грешном, и за письмо Ваше от 24 мая205. Сердечно радуюсь преуспеянию святой обители Валаамской, для которой нужно, по её обширности и многочисленному братству, по особенному удобству ее к иноческой жизни, усиление способов к устроению и содержанию, да всякое вещественное довольство имуще, возможет преизобиловать она духовным благорастворением. Извините моей забывчивости, этому признаку старости и изнеможения, я полагал, что извещал Вас о получении копии с монастырского Устава и благодарил за доставление ее. Исправляю ныне мою погрешность принесением Вам искреннейшей моей благодарности. Проекты гостиницы мною обращены к Вам при посредстве десятника Вашего Павла206.

О себе уведомляю, что чувствую себя весьма слабым по здоровью; положением же моим весьма доволен. Ожидаю Вашего посещения, что Вам весьма удобно будет сделать при поездках Ваших в Москву, каковые поездки, вероятно, окажутся необходимыми по случаю устроения часовни Вашей в Москве207.

Призывая обильное благословение Божие, достопочтеннейший отец Игумен, на Вас и на вверенное Вам братство испрашивая Ваших святых молитв, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Епископ Игнатий. 5 июля 1862 года.

Письмо No 46

Получено 5 декабря 1862 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Достопочтеннейшее письмо Ваше от 14 октября208 имел честь получить 17 ноября от Павла десятника209, который рассказом о Вас и о Святой Обители пополнил краткость письма. Между прочим, он утешил меня известием, что Вы ныне зимою располагаетесь побывать в Москве и при этом посетить Бабаевский монастырь. Милости просим! Сердечно буду рад видеть Вас, вероятно, в последний раз в сей жизни. Что отвечать Вам на вопрос Ваш о моем здравии? Постоянно чувствую себя весьма слабым, а по временам и очень больным. Настоящим приютом моим я вполне доволен. Слава Богу за настоящее! Слава Богу за прошедшее! И относительно будущего возлагаемся на милость и волю Божии. Призывая благословение Божие на Вас и на вверенное Вам братство и благодаря за постоянное памятование о мне, грешном, письмо сие сокращаю в надежде скорой личной беседы.

С чувствами совершенного почтения и искреннейшей преданности имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Епископ Игнатий. 18 ноября 1862 года.

Письмо No 47

Получено 4 мая 1863 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Приношу Вам искреннейшую благодарность за постоянное памятование Ваше о мне, недостойном. Как письмо Ваше от 22 марта210, так и виды Валаамскаго монастыря211 и острова я имел истинное удовольствие получить, полюбовался, и с сердечным сочувствием перенесся мыслию к жителям этих чудных мест. Мною поручено Ивану Ильичу Глазунову212 доставить Вашему Высокопреподобию отпечатанные мои скудоумные сочинения213: прошу принять их, как знак любви и памяти.

Очень сожалею, что Вы не пожаловали ныне зимою в Бабаевский монастырь. Силы мои и здоровье постоянно оскудевают; также и Ваши годы уходят. Если не увидимся в здешней жизни, то да дарует нам милосердый Господь радостно увидеться в будущем веке.

Призывая благословение Божие на Вас и на вверенное Вам братство и прося Ваших святых молитв, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Епископ Игнатий. 21 апреля 1863 года.

Письмо No 48

Получено 22 октября 1863 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Покорнейше прошу Вас дать знать десятнику Павлу Иванову214 , чтоб он на пути своем на родину навестил меня: имею особенную нужду видеть его.

Желаю Вам и обители всех истинных благ. Новые формы, вводимые в крае215, да послужат к усугублению благосостояния, в которое приведен Валаамский м[онасты]рь.

Конечно: при таких обстоятельствах потребуется усугубление и Ваших забот.

Прося Ваших святых молитв и призывая обильное благословение Божие на Вас и на братство Ваше, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою

Е<пископ> Игнатий. 2 октября 1863-го года.

Письмо No 49

Получено 16 декабря 1863 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший о. Игумен!

Спешу отвечать Вам на письмо Ваше от 27 октября216. Вам необходимо тщательнейше наблюсти за отношениями, в которые должен быть поставлен Валаамский монастырь при разрешении настоящего вопроса. Вы, при тщательном наблюдении и ходатайстве, можете приобрести значительные выгоды для обители. Люди, много получающие, много дают. Эти минуты надо ловить. В противном случае можно встать в такие стеснительные обстоятельства, из которых после не выйдешь.

Мое здоровье слабое. По комнатам с трудом похаживаю. Из комнат выхожу весьма редко, единственно в церковь, к Литургии. Летом изредка выхожу в рощу и на поле. За всё слава Богу, и на всё – свое время.

Поручая себя Вашим святым молитвам, с чувствами совершенного почтения и искреннейшей преданности имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейший слуга

Епископ Игнатий. 26 ноября 1863 год.

Письмо No 50

Получено 15 февраля 1864 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец,

Игумен Дамаскин!

Приношу Вам искреннейшую признательность за воспоминание Ваше о мне и поздравление с Праздником Рождества Христова и Новым Годом, с каковыми равномерно поздравляя Вас и вверенное Вам братство, желаю Вам всех истинных благ.

Поздравляю Вас со спокойным положением, дарованным милостию Божиею чрез посредство Архипастырей. Искренно желаю, чтоб это положение послужило ко благу обеих обителей, и Ваше служение принесло плод, благоприятный Богу217.

Точно! Вам нужно особенно озаботиться о том, в какое положение будет поставлен Валаамский монастырь при настоящей реформе в Финляндии218. При таких реформах обыкновенно всякая страна заботится об том, чтоб упрочить основания своей национальности, то есть чтоб народ сохранил свой язык, свои обычаи, свою религию, и по этой причине всегда пребыл бы отдельным народом. С стремлением упрочить свою религию естественно соединено стремление уничтожить влияние других религий на свою страну. И потому Вам необходимо, нисколько немедля, самим лично побывать в том месте, где происходят совещания, и мерами любви склонить, чтоб Вам была открыта мысль о Православных обителях. Затем такими же мерами любви склонить совещавающиеся лица, чтоб они не сделали ничего отяготительного для обителей. Иногда какая-либо безделица может быть чрезвычайно отяготительною и расстроить не только спокойствие, но и благосостояние монастыря. Гораздо лучше обделывать такие дела соглашением, нежели столкновением. Притом, когда все будет утверждено Высшею властию: тогда трудно, а может быть, и невозможно что-либо изменить.

О себе скажу Вам, что благодарю и славословлю Господа за настоящее мое положение. Чем долее живу в устранении от шумного и суетного мира и дел его: тем более и более чувствую, что дух мой успокоивается. Слабость телесных сил постепенно умножается, почему из комнат выхожу очень редко; иногда служу, но глас мой едва слышен по причине ослабления груди и легких, а длинных молитв на молебнах вовсе и читать не могу. На всё свое время. Время начинать земное странствование, время быть на средине его и время оканчивать его.

Призывая обильное благословение Божие на Вас и на братство Ваше, поручая себя Вашим святым молитвам, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою.

Епископ Игнатий. 4 февраля 1864 года.

Письмо No 51

Получено 15 января 1865 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Примите мое усерднейшее поздравление с наступающим Великим праздником Рождества Христова, равным образом и с получением Монаршей милости219, о чем я узнал только из письма Вашего, потому что ни газет, ни журналов не читаю за крайнею слабостию здоровья и зрения, выносящего самое умеренное чтение, и то лишь при дневном свете. Благодарю Вас за присланное печатное, подробное описание Валаамского монастыря! В каком прекрасном переплете прислали Вы мне описание той обители220, которую я особенно люблю и уважаю по особенным удобствам ее к монашеской жизни!

Павел посетил меня 22 ноября, прислав прежде письмо Ваше и посылку. Благодарю Вас за намерение посетить меня! Хотя не видал я Вас телесными очами давно, но сердечными зрю присно, и особенно благодарен Вам за то, что Вы принадлежите к тем весьма немногим личностям, которые, расставшись со мною по телу, остались в единении по любви.

Поручая себя Вашим святым молитвам и призывая благословение Божие на Вас и на вверенное Вам братство и обитель, коей желаю преуспеяния и развития в духовном и вещественном отношениях, с чувством искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою.

Епископ Игнатий. 20 декабря 1864 года.

Письмо No 52

Получено 30 марта 1866 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший о. Игумен Дамаскин!

Приятнейшее письмо Ваше от 17 февраля221 получено мною 5 марта. Принося Вам искреннейшую благодарность за воспоминание Ваше о мне, поздравляю Вас с текущею четыредесятницею и с наступающим Праздником праздников – Светлым Воскресением Христовым.

Здоровье мое было потрясаемо с детства многими тяжкими потрясениями, а потому в старости не может уже поправиться, и постепенно разрушается более и более. Особливо истощание сил – необыкновенное! По этой причине почти не выхожу из келлий и ничем не занимаюсь. Взирая на окончательную участь многих знакомых и родственников, проведших жизнь среди мира в служении ему и внезапно восхищенных смертию, благодарю Бога, приведшего меня в монастырь. Хотя в монастыре живу весьма недостаточно; но в миру, наверно, жил бы еще хуже, и, занявшись суетностию, не получил бы никакого живого понятия о Боге.

Родственная Валааму Саровская пустынь приняла с особенною благосклонностию «Аскетические Опыты»222. Туда выписано одиннадцать экземпляров.

Если вздумаете посетить Бабаевский монастырь, то я желал бы, чтоб Вы пожаловали в то время, как Собор будет окончен вчерне, что, уповаю, совершится в лето 1867 года223. Желаю сего с тою целию, чтоб Вы, увидав в натуре сие здание, воздвигли подобное еще в лучшем виде на горах Валаамских224. Храм имеет особенные удобства в отношении к требованиям монастырского Богослужения.

Поручая себя святым молитвам Вашим и вверенного Вам братства, призывая на Вас обильное благословение Божие, с чувством искреннейшего уважения и преданности имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою.

Епископ Игнатий.

7 марта 1866 года.

Мой адрес: в Ярославль, а не в Кострому.

Письмо No 53

Получено 16 апреля 1866 года.

Недавно писал я к Вам: и паки пишу, побуждаемый моею убогою любовию к святой обители Валаамской, которой вы Настоятель, и к святой обители Коневской, которой Вы – Благочинный. Обратите внимание на письма мои, которые писал я к Вам по приезде моем в Баб[аевский] монастырь. Блюдите, како опасно ходите, сказал Апостол (Еф. 5. 15).

Нахожусь в крайнем изнеможении, и прошу у обеих обителей, паче же у их Настоятелей, чтоб помолились о мне, грешном и болящем.

Недостойный Епископ Игнатий.

4 апреля 1866-го года.

Письмо No 54

Получено 30 октября 1866 года.

Ваше Высокопреподобие,

возлюбленнейший о. Игумен Дамаскин

со всею о Христе братиею!

Приношу Вам искреннейшую благодарность за любвеобильное воспоминание Ваше о мне и за присланные книжки225. Здоровье мое весьма слабо. Иногда сделается полегче, а иногда так тяжело, что и смерть представляется близкою. Вообще же чувствую необыкновенное истощание сил, что есть естественное последствие весьма продолжительного болезненного состояния. Уединенным местом жительства и прочею обстановкою я весьма доволен и благодарю Господа, даровавшего мне положение, столько соответствующее немощи моей, душевной и телесной. Прося Ваших святых молитв и призывая обильное благословение Божие на Вас и на все возлюбленное братство Ваше, с чувством искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою.

Епископ Игнатий.

17 окт<ября> 1866 г.

Письмо No 55

Получено 23 января 1867 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший о. Игумен Дамаскин!

Приношу Вам и вверенному Вам братству искреннейшую благодарность за любвеобильное воспоминание Ваше о мне, и, взаимно поздравляя Вас с прошедшими праздниками и наступившим Новым Годом, усерднейше желаю Вам от всещедрой десницы Господней всех истинных благ.

Утешаюсь благою вестью о благосостоянии святых обителей, Валаамской и Коневской. Мое здравие очень расстроено, а милосердый Господь даровал по такому состоянию здоровья и положение спокойное в уединенной Бабаевской обители. –

Поручено брату226 моему доставить в Санкт-Петербургскую часовню Валаамского монастыря две остальные части моих убогих сочинений227, что должно последовать в марте месяце или в конце февраля; прошу принять их благосклонно, а мне выслать один экземпляр описания Валаамского монастыря228, потому что присланные Вами мною подарены добрым людям.

Прошу у Вашего Высокопреподобия и у вверенного Вам братства благоприятных Богу молитв о мне, грешном и болящем. Призывая на Вас и на вверенную Вам обитель обильное благословение Божие, с чувством искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою,

Епископ Игнатий.

10 января 1867 года.

Письмо No 56

Получено 22 апреля 1867 года.

Ваше Высокопреподобие,

Высокопреподобнейший отец Игумен!

Приношу Вам и братству святой обители Вашей усерднейшее поздравление с наступающим Праздником праздников, с Светлым Воскресением Христовым. Приветствую Вас всерадостным приветствием «Христос Воскресе», и желаю Вам всех истинных благ во времени и в вечности. Вместе с этим очень благодарю Вас за присылку печатного описания обители Вашей и других брошюр, изданных Валаамским монастырем229.

В начале Великого Поста посетил меня Ваш десятник Павел230. С приятностию услышал я от него некоторые подробности о Вас и о Валаамском монастыре.

Поручая себя Вашим святым молитвам и молитвам вверенного Вам братства, с чувствами искреннейшей преданности и уважения имею честь быть

Вашего Высокопреподобия

покорнейшим слугою.

Епископ Игнатий231.

10 апреля 1867 года.