ЧТЕНИЕ ИЗ НОВОГО ЗАВЕТА

Евангелие Марка

Гл. 1, ст. 20. И тотчас призвал их. И они, оставив отца своего Зеведея в лодке с работниками, последовали за Ним. Говорится об Иакове и Иоанне, братьях. Как сильно слово Господа, Творца человеков! Он только позвал их идти за Собою – и они пошли, оставив и отца своего, и свой промысел навсегда.

Ст. 22. И дивились Его (Господа) учению, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи. Посмотрел бы я, Господи, на Божественное лице Твое, какое пребожественное выражение было в нем, когда Ты говорил с людьми и учил их; какая благодать исходила из уст Твоих в словах Божественной премудрости, власти и силы. Да, нельзя было сколько-нибудь благонамеренному человеку противостоять словам Его; Он говорил как Бог, с силою и властию Бога. Не может быть, чтобы и книжники и фарисеи не говорили тоже с некоторою властию, – но то была власть человеческая, власть людей порочных, самолюбивых. Это была тень власти, а потому на нее мало и внимания обращали.

25 [-27 ст.]. Но Иисус запретил ему (духу нечистому), говоря: замолчи и выйди из него. Тогда дух нечистый, сотрясши его (человека) и вскричав громким голосом, вышел из него. И все ужаснулись, так что друг друга спрашивали: что это? что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему? Как не видеть здесь Творца мира духов и мира вещественного? Слова Господня беспрекословно слушается злой демон и нехотя оставляет человека. Нельзя было не ужасаться и не дивиться при виде такого чуда, нельзя было не благоговеть пред Чудотворцем. Люди в первый раз видят такого нового Учителя-Чудотворца, Который со властию повелевает самым духам нечистым, которые так много мучили тогда людей и которых силы никто не мог одолеть. И я, Господи, ужасаюсь и дивлюсь делам Твоим и лобызаю воскрилия Твоих священных риз.

31 ст. Подойдя, Он поднял ее, взяв ее за руку; и горячка тотчас оставила ее, и она стала служить Ему. Слава, Господи, всемогуществу Твоему и благости. Как ясно из дел Твоих, что Ты – Творец мира! Непростительно было бы, глядя на дела Твои, не веровать, что Ты – Спаситель мира, обещанный Мессия, Сын Божий. Как справедливы слова Твои о книжниках и фарисеях: Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха [Ин. 15:24]. 32[-34] ст. При наступлении же вечера, когда заходило солнце, приносили к Нему всех больных и бесноватых. И весь город собрался к дверям. И Он исцелил многих, страдавших различными болезнями; изгнал многих бесов, и не позволял бесам говорить, что они знают, что Он Христос. К Спасителю приносили недужных и бесноватых при захождении солнца потому, что днем совершенно нельзя было найти доступа к Спасителю. Но и при захождении уже солнца Спасителя желал видеть и слышать весь город, так что у дверей дома, где был Спаситель, была непроходимая толпа народа. И здесь опять вижу исцеления Божественного моего Спасителя. Он исцеляет и здесь многих, страждущих самыми сильными и закоренелыми недугами, и изгоняет злых бесов с повелением, чтобы они не провозглашали Его Божественного имени, так как они знали, [чули], что то был их Творец и Судия.

35 ст. и далее. Весьма рано поутру, когда всюду была еще тьма, Спаситель встал и пошел в пустое место и там молитву деяше. Смотри, человек, на образец твой: как Господь искал случая помолиться Богу, Отцу Своему. Быв постоянно с народом, который с трудом мог расстаться с Ним на несколько часов ночи, Он улучил минуту общего покоя и удалился в пустое место – для молитвы. Но лишь только Он ушел, все спохватились и начали искать Его: Симон Петр и другие с ним погнались за Ним и, нашедши, сказали Ему, что все Его ищут. А Он сказал им, что надобно быть им и в ближних городах и селениях, чтобы и там проповедать, так как Он для того и пришел на землю. О превожделеннейший Иисусе! Видно, зрак Твой, беседа Твоя, душа Твоя, сердце Твое были так хороши, вожделенны, что трудно было расстаться с Тобою. 39. И Он проповедывал в синагогах их по всей Галилее и изгонял бесов. И здесь опять исцеления. Безмерны были благодеяния Твои, Слове Божий. Но меньше ли Ты и теперь благотворишь? Ты вчера и сегодня, как и и во веки Тот же [Евр. 13:8].

40[-42]. Приходит к Нему прокаженный и, умоляя Его и падая пред Ним на колени, говорит Ему: если хочешь, можешь меня очистить. Иисус, умилосердившись над ним, простер руку, коснулся его и сказал ему: хочу, очистись. После сего слова проказа тотчас сошла с него, и он стал чист. Слава милосердию и всемогуществу Твоему, Господи! Страшная болезнь, проказа, исцеления от которой искал некогда у Елисея Нееман, знатный вельможа Сирийский, и получил исцеление по слову пророка в водах ознаменованного чудесами Иордана, Спаситель наш исцелил прикосновением и словом: очистись. Не очевидно ли для всякого, что боле Елисея зде, – Елисея, великого пророка, которому славный пророк Илия оставил сугубый дух свой, сугубую благодать чудотворений. Но такая лютая болезнь исцелена, Господи, единственно по Твоему милосердию: больной не заслуживал того; вероятно, болезнь поразила его за грехи. Иисус, умилосердившись над ним, простер руку, коснулся его.

Гл.2. Иисус Христос входит в Капернаум; услышали, что Он зашел в дом, и вот собралось много народа, так что наполнился не только весь дом, в коем был Спаситель, но и при дверях не было места. Господь по обыкновению учил. Вот приносят к Нему человека, расслабленного жилами. Так как народу было множество и теснота непомерная, то четверо носильщиков взобрались на крышу, разобрали ее и опустили чрез нее больного на пол, где был Господь. Видя веру их, Спаситель сказал расслабленному: чадо, отпущаются тебе грехи твои. Смотрите, как овцы чуют доброго Пастыря и стремятся слышать слово Его: где ни появлялся Иисус, всюду встречали Его несметные толпы народа. А как очевидно было для всех Божественное могущество Господа: все, нимало не размышляя, приносили для исцеления больных или сами приходили в совершенной уверенности, что Божественный Чудотворец может исцелить всякую болезнь и всякую немощь [Мф. 4,23]. Спаситель больному говорит: чадо, отпущаются тебе грехи твои, а не: исцеляется болезнь твоя, – потому что грехи – главная причина болезней. Далее видим, что некоторые из книжников, тут сидевших, подумали только об Иисусе Христе, что Он богохульствует, и Он уразумел духом Своим их помышления сердечные и обличил их, снова сказав расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой [ст. 11]. Больной, который прежде мог только лежать, вдруг встает (чудо), берет одр (новое чудо) и идет (большее чудо) в дом свой при виде всех. Народ поражен был удивлением и весь громогласно прославил Бога, признавшись, что он никогда не видал ничего подобного. Слава Тебе, Божественный Чудотворче, Агнче Божий, приявший недуги наша и болезни наша понесший!

13 ст. и далее. Затем Господь идет к морю; весь народ за Ним – а где народ, там и проповедь Спасителя: Он и здесь их учит. Так Спаситель дорожил каждым случаем к сеянию слова Божия; так Он искупал время. На пути Он увидел Левия Алфеова, сказал ему: иди за Мной. И тот пошел – так непреоборимо сильно слово Творца! Спаситель благоволил зайти в дом его и возлечь; вместе с Ним и с учениками Его возлежали многие мытари, или жестокие и хищные сборщики податей, и другие люди, не отличавшиеся праведностию. Они шли за Иисусом из Капернаума и вместе с Ним зашли в дом Левия. Господь был столько благ и смирен, что ел и пил вместе с ними у новоизбранного апостола. Книжники и фарисеи, оправдывающие [себя] пред человеки и высоко о себе думавшие, вероятно, думали найти в этом повод обвинить Спасителя человеков во грехе и сказали ученикам Его: зачем учитель ваш с мытарями и грешниками ест и пьет? Господь, услышав это, премудро ответил им: не требуют врача здоровые, но больные. Я пришел призвать к покаянию не праведников, а грешников. Так и мы, удостоенные быть пастырями стада Христова, должны есть и пить со всеми и не оскорблять своих пасомых отказом участвовать в их трапезе. С овцами по-овечьи и жить надобно, то есть не чуждаться приличий и обычаев, принятых между пасомыми. Нужно, по апостолу, всем быть вся, чтобы спасти по крайней мере некоторых [1Кор. 9,22]. Вскоре сделана была другая придирка. Ученики святого Иоанна Крестителя и фарисейские постились. И вот они пришли и сказали Ему: почто мы постимся, а Твои ученики – нет? Премудрый ответ на это Спасителя известен. Из ответа Его видно, как много щадил Он немощь учеников Своих. Он уподобил их ветхой ризе и мехам ветхим. Какое прекрасное, остроумное, светлое уподобление. Не точно ли каждый апостол, избранный из учеников Ветхого Закона, из людей, обветшавших от страстей и грехов, слабых по уму и сердцу, – похож был на ризу ветхую, к которой нельзя было пришить нового плата без опасности сделать пришивкою нового плата к ветхой, изношенной ризе большую дыру? Надобно было обновить, переродить их и тогда уже заставлять их исполнять требования Нового, лучшего Завета. Или иначе: не точно ли похожи были апостолы в известном отношении на мехи ветхие, в которые нельзя было вдруг налить нового вина благодатных требований Нового Завета? Апостолы не вынесли бы их по слабости своей природы, слова Спасителя могли показаться им жестокими, и они не стали бы слушать Его или даже оставили бы Его и, таким образом, погибли. Потому-то в заключение и прибавил Спаситель, что вино новое надобно вливать в мехи новые. А когда стали апостолы людьми новыми? По сошествии на них Святого Духа. Тогда и сами они познали свое обновленное состояние и всем проповедовали: кто во Христе, тот новая тварь [2Кор. 5,17].

23 ст. и далее. Далее. Фарисеи захотели обличить Господа в том, зачем ученики Его в субботу рвут колосья и едят. Спаситель указал им на пример Давида: неужели вы не читали никогда, что сделал Давид, когда имел нужду и взалкал сам и бывшие с ним? А известно, что он зашел во храм, сам ел и дал бывшим с собою хлебы предложения, которые могли есть только священники. Значит, не должно стесняться в крайности заповедию, как стеснялись, например, иудеи субботою, не при Иисусе Христе только, но и прежде Его, например, при Маккавеях, до того, что позволили в субботу напасть на себя неприятелям и перебить себя. Например, Церковью предписан пост. А в известном месте чрезвычайно трудно держать его по дороговизне или неблагоприятным для здоровья следствиям постной пищи, тогда как скоромная пища и дешева, и здорова. В этом случае христианская свобода позволяет нарушить пост и, ничтоже сумняся, кушать скоромное. Не человек для поста, а пост для человека установлен.

Гл.3, ст. . Протяни руку твою. Он протянул, и стала рука его здорова, как другая. Так от одного слова Творца неправильности в теле исчезают, чтобы дать место порядку, какой существует в здоровом теле.

Ст.7 и далее. Господь идет к морю; многое множество народа, наслышавшись о чудесах Спасителя, пришли к Нему из разных, близких и далеких мест: из Иудеи, Иерусалима, Идумеи, с той стороны Иордана, из Тира и Сидона – и шли теперь за Ним к морю. Он сказал ученикам Своим, чтобы Ему приготовили лодку по причине множества народа, который теснил Его, так как по исцелении Иисусом Христом многих больных некоторые больные стали даже бросаться на Него, чтобы исцелиться, и бесноватые, увидев Его, припадали к Нему и кричали, говоря: Ты – Сын Божий...

13 ст. и далее. Он восходит на гору и избирает двенадцать апостолов.

20 ст. и далее. Заходит с учениками Своими в один дом, вероятно, закусить, но народу собралось столько, что они не могли поесть. Вероятно, Спаситель и здесь учил; некоторые, бывшие с Ним в дому, вышли из него, чтобы подговорить других и взять Его, так как, говорили они, Он беснуется (вышел из себя). А книжники говорили, что Он имеет в Себе веельзевула и при его помощи изгоняет бесов. Ответ на это Спасителя.

28 ст. и далее. Об отпущении людям, ради покаяния их, всех грехов, кроме хулы на Духа Святого, потому что некоторые говорили, что Он имеет в Себе духа нечистого.

Гл. 4. Учит при море по удобности места. Народу собралось много, так что Он влез в лодку и сидя учил из нее: весь народ стоял на земле при море. Здесь Он произнес замечательную Свою притчу о сеятеле. Истинно творческая премудрость, или всеведение, видны в этой притче. Спаситель в совершенной ясности знал, что бывает и будет во все времена со словом Божиим. Когда ученики и те, которые остались с Иисусом по уходе народа, просили объяснить им эту притчу, Он сказал им: этой ли притчи вы не понимаете? Как же вы все притчи поймете? Сеющий, сказал Он, слово сеет, то есть Он, Господь наш. А которые находятся при пути во время посева слова – это те, которые услышат слово, но приходящему сатане дозволяют взять его из сердец своих. Слово сеется на камне, когда те, которые, услышавши слово, с радостию принимают его, но не имеют в себе корня, легкомысленны, которые из-за несчастия или из-за гонения ради Евангелия соблазняются. Слово сеется в тернии, когда те, которые слышат слово, подавляют его печалию житейскою3, прелестию богатства и другими похотями и остаются бесплодными. А на доброй земле – когда те, которые слышат, принимают слово и плод творят на тридцать, на шестьдесят и на сто. Господь видел пред Собою много народа, который с жадностию слушал Его учение, но в то же время видел и расположения душевные всех и каждого и потому направил эту притчу против всех как обличение и, вместе, как урок.

26 и далее стихи. И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он [слав.: и семя прозябает и растет, якоже не весть он (а как, и сам он не знает)], ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе (то есть человек с помощью Божией начинает, а Бог возращает дело спасения). Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва. Ты спасаешь нас, Господи, Своими дивными, премудрыми судьбами, а мы не знаем, как Ты нас спасаешь, как Ты возращаешь в нас класы присноживотия.

34 ст. Без притчи же не говорил им, а ученикам наедине изъяснял все. Как много заключает в себе это слово: все. Да, все, что нужно было для их веры, утешения и научения других. Как много не передали нам богомудрые апостолы! Евангелия написаны с тем только, чтобы мы веровали, что Иисус Христос есть Сын Божий, и чтобы, веруя, имели во имя Его живот вечный.

35 ст. и далее. Вечером того дня, когда говорил притчу о сеятеле, Господь сказал ученикам Своим: перейдем на ту сторону моря. И вот, отпустив народ, Спаситель поплыл в лодке на другую сторону. Были с Ним и другие лодки. Поднялась сильная буря, так что волны уже заливались в лодку, и лодка стала погружаться в воду. А Господь между тем спал на изголовье, в корме. Вот Его разбудили и сказали: Учитель! Нипочем Тебе что ли, что мы погибаем? Проснувшись, Он запретил ветру и сказал морю: молчи, перестань, – ветер перестал, и стало весьма тихо. А ученикам сказал: что вы так страшливы; как вы не имеете веры? Всех объял великий страх, и они говорили друг другу: Кто это такой, что и ветер, и море послушны Ему? Вот торжество нашей веры! Вот божественность ее Основателя, так разительно очевидная из Его власти над стихиями. А как перепугались ученики Его! Сначала от опасности погибнуть, а потом – увидевши страшное чудо послушания слову Спасителя моря и ветра! Прежде смотрели на Него с доверчивостию, без всякого страха, спрашивали Его о разных предметах, говорили с Ним, а теперь не смеют и смотреть прямо, как бы не знают Его и говорят: Кто это такой, что и море, и ветры слушают Его?

Гл.5. Переправившись на ту сторону озера, Спаситель с учениками и некоторыми из народа пришли в землю Гадаринскую. Лишь только Он вышел из лодки, как встретил Его человек в духе нечистом, имевший жилище в гробовых пещерах, шумевший в горах день и ночь и бросавший камни. Сила в нем была необыкновенная: никто не мог связать и умучить4 его. Но вот он видит Иисуса, идет и кланяется Ему, потом кричит громко: что мне и Тебе, Иисусе, Сыне Бога Вышняго; заклинаю Тя Богом, не мучи мене. А Господь раньше сказал ему: выйди, дух нечистый, из человека. И спрашивал его, как ему имя, и тот отвечал: легион имя мне, потому что нас много. Бесы умоляют Господа, чтобы Он не послал их вне страны, и просили войти в свиней, что и повелено им: около двух тысяч свиней утонуло в море. Почему бесы не хотели идти вне страны, или в бездну, – по другому евангелисту, а лучше войти в свиней? Должно быть, в бездне им очень нехорошо или делать нечего, а на этом свете им есть где попакостить. Так как природа их зла, то делать зло есть их жизнь, их удовольствие. Вероятно, им не внутренности свинины нравились – бесы бесплотны и не имеют причины любить внутренность того или другого животного, а нравилось им мучение животных, ощутивших в себе силу нечистую, их смерть в море. Слава Тебе, Слове Божий, Творче духов и всемогущий Повелитель их! Бесноватый проповедал о своем исцелении в Десятиградии; все дивились чуду. Господь, совершив чудо, переправился опять на ту сторону озера, с которой пришел. К Нему стекается многочисленный народ; по обыкновению Господь опять отверзает уста Свои и учит. Вот приходит начальник синагоги по имени Иаир и, подошедши к Нему, падает Ему в ноги. Сильно и долго просит он Жизнодавца, чтобы Он пришел и возложил руку на умирающую дочь его. Господь пошел. Народ за Ним идет и гнетет Его от чрезвычайной тесноты. Здесь кровоточивая прикасается к ризам Его, и кровотечение останавливается: она вдруг ощущает, что совершенно исцелела. Между тем и Сам Господь ощущает Своим живоносным телом, что из Него вышла исцеляющая сила. Чтобы открыть веру женщины, Господь сначала спрашивает народ, обращаясь в нем: кто прикоснулся Моим ризам? – а потом пристально осматривался вблизи Себя, кто бы это сделал. Женщина в страхе и трепете, с сознанием своего исцеления припадает к Нему и открывает всю правду. Господь сказал ей: дщерь (дочь)! вера твоя спасла тебя; иди в мире (успокойся) и будь здорова от болезни твоей. В то самое время, когда Он говорил это женщине, пришли к архисинагогу посланные из дому его и сказали ему: дочь твоя умерла; что ты еще заставляешь идти Спасителя? Пусть Он не беспокоится и делает Свое дело. Господь услышал эти слова и сказал архисинагогу: не бойся, только веруй. (Милосердый, любвеобильный, живой и животворящий, всемогущий Слове Божий, ободри и меня, грешного, такими же словами: враги моего спасения говорят мне: душа твоя погибла, что ты еще молишься Богу о ее спасении? Но я не верю им. Ты говоришь мне, я слышу вожделенный Твой глас: не бойся, только веруй. Итак, верую, Господи! помоги моему неверию [Мк. 9,24].) Вдруг Господь повелевает, чтобы никто не шел за Ним, и берет только трех учеников: Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова, чтобы внушить мысль о чрезмерной важности предстоящего дела, каково было воскрешение мертвеца, и чтобы только достойных сделать очевидцами Божественного чуда. (Дай и мне, Господи, видеть чудеса Твои, если не здесь, то по крайней мере – на небе.) Вот они приходят в дом начальника синагоги: безотрадные вопли и рыдания провожали отлетевшую душу любимой девицы (дочери и сестры); скорбь без всякого упования терзала души родных и близких знакомых. Жизнодавец говорит: к чему эти безотрадные вопли? Что вы плачете? Отроковица не умерла, а спит. Горькая, безнадежная улыбка была ответом Оживляющему мертвых. Выслав лишних вон, а оставил при Себе только отца и мать умершей и родственников их, Он вошел с ними туда, где была покойница, и, взявши ее за руку, сказал ей: талифа куми, то есть: девица, тебе говорю, встань. О, страшное Божественное чудо! Девица не только встала, но и стала ходить: она была лет двенадцати. Все ужаснулись. Господь запретил рассказывать об этом и сказал им: дайте ей есть. То есть как бы так сказал: Я Своею Божественною силою возвратил ее от смерти к жизни. Теперь пусть жизнь ее поддерживается тем средством, которое Я дал тотчас по сотворении человека: дадите ей ясти: пища и питие по Моей же премудрости насыщают вас и поддерживают вашу жизнь. Дивны дела Твои, Божественный Спасителю наш!

Гл.6, ст.6. Ходил по окрестным селениям и учил. Не только города, но и все села в городах палестинских неподалеку от Иерусалима Господь обходил со Своею проповедию – так Он был ревностен!

31 ст. [и далее]. Господь посылает учеников Своих отдохнуть в пустое место (народ не отходил от Господа и учеников Его, так что даже и поесть им было некогда). Они отправились в лодке одни в пустое место. Между тем народ увидел их и многие узнали, что это – они: из всех городов спешил он пешком вслед за учениками, так что прежде их пришел в то место, куда они шли для отдыха, и стекся к Иисусу, Который, пришедши вслед за учениками и увидевши многочисленный народ, пожалел об нем, потому что он был как овцы без пастыря. Пастырь добрый начал учить их здесь продолжительною беседою. Как приятно было смотреть на Тебя в это время, Воплощенная Любовь, [когда] пред Тобою тысячи простого, бедного народа стояли в молчании, жадно слушая животворное слово Твое. Прошло уже много времени (час мног, неопределенно), a Господь все учил их о Царствии Небесном. Ученики Господни подходят к Нему и просят Его отпустить народ для покупки себе хлеба в окрестных местах. Спаситель повелительно отвечает: дайте им вы поесть; а они говорят: разве купить нам хлеба на двести пенязей и дать им есть. Господь велел им идти посмотреть, сколько у них хлебов. Те посмотрели и сказали: пять хлебов и две рыбы. Он повелел им посадить народ вокруг на зелени, и они уселись рядами, по сто и по пятидесяти. Господь берет пять хлебов и две рыбы, обращает взор к небу, благословляет, затем ломает хлебы и дает ученикам Своим, чтобы они раздавали народу; и две рыбы так же разделил всем. Все ели и насытились. От хлеба и рыб осталось еще [остатков] двенадцать корзин. Всех было около пяти тысяч мужчин. Чудесный обед! А как он был вкусен, вышедши из рук Творца неба и земли! Вот где виден Творец мира. После этого обеда Господь понудил учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на ту сторону озера, к Вифсаиде, пока Сам Он распустит народ. И, отпустив их, пошел в гору помолиться. Настал вечер; лодка была среди большого озера, а Господь – на твердой земле один, без народа.

Любовь Господа бдительно следила за Своими детьми, апостолами, и Он заметил, что при сильном противном ветре им было тяжело плыть. Оставив молитву, Пастырь добрый пошел успокоить Своих овец; в четвертую стражу ночи Он подошел к ним по морю, как по суше, и хотел пройти их мимо. Апостолы, увидевши Его ходящим по морю, подумали, что это призрак, и от страха закричали, потому что все до одного видели Его и испугались. Господь ободрил их тем, что начал говорить с ними, и сказал: успокойтесь: это Я, не бойтесь. После этого вошел к ним в лодку, и ветер утих. Ужас был неописанный, удивление без меры. О чудесных хлебах на этот раз святые апостолы и не подумали и потому не могли сообразить, что как легко было Господу их пятью хлебами и двумя рыбами напитать пять тысяч человек, так же легко ходить Ему ногами и по морю, как и по суше. Вот они пристали к берегу и пришли в землю Геннисаретскую. Здесь опять учение и исцеления. Многие исцелялись от одного прикосновения к краю риз Его. Слове Божий! Изыде душа моя в слово Твое! Даруй мне соединиться с Тобою по смерти моей!

Глава 7, ст.5 и далее. Фарисеи и книжники спрашивают Господа: зачем ученики Твои не исполняют преданий старцев и едят хлеб неумовенными руками? Господь отвечал: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия: эти люди только устами чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня; напрасно же они и чтят Меня, научая других заповедям человеческим вместо заповедей Божиих. Есть и ныне многие, которые для соблюдения какого-нибудь внешнего обряда или церковного правила жертвуют существенными обязанностями своего звания или готовы упрекать людей, почему-нибудь не соблюдающих этих обрядов или правил. В деле веры больше всего нужно внутреннее, искреннее служение Богу, наружные обряды имеют гораздо меньшую важность.

24 ст. и далее. Господь входит в пределы Тирские и Сидонские; зашедши в дом, Он желал, чтобы из других домов никто не знал о Нем; вероятно, Он думал опочить немного от беспрерывных трудов Своих, продолжавшихся, быть может, день и ночь, но утаиться не мог. Женщина, у коей дочь имела нечистого духа, сведала об Нем и пришла в дом, где остановился Спаситель.

31 ст. и далее. Отсюда выходит и останавливается между пределами Декапольскими. Здесь Он исцеляет глухонемого. Отведши его в сторону от народа, Он влагает в уши его персты пречистых рук Своих, потом, плюнувши на руку, касается ею языка его, возводит очи к небу – вздохнул и сказал: еффафа, отверзись. Слух вдруг открылся, язык разрешился, и глухонемой стал хорошо слышать и правильно говорить. Слава, Господи, всемогуществу Твоему и благости Твоей!

Глава 8. О насыщении семью хлебами и несколькими рыбами нескольких тысяч человек.

22 ст. и далее. Об исцелении слепого. Господь берет его за руку, выводит из веси (Вифсаиды) и, плюнув на глаза его и возложив на него руки, спрашивает его: видит ли он что-нибудь? Раскрыв глаза, больной сказал: вижу людей, как деревья ходящие. Потом опять возложил руки на очи его и этим сделал его совершенно зрячим, так что он все светло стал видеть. Затем Господь сказал ему: не входи в селение и не говори об этом никому. Какая чудесная сила в самых обыкновенных действиях Богочеловека! Зачем эта постепенность в исцелении? Господь, кажется, скрывал иногда Божественные чудеса Свои под покровом простых, наглядных действий или грубого вещества для того, чтобы не говорили об Нем слишком много.

35 и далее. О самоотвержении желающих следовать за Господом.

Глава 9, 3. Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить. Так описывает святой Марк просветление одежд Спасителя на Фаворе. Он уподобляет их снегу и говорит, что на земле нет столь белой краски, которая бы равнялась белизне одежд Спасителя. Вот как слава Божия перелилась изнутри вовне – от Божества Спасителя на душу, с души на тело, а с тела – на одежды. Это был чудесный, несозданный, невообразимый свет, который не только одежды Спасителя, но и все вокруг представлял совершенно светлым, белым. Этот свет был ярче и чище солнечного. И от солнечного света иные предметы представляются беловатыми, не будучи такими в самом деле, а от Божественного света Господа Иисуса представлялось все белым. Одежды Его вовсе не были белого цвета, однако ж они стали белы, как снег.

7. И явилось облако, осеняющее их, и из облака изшел глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте. Премирное, преблаженное положение! Отец милосердия и Бог всякого утешения [2Кор. 1,3] с Сыном любви Своей и Духом Пресвятым был на Фаворе с апостолами и наполнил миром и радостию сердца их. Им так было хорошо там, что они могли только сказать: хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии [ст.5].

14 ст. Сошед с горы и пришедши к прочим, оставленным ученикам, Он увидел с ними много народа и книжников, состязающихся с ними. Народ, увидевши Господа, Коего лицо еще так недавно сияло небесною, Божественною славою и теперь еще отражало на себе Божественное Его величие и славу, сокрытые под одеждою плоти, пришел в ужас, и, подбегая, многие целовали Его одежды. Господь спросил книжников, о чем они спорят с учениками Его. В народе послышался голос человека, который говорил: Учитель! Я привел к Тебе сына моего, у которого немой дух... Я просил учеников Твоих изгнать его, но они не могли. Господь, выразив справедливый гнев Свой на человека, велел привести бесноватого к Себе; его привели; когда он увидел Господа, дух стряс его, и он, павши на землю, валялся, точа изо рта пену. Спаситель милостиво спросил отца беснуемого: сколько лет тому, как это с ним случается? Тот отвечал: с детства, и просил Его помочь ему, сколько может. Иисус Христос отвечал в сообразность с просьбою: если он может сколько-нибудь веровать, то верующему все возможно. Отец отрока бесноватого со слезами на глазах возопил: верую, Господи! помоги моему неверию. Заметив, что сбегается народ, Господь [запретил] духу нечистому, говоря ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе: выйди из него и больше не входи в него. С криком и корчами дух вышел, а отрок стал будто мертвый, так что многие говорили: он умер, – но Господь, взяв его за руку, поднял его, и он встал. Слава всемогуществу Твоему, Господи, слава Тебе.

35 ст. И, сев (Спаситель), призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою. И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня. В Царстве Иисуса Христа большинство приобретается смирением и смиренным служением всем и каждому. Господь оставил нам образ, да последуем стопам Его. А Он, будучи Сыном Божиим, уничижил Себя Самого, приняв образ раба... смирил Себя, ради нашего спасения, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной [Фил. 2,7–8]. Детей, особенно бедных, никогда не нужно презирать. Господь так нежно любил их, что даже обнимал их, как отец или мать обнимают детей своих. Кроме того, принимающие таких детей принимают Самого Иисуса Христа.

41. И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей. Вот как хорошо давать служителям Христовым, бедным ради Христа! О, казнь соблазнителям! Она страшна и необыкновенна, оттого что каждый верующий стоит Господу пречистой Его Крови, каждая душа верующая безмерно дорога для Него.

50. Имейте в себе соль, и мир имейте между собою. Соль, то есть всегдашнюю предосторожность, заботливость, как бы не соблазнить, не испортить других соблазнительным словом или примером. Мир должен быть неотъемлемою принадлежностию христианина.

Гл. 10, 6. В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Различие полов и деторождение – дело Божие.

13 ст. Ко Господу приносили детей для прикосновения, но ученики, вероятно желая, чтобы не все беспокоили постоянно Господа, запрещали приносить их к Нему. Господь вознегодовал на это и сказал им: оставьте детей приходить ко Мне и не браните их, потому что их – Царствие Божие. Обняв их, Он возложил на них руки и благословил их. Судя по тому, что и то отроча, о котором выше была речь, Господь обнял так же, как и этих детей, можно думать, что и там разумеется отрок, дитя в собственном смысле, а не отрок веры, то есть новопросвещенный. Взрослые недостойны такого нежного обращения Богочеловека, приличного только для детей. Только Иоанн Богослов возлежал на персях Его. Господь прямо, не обинуясь сказал, что Царствие Небесное несомненно принадлежит детям. И в самом деле, они верные наследники неба, если умрут в детстве. Господь искупил их для неба: грехи у них все небольшие, простительные, притом [у несколько] взрослых очищают покаянием; между тем как взрослые могут еще много нагрешить, да еще быть иногда нераскаянными.

17 и 18. Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Надменный, самомнительный богач подошел ко Господу с мыслию о своих добродетелях (с тайною похвалою себе, что он благ), потому Господь, знающий мысли и сердце наше, не благоволил принять от богача наименования Себя благим, отнесши его к Единому Богу. Как бы так Он говорил ему: ты пришел ко Мне с мнением о себе как о человеке добродетельном, благом и не совсем смиренно и искренно называешь Меня благим учителем; но Я говорю тебе, что думать о себе таким образом несправедливо; не только тебе, даже Себе не приписываю Я названия благого, хотя Мое человечество соединено с Божеством. Только Один Бог благ. Впрочем, за исполнение им заповедей Господь выразил к нему Свою любовь. Иисус, взглянув на него, полюбил его.

26[-27]. Они же (ученики) чрезвычайно изумлялись и говорили между собою: кто же может спастись? Иисус, воззрев на них, говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу. Бог может спасти и тех, которым по понятию человеческому невозможно спастись. Бог всемогущ и премудр: Он знает, как спасти, и может спасти, если мы захотим. Спаси же и нас, Господи, имиже веси судьбами. Ты печешься о нашем спасении и, верно, даруешь его, если мы не будем совсем беспечны сами в деле своего спасения.

Глава 11. Господь на осляти торжественно въезжает в Иерусалим, входит в церковь и, осмотрев все, отправляется, по причине позднего времени, с учениками в Вифанию. Утром, выходя из Вифании, Спаситель почувствовал голод и, увидевши издалека смоковницу с листвием, подошел к ней, думая что-нибудь найти на ней, но, кроме листвы, ничего не нашел на ней, потому что еще не приспело время для смокв. Господь проклял ее, и она совершенно засохла в скором времени. По этому случаю Господь предложил ученикам учение о могуществе живой веры.

Глава 12, 32. Один книжник одобряет Господа за то, что истину сказал Он, что один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв. Иисус, видя, что он (книжник) разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия. Ужели одно искреннее убеждение в истине слова Божия дает право на Царствие Небесное? Да, видно, так, тем более, что это убеждение может быть только в душе, искренно преданной благочестию.

13 глава, 11 ст. Не заботьтесь наперед, что вам говорить, и не обдумывайте; но что дано будет вам в тот час, то и говорите, ибо не вы будете говорить, но Дух Святый. При достаточной мере познаний не буду и я слишком беспокоиться, что мне сказать своим прихожанам. Бог даст, что мне говорить.

34 [и далее]. Подобно как бы кто (Господь), отходя в путь (возносясь на небо) и оставляя дом свой (землю), дал слугам своим власть (нам) и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать. Итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома... чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими. А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте.

14 глава, 27 ст. Поражу пастыря, и рассеются овцы. Как плачевно исполнилось это предсказание. Пастырь добрый поражен был за наши беззакония, и овцы Его, апостолы Его, разбежались, равно как и другие последователи Его.

33 и далее. И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру (который хвалился, что никогда не оставит Господа, и между тем не мог утерпеть, чтобы не заснуть, когда Господь просил бдеть); Симон! ты спишь (кроткий упрек в неверности)? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня. Было чего страшиться Господу: предвидел Он все, что с Ним будет, знал Он, какую горькую чашу страданий нужно было испить Ему. Хотел было Он, глядя на бодрствующих апостолов, успокоиться несколько духом, но они все спали; в самые решительные часы для Него други Его спали по слабости природы и, можно сказать, души. Вот образ твой, человек, в апостолах: и ныне ты не хочешь часто пожертвовать для Господа единым часом, чтобы побдеть, и предаешься беззаботно сну, не подозревая, что ты чрез свою беспечность можешь впасть в напасть, тогда как бодрствование предохранило бы тебя от нее. Дивно! Человек – везде тот же слабый человек, даже пред лицем Бога Спасителя, и даже в предсмертные часы Его, когда можно бы было, кажется, собрать все силы, чтобы побдеть. Смотри, человек, как Господь молится, скорбит и тужит – это за тебя: соскорби Ему, молись с Ним и ты. Переносись чаще мыслию в это место, где Спаситель твой молился пред страданиями. Лобызай мысленно прах этого места. Вот Иисуса взяли; все разбежались; один какой-то юноша шел за Ним, одетый по нагому телу в плат; взяли и этого юношу, который, впрочем, оставив плат в руках неприятелей, убежал от них. Много свидетельств было против Иисуса, но так как все они были ложны, то все разногласили между собою: равна свидетельства не бяху [ст.56], даже не могли одинаково показать и того, что Господь говорил о разорении церкви: И ни тако равно бе свидетельство их [ст.59]. Петр три раза отвергается Иисуса: как опасно хвалиться своею преданностию Господу при слабости нашей природы! Христиане! Смотрите и учитесь. Никто не высокомудрствуй о себе. Без Божией силы всякий человек не более как трость, колеблемая ветром, способен подаваться во все стороны. Если к тебе приходят иногда помыслы отчаяния, читай эту историю, вспомни, что было с самими апостолами, – и успокойся, прося себе помощи Божией.

Глава 15, 24. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять. Раздрали тело Жизнодавца, пригвоздив Его к кресту, делят и одежду Его – как еще и ее не разодрали! Наконец, вот Ты и висишь на кресте, Спаситель благосерднейший, претерпевая ужасные мучения! Ты еще так недавно тужил и скорбел, предвидя Свои крестные мучения: вот Ты терпишь их, Пастырь любвеобильнейший! Мы часто по правде терпим какое-нибудь несчастие, гораздо меньшее Твоего, и ропщем, – между тем как Ты никакого зла не сделал – и терпишь невообразимые мучения. Научи меня с бодростию и смирением переносить мои несчастия, по делом наю восприемлева [рус.: по делам нашим приняли] и помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое [Лк. 23,41–42]. Христианин! Благоразумный разбойник есть образ тебя, грешного человека: молись чаще его словами – и ты будешь так же помилован, если намеренно не будешь коснеть во грехе.

Евангелие от Луки

Глава 1, ст. 18 [и далее]. По чему я узнаю это? (Спрашивает Захария Архангела Господня, коему он не поверил на слово: вот человеческая общая слабость!) ибо я стар, и жена моя в летах преклонных. Ангел сказал ему в ответ: я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе сие; и вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить (достойное нам наказание за дерзкое неверие) до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время. О несчастная, грешная, лживая земля! Как много на тебе лжи! Человек, окружаемый, так сказать, отвсюду ложью, смеет думать, что ложь может иметь место и на небе, и не верит самому Архистратигу, предстоящему пред престолом Царя истины! Но, Архангеле Божий, прости нам наше неверие: ты знаешь, как у нас мало истины на земле. Мы привыкли слышать здесь ложь, и потому мы имеем слабость думать, что и небесные вестники могут говорить иногда неправду, хотя с доброю целию.

Глава 2,9. Вдруг предстал им (между пастырями) Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим. Ангелы называются вторыми светами по Боге. И точно, когда они являются, являются почти всегда светоносными и сияющими, так что и других осиявают светом своим. После воскресения Господня Ангел является мироносицам в одеждах блистающих [Лк. 24,4]. Это – отражение их духовного света. О премирные, преблаженные Ангелы Божии! Молите Бога о нас, да удаляемся грехов, помрачающих нашу душу тьмою адскою, и лобызаем добродетель, просветляющую нас светом духовным.

13. И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу... Вскоре они отошли на небо. Как возрадовались теперь о спасении людей Ангелы, радующиеся об одном грешнике кающемся! [Лк. 15,7]. Их глас был глас славословия Богу и радости о спасении мира.

33. Иосиф же и Матерь Его дивились сказанному о Нем (Иисусе) от Симеона. Отчего же дивились? Вероятно, они не могли долго разгадать тайны, совершающейся в их глазах: понять во всем свете своего Божественного Младенца. Иначе отчего бы казались им столь новыми и чудными слова Симеона!

41 и далее. Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи. И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник. Когда же, по окончании дней праздника (семь дней), возвращались (домой – в Назарет), остался Отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и Матерь Его, но думали, что Он идет с другими. Пройдя же дневной путь, стали искать Его между родственниками и знакомыми и, не найдя Его, возвратились в Иерусалим, ища Его. Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их; все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его. И, увидев Его, удивились; и Матерь Его сказала Ему: Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя. Он сказал им: зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? Но они не поняли сказанных Им слов. И Он пошел с ними и пришел в Назарет; и был в повиновении у них. И Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своем. Вот чудное явление! Отрок в двенадцать лет не по летам обнаруживает Свою свышечеловеческую премудрость и горячайшую ревность о славе Бога, Которого Он называет Отцом Своим. Он отстал от родителей, когда они возвращались домой. Как это случилось? Вероятно, Отрок отставал и прежде, как дети отстают от своих родителей по свойственному им любопытству все видеть и слышать, что пред глазами их находится: их все занимает. Но прежде Он не отставал от них на долгое время: походил, посмотрел, да и приходил. А теперь Он отстал, да и надолго: великое дело искупления людей уже занимало Его душу; Божественная премудрость уже начинала обнаруживаться с силою в Богочеловеке; Он уже вспоминал о Своем долге: Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему. Но отец и Мать не понимали Его. Но они не поняли сказанных Им слов: они были люди простые, а Он – Богочеловек.

Глава 3, 8. Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Какая живая и твердая вера во всемогущество Божие. Здесь вера выше даже Моисеевой. Моисей говорил с сомнением: разве нам из этой скалы извести для вас воду? [Числ. 20,10]; а Этот говорит твердо: Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму, что еще чудеснее истечения из камня воды.

9. Секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. Как справедливо, что человек, не приносящий плодов добродетели, понесет должное наказание!

11. Он сказал им (Иоанн народам) в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же. Как гений добродетели, Иоанн отвечает строго, твердо и отрывисто, в двух-трех словах. Как высока добродетель милостыни, когда строгий проповедник покаяния требует ее как условия плодотворного покаяния.

22 ст. И Дух Святый низшел на Него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение! Чего очевиднее Божество нашего Спасителя, когда и Дух Святой, и Бог Отец свидетельствуют об Нем!

Гл. 4, ст. 16 [и далее]. Вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать... Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем (исцели и наши сокрушенные сердца), проповедывать пленным [слав.: плененным (от диавола в рабство и смерть)] освобождение, слепым (как духовно, так и телесно) прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедывать лето Господне благоприятное (когда души человеческие опять расцветут после продолжительной смерти духовной в вертограде Господнем). И, закрыв книгу и отдав служителю, сел. Вот чем началась проповедь Господня в Назарете: удостоверением о Своей личности, что Он обещанный Мессия, – удостоверением не собственным, но пророческим, что гораздо важнее в деле свидетельства: Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Мое не есть истинно [Ин. 5,31] – говорил Сам Спаситель. Господь заключил чтение из пророка словами: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами. Все подтвердили это в сонмище5 и дивились сладостному току благодатных слов, выходивших из уст Иисуса Христа, недоумевая, каким образом сын Иосифов, обыкновенный, по-видимому, человек, может так и с такою властию говорить. Далее Господь говорит, что вы хотели бы видеть от Меня чудо, но к чему это, когда Меня не уважают в Моем отечественном городе, не верят Моему Божественному посланничеству, Моему Божеству? Так и Илия пророк в отечестве не делал чудес, хотя в них и была нужда для соотечественников, а за пределами его – в Сарепте и Сирии. Эти слова Спасителя вызвали оскорбление на лица бывших в сонмище. Его выгнали из города и повели на верх горы, где был их город, чтобы оттуда низвергнуть Его: но Он, пройдя посреди них, пошел, куда Ему нужно было.

32. Господь учит в субботу в Капернауме; здесь Его учение приводит всех в страх, потому что Его слово сопровождалось Божественною властию; народ чуял в Нем Бога: овцы слышали в слове Его глас Пастыря великого. Здесь же исцеляет Он бесноватого. Бес, бросив человека на средине, вышел из него, нимало не повредив его. Весь народ пришел в справедливый ужас и с недоумением говорил друг другу: что это за дивное такое слово, что Он повелевает со властию и силою духам нечистым, и они выходят? Слава всемогуществу Твоему, Преблагий Господи, Творче наш.

Глава 5. В одно время Спаситель стоял на берегу озера Геннисаретского; народ теснился около Господа, так что трудно было учить его. На озере заметил Он две лодки, коих хозяева, рыбаки, отошедши от них на небольшое расстояние, вымывали сети. Вошедши в одну из этих лодок, принадлежавшую Петру, Спаситель попросил его отчалить немного от берега, потом сел и начал учить народ из лодки. Переставши говорить, сказал Симону: поступи во глубину, и закиньте сети ваши в лов. Симон Петр отвечал Ему: Наставник! Трудившись целую ночь, мы ничего не поймали. Но по повелению Твоему я закину сеть. Лишь только закинули, как поймали чрезвычайное множество рыбы, так что даже сеть разрывалась. Пригласили участников, бывших в другой лодке, чтобы помогли, которые и пришли, и при взаимном содействии наполнили обе лодки рыбою до того, что они стали погружаться от тяжести. Симон Петр, увидевши это множество рыбы в лодках, припал к коленам Господа, говоря: выйди от меня, потому что я грешный человек, Господи! Как разительно представилось Петру всемогущество Господа вместе с Его (благостью) святостью, Его Божество с ничтожеством Петра как человека. Апостола Петра и всех, которые были с ним, брал ужас от такой чудесной ловитвы рыб. Господь успокоил Петра словами: не бойся, отныне ты будешь ловить людей. Вытащив обе лодки на землю, они оставили все (тут были Иаков и Иоанн, сыны Зеведеевы) и пошли за Ним. Если бы позвал их обыкновенный человек, как бы они оставили свой промысел, веселый и честный, особенно если бы этот человек не обещал им ничего впереди! Кто не знает, как тяжело рыбаку расставаться со своею лодкою и со своими сетями, которые кормят его с семейством, или хоть даже его одного, если он один. Но Спаситель позвал – и они все оставили; везде вижу Божественность моего Спасителя. Как всемогуще и действенно слово Его!

12 ст. и далее. Один прокаженный, увидев Господа, падает пред Ним наземь, моля Его и говоря: Господи, если хочешь, Ты можешь меня очистить. Простерши руку, Спаситель коснулся его и сказал: хочу, очистись. И тотчас проказа отошла от него.

О Творче мой! Сколь много чудес Твоих! Книжники запрещали детям еврейским называть Тебя Мессией. Но если бы они умолчали о Твоей славе, то, наверное, камни начали бы вопить о Тебе, о Твоем Божестве.

16 ст. Господь часто удалялся в пустыню на богомолье. И ты уединяйся во внутренней своей храмине и молись чаще Богу.

17. Сила Господня являлась в исцелении больных. В один из дней Господь учил, народ слушал Его; фарисеи и законоучители из всех весей Галилеи, Иудеи и Иерусалима сидели тут же. Господь нарочито пока, вероятно, никого не исцелял, но неведомо, так сказать, для Него Самого сила Его исцеляла всех больных, здесь находившихся.

Глава 6, 12. Пред избранием учеников Своих и посольством их на проповедь Господь молился целую ночь. Так и мы должны молиться пред начатием всякого важного дела.

19 ст. Весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех. Буду и я, хотя мысленно, прикасаться к Тебе, Жизнодавче, верою, и от этого получу я пользу. Полнота Божественной силы Твоей бесконечно велика.

20 [и далее]. Он (Господь), возведя очи Свои на учеников Своих, говорил: Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь. Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Говоря эти блаженства, Господь во всем свете видит будущие, бесконечно великие радости Своих последователей, и потому речь Его необыкновенно сильна и впечатлительна, будущие блага представляются как бы настоящими.

24 и далее. Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете. Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их. Но вам, слушающим, говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Какая благодать исходит из уст Господа нашего! Взгляд на людей и их жизнь такой светлый, премудрость до такой степени высокая, нравственные правила такие возвышенные, что трудно не узнать в Господе Спасителе Бога Слова.

31. И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность?.. И если делаете добро тем, которые вам делают добро... И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно... Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Дивно для меня ведение [Твое], воскликну с пророком, – высоко, не могу постигнуть его! [Пс. 138,6]. Премудрости Твоей нет конца. Слава Тебе, Господи, Спасителю наш!

44. Не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника. От худого по природе не жди доброго, ни от доброго по природе – худого.

45. Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его. Как это справедливо!

47 и далее. Слышащий и творящий слово Божие уподобляется человеку, строящему храмину на камне, а не творящий – на песке. Удивительно хороши сравнения Господа.

Глава 7. Господь похваляет веру сотника, говоря идущему по Нем народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры. В чем же обнаружилась его вера? В следующем. Сотник римский очень расположен был к иудеям, до того, что даже сонмище построил для них. Этих-то облагодетельствованных им иудеев или, точнее, старцев иудейских, как говорится в Евангелии, послал он к Спасителю – просить Его прийти к нему и исцелить слугу его. Господь пошел с ними и уже был недалеко от жилища сотника, как от него приходят друзья его (?????), говоря от его имени: не тревожься, Господи; я недостоин, чтобы Ты вошел под мою кровлю. Потому-то даже прийти к Тебе я счел себя недостойным; но Ты скажи только слово, и слуга мой выздоровеет, потому что и я также, будучи лицом начальственным и имея под своею командою воинов, говорю одному: иди – и идет, и другому: приди – и придет (к себе, тогда как иди означает посольство от себя вдаль), и рабу моему: сделай это – и сделает. Господь не без причины удивился такой вере: эта вера была самая умная и вместе самая простая; такую веру, точно, даже в Израиле трудно найти. По-видимому, в самых простых словах, которые с первого взгляда не представляют ничего особенного, сотник выражает самую живую веру в Божественное всемогущество и владычество Господа. И я, говорит, Господи, также лицо начальственное, но это начальство – ничтожное подобие Твоего всемирного начальства. И уж если я, ничтожный начальник, велю тому или другому сделать то или другое, и они делают, то не тем ли более от Твоего слова сделается все, что Тебе угодно? Итак, скажи только слово, и выздоровеет слуга мой. Отрок, или слуга, действительно исцелел. Но вот опять величайшее чудо: Господь шел в город Наин, с Ним шли ученики Его и множество народа. Когда Он подошел к воротам городским, в это время выносили покойника, единственного сына вдовы, с которою шло много народа из города. Господь, увидевши ее, умилосердился над нею и сказал ей: не плачь. Потом, подошедши ко одру, коснулся его, – а носильщики остановились, – и сказал: юноша, тебе говорю, встань. И мертвый сел и начал говорить, и Господь отдал его матери. Так поразительно чудо. Торжественность и величие чуда умножал народ, во множестве пришедший с Иисусом и шедший в погребальной процессии из города, и самое время, в которое Господь воскресил мертвеца. Весь народ был зрителем выноса мертвеца; все до очевидности самой осязательной были уверены, что юноша был действительно мертвый и в скором времени был бы опущен в гроб, если бы не счастливая встреча. И вот среди безмолвствующего народа, ожидавшего от Господа чуда, раздается животворящий голос Жизнодавца: юноша, тебе говорю, встань. Юноша, прежде недвижимый, холодный и бледный, вдруг получает движение, теплоту и живость – садится, и не только садится, но и начинает говорить. Душа, как огонь, согрела и оживила тело, которому возвращена была крепость и свежесть. Все зрители поражены были страхом и славили Бога, говоря: великий пророк появился между нами; Бог посетил людей Своих после долгого оставления. Пророки давно уже не являлись на земле.

20 ст. Ученики Иоанновы говорят Иисусу: Ты ли Тот, Которому должно придти, или другого ожидать нам? Вместо слов Господь в ответ им в тот же час исцеляет многих от болезней и ран и одержимых духами злыми и многим слепым возвращает зрение, и затем велит сказать Иоанну то, что они видят и слышат. О, Божественный Чудотворец! Что ни шаг, то чудо. Но, неистощимый Источник чудес, Благодетель человечества, за что, за какое добро благотворишь Ты людям, которые скоро, наругавшись над Тобою, в заключение всего вознесут Тебя на крест?

25. Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Но одевающиеся пышно и роскошно живущие находятся при дворах царских. На нас можно иногда также указать: одевающиеся пышно и роскошно живущие; впрочем, это можно приложить только к некоторым бессемейным священникам, снимающим много мягкой волны с овец своих.

32. Несравненно Господь уподобляет фарисеев и книжников отрокам, сидящим на торжищах, приглашающим друг друга и говорящим: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; рыдали, и вы не плакали. И именно для них все было невпопад, неладно. Не заслужил у них почтения ни строгий постник Иоанн, ни для всех всем бывший Господь Спаситель. Один рыдал, другой играл на свирели для них, и они не плакали, не плясали, то есть не сочувствовали ни печальному тону Иоанна, ни радостному и торжественному – Господа.

36–50 ст. Господь сказал и объяснил прекраснейшую, как и вообще всегда, притчу по случаю возливания грешницею мира на ноги Его и отирания этого мира своими волосами. Это было в дому Симона фарисея. Симон, говорит Господь, Я имею тебе кое-что сказать, – а тот отвечал: скажи, Учитель. Господь начал говорить: у одного заимодавца (под заимодавцем разумей Спасителя) было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят. Так как оба не имели чем заплатить своих долгов, то он обоим простил (то есть нам, грешникам безответным, должникам неоплатным). Итак, который из них, скажи, больше полюбит его? Симон отвечал: думаю, что тот, коему больше прощено. Господь сказал: справедливо рассудил. Затем, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Вот Я вошел в дом твой – ты воды на ноги Мои не дал, а она слезами своими облила у Меня ноги и отерла волосами своими (действительно, жертва женщины велика по искреннему жару любви, и фарисей никуда не годился в сравнении с нею. Это есть и теперь). Ты не дал Мне лобызания, а она с того самого времени, как Я вошел, не переставала лобызать Мои ноги (я вижу блаженство твое, счастливая женщина, при ногах Спасителя); Ты не помазал маслом головы Моей, а она миром помазала Мне ноги. Поэтому-то говорю тебе: отпущается ей множество грехов, оттого что она любит Меня много; а кому мало оставляется, тот меньше любит. И затем сказал женщине: отпущаются тебе грехи. Превожделеннейший Иисусе! Чья душа не изыдет в слово Твое? Какая невыразимая сладость разлита в словах Твоих! Братие! Любите больше Господа – и вам больше оставится грехов. Христиане! Имейте чаще в виду эту притчу.

Глава 8. О сеятеле, о светильнике. [Ст. 18] Ибо, кто имеет, тому дано будет... О буре; о бесноватом; о воскресении дочери Иаира.

Глава 9. О посольстве учеников на проповедь; о недоумении Ирода о лице Иисуса Христа; о чудесном насыщении; об исповедании Петровом; о крестоношении; о преображении. И когда молился, вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею. Чудное преображение. Вид лица сделался другой, не земной, а небесный, боголепный; одежда получила необыкновенную белизну и блистание молнии. Об исцелении бесноватого. Предсказывает страдания. Самаряне не принимают Господа: горячность апостолов. Слова Господа: не знаете, какого вы духа. Этот дух – дух Христов, и ныне движется во всех правилах и обычаях христианства.

60 ст. Предоставь мертвым погребать своих мертвецов. И ты, человек, не вмешивайся в дела людей, преданных миру, пусть они хлопочут о мертвых, будучи сами мертвы духовно, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.

62 ст. Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия. Взялся за дело, так не оглядывайся назад – иначе собьешься, пожалуй, с пути.

Глава 10, 2 ст. Жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою. Господь видел, что многие из людей, как зрелые колосья на ниве, готовы были к жатве духовной, то есть к обращению в христианство, быв приготовлены к тому заранее. Господин жатвы есть Отец Небесный.

5[-7] ст. В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему; и если будет там сын мира, то почиет на нем мир ваш, а если нет, то к вам возвратится. В доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть, ибо трудящийся достоин награды за труды свои; не переходите из дома в дом. Мир – величайшее сокровище человека на земле. Ради приобретения его не должно щадить ничего. Этот мир есть предвкушение блаженства небесного.

20. Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах. Имена семидесяти апостолов уже были в книгах жизни прежде окончания их подвигов земной жизни, когда заслуг с их стороны было еще очень мало: потому что они обращены были из иудеев, потому что Господь предвидел их верность Евангелию: кого Он предузнал, тем и предопределил [слав.: ихже бо предуведе, тех и предустави] [Рим. 8,29]. По всей вероятности, и между нами, христианами, есть немало таких людей, коих имена в книгах жизни. Когда ученики радовались, что о имени Господа и бесы по слову их выходят из людей бесноватых, и Спаситель указал им на высшую причину радости, Он и Сам возрадовался духом Своим – так отец радуется и сам, видя детей своих радующимися, – и сказал Небесному Отцу Своему: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Такова была воля Твоя! Затем, обратившись к ним, сказал как бы так: вы удивляетесь, что духи повинуются вам о имени Моем, и радуетесь, что в Моем имени заключается такая сила. Но это – ничтожная, незаметная доля того, что Мне предано от Отца Моего, потому что все предано Мне Отцем Моим – и мир духов, и мир видимый, и никто даже из Ангелов не знает совершенно, Кто есть Сын, кроме Отца, и Кто есть Отец, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. Вот какое единство между Отцом и Сыном Его Иисусом Христом. Какая Божественная премудрость и всемогущество у Сына. После этого наедине Господь сказал ученикам: блаженны очи, видящие то, что вы видите! ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали. Итак, продолжал Он, блаженны вы, что видите Меня, Единородного Сына Божия по естеству. Многие пророки и цари желали видеть Меня – и не видали, и слышать Моего учения, и не слыхали. Да, подлинно блаженны очи всех, видевших в Господе обетованного Мессию, Сына Божия в силе, по духу святыни. [Далее] о самарянине милосердом. Кому сделаешь милость, тот и есть твой ближний. Значит, всякому нужно делать добро, не разбирая лица, иностранец ли он, соотечественник или другой кто.

38 и далее. О принятии Господа Марфою и Мариею в дом свой. Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно [слав.: едино же есть на потребу]. Единое на потребу есть постоянная деятельная забота о получении Царствия Небесного, именно: слушание слова Божия, творение добрых дел. Все другие хлопоты, труды, заботы, имеющие предметом землю и средства к наслаждению ее благами, – суета, пустяки: они погребутся вместе с нами в могилу, равно как и самые предметы, о которых мы хлопочем, оставят нас, отнимутся у нас; а это – слушание слова Божия и творение добрых дел – никогда от нас не отнимется: дела всегда вслед нас ходят.

Глава 11, 5 и далее. Кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам. Видишь, какой любвеобильный Господь: Он и благовременно и безвременно подает нам благо, только бы мы просили.

21[-22]. Когда сильный с оружием охраняет свой дом (дом – мир прелюбодейный, сильный – сатана), тогда в безопасности его имение; когда же сильнейший его нападет на него и победит его, тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся, и разделит похищенное у него. (Сильнейшим называет Себя Господь, Царь мира духовного и вещественного. Он победил диавола, взял его оружие и корысть всю исторг у него.)

23. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает. А диавол очевидно не был в содружестве с Господом, да и не мог быть.

11 гл., 29 ст. Род сей лукав, он ищет знамения. Этот род лукавых людей есть и ныне, и так же ищет знамения от веры, а иначе и не покоряется ей. Но знамение не дастся ему, кроме знамения воскресения Христа. Этого знамения для всякого достаточно.

39 ст. Ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства. Неразумные! не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее? Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто. Как много и ныне есть людей, у которых наружная сторона чиста и гладка, но которые внутри полны грабительства и лукавства. Безумцы, зачем вы оставляете в пренебрежении внутреннюю, существеннейшую сторону? Разве и этой последней не один и тот же Творец с первою? Но из имения вашего дайте милостыню, и все у вас будет чисто.

44. Есть люди, которые как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того.

46. Есть также люди, которые накладают на других бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваются до них.

Глава 12, 15. Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения. Не в богатстве состоит жизнь наша: не тот живет, кто богат, а тот, кто пользуется малым с благодарностию Богу.

16–21. О безумном богаче, которому был хороший урожай в поле. Слова ему Божии: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?

Люди богатые, любостяжательные, равно как подверженные другим страстям, слепы умом своим, тогда как, напротив, люди благочестивые имеют на все взгляд светлый, дальновидный. В самом деле, богач собирает сокровища, вовсе не думая, что ему, может быть, придется скоро умереть; он как бы почитает себя владыкою своей жизни, простирая ее на многая лета: душа! много добра лежит у тебя на многие годы. Он забывает Бога, Начальника своей жизни и своего имения. Безумный! Как ты смеешь распоряжаться своею жизнию? В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет. Смертные! Ради блага своей души богатейте вы в Бога, а не в себя, потому что это себя, или я, – сама очень ничтожная вещь: его, как паука, сейчас могут извлечь из гнезда для того, чтобы он не ткал больше себе паутины прелестных, гибнущих, разрушающихся благ. Слышите, братие, что говорит нам Спаситель наш: не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться: душа больше пищи, и тело – одежды. Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц (как у богачей), и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем? Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры... ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам. О, совершеннейшее любомудрие! Премудрый Творче мой! Научи Ты меня быть таким любомудрым. Дай Ты мне эту живую уверенность, что Отец Небесный непрестанно, деятельно печется о мне.

32 ст. Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Как, рыбарям царство? Да, Царство, притом не здешнее, временное, преходящее, а Небесное, вечное. Отец Небесный благоизволил дать Царство апостолам прежде окончания ими земного поприща или, лучше, от сложения мира, по предведению того, что они хорошо воспользуются благодатию Божиею, даруемою человеку для спасения. Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет. Часто попадалось мне это место, когда я брал святое Евангелие, с тем чтобы получить из него назидание для себя. Благодать Божия внушала мне несколько раз, что подавать милостыню необходимо, и заботиться о влагалищах неветшающих есть долг каждого христианина.

39 ст. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой. Как многие остаются в забвении об этой важной истине и потому не заботятся обезопасить нужными средствами своей храмины, то есть храмины своего тела.

45 и 46 ст. Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, – то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. Раб же тот, который знал волю Господина своего... Который не знал... Мы все рабы; Господин наш, вечный Господин всего мира, бывший недолго на земле, восшел на небо и придет некогда опять потребовать отчета в том, что каждый из нас сделал здесь; а рабам земным, то есть людям всем, дана от Небесного Господина работа: все знают, с чем должны они явиться пред своего Господина. Будем же мы всегда помнить, что у нас, рабов, есть Небесный Господин, Который потребует от нас отчета в наших делах, и не будем здесь забываться: бить подчиненных нам, есть, пить и упиваться, то есть в этом только и жизнь свою поставлять. Мы большею частию все живем так, что не думаем о Господине.

48 ст. От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут. Помни это: и с тебя много взыщется. Тебе предано очень много душ, которые ты должен стараться спасти.

58 ст. Когда ты идешь с соперником своим к начальству (соперник – диавол, начальник – Господь), то на дороге (земле, которая есть путь к небу) постарайся освободиться от него, чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу. Сказываю тебе: не выйдешь оттуда, пока не отдашь и последней полушки.

Глава 13. О галилеянах, коих кровь Пилат смесил с их жертвами, и о иерусалимлянах, на коих обрушилась башня Силоамская; они не были грешнее всех людей, но Бог с премудрою и благою целию наказал их таким образом, чтобы облегчить для них муки вечности, или предохранить их от больших зол в жизни.

6 ст. Некто (Небесный Виноградарь в земном винограде) имел в винограднике своем посаженную смоковницу (каждый человек, особенно христианин), и пришел искать плода на ней (каждый христианин имеет способность и обязан приносить ежегодно большие и большие плоды добродетели), и не нашел; и сказал виноградарю (выдерживается подобие); вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом, – не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее. Христиане! Вслушивайтесь чаще в этот приговор Спасителя о посечении бесплодной смоковницы. Скажи каждый себе: не бесплодная ли я смоковница? Если бесплодная и не думаешь приносить плодов, бойся: секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь [Лк. 3,9]. Ох, скоро может взмахнуться секира и повергнуть нас мертвыми!

11–16 ст. Об исцелении женщины недужной (???????????6, которая не могла выпрямиться и ходила постоянно в наклонном положении. Господь сказал: ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога. Слава Тебе – и мы вторим Тебе, Жизнодавче, Спасителю наш!

24 ст. и далее. Подвизайтеся войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут. Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы. Слава Богу, что есть путь в Царствие Небесное, хотя и тесный; будет время, что и этого не будет. Домувладыка небесный и земной встанет и затворит двери, и тогда хотя бы и хотел кто войти в Царство Небесное, да не заможет. Пока двери еще не заперты, старайтесь пробираться. Тесный путь есть путь правды, а широкий – неправды.

29. И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием. Господь знает и видит всех этих возлежащих, хотя они еще не взошли в Царствие Божие. Господи! Сподоби и нас, по великой милости Твоей, возлечь в Царствии Твоем, в которое соберутся сыны его со всех сторон света. И вот, есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними. Там чины другие.

Глава 14. Когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя... Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место... Ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится. Ты призван от рождения в христианство; смотри, не смей считать себя выше и не садись выше никого из христиан, но считай себя последним из всех. Призвавший тебя по милости Своей Господь Бог знает, какого места ты достоин.

12 ст. и далее. Когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но, когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых, и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных. Как! сказал человек, преданный миру: мне звать на пир нищих, хромых, слепых и угощать их без надежды получить от званных воздаяние? Это скучно и вовсе не в обычае. Да на взаимности и свет стоит; и время веселее проходит, когда званные мною на пир пригласят после и меня; и союз дружбы от этого становится крепче. Кроме того, в свете живя, по-светски надобно и жить. Но, братия, Спаситель не разрывает вашего союза с родными, друзьями и знакомыми. Принимайте их и сами ходите к ним. Но зачем расточать для них бесполезно вашу хлеб-соль в таком изобилии и с такою роскошью, которых, вероятно, и сами они не требуют от вас и которые между тем суть доля меньших братий Господа, бедных, которых так много расплодилось от вашей роскоши и жестокосердия. Знаете, братия, что вы доказываете этими роскошными пиршествами, даваемыми так часто своим родным, друзьям и знакомым? То, что вы знаете одну только землю с ее обычаями, только земные связи, которые, как вы и сами знаете, очень скоро должны пресечься, и весьма мало или даже совсем не думаете о небе, о сродстве, о связях духовных, вечных, неразрывных, – то есть вы христиане только по имени, но никак не на деле. С чего вы это взяли, что за вашу хлеб-соль, за ваше радушное гостеприимство вы непременно должны получать воздаяние здесь – на земле? Значит, вы вовсе не думаете о воздаяниях небесных, не верите в них или верите очень слабо. Вы неправильно думаете о своем имении: кто вам сказал, что оно есть неотъемлемая ваша собственность, на которую имеют право лишь ваши родные, друзья и знакомые? Кто вам внушил, что за ваши десерты и стаканы напитков вы должны получать то же от ваших званных? Да как вы и сами не стыдитесь почти постоянно ясти тучная и пити сладкая? [Неем. 8,10]. Вы приготовляете себя, как приготовляют тельцов тучных, на день заколения?.. Нет, братия, наши земные дары – от Бога, не для нас только, но и для наших собратий. Вы слишком много ласкаете свое тело, которое, как благородная масса земли, требует вовсе не столько о себе заботливости, как вы думаете; чтобы поддерживать его в здоровье и благообразии, нужно очень, очень немного для него: тогда-то именно только оно и будет благородно, здорово. Братия! Необходимо иметь вам в виду и воздаяние в воскрешение праведных. Если не видите этой необходимости теперь, так увидите ее после.

16 ст. и далее. Один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться... И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома (Господь наш, Владыка вселенной) сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. Сделано; осталось еще место. Велено еще выйти на пути и халуги7 и убедить войти – чтобы дом наполнился. Заключение: сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных. Итак, звано много на вечерю, да оказалось мало достойных вкусить этой вечери по причине их привязанности к земле; и они – страшное несчастье – не вкусят небесной вечери, не будут возлежать в Царстве Небесном, не наследят блаженной вечности. Вместо них на вечере будут люди презренные по понятию мира. Приложи это к себе каждый: каждого и теперь приглашает Господь на Свою вечерю – не отказываются ли и ныне по разным мелким предлогам? Отказываются: и теперь люди те же, как и прежде. Божественный Спасителю наш! Как хорошо Ты предвидел это! Как метки Твои притчи! Какая дается в них небесная премудрость!

25–35 ст. Кто хочет следовать за Спасителем, должен предварительно сесть и основательно рассчитать, имеет ли он достаточное в себе количество сил на совершение этого не совсем легкого пути: не будут ли его беспокоить привязанности к земным благам: к деньгам, к пище, к чести, к спокойствию, к светским удовольствиям, к родным, забота о их благосостоянии, – то есть он должен устранить препятствия к последованию за Господом, должен прежде холодно обдумать, силен ли он с своими силами, которые, может быть, слабы и могут изменить ему, встретить напор силы, превосходнейшей, чем его силы, и запастись большими силами; должен подумать, не обуяет ли его соль – эта энергия душевная, предотвращающая расслабление и сообщающая крепость его намерениям и делам. Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? ни в землю, ни в навоз не годится; вон (страшно) выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит! Слава Тебе, Господи, Просветителю наш!

Глава 15, 8 ст. и далее. Какая женщина, имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму. Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся. Под женою разумеется Господь; под драхмою – человеческий род; под светильником – учение Спасителя; под храминою – земля, нерукотворенная храмина. Для Господа очень дорога эта драхма: девять драхм составляют Ангельский собор, потому Он ищет ее прилежно. Господь представлен под образом жены, потерявшей драхму – небольшую монету, потому что женщина больше ценит деньги, не имея средств легко доставать их.

11–32 ст. О блудном сыне. О, неистощимая бездна милосердия Божия к нам, грешным! Радуйтесь, земнородные, что Отец ваш, Иже есть на небесех, так благосерд. Можете надеяться, что если будете заботиться о своем спасении, то непременно получите его; действительно надейтесь, что Отец Небесный печется о вашем спасении и дарует вам, по своей благости, обещанное блаженство. Смотрите: блудный сын приходит в себя и говорит: пойду к отцу своему. И что же отец? Когда блудный сын был еще вдали от него по своим нечистотам, по своим беззакониям – увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Какая нежнейшая, истинно родительская любовь! И это сущая правда, потому что в этом уверяет Единородный Сын Божий, Сын любви Отчей.

Глава 16, 8[-9] ст. Сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Люди мудры на устроение своего земного благополучия, а на устроение своей вечной судьбы, вечного спасения – тупы и глупы. Сыны Царствия Небесного! Поучитесь у сынов века сего тому, в чем они превосходят вас: оборотливости и искусству в устроении своего благополучия, только не временного, а вечного.

13 ст. Никакой слуга не может служить двум господам. Душа человеческая нераздельна: если она привязана всецело к одному существу, то к другому существу в то же время и в той же мере привязана быть не может.

15 ст. Вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши, ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом. Человек! Ты всегда осуждай себя, поставляя себя пред всевидящим Богом, потому что ты непременно – великий грешник при всех, по-видимому, добрых расположениях души твоей. Смотри, не смей никогда мечтать: Бог видит сердце твое. Всякое самомнение, всякий горделивый помысел есть мерзость пред Богом.

31 ст. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес (а богач просил послать умершего Лазаря в дом отца своего, чтобы он уверил их, что закон необходимо исполнять человеку, что есть вечные муки для грешников), не поверят. И ныне весьма многие, хотя не высказывают на словах, но в мыслях и делах обнаруживают мысль: пусть кто-нибудь из воскресших мертвецов уверит нас, что для преступников закона уготованы вечные мучения. А то: с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же [2Пет. 3,4]; никто собственным опытом не убеждал нас в действительности мучений. Таким следует сказать: вы имеете не Моисея только и пророков, но и апостолов, и евангелистов, и Самого Сына Божия: послушайте их – и не придете на место мучения, в действительности коего они убеждают вас. Если же им не верите, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверите.

Глава 17, 6 ст. Если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: исторгнись и пересадись в море, то она послушалась бы вас. Вот каким, по-настоящему, должен бы был быть человек: по его слову все бы должно было делаться, как по слову твари, одаренной образом и подобием Бога всемогущего. Но грех сделал человека из владыки рабом тварей низших, изгнавши веру в Бога из сердца его.

7 ст. и далее. Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол? Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать. Так, Сладчайший Иисусе! Ты Господь, Владыка наш, а мы – полные, ничтожные рабы Твои. Мы не делаем ничего, достойного похвалы, а только то, что должны непременно, непререкаемо делать для Тебя, Господи и Владыко живота нашего! Орет8 ли кто из нас, или пасет ли, то есть несет ту или другую общественную должность, он не имеет права возлежать за столом вместе с своим Владыкою, то есть в вознаграждение трудов своих как бы ставить себя наравне с Ним, и никогда не должен выходить из природного своего рабского положения, но всегда называть себя рабом непотребным, делающим только должное.

Второе послание к Коринфянам

Гл.6, ст. 16. Вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас. И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель. Да, велико достоинство христианина: он – Церковь живого, вездесущего, всемогущего Бога. В этом заключается для него побуждение – не сообщаться с людьми нечестивыми, неверными, особенно не прикасаться к их нечистотам, чтобы не осквернить дома Божия. Как скоро мы стараемся держать себя в чистоте, Бог принимает нас, делается нам Отцом по благодати, а мы – Его сынами и дщерями.

Гл.7, [ст. 1]. Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием. Как нам не очищать себя от всякой скверны плоти и духа, когда Господь даровал нам такие обетования, именно – вселиться в нас и ходить с нами и быть по преимуществу нашим Богом, нашим Отцом; кроме того – прославить нас в вечности.

Гл.8, [ст.9]. Вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою. Кто вполне может постичь благость Господа нашего Иисуса Христа, от Отчих и Божественных недр истощившего Себе до смерти крестной ради нашего спасения? Бог сделался человеком для того, чтобы человека сделать богом. Богатство, проистекающее для нас от нищеты Иисуса Христа, состоит в том, что мы имеем все Божественные силы, яже к животу и благочестию, так что, как выше сказано, мы можем быть причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью [2Пет. 1,4].

Гл.9, [ст.6–7]. Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог. Законы физические и законы духовные, как происшедшие от одного Творца, большею частию сходны между собою. Как земледелец, посеявший немного и недобрых семян, немного и соберет их, так и тот, кто немного творит добрых дел, и не совсем чистых, доброхотных, не пожнет обильных плодов от них. Напротив, тот, кто не пожалел хороших семян бросить в землю и в достаточном количестве, получит хорошие и обильные плоды, равно как и тот, кто щедро и доброхотно творил добрые дела.

8 ст. Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело [слав.: избыточествуете во всяко дело благо]. Господь легко может умножить наши внешние блага, относящиеся к нашему внешнему быту: Господня земля и что наполняет ее [Пс. 23,1], и потому мы не должны щадить своего достояния для вспомоществования нуждающимся: потому же, когда мы имеем во всем всякое довольство, должны избыточествовать на всякое доброе дело и тем приносить Богу жертву из Его даров.

9. Как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век. Кто не щадит своего достояния для убогих, тот живет в правде, праведно, потому что Бог – верный помощник его.

10[-11]. Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей, [слав.: и да возрастит жита правды вашея], так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу.

12. Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во многих обильные благодарения Богу [слав.: но и избыточествующая многими благодареньми Богови]. Все от Бога: и семена нашей пищи, и все, что мы имеем. Если мы не будем забывать нищих, Он подаст нам и хлеб в снедь нашу, и умножит семя наше, и вырастит нашу добродетель (жита правды). Добродетель доброхотного подаяния, по апостолу, не только исполняет лишения святых, но и избыточествует многими благодареньми Богови. Да, благотворители знают это опытно: сколько облагодетельствованных, столько и благодарений Богу, молитв к Богу за благодетеля.

Гл. 10, [ст. 3–6]. Мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем. Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу, и готовы наказать всякое непослушание, когда ваше послушание исполнится. Некоторые неблагонамеренные люди вздумали оклеветать апостола, что будто бы он ходит по плоти, то есть действует ради прибытков, для удовлетворения требований плоти. Апостолу Христову, коего все подвиги были в высшей степени духовны, святы, была сделана этим нареканием большая обида. Ходя во плоти, говорит он, не по плоти воинствуем, то есть правда, говорит он, мы ходим во плоти, как и все люди, но не для плоти подвизаемся. Кто хочет увериться в этом, тот смотри на наше оружие. Всякий может видеть, что оружие воинства нашего не плотское, вещественное, но (духовное), при помощи Божией сильное к разрушению всякой твердыни, способное низлагать гордые, величавые помыслы и всякое возношение, поднимающееся на разум Божий, пленяющее всякий разум в послушание Христу и готовое отмстить всякое преслушание, когда вы будете послушны. Как прекрасно опровергает апостол взносимую на него клевету! Кто не должен замолчать после таких слов? Вы говорите, что мы ради прибытков действуем? Но поступки наши пред глазами всех: всякий может видеть их и заключать по ним о цели нашего дела. А что всякий видит, смотря на нас? Видит, что средства, с коими мы подвизаемся, цель, для коей подвизаемся, совсем не плотские, а духовные, Божественные. О, если бы и мы могли с чистою совестию то же говорить своим пасомым, которые также часто некия непщуют нас, яко по плоти ходящих [рус.: помышляющих о нас, что мы поступаем по плоти]! Но для этого надобно иметь в готовности и налицо жизнь и подвиги святого апостола. Мы, точно, пред лицом своих прихожан ходим больше по плоти: пьем и едим на их трапезах, позволяем себе все плотские удовольствия и, в довершение всего, как бы о том только и заботимся, чтобы обобрать волну с своих овец, не заботясь о их благополучии, о их вечном спасении.

7 [ст.] На личность ли смотрите (а раньше апостол говорил (1 и 2 ст.)9, что он заочно против коринфян отважен [слав.: дерзает в них], – смело и величественно, со властию пишет им, так как, напротив, в лицо смирен в них, потому что пришествие тела немощно и слово уничиженно)? – зрите, то есть, что касается того, когда я буду у вас, смотрите: если кто почитает себя Христовым, тот пусть хорошенько рассмотрит себя, потому что, как он Христов, так и мы Христовы; пусть тот испытает себя, как пробным камнем, учением Христовым. Что же касается меня, говорит, то если я и больше похвалюсь своею властию, данною мне Господом для создания, а не для разорения вашего, – сделаю это без малейшего зазрения совести. Не сделаю же этого (то есть не скажу, как много я могу сделать с вами по власти, данной мне Господом) для того, чтобы не показаться, что я хочу только устрашить вас своими посланиями, – так как послания, скажут, тяжелы и со властию, а приход тела – немощен, и слово – слабо, как звук, биющий воздух. Такой (кто думает так) пусть знает, что каковы мы в словах послания вдали от вас, таковы и на деле, у вас. Мы не смеем присоединять себя к тем, которые хвалят самих себя: измеряя себя сами в себе и прилагая себя только самим себе (что несправедливо: надобно избирать образец, по которому бы оценивать себя, например, высочайший образец – Господь Иисус, потом Божия Матерь, апостолы и святые), они поступают как неразумные. Мы же не станем хвалиться без меры, но по мере правила, меру коего разделил нам Сам Бог, пославший нас на проповедь, что мы достигаем своим благовестием даже и до вас, потому что я, точно, говорю сущую правду, что и у вас утвердил благовестие и не простираю себя, своих успехов дальше, не хвалюсь без меры чужими трудами, надеясь в сытость нахвалиться вами, по моему правилу, при распространении вашей веры; да думаю и в дальнейших странах благовестить и также не готовым хвалиться по чужому правилу. Кто хвалит себя, тот пусть хвалится о Господе. Не тот искусен, кто себя хвалит, но кого – Бог. Пастырь святой жизни, одушевленный апостольскою ревностию о спасении овец Господних, может обращать это слово апостольское со своим перефразом к пасомым. Во всяком слове апостола заключается удивительная нравственная сила, как воистину в слове Божием: потому-то священник должен не только употреблять в своих проповедях слова Господа, апостолов и евангелистов, но и проникаться их духом. Апостол говорит, между прочим, что если бы он и похвалился больше своею властию, данною от Бога на создание Церкви, то сделал бы это безо всякого стыда, потому что похвалился бы справедливо. Так и мы можем хвалиться. Нам тоже, по преемству от апостолов, перешла большая власть от Господа Иисуса Христа. Но искусен не тот, кто хвалится, а кого Бог восхваляет.

Гл.11, ст.9. Во всем я старался и постараюсь не быть вам в тягость. То же и мы должны наблюдать по отношению к своим прихожанам, то есть стараться не быть им в тягость – своими поступками или материальною стороною своей жизни. Почему же так поступаю? Потому ли, что не люблю вас? Богу известно (что люблю)! Но как поступаю (стараюсь не быть вам в тягость), так и буду поступать (и впредь постараюсь), чтобы не дать повода (устраню предлог к обвинению) ищущим повода (обвинить нас), дабы они, чем хвалятся, в том оказались такими же, как и мы [ст. 11–12].

16 ст. Не почти кто-нибудь меня неразумным; а если не так, то примите меня, хотя как неразумного, чтобы и мне сколько-нибудь похвалиться. Если нас, за нашу ревность по Боге, странную для некоторых, иные принимают нас за юродивых или безумных, то пусть они оставят свои ложные мнения об нас; если же не хотят, то пусть нас приимут хотя как безумных. Для нас неважно то, как об нас думают, – важно то, чтобы нас не отвергали, слушали нас. А посмотрите, как много апостол претерпел еще только на половине своих благовестнических подвигов! Вот что о себе говорит он: в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? Если должно мне хвалиться, то буду хвалиться немощью моею. Таковы труды и бедствия Царствия ради Небесного. Вот кто погублял душу свою ради Господа и Евангелия – зато он спас ее. Вот кто в этой жизни чувственной смотрел невидимых: видимое временно, а невидимое вечно [2Кор. 4,18]. Учись и ты, человек, смотреть на эту жизнь, как на сон скоропреходящий, и полюби мир невидимый.

Гл. 12. Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (высокая степень достоверности) (только не знаю – в теле, или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать. Восхищение апостола Павла в рай, должно быть, нужно было по премудрым намерениям Божиим, чтобы этот апостол, долженствовавший больше всех потрудиться в благовестии, не ослабел в своей ревности и всю жизнь помнил, за что, за какое блаженство райское, он подвизается. Христиане! Подвизайтесь для неба: там ваше блаженство, там глаголы неизреченные, сладостные для души.

6 ст. Если захочу хвалиться, не буду неразумен, потому что скажу истину; но я удерживаюсь, чтобы кто не подумал о мне более, нежели сколько во мне видит или слышит от меня. Мы не можем так хвалиться: мы грешны и ничего почти не делаем для Бога. Если мы, при помощи благодати Божией, делаем какое-либо доброе дело, то должны при этом вести себя осторожно, ни в слове, ни в деле не позываться на похвалы, чтобы кто не подумал об нас больше, чем какими нас видит или слышит что от нас.

10. Благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен. И ты должен также с веселым лицом переносить болезни, скорби и другие несчастия. Например, ты болен. Имей в уме своем, что тело твое надобно было удручить болезнию, чтобы оно не играло, не сгорало похотию. А главное – в болезни утешайся тем, что душа твоя на счет тела крепнет.

11 ст. [и далее]. У меня ни в чем нет недостатка против высших Апостолов, хотя я и ничто. Признаки Апостола оказались перед вами всяким терпением, знамениями, чудесами и силами. Ибо чего у вас недостает перед прочими церквами, разве только того, что сам я не был вам в тягость? Простите мне такую вину. Вот, в третий раз я готов идти к вам, и не буду отягощать вас, ибо я ищу не вашего, а вас. Не дети должны собирать имение для родителей, но родители для детей. Какая нежная любовь! Пастыри стада Христова! Вот образец для вашего служения! Любовь да управляет всеми вашими намерениями, вашим учением и поступками.

Гл. 13, [ст.5]. Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть. См. далее в [Завет] образец любви к пасомым и вместе пастырской строгости.

Послание святого апостола Павла к Галатам

1 гл., 4 ст. Господь дал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего. Эта мысль встречается во многих местах Священного Писания, но с разными оттенками. Так как мысль очень важная и высокая, то в каждом своем оттенке она стоит полного внимания и плодит из себя множество также важных мыслей. Всемогущий, всеблагий и праведный Бог дал Себя Самого за грехи наши. Как высока Жертва и потому как она велика! Кто подумает, что она принесена несоответственно с числом жертв искупаемых, то есть, что как велика Жертва, так не будет велико и число спасаемых чрез эту Жертву! Нет: Всемогущий недаром истощил Себя до смерти крестной. Как Его блаженством блаженны тьмы тем Ангелов, так и Его страданиями, искупающими блаженство человека, будут блаженны тьмы тем земнородных. И уже мы видим из истории, что многочисленные сонмы мучеников, приобщившихся Его страданиям, блаженствуют чрез Его страдания, принявши от Него венец райской славы. Ради Его заслуг во все века были, есть и будут спасающиеся. Господь дал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века. Да, этот век лукав, потому что лукав князь века сего (избави нас от лукаваго), лукавы люди нечестивые, и наконец – лукава самая плоть наша. От этого-то века, лукавого, погибельного, Господь избавил нас Своею кровию, по воле Бога и Отца Своего. Отцу Небесному не угодно было, чтобы разумные твари земли – люди, которых Он вместе с другими тварями произвел в Своей мысли, даром погибли по злобе диавола, но благоволил, чтобы они, падши от жизни чрез грех, направлены были к ней Сыном Его Единородным, приводившим в дело творческую мысль Отца, чрез смерть Его живоносного тела, ипостасно соединенного с Божеством в единстве человеческой души и Божества. Мы, слава Богу, в числе избавленных от настоящего века – не станем же прилепляться к этому веку, но будем бежать его.

8 ст. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. С какой уверенностию в истине боговдохновенности своего учения апостол произнес эти слова! Он не боится предать анафеме даже Ангела Господня, если бы он сказал что-нибудь противное словам апостола. Верь же и ты, человек, в боговдохновенность учения апостольского так же твердо, как в свое существование. Читай апостольские послания и умудряйся ими во спасение.

[Гл.2], 16 ст. Об оправдании верою Иисус Христовою, а не делами закона.

17. Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак. Мы ищем оправдания во Христе, Святейшем всех святых, но мы – грешники; если Христос оправдывает нас, грешников, то не служитель ли Он греха, не потворствует ли Он нам? Нимало. Потому что мы стараемся понемногу разорять прежнюю греховную жизнь, и только при этом старании надеемся оправдаться заслугами Господа Иисуса Христа. Но если мы опять возвратимся на прежнюю жизнь, будем опять созидать то, что разорили, то мы делаемся преступниками, недостойными оправдания во Христе. Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником [ст. 18]. Новый закон благодати требует, чтобы мы умерли прежнему греховному закону, сущему во удех наших. Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня [ст. 19–20]. Я, говорит, законом Христовым умер закону дел Ветхого Завета; распялся вместе со Христом, так что уже не я живу, а живет во мне Христос; а что я теперь живу во плоти, то живу верою Сына Божия, меня возлюбившего и предавшего Себя за меня. Очисти свой разум, свое сердце – и тогда пойми, человек, как возвышенна речь апостола. Вот как нужно умирать греху, или – плоти, миру и диаволу, – так, чтобы жили на этом свете как бы не мы, а Христос; чтобы весь греховный, прежний человек наш погиб и жил новый, благодатный, образец человека – Христос, что если мы живем во плоти, то жили бы только одною верою Сына Божия. Но верою ли мы живем? Нет, мы не живем: наши страсти не есть жизнь. Наши заботы, хлопоты о мнозе не есть жизнь. Мы живем на земле и для земли. Но вера святая, но связь наша с небом? Ее нет. Мы сеем в плоть, и потому не мудрено, если пожнем нетление.

Гл. 3, 13. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою. Великий смысл заключается в этих словах. Единородный Сын Божий принял на Себя проклятие, заслуженное нами, и не дай Бог быть под проклятием праведным Отца Небесного: тяжело, как ад, это проклятие. Мы видим это на Сыне Его возлюбленном в те минуты, когда оно тяготело над Ним всею своею силою, – в предсмертных Его страданиях. В это время человечество Иисуса Христа поражено было небесным проклятием всею силою правосудия. Кто может описать эти муки Спасителя на кресте? Они были так страшны и невыносимы, что Господь смертно скорбел о них прежде креста, и когда они, так сказать, достигли своего зенита, высшей степени, Искупитель мира воззвал к Отцу Небесному: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? [Мф. 27,46]. По ипостасному соединению с человечеством Иисуса Христа Божества Его страдания имеют цену беспредельную: грешное человечество в совершеннейшем Человеке наказано со всею строгостию праведного суда; но так как этот совершеннейший Человек есть вместе и Бог, то, по наказании Его как Человека совершенно безгрешного и Бога Всесовершенного, – не только удовлетворено [правосудие] за все неправды человеческие, но и приобретено право возвести род человеческий в благодатное звание сынов Божиих и сделать их причастниками Божественного естества. 15 ст. до 8 ст. 4 гл. О законе как пестуне во Христа и об оправдании верою Христовою – против евреев.

4 гл., 15 ст. Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. В чем заключается тайна такого доброжелательства, такой любви галатян к апостолу? В его учении благодатном об искуплении, о Царстве Небесном: в его собственном лице, в его любви, в том, что он был посланник Божий. 19 ст. Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! Вот образец любви пастыря к пасомым!

5 гл., 13 ст. К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти. Когда дело идет в пользу плоти, тогда христианской свободе нет места. Иные не хотят поститься в пост и говорят: христианская свобода позволяет нарушить пост, если имеются некоторые причины кушать скоромное. Апостол предостерегает от таких мыслей.

16 ст. и далее. Поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы. 19, 21 [ст.] Дела плоти известны... Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют. Тот же апостол в другом месте сказал, что сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную [гл.6, ст.8]. Отсюда очевидна необходимость ходить духом и не совершать похоти плотской. Какие же признаки хождения духом? Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание [ст. 22–23].

6 гл., 3 ст. Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. Человек! Против тебя это обличение апостола. Ты – совершенное ничтожество в деле спасения, все совершает благодать; твои – одни грехи, и ты думаешь о себе, что ты – добродетельный человек. Ты обманываешься. 4 ст. Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом, ибо каждый понесет свое бремя. Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере.

14 ст. Я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. Вот предмет нашей похвалы – Крест, или беспредельная любовь к нам Сына Божия. Чем мы сами можем похвалиться? Ничем: все у нас Божие.

Послание святого апостола Павла к Ефесянам

1 гл., 4[-9] ст. Он избрал нас в Нем (Иисусе Христе) прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей, в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном, в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его, каковую Он в преизбытке даровал нам во всякой премудрости и разумении, открыв нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем. И мы также избраны прежде, чем сложился этот мир, – быть святыми и непорочными пред Богом в любви, будучи прежде усыновлены Богу Отцу чрез Иисуса Христа по Его всеблагой воле, независимо от наших заслуг, в славную похвалу благодати Его, которою Он нас облагодатствовал в Своем возлюбленном Сыне, чрез Которого мы избавлены от проклятия и смерти и получили оставление прегрешений по богатству Его благодати. Обилие этой благодати льется в нас во всякой премудрости и разуме: нам сказал Бог тайну Своей воли (прежде она не была открыта, а эта тайна велика и, собственно, нам вполне еще не известна: только апостолам совершенно она открыта), единственно по Своему благоволению, которое Он от начала мира положил в Сыне Своем, имевшем принести за нас Жертву. Итак, наше спасение единственно от благодати и для славы благодати, а не от дел наших, чтобы никто не мог похвалиться – и самый величайший праведник: потому что и всякая правда наша от той же благодати Божией. Мы ничего не имеем своего; Бог и в единонадесятый час пришедших принимает так же, как пришедших и в первый час. Грехи наши заглаждаются богатством благодати Сына Божия.

16 и 17[-23]. Благодарю за вас Бога, вспоминая о вас в молитвах моих, чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых, и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его [слав.: Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, даст вам... просвещенна очеса сердца вашего, яко уведети вам, кое есть упование звания Его, и кое богатство славы достояния Его во святых, и кое преспеющее величество силы Его в нас верующих по действу державы крепости Его], которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем, и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем. Как блаженны те христиане, кои имеют просвещенна очеса сердца и ясно знают, в чем состоит христианское упование и какое славное богатство достояния Его представлено святым Его и – приспеющее величество силы Его в нас, верующих, по действию сильной державы Его, соделанной чрез Христа, Которого Он воскресил из мертвых и посадил одесную Себя на небе выше всех, и все покорил под ноги Его, и сделал Его Главою Церкви, которая есть Тело Его. Чего бояться с Таким Главою, Который сидит одесную Бога и Которому все покорено? Люди! Мир! Мы вас не боимся. Не имеющие уважения к святой вере! Мы жалеем вас; смеяться над вами мы считаем слишком бесчеловечным: вы и без того сами несчастны. Небо и земля! Торжествуйте с нами! Кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его? [Пс. 105,2]. Никто – на небе, ни на земле. С нами Бог! Разумейте, язы ́цы, и покаряйтеся: яко с нами Бог. Надобно ли выше и светлее этого торжества?

Глава 2, [ст. 4–10]. Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, – благодатью вы спасены, – и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе, дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе. Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы – Его творение... Так Бог единственно по милости Своей, по причине сильной любви Своей к нам оживил нас вместе чрез Христа и вместе с Ним. Наше спасение есть чистый дар Божий. Такая благость оказана нам чрез Иисуса Христа.

16. Господь убил вражду Бога к человекам на кресте. Какая отрадная истина для христиан!

22. Чрез Господа христиане созидаются в жилище Божие Духом. Какое достоинство христианина!

Глава 4. Итак я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира [ст. 1–3]. От нашего звания более всего требуется проходить оное достойно, со всяким смиренномудрием и кротостию, с долготерпением, как плодом христианской любви, и заботливостию о сохранении единодушия. Теперь смотри ты на свою жизнь: стараешься ли ты проходить свое звание так, как хочет апостол Христов? Есть ли в твоих поступках смиренномудрие и кротость; не напыщаешься ли, не гордишься ли ты; терпелив ли ты в перенесении неприятностей, которые неизбежны в жизни; есть ли в тебе столько любви, чтобы с терпением прощать погрешности других; стараешься ли поддерживать христианское единодушие? В тебе, кажется, ничего этого нет. А худо, если нет: богомудрый апостол молит, не только просит об этом христиан; значит, проходить свое звание, по мысли апостола, совершенно необходимо.

10 ст. Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все. Итак, Господь наш все наполняет: небо, землю и преисподнюю. Он сначала сошел на землю, потом сниде в дальнейшие страны земли и наконец восшел выше всех небес к Отцу Своему. Вот каков Основатель нашей веры. Мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах [Евр. 8,1]. Какие исполинские нисхождения и восхождения! Как это Божественно! Снизойти с неба на землю, потом в преисподнюю, потом опять на небо. Каково странствование! Это – не по-человечески, это – [по-]Божески. Сам Господь восшел туда, откуда пришел, а вместо Себя оставил апостолов – благовестников, пастырей и учителей... доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова, чтобы не быть уже нам младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков [слав.: младенцы, влающеся и скитающеся всяким ветром учения, во лжи человечестей], по хитрому искусству обольщения [13–14 ст.]. Да, если бы не пастыри и учители, мы, точно, влались и скитались бы без пути, без толку, (наугад) во лжи человечестей. А как много этой лжи человеческой во свете! Ложь называется человеческою, потому что есть еще диавольская ложь, хотя они – одного начала, и еще потому, что только на земле – между людьми – есть ложь, а на небе об ней знают только по слухам, что и тени ее нет там.

17–18 и далее. Мы, христиане, не должны [поступать], как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества [слав.: за невежество сущее (пребывающее) в них] и ожесточения сердца их. Нет, мы не так и не для того познали Христа: мы слышали и научились той истине, что нам следует отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума нашего и облечься в нового человека, созданного по Богу (подобным Богу), в праведности и святости истины [ст. 22–24]. Посему, отложив ложь, должны каждый говорить правду ближнему своему, потому что мы члены друг для друга; гневаться – и не грешить в гневе; пусть солнце не заходит, пока мы не примиримся: не станем радовать диавола, не дадим ему у себя никакого места. Если кто прежде крал, тот пусть уже не крадет, но лучше трудится, делая своими руками доброе, чтобы иметь и требующему подать (вот как необходима милостыня, что даже из вора сделавшийся трудолюбивым и достающий средства к жизни трудами должен подавать требующему!). Никакое гнилое, праздное слово пусть не выходит из уст наших, но только то, что хорошо и может утвердить веру, чтобы оно принесло пользу слушающим. Мы должны заботиться всеми силами, как бы нам не оскорбить Святого Духа Божия, Которым мы знаменались в день избавления. Всякая горечь, гнев, ярость, крик, хула должны быть удалены от нас. Напротив, друг к другу должны мы быть добры, милосерды, прощая друг друга, как и Бог во Христе простил нам все грехи. Вот требование христианства. Мы не должны жить так, как магометане или язычники.

Нет, мы должны совсем отложить этого ветхого, греховного человека, истлевающего в обольстительных похотях, обновляться умным духом своим и, так сказать, одеться в нового человека, созданного по подобию Божию в правде и святости истины. Прежнюю, греховную жизнь должны мы снять и отложить в сторону, как ветхую, негодную одежду, и надеть новую одежду добрых дел.

Глава 5. Мы должны быть подражателями Богу, как чада Его возлюбленные, и жить в любви, как и Христос возлюбил нас и отдал Себя за нас приношением и жертвою Богу в благоуханную воню Ему. Блуд, равно как всякая нечистота и лихоимство, не должны быть известны нам и по имени, как прилично святым, потому что всякий блудник, или нечистый, или лихоимец не имеет места в Царстве Христа и Бога. Мы были некогда тьмою, а ныне – свет о Господе. Будем же дорожить этим преимуществом и ходить как чада света, а не тьмы. Плод духовный заключается во всякой благости, правде и истине.

15–16 [и далее]. Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия. И не упивайтесь вином... но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу. Какой высокой, совершенной нравственности требует апостол от христиан! Такие совершеннейшие правила, внушенные апостолу Духом Святым, не могли и в голову прийти никому из древних мудрецов. 20. Благодарите всегда за все о имени Господа нашего Иисуса Христа Бога Отца. Повинуйтесь друг другу в страхе Божием. Жены, своим мужьям повинуйтесь, как Господу... 25. Мужья, любите своих жен. Какие превосходные правила для всех – и как христиан, и как членов общества, и членов семейства! Далее в главе 5-й. Предпосылаются обязанности – детям в отношении к родителям, родителям в отношении к детям; рабам – к господам и господ – к рабам. Затем дает общее всем наставление – возмогать в Господе и в державе крепости Его – подвизаться мужественно против начал и властей и миродержителей тьмы века сего, в духовном всеоружии.

Послание святого апостола Павла к Филиппийцам

1 гл., 8 ст. Бог – свидетель, что я люблю всех вас любовью Иисуса Христа. Какая сила святой, бескорыстной любви! Любить, как любил Иисус Христос всех людей, может только апостол Христов. Но и мы, пастыри Христова стада, должны по возможности приближаться к чистоте и силе любви апостольской в отношении к нашим пасомым.

18 ст. Но что до того? Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться. Мы не должны слишком претендовать на тех, которые из лицемерия проповедуют веру Христову или молятся лицемерно. За лицемерие они сами дадут ответ Богу, испытующему сердца и утробы человеков: мы, напротив, должны даже радоваться, что хотя лицемерно, но все же истина Христова, истина веры святой, благочестие христианское проповедуются. То беда, если вовсе не будут проповедоваться.

20[-26] ст. Я ни в чем посрамлен не буду, но при всяком дерзновении (проповедую), и ныне, как и всегда, возвеличится Христос в теле моем, жизнью ли то, или смертью. Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение. Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не знаю, что избрать. Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас. И я верно знаю, что останусь и пребуду со всеми вами для вашего успеха и радости в вере, дабы похвала ваша во Христе Иисусе умножилась через меня, при моем вторичном к вам пришествии. Только живите достойно благовествования Христова. Как велик проповедник веры Христовой! Смотрите, с какою величественною смелостию проповедует он Христа Распята и не стыдясь никого, ни великих и сильных, ни ученых века сего, будучи твердо уверен, что жив ли он будет или умрет, Начальник его веры – Христос, одинаково возвеличится, прославится в теле его, хотя животом, хотя смертию. Если он и живет, живет Христом и для Христа; а если умирает, то чрез это он не только ничего не потеряет, как сыны века сего, лишающиеся вместе со смертию многого, а напротив, приобретает то, чего искал всю жизнь – теснейшее соединение со Христом. Разница в жизни и смерти для апостола та только, что, живя в теле, он должен трудиться для верующих, а умирая, он соединяется со Христом – что много лучше. Апостол Христов говорит, что он поживет еще вместе с обращенными им к вере филиппийцами для успеха и радости их в вере, только просит их жить достойно благовествования Христова. И как должны были преуспевать в вере новообращенные филиппийцы при жизни такого ревностного, с таким любящим сердцем апостола! Какова была их радость в вере, когда жив был апостол, сообщивший им радостные истины веры, отраднейшие обетования ее.

Гл. 2, 3[-4]. Ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя. Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. О, апостоле Христов! Испроси ты нам у Бога благодать обращаться нам так друг с другом. Мы, к несчастию, все тщеславны и горды: не любим возвышать пред собою других, а пред другими – себя. Даруй ты нам эту заботливость об общей пользе.

12[-16 ст.]. Со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению [слав.: Бог бо есть действуяй в вас, и еже хотети и еже деяти о благоволении]. Все делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни. Да, и страх и радость должны наполнить сердце наше при мысли, что Сам Бог действует в нас – что хотеть и что делать нам ради спасения. Благочестивые христиане подобны светилам в мире, освещающим мрачные пространства вселенной и нашу землю. Они держат в душах своих слово жизни, как ярко горящий светильник на пути их жизни.

29[-30 ст.]. Примите же его (Епафродита) в Господе со всякою радостью, и таких имейте в уважении, ибо он за дело Христово был близок к смерти, подвергая опасности жизнь, дабы восполнить недостаток ваших услуг мне [слав.: да исполнит ваше лишение службы яже ко мне]. А таких людей и у нас есть много. Наши простолюдины – сборщики подаяний для сооружающихся церквей – это досточестные люди; за дело Христово они, кажется, решились даже до смерти приближиться, презрев душу свою, здоровье свое, спокойствие, да исполнят лишение Церкви Божией или бедных прихожан.

3 глава, 7[-21]. Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор [слав.: вменяю вся уметы быти], чтобы приобрести Христа и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере; чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его [слав.: и сообщение страстей Его], сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых. Говорю так не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился; но стремлюсь, не достигну ли я, как достиг меня Христос Иисус. Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе. Итак, кто из нас совершен, так должен мыслить; если же вы о чем иначе мыслите, то и это Бог вам откроет. Впрочем, до чего мы достигли, так и должны мыслить и по тому правилу жить. Подражайте, братия, мне и смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас. Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова. Их конец – погибель, их бог – чрево, и слава их – в сраме, они мыслят о земном. Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все. Итак, для Христа апостол Христов от всего отказался и все счел за пометы, чтобы Христа одного приобресть, уразуметь Его, силу Его воскресения для верующих и сообщение страстей Его и достигнуть блаженного воскресения из мертвых. Апостол Христов и себя не признавал достигшим христианского совершенства, но стремился все вперед и вперед, забывая заднее, чтобы достигнуть предопределенной почести вышнего звания Божия о Христе Иисусе. Конец для врагов Креста Христова – погибель. По правде Божией они и не заслуживают лучшей участи: не желая знать учения крестного, не почитая Распятого, они знают служение одному чреву как богу; всю славу свою они поставляют в делах студных и думают только о земном, не возвышаясь к небесному. На них суд давно готов: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление [Гал. 6,8]. Итак, конец для таких людей – погибель – за то, что они думают только об одном земном. Но наши мысли устремлены к небесному отечеству, потому что наше житие на небесах, откуда мы ждем и Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа, Который преобразит смертное тело наше так, чтобы оно было сообразно с славным телом Его.

Гл. 4, ст. 3. Ей, прошу и тебя, искренний сотрудник, помогай им, подвизавшимся в благовествовании вместе со мною и с Климентом и с прочими сотрудниками моими, которых имена – в книге жизни. Имена подвизавшихся в благовестии с апостолом, с Климентом и сподвижниками его, записаны, по словам учителя языков, в книге жизни: это, конечно, несомненно. Подвиг благовестия, вероятно, искупил все грехи этих сподвижников, которые, вероятно, были не безгрешны, как еще недавние язычники, ходившие в суете ума, творившие волю помышлений.

4[-5] ст. Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко. Как не радоваться всегда о Господе, возрадовавшем нас спасением Своим! Да, каждому христианину стоит повторять: радуйся, брат, и опять скажу: радуйся.

7–9. Мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе. Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте. Чему вы научились, что приняли и слышали и видели во мне, то исполняйте, – и Бог мира будет с вами. Боже мира! Даруй Ты мне этот мир, превосходящий всякое разумение, чтобы он соблюдал в надлежащих пределах и разум и сердце мое. Но Ты, Господи, – мир наш. Что же нужно для соединения с Тобою, чтобы иметь в душе мир небесный? Стараться ни о чем больше не думать и не говорить, как о том, что истинно, честно, праведно, пречисто, прелюбезно, доброхвально, что составляет добродетель и похвалу христианина.

10[-13 ст.]. Я весьма возрадовался в Господе, что вы уже вновь начали заботиться о мне; вы и прежде заботились, но вам не благоприятствовали обстоятельства. Говорю это не потому, что нуждаюсь, ибо я научился быть довольным тем, что у меня есть. Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем [слав.: во всем и во всех навыкох], насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе. Нынешние пастыри-проповедники далеко не похожи на великого проповедника язычников: никто почти (особенно из городских пастырей) во всем и во всех не навык; редко кто может сказать, что он привык довольствоваться тем, что имеет, – может и скудость терпеть, и избыток умеет как держать. При малейшем недостатке мы ропщем на свои средства содержания. Учись же у апостола привыкать ко всему. Он все мог делать и сносить при укреплении силою Иисуса Христа, и ты проси себе той же силы у Господа. Если будет случай обратить эту речь к прихожанам, обрати ее к ним в приличном месте.

Послание святого апостола Павла к Колоссянам

Гл. 1, 4[-6] ст. Благодарим Бога... услышав о вере вашей во Христа Иисуса и о любви ко всем святым, в надежде на уготованное вам на небесах, о чем вы прежде слышали в истинном слове благовествования, которое пребывает у вас, как и во всем мире, и приносит плод, и возрастает. Итак, надежда на небесные блага, возвещенные в Евангелии, несомненна, и христиане подвизаются ради этой надежды.

10[-17 ст.]. Поступали достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога, укрепляясь всякою силою по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью, благодаря Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего [слав.: Иже избави нас от власти темныя и престави в Царство Сына любве Своея], в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов, Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит. Слава Богу Отцу, преставившему нас в Царство возлюбленного Сына Своего, и Сыну, избавившему нас от власти темной Кровию Своею. Бог Отец благоизволил, чтобы в Нем обитала всякая полнота [слав.: благоизволи всему исполнению вселитися (всякой полноте дарования)] и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное. И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле Плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою, если только пребываете тверды и непоколебимы в вере и не отпадаете от надежды благовествования, которое вы слышали, которое возвещено всей твари поднебесной [ст. 19–23]. Вот, христиане, надежда и радость ваша!

28[-29 ст.] Мы проповедуем Христа, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно. Дай Бог, чтобы мы, пастыри, могли приложить когда-нибудь к себе эти слова: мы – преемники апостолов и должны стараться по возможности подражать им как во всем, так и в ревности о проповеди слова Божия, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе.

Глава 2, 6[-7]. Как вы приняли Христа Иисуса Господа, так и ходите в Нем, будучи укоренены и утверждены в Нем и укреплены в вере, как вы научены, преуспевая в ней с благодарением. Ты благодаришь ли Бога за свое название христианина и усыновление чрез Христа Богу и достойно ли этого великого имени живешь? Так ли живешь, якоже приял Христа Иисуса Господа, кроткого и смиренного сердцем, преданного во всем воле Отца Небесного, любящего всех любовию крепкою, как смерть?

9. В Нем обитает вся полнота Божества телесно. Истина величайшая: в человеческом теле живет вся полнота Божества, то есть в теле Иисуса Христа. Христиане! Будьте и вы в Нем полнотою, то есть как в наше естество Бог заключил, так сказать, всю полноту Своего Божества, так и мы должны заключить в Боге всю полноту возможных для человека добродетелей: будьте святы, потому что Я свят [1Пет. 1,16]: вы имеете полноту в Нем. Для того-то мы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; быв погребены с Ним в крещении, в котором и совосстали верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых [ст. 10–12].

Глава 3, [1–16]. Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе. Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления (разумей язычников непокорных), в которых и вы некогда обращались, когда жили между ними. А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его... Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле (телом называется Церковь), и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. Какие высокие правила нравственности! Какие сладостные, небесные обетования! Христианин! Хвались своею верою: она – твоя слава и твое утешение. Выше этой славы, лучше этих утешений тебе нигде не найти. Далее – наставления женам, детям, родителям, рабам и господам.

Глава 4, 3[-4]. Молитесь о нас, чтобы Бог отверз нам дверь для слова, возвещать тайну Христову (а нам – тайну Святой Троицы)... дабы я открыл ее, как должно мне возвещать.

К Фессалоникийцам Первое послание святого апостола Павла

1 гл., 9–10. Христиане! Вы живете с тем, чтобы служить Богу живому и истинному и ожидать с небес Сына Его, Которого Он воскресил из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева. Итак, надобно нам непременно в этой жизни служить Богу со страхом, верою и добрыми делами и ждать на суд Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа.

Глава 2, [ст.] 3 и далее. В учении нашем нет ни заблуждения, ни нечистых побуждений, ни лукавства; но, как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши. Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель! Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других: мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы, но были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны. Ибо вы помните, братия, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедывали у вас благовестие Божие. Свидетели вы и Бог, как свято и праведно и безукоризненно поступали мы перед вами, верующими, потому что вы знаете, как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали и умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу. Какой язык! Это язык самого нежного отца, который любит детей своих совершенно бескорыстно, – даже больше чем язык отца! Это язык любви самой святой и возвышенной, любви Божией! Сличим мы свои поступки со словами апостола: мы – тоже проповедники. Так ли мы бескорыстны, есть ли в нас любовь к пасомым?

Глава 3, 2[-8]. Мы должны утверждать и утешать нашею верою пасомых в их скорбях, что так нам суждено в этой жизни. Ибо мы и тогда, как были у вас, говорит апостол, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете. Посему и я, не терпя более, послал (не утерпел, чтобы не послать справиться) узнать о вере вашей, чтобы как не искусил вас искуситель (диавол) и не сделался тщетным труд наш. Теперь же, когда пришел к нам от вас Тимофей и принес нам добрую весть о вере и любви вашей, и что вы всегда имеете добрую память о нас, желая нас видеть, как и мы вас, то мы, при всей скорби и нужде нашей, утешились вами, братия, ради вашей веры; ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе. Вот любовь отца к детям в самой высокой степени! Апостол беспокоился, не поколебалась ли вера его чад, рожденных благовествованием Христовым, но, услышав, что она не поколебалась, и узнавши о любви их к себе, утешился и успокоился в скорбях и лишениях своих, которые были так велики у него. Он почитает себя как бы воскресшим при вести о их вере: мы живы, когда вы стоите в Господе. 12[-13 ст.] А вас Господь да... преисполнит любовью друг к другу и ко всем... чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне (веры) пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его. Аминь. Молитва апостола, вероятно, была действительна. Мы так же должны молиться об этом.

Глава 4, [ст. 1–9]. Братия, просим и умоляем вас Христом Иисусом, чтобы вы, приняв от нас, как должно вам поступать и угождать Богу, более в том преуспевали, ибо вы знаете, какие мы дали вам заповеди от Господа Иисуса. Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как и язычники, не знающие Бога... Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости. Итак непокорный (нам, наставникам) непокорен не человеку, но Богу, Который и дал нам Духа Своего Святаго ([о Тр.]).

О братолюбии же нет нужды писать к вам; ибо вы сами научены Богом (чрез апостола) любить друг друга. 14[-17] ст. Если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним... Мертвые во Христе воскреснут прежде (живых оставшихся)... вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Вот отраднейшее упование для христианина.

Глава 5, 2 ст. День Господень так придет, как тать ночью. 4[-10 ст.] Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать. Ибо все вы – сыны света и сыны дня: мы – не сыны ночи, ни тьмы. Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться. Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения, потому что Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы, бодрствуем ли, или спим, жили вместе с Ним. (Выше ночь разумеется нравственная.)

12[-13]. Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе... почитать их преимущественно с любовью за дело их; будьте в мире между собою. О нас это говорится. [Ст. 16–19.] Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Духа не угашайте. Вот Святая Троица! 24. Верен Призывающий вас в вечную славу Свою, Который и сотворит сие, выполнит Свое призвание.

Второе послание к Фессалоникийцам святого апостола Павла

1 гл., 3. Всегда по справедливости мы должны благодарить Бога за вас, братия, потому что возрастает вера ваша, и умножается любовь каждого друг ко другу между всеми вами. О, если бы мы, пастыри стада Христова, могли сказать то же, что и апостол. Но мы, кажется, лишены этого счастия: в наше время многие из христиан живут почти без веры; любовь также на самой низшей степени у большей части последователей Христовых, если только можно назвать таковых последователями.

7[-12] ст. Братия, мы должны с несомненностию ожидать откровения (явления) Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его (с сильными Ангелами Своими), в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его, когда Он приидет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших, так как вы поверили нашему свидетельству [слав.: яко уверися свидетельство наше в вас, в день он (верно свидетельство наше о вас)]. Для сего и молимся всегда за вас, чтобы Бог наш соделал вас достойными звания (небесного) и совершил всякое благоволение благости и дело веры в силе, да прославится имя Господа нашего Иисуса Христа в вас, и вы в Нем, по благодати Бога нашего и Господа Иисуса Христа. Итак, вечная мука несомненна для упорных грешников: это известно как отсюда, так и из многих других мест Священного Писания. Но Бог прославится при втором Своем пришествии во всех святых Своих в Своей бесконечной благости; апостол верил, что и обращенные им христиане верно сподобятся Небесного Царствия в страшный день Суда (уверися свидетельство наше в вас, в день он). Об этом он и молился всегда. Помолись, апостоле Христов, и о нас, да и нас сподобит Бог наш небесного звания.

2 глава, 13[-14] ст. Мы же всегда должны благодарить Бога за вас, возлюбленные Господом братия, что Бог от начала, через освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению, к которому и призвал вас благовествованием нашим, для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа. 16[-17 ст.]. Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом. Слова до 16-го стиха мы можем приложить и к себе: и нас избрал Бог от начала во спасение... к которому и призвал вас с младенчества благовествованием или, лучше, Крещением для достижения славы Господа нашего Иисуса Христа в будущем веке. Только мы должны жить достойно своего призвания. Да утвердит и нас Господь во всяком слове и деле благом.

Глава 3, [1–2 ст.] Молитесь за нас, братия, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось... и чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей, ибо не во всех вера, то есть не все способны принять христианскую веру.

7 и 8[-10 ст.] Мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день [слав.: но в труде и подвизе нощь и день делающе], чтобы не обременить кого из вас, – не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам. Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. О, если бы и мы могли сказать то же, что апостол Христов! Но мы, надобно сознаться, часто туне10 хлеб ядим, а иногда даже и бесчинствуем в глазах своих прихожан. Не в труде и подвизе нощь и день делающе, как апостолы, а в лености и нерадении, не думая ни об одном из своих детей духовных, проводим мы свое время. Иногда, точно, в труде и подвизе проводим мы время – но в каком труде?

Первое послание святого апостола Павла к Тимофею

1 гл., 15[-16 ст.] Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной. Грешники! Восклоните главы ваши: Христос вас пришел спасти. И вот вам пример: великий гонитель христиан спасен Христом.

2 глава, 9 и 10. Жены должны украшать себя не одеждами драгоценными, не золотом, не бисером, но добрыми делами. 15. Жена спасется чрез чадородие.

3 гл., 16 ст. И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе. Величайшая тайна – явление Бога во плоти; что Иисус Христос действительно был Бог во плоти, это Он оправдал чудесами Своими, которые Он совершил о Дусе Святе, верованием в Него всех народов и вознесением во славе.

Глава 4, 4[-5]. Всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою. Значит, людей, советующих удалятися от брашен некоторых, яже Бог сотвори в снедение со благодарением, слушаться не надобно.

14. Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства. Везде нужны труды: благодать дается не для лености и нерадения, а как пособие нашей немощи.

Глава 5, [ст. 2]. Стариц (утешай), как матерей; молодых, как сестер, со всякою чистотою, то есть чистотою мыслей и сердца как по отношению к истинам слова Божия, так и по отношению к лицам женского пола, – и чистотою побуждений. Нечистота, как отвратительный гад, при обращении с женским полом незаметно вползает в душу и омрачает совесть. 4. Если же какая вдовица имеет детей или внучат, то они прежде пусть учатся почитать свою семью и воздавать должное родителям, ибо сие угодно Богу. Это идет к тебе. У тебя есть мать – вдова. Старайся воздавать ей взаимно за ее неисчислимые благодеяния. Это внушает тебе и собственное чувство благодарности, и голос природы; но если почему-нибудь для тебя не сильны эти внушения, тебе велит это делать Творец твой, Владыка твоей жизни и смерти, и вменяет в заслугу твои воздаяния родителям: сие угодно Богу. 14 ст. Я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак [слав.: хощу убо юным вдовицам посягати], рождали детей, управляли домом (устрояли домашние дела) и не подавали противнику никакого повода к злоречию. Апостол заботится о доброй славе юных вдов и находит лучшим для поддержания ее посягать. Разумеется, что если вдовица, не выходя замуж, может прекрасно выдержать себя, то ей нет надобности выходить замуж. 17. Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении. Трудись добросовестно в своем звании: честь придет сама собою. Можешь, в утешение себе, вспоминать эти слова апостола Павла: Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей [ст. 18]. К нам это ближе всего идет: труды наши особенно драгоценны для людей и стоят мзды. Хотя полная награда достойным будет от Бога.

Глава 6, 5. Есть люди, растленные умом, лишенные истины, не почитающие благочестия приобретением. Как мы должны держать себя по отношению к таким людям? Должны удаляться от них, а сами должны почитать большим приобретением благочестие с довольством. Ничего не внесли мы в мир этот: явно, что и вынести ничего не можем; поэтому не довольствоваться тем, что имеем, – безрассудно: ибо умирая не возьмет человек с собою ничего; не пойдет за ним во гроб слава его [Пс. 48,18]. Правило благоразумия требует довольствоваться только пищею и одеждою, то есть самыми необходимыми принадлежностями или условиями жизни. Кроме собственного благоразумия, побуждением к такому довольству могут служить еще примеры любостяжательных людей, которые, желая обогатиться, впадали в напасти и сеть, поставленную для них коварством, и в многие несмысленные и вредные похоти, ввергающие человека во всестороннюю порчу (???????11). и погибель (????????12). Сребролюбие – корень всякому злу: некоторые из-за денег впали в заблуждение и накликали на себя множество болезней. А ты, служитель Христов, люби правду, благочестие, веру, любовь, терпение, кротость. Подвизайся добрым подвигом веры, берись за вечную жизнь, как бы за спасительную доску в твоих скорбях, болезнях и искушениях, в которую ты и призван. Старайся жить по заповедям до второго пришествия Господа Иисуса Христа, Которое в свое время откроет блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих, единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная!

[ст. 15–16]. Богатым в этом веке внушай, чтобы они не высоко думали о себе и о своем богатстве и не надеялись на это погибающее сокровище, но на Живого Бога, дающего нам все обильно в наслаждение – делать добро, обогащаться добрыми делами, быть благоподатливыми, общительными (в имении), полагая сокровища (????????????????13) в хорошее основание для будущего, чтобы получили вечную жизнь. Да, внимание богачей стоило бы обращать чаще на эту заповедь апостола. Из своего богатства они могут положить прекрасное основание для будущего века. Блаженны те богачи, которые сокровищствуют для себя доброе основание в будущее.

Второе послание святого апостола Павла к Тимофею

Глава 1, ст.5. Апостолы и ныне видят слезы благочестивых людей, плачущих о своих грехах и тоскующих по небесной отчизне, и исполняются чрез это радости, приводя на память нелицемерную веру их. Как же и может иначе выражаться нелицемерная вера, как не горячими слезами о себе, враге Божием? 7[-8 ст.] Дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия. Итак, не стыдись свидетельства Господа нашего Иисуса Христа, ни меня, узника Его; но страдай с благовестием Христовым силою Бога. Не на страх мы призваны в веру Христову. Нет, нам дана сила, которая не знает страха, то есть сила веры, которая на все земное смотрит как на пар, скоро исчезающий, и видит только невидимое и вечное – любовь, все препобеждающую, и целомудрие души, не растленной обычаями и пороками мира. Но что ты говоришь, апостоле Христов: не стыдись... меня, узника Иисуса Христа, когда и самые узы твои даже по смерти твоей издавали от себя страшные чудеса? Да, некоторые стыдились этого уничиженного вида апостола Христова. Не стыдятся ли и ныне некоторые христиане? Худо, если стыдятся. 9 ст. Бог спас нас и призвал званием святым, не по делам нашим, но по Своему изволению и благодати, данной нам во Христе Иисусе прежде вековых времен, открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление через благовестие. Слава Господу Иисусу Христу. После нескольких тысяч лет смерти человечества с пришествием Господа опять разлились в человечестве жизнь и нетление, так что токи этой благодатной жизни и нетления переливаются от полноты своей и на нас, грешных, например, от мощей святых угодников, от Святой Церкви как учительницы и воспитательницы нашей, от святых угодников и, главным образом, от Самого Господа.

Глава 2, ст.4. Мы – воины Христовы. Но никакой воин не связывает себя делами житейскими [слав.: обязуется куплями житейскими (занимается житейскими делами)], чтобы угодить военачальнику. 9 и 10 ст. Апостол Христов страдал за благовествование даже до уз, как злодей... все терпел ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою. Не должны ли также и мы терпеть все для своих пасомых, только бы они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою? Да, мы должны быть искренни в отношении к своим пасомым и пользу их вечную иметь постоянно в виду. 11 ст. и далее. Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас; если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может. В Адаме мы все согрешили, и потому все и умираем; в Господе, напротив, умерши, оживаем; терпя с Ним бедствия, с Ним и воцаримся, и это по тесной связи Адама, родоначальника нашего, с нами, потомками, равно как и Господа Иисуса – нового Родоначальника нашего. Если мы не веруем в Господа, в Его искупительные заслуги, наше неверие веры Божией не упразднит: Бог, искупивший нас, верен пребывает, ибо Себя отречься не может. Страшись же неверия, как самого опасного врага. 14. Сие напоминай, заклиная пред Господом не вступать в словопрения, что нимало не служит к пользе, а к расстройству слушающих. 15. Старайся представить себя Богу достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины. Это относится и к тебе. 19. Твердое основание Божие стоит, имея печать сию: «познал Господь Своих» [слав.: сущия своя]; и: «да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа». Итак, Господь знает избранных Своих, имеющих наследовать вечное Царство. Пусть же каждый, именующий Господа, отступит от неправды. Его название христианина есть уже знак, что он – сущий Господа.

20[-21]. А в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком употреблении. Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело. Мир этот – дом великого Архитектона – Господа Бога; сосуды златые и серебряные или деревянные и глиняные – народы, ведущие Бога, благочестивые, или идолопоклонники и нечестивцы; или частные лица – благочестивые или небогобоязненные. В семье не без урода, и в дому не все хорошие, драгоценные сосуды, но иные и недорогие, низкого достоинства.

Глава 3, ст. 12. Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы, потому что мир лукав, грешен, ненавидит благочестивых людей.

4 гл., 5. Совершай дело благовестника. Это к тебе относится. 18 ст. Избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства. Апостол мог так говорить о себе, так много потрудившись для веры Христовой и в вере, но ты должен еще об этом молить Господа постоянно.

Послание святого апостола Павла к Титу

1 гл., 15[-16] ст. Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть. Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу. Есть, действительно, люди, для которых все нечисто и все скверно. Отчего же это? Конечно, не оттого, что вещи на самом деле нечисты, но оттого, что их душа скверна, оттого, что у них осквернены ум, сердце и совесть.

Глава 2, 11[-14] ст. Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам. Слава Богу, даровавшему нам спасительную благодать Свою. Если дана нам спасительная благодать, то, по милости Божией, и спасемся.

Глава 3, 4[-7] ст. Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни. Итак, верно слово, что Бог спасает нас не за дела наши, но единственно по Своей милости, хотя христианство, как совершеннейшая вера, требует непременно и сообразных вере дел. 8 ст. ...Да уверовавшие в Бога старались быть прилежными к добрым делам: это хорошо и полезно человекам.

К Филимону послание святого апостола Павла

Апостол обратил ко Христу Онисима, раба Филимонова, и по этому обстоятельству называет его чадом.

Прежде он был недобрый слуга своего господина; но теперь апостол, наставив его в вере, называет его благопотребным Филимону и ему (апостолу). Удивительные дела: на час убежал Онисим от своего господина к апостолу – и сделался христианином; из погибшего человека – вечным членом Царства Христова: он для того на время отлучился, чтобы тебе принять его навсегда [ст. 15]. Значит, вера спасает нас, но никак не дела, хотя дела нужны для христианина: Онисим еще не кончил своего земного поприща, но уже называется членом вечного Царства Небесного. В том же смысле обращенные апостолами называются разными именами, означающими, что они уже члены Небесного Царства. Особенно замечательно здесь выражение любви апостола к рабу Филимона и духовному чаду апостола – Онисиму. Святой апостол называет его своею утробою. Какая высокая, святая любовь отца самого нежного к сыну!

Послание святого апостола Павла к Евреям

Гл.1. О возвещении людям воли Божией: в последние дни, чрез Единородного Сына Божия; о Его величии Божественном: Он Наследник всего Отеческого достояния; Он сотворил время, то есть мир видимый с его изменениями и всем, что в нем ни есть, и вместе – мир невидимый; Он – сияние славы (славное сияние) и образ Ипостаси Бога Отца; Его сильным словом все носится: все миры в порядке и благоустройстве; сотворив Собою, как Сущею Святынею, очищение грехов наших, Он сел одесную престола величества на высоких, или на небе, и по человечеству. Далее приводятся места из Ветхого Завета, подтверждающие Божественное достоинство Иисуса Христа. Возвышайтесь же духом вашим, христиане, горе, к вашему Божественному Искупителю, и не прилепляйтесь к земле. Где Я, сказал Спаситель, там и слуга Мой будет, то есть на небе же.

Гл.2, ст.3[-4]. Как мы избежим, вознерадев о толиком спасении, которое, быв сначала проповедано Господом (Иисусом Христом), в нас утвердилось слышавшими от Него, при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святого (разделениями даров Духа Святого) по Его воле? Да, нерадящие о таком благовестии спасения, сопровождавшемся едва не на каждом шагу высшим свидетельством, истинным, непререкаемым, небесным, всемогущим, получат должное воздаяние тем более, что и глаголанное Ангелами слово бысть известно (твердо) и всякое преступление и ослушание против этого слова получало праведное воздаяние. Проповедники должны с силою и властию проповедовать об этом спасении пасомым во время и не во время [2Тим. 4, 2].

10 ст. [и далее]. Надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их совершил через страдания. Ибо и Освящающий [слав.: Святяй] (Спаситель) и освящаемые, все – от Единого (от Бога); поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя. И еще: Я буду уповать на Него. И еще: вот Я и дети, которых дал Мне Бог. А как дети причастны плоти и крови, то и Он (Спаситель) также воспринял оные, дабы смертью (плоти) лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству. Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему [слав.: отнюдуже (по каковой причине)] Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом [слав.: да милостив будет и верен первосвященник в тех, яже к Богу (в обращающихся к Богу)], для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел [слав.: В Нем же бо пострада (чрез то, что пострадал)], быв искушен, то может и искушаемым помочь.

3 гл., [ст. 1–4]. Итак, братия святые, участники в небесном звании, уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа, Который верен Поставившему Его [слав.: верна суща Сотворшему Его (по человечеству)], как и Моисей во всем доме Его (Бога). Ибо Он достоин тем большей славы пред Моисеем, чем большую честь имеет в сравнении с домом (Моисеем) тот, кто устроил его (Господь), ибо всякий дом устрояется кем-либо; а устроивший все есть Бог. 6 ст. Христос – как Сын в доме Его; дом же Его – мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца. О, истины превожделеннейшие, истины высочайшие! Итак, Бог Отец счел нужным, приведши многих из людей в небесную славу чрез заслуги Единородного Своего Сына, совершить этого Начальника нашего спасения посредством страданий для того, чтобы Он и по человечеству Своему опытно дознал, какие искушения, слабости, трудности может встречать каждый человек на пути ко спасению. Какая неизмеримая милость Божия к роду человеческому: и Начальник нашего спасения, или Святитель (Святяй) нашего исповедания по человечеству Своему, равно как и мы – от Единого – от Бога, потому-то Святяй, то есть Иисус Христос, будучи Богочеловеком, не стыдится называть нас братьями, говоря Богу Отцу: возвещу имя Твое братиям Моим... или опять: вот Я и дети, которых дал Мне Бог...

[Гл.2, ст. 11–13]. Поелику дети приобщились по природе плоти и крови, то и Он теснейшим, самым естественным образом приобщился тому же, то есть принял природу, совершенно общую с людьми, чтобы смертию тела Своего, которое в людях поражалось смертию, упразднить имущего державу смерти, то есть диавола, и избавить людей, по страху смерти всю жизнь подверженных рабству диавольскому. Поистине (о, милость бесконечная, никем не оцененная) не от Ангелов принимает Себе Господь природу, но от семени Авраамова принимает, чтобы таким образом по всему быть подобным братии и чтобы быть милостивым и верным (по тождеству природы) Первосвященником для тех, которые решились работать Живому Богу, – очищать их грехи. По тому самому уже, что Он пострадал, может помогать всякому искушаемому, подвергающемуся напастям, Сам испытавши во плоти Своей все, кроме греха. Итак, знайте, как должно знать Посланника и Святителя исповедания нашего Иисуса Христа, Который верно исполнит Свое дело, на которое Он определил Себя от сложения мира. Если Моисей был верен во всем дому Божию, тем более – Он: Господь, как Богочеловек, и по человечеству Своему сподобился большей славы, чем Моисей, – столь большей, сколько большую честь имеет дома тот, кто сотворил дом, потому что всякий дом созидается кем-нибудь, а Бог – все сотворил. Христос – как Сын в дому Своем, а мы – дом Его, если только твердо и до конца удержим свое дерзновение по вере и славное упование. Христиане! Как высоко ваше призвание – недоумеет высказать никакой язык!.. Что же вы так худо пользуетесь своим призванием?

12 ст. [и далее]. Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живаго. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: «ныне», чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом. Ибо мы сделались причастниками Христу. А сердце неверно тогда, когда оно лукаво: о, как надобно бояться этого лукавства сердечного! Лукаво же сердце тогда, когда нечисто, то есть заражено страстями: самолюбием и не совсем чистою любовию к другим, пристрастною, корыстною. Чтобы поэтому иметь сердце верующее, нужно очистить его, при благодати Божией, от самолюбия и гордости и других страстей, сокрушить его смиренною молитвою к Богу, чувством человеческой бедности, окаянности и слепоты. Люди с лукавым сердцем легко отступают от Бога; так как лукавство есть плод страстей, то лукавых богоотступников чаще всего можно встретить между людьми знатными, богатыми, учеными – вообще, пользующимися большою или некоторою известностию света и живущих в довольстве и счастии, хотя несомненно и то, что лукавое, неверное сердце можно найти и под рубищем. Чтобы не увлечься прелестию греховною к неверию, будем иметь в виду непререкаемо истинные и важные места из святого слова Божия и ими утешать, поддерживать себя в вере.

Гл.4, [ст. 1–3]. Будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим. Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших. А входим в покой мы уверовавшие, так как Он сказал: «Я поклялся в гневе Моем, что они не войдут в покой Мой», хотя дела Его были совершены еще в начале мира (значит, не ветхозаветная суббота разумеется)... [9–12 ст.] Посему для народа Божия еще остается субботство (покой)... постараемся войти в покой оный, чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность. Ибо слово Божие живо и действенно (входим в покой, то есть в Царство Небесное, чрез слово Божие, чрез послушание ему) и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные (судит помышления и мысли: как величественно изображено действие слова Божия на душу человека!). Не будем противиться слову Божию, как иудеи в пустыне, чтобы и нам не лишиться обетования Божия войти в вечный покой Его. Будем веровать ему и по вере располагать жизнь свою, тогда и мы улучим это субботство, оставленное людям Божиим по кончине мира. 13 ст. Нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его. Перед Ним все твари как на ладони: все обнажено, ясно для очей Его, ничто не сокрыто и не может сокрыться.

14 [-16 ст.]. Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего. Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи. Как не держаться такого славного исповедания, коего Начальник прошел небеса и был выше небес. Начальники других вер были слабые, грешные люди: от земли они были, в земле и погреблись. А нашего исповедания Начальник – безгрешный Бог, преискренне приобщившийся плоти и крови человеческой и потому могущий спострадать немощам нашим.

Глава 5. О первосвященстве Христовом. Обличение евреев в невежестве религиозном.

Глава 6, ст.4–8. Невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святого, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему. Земля, пившая многократно сходящий на нее дождь и произращающая злак, полезный тем, для которых и возделывается, получает благословение от Бога; а производящая терния и волчцы негодна и близка к проклятию, которого конец – сожжение. Как тяжело и больно видеть, что земля, на возделывание которой употреблено много трудов, которая тщательно поливалась, вместо добрых былий рождает терния и волчец! Не тем ли больнее видеть отпадшим человека, коего обращение от его заблуждений и пороков к свету истины и благочестия стоило стольких трудов, который пользовался всеми благословениями неба и земли и пил в изобилии многократно сходивший на него дождь благодатный? Потому-то таких людей невозможно опять обновлять покаянием: они ни к чему не годны, как лишь к пожжению. Это бесплодные деревья, облака и мглы, гонимые бурею [2Пет. 2,17]. 10 ст. Не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послужив и служа святым (бедным братиям, обращенным в христианство). Да, Бог не забудет доброго дела, совершаемого из любви к Богу и ближним, для нуждающихся братий наших.

12 [-20 ст.] Дабы вы не обленились, но подражали тем, которые верою и долготерпением наследуют обетования. Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя. И так Авраам, долготерпев, получил обещанное. Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, дабы в двух непреложных вещах [слав.: Бог... ходатайствова клятвою: да двема вещьми непреложными (Собою и клятвою)], в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека. Везде нужно терпение и вера. Если прежде получения земных предметов нужно часто долго пождать и потерпеть, то не тем ли больше потерпеть нужно до получения предметов гораздо важнейших, небесных и вечных. И Авраам долготерпел до получения обетования. Обетования слова Божия несомненны: Бог запечатлел их собственною клятвою.

Гл. 7, ст. 5. Получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь – брать по закону десятину с народа (4 кн. Моис. 18 гл., ст. 21), то есть со своих братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых. И мы чем-то вроде десятины пользуемся от своих прихожан.

24 [-27] ст. Господь, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее, посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них. Радуйтесь, христиане: вы имеете вечного Первосвященника – Христа, Который всегда жив, чтобы ходатайствовать об вас. Приближайтесь же чрез Него к Богу с дерзновением: Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес, Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого. Слава Тебе, Архиерее великий! Спасай нас силою Твоей всеспасительной, всеочищающей жертвы.

Гл. 8. О превосходстве Нового Завета пред Ветхим.

Гл. 9, ст. 11 и далее. Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения, и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление (как Сын Божий). Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному! И потому Он есть ходатай нового завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений, сделанных в первом завете, призванные к вечному наследию получили обетованное. Ибо, где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя, потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы, когда завещатель жив. Почему и первый завет (ветхий) был утвержден не без крови... 24 ст. Иисус Христос вошел... в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие. Какие высокие, отраднейшие, всерадостнейшие истины! Кровь Сына Божия очищает совесть нашу от мертвых дел, чтобы с дерзновением сердца и любовию служить нам Богу Живому и истинному, и Сам Сын Божий вошел в самое небо для того, чтобы явиться пред лицем Отца Своего Небесного вечным Ходатаем о нас.

Глава 10, 5 [и далее]. Входя в мир, говорит: жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже... По сей-то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа... Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его. Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых. Какую величайшую жертву принес Собою Сын Божий: единожды бывшим приношением тела Иисуса Христа мы все освятились и сделались совершенными, неповинными, безгрешными пред правосудием Отца Небесного. Слава Тебе, великий, всемирный Первосвященник!

17 ст. Глаголет Господь: и грехов их и беззаконий их не воспомяну более, то есть по принесении Жертвы на Кресте. [18 ст.] А где прощение грехов, там не нужно приношение за них. Развитие предыдущей мысли, что Иисус Христос единым приношением тела Своего освятил всех нас и что теперь уже не может быть иудейского приношения жертвы за грех: по свидетельству Духа Божия, грехи и беззакония последователей Христовых отпущены и не воспоминаются у престола правды Божией.

19[-25] ст. Братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божиим, да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою, будем держаться исповедания упования неуклонно, ибо верен Обещавший. Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного. С истинным, непритворным сердцем и твердою верою, с чистою совестию и омытыми телами будем входить в Царство Небесное чрез связь живую – Иисуса Христа.

28 ст. и далее. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь. И еще: Господь будет судить народ Свой. Страшно впасть в руки Бога живаго! О человек! Бойся попирать Сына Божия, почитать скверною Кровь Завета и укорять Духа Святого: а ты, хотя быть может и сам того не зная, делаешь это. О, будь тысячу раз внимателен к Святейшей Евхаристии! Помни, что страшно впасть в руки Бога живаго.

Гл. 11, 3 ст. Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое. Так, мы только верою принимаем важнейшую истину сотворения мира, то есть что пространство и время (веки) или видимый мир из ничего воззван к бытию словом Бога всемогущего. 11 [-12] ст. Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила, ибо знала, что верен Обещавший. И потому от одного, и притом омертвелого (старого), родилось так много, как много звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском. Как велико могущество веры: из ничего она может творить дивные вещи! Из бесплодных, обмерших уже от старости ложесн Сарры Бог, за веру Авраама, произвел бесчисленный народ, как звезды небесные! Здесь виден до поразительной ясности Творец мира: там и видишь перст Его, где по человеческим расчетам невозможно ничего сделать. Всякий человек отсюда должен научиться, что если он хочет быть чем-нибудь в очах Божиих, то пусть здесь почитает себя ничем. Тогда сила Божия, в немощи совершающаяся, сделает его чем-нибудь. 29 ст. Верою перешли они (израильтяне) Чермное море, как по суше. В Новом Завете апостол Петр также шел по озеру как посуху и начал утопать потому только, что усумнился. Требуя от нас веры, Господь требует от нас детского, простого доверия Себе, как всемогущему Отцу нашему. И тот хороший сын, кто во всем доверяет отцу своему, а кто не верит, тот лукавый, недобрый, нехороший. 30 ст. Верою пали стены Иерихонские, по семидневном обхождении. Каково торжество веры?! Во всей этой главе прекрасно, торжественно говорится о силе веры. Чаще думать о силе веры...

Глава 12, 2 ст. и далее. Взирайте на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест... Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими. Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха, и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем (избранным Божиим) обще, то вы незаконные дети, а не сыны. Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Буду же я утешаться в своих болезнях и несчастиях мыслию, что Бог наказует меня, как Отец сына. Буду я совершенно по-детски повиноваться Ему, как Отцу духов и всякой плоти, в счастии и несчастии. Кому же мне и повиноваться, как не Ему? Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасение мое [Пс. 61,2]. 11[-15] ст. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности. Итак укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колени и ходите прямо ногами вашими, дабы хромлющее не совратилось (чтобы не совратилось хромое), а лучше исправилось. Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа. Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией. Буду же я утешаться представлением отрадных последствий временного наказания Господня, и стану я неослабно подвизаться на пути добродетели. Буду я жить в мире и святости со всеми.

26[-29] ст. Царство непоколебимо (а земное царство – колебимое): Которого глас тогда поколебал землю, и Который ныне дал такое обещание: еще раз поколеблю не только землю, но и небо, что означает преложение колеблемых, как сотворенного, чтобы пребыло непоколебимое... будем хранить благодать (дарованную каждому из нас), которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огнь поядающий. Ты в особенности помни это больше всего: ты при посредстве благодати Божией служишь Богу – служи же со благоговением и страхом.

Глава 13, ст. . Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя. Не люби богатства и не старайся умножать его, не довольствуясь тем, что имеешь. Смотри, разбогатевши, ты вместо Бога будешь надеяться на богатство: оно сильно ослепляет глаза человеку, надмевает и всесторонне портит его. Старайся быть довольным немногим, имея в виду благопопечительность о тебе Отца Небесного, Который не оставит тебя. 7 ст. Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их. Память о наших наставниках веры должна быть для нас священным делом. 8 ст. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же. Спаситель наш и ныне все Тот же, Каким Он был на земле, – Тот же кроткий и смиренный сердцем, Такой же благосердый и любящий. 16 ст. Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу. Как часто Слово Божие напоминает тебе о благотворительности: смотри же, не забывай ее.

17 ст. Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно. Долг благодарности к наставникам нашим уже обязывает нас повиноваться им от души, предаваться в их волю. В самом деле, духовные наставники заслуживают полного себе доверия и повиновения от нас: они заботятся о вечном нашем спасении и отдадут за нас ответ Богу. 20[-21] ст. Бог же мира, воздвигший из мертвых Пастыря овец великого Кровию завета вечного, Господа нашего Иисуса [Христа], да усовершит вас во всяком добром деле, к исполнению воли Его, производя в вас благоугодное Ему через Иисуса Христа. Ему слава во веки веков! Аминь. Итак, вот и еще подтверждение той истины, что добро, нами делаемое, делает в нас Бог Иисусом Христом или при содействии благодати, даруемой Иисусом Христом.

Конец апостольским посланиям.

Продолжение чтения Евангелия от Луки

17 гл. ст. 12–19. О десяти прокаженных. На просьбу их: помилуй нас, Господь велел им показаться священникам, во исполнение ветхозаветного закона о прокаженных. Все прокаженные отправились в Иерусалим – к священникам. На пути они вдруг очистились от проказы. Один из прокаженных, заметив, что он исцелился от проказы, возвратился к Благодетелю, громко славя Бога, пал к ногам Спасителя, благодаря Его; это был самарянин. Господь научает всех примером самарянина быть благодарными за ниспосылаемые нам от Бога дары, научает также и живой вере, которая все получает.

21 ст. Царствие Божие внутрь вас есть. Царство Божие состоит в мире наших душевных сил, в радости во Святом Духе [Рим. 14,17]. 24 ст. Как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет Сын Человеческий в день Свой. Так уподобил Бог день страшного Своего пришествия. Он придет внезапно и вдруг озарит страшным светом Своим грешную землю. Сын Человеческий, ярче солнца сияющий, с знамением Своих страданий и с силою многою явится на поднебесней. Как страшен будет этот день для грешных людей, этого ныне и представить нельзя: внезапность его и величие так поразят людей, что все племена земные восплачутся от страха его.

Глава 18. О неправедном судии, Бога не боящемся и человека не срамляющемся. К нему ходила очень долго одна вдова, прося его отмстить14 за нее ее сопернику. Судия долго не хотел этого делать. Но наконец сказал сам себе: хотя я и не боюсь Бога и не стыжусь людей (значит, сколько мне угодно мог бы я тянуть дело вдовы), но так как она утруждает меня своими неотступными просьбами, то, чтобы не докучала она мне больше, отмщу я за нее... Так говорит неправедный судия. Если он решился наконец отмстить за вдову, то не отмстит ли Бог за избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, и долго снося неправды к ним людей века сего? Говорю вам, что отмстит за них вскоре.

9–15 ст. О фарисее и мытаре. Не хвались своими добрыми делами, иначе добрые дела твои потеряют цену. Смиренный, кающийся грешник несравненно приятнее Богу человека добродетельного, но гордого своими добродетелями. О добрых делах не следует много думать, потому что они совершаются не нами, а благодатию Божиею чрез нас. Все у нас Божие, кроме греха.

16[-17] ст. Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. Итак, не плачьте много, когда дети уходят от вас к Отцу Небесному: им там лучше, чем у вас, кто бы вы ни были, хоть даже царское семейство.

Глава 19, 1–10. О Закхее. 11–28. Притча о десяти рабах и непокорных гражданах. Десять рабов – это все люди, которые суть рабы Господа по праву творения и непрестанных, величайших благодеяний им, продолжающихся от первой до последней минуты их бытия. Мнас – монета, данная для приумножения. Каждому из нас даются от Бога способности – для того, чтобы чрез них мы умножали достояние Небесного Владыки так или иначе, посредством того или другого искусства, той или другой способности. Только два раба приумножили как следует достояние своего Владыки; другие – зарыли в землю серебро своего Господина и явились к Нему с пустыми руками.

Некоторый человек, так начинается притча, высокого рода отправлялся в дальнюю страну, чтобы получить себе царство и возвратиться. Этот человек знатного рода есть Господь Иисус Христос, Сын Отца Небесного. Он отправлялся в дальнюю страну, то есть вознесся на небеса, получить себе царство, или славу, которую Он имел у Отца прежде бытия мира [Ин. 17,5], и возвратиться, то есть с тем, чтобы опять прийти на землю для суда над рабами Своими, или над родом человеческим. Помни же, что Господин твой, давший тебе таланты для приумножения, возвратится и потребует у тебя в них отчета. Граждане ненавидели этого человека знатного рода, то есть Господа Иисуса Христа, и когда он отправился в горния селения получить себе царство, они послали вслед за ним послов, говоря: не хотим, чтобы ты был царем над нами. А он был царь над ними по всем правам (какова дерзость рабов). Но вот он возвратился, получив царство, – и враги оны, которые не хотели его, чтобы он царствовал над ними, велел привести к себе и рассечь пред собою. Достойное наказание! Что же? Ведь такие дерзкие рабы есть и теперь? Это все те, которые ненавидят легкое иго Христово, гнушаются простотою евангельскою и во всем следуют влечению своих буйных страстей. Их постигнет та же участь, какая упомянутых дерзких рабов. 42 ст. О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих. Так и мы забываемся иногда, предаваясь удовольствиям. Но если бы знали день посещения Божия, то были бы осторожнее.

Глава 20, 2. Какою властью Ты это делаешь, или кто дал Тебе власть сию? Замечая иногда власть и силу в слове проповедника, равно как его дерзновение в обличении слабостей слушателей, иной спрашивает про себя проповедника: какою властью Ты это делаешь, или кто дал Тебе власть сию нападать так на наши слабости? Отвечать им с силою пастыря, ревнующего по благе своих пасомых: какою властью вы крещены священником и запечатлены печатью Духа Святого? Какою властью священник отпускает вам грехи; какою властью совершает он животворящие Тайны, благословляет брак и прочее? Ответ их на эти вопросы будет ответом и самого пастыря.

9 ст. и далее. Один человек насадил виноградник и отдал его виноградарям [слав.: делателям], и отлучился на долгое время; и в свое время послал к виноградарям раба, чтобы они дали ему плодов из виноградника (как несомненно то, что люди, как виноград духовный, должны непременно давать от себя плоды добрых дел); но виноградари, прибив его, отослали ни с чем. Послал и другого, и третьего, но и с теми поступлено было так же. Наконец, господин винограда посылает сына своего возлюбленного, говоря: может быть, постыдятся сына моего. Но они и сына убили, выведши его вон из винограда. Что же сделает господин винограда делателям тем? Придет и погубит виноградарей тех, и отдаст виноградник другим. Виноград этот был народ иудейский или, частнее, – Иерусалим. Господин винограда, или Отец Небесный, посылает к делателям винограда, то есть к старейшинам иудейским, раба, то есть пророка, чтобы он получил плод из винограда. Но старейшины иудейские, не терпя слова обличения от пророков, досаждали им и выгоняли их. Наконец, когда послан был Сам Сын Божий, они убили Его, пригвоздив Его ко кресту. В наказание за такие дела делатели, действительно, погублены Богом и виноград отдан другим делателям – новозаветным пастырям. Виноград Божий теперь существует по всей земле, а не ограничивается Иерусалимом.

34 и 35 ст. Чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят. Женатые и холостые! Памятуйте о будущем веке, в котором ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам [ст. 36]. 38 ст. Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы. Итак, все наши мертвецы живы: они умерли только для наших плотских чувств, умерли телом, но не умерли душою, а живут; Бог видит их, и Сам Бог свидетель, что они живы.

Глава 21. О убогой вдовице, положившей в дар Богу две лепты, то есть мелкие монеты; по слову Спасителя, она положила больше всех, хотя весьма многие опускали в сокровищехранительницу богатые дары. Люди бедные! Не стыдитесь бедных своих приношений в дар Богу. Он умеет ценить их не по-людски, а по-Божески, праведно.

18 ст. И волос с головы вашей не пропадет. Какая полная безопасность обещается страдающим правды ради! В этих словах виден всесильный Владыка живота и смерти.

24 ст. Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников. Итак, долго или коротко, а время язычников должно будет кончиться, то есть или они будут истреблены, как некогда хананейские народы, или обратятся ко Христу.

34[-36] ст. Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно, ибо он, как сеть, найдет на всех живущих по всему лицу земному; итак бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого. Не заботься, не печалься много о житейских делах, чтобы в наказание за твою беспечность о спасении души своей не постиг тебя внезапно день смерти и суда Божия над тобою. Бди на всяко время, молясь Богу, и будешь безопасен.

Глава 22, 29[-30] ст. Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах судить двенадцать колен Израилевых. Вы, говорит Спаситель, пребыли со Мною в напастях Моих [ст.28], потому-то, между прочим, Я завещаваю вам... Царство, да ядите и пиете со Мною на трапезою Моею в Царстве Моем. Какое высокое обетование! Как хорошо страдать со Иисусом!

53 ст. Теперь ваше время и власть тьмы (власть князя тьмы). Пока не пришло время нечестивым довершить свое нечестие и Сыну Божию – пострадать от беззаконных, дотоле, как ни усиливались книжники и старцы иудейские убить Иисуса, но не могли этого сделать, и нигде Спаситель не мог быть взят, кроме Иерусалима, так что вся сила и хитрость людская посрамлены небесною силою и премудростию в высшей степени. Господь сказал: не бывает, чтобы пророк погиб вне Иерусалима [Лк. 13,33], – и случилось так. Люди могли сделать с Иисусом только то, что предопределено Ему испытать от людей от века. Не люди ругались над Иисусом, а Бог посмевался людям в их делах со Иисусом.

61 ст. Прежде нежели пропоет петух, отречешься [слав.: отвержешися] от Меня трижды. И ныне можно найти людей, хвалящихся преданностию Господу, но как часто и они, подобно Петру, отвергаются пред лицом мира, что они не знают Иисуса. Христиане! Замечайте хорошенько за собою. Диавол на каждом шагу ставит сети.

23 глава, 34 ст. Отче! прости им, ибо не знают, что делают. Так молился распятый Иисус. И мы так же должны молиться за врагов. Большею частию люди, точно, бывают по слепоте злобны к нам. Если бы они хорошенько знали тех, до кого они злы, то не стали бы так подло поступать с ними.

49 ст. [и далее]. Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это. Те, коих сердцу всего ближе был Иисус распятый, стояли издалеча от креста, потому что ближайшие места заняты были старцами иудейскими, воинами и народом. Они следили взором за вожделеннейшим Господом – и вот, когда Иосиф положил тело Его во гробе нове, они заметили гроб и как полагалось тело Его. Возвратившись, они уготовали Божественному Мертвецу благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди (Исх. 20,10).

Глава 24 и последняя. В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие; но нашли камень отваленным от гроба. И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса. Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им: что вы ищете живого между мертвыми? [ст.1–5]. Ах, Ангели Божии! Вы весьма хорошо знаете Живого и животодержавного своего и нашего Господа, а люди по слабости, по слепоте своей все думают, что их Сладчайший Иисус, как все люди, жил, умер и чрез смерть перестал существовать для них более на земле. Это вопрос Ангельский и совершенно идет к вам, как к духам живым, бессмертным, зрящим постоянно лице Живого Бога; но нам он кажется очень смелым. Как нам не искать между мертвыми нашего Иисуса, когда мы сами видели, что Его положили во гроб, когда мы сами знаем, что Он в мертвецех вменився? Вы видите Его присноживущее Божество, Его живую душу, а мы, как обложенные плотию, прежде всего видим Его тело погребенное: и принесли ароматы и миро помазать Его.

44 ст. Вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах. Божественность нашего Спасителя очевидна, между прочим, из того, что на Нем исполнились прообразования и пророчества Ветхого Завета; никакого важного дела в жизни Иисуса Христа не было, которое бы не предсказано было или не прообразовано в Ветхом Завете.

Января 13-го 1857 года.

Евангелие от Иоанна

Глава 1, 3[-5] ст. Все чрез Него (Ипостасное Слово) начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь (как для всего мира, так и, в частности, для разумных тварей), и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. 9[-11 ст.] Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был (этот Свет истинный, это Ипостасное Слово Божие), и мир чрез Него начал быть (получил бытие), и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли (к своим, то есть к народу израильскому, которому постоянно покровительствовал, в котором сделал бесчисленное множество чудес, которого руководил, как отец руководит дитя свое). Чудное дело: приходит во плоти на землю Творец мира – и мир, разумные твари, видевшие Его чудеса, из коих видно было ясно, что Он все сотворил, не познал Его; Тот, вся Тем быша, и без Негоже ничтоже бысть, еже бысть [рус.: все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть], родился от бедной, хотя знатной по происхождению и Пресвятой Девы, в яслях бессловесных животных и во всю жизнь Свою не имел, где главы подклонить; Тот, в Ком живот всякой твари, благоволил вкусить смерть от пребеззаконных людей; Свет истинный, просвещающий всякого человека, приходящего в мир, заключен был во мраке гроба телом Своим. Даже народ, который Он усвоил Себе, избрал из всех народов земных, которому сделал тысячи величайших благодеяний, с тех пор как избрал его Себе и до самого пришествия Своего – в продолжение нескольких тысяч лет, не принял Его: пришел к своим, и свои Его не приняли. Какое крайнее снисхождение Божества! Какая любовь, превышающая всякую меру! Все это снисхождение Творца – для того, чтобы спасти погибающую разумную тварь, а страшна, неописанно страшна погибель разумной твари, потому что эта погибель – вечная, бесконечная. Если бы она не была ужасна, Сын Божий не истощил бы Себя так, и Небесное Правосудие наказало бы достойно самого человека, а не Богочеловека.

14 ст. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца. Какое торжество для смертного рода: Ипостасное творческое Слово Божие, Бог, – делается плотяным человеком и поселяется на жительство между людьми. Самовидцы и слуги бывшие Слова и большая часть современных воплощению Слова Божия людей видели славу Его, как славу Единородного от Отца, полную благодати и истины: какая благодать и истина лились из уст Его, какая благодать и истина видны были во всей жизни Его, в Его чудесах, в Его благотворениях!

15 ст. Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня (хотя Иоанн был старше Спасителя [...] пятью месяцами). Так, по Божеству Своему, Господь Иисус Христос был прежде Иоанна Предтечи, потому что был прежде; Он и Иоанна сотворил во чреве его матери.

32 ст. И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нем. Братие, эта высота небесная, в ночное время освещенная ликами звезд и луною, а днем светозарная от солнца, полна жизни и бесконечно больше, чем земля. Наша земля есть незаметная точка в творении Божием, хотя нам, ее обитателям, и кажется, что на ней только почти и царствует жизнь: на небе, то есть в большей и высшей части своих тварей, живет во свете неприступном Сам Бог; на небе же живут Ангелы и там же еще Бог знает кто. По ограниченности, по неведению нашему небесная твердь кажется нам пустою, безжизненною, между тем как там-то и есть вся жизнь, а на нашей земле только ничтожная частичка жизни. Устремляй же чаще к небу и свои мысли, и желания, и надежды.

42 ст. Божество нашего Спасителя очевидно из Его учения, Его чудес и едва не всех поступков: полнота Божества, обитавшего в Нем, преливалась, так сказать, в каждом Его деле и слове, даже во взорах. Вот, между прочим, один поступок Господа, который показывает в Нем всеведущего Бога: апостол Андрей приводит к Иисусу брата своего Симона. Господь, взглянувши на него, говорит ему: ты – Симон, сын Ионин, тогда как ни от кого не слыхал, что его зовут именно Симоном и что у него отец – Иона; затем дает ему новое имя Петр, выражающее твердость его исповедания, а чтобы дать такое имя, нужно было видеть расположение души Симоновой и его будущую ревность по вере.

47 ст. Опять: Господь видит идущего к Себе Нафанаила и говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства, между тем как Спаситель прежде не слыхал об нем. Нафанаил удивился, каким образом пришлый человек, совершенно ему незнакомый, так прекрасно знает его, что объявляет даже внутренние расположения его души. Он с изумлением спрашивает Господа: почему Ты знаешь меня? Всеведущий отвечает: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Слова Господа: видел тебя, надобно относить больше к духовной стороне Нафанаила, равно как разуметь их больше о духовном зрении Спасителя, потому что Спаситель раньше высказал Свое ведение о духовных качествах Нафанаила. Нафанаила так поразило это Божественное всеведение, что Он тотчас же исповедал Господа Сыном Божиим и Царем Израилевым. Господь обещает явить ему еще большее чудо, именно: видение отверстых небес и восхождение и нисхождение Ангелов к Сыну Человеческому, как это видел первый израильтянин, в котором не было лукавства [Ин. 1,47–51], – Иаков.

Глава 2. О браке в Кане Галилейской и о чуде претворения воды в вино. На браке недостало вина. Матерь Божия, весьма хорошо знавшая Божественное всемогущество Своего Сына, сказала Ему об этом, надеясь, что Он из ничего сделает им вино. Час явить Себя миру, показать Себя в чудесах в это время еще не приспел для Него, и Он кротко сказал Своей Матери: что нам с Тобою до того, Жено? Еще не пришел час Мой. Между тем Пресвятая Матерь, также хорошо зная, что Он исполнит Ее желание, сказала слугам: сделайте, что Он прикажет (желание обыкновенного человека видеть чудо). А в доме было шесть каменных водоносов, вмещающих по две или по три меры. Господь повелевает их наполнить водою; их наполнили до краев. Господь сказал: теперь почерпните и принесите в сосуде архитриклину (τρίκλινος – треходрие, то есть место о трех одрах, употреблявшееся в древности для возлежания на пирах; ἀρχιτρίκλινος – распорядитель пира). Принесли. Вино так было хорошо, что архитриклин не знал, откуда достали такого вина, между тем как прежнее все вышло; между тем слуги, черпавшие воду, знали, откуда оно. Архитриклин обратился к жениху с выговором: как это он обманул так жестоко всех гостей, обнесши их сначала тем вином, которое похуже, а хорошее вино оставив к концу. Поскупился, уэкономить хотел: ты хорошее вино сберег доселе? Так хорошо, добротно было вино, сделанное из воды, тогда как тоже, вероятно, было очень хорошо в своем роде и вино женихово, потому что брак был не из бедных, как видно. Так для Бога все возможно: Ему не нужен непременно сок винограда, чтобы сделать вино; по Его слову и вода может превратиться в виноградное вино, притом самое лучшее. И точно: естественный материал вина виноградного есть виноградные ягоды, а средства делать вино есть изгнетение сока из них и брожение его. Но для Бога нет надобности ограничивать Себя этими материалами и этими средствами, чтобы сделать такое же или лучшее вино. У Него на это есть воля и всемогущество. Как камни по Его слову могут претворяться в хлебы, так и вода в вино. Что после этого удивительного, если в таинстве Евхаристии вино превращается в истинную Кровь Господа? В этом чуде виден искусный, премудрый Механик мира и всех частей его.

16 ст. Сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли. Научись из этого глубоко почитать каждый храм Божий: он – дом Божий. Какая ревность по доме Божием у Спасителя! Ученики Христовы не могли не припомнить при этом одного места из псалма, относящегося к Нему: ревность по доме Твоем снедает меня (Пс. 68,10). Часто Спаситель выражал Свою ревность к достоянию Отца Своего Небесного. Например, Он сказал Матери Своей и Иосифу, искавшим Его: или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? [Лк. 2,49].

23 и 24. Однажды в Иерусалиме, в праздник Пасхи, Спаситель сотворил много знамений; причем многие уверовали в Него. Но Сам Он не вдавался в веру их, потому что все Сам знал и так как Ему не нужно было никакого свидетельства о людях, и Он Сам прекрасно знал, что было в человеке. Смотри, человек, будь крайне осторожен в своей вере, чтобы не оскорбить ее и ее Начальника, будь как можно искреннее, горячее, проще в своей вере, не хитри, не лукавь мыслями и сердцем: Спаситель твой все знает; Он видит как на ладони, что в тебе есть. Ты Его не обманешь; людей ты можешь обмануть, пред ними ты можешь лицемерить, но Бог все знает. Смотри: если ты и веришь в Господа, но не искренно, Он не вдаст Себя в веру твою, Он оставит тебя в пренебрежении за твое лукавство, за твою неискренность, как господин не вдается в веру лукавого слуги своего.

Глава 3. Всякий христианин, хорошо знакомый со своею верою, не может не сказать о Божественном Начальнике своей веры то же, что сказал Ему Никодим: Мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. Магометы и другие сектанты, основавшие свои религии, никак не годятся в сравнение какое-нибудь с нашим Божественным Основателем веры. Слова и дела обнаруживали в них людей, притом со слабостями людскими, но никак каких-нибудь высших, неземных существ. Спаситель отвечает Никодиму прямо на его тайное желание узнать, как можно спастись или наследовать Царствие Божие, которое Господь проповедовал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия [ст.3]. Никодим с недоумением спрашивает: как может родиться человек, будучи стар? Разве может он в другой раз войти в утробу своей матери и родиться? Какие детские понятия! Учитель Израилев не знает другого рождения, кроме плотского. Вот на какой степени стояли понятия о духовных предметах людей, современных Спасителю! Господь поясняет ответ Свой Никодиму: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть (как например, вот ты, Никодим, не знающий почти ничего, кроме плотского), а рожденное от Духа есть дух [ст.5–6]. (Кто родился от Духа, тот уже возвышается над плотским, отлагает плотские понятия и воспринимает духовные.) Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше [ст.7]. И ныне, вероятно, многие удивятся, когда им скажут: вам следует родиться духовным образом – свыше. Но это – сущая правда. Они не должны удивляться. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа [ст.8]. Рождение от Духа Божия совершается таинственно, неприметным для человека образом; возрожденный слышит, ощущает действия Духа Божия, но не знает, откуда приходит к нему благодатное посещение и куда скрывается (подобно как веяние ветра). Никодим говорит: как может быть это? – то есть удивляется, недоумевает, не доверяет, как это все может случиться. Спаситель с упреком говорит ему: ты учитель Израилев, почиваешь на законе и между тем не знаешь этого. Истинно, истинно говорю тебе, что Мы (Троичность?) говорим то, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, и вы свидетельства Нашего не принимаете. Если Я о земном сказал вам, и вы не веруете, то как уверуете, если Я скажу вам о небесном? А Я постоянно на небе (Сущий на небесах) и пришел научить вас небесным истинам, открыть вам небесную волю. Никто никогда не восходил на небо, кроме Того, Кто сошел с неба, то есть Сын Человеческий, сущий на небе (следовательно, Кто лучше может знать небесные истины?). Вы не верите, каким образом может родиться человек духовным образом, будучи, например, старым; вы не верите даже этой, земной, на ваших глазах бывающей истине; но я скажу вам еще важнейшую, небесную истину, которой вы еще меньше поверите. Сын Человеческий, Сый на небеси и в то же время сшедый с небесе, должен для спасения человеческого вознестись на крест, как Моисей вознес змию в пустыне, – дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны [ст. 15–21]. Как премудро Господь наставляет учителя Израилева. Прежде преподает ему истину о духовном рождении, которое необходимо для того, чтобы принять и усвоить умом и сердцем новое, небесное, благодатное учение; и в самом деле, просвещение от Духа Божия необходимо для усвоения верою и делами истины о беспредельной любви Божией к роду человеческому, сошествии на землю Сына Божия ради спасения человеков, о Его страданиях и смерти; о Сыне Божием как о Свете мира и о страшной тьме, в которой находится мир. Затем Господь научает его высочайшим истинам христианства, сейчас упомянутым.

27 и далее стихи. Иоанн говорит иудеям о Спасителе, когда они с недоумением заметили ему, что Он крещает и все грядут к Нему: человек не может ничего принимать на себя, если ему не будет дано свыше; следовательно, если Спаситель принял на Себя должность Учителя или если Он крестит чрез учеников Своих, то это делает потому, что право на это Им получено свыше. Вы, говорит, сами свидетели есть, что я говорил о себе, что я – не Христос, а только послан пред Ним. Имеющий невесту (Церковь), есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха (Иоанн – друг Жениха – Христа, за глас его). Сия-то радость моя исполнилась. Ему должно расти, а мне умаляться. Приходящий свыше и есть выше всех (Сын Божий – свыше: Он – Творец и Бог, и потому Он над всеми); а сущий от земли (Иоанн) земной и есть и говорит, как сущий от земли. Как бесподобно и вместе с каким смирением говорит Иоанн о себе и о Господе: ответ истинно богомудрый. Приходящий с небес есть выше всех, и что Он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства Его. Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен, ибо Тот, Которого послал Бог, говорит слова Божии; ибо не мерою дает Бог Духа. Отец любит Сына и все дал в руку Его. Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем [ст. 31–36]. Прекрасно, богоглаголиво говорит Иоанн.

Глава 4. Господь, оставив Иудею, идет в Галилею. Путь лежал Ему чрез Самарию. Вот Он приходит в город самарянский Сихарь, находившийся близ веси15, которую патриарх Иаков дал Иосифу, сыну своему. В Сихаре был источник Иакова. Иисус, утомившись от пути, присел тут, на источнике; это было часу в шестом дня. В это время приходит самарянка черпать воду. Господь говорит ей: дай Мне пить. Учеников Его на этот раз не было: они ушли в город купить хлеба. Самарянка говорит Господу: как ты, будучи жидовин, просишь пить у меня – самарянки? Жиды к самарянам не прикасаются. Господь отвечал ей: если бы ты знала дар Божий (дар, принесенный Иисусом Христом) и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина опять говорит: Господин, у тебя почерпала нет, а колодец глубок: откуда же у тебя вода живая? Разве ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодец (что ты за ничто ставишь нашу воду и хвалишься какой-то своей водой?) и пил из него и сам, и дети, и скот его? Куда нам лучше этой воды? Господь указывает на невыгодную сторону стихийной, земной воды. Всяк, говорит Он, пьющий эту воду, опять захочет пить; а кто выпьет воды, которую Я дам, тот никогда не будет томиться жаждою, но она будет в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Женщина, обрадовавшись такой необыкновенной находке, говорит: Господин! Дай же ты мне этой воды, чтобы я не имела жажды и не приходила сюда черпать (а, должно быть, было довольно далеко до колодца). Господь велел ей идти и пригласить ее мужа и затем прийти за этою водою. Женщина отвечала, что у ней нет мужа. Господь обличает ее, говоря, что у ней было пять мужей, а настоящий муж не есть уже муж. Та изумилась, как Он все знает, и исповедала Его пророком, то есть посланным от Бога учителем веры. Итак, как бы так говорит она, я верю, что ты пророк, и готова слушать тебя. Но вот спорный пункт между вами, иудеями, и нами. Отцы наши кланялись Богу в этой горе, а вы говорите, что единственное место, где должно покланяться Богу, находится в Иерусалиме. Господь говорит: женщина, поверь Мне, что вы будете молиться не в этой горе и не в Иерусалиме. Вы не знаете, кому кланяетесь, а мы знаем Кому, потому что спасение от иудеев. Но вот скоро придет время, да и ныне уже есть, когда истинные богомольцы поклонятся Отцу Небесному духом и истиною, потому что Он таких-то поклонников и ищет Себе. Бог – Дух, и кто кланяется Ему, тот должен кланяться Ему духом и истиною. Да, говорит женщина, я знаю, что придет Мессия, называемый Христос; когда придет Он, так все скажет нам. Господь отвечает: Я-то и есмь Мессия, говорящий с тобою. В эту минуту пришли ученики Его и удивлялись, что Он разговаривает с женщиною: нехорошая мысль пришла им; впрочем, они не спросили Его: чего Ты ищешь? или: что говоришь с нею? Женщина, прервав речь со Спасителем, к Которому пришли ученики и принесли Ему пообедать, оставила водонос свой и пошла в город, и сказала обывателям: пойдите посмотрите чудесного Человека, Который, нимало меня не зная, сказал мне все, что я делала в жизни: не Он ли Христос? И вот народ вышел из города и идет к Нему; между тем ученики просили Его поесть, но Господь отвечал, что у Него есть брашно, которого они не знают. Ученики переговорились между собою: разве кто принес Ему поесть? Господь разрешил их недоумение, сказав: Мое брашно, Моя пища вот какая: чтобы сотворить волю пославшего Меня Отца и совершить дело Его (значит, дело спасения мира есть дело Отца Небесного). Не вы ли говорите: еще четыре месяца – и жатва наступит. Но Моя жатва уже настала: обратите очи ваши и посмотрите на эти духовные нивы – они совсем поспели к жатве (как радовался духом Спаситель, видя расположение самарян принять Его учение! Как приятна была Ему эта духовная, спелая нива!). И тот, кто жнет, получает награду и собирает плод в жизнь вечную, чтобы радовались вместе и сеющий, и жнущий. Об этом истинно сказано, что иной сеющий и иной жнущий. Я послал вас жать там, где вы не трудились (не сеяли: пророки подготовили самарян к принятию Мессии и Его учения): иные трудились, а вы вошли в их труд. Как предвидел Спаситель, так и было: многие из самарян, живших в этом городе, уверовали в Господа, убежденные сначала свидетельством женщины, сказавшей, что Он сказал ей все, что она сделала, а потом, когда Он пробыл два дня, – и собственным опытом.

47 и далее. В Капернауме Господь исцеляет сына одного придворного человека. Сын был при смерти. Отец говорил Спасителю: Господи, приди, пока еще не умер отрок мой. Господь говорит: иди, сын твой жив. Отец поверил и пошел. Когда он входил в дом, рабы встретили его и сказали ему: сын твой жив (теми же словами, какими Господь). Он спросил: в котором часу стало ему лучше? Ему отвечали, что вчера в седьмом часу оставил его огонь, – и он понял, что это был именно тот час, когда Спаситель сказал ему: сын твой жив. Слава всемогуществу и милосердию Твоему, Господи!

Глава 5. Об исцелении тридцатиосмилетнего недужного в притворах овчей купели чрез повеление взять одр свой и ходить. После повеления недужный сейчас стал здоров: не только сам стал ходить, но и свою постель, на которой лежал так долго, в состоянии был носить с собою и носил ее для большего убеждения в истине чуда. Потому что если бы он не был чудесно исцелен словом Спасителя, то не только не мог бы носить с собою постели своей, но и сам – ходить: Спаситель нашел его лежащим, да и сам больной говорит: не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода [ст.7]. Итак, больной по слову Спасителя не только сам ходил, но и носил с собою постель, чтобы доказать всем вдруг пришедшую к нему чудесно крепость сил и чтобы разительно показать Божественное всемогущество Господа, явить торжество силы Божией над нашими немощами самыми закоренелыми. Иудеи привязываются к больному своими завистливыми вопросами и говорят: ныне суббота: тебе не следует брать одра своего. Бывший больной отвечает: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. А он не знал, Кто исцелил его, и не мог отвечать на вопрос иудеев, спрашивавших его: кто тебя исцелил? Вскоре Господь нашел его в церкви и сказал ему: вот, ты здоров: не греши больше, чтобы тебе не случилось чего хуже. Иудеи ищут убить Господа за то, что Он благотворит в субботу. Но Господь, увидев их, отвечал им: Отец мой доселе делает, и Я делаю (то есть вы говорите, что в субботу непременно всякий должен быть свободен от всякого дела; то правда, что должен быть свободен от дела, да не от всякого: доброе дело или дело крайней житейской необходимости, например, отвязать животное от стойла и напоить его, можно делать и в субботу. Но этот закон для вас – людей, а не для Бога – Отца Моего (Ему нельзя предписать заповеди – не делать в субботу), Который доселе делает, а не покоится в бездействии, да и Я – тоже делаю, потому что Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также (о равенстве Сына Божия со Отцем). Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь (здесь говорится о человеческом естестве Иисуса Христа, то есть в этих словах: и покажет Ему дела больше сих [ст. 19–20]: как Сын Божий, Спаситель знал совершенно Отца Своего, о всех делах Его от века: и Отца не знает никто, кроме Сына [Мф. 11,27]). Какие же дела? Вот какие: как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет (это разумей и о духовной, и о телесной жизни). Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца (равенство). Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его (оживление и воскрешение разумеются преимущественно в последний день мира, так как дальше говорится о суде, хотя суд надобно здесь разуметь и во всякое время делаемый Сыном Божиим над людьми – во время жизни). Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. Как это утешительно! Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые (духовно или телесно) услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут. Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе.

[Ст. 21–27]. Какое блаженство – иметь жизнь, причину ее в Себе, а с нею вместе и источник всех радостей ее! И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий (по Божеству Своему Спаситель вместе со Отцем всегда был и есть всемирный Судия, но суд над людьми Он получил от Отца по человечеству, как Искупитель их).

28 и 29 ст. О будущем воскресении.

30 ст. Я ничего не могу творить Сам от Себя [слав.: не могу Аз о Себе (от Себя, Сам Собою) творити ничесоже]. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца. И ты, человек, не держись своей воли, а воли Божией.

31 ст. Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Мое не есть истинно. Смотрите, как справедлива воплощенная Истина: Она нимало не боится, что кто-нибудь опровергнет Ее. Есть другой, свидетельствующий о Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне [ст. 32]. Вот где, между прочим, торжество нашей веры: о нашем Начальнике веры в продолжение всей Его земной жизни свидетельствовал Отец Небесный – Такой Свидетель, вернее Которого нет. Вы, говорит, посылали к Иоанну справиться обо Мне, Кто Я, и он засвидетельствовал истину Моего Божественного посольства. Но свидетельство о Своем посольстве, о Своем Божестве Я не от людей принимаю: это слабое свидетельство; но Я говорю вам все это, учу вас – для того, чтобы вы спаслись. Я от людей очень мало завишу, чтобы не сказать – совсем от них не зависим. О, если бы вы знали, что Я – Царь, и Царь вечный, хотя Царство Мое не от мира сего. Я имею в Себе свидетельство больше Иоаннова (какая Божественная важность в словах Господа!): ибо дела, которые Отец дал Мне совершить (например, дело искупления людей крестною смертию и относящиеся сюда: непрестанное обучение людей истинам веры, сопутствуемое крайнею любовию, долготерпением, кротостию, смирением, непрерывные чудеса), самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о Мне, что Отец послал Меня. И пославший Меня Отец Сам (собственным гласом) засвидетельствовал о Мне. А вы ни гласа Его никогда не слышали, ни лица Его не видели [ст.36–37]. Нужно ли высшее и сильнейшее свидетельство о Божестве Спасителя?

40 ст. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь. Это ко многим можно приложить и в настоящее время. Иные не знают, что Спаситель – Источник живота, или и знают, что Он Источник жизни, но по преимуществу духовной, которой они не любят. Они хотят жить плотию. Но естественная, физическая жизнь – от Него же. Куда же вы деваетесь от нашего Спасителя? Труждающиеся и обремененнии делами плотскими, придите к Нему – и Он упокоит вас.

41. Не принимаю славы от человеков. Постарайся и ты так вести себя, чтобы видно было, что ты ищешь славы Божией, а не человеческой.

43. Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете. Странное дело: люди как-то склонны верить больше самозванцам, чем людям, имеющим природные, богодарованные права на что-нибудь. Это бывает и в вере, и в государстве. Должно быть, это оттого, что самозванцы льстят нашим страстям (Магомет; наши государственные самозванцы).

45[-46]. Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете... потому что он писал о Мне. Вот доказательство Божественного посольства Спасителя: за несколько тысяч лет до пришествия Его Моисей писал о Нем, как бы о настоящем.

Глава 6. Переправившись на ту сторону озера Тивериадского (в Галилее), Спаситель взошел на гору и сел тут с учениками Своими (о, блаженнейшие ученики!). Осмотрев пространство под горою, Он увидел, что по направлению к Нему идет множество народу. Вот Он обращается к Филиппу с испытующим вопросом: на что купить нам хлебов, чтобы накормить их? О! Как я живо и глубоко чувствую свою ограниченность при этих словах Спасителя. Да, Господи, как и Филипп, по-нашему, по-человечески я отвечу Тебе так же, что если на двести пенязей купить хлебов, то и тогда не довольно будет для того даже, чтобы хоть понемногу каждому из народа досталось, или как Андрей Первозванный: есть здесь один мальчик (хотел услужить Господу доставлением известия, и известие как тут было кстати), у которого есть пять ячменных хлебов и две рыбы, – но что это значит для такого множества народа. Итак, Господи, по-нашему, мы не знаем, что делать, чтобы накормить столько народу: денег нет достаточного количества, а пяти хлебов да двух рыбок слишком мало для насыщения его. Как по-Твоему? – А по-Моему вот как: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. Иисус, взяв хлебы, купленные у мальчика, и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел [ст. 10–11]. Все ели и насытились, да еще собрали двенадцать корзин. Да, Господи, по-Твоему так: Ты всемогущ, а по-нашему, это невозможно было. Затем вскоре Иисус идет по морю Богочеловеческими стопами. Обстоятельства чуда были таковы: после насыщения хлебами, вечером, чтобы не заночевать в пустом месте и удалиться от народа, по повелению Господа (Мф. 14,22) ученики отправились к морю, сели в лодку и начали грести на ту сторону озера в Капернаум. Стало уже темно, а Иисуса, Который обещал им, отпустив народ, встретить их на той стороне, не видно было нигде. Дул сильный ветер, и море волновалось [ст. 18]. Но вот, отгребши двадцать пять или тридцать стадий от берега, они видят Его идущим по морю и вдруг очутившимся близ лодки их – и испугались. Господь успокоил их: это Я: не бойтесь. Они только лишь хотели Его взять в лодку, как она очутилась у того берега, к которому они шли. Это чудо, то есть что лодка вдруг пристала к берегу, когда они хотели взять Господа в лодку, – до берегу было еще далеко, иначе зачем было бы и брать Его в лодку. Апостолы думали, что Он устал, шедши пешком. Нечто подобное, то есть необыкновенная, чудесная легкость тела, бывает и у людей: один святой отшельник во время своей молитвы виден был отстоящим от земли на сажень и висящим в воздухе. Господь также после молитвы на горе шел по морю. Но Он и во всякое другое время, и притом как Бог, собственною, а не постороннею силою может возвышаться от земли или ходить по воде. Со святыми были чудеса от Его силы. На следующий день народ, насыщенный чудесно пятью хлебами и двумя рыбами, замечает, что Господа нет с ними, но верно зная, что ученики Его одни вечером сели в лодку и отправились на ту сторону обширного озера и что другой лодки не было на этой стороне, кроме той, удивились, куда Он ушел с их глаз. Отправились в лодках, пришедших из Тивериады, искать Господа в Капернауме за озером и, нашедши Его здесь, с изумлением спрашивают Его: Учитель! Когда Ты успел сюда прибыть? А Господь без лодки и поспешно, как дух, пронесся по морю. Дивны дела Твои, Божественный Спасителю наш! Лобызаю водоходные стопы Твои! Господь обличил истцов Своих, сказав: истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Нравоучение: Старайтесь не о пище тленной (заботьтесь не ...), но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий, ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог [ст.26–27]. Это нравоучение прекрасно идет к торгующим съестными припасами, особенно к хлебопекам, булочникам, лабазникам, мясникам.

30 ст. Народ говорит Иисусу: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? – то есть сотвори знамение, чтобы мы видели его и поверили Тебе. Какие чудеса твориши Ты? Вот отцы наши ели в пустыне чудесный хлеб, манну, как написано: хлеб с неба дал им есть [ст. 31]. Ты можешь ли делать такие знамения? Господь отвечает: истинно, истинно говорю вам, не Моисей дал вам хлеб с неба, но Отец Мой дает вам (ныне, как и тогда Он же дал манну) истинный хлеб с неба. Он точно есть хлеб Божий (разумеет Себя), сходящий с неба и дающий живот миру (а не одному только народу израильскому, как манна в пустыне). Народ сказал Ему: Господи! Дай нам всегда этот хлеб. Иисус говорит: этот хлеб жизни – Я: приходящий ко Мне не будет алкать и верующий в Меня не будет никогда иметь жажды. Отчего люди и алчут и жаждут, и того хотят, и другого, и третьего, и никогда не насыщаются? Отчего людям все кажется мало того, что они имеют? Оттого, что не приходят к Спасителю. Но Я сказал вам, продолжает Спаситель, что вы и видели Меня (то есть знамение, которого они теперь нагло просили, тогда как видели его прежде – в чудесном насыщении, и в этом знамении Мою Божию силу), и не веруете. Все, что дает Мне Отец (все люди, родившиеся от Бога, чада Божии), ко Мне приидет (как Судии всех людей и Отцу будущего века): и приходящего ко Мне не изгоню вон, потому что Я сошел с неба не Свою волю творить, но пославшего Меня Отца. А воля Отца Моего такова, чтобы все, что Он дал Мне, Я не погубил, но воскресил (все то) в последний день, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел живот вечный.

41 ст. Иудеи ропщут, что Он назвал Себя хлебом, сшедшим с неба. Разве мы не знаем, говорят они, что Он Иисус, Сын Иосифа; мы знаем и отца и Мать Его. Как же Он говорит: Я сошел с неба? Господь отвечает: не ропщите между собою: никто не может прийти ко Мне, уверовать в Меня, если не привлечет его ко Мне Отец, пославший Меня, и Я воскрешу его в последний день (повторяет несколько раз: Я воскрешу его в последний день, чтобы показать осязательно будущее воскресение).

45[-51] ст. У пророков написано: и будут все научены Богом (ныне это время), поэтому-то вы и слышите так часто проповедников. Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне. Это не то, чтобы кто видел Отца (не подумайте), кроме Того, Кто есть от Бога (Сын Божий и Дух Святой); Он видел Отца. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Как ясно учение о необходимости и действительности причащения христиан под видами хлеба и вина истинного Тела и Крови Христовых! Имей это в голове.

52[-55]. Тогда Иудеи стали спорить между собою (и ныне многие препираются с собственными помыслами), говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день (как часто повторяется последний день: как, значит, он несомненен). Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие [слав.: Плоть бо Моя истинно есть брашно, и кровь Моя истинно есть пиво]. Господь ставит в сравнение Плоть и Кровь Свою с нашею пищею и питием! Как бесконечно далеко оставляют за собою Плоть и Кровь Христовы, как духовная пища и питье, – обыкновенную нашу пищу и питье и как по преимуществу Плоть и Кровь Господа заслуживают названия брашна и пива человеческого, или пищи и пития! Обыкновенные пища и питье насыщают только тела наши, и то ненадолго: мы в день несколько раз вкушаем; притом как бы кто ни утучнял себя пищею, непременно должен когда-нибудь помереть: обыкновенная пища не сильна для того, чтобы продлить жизнь человека навсегда; она дана только для временного питания и подкрепления нашего стихийного растительного состава, как соки, получаемые растениями из земли, только известное время питают их и поддерживают их жизнь, и растения от времени и влияния стихий наконец пропадают. Не таково брашно и не таково пиво, которые дает нам вкушать Сын Божий: ядущий Его Плоть и пиющий Его Кровь имеет жизнь вечную, как вечен Сам Он, и воскреснет в последний день для этой бесконечной жизни. Ядущий Его Плоть и пиющий Его Кровь в Нем пребывает, и Он в нем. Как послал Его живый Отец, и Он (Спаситель) живет Отца ради, то и ядущий Его, жить будет Его ради. 60 ст. Многие из учеников Его, выслушав это, сказали: какие странные слова! кто может это слушать? Узнав об этом Своим Божественным всеведением, Господь говорит им: это ли вас соблазняет? А что, если вы увидите Сына Человеческого восходящим туда, где Он был прежде, – на небо к Отцу Своему? Поверите ли хотя тогда, что Я – точно хлеб живый, сшедший с небес? Дух оживляет (то есть Мое учение духовное, а не плотское, не о плотском), а плоть нимало не пользует (если бы Мое учение было плотское, о плотском, оно не приносило бы пользы): слова, которые Я говорил, суть дух и жизнь. Но есть из вас некоторые, которые не верят им. Перед обедней хорошо было бы всегда читать эту главу. Многие из учеников, соблазнившись таким учением Спасителя, перестали ходить за Ним. Горько было это для Господа; в этой горести Он с упреком сказал двенадцати ученикам Своим: не хотите ли и вы оставить Меня? (Это можно сказать некоторым пастырям, которые если не устами, то делами говорят иногда: какие странные слова! кто может это слушать? Идут потому вспять и не ходят за Ним, то есть позволяют себе все.) Не хотите ли и вы уйти? Симон Петр отвечает: Господи! К кому нам идти? Ты имеешь слово жизни вечной! В мир ли, к людям ли мы пойдем? Но что мы найдем у них, кроме суеты и тления? Никто из них не скажет того, что Ты скажешь, и так, как Ты. Такой сладости слова мы еще не ощущали никогда, никогда. Мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога Живого.

Глава 7, [ст.4]. Никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Кто скрывается от взоров людских, тот, верно, не желает, чтобы его видели. Тайная добродетель. Братия Спасителя говорили Ему: пора Тебе показать Себя миру. Господь: еще не пришло для этого время Мое: для вас всегда время, всегда пора. Так иногда недальновидные люди говорят людям умным, действующим весьма обдуманно: пора тебе сделать то и то. Но им надобно отвечать то же, что Спаситель. Божественная премудрость знает, когда что нужно сделать.

7 ст. Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы. Когда не тронешь страстей человеческих или людей, живущих в похотях мира, тогда они спокойны в отношении к нам, а когда затронешь их, тогда начинают они реветь, пениться и подниматься на нас, как волны моря. Так нас не очень любит мир, потому что мы свидетельствуем, что дела его злы.

12 ст. Одни говорили, что Он добр; а другие говорили: нет, но обольщает народ. Так и ныне о добродетельном человеке бывают разные толки: одни говорят, что он хороший, прямодушный, искренно преданный добродетели человек; а другие говорят: нет, неправда: он обманывает народ притворным видом добродетели.

23[-24] ст. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, – на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу? Не судите по наружности, но судите судом праведным. Есть люди, которые строгость закона делают средством подыскаться над другими, пользуясь его двусмысленностию.

46 ст. Никогда человек не говорил так, как Этот Человек. Так говорили слуги архиереев и фарисеев (то есть младенцы Христовы). А эти: неужели и вы прельстились? Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он [ст.47–49]. А вы хорошо знаете закон, что тогда, как в нем пишется везде об Иисусе Христе, вы не знали этого и не уверовали в пришедшего Мессию, о Котором писал Моисей, пророцы и псалмы? Вы не знаете, точно, закона: следовательно, по справедливости вы, а не они прокляты.

Глава 8. Однажды утром Господь пришел в храм Иерусалимский; народ стекался к Нему во множестве. Спаситель сел и стал учить его. Чтобы иметь что-нибудь сказать на Него, подыскаться над Ним, книжники и фарисеи привели к Нему и выставили среди народа женщину, захваченную в прелюбодействе; а в Ветхом Завете прелюбодеев закон велел побивать камнями. Вот они спрашивают Его: Моисей велел побивать таких камнями, а Ты что скажешь? Ты любишь по какой-то власти отпускать грехи людям: не отпустишь ли и ей? – это была их тайная мысль. Но если отпустишь, тогда Ты будешь в противоречии с Моисеем, и мы будем иметь что глаголать на тебя, уличим Тебя. Если же велишь ее побить камнями, тогда будут иметь повод упрекнуть Тебя в жестокости – а для прослывшего в народе Милосердым и это будет ударом. Но вернее, что Ты простишь ее, – тогда Ты в наших руках. Делай, как найдешь лучшим. Что же Господь? Смотрите, с каким торжеством Он минует засаду. В то время, как спрашивали суда Его над женщиною, Он, наклонившись, писал перстом на земле, не обращая внимания на них. Может быть, Он думал в это время о злобе книжников и фарисеев как в отношении к Нему, так и к женщине, но в то же время и об их слепоте, по которой они видят только чужие грехи, а своих не замечают. Последующие слова Его ответа показывают, что Он, точно, думал об этом. Между тем книжники и фарисеи настойчиво требовали суда Его над женщиною. Господь выпрямился и сказал им: кто из вас без греха, тот пусть первее бросит на нее камень. После этого опять наклонился и стал писать на полу, чтобы дать им возможность потихоньку убраться всем, потому что в это время совесть так начала обличать их в собственных грехах, что они стали выходить поодиночке от старших до последних, так что наконец остался только Иисус и женщина. Господь опять выпрямился и сказал ей: где твои доносчики? Никто не осудил тебя? Потому что они сами виноваты? Нет, отвечала она. Господь: и Я тебя не осуждаю: иди и с этих пор больше не греши. И ныне часто выставляют люди на вид слабости других, прося суда нашего над ними. Но как часто и им следовало бы отвечать то же, что Спаситель книжникам и фарисеям: кто из вас без греха, тот пусть первый присудит ему наказание.

12. Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Да, Господи, Ты Свет истинный, просвещающий всякого человека, грядущего в мир.

23 ст. Вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира. Да, мы земные и от земли; а Ты – Небесный – с неба или, лучше: Ты – Вездесущий.

47 ст. Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога. Кто любит читать или слушать слово Божие, вообще – заниматься им, тот верно от Бога, любит Его и имеет живот вечный; а кто не любит ни читать, ни слушать, тот не от Бога. Это – точная мысль текста.

51 ст. Кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек. Как не стараться всеми силами исполнять слово Божие ради одного такого обещания! Но есть и другое побуждение для исполнения: слово Божие слаще меда и капель сота [Пс. 18,11] и есть свет стезям нашим.

52[-54] ст. Авраам умер и пророки, а Ты говоришь: кто соблюдет слово Мое, тот не вкусит смерти вовек. Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли: чем Ты Себя делаешь? Иисус отвечал: если Я Сам Себя славлю, то слава Моя ничто. Я, точно, как бы так говорит Спаситель, больше Авраама и пророков: и это совершенно справедливо, и не есть превозношение, похвальба, потому что Я не Сам Себе приписываю такую славу, не произвольно, но Отец Мой славит Меня; Я – Его Сын Единородный и потому больше не только Авраама и всех пророков, но и всякой твари небесной и земной. Меня прославляет Отец Мой, о Котором вы говорите, что Он Бог ваш... Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался. На это сказали Ему Иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, – и Ты видел Авраама? Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь [ст.54–58]. Какая слепота, ограниченность, злость видны в вопросах и возражениях иудеев и какой пресветлый, Божественный ум виден в ответах Господа! Какая степенность, твердость, важное спокойствие и добродушие при ответах!

Глава 9. О слепорожденном. 4 [-5] ст. Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю и сделал брение из слюны и помазал глаза слепому, сказав ему: иди умойся в купели Силоамлей, что тот и сделал, – и прозрел. Свет мира духовного, Ангельского и человеческого, равно как невещественного, был в мире земном, да не многие хотели узнать в Нем свет мира, потому что дела их были злы. 39 ст. На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие (плотскими очами и невидящие духовными очами по невежеству, а не по упорству) видели, а видящие (ученые, законники) стали слепы (по своему развращению, жестокосердию и гордости).

Глава 10, ст. 2 и далее. Входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса. Как это божественно! Люди, как говорит Псалмопевец, суть овцы пажити Божией. Вот когда пришел их Господь и Владыка, овцы узнали Своего Господина, как обыкновенные овцы знают своего хозяина; и бессловесных овец не обманешь – идти за чужим человеком как за своим хозяином, и они чуют, так сказать, своего благодетеля, знают питающие их руки, ласкающий их взор, ухаживающие за ними ноги. Тем более не обманешь следовать за наемником как за пастырем словесных овец: их души понимают любящую душу доброго пастыря, равно как хитрую, алчную и своекорыстную душу наемников; потому-то по добром пастыре овцы идут, потому что знают голос его, то есть по голосу знают, что это он; за чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса. Господь дверьми, то есть законным путем, вошел во двор овчий. Всегда с удовольствием, с радостию слышат глас Господа в Его Евангелии добрые овцы стада Его. Своих овец зовет Он по имени (это слышат, чуют зовомые), то есть все Ему известны, потому что обо всех Он промышляет, всех выгоняет на Свою пажить. И когда выгонит на пажить овец Своих, впереди их ходит, чтобы они, смотря на Него, не заблудились и смело шли за Ним. И они, действительно, за Ним идут, потому что знают Его голос.

10. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Верим, Божественный Спасителю: иначе зачем бы Тебе терпеть от людей все пакости над Собою до крестной смерти? Ты душу Свою положил за живот наш: как же нам не верить, что Ты пришел к нам для того, чтобы мы имели живот? А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах [ст.12–13]. Наемник оставляет овец своих на каждом шагу: своим радением об их пользах духовных и телесных, своею молитвою, своим поучением и назиданием.

25[-30] ст. Дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне (яко Аз есмь Христос). Но вы не верите, ибо вы не из овец Моих... Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною [слав.: по Мне]. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит [слав.: не восхитит] их из руки Моей. Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего. Я и Отец – одно. Мы веруем в Тебя, Господи: даруй же нам живот вечный, но прежде научи нас по Тебе идти! Хорошо попасть нам в руки Твои: никто бы не восхитил уже нас из недр любви Твоей во веки веков.

36[-38] ст. Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий? Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем. Может ли быть истина высказана разительнее и сильнее?

Глава 11,5. Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря. Господь почтил особым Своим расположением это семейство, отличавшееся благочестием, добродушием и усердием к Небесному Гостю. Хотя Марфа, как видно из другого евангелиста, хлопотала больше о житейских делах (Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом [Лк. 10,41]), но Господь и ее любил, и даже святой евангелист Иоанн о ней только по имени и говорит, что Иисус любил Марфу. Вероятно, и наших Марф Господь не отвергает. 15. Радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему. Если бы Спаситель был у больного Лазаря, он не умер бы, как говорили и сестры его: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой [ст.21]. Животворящий сейчас бы исцелил его, должен был бы исцелить его, как друга. Но чудо было бы не так велико, даже, можно сказать, небольшое чудо в сравнении с воскрешением четверодневного, смердящего мертвеца: при воскрешении такого мертвеца из ничего дарована опять покойнику жизнь явно всемогущею силою, а когда он был только нездоров, тогда следовало дать только правильный ход жизни, еще остававшейся в больном. Это – величайшее чудо Господа. Оно самым разительным, осязательным образом уверяет нас в будущем воскресении мертвых. 25[-27] ст. Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Ах, какая утешительная истина! Ужели правда, что я не умру вовеки и телесная смерть моя есть только минутный переход из временной в вечную жизнь? Да, правда несомненная: Сама Истина воплощенная говорит об этом. Веришь ли сему? – спрашивает Она тебя. Отвечай Ей сердечною, живою верою: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир. 33 и 34. Господь, видя пришедшую Марию, другую сестру Лазаря, в слезах и пришедших с нею иудеев, тоже плачущих, Сам огорчился духом и возмутился. И сказал: где вы положили его? Ему сказали: прииди и посмотри. Иисус прослезился. Так верно и несомненно, что Богочеловек Иисус искушен был по подобию, по всяческим, разве греха. Вот Господь пришел ко гробу, или пещере, на которой лежал камень. Господь повелел взять камень; его взяли. Возведши очи Свои на небо и воздав хвалу Отцу Своему, Жизнодавец говорит: Лазарь! иди вон. Мертвец ожил и вышел во всех погребальных пеленах. Господь велел развязать его и оставить идти самого. Торжествуй, христианин, с Начальником своей веры: Его торжество есть вместе и твое. И ты также некогда воскреснешь по слову Его.

Глава 12, 24 [-25] ст. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою (то есть кто бережет себя и не хочет жертвовать собою пользе других) погубит ее (то есть вообще себя); а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Надобно ненавидеть грешную свою душу за ее грехи, страсти, худые наклонности и не щадить ничего, чтобы поселить в ней добродетель и божественную ревность по вере. Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой [ст.26]. Блажен, несказанно блажен тот человек, которого почтит Отец Небесный за ревностное служение Сыну Его. 32. Когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе. Действительно, крестною смертию Своею Господь привлек бесчисленное множество верующих из всех народов, всех стран и веков. Это потому, что тогда Он заслужил, так сказать, у правосудия Божия полное право сообщать людям всесильную благодать Духа Божия, влекущую нас, без нарушения, впрочем, нашей свободы, к Сыну Божию. 44[-50] ст. Верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня. И видящий Меня видит Пославшего Меня (единство сущности). Я свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме. И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир. Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день. Ибо Я говорил не от Себя; но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить. И Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная (то есть не обольщать Он послал Меня вас, а для жизни вашей вечной послал Меня). Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец. Какая основательность, премудрость неземная! Человек! Слово, в этом Евангелии содержащееся, будет судить тебя в последний день. Благоговей же пред ним и исполняй его повеления и советы. Сам Господь, пришедши на землю для нашего спасения, все сделал для нас с Своей стороны: Его слово была сила Божия, которая людей здравомыслящих, не омраченных страстями, привлекла на спасение ко Господу Иисусу. Если многие люди, слышавшие слова Спасителя, по причине злобы своей и страстей своих не поверили Ему – их это самое, убедительнейшее Божественное слово и будет судить, а не Господь, потому что Он пришел не судить мир, а спасать его.

Глава 13, 14[-15]. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Так, мы должны любить друг друга и служить друг другу во взаимных нуждах. И чем кто выше, тем больше должен служить пользам других.

32 ст. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его. Эта слава Божия ожидает всякого, кто ревностно заботится в этой жизни о прославлении имени Божия словом и делами и всею жизнию своею. Бог не остается в долгу у усердных рабов Своих. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [ст.35]. Кто здесь не видит слов Сына любви Отчей?

Глава 14, [ст.1–2]. Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте (равенство со Отцем). В доме Отца Моего обителей много. Не смущайтесь этими трудными для вас обстоятельствами: веруйте только в Бога и в Меня. Вас будут гнать в этом грешном мире после Меня, водить вас по судищам, призывать в темницы, убивать вас – но не смущайтесь: если оставите этот мир, так не благоприятствующий вам, вас примем Мы с Отцем в другой, лучший, небесный мир, в дом Отца Моего: там много обителей, не будете там в тесноте, как здесь. 6[-7] ст. Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня... и вы знаете Его и видели Его (Отца во Мне). 9. Видевший Меня видел Отца. 10. Я в Отце и Отец во Мне. Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела. 12. Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду. Какое могущество предоставлено последователям Господа! 13 ст. И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Проси же ты себе благ от Бога непременно во имя Единородного Его Сына, заслужившего у Отца Своего право давать нам, недостойным, просимые блага. 15. Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. Старайся же тщательно исполнять волю твоего Искупителя. 18 и 19 ст. Не оставлю вас сиротами; приду к вам (после воскресения из мертвых). Еще немного, и мир уже не увидит Меня (недостойный, не мог он пользоваться счастием благонамеренно видеть Его и слышать Его учение, за то вот он уже не увидит Его по воскресении в наказание за неверие в Него до воскресения); а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить. То есть: хотя Я и умру, но не надолго: чрез три дня воскресну. Да, как Бог, Я всегда жив, и вы также будете живы, хотя и умрете. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас [ст.20]. То есть тогда, когда вы увидите Меня после воскресения, или тогда, когда перейдете из этой жизни в вечные селения. 27[-28] ст. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается. Вы слышали, что Я сказал вам: иду от вас и приду к вам. Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу; ибо Отец Мой более Меня. Какая любовь, самая нежная, святая!

Глава 15, [ст. 1–2]. Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода. 4[-6] ст. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь (соберут Ангелы грешников при кончине мира и в огнь ввергнут), и они сгорают. Какое самое ясное, удобовразумительное учение! Как очевидна необходимость веры в Иисуса Христа и следования по стопам Его! 7 ст. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам. Исполняй заповеди Иисуса Христа, и тогда проси, что хочешь, и будет тебе. 12[-15] ст. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Да, больше любви Иисуса Христа и нельзя иметь никому: из любви к нам Он и душу Свою положил за нас, чтобы избавить нас от вечной смерти. Любящее сердце Его не попустило вечно погибать нам: Он Сам захотел лучше умереть на несколько дней, чтобы нас избавить от вечной смерти. Каждое слово Его есть любовь: Он, Творец всего мира, называет рабов Своих друзьями за исполнение Своих заповедей, коих исполнение не Ему, а нам же приносит пользу. 18 [-24] ст. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира (извлек, отделил, отлучил), потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше... Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха. Из того-то и видно, что Спаситель есть Сын Божий, что Он сотворил много таких дел, коих никто другой из прежде бывших чудотворцев не сотворил: ходил по водам, запрещал ветрам и морю, одним словом воскрешал мертвых и пр. Как сильно и в высшей степени основательно утешение Спасителя, коим Он [утешал] учеников Своих! Это последняя беседа нежно любящего Отца с Своими любимыми детьми.

Глава 16, 20[-22] ст. Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет. Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир. Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас. Так и ныне бывает: добродетель в слезах, а мир ликует: у него все потехи и горя никакого. Но утешься, печальная добродетель: печаль твоя в радость будет. 28 ст. Я исшел от Отца и пришел в мир; и опять оставляю мир и иду к Отцу (предложения здесь расположены, как члены геометрической пропорции: какая отрывистая, но вместе и правильная и сильная речь!). Слове Божий, Творче мира! От всего сердца веруем, что Ты от Отчих Божественных недр приходил к нам, грешным и неблагодарным, не оставив недр Отца Своего, совершил изумительным для Ангелов и человеков образом спасение наше и паки оставил нас, вознесшись на небо и приняв ту славу, юже имел еси у Отца, прежде бытия мира [Ин. 17,5]. Слава снисхождению Твоему, Человеколюбче! 33 ст. Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. Господь Спаситель есть мир наш, нашего сердца, нашей души. Не отставай же от Него никогда. В мире будете иметь скорбь (подвергнут вас люди разным страданиям): но мужайтесь: Я победил мир. Я победил его, обессилил и вас сделаю победителями. Не бойтесь же его. Это – минутный огонь.

Глава 17, 3[-6]. Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа. Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира. Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое. Смотри, как за прославлением от Иисуса Христа Бога Отца следует сейчас Его Собственное прославление по человечеству. Я прославил Тебя... И ныне прославь Меня Ты... Господь Спаситель явил имя Бога Отца тем людям, которых дал Ему Бог Отец из мира, то есть уверовали сердцем в Бога только избранные, которые по своим добрым расположениям достойны были узнать Бога и егоже посла Он – Иисуса Христа, и узнали, что вся, елика дал Ему Отец, от Отца суть. 10[-12] ст. И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них. Я уже не в мире (Господь предвидел, что Он скоро уже не будет в этом мире), но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели. Эти слова можно приложить и к нынешним благочестивым христианам. Представь, что и об них то же говорит Отцу Своему Спаситель наш: как это утешительно! А Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же [Евр. 13,8]. Может ли, в самом деле, быть, чтобы Господь и ныне не соблюдал нас во имя Отца Своего и не хранил нас так же, как и учеников, чтобы никто из нас не погиб, токмо сыны погибельные, которые сами себе строят погибель! 14 ст. Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Странное дело: Господь Иисус дал ученикам Своим слово Свое – пронести его между народом, и мир возненавидел их за слово истины, за то, что они не потворствуют его страстям. 16 ст. Они не от мира, как и Я не от мира. О, если бы в наше время больше было таких людей, о коих можно было бы сказать: не от мира, якоже и Христос, Царство Его не от мира сего! Какую восхитительную картину представлял бы из себя мир! Отец Небесный, Сын Любви и Дух Всесвятый с благоволением тогда призирали бы на наш мир, и никаких бедствий, никаких явлений гнева Божия не видно было бы на земле. Ангелы рукоплескали бы с высоты земнородным. 18[-21] ст. Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир. И за них Я посвящаю [слав.: свящу (приношу в жертву)] Себя, чтобы и они были освящены истиною. Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их (о нас), да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня. Господь послал в мир апостолов, а апостолы – епископов; епископы же – нас; итак, наше посольство тоже восходит к Отцу. Господь молит Отца Своего и об нас, чтобы мы были едино между собою по любви и по мыслям. 22[-24]. И славу (и будущего века и настоящего: апостолы сияли и сияют поныне чудесами, даже вериги их), которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир (из этой любви, единства), что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира... 26. И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них. Кто не видит, что это – слова Бога во плоти. Какая трогательная, какою любовию проникнутая молитва! И Отец Небесный, Любы в самом существе Своем, не услышал ли молитвы Сына Своего Единородного? Слышал с любовию каждое слово.

Глава 18, 6 ст. И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю. Такова сила в словах Божественного Иисуса! О, вольного снисхождения Твоего, Иисусе! До чего Ты смирил Себя, Бог всемогущий! Ты бы мог истребить одним словом Своим всех врагов Твоих, но Ты вся терпиши нас ради, да мы, неблагодарные и злонравные, не будем осуждены на вечные муки. 8 ст. Если Меня ищете, оставьте их (учеников Моих), пусть идут: не троньте их – они ничего вам не сделали. И это обстоятельство было предсказано Им Самим: тех, которых Ты дал Мне, не погубих от них никогоже (Ин. 17:6, 12). Связав, Господа повели в дом архиерея Анны. За Иисусом шли Симон Петр и Иоанн Богослов. Так как святой Иоанн был знаком архиерею, то он вошел в самый дом за Иисусом (представь эту суматоху, неистовство спиры16 и слуг). [А] Петр, как не был знаком, не смел зайти в дом, а стоял на улице, при дверях. Вот святой Иоанн, наблюдавший за своим (дражайшим) сладчайшим Учителем, заметив, что Петра нет, вышел в прихожую и сказал служанке, чтобы она впустила Петра. Впустив его, она спросила его: и ты не ученик ли Этого Человека? Петр отрекся в первый раз. В холодной прихожей стояли рабы и слуги архиерейские и фарисейские и, разложив огонь, грелись; с ними и Петр тоже стоял и грелся. Архиерей в это время спрашивал Господа об учениках Его и о учении. Господь отвечал ему, как праведник. Петр, между тем, все стоял и грелся. Его опять спросили: и ты не из учеников ли Его? Он опять отперся. Затем один из слуг архиерейских с настойчивостию пристал к нему, говоря: не я ли тебя видел в саду с Иисусом? [Петр отперся]. И пропел петух. Тут вспомнил Петр о своих словах и Господа – и, вышедши вон, горько проплакал. Так любовь ко Господу уязвила сердце его, отвергшееся в критические минуты возлюбленного Учителя. Чудное дело: при всей своей злобе и неистовстве иудеи делают с Господом не больше как только то, что предсказано было в Ветхом Завете или Им Самим. Пилат говорит иудеям: возьмите Его вы, и по закону вашему судите. А те отвечают: нам не позволено предавать смерти никого [ст.31]. Почему же? – да сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет [ст.32]. И предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет (Мф. 20,19). Итак, Господу надлежало быть предану язычникам на поругание и биение и пропятие и в третий день воскреснуть. Иудеи были только жалкими орудиями воли Божией, но вместе и достойными орудиями по их злобе и развращению. 36 ст. Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. Так, Господи: эти слепцы думали, что Ты хочешь быть земным царем, но они ошибались. Ты был Царь вечный; Ты имел славу царскую у Отца Твоего прежде бытия мира [Ин. 17,5]. 37 ст. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине. И ты подражай своему Господу: свидетельствуй везде и при всяком удобном случае истину.

Глава 19, 28 ст. Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание (Пс. 68,22), говорит: жажду. Его напоили оцтом. Так все было со Иисусом по Писаниям; даже напоили Его оцтом во время Его жажды потому только, что это было предсказано. Так в точности все предопределено было Богом. Кто не узнает отсюда, что Спаситель есть обещанный Примиритель ([...]) Бога с человеками, что Он есть Сын Божий? Кто не видит, что Вечное, Всемогущее Существо предначертало раньше весь план великого дела нашего искупления? 34 и 37 ст. Господу не перебили на кресте голеней, а один воин копьем пронзил Ему ребра, также потому, что это было предсказано (Чис. 9:12, также Исх. 12:46). Кость Его да не сокрушится, и: воззрят на Того, Которого пронзили (Зах. 12,10).

Глава 20. В первый после субботы день Мария Магдалина идет на гроб; было еще темно, хотя уже начинало светать. Приходит и видит, что камень взят от входа пещеры, в которой лежало тело Господа. Сказывает об этом Петру и Иоанну, прибавляя, что тело взято кем-то и неизвестно куда положено. Ученики в недоумении идут ко гробу. Иоанн шел скорее Петра и упредил его несколько приходом ко гробу, наклонился в него и увидел только одни лежащие одежды, но в самый гроб не вошел. Вслед за ним пришел Петр и вошел во гроб и увидел то же; только он заметил еще сударь, бывший на голове Спасителя, не вместе с одеждами, а особо свитый на одном месте. Тогда вошел и Иоанн и поверил, потому что они не знали еще Писания, что должно Господу из мертвых воскреснуть. Затем ученики отправились в свое место. Между тем Мария стояла у гроба вне и плакала; вот она в слезах наклонилась во гроб и увидела двух Ангелов, сидящих в белых одеждах: одного – в головах, а другого – в противоположном конце гроба, в котором лежало тело Иисусово. Они спросили ее, о чем она плачет и чего ищет. Та отвечает, что взяли ее Господа и что она не знает, где положили его унесшие. Далее отвечает ей Сам Господь Своим явлением. Мария приходит к ученикам Господним и рассказывает им, что она видела сама Господа и о разговоре с Ним. Поздно вечером в день преславного Своего воскресения Господь является в собрании Своих учеников при запертых дверях дома, где они находились все по страху иудеев и рассуждали о настоящих дивных приключениях, – останавливается среди их и говорит им: мир вам. С этими словами Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Чего убедительнее! Обрадовались ученики, увидевши опять своего сладчайшего, любящего Господа. Опять сказал им Иисус: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказавши это, Он дунул и прибавил: приимите Духа Святого. Кому отпустите грехи, тем отпустятся, а у кого удержите, у того удержатся. Я принес жертву за грехи всего мира, искупил всех Кровию Своею от проклятия и смерти. Поэтому передаю вам, друзьям Своим и пастырям словесных овец Моих, приобретенное Мною право: отпускать или удерживать грехи. Я перенес на Себе за грешников все стрелы гнева Божия; ради Моих заслуг люди прощаются теперь; но как Я терпел за них, Бог безгрешный, то Мне и принадлежит это право, приобретенное от Отца праведного: кого хочу Я простить, того прощу, а кто не заслуживает прощения, кто второе распинает Меня, кто почитает скверною Кровь Завета, кто нераскаянный грешник – того Я не прощаю. Действуйте же по вашему усмотрению. О Фоме неверующем.

Глава 21. Господь является при озере Тивериадском семи ученикам Своим. Симону Петру нужно было заняться прежним, любимым своим промыслом – рыбною ловлею, и он сказал прочим: я пойду рыбу ловить. Согласились и те с ним попытать своего счастия: пошли, уселись в лодку, трудились целую ночь и не поймали на этот раз ничего. Утро застало их еще в лодках. Вдруг они слышат с берегу голос: дети! Есть ли у вас что-либо съестное? (Какая заботливость Отца о детях! Он знает, что у них ничего нет, и, как Владыка суши и моря, достал им завтрак из моря.) Те отвечали: нет. Господь сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки и поймаете. Закинули – и что же? Уже не могли и вытащить ее по причине множества рыбы. Святой Иоанн говорит Петру: это – Господь. Петр, услышав, что это Господь, подпоясался одеждою, так как был нагой (какая простота и невинность: таковы были люди до падения), и бросился в море. А другие ученики подошли лодкою к берегу, потому что не больше как на двести локтей были от земли, таща полную рыбы сеть. Вышедши на берег, они увидели разложенный огонь, на нем рыбу и хлеб на земле: вероятно, все это приготовил Господь. Спаситель сказал: принесите-ка рыбы, пойманной ныне. Петр вошел в лодку, вытянул сеть на землю и насчитал больших рыб сто пятьдесят три. Ученики удивились, как при таком множестве не прорвалась сеть, а она к тому же, вероятно, была ветхая. Господь пригласил обедать. Никто не смел спросить такого чудесного Гостя: Кто Ты? – верно зная, что это Чудодействующий Господь. Вот Он подошел, взял хлеб и дал им, равно как и рыбу. Нежнейший Иисусе! Как счастливы были Тобою теперь дети Твои – апостолы! А мир? Он и не знал теперь об этом. Ты судил давно не являться ему по воскресении. Это уже в третий раз Господь явился ученикам Своим, восстав от мертвых. Во время этого обеда Господь трижды спрашивает Петра, любит ли Его Петр, и получает троекратное уверение его в любви к Себе; и поручает ему пасти овец Своих разумных, для чего требуется горячая любовь ко Господу, и предсказывает ему затем род смерти – на кресте. Сказавши это, Господь сказал Петру: иди за Мною. Петр, обратившись, заметил Иоанна и сказал Господу как бы так: вот Ты мне предсказываешь и род смерти моей, а этому что Ты скажешь? Господь отвечает: если Я хочу, чтобы он оставался, пока Я приду, что тебе до того: ты иди за Мною. И вот разнеслась молва в учениках, что святой Иоанн не умрет, хотя и не сказал ему Господь, что он не умрет, а сказал только: если хочу, чтобы он оставался, пока Я приду, что тебе до того: ты иди за Мною. Не так поняли апостолы слова Господа. Ах, дети! Как они были тогда недалеки умом своим!

Конец и слава всеблагому Богу. Января 26 дня 1857 года.

ЧТЕНИЕ ИЗ ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Книга Числ

Глава 3, ст.49 и далее. Бог повелел Моисею дать Аарону и сынам его искуп из преизбывающих (сверх числа левитов между первенцами израильскими). И взял Моисей серебро выкупа (на жалованье) за излишних против числа замененных левитами, от первенцев Израилевых взял серебра тысячу триста шестьдесят пять [сиклей], по сиклю священному, и отдал Моисей серебро выкупа [за излишних] (превышающих число левитов) Аарону и сынам его по слову Господню, как повелел Господь Моисею. Значит, достойно и праведно мы собираем с прихожан как бы дань в праздники Господни. В Ветхом Завете Сам Господь повелел собирать для левитов сребро.

Глава 4, 7. На трапезе предложения да положат на ней одежду17 всю багряную и блюда, и кадильницы и чаши, и возливальницы... и хлебы на ней всегда да будут. Как многое у нас делается по подобию ветхозаветной скинии. И теперь у нас большею частию на трапезе одежда бывает багряная, и на ней хранятся сосуды священные.

Глава 5, ст.1 и 2[-3]. И сказал Господь Моисею, говоря: повели сынам Израилевым выслать из стана всех прокаженных, и всех имеющих истечение, и всех осквернившихся от мертвого... чтобы не оскверняли они станов своих, среди которых Я живу. Смотри, какой чистоты требовал Господь от израильтян, с которыми Он благоволил быть, как Отец с детьми. Не так же ли чистым должен быть ты?.. 21 ст. Заклинание жреца, обращенное к прелюбодейце: да предаст тебя Господь проклятию и клятве в народе твоем, и да соделает Господь лоно твое опавшим и живот твой опухшим... Как страшно наказывалось прелюбодейство!

6 гл., 24–26. Господь так заповедал Аарону и сынам его благословлять народ израильский: да благословит тебя Господь и сохранит тебя! да призрит на тебя Господь светлым лицем Своим и помилует тебя! да обратит Господь лице Свое на тебя и даст тебе мир!

Глава 7, 89 ст. Когда Моисей входил в скинию собрания, чтобы говорить с Господом, слышал голос, говорящий ему с крышки, которая над ковчегом откровения между двух херувимов, и он говорил ему. Блажен ты, человек Божий: сколько раз удостаивался ты беседы с Богом всяческих.

Глава 8. Седмисвещный светильник у нас за престолом или на престоле по подобию скинии Моисеевой. Ст. 1 и 2. По избрании левитов Господь повелел Моисею очистить их. Между прочим, левиты должны были возложить руки на головы тельцов; для этого было два вола – один о грехе и другой во всесожжение Господу, в умилостивление о них. 13 ст. Если в Ветхом Завете кровь телчая, как образ Крови Спасителя, очищала грехи людей, то, без всякого сомнения, в Новом Завете – Кровь Агнца Божия. 15[-18]. Господь говорит о левитах: они отданы Мне из сынов Израилевых: вместо всех первенцев из сынов Израилевых, разверзающих всякие ложесна, Я беру их Себе; ибо Мои все первенцы у сынов Израилевых, от человека до скота: в тот день, когда Я поразил всех первенцев в земле Египетской, Я освятил их Себе и взял левитов вместо всех первенцев у сынов Израилевых. Как Творец, Бог имеет над нами непререкаемое право собственности: и душою, и телом, как делом рук Его, мы принадлежим Ему. 24 и 25 ст. Воля Господня была такова о левитах, о времени их служения, чтобы они вступали в службу двадцать пять лет и выше и служили до пятидесяти лет, а потом отставали от служения, вероятно, потому, что люди старые и привыкшие служить святыне делаются и небрежны к своему делу, да и малоспособны.

Глава 9, 15 ст. и далее. В тот день, когда поставлена была скиния, облако покрыло скинию откровения, и с вечера над скиниею как бы огонь виден был до самого утра. Так было и всегда: облако покрывало ее [днем] и подобие огня ночью. Господь и в Ветхом и в Новом Завете являлся в облаке. Например, в Новом Завете, во время преображения Господня, облак светел осенил апостолов, и был из облака глас Бога Отца [Мф. 17,5]. Это потому, что без облака блистание Божества было бы невыносимо для бренного ока.

Глава 10, 10 ст. В день веселия вашего, и в праздники ваши, и в новомесячия ваши трубите трубами при всесожжениях ваших и при мирных жертвах ваших, – и это будет напоминанием о вас пред Богом вашим. Я Господь, Бог ваш. Теперь не хуже трубы исправляют у нас эти дела колокола. 34[-36] ст. И облако Господне осеняло их днем, когда они отправлялись из стана. Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым! У нас вместо кивота гораздо больше и светлее: пречистые Тайны. С большею торжественностию мы можем тоже провозглашать при воздвижении их.

Глава 11, ст.7 и 8 и далее. Понятие о манне: ее употребление. 11–15 ст. Жалоба Моисея Богу на народ израильский, роптавший на мнимую скудость продовольствия в пустыне.

21 [-23] ст. Шестьсот тысяч пеших в народе сем, среди которого я нахожусь (среди коих я живу, коими я начальствую); а Ты говоришь: Я дам им мясо, и будут есть целый месяц (Моисей недоумевает, откуда Богу взять столько мяса)! заколоть ли всех овец и волов, чтобы им было довольно? или вся рыба морская соберется, чтобы удовлетворить их? И сказал Господь Моисею: разве рука Господня коротка (исполнить желание ропщущих)? ныне ты увидишь, сбудется ли слово Мое тебе, или нет? Ты ли это говоришь, боговидец Моисей? Ты ли не доверяешь всемогущему Господу, изведшему людей Своих из Египта десницею Своею и мышцею высокою? Разве не Его земля и все, что наполняет ее, разве не Его все звери в лесу, и скот на тысяче гор [Пс. 49,10], пресмыкающиеся и птицы крылатые [Пс. 148,10]? Разве рука Господня коротка сделать все, что только угодно будет Господу? Но вот тебе докажет это делом Сам Господь. Как несомненно, что и самые избранные Божии были не без недостатков! Всего удивительнее, как близко к сердцу человеческому неверие предметам духовным!

Глава 12. Мариам и Аарон ропщут на [Моисея]. Бог зовет их к Себе на суд в скинию свидения: и вот сошел Господь в облачном столпе, и остановился у входа скинии, и позвал Аарона и Мариам, и вышли они оба. И сказал: слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем (не так Я поступаю с рабом Моим Моисеем), – он верен во всем дому Моем: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея? И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел. И облако отошло от скинии, и вот, Мариам покрылась проказою, как снегом... И сказал Аарон Моисею: господин мой! не поставь нам в грех, что мы поступили глупо и согрешили (сделали грех); не попусти, чтоб она была, как мертворожденный младенец, у которого, когда он выходит из чрева матери своей, истлела уже половина тела [ст. 5–12]. Какое страшное наказание – проказою! Прокаженный похож был на мертвеца: он делался бледен и безжизнен, как полотно. Моисей воззвал ко Господу, говоря: Боже, исцели ее! И сказал Господь Моисею: если бы отец ее плюнул ей в лице, то не должна ли была бы она стыдиться семь дней (кольми паче если Я, Отец всякой твари, сделал подобное тому, не должна ли она понести посрамление и отлучение)? итак пусть будет она в заключении семь дней вне стана, а после опять возвратится. Так и сделано. Израиль весь стоял в ожидании очищения Мариами.

Глава 13, 34. Там (в земле ханаанской) видели мы и исполинов, сынов Енаковых, от исполинского рода; и мы были в глазах наших пред ними, как саранча... У малодушного страха глаза велики.

Глава 14. После соглядания (обозрения) земли ханаанской израильтяне сильно ропщут на Моисея и говорят, между прочим: о, если бы мы умерли в земле Египетской или в этой пустыне; зачем Господь вводит нас в эту землю для того только, чтобы пасть нам на брани; жены и дети наши будут похищены. Лучше нам теперь возвратиться в Египет. И сказали друг другу: поставим для себя старшего и возвратимся в Египет. Что было делать Моисею и Аарону с такими людьми? Дивное дело: великий пророк и боговидец Моисей, который сделал столько чудес в Египте, вместе с Аароном падает ниц пред непокорным народом; Иисус Навин и Халев, обозревавшие неприятельские земли, растерзывают ризы свои и усовещевают народ не верить людям малодушным и уверяют, что земля, ими виденная, очень, очень хороша; что Аще любит народ Свой Господь, введет его в землю ту и даст ее ему; что земля, точно, кипит медом и млеком. Увещевают не отступать от Господа и не бояться людей этой земли, потому что она уже отдана для наслаждения евреям, что кончилось уже время для этих народов. Господь определил их стереть с лица земли – и Господь с евреями. Бунтовщики хотели утешителей побить камнями. Но вот является Сам Господь в облаке над скиниею свидения всем израильтянам и говорит Моисею: доколе будут огорчать Меня эти люди? И не веровать Мне, несмотря на все знамения, которые Я сотворил в глазах их? Я поражу их смертию; а тебя и дом отца твоего сделаю многочисленным народом, большим, чем этот буйный, непокорный народ. Моисей говорит Господу: а что скажут египтяне, когда услышат, что Ты погубил в пустыне людей, которых вывел от них крепкою рукою Твоею? Да и все, живущии в земле ханаанской слышали, что Ты – Господин у этих людей и являешься им лицем к лицу; что облак Твой стоит над их полком и столпом облачным идешь Ты впереди их днем и столпом огненным ночью. Теперь, если Ты истребишь этот народ как одного человека (а долго ли Тебе это сделать?): одно мановение воли всесильной или одно всемогущее слово – и никого не станет, – то все народы, слышавшие имя Твое, скажут, говоря: так как Господь не мог ввести в обетованную землю народ Свой, то погубил его в пустыне. Нет, да вознесется рука Твоя, Господи, как Ты сказал, говоря: Господь долготерпелив, и многомилостив, и истинен; отнимает беззакония и неправды, и грехи, и очистит повинного. Оставь грехи этим людям по великой милости Твоей, как Ты был к ним милостив от исшествия из Египта доныне. Господь говорит Моисею: милую их по слову твоему. Но жив Я, и всегда живет имя Мое и наполнит слава Господня всю землю: что все, видевшие славу Мою и чудеса, которые Я сотворил в Египте и в этой пустыне, и вот уже в десятый раз искусившие Меня и не послушавшие Меня, – не увидят земли, которую с клятвою обещал Я отцам их; разве только детям их, здесь – предо Мною находящимся, которые не знают еще добра и зла, и невинным юношам дам эту землю, а все, прогневавшие Меня, не увидят ее. Затем Бог повелевает Моисею объявить израильтянам следующее: жив Я: истинно сделаю вам так, как вы говорили Мне (лучше нам умереть в этой пустыне): в этой пустыне падут ваша тела... всех, кто роптал на Меня. Не войдете вы в землю, на которую Я простер руку Мою – чтобы поселить вас на ней, кроме Халева, сына Иефониина, и Иисуса, сына Навина. Детей же ваших, за которых вы опасались, что они будут похищены, введу в эту землю, от которой вы отказались. Впрочем, дети ваши, как овцы, будут пасомы в пустыне сорок лет и понесут тяжесть вашего греха – по числу дней, в которые вы осматривали землю, то есть сорок дней: за день целый год. Сорок лет будете носить грехи свои и опытно узнаете, что Я праведен во гневе Своем... Воля Господня исполнилась: вскоре вымерли все те, которые ходили осматривать землю ханаанскую и отзывались об ней худо. А в продолжение последующего времени вымерли и остальные израильтяне, говорившие: лучше нам умереть в пустыне. О люди! люди! люди! Из-за чего Бог так долготерпелив к вам? В избранном народе можно видеть подобие целого мира – людей всех времен, всех мест и наций. Единородный Сыне Божий! За такой-то буйный, ропотливый, развращенный, неблагодарный род человеческий Ты благоволил пострадать! О, любовь! любовь! любовь!

Глава 16. Корей, Дафан, Авирон и Авнан и двести пятьдесят человек начальников сонма, мужи именитые, восстают на Моисея и Аарона по зависти, за то, что они начальствуют в народе, говоря: довольно вам быть такими, как весь сонм18 израильский. Он весь свят, и в нем Господь присущ, как в Своем избранном народе, – зачем вы начальствуете в сонме Господнем? Выслушав это, Моисей падает ниц и говорит Корею и всему его сонму: Господь Сам высмотрел и узнал сущих Своих и святых и привел к Себе; а коих не избрал, тех и не благоволил привести к Себе (как же вы говорите, что все святы). Сделайте вот что: Корей и весь сонм его, возьмите себе кадильники и вложите в них утром огонь и фимиам пред Господом; если изберет кого из вас Господь, тот и свят: пусть тогда довольно будет вам сынов Левииных. Моисей говорит Корею: послушайте меня, сыны Левиины, разве вам еще мало того, что вас отлучил Бог и особенно усвоил Себе от всего сонма израильского и привел вас к Себе, сделал самыми приближенными Своими – служить службы в скинии Господней и стоять пред сонмом Господним, чтобы служить Ему? Он привел к Себе и тебя, и всю братию твою, сынов Левииных, и вы просите еще священства? Так делаешь ты и весь сонм твой, собравшийся делать дерзости Богу? Не на Аарона вы ропщете: он не сам поставил себя первосвященником; он сам в себе очень мало значит, но он представляет собою лице Божие. Моисей послал за Дафаном и Авироном, но они сказали посланным: не идем. Еще мало разве тебе, что ты и звал нас из земли, кипящей медом и млеком, чтобы погубить нас в пустыне; еще владеешь нами: ты князь, ты вождь, а ввел ли ты нас в землю, кипящую млеком и медом, дал ли нам долю полей и виноградников? Ты изткнул19 очи у этих людей: не идем. Моисей сильно прогневался на них и сказал Господу: не обращай внимания на их жертвы: ничего я от них не хотел, никого из них я не обидел. И сказал Моисей Корею: освяти свой сонм (то есть сделайте нужное приготовление к явке пред Бога). И завтра утром будьте готовы – явишься Господу ты и Аарон и все они; возьмите каждый кадильник свой, положите в него фимиам и принесите пред Господа каждый свой кадильник – двести пятьдесят кадильников – по числу голов; так же ты и Аарон каждый свой кадильник. И вот каждый взял свой кадильник, положил в них огонь с фимиамом, а Моисей и Аарон стали пред дверьми скинии свидения. Корей также собрал весь сонм свой и поставил пред дверьми же скинии: и вот всему сонму явилась слава Господня (или Сам Господь всяческих). Господь обращает речь Свою к Моисею и Аарону, говоря: отступите вы от этого сонма, и Я истреблю их (как зловредных гадов). Моисей и Аарон падают на лица свои и взывают: Боже, Боже духов и всякой плоти (торжественно-грозные минуты: трепет так и проникает всю душу): один человек согрешил, а гнев Твой ужели на весь сонм? Господь снова говорит Моисею: скажи сонму: отступите кругом от сонма Корея, Дафана и Авирона. Моисей пошел к Дафану и Авирону, за ним пошли и все старцы израильские. Моисей говорит сонму: отступите от кущ20 этих жестокосердых людей и не прикасайтесь ко всякой их собственности, чтоб вам не погибнуть во всем грехе их. Все кругом отступили от кущ Корея, Дафана и Авирона; и Дафан и Авирон вышли и стали пред дверями кущ своих с женами, детьми и с имением своим. Моисей продолжает: вот почему вы узнаете, что Господь послал меня сделать все эти дела, что я не от себя делаю это: если они умрут естественною, какою обыкновенно умирают люди, смертию, – то не посылал меня Господь. Но Господь даст явный знак всем: земля, разверзшись, пожрет их, и домы их, и кущи их, и все, что принадлежит им; сойдут они живые во гроб, и вы узнаете, что эти люди разгневали Господа. Когда Моисей кончил речь, внезапно расселась земля под ногами их и пожрала их с домами их, равно как и всех людей, бывших в заговоре с Кореем, и скотов их. И сошли они со всем, что было их, живые во ад, и покрыла их земля: погибли они из сонма. Весь народ израильский со всеми окружающими отбежали назад от вопля их, говоря: чтобы и нас не пожрала земля. Затем от Господа вышел огонь и поел двести пятьдесят человек, принесших фимиам. И Господь сказал Моисею и Елеазару жрецу, сыну Ааронову: соберите медные кадильники между сгоревшими людьми и этот чуждый огонь рассыплите там, потому что кадильницы этих грешных людей были священны для своих владельцев, и сделайте из них кованые дщицы, чтобы обложить ими у алтаря, так как они принесены были ко Господу и освятились, и были знамением для сынов израилевых. Елеазар взял медные кадильники выгоревшие, сколько их принесли, и обложил ими алтарь – на память сынам израилевым, чтобы никакой иноплеменник и никто не от семени Ааронова не приступал возлагать фимиам пред Господом и не потерпел того же, что Корей и его советники. Утром израильтяне опять подняли ропот на Моисея и Аарона, говоря: вы избили людей Господних. Когда сонм напал с ропотом на Моисея и Аарона и устремился к скинии свидения, ее покрыл облак и опять явилась слава Господня: Моисей и Аарон подошли к самой скинии. Господь сказал Моисею и Аарону: посторонитесь от этого сонма, и Я истреблю его разом. Они пали на лица свои. Моисей говорит Аарону: возьми кадильник и вложи в него огонь с алтаря, положи в него фимиам и понеси поскорее в полк и помолись о них, потому что, как видишь, Господь прогневался и начал губить людей. Аарон взял кадильницу и пошел в сонм, потому что люди уже начали погибать, и положил он фимиам в кадильницу и начал молиться о людях. Встал он с своей кадильницею между мертвыми и живыми; и вот смерть прекратила свои губительные действия. В этот раз погибло от гнева Божия четырнадцать тысяч семьсот человек, кроме умерших в Кореевом возмущении. После сего возвратился Аарон к Моисею к дверям скинии свидения, и смерть перестала поражать свои жертвы. Страшен гнев Твой, Боже всемогущий и праведный! От гнева Твоего никуда не скроешься, потому что Ты везде, и везде тварь Твоя выдаст Тебе нас, беглецов. Земля по слову Твоему разверзается и поглощает дерзких возмутителей в народе Твоем. Теперь никогда почти не бывает таких страшных явлений гнева Господня: Сын любви Отчей умилостивил Отца Своего о всех неправдах людских, Сам все претерпевши за них, и земля не разверзается теперь для поглощения нечестивцев: дух Евангелия есть дух кротости, любви и милости. Когда самаряне не хотели принять к себе Спасителя с проповедию, апостолы сказали Ему: хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать [Лк. 9,54–56]. Так и ныне Он многих милует, хотя бы они и заслуживали наказания.

Глава 17. Господь велит Моисею взять у всех князей колен израильских по жезлу – двенадцать жезлов – и написать имя каждого на жезле его (имя Аарона велено написать на жезле Левиином, потому что это один жезл), а затем положить их в скинию свидения, против очистилища (свидения). В этих жезлах Господь обещал явить силу Свою, именно: у человека, избранного Богом, должен был процвесть его жезл. Я, говорит, явлюсь в них тебе тут. У того человека, которого Я изберу, жезл процветет; и этим Я уничтожу ропот израильтян. Жезлы взяты и положены в скинии свидения; жезл Аарона был среди жезлов других начальников племен. Утром Моисей и Аарон вошли в скинию свидения – и видят: жезл Аарона из дома Левиина процвел, дал ветвь, цветы и вырастил орехи. Моисей вынес все жезлы из скинии к народу: все видели это и взяли каждый свой жезл. Жезл Ааронов Господь велел отнесть в скинию на хранение, в знамение для ослушников. Израильтяне в страхе и смирении сказали Моисею, говоря: вот мы истреблены, погибли, исчезли: всяк, прикасающийся к скинии свидения Господня, умрет: не погибнем ли мы все до конца?

Глава 18. Бог запретил левитам прикасаться к священным сосудам и приходить к алтарю под угрозою смерти. У нас причетники также не имеют дозволения прикасаться к священным сосудам и к алтарю или престолу.

8[-9] ст. И сказал Господь Аарону: вот, Я поручаю тебе наблюдать за возношениями Мне; от всего, посвящаемого (освященного Мне) сынами Израилевыми, Я дал тебе и сынам твоим, ради священства вашего, уставом вечным; вот, что принадлежит тебе из святынь великих, от сожигаемого: всякое приношение их хлебное, и всякая жертва их за грех... что они принесут Мне; это великая святыня тебе и сынам твоим. 12[-13]. Все лучшее из елея и все лучшее из винограда и хлеба, начатки их, которые они дают Господу, Я отдал тебе; все первые произведения земли их, которые они принесут Господу, да будут твоими... 15. Все, разверзающее ложесна у всякой плоти, которую приносят Господу, из людей и из скота, да будет твоим; только первенец из людей должен быть выкуплен, и первородное из скота нечистого... 17[-18]. За первородное из волов, и за первородное из овец... из коз, не бери выкупа: они святыня; кровью их окропляй жертвенник, и тук их сожигай в жертву, в приятное благоухание Господу; мясо же их тебе принадлежит, равно как грудь возношения и правое плечо тебе принадлежит. 21. А сынам Левия, вот, Я дал в удел десятину из всего, что у Израиля, за службу их, за то, что они отправляют службы в скинии собрания. 25[-27]. И сказал Господь Моисею, говоря: объяви левитам и скажи им: когда вы будете брать от сынов Израилевых десятину, которую Я дал вам от них в удел, то возносите из нее возношение Господу, десятину из десятины, – и вменено будет вам это возношение ваше, как хлеб с гумна и как взятое от точила. Чем Господь ныне вознаграждает на земле священников и левитов Нового Завета за службы их? А плата за требы? Это – десятина своего рода. Церковные поминовения... (Молебны, ходы со священною водою и со крестом.)

19 глава. Прикасающийся ко всякой мертвечине нечистым почитался семь дней. Об иссопе и воде окропления, очищающей нечистых.

20 глава. Израильтяне приходят в пустыню Син и останавливаются в Кадесе. Здесь скончалась сестра Аарона Мариам. Израильтяне поднимают ропот на Моисея за недостаток воды. Ты вывел нас, говорят они, из Египта и ввел сонм Господень в эту пустыню, в которой не сеется и нет ни виноградных, ни яблочных дерев, и даже воды. Моисей и Аарон приходят от народа пред двери скинии свидения и падают ниц: вот над ними является слава Господня. Господь говорит Моисею: возьми жезл свой и созови ты с Аароном, братом своим, народ и скажи пред ними камню, чтобы он дал воды, – и он даст вам воды. Когда изведете воду из камня, то напойте их и скотов их. И взял Моисей жезл из Святилища, как повелел Господь, и созвали Моисей с Аароном народ перед камень (скалу), и сказал народу Моисей: разве из камня извести нам воду? – и с этими словами, подняв руку, ударил в камень жезлом дважды: и потекла в изобилии вода, и напился весь народ и скоты его. Господь с гневом сказал Моисею и Аарону: так как вы не поверили, что Я прославлюсь в чуде пред израильтянами, то не введете вы этого народа в землю, которую Я дал им. Коль славен наш Господь в делах Своих! Кто Бог велий, яко Бог наш! [Пс. 76,14]. Вскоре израильтяне приходят к горе Ор, что у границы земли Едомской. Здесь повелевает Господь Аарону умереть за то, что он с Моисеем прогневал Его неверием у камня, или у воды пререкания. Моисей возвел Аарона с сыном его в виду народу на гору, снял с него одежды первосвященнические и одел в них Елеазара, сына его, и Аарон умер на вершине горы; Моисей и Елеазар сошли с ней. Весь народ был свидетелем, что Аарон умер ста двадцати трех лет, и все израильтяне плакали по нем тридцать дней. Так ничтожен всякий человек пред Богом, Который сделает мановение, чтобы мы не жили больше, – и мы умрем. Жизнь наша со всем, что у нас есть, кроме грехов, есть дар Божий, которым нужно пользоваться с благодарностию и делать из него жертву, благоприятную Богу.

Глава 21, 6 ст. И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из [сынов] Израилевых. Яко Мои суть вси зверие дубравнии, говорит Господь, скоти в горах [Пс. 49,10], Мои суть вси гади. Все послушно воле своего Творца. Кого Ему угодно будет употребить орудием Своего гнева на людей, кого пошлет, тот и пойдет: послал Он змей – и змеи исполнили Его волю.

Глава 22, 4. И сказали Моавитяне старейшинам Мадиамским: этот народ поедает теперь все вокруг нас, как вол поедает траву полевую. Отличное, сильное сравнение! Каков же был страх этого царя (Валака), который представлял такою ужасною силу израильтян! О Валааме21, который не соглашался сначала по велению Божию проклинать евреев, согласился наконец отправиться к Валаку, царю Моавитскому, с послами его, на осле. Бог разгневался на него за это, и вот Ангел Божий препятствует ему на пути ехать вперед на ослице. Ослица, заметив Ангела Божия, стоящего на пути прямо против нее, и меч извлеченный в руке его, своротила с пути и пошла на поле. Валаам стал бить ее жезлом своим, чтобы направить ее на путь. Ангел Божий стал у ряда виноградных дерев; деревья были расположены так, что и с той, и другой стороны стояли, как огород. Ослица, видя Ангела Божия, прижалась к ограде и прижала к ней ногу Валаама, Валаам еще больше стал бить ее. Ангел все не отставал и стал в узком месте, где нельзя было Валааму взять ни направо, ни налево. Ослица, видя Ангела Божия впереди и неотразимое препятствие справа и слева, пала под Валаамом. Валаам еще больше рассердился и опять стал бить ее жезлом. И вот – о, чудо! Бог отверз уста у ослицы, и она сказала Валааму человеческим голосом: что я сделала тебе, что ты в третий раз бьешь меня? Валаам отвечает ей: за то бью, что ты наругалась надо мною: если бы у меня был меч, я пронзил бы тебя. Ослица опять говорит Валааму: не я ли ослица твоя, на которой ты ездишь от юности своей доныне? Ужели ты думаешь, что я из презрения к тебе сделала это? Он отвечал: нет, не из презрения. В это время Бог отверз очи Валааму, и он сам увидел Ангела Божия, против него стоящего на пути, и извлеченный меч в руке его. Валаам преклоняется пред ним. Ангел говорит ему: зачем ты бьешь ослицу свою вот уже в третий? Вот, я пришел препятствовать тебе, потому что путь твой неприятен мне, и ослица своротила с дороги уже третий раз, оттого что видит меня на пути. И если бы она не своротила от меня, я убил бы тебя, а ее сохранил. Валаам говорит Ангелу: согрешил: я не знал, что ты противустоял мне на пути. Если же тебе не угоден путь мой, то я ворочусь. Ангел не запретил ему идти с людьми, только велел ему сдержать слово, которое он скажет ему.

Глава 23. Валак встретил Валаама, и этот сказал ему: вот я пришел к тебе. Но не знаю, могу ли что сказать; я скажу только то, что вложит Бог во уста мои. Три раза просил Валак Валаама проклясть евреев, три раза сделаны были для этого нужные приготовления: и три раза, по внушению Божию, Валаам благословил евреев. В первый раз изрек он: из Месопотамии привел меня Валак, царь Моавитский, с гор восточных, говоря: иди прокляни мне Иакова и иди прокляни мне Израиля. А как я прокляну то, чего не проклинает Господь, или как скажу зло о том, о чем не говорит худо Бог. С верху гор увижу я его (Израиля) и с холмов узнаю его. Вот люди эти одни населятся и с языческими народами не станут жить вместе. Кто изочтет семя Иакова или кто пересчитает сонмы Израиля? Пусть я умру с этими праведными людьми, и да будет семя мое, как их семя. Валак прогневался и повел его на другое место, думая, не проклянет ли он хотя здесь израильтян. На этот раз Валаам прорек: встань, Валак, послушай. Не как человек Бог колеблется и не как сын человеческий изменяется: Он сказал – и не сделает ли; изрек слово Свое – и не останется ли оно в силе своей? Вот я приведен сюда благословлять: буду благословлять и не переменю слов своих. Не будет труда22 между Иаковом и не увидят болезни между Израилем: Господь Бог его с ним, слава царская на нем. Бог вывел его из Египта; слава его как слава единорога. Нет ворожбы у сынов Иакова и волхвования у потомков Израиля: заблаговременно сказано ему, что сделает им Бог. Вот люди, как львы, встанут, и, как лев, народ этот прославится своею силою: не уснет он, пока не съест лов и не изопьет крови посеченных им. Валак опять рассердился и потом опять повел его на третье место, на вершину Фогора.

Глава 24. Обратив лицо свое в пустыню, в которой был расположен стан еврейский, Валаам видит Израиля ополчившимся по племенам; и был на нем Дух Божий. Он начинает говорить: говорит Валаам, сын Веоров, говорит человек истинно видящий; говорит слышащий слова Крепкого (Бога), который видел видение Божие во сне; глаза его открыты: сколь хороши домы твои, Иаков, и кущи твои, Израиль; как дубравы тенистые, и как сады при реках, и как кущи, которые поставил Господь, и как кедры при водах. Произойдет человек от семени его и будет обладать многими народами: царство Его возвысится больше Гога23 и возрастет оно. Бог вывел его из Египта; слава его как единорога (который все бодет); поест он враждебные ему народы, измождит толщи их и стрелами своими устрелит врага своего. Вот он возлег и опочил, как лев (после трудов) и как скимен: кто разбудит его (Господь Иисус)? Благословляющие Тебя благословенны, и проклинающие Тебя прокляты. Валак только всплеснул руками в удивлении и гневе и прогоняет его на свое место. Валаам говорит: не сказал ли я и послам твоим, что, если мне даст Валак полну храмину свою серебра и золота, я не могу преступить слова Божия: что скажет мне Бог, то и скажу. Затем Валаам сказывает, что сделают люди эти его людям в последние дни... Покажу ему, но не теперь; ублажаю, но он не приближается на ублажения мои. Воссияет звезда от Иакова и встанет человек от Израиля и погубит князей Моавитских и пленит всех сынов Сифовых (плен веры)... Начало языков, Амалик, и семя их погибнет... Вскоре Валаам отправился восвояси. Блаженны читающие со вниманием и понятием слово Божие: из мира земного они восторгаются как бы в мир небесный. Слово Божие равно самому себе.

Глава 27. Бог изрекает окончательный суд Свой на Моисея, повелевая ему взойти на гору Навав, посмотреть оттуда на землю ханаанскую и затем чрез смерть приложиться к отцам своим. Моисей говорит: да поставит Господь, Бог духов всякой плоти, над обществом сим человека, который выходил бы пред ними (из скинии) и который входил бы пред ними (в скинию), который выводил бы их и который приводил бы их, чтобы не осталось общество Господне, как овцы, у которых нет пастыря [ст. 15–17]. Господь велит Моисею взять Иисуса Навина, человека, в котором есть Дух, и возложить на него руки. Моисей должен был поставить его пред Елеазаром жрецом, сделать ему наказы перед всем сонмом и сообщить ему славу свою, чтобы его слушали все израильтяне.

Глава 30. О власти отца над дочерью и мужа над женою в отношении обетов, данных дочерью или женою. Власть так действительна, что если отец или муж узнают об обетах дочери и жены, то имеют полное право уничтожить их, и дочь или жена будут чисты от своих грехов.

33 глава. Господь велит израильтянам погубить всех жителей земли Ханаанской; если же, говорит, не погубите их, то оставшиеся из них будут тернами для глаз ваших и иглами для боков ваших и будут теснить вас на земле, в которой вы будете жить, и тогда, что Я вознамерился сделать им, сделаю вам [ст. 55–56].

35 глава, ст. 34. Не должно осквернять землю, на которой вы живете, среди которой обитаю Я. Как отец между своими детьми, Господь жил между сынами израилевыми. Не живет ли Он также и между христианами благочестивыми? Да, живет и действует в них.

Книга Второзакония

Гл.1, ст.17. Не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте: не бойтесь лица человеческого, ибо суд – дело Божие. 31 ст. Господь, Бог твой, носил тебя, как человек носит сына своего, на всем пути, которым вы проходили до пришествия вашего на сие место. Смотри, как это хорошо к тебе идет. Тебя воспитал Господь Бог, как какой-нибудь человек питает сына своего, по всему пути, или в продолжении всего пути твоей жизни, дондеже пришел еси на место сие, которое ныне по милости Божией занимаешь. Как ты должен быть благодарен своему Небесному, Всеблагому и Всемощному Воспитателю.

Глава 4, ст.11. Вы приблизились и стали под горою, а гора горела огнем до самых небес, и была тьма, облако и мрак. 32 и 33. Спроси у времен прежних, бывших прежде тебя, с того дня, в который сотворил Бог человека на земле, и от края неба до края неба: бывало ли что-нибудь такое, как сие великое дело, или слыхано ли подобное сему? слышал ли [какой] народ глас Бога [живаго], говорящего из среды огня, и остался жив?.. 36. С неба дал Он слышать тебе глас Свой, дабы научить тебя, и на земле показал тебе великий огнь Свой, и ты слышал слова Его из среды огня. Велики преимущества иудеев пред всеми народами земными! Хотя теперь они отвергнуты, но Бог помянет милость Свою ко отцем их.

Глава 5. Явление Бога на Синае было так страшно, огонь был так велик, равно как мрак, буря и глас, что израильтяне говорили: 25[-26] ст. Но теперь для чего нам умирать? ибо великий огонь сей пожрет нас; если мы еще услышим глас Господа, Бога нашего, то умрем, ибо есть ли какая плоть, которая слышала бы глас Бога живаго, говорящего из среды огня, как мы, и осталась жива?

Глава 6, [ст.6–9]. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем [и в душе твоей]; и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих. Приложи это к себе.

Глава седьмая. [Далее следует пробел в полтора авторских листа. – Ред.].

* * *

Спаситель спасает грехми умерщвленную нашу душу. Если Он не отнимает физической жизни у людей, не ведущих Его, то потому, что Он щедр и милостив, и щедроты Его на всех делах Его, потому что Он и животным неразумным дает жизнь.

Чуть-чуть в сердце прокрадется пыль греха, хоть и после причастия, – диавол может пристать к ней и ею действовать на тебя. Вот чем объясняются преткновения и после причастия.

Пойми, человек, высокое, небесное дост[оинство] своей души и не возмущай ее земными страстными привязанностями. Ей к Богу прилепляться нужно, а не к тленным вещам: они возмущают ее, а Бог услаждает.

Смущение есть потеря из сердца Господа, неверие сердца в Него, производимое духом злым.

Люди неправильно смотрят на жизнь свою как на собственность, которою будто бы они имеют право располагать по-своему: она – дар Божий; Господь берет ее, когда Ему будет угодно. Это мы видим почти на каждом шагу.

Начертать: начало премудрости – страх Божий. Ты – Господь великий и страшный, а я раб – ничтожный, презренный.

Владычица не только жива и ныне, но и животворит, [исцеляет] души и тела христиан, прибегающих к Ней. То же и святые – и по смерти живы. Спасаеши присно наследие Твое.

Нет, не умрете [Быт. 3,4]. Это диавол и ныне всем усердно нашептывает и внушает всем рвать запрещенные плоды.

Мысли добрые, светлые от Бога или от Ангела светла, хранителя нашего; у человека самого, из сердца, без благодати, исходят злые помыслы [Мф. 15,19] и прочее.

Не отчаивайся: Бог не оставит никогда, по вере и усердию твоему, услаждать тебя в молитве, ободрять и подкреплять тебя.

Если ты иногда не получаешь просимого тобою в молитве, то, видно, со стороны твоей нет приемлемости. То же и о людях других.

Как Господь врачует неверие и отчаяние сердца? Он дает сердцу испытать смерть духовную без веры и надежды, иначе: попускает диаволу умертвить сердце страшною скорбию и теснотою, от коих обмирает все существо человека – и душа, и тело; а потом вдруг, по принятии Святых Таин или после сердечной, слезной молитвы, вводит в человека, в его сердце, жизнь Свою, свет веры и надежды, мир, лепоту, свободу – для того, чтобы человек по крайней мере из таких резких противоположностей в душе его, то есть из противоположностей жизни и смерти, познал, что есть Жизнодавец, без Которого мы умираем и душевно и телесно, и есть виновник смерти – дух злобы, который поражает наше сердце и все существо смертию! Так было сегодня (20 мая, накануне воскресения) со мною. Разрушительный, адский огонь неверия и отчаяния палил грудь мою; мертвящая тяжесть, теснота давили мое сердце; ум оставался во мраке, тело изнемогало от душевных страданий и преклонялось к земле. Но лишь я причастился с верою пречистых Таин – внезапно все существо мое проникла животворящая теплота; я почувствовал благое и легкое бремя на сердце – Христа Господа, тело получило силы. Я весь ободрился, воспрянул от уныния и воздал славу Богу, дивному в животе и смерти.

Благоухающие сосуды благодати, разумею святые Божии, готовы к твоей пользе уделить и тебе от избытка дарований своих по молитве твоей. Отчего же ты не обращаешься к ним? Отчего не просишь их?

Господи! Как часто сердечное обращение мое к Тебе во время общественной службы или домашней молитвы утешало, преисполняло миром и веселием сердце мое! И как же во время наведения или искушения я забываю Тебя, малодушествую, теряю надежду на Тебя? Господи! Просвети тьму мою! Я погибаю без Тебя, Радость моя!

Просите, и дано будет вам [Мф. 7,7; Лк. 11,9]. Так, непременно просящему будет дано. Почему так? Потому именно, что мы обращаемся с молитвою к Богу; а кто обращается к Богу, тот, верно, изменяется нравственно к лучшему, – а таким-то Господь и дает дары Свои.

Иногда я молюсь легко, со сладостию, а иногда – с трудом и с ощущением сердечной тяжкой пустоты, даже с ощущением сердечного противления Богу; в этом последнем случае вера бывает предметом искания, и я не обладаю ею делом. Хочу просить Бога – неверное сердце противится и почитает это излишним; хочу благодарить Бога – противится; хочу славить – но славословие не может идти от грешного сердца. Только преодолением себя можно заставить себя полюбить, находить в этом сладость. Молясь, я должен побеждать в себе противника – противоречника, гордого супостата.

Не вынося вражиих нападений, священники иногда развращаются в своей жизни. Вразумить их.

Обрати все свое внимание на стяжание веры: она – спокойствие, блаженство твоего сердца и твоей жизни. Ты мучаешься сомнением или неверием: оно убивает тебя, лишает иногда плодов молитвы и причащения Святых Таин, вместо мира и радости сердца, поражая его смертельною тяжестию. Стяжи веру – и будешь счастлив.

Если будете иметь веру и не усомнитесь [Мф. 21,21], говорит Господь, то и горы можете переставлять. Смотри же: крепись верою и бойся единого мгновения усумнения; за мгновение сомнения будешь платиться многими часами сердечного мучения. Верного и Истинного прогневал я сомнением.

Источник неверия есть гордость; неверующий внутренно говорит: другие говорят так, а я не соглашаюсь с тем, что они говорят; я хочу верить и говорить иначе. Значит, неверие уничижает слова других и свои мысли сердечные, свои слова поставляет выше мыслей и слов других. Потому, чтобы иметь искреннюю, сердечную веру, непременно нужно смириться сердцем. Господь Спаситель, по человечеству Своему, был кроток и смирен сердцем и нам показал пример величайшего смирения.

О значении сердца в жизни человека: в жизни религиозной, семейной и общественной. Обратить внимание на то, что говорит о сердце Священное Писание Ветхого и Нового Завета. Что значит молиться духом и истиною? Видеть во всем дух и истину: в словах, в вещах и действиях священных.

В молитве мы сами возлагаем на себя тяготу, а молитва – иго благое и бремя легкое.

Чрез меру трудного для тебя не ищи, и что свыше сил твоих, того не испытывай. Что заповедано тебе, о том размышляй [Сир. 3,21–22]. Правило для веры.

Бывают в жизни дни душевного охлаждения к Богу и вообще ко всему, что касается веры. Это бывает со всяким благочестивым человеком. В эти-то дни Господь попускает диаволу особенно нападать на любящих Его – для возбуждения их сердечного жара, для испытания их веры, любви и благодарности к Богу. С этою целию попускает Господь преткновение на общественной молитве, происходящее от сердечного маловерия. В этих испытаниях Господь дает нам видеть нас самих. И Он верно достигает Своей цели.

Глас радости в селениях грешничих; а гласа радости в селениях Господа Сил разве нет? О, есть, есть; только он не раздается так буйно, как в этих селениях, а тихо, внутренно, в сердце, подобно тому, как раздавался глас радости в душе Пресвятой Девы Марии, наитствованной Духом Святым, сказавшей о Себе: возрадовася дух Мой о Бозе, Спасе Моем [Лк. 1,47]. О, коль многое множество благости Твоея!.. [Пс. 30,20].

Предметом человеческой благодарности к Богу должно быть и то, что Он не погубил и не погубляет нас с беззакониями нашими, но очищает, обсекает нашу гнилость или сухость греховную, ограждает нас оплотом заповедей Своих и наказует отеческим жезлом Своим души наши. Что делал Господь с народом еврейским, то делает со всяким человеком: сколько тут поводов к благодарности! Если бы Он не был Любовь, весь – Долготерпение, бросил бы нас давно: иной и Богу, и людям, и себе в тягость, а живет.

Раб Мой Иов помолится [Иов. 42,8]. Высота служения священнического и лица священника. Отчего многим не хочется молиться? Ибо где сокровище ваше... [Мф. 6,21]. Не научились ценить молитвы, не дознали опытно сладость ее или и дознали, но вознерадели. Сердце нечистое любит мирское. Духовное – для него невместительно. Что общего у света с тьмою? [2Кор. 6,14].

Бог, говорят, все знает, Бог всеблаг: зачем молиться?.. [...]

После греха постигли людей тысячи нужд, доказывающих, что они – не боги; необходимость молитвы как прошения... А благодарить? А славословить?

Везде истина Божия; только в духах злых нет ее, да часто не бывает ее в людях, ходящих по плоти и по духу века сего. Истина Господня неотразимо тяготеет надо мною со всех сторон: говорит истину в сердце своем... не поколеблется вовек [Пс. 14,2–5].

Сосчитай, если можешь сосчитать, сколько раз спасал тебя от бед Спаситель, и будь всю жизнь благодарен.

Зло брата моего есть и мое зло. Сам в том же осужден еси [Лк. 23,40].

Как в книге природы мы различаем вещи прошедшие, настоящие и будущие, так и в книге Божиего слова или Божиего Откровения мы также видим дела Божии прошедшие, настоящие и будущие. (Как в природе от настоящего порядка вещей мы заключаем к такому же будущему, так и в Откровении.)

Молиться о здравии и спасении иерея Василия.

При обучении мальчиков ланкастерского класса взять такую методу преподавания, которая, обнимая небольшое число предметов, обнимала бы всех мальчиков, несмотря на различие их по степени их знаний. Для этого не иначе поступать, как заставлять их всех слушать объяснение урока. Преимущественно стараться об изучении Катехизиса и молитв. История будет преподаваться в уездном классе.

По опыту, а не по вере только я знаю и то, что будут разные степени мучений на Суде по той мере, в какой кто был рабом греха. Будущий Страшный Суд будет не что иное, как раскрытие, обнаружение во всей силе того праведного суда Божия, который и здесь, на земле, отчасти обнаруживается в совести и ее мучениях, в смущении, в скорби и тесноте греха: и теперь мы всегда – на суде Божием. Разделять строго судов Божиих нельзя.

Во имя Господа Спасителя, с сердечною верою помянутого, я получаю свободу от смущения, скорби и тесноты страстей, воюющих на душу. Со страстями входит в душу диавол: душа начинает смущаться, трепетать. Тяжелая поступь сатаны очень бывает слышна: убийственны его ступания. А Сладчайший Спаситель – всегда верный Друг: только вспомни об Нем искренно, только скажи себе от сердца, что Он тут, только пожелай от сердца Его помощи и призови сердцем – Он сейчас явится и сейчас благословит тебя миром. Спасителю мой Сладчайший! Даруй мне жить всегда с Тобою. То же и во имя Божией Матери (во имя Ее, а не от кого-либо или не от чего-либо другого).

Как человеку, обремененному дарами Божиими, предстоит опасность – по причине слабости и нечувствительности его – пресытиться ими и, как говорится, рыться в них: и то считать за маловажное, и другое, и третье, и не знать им цены, – так и человеку образованному и много читающему, у коего много даров Господних – книг, предстоит также опасность пресытиться ими до того, что и лучшие из них он станет считать за маловажные и будет или мало читать их, или читать бегло, с небрежением. Избави Бог всякого от такого пресыщения. Пресытившимся какими бы то ни было дарами Божиими, не знающим им цены и не приносящим Господу плодов добродетели (дары для того и даются от Бога) угрожает проклятие Господне и пожжение, подобно бесплодной земле, пившей многократно сходящий на нее дождь... и износящей терния и волчцы (Евр. 6,7–8).

Молясь Богу или святым Его искренно, от сердца, с верою, ты непременно, по закону Божией правды, делаешь их своими должниками: и земные родители, по слову Господа, не дают детям своим камня, когда они просят у них хлеба, или змеи, когда просят у них рыбы. Если же они, будучи злы, умеют, признают должным, справедливым подавать по их просьбе то, чего они просят, то не тем ли больше правосудный и любящий нас больше всех Бог не подаст нам просимого, или святые Божии, совершившиеся Духом Его, уподобившиеся по святости своей Ему? Как после этого отрадно молиться Богу и святым Его! Они наши должники, когда мы их просим о чем-либо, существенно для нас нужном и полезном. И если не теперь, то в будущем веке они непременно отдадут нам долг наш.

Мы учимся долго, по книгам, стихийным образом, и, несмотря на систематическое образование наше, оно полно несовершенств и недостатков как по причине ограниченности наших способностей, так и по причине относительного несовершенства самих учебников и учителей. Только при помощи Божией, при озарении ума и просвещении сердца от Духа Святого наше образование может идти и совершаться правильно, равномерно, всесторонне, особенно – сердечно. Но святые апостолы были научены сначала Самим Богом Словом непосредственно, а потом Духом Святым, вся испытующим, и глубины Божии, наставляющим людей на всяку истину: и их знание было совершеннейшее знание, самое светлое, объемлющее все необходимое для спасения человека, его настоящую и будущую жизнь, Бога с Его домостроительством спасения, Ангелов с их отношениями к людям и пр. Богопросвещенный ум апостолов и их произведения умственные без сравнения выше стоят всех произведений умственных других людей.

Верь всему тому, что само в себе истинно и свято, кто бы ни говорил тебе об этом. Иначе берегись, как бы тебе не пострадать сердечно за неверие истине Божией. Сегодня одна бедная и больная девушка, чухонка, которой я по временам подаю милостыню, встретив меня на дороге, сказала мне, что в ночи третьего дня ей явился во сне старец, который повелел ей читать (обо мне) 11-ю главу Евангелия от Иоанна – о воскрешении Лазаря, так как она не умеет молиться обо мне по-своему. Я спросил ее, не обманывает ли она меня, – она отвечала, что нет, и я дал ей, что мог, и ушел. Пришедши домой, я почувствовал огонь во внутренности, болезненно паливший меня, и счел этот огонь наказанием Божиим за сомнение о милости ко мне Божией. О! Да не загражду я неверием входа в сердце мое милостям Божиим, чтобы они не обратились от меня вспять.

Чудо по причине хуления одним иностранцем, англичанином, святых икон, именно иконы святителя Николая Чудотворца. Означенный англичанин был в православном обществе, где, вероятно, пред самым днем святителя Николая заговорил некто о том, что нужно отслужить молебен святителю Николаю. Иностранец, желчно отозвавшись вообще о иконах и вместе об иконе святителя Николая, плюнул на его икону, тут бывшую. Но что же с ним сделалось? В тот же вечер глаз его стал болеть и пухнуть, так что угрожала опасность совсем потерять глаз. О своей болезни он сообщил одному своему знакомому. Тот спросил его: что за причина такой страшной болезни? А этот больной, тревожимый своею совестию, признался, что он, когда зашла речь об иконах, плюнул на икону святителя Николая. Знакомый присоветовал ему тотчас же купить образ святителя Николая, поставить его в приличном месте дома, пригласить священника и отслужить молебен. Так и сделано; и вскоре после молебна опухоль стала опадать, но глаз, как бы на память о его безрассудном поступке, остался незрячим, хотя и был чист и открыт. Такова слава святых икон.

Мучительный огонь неразлучен с грехом. Это бывает со многими и здесь. Тем более это будет там, когда суд Божий над грешниками раскроется во всей его силе; ergo24, есть огонь геенский.

Избави, избави, избави, Господи, от неустойчивости в вере при причащении животворящих Таин всякого крещеного! За неверие или маловерие сердечное постигают причащающегося такие страшные мучения внутренние, такая теснота, такой огонь, что этот человек решился бы, если бы это было легко, вырвать утробу свою, свое упорное лукавое и злое сердце! Таковы мучения от недостойного приобщения. Кто бы ты ни был, человек, не отходи от Чаши без сердечной веры, особенно – священник. Священники больше всех знают из опытов мира и радости и из преизбытка жизни своей после достойного, с живою верою принятия Святых Таин, что в них действительно и существенно присутствует Господь. 4 мая 1859 года.

У тебя есть помощница, на которую ты можешь совершенно положиться в отношении домашних вещей. Доверься ей во всем и не смей не верить ей в чем-либо. Доверься и всем домашним; а пока не доверишься домашним в житейских вещах, до тех пор как ты доверишься во всем Богу? Как любить Бога мы можем не прежде, как возлюбивши брата, так и верить Ему можем не иначе, как научившись прежде доверять своим. Домашние – пробный камень веры и любви.

Господи! Ты – Сый и без Тебя ничтоже бысть, еже бысть [Ин. 1,3], и без Тебя ничтоже бывает и ныне – из вещей ли то или из дел.

Плотской, непостоянный, как ветер, изменчивый человек! Могу ли я верить тебе, твоим смутным склонениям от того, в чем я хочу и усиливаюсь стоять, что меня умиротворяет, радует и поставляет в самые благоприятные отношения к Богу и людям, одним словом, от веры и любви, – к тому, от чего я готов всеми силами отвращаться, хотя, к несчастию, по недостатку веры часто не нахожу для того сил, что меня беспокоит, смущает, мучает и поставляет в самые неблагоприятные отношения к Богу и людям, то есть, одним словом, – к убийственному неверию и страстям.

Поминай свое молитвенное стояние в Исаакиевском соборе во время литургии пред образом Владычицы – и одушевляйся надеждою всегдашнею на Заступницу рода христианского. О, какую сладость имел я в сердце во всю обедню! О! Отчего же не всегда обитает живая вера в сердце моем!

Познай, человек, все величие внутренних твоих скорбей, жестокость страстей твоих и неудобство их исцеления – и убедись в необходимости внутреннего, духовного, невидимого Врача. Не будь неразумен в скорбях твоих, но спеши тотчас, как они постигнут тебя, к известному тебе Врачу, твоему верному Другу, Который ожидает только искреннего или истинного твоего к Нему обращения и готов всегда исцелить скорби твоего сердца. Не убивай сам себя по неразумию. Внимай: не напрасно Иисус Христос носит имя Спасителя – Он всегда спасет.

Мати Мира нашего, Мати Радости нашей, Мати Надежды нашей, Мати Любви нашей; Мати Сущего, Мати вся Осуществовавшего и Осуществляющего; Мати Пречистая, Ее же чистота невообразима нашими нечистыми душами за превосходящую всякий разум высоту; Мати Преблагая, Ее же благости не может постигнути ум человеческий высоты ради и превосходства безмерного; Мати всех христиан, Ее же воспоминательных образов заступничества скорого полны грады и веси христианские! Буди и мне, многогрешному, пребыстрою Помощницею и Заступницею в напастях, и в болезнях, и в скорбях!

Един Сый Владыко Господи, Един Сильный, вся Осуществовавший, без Него ничтоже бысть, еже бысть [Ин. 1,3], и – ничтоже бывает, еже бывает, над всеми Бог, благословенный вовеки, помилуй мя, маловера, грешника, обладаемого страстями, и приложи ми веру; да тою побежду я и венец победы от Тебя получу в день страшный воздаяния Твоего праведного.

Какой вор, зная наверное, что если он украдет сегодня что-либо, то завтра за покражу ожидают его плети, будет все-таки воровать и за кратковременную, незаконную прибыль терпеть мучительнейшее наказание и стыд от других? Но человек, преданный страстям, делает так: его ожидают верные внутренние, мучительнейшие бичевания, тягчайшие внешних плетей, и однако же он, зная о них наверное, предается страстям, которые суть настоящие палачи для него. Страстный человек есть вор: он сам себя окрадывает, окрадывает спокойствие своей души.

Зная из собственного опыта, как сильно действуют в тебе страсти, каким невольником делают тебя, заставляя тебя делать то, чего ты вовсе не хотел бы, будь снисходителен ко всякому человеку, одержимому какою бы то ни было страстию; если это высший и начальник твой – не осуждай его, не отвечай на его страсть страстию, но лучше помолись об нем как о больном, и повинуйся ему, если он приказывает тебе сделать что-либо законное, хоть бы он был и в страстном состоянии. Если он низший – наказывай его умеренно, с рассуждением.

Мы призваны Богом к жизни, но мы замечаем часто, что самая внутреннейшая жизнь наша часто бывает в опасности, что ее усиливается кто-то самым упорным образом похитить и повергнуть нас в какое-то убийственное состояние тоски, скорби и смятения. Здесь-то вот нужен нам опять наш Жизнодавец, наш Спаситель, чтобы Он снова дарил жизнию душу нашу, по своей воле умирающую грехом, чтобы Он воскрешал ее от духовной смерти столько раз, сколько мы будем умирать, и снова вводил нас в жизнь Свою.

Святые в Боге пребывают, и мы почитаем в них живые, чистые образы Божии, благодать Святого Духа, в них живущую.

Когда ешь и пьешь, да будет тогда сердце твое полно чувств благодарности к Богу. Пресыщение дарами Божиими – духовными и физическими – странное явление в природе человека-грешника. Вместо того чтобы исполняться чувствами постепенно возрастающей благодарности и любви к Богу, мы забываем благодеяния и сами в себе открываем источник зла – недовольство и страстное желание большего, скупость, зависть – вместо того, чтобы находить в себе источник блаженства – в мысли о благости Божией и о обилии даров Его. Так человек неблагоразумный и слабый пресыщается и обилием даров веры, обилием свидетельств об ее истине и животворности и во свете остается требующим света, в области мира и любви – только ощупью ищущим этого мира и этой любви.

Ты не знаешь, как составляются телесные лекарства, и не считаешь нужным знать это, а веришь в их лекарственность; не безрассудно ли было бы не верить в лекарственность или в целительную силу врачевств духовных, например покаяния, причащения, святого елея, святой воды и прочих, потому только, что ты не постигаешь способа, посредством коего они становятся целительными?

Доколе я не низведу Тебя, Господи, верою в сердце мое, до тех пор нет мира в сердце моем.

Вера весьма нужна и при сношениях с людьми – для чего? Не для того только, чтобы верить словам и действиям их, но чтобы верить – при сношениях с высшими – в их власть, в ее Божественное происхождение – и воздавать им должное почтение; при сношениях с равными – в их искренность, добросовестность, в их общечеловеческое достоинство; при сношениях с низшими – тоже в их человеческое достоинство. Чувства наши видят в человеке только человека с недостатками, со слабостями – обыкновенную, всегда тожественную фигуру, часто наскучивающую своим однообразием; а вера видит дальше: она видит в человеке бессмертный дух, облеченный плотию, носящий в себе образ Божий и получивший от Бога то или другое назначение в жизни временной, такое или другое количество талантов для приращения их.

Господи! Ты – богатство мое: когда Тебя я имею в сердце, тогда я всем доволен; тогда я все имею.

И мысль, и слово – все у меня Божие. Диаволу принадлежит только извращение, злоупотребление богодарованных мысли и слова. И сам злой дух – Божие творение, только не злым он создан, а добрым; Божий ум он извратил, богодарованную свободу к добру склонил ко злу.

О земледельце, который, будучи чрезвычайно трудолюбив, постоянно – и дома, и пред работой, и за работой, и после работы, творил молитву: Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя; в церковь ездил за двенадцать верст каждый воскресный и праздничный день; даром Божиим (хлебом особенно) дорожил до того, что колоска на поле не оставлял, чтобы потоптали его люди, что дома во время стола постилал скатерть под стол, чтобы крошки падали на нее, а не на пол.

Я – образ Божий. Но что ближе образа к Первообразу? Что же мы видим на деле? Мы – больше далеки, чем близки к Нему. По опыту знаем, что прилеплятися Богови нам благо есть [Пс. 72,28], также что худо, мучительно быть вдали от Него, – однако же какою-то силою отдаляемся от Него и, не хотя, страдаем. Я – образ Божий, говорит святитель Григорий Богослов, и вовлекаюсь в греховность; худшее во мне несправедливо противится лучшему. О, грех первородный! О, князь мира сего! Господи! Да приидет Царствие Твое.

Диавол – я вижу это ясно – всячески старается изглаждать из души моей веру в Господа и во все истинное, святое; всеми мерами старается уничтожить во мне все доброе, и в великие, страшные минуты пресуществления Святых Даров и пред принятием их с адским упорством противится благодати Таинства, укрываясь в недостатках моего сердца, моего внутреннего человека; он противится также и при чтении редко читаемых молитв, в коих я не препобедил еще себя.

Когда случаются с тобою невольные грехопадения, поражающие сердце твое сильною скорбию, говори и тогда: Господи! Да будет воля Твоя! Видно, нужно было, чтобы Ты оставил меня Своею благодатию и не внял молитве моей о помощи. Видно, Твоей Премудрости нужно было показать [...] мне самому, чтобы знал я, как опасно состояние души моей и противно очам Твоим. Да будет же воля Твоя.

Господь одному дает то, а другому – другое; одному – столько, другому – меньше: слава благости Его, слава щедротам Его!

Настави мя, Господи, на путь правый, и пойду во истине Твоей!

В Вознесенье – о втором пришествии Господа: Сей Иисус вознесыйся... [Деян. 1,11]. Мы опять всегда с Господом будем. Адам отпал от Бога и нас отторг; Иисус приходил в первый раз восстановить нас и дать силы к соединению с Ним. Такой порядок Божия домостроительства.

Когда я соединяюсь с Иисусом, тогда легко и сладостно у меня на сердце, а когда прилепляюсь к вещам чувственным – тяжело и томно.

Божий Дух называется исходительным, потому что Он исходит от Отца, все оживотворяет и все совершает. Он проходит все умные, чистые, тончайшие духи [Прем. 7,23], то есть Силы небесные, совершая и укрепляя их в служении Богу; Он сходил в пророков и обитал в них, пророчествовал в них; Он сошел на Спасителя в виде голубине; Он сошел на апостолов в виде огненных языков, сообщил им дар языков и все другие дары и воспомянул им все, что сказано было им Спасителем, Который едино со Отцем по Божеству; Он сходит во всякую душу, ревнующую о благочестии. Вот Кто – Дух Святой и каковы Его дела в тварях; вот почему Он называется исходящим от Отца. Так как Бог есть первая Жизнь и Источник всякой жизни, то и Дух Его есть Личность Божественная, равно как и Слово Его также есть Личность Божественная: Источнику всякой жизни, в существе Своем Единому, необходимо существовать как совершеннейшему в Трех Личностях – Виновнике, Рожденном и Исходящем, или Отце, Слове и Духе.

Что это такое, братия, совершается пред нашими глазами? Сын Божий, дающий всем жизнь, Сам умер поносною смертию от людей и бездыханен лежит во гробе! Всесильный Царь не от мира сего уступил добровольно насилию злобных и немощных людей. Ему готовы были бы помогать легионы Ангелов, и, однако ж, Он не позволил им вступиться за Себя! Мало этого: если всю Свою жизнь с пелен до гроба Он не был привязан к ней, чуждался всякого блеска и всякой земной славы; благоволил родиться от бедной Матери, возрастал в доме небогатого плотника, питавшегося своими трудами; пришедши в совершенный возраст, оставил и дом, этот дом и, благодетельствуя непрестанно людям, переходил со Своими учениками для проповеди Своего Евангелия из города в город, из веси в весь, так что, по Его собственным словам, не имел где главу подклонить; за величайшие благодеяния Его хотели сделать царем, но Он отклонил [Себе] такое избрание; за Свои чудеса, которым не искал никакой славы и Сам говорил, что славы от человек не приемлет, – наконец, за свое спасительное учение и чудеса Он претерпел заплевания, заушения, биения, крест и смерть! Что это все значит? Бессмертный – добровольно умирает. Вечный – нимало не дорожит нашею земною, временною жизнию.

Здесь, у этого гроба, братия, преподается нам великий, истинный, отрадный или страшный урок о вечности, о будущей жизни. Это значит, что мы не должны быть чрез меру привязаны к настоящей жизни, должны чаще устремлять свои мысли и сердце к будущей жизни; что к славе и богатству отнюдь не должно привязывать своего сердца; что привязываться к земле нам не должно, а туда – на небо, должны чаще возводить очи свои, – словом, это значит, что мы должны всячески стараться быть там, куда после воскресения Своего вознесся наш Спаситель; горняя мудрствовать [Кол. 3,2], то есть о небесном, о вечном, и всеми силами стараться о славе небесной, о благах будущего века, которого ожидали и ожидают все благочестивые люди; что заботиться о просторе, богатстве и прихотливом убранстве своих жилищ нам, христианам, странникам и пришельцам на земле, – неприлично и грешно.

Если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею [Мф. 9,21]. Слово кровоточивой. То же бывает и с нами. Только мы прикоснемся сердечною верою к облачениям Господа – к Его истине, правде и милости – и сейчас спасаемся: сейчас течение страстных помыслов прекращается и настает мир, тишина, радость во Святом Духе [Рим. 14,17]. А мы! О, сколь мы неблагодарны и слепы, каменносердечны! Пьем от Его источников спасения – и вскоре забываем, что даром черпаем от Него живую воду, даже отвергаем сердцем действительность того, что от Него получаем мы воду живу, как будто другой кто может, кроме Его, дать нам ее. Господи Сил! С нами буди и не оставляй нас за наше вероломство. Без Тебя нас постигают скорби сердца, в которых нет нам иного Помощника, разве Тебе.

Чего ищут сочинители, труженики истины, добра и красоты? Мира, услаждения сердечного – и получают искомое. А все это от Господа: Его можно различно находить.

Вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас [1Кор. 3,16]. В тебе истинно живет Дух Божий. Каждый раз, когда ты вкушаешь мир и радость небесную в душе, в тебе Дух Божий. Когда оставляет тебя мир и настает беспокойство, мучит страх, теснота, тоска, тогда в тебе нет Духа Божия, значит, тогда ты оскорбил Его, отогнал недобрым расположением души своей. Тогда припадай со слезами ко Господу и проси у Него со всею сердечною [теплотою] очищения грехов своих: когда подано будет прощение, тогда вселится опять в тебя Дух Святой и очистит тебя.

Мне же прилеплятися Богови благо есть [Пс. 72,28]. От одной искренней, доброй мысли об Нем мне бывает благо; а когда я соединяюсь с Его Тайнами живою верою и действительным принятием, тогда я преисполняюсь жизнию: я мирен без меры, весел тоже – словом, небесно блажен.

Главное в человеке – невидимая душа. Если это невидимое начало согласно по состоянию своих духовных сил с Первым, Верховным Началом, от Которого проистекает жизнь и блаженство, тогда и этому невидимому, ничтожному началу нашему, то есть душе, бывает хорошо: оно чувствует мир и согласие своих сил и оттого блаженствует; но если же не согласно по превратному направлению своих сил – тогда ему бывает худо, тяжело, оно чувствует раздирающую все существо борьбу каких-то разнородных сил, противящихся друг другу, и больше всего – преобладание какой-то мертвящей, злой, посторонней силы.

Пречудные дела совершают во мне Святые Тайны Тела и Крови. До причащения сегодня я был мертв душою, то есть страдал наповал: то маловерие или неверие терзало мое сердце – и в груди был какой-то разрушающий огонь, в сердце – страх, тяжесть, теснота; телом я был совершенно немощный, изнуренный. Что же сделалось со мною после принятия Святых Таин с верою непостыдною? В душе мгновенно появились бодрость, мир, радость восторженная, умиление. Какие резкие противоположности! Жизнодавче, слава Тебе, слава животворящим Твоим Тайнам. у тебе источник живота, от Тебя этот преизбыток жизни, чувствуемый после причастия. Это утешает меня и утверждает во мне надежду на будущие, бесконечные блага небесные: ведь эти духовные блага, ощущаемые в душе после причастия, суть начаток вечных благ, предвкушение их; это Царствие Божие внутрь меня есть залог будущего Царствия, блаженной жизни будущего века. Буди! Буди! Надеюсь, Господи, что имиже веси судьбами спасеши меня, недостойного раба Своего. Ужели начатки Своего блаженного в нас Царства Ты показываешь мне для того только, чтобы воспламенить мое желание и вечно томить его напрасным ожиданием предвкушаемых сердцем благ без надежды обладать ими когда-либо? Нет, Человеколюбец, пострадавший за нас! Верю, что сего не будет, и враг мой, с неотступною злобою преследующий меня, не посмеется о рабе Твоем. Аминь. 11 апреля. Накануне Пасхи.

Знает вселукавый бес, что в вере нашей заключается величайшее утешение для души, пораженной скорбию греховною, и потому всячески старается клеветать на истину, подрывая неподрываемую ее достоверность, потемняя разум и охлаждая сердце читающего или слушающего.

В душу мою, паче снега убеленную Телом и Кровию Агнца, всячески старается влить яд свой змий-губитель, и потому после причастия нужно быть многоочитым Херувимом, чтобы отовсюду назирать за нападением врагов.

Близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его в истине [Пс. 144,18]. Милостиво нисходит Он к вздохам души, сердечно ищущей очищения греха у подножия престола Его.

Приближение по степеням чинов к первому началу земному, то есть к царю, должно быть символом и мерилом восхождения к Первоначалу всего, то есть к Богу. Иначе: отличаемые чинами и приближающиеся по ним к царской особе должны в то же время измерять свою близость или отдаление от Царя Небесного и, заметивши свою от Него отдаленность, полагать восхождение в сердце своем. Близость подданного к царю земному без близости к Царю Небесному для него малополезна и для царя неблагонадежна.

Для чего на земле мы все живем под началом и из-под него не выходим? Для того, чтобы нам приучиться возвышаться мыслию к Первому Началу всего; для того, чтобы мы всегда ясно видели свою ограниченность, свое ничтожество, чтобы не зазнавались, а смирялись. Горе человеку тому, который не знает над собою начала. Делая своим началом себя самого, он поставляет над собою началом свои страсти, которые ввергают его во все беды.

Слава силе Креста Твоего, Господи, и Твоему Божественному вездеприсутствию! Я прогнал знамением крестным, живою верою прилепивши к Тебе мысль мою при спасительном знамении, врага бесплотного, который изволил пожаловать ко мне в сердце по пробуждении и стал давить его тяжестию, смущением и тоскою. 13 апреля. Запинание при выговорах молитв или отпустов – его дело. В долгу я ему остался за это: вот и он пришел ко мне, как неумолимый заимодавец: ты – мой, говорит, я тебя мучу.

Хорошо нам от общения с Господом здесь, на земле. Как же хорошо с Ним там – за пределами этой жизни?

Небесная Правда недремлемо, строго карает меня за грехи сомнения и малодушия, равно как и за другие, а Владычица Богородица на глас мой верный является Недремлемой Пребыстрой Заступницей, извлекая из груди моей стрелы гнева небесного. Слава Тебе, Владычице! Научи Ты меня быть верным исполнителем заповедей Сына и Бога Твоего и Бога нашего.

Если бы истины веры в чем-либо оказались бы неверными, то злейший враг истины – диавол – не замедлил бы воспользоваться этим к испровержению веры. Иногда из-за одного двусмысленного слова Писания он усиливается оклеветать все Писание.

Опытами здешней жизни познал я, недостойный, что общение с Господом в молитве веры и причащении Святых Таин Тела и Крови есть источник блаженства для моей души. Отсюда [получается] достоверность опыта и та истина, что и в будущей жизни общение верных душ с Господом будет для них источником блаженства вечного. Начатки будущих благ предсказуются здесь.

Животворящие Тайны божественно-могущественным образом действуют на самое сердце человека, скверное, источающее из себя почти постоянно злые помыслы... прелюбодеяния, любодеяния [Мф. 15,19], хулу, сомнение, неверие и прочее, и причиняющее человеку мучения. Принятые с верою, они совершенно подавляют гнездо греха, и он замирает, уступая место помышлениям добрым, святым, живой вере, любви, благодарению. С тем вместе человек становится совершенно спокоен, всем доволен и блажен. Поврежденному человеку вместо плодов древа познания добра и зла теперь нужно вкушать Тело и Кровь Господа. Мы умерли от вкушения этих плодов; чтобы возвратить себе потерянную жизнь, нам необходим Хлеб Животный: Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною [Ин. 6,57]. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную [Ин. 6,54].

Верно и несомненно, что если изнеможет, а не возможет верою причащающийся Святых Таин, то вдруг почувствует он пожирающий огонь в груди своей, скорбь и тесноту в сердце; а если вера превозможет неверие в нечистом сердце, то причащающийся вдруг ощущает легкую, животворящую теплоту с какою-то чудною прохладою и негою, мир, радость и широту сердца. Опыты, и между другими – опыт 21 апреля во вторник на Фоминой неделе.

Господь священно-таинственно действует внутри меня: за сердечное движение ненависти, зависти или другие страсти Он палит меня внутренним, пожирающим огнем, который уничтожается только тогда, когда я внутренно исправлюсь, когда искореню греховные движения; так как искоренить их без пособия Господа и Креста Его невозможно, то надо с верою сотворить крестное знамение на груди или призвать в помощь Господа Спасителя – и они пройдут.

Созерцай всех людей в безмерно любящем их Боге, и, если ты любишь Бога искренно, тебе легко будет любить и всех людей, прощая их недостатки.

Молясь Богу о прощении грехов или о чем бы то ни было, ты идешь по готовой, известной, торной дороге: ты доходил весьма часто до своей цели. Дойдешь и теперь. Путь к Спасителю тебе знаком.

Мир есть настоящая книга Божия и о Боге писанная, вместо букв – вещами сотворенными. Как каждая буква в книге необходимо предполагает деятельность ума, не говоря уже о целых словах и речах, прямо указывающих на существо мыслящее, так каждая сотворенная вещь необходимо посылает нас к Великому Уму, Который явил Себя бесконечно премудрым в каждой твари. Вещи соответствуют буквам, мир – целой книге.

Каким образом Господь истинно и существенно присущ в Тайнах Тела и Крови? Образ присущия непонятен, но то несомненно, что Он истинно и существенно присутствует в пречистых Тайнах, по Своему вездесущию, как присутствует с нами во время молитвы, упокоевая и услаждая сердца наши.

Кто ко мне ближе всех, как не то Единое Высочайшее всех Существо, от Которого и в Котором все? Да, Господь ко мне ближе всего. Как же сердце мое далеко часто отстоит от Него, отвращается от Него или не находит Его?

И хочешь верить в достойное веры, да иногда не верится без усилий; и хочется не верить в то, что действительно ложно и гибельно, но с какою-то силою увлекаешься злым и лукавым сердцем от спасительной веры.

Господи! Научи меня здраво, свято, просто, твердо взирать на все святые Таинства и совершать их всегда с должным благоговением; даруй мне, Щедрый и Милостивый, благодать сию. В браке на жениха и невесту смотри, как на Христа и на Церковь.

Смиряйся пред людьми – и тогда возможешь смириться пред Богом.

Как Господь, снисшедши ко отрокам еврейским в пещь, седмижды разжженную, преложил огнь на росу, так и ныне, сходя в Таинстве Тела и Крови в наши пылающие страстями души и тела, как бы в пещь, Он прелагает жгучесть их, при нашей вере и сердечном сокрушении, на прохладную росу Своей благодати. Это – опыт.

Святой Агнец, стоящий в святом храме на священном блюде во время святейшей литургии, стоит тверже мира. Господь положил во спасение однажды навсегда, и не обинется о нем.

Слава силе Креста Твоего, Господи, могущественно, божественно действующего на утоление скорбей и страхов сердечных! Только бы была живая, искренняя мысль о распятом Господе, Крест всегда подействует на душу нашу с могуществом, свойственным Господу. О! Как близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его в истине [Пс. 144,18].

Господь и несуществующее нарицает, как существующее [Рим. 4:17]. А Тело и Кровь Господни существуют уже 1858 лет назад.

Сеется в уничижении, восстает в славе [1Кор. 15,43]. Смотрю я на покойника: безобразно и бесславно тело его, и, как прах бесполезный, предается он земле. Но я обращаю внимание на воскресение его и вижу будущее славное преображение его из тленного в нетленное, из бесславного в славное; вижу и славлю Господа, допустившего для нас кратковременную печаль, чтобы обрадовать нас навеки.

Священник должен совершать все службы с сознанием их небесного достоинства и с благоговейным сознанием собственного достоинства, на которое возвела его благодать Божия, со степенностью и важностью, чуждою гордости и надутости, спокойно и ровно.

Во мне и в травке или в дереве действует и является один Господь: оттого мне так приятно смотреть на растение.

Как верно и непреложно должно быть и есть слово Господа или Его обещание, когда оно все сотворило и все сотворенное держит в бытии, когда слово Его есть то же, что дело? Кроме того, вера в Его слово живит, а неверие – мертвит, разгораясь в груди и сердце страшным огнем, попаляющим внутренности наши.

Всю глубину человеческого падения, всю растленность человеческого естества познают только те, которые достойно причащаются Святых Таин. В это время они видят – по откровению Господню – внутреннее зло, или зло сердца, в ужасающих размерах: сердце все в язве, в болезни, и между тем не ищет исцеления, коснеет во зле своем и без самопринуждения не примет в себя живой, спасающей веры в Таинство; напротив, оно отвращается от него, как злой, упрямый и капризный ребенок от сосца матери.

Однажды зажигал я лампадковую светильню, которая, горевши известное время, втянула в себя все масло, находившееся в лампадке, и наконец за недостатком его втянула в себя и водяные остатки. Вытянув из трубочки светильню и налив полную лампадку масла, я зажег светильню. Но по причине водяности она скоро погасла; потом, окунувши верхний кончик светильни в масло, я зажег ее снова. Сначала она воспламенилась, но потом опять стала угасать: огонь не мог вдруг пересилить, воспламенить водянистую вервь, и он то вспыхивал, то как бы совсем угасал, а вервь только трещала и бросала от себя водянистые брызги; наконец, он взял свою силу и воспламенил ее. Мне пришло на мысль в это время сравнить светильню с сердцем человеческим, и в этом явлении читал я состояние своего сердца и многих подобных моему сердец. Не так ли огнь благодати Божией борется с нашими сердцами, усыренными, отягченными объядением и пьянством и разными страстями, и не может скоро воспламенить их, хотя мы и желаем и ищем того, и то воспламеняет наше сердце, улучив минутно доброе расположение сердца, то как бы совсем потухает, и снова воспламеняет, и снова ослабевает, пока, наконец, видя наше усердие, совсем не преодолеет его сырости и не воспламенится ярким и сильным пламенем? Признаюсь, что я читал судьбу своего сердца в светильне, когда она, чуть занявшись сверху огоньком, трещала и не поддавалась действию огня, и огонь то вспыхивал, то как бы совсем угасал, едва скользя по поверхности; я молился: Господи! Да не одолеет злоба моего сердца Твоей неизглаголанной благости; греховную сырость его да одолеет Божественный огнь благодати Твоей. Братия! Наше сердце – точно как сырое дерево; пропитано оно беззакониями, как водою, – и не диво, что огнь благодатный не горит в наших сердцах постоянным и ярким пламенем и только по временам воспламеняется – и опять скоро угасает. Апреля 27 дня 1857 года.

Священное Писание и все церковные книги со всеми таинствами и обрядами – Божие сокровище, к которому священник приставлен для того, чтобы он разумно и благоговейно употреблял его во спасение свое и других, хранил его со всевозможным тщанием и отнюдь не смел прикасаться к нему без почтения, тем больше злоупотреблять им.

Несмь свой во время службы, а Божий – как Божий и должен действовать, а не как свой.

Отец богат, а дети по миру ходят и питаются невесть чем. А отчего так? Оттого, что дети злы и непокорны.

Люди! Узнавайте здесь себя. Чего нет у Отца Небесного для спокойствия и услаждения нашей души – и даже чего нет у Него для невинных наслаждений телесных? Все есть: зачем же мы бежим от Него на страну далекую и изнуряем жизнь свою в разных пристрастиях или злых наклонностях сердца?

Приходил, погостил, ушел и больше не придет. Кто и куда приходил? Где гостил? Куда ушел? Отчего больше не придет? Приходил человек в мир; погостил в мире и отправился в вечность, откуда уже больше не воротится в гостиницу. Человек однодневный! Зачем ты забываешься в этой гостинице?

Пустил – да внидет, и выпустил – да изыдет в свое место. Господь дал нам бытие, отворил дверь в свет, чтобы мы вошли и пожили в нем, а потом выпустил чрез смерть в другой мир. Мы – не свои, а Божии: а живем ли – для Господа живем; умираем ли – для Господа умираем: живые ли мы, умершие ли, все мы Господни [Рим. 14,8]. Владыка Небесный державно управляет нами и ведет нас, куда Ему угодно; мы, червяки, поднимаем иногда голову против всех и всего.

До меня были светила на тверди небесной и вся вселенная; до меня же были и великие и малые светила церковные и вся Церковь небесная, Ангелы и человеки Божии. А я однодневен. Мой долг – с благоговением взирать на мысленные светила и молитвою низводить от них свет в свою мрачную душу.

Когда я слышу об исполнении ясных пророчеств, тогда мысль моя прямо относится к Существу, Которое выше времени и создало самое время или все вещи, образующие своим течением время, равно как все нравственные существа, которые должны были послужить орудием к исполнению пророчеств или на которых должны были исполниться пророчества.

Проповедник пусть уподобляет себя полевому работнику, который пашет не своим плугом, сеет господское, вверенное ему семя и которому редко, весьма редко суждено дожить до всходов и жатвы. Его дело – предварять утро, рачительно возделывать землю, сеять на ней чистое семя руками неленостными и омовенными в надежде чистого плода, когда Господь оросит ниву Свою дождем ранним и поздним. Письма о должности священника; книга IV, письмо 2.

Он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое перед народами и царями и сынами Израилевыми [Деян. 9,15]. Какой боголепный глагол Господа Вседержителя! Павел не больше как сосуд, избранный из множества сосудов Божиих. Положенное в этот сосуд верою Павла имя Богочеловека он понесет к язычникам, разным царям и людям израильским, устами проповедуя имя Христа, за нас распята: что же вы много думаете о себе после этого, люди? Павел только сосуд – хотя избранный; а вы разве больше у Бога, разве не те же сосуды скудельные25? И вы имеете еще иногда неправду в высоту глаголать! Смотрите, Небесный Скудельник сокрушит вас в собственном смысле, как сосуды скудельные.

Что вы так боязливы? как у вас нет веры? [Мк. 4,40]. При страхованиях бесовских да раздаются в тебе эти слова.

Не разрешать на исповеди великих грешников.

Слава Господу! Слава Владычице! Слава Крестителю Господню! Наконец я победил духа смущения и боязни при чтении двух молитв: Спаси, Боже, люди Твоя... и Владыко Многомилостиве... Не мне, а имени Твоему, Господи, слава! Если есть скорбь на сердце пред чтением молитв, сделай имя Спасителя из пальцев правой руки и выгоняй именем Спасителя бесов; по непреложному Его обещанию: именем Моим будут изгонять бесов... [Мк. 16,17].

До сих пор я был смутно поспешен во всех своих делах: и в житейских, и касающихся веры (на молитве общественной и домашней), и догадываюсь: меня гнал тот, кто сам никогда не имеет покоя и никогда почити не возможет. Даруй же мне, Господи, отселе не быть без надобности поспешным ни в каком деле житейском, а в молитве – никогда, никогда! Да будет всегда свет мой со мною и ум мой, поучительный вере, царем в голове.

В слове пред причащением сказать: проповедуем милость (Господа в Тайнах), не таим благодеяния. Пред пресуществлением Святых Даров и пред принятием, как и во время принятия их, будь всегда сколь можно покойнее и свободнее.

Если лукавый будет [морить] сердце твое неверием, скажи в себе: и беси веруют в моего Господа и трепещут Его [Иак. 2,19]; ужели мне быть в этом хуже бесов? И с усиленною верою молись Богу.

Бывают дни, когда злой дух меня тревожит

И шепчет на ухо неясные слова,

И к небу вознестись душа моя не может.

И отягченная склоняется глава.

И он, не ведая ни радости, ни веры,

В меня вдыхает злость – к кому, не знаю сам, –

И лживым зеркалом могучие размеры

Лукаво придает ничтожным мелочам.

В кругу моих друзей со мной сидит он рядом,

Присутствием его веселость отнята;

Больное сердце он напитывает ядом

И речи горькие влагает мне в уста.

И все, что есть во мне порочного и злого,

Клубится и растет все гуще и мрачней,

И застилает тьмой сиянье дня родного,

И неба синеву, и золото полей,

В пустыню грустную и в ночь преобразуя

Все то, что я люблю, чем верю и дышу я.

Графа Алексея Толстого.

1858. Июнь.

Кн. 1. Русский Вестник.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписую Ти раб Твой, Богородице. За всенощной в Неделю Ваий мною овладело чувство смущения, происшедшее от диавольского страха и недоверчивости к себе, – в том, чтоб я мог исправно, беспреткновенно проговорить молитву: Владыко Многомилостиве... на литии. Я таял, уничтожался от страха. В такой беде я воззвал к избранной Воеводе о помощи и – слава Помощнице христиан: Она, Едина вскоре предстательствующая, помогла мне Своим предстательством, низвела мир в сердце, и я весьма хорошо, ровно и с чувством прочитал молитву. Я шел веселыми ногами по прочтении молитвы и в сердце пел Ей благодарственная. Пред концом всенощной я не мог исправно проговорить от торопливости и смущения молитву: Христе, Свете истинный... и оттого в сердце унзе ми терн [Пс. 31,4], с которым я и ушел из церкви и с которым оставался дома. Здесь, пред Казанскою иконою Божией Матери, я опять молился Заступнице о том, чтобы Она изъяла терн из сердца моего – и что же? Опять скоро Она услышала – и терна колючего в сердце не стало. Буду же я всегда прибегать под покров Твой, Владычице, а Ты, Милосердая, благоволи милостивно всегда слушать меня. Как живой, молись написанной на иконе Царице Матери.

Или соединяйся сердечною верою с Господом и – блаженствуй, или если будешь сердцем далек от Бога, если сердцем не будешь соединен с Ним, то страшись и мучься: таков закон у Бога. Вот что познано бесчисленными опытами.

Душе Святый! Утешение, Радость наша! Не оставляй нас.

Из нынешнего сна узнай, что диавол притворяется недействующим и как бы мертвым (оживший мертвец страшного вида, с огромными глазами, носом и еще огромнейшею пастью) для того, чтобы удобнее уловить в свои сети неосторожных. Ну уж напугал он меня нынешнюю ночь, окаянный.

Детям и всем православным христианам нужно указывать на пример премудрых детей еврейских, отказавшихся служить телу златому (а ныне весьма многие служат телу златому) и для сохранения веры и любви к Богу Живому согласившихся лучше умереть в пламени.

Как хлебы, которыми чудесно Господь напитал тысячи народа, не убывали в руках раздававших оные апостолов, так и не убывает никогда в руках служителей алтаря Христова Хлеб животный, Плоть и Кровь Господа нашего. Скажи, что невероятного, что Тело и Кровь Христовы, сколько ни преподаем мы их верующим, не истощаются, когда известно исторически, что хлебы в руках апостолов не убывали, не истощались, пока всем не было дано столько, сколько нужно для насыщения? Я верю, что если бы было народу и тридцать тысяч и более несравненно человек, то и тогда пяти или семи хлебов было бы достаточно для насыщения их. А Тела и Крови Христовых не будет ли достаточно для насыщения, наслаждения и освящения целого рода человеческого?

Дух наш заключен в теле, и потому он как бы занимает малое, определенное место; оттого нам не всегда легко представить Бога вездесущим, как Всесовершенного Духа. По спадении телесной нашей оболочки это вездесущие нам объяснится, потому что и душа наша не будет тогда стесняться темницею, оковами тела.

Твоя любовь к Богу непостоянна, а любовь Божия к тебе всегда одна и та же, постоянна, неизменна. Потому, когда ты найдешь сердце свое холодным к Богу, неверным, не воображай, что и Бог к тебе охладел.

Вездесущием Господним объясняется то, как Он в одно и то же время пребывает или почивает в миллионах душ христианских, в тысячах храмов христианских, в тысячах и других таких мест, где двое или трое собраны во имя Его [Мф. 18,20]. Он объемлет, окружает нас, всегда призирает на нас светлейшими солнца очами Своими, а мы часто душевными очами не замечаем Его, считаем Его как бы далеким от Себя. Господь близ.

На мучения после смутного и поспешного, прерывочного чтения не иначе должно смотреть, как на Божие наказание. Сегодня я смутился от недоверчивости при чтении последних молитв в Таинстве Крещения и от торопливости споткнулся и не прочитал молитв последних; оттого сердце мое уязвилось острою стрелою и до тех пор было уязвлено, пока я не сознал во глубине души греха своего, а сознал я грех свой как должно, быв вразумлен Владычицею. Именно, я сознал, что мною оскорблена была крайне не только святыня Таинства Крещения, но и Святыня Тела и Крови моего Спасителя, только что принятых внутрь во время литургии и возвеселивших меня радостию Святого Духа; я сознал, что, имевши силы противостоять своей слабости, не устоял по невнимательности, по недостатку усердия. Замечательно, что коль скоро я почувствовал во глубине сердца грех свой, мне тотчас стало легко, тотчас милость Господня излилась на меня.

Господь есть Судия помышлений и мыслей сердечных: осторожно вести себя нужно везде, тем больше при совершении святых служб или святых Таинств.

Для чего страдания Богочеловека? Для того, чтобы нам опочить навеки? Для чего Жизнодавец вкусил смерть? Для того, чтобы нам доставить жизнь вечную, нам, духовным мертвецам. Он призирал с высоты Божественного престола Своего на вечное блаженство Ангелов, потом – с небесе призре, виде вся сыны человеческия [Пс. 32,13] – и что же? Смерть царствовала над ними, и мучитель диавол тиранствовал над ними, муки нескончаемые ожидали их, а между тем человек малым чем умален в начале от Ангелов и создан был способным к наслаждению блаженством вечным; вот Господь и пришел во образе человека, чтобы возвратить людям утраченную ими способность к вечному блаженству, падшия от жизни к сей направить.

Как узнать в нас лживое дыхание диавола? Диавол обыкновенно нападает на общеизвестные и общечтимые лица и предметы веры: на Божество, на Его домостроительство спасения, на Таинства, на святых Его и пр. То, что составляет всегдашнее, неотъемлемое достояние Церкви и всякого христианина верного, он старается заподозрить, вырвать у нас, как пес сладкий кусок из рук младенца. В искушениях диавольских и ныне, как при искушении первых людей, слышится внятно коварный вопрос: подлинно ли сказал Бог?.. [Быт. 3,1] или: подлинно ли сказала Церковь? – то есть он старается внушать всегда сомнение насчет непреложного, истиннейшего: ужели это сказал Бог? Насчет вечных мук диавол теперь сильно подкапывается; насчет постановлений Церкви. Подлинно ли сказал? На что это сказано?..

Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком [слав.: лишше] [Ин. 10,10]. Так, и из гроба Твоего слышится, Сладчайший Иисусе, глас сей; Ты и почивая во гробе, говоришь нам: Аз приидох, да живот имут [Ин. 10,10]. О! Действительно мы имеем живот чрез Твое пришествие, и лишше, с избытком имеем. Прислушаемся к голосу человечества избранного, каково ему с Тобою.

Паки и паки слава Тебе, Владычице! Я молил Тебя умиротворить смутившееся бесовским страхом сердце свое во время утрени пред временем чтения окончательной молитвы: Иже на всякое... и Ты умирила его, поспешила на помощь ко мне, малодушному.

Как бы в поругание над благодеяниями Сладчайшего Господа у Него изъязвлены те самые члены, которыми Он совершал благодеяния страждущему человечеству. Глава, мыслившая [токмо] о спасении нашем, об исполнении воли Отеческой, увенчана тернием, пробита тростию; лице, светлевшее всегда кротостию и смирением, заплевано, заушено нечистыми руками; уста напоены оцтом; ребра, сокрывавшие под собою болезновавшее о нас крепкою как смерть любовию сердце, прободены; руки, простиравшиеся на исцеление слепых, глухих, немых, сухих, на воскрешение мертвых, прободены гвоздями; ноги, с таким тщанием поспешавшие на проповедь о Царстве Небесном, также пробиты гвоздями. Любовь Воплощенная, Сладость человеческих душ, весь изъязвлен, нет в Нем ни вида, ни величия [Ис. 53,2]; вид Его бесчестен! Се, Агнец Божий, закланный за нас! Но не ругаемся ли и мы над нашим Спасителем, над Его благодеяниями? Ругаемся и мы; бьем Его тростию и мы; прободаем Ему руки и ноги и мы; плюем Ему в лице и мы; ударяем Его по ланитам и мы. Как? Объяснимся.

О вещественные пристрастия! Лишь только заденете вы мое сердце, как мне становится тяжело. О духовные, святые привязанности! Лишь только вы войдете в мое сердце, как мне становится легко. Брошу же я, с Божией помощию, всякую привязанность к вещественному и возлюблю паче всего Бога и ближних.

Слава Господу Премилосердому, Слава Матери и Деве! Я просил великого блага – без преткновения читать заамвонную молитву на Преждеосвященной литургии, которой долго не мог как следует читать, – и сегодня прочитал благополучно; сколько было прежде мучений от [претыканнейшего] чтения! Слава Богу!

Когда на молитве, особенно пред принятием Святых Таин, сердце твое будет лживо, исполнено неверия, сделай только усилие произнести от всего сердца слова: Иисусе Сладчайший, спаси мя, – и вера живая наполнит твое сердце.

Человечество всех времен и мест припадает к Спасителю, плачет у ног Его о грехах своих – и получает помилование, доказываемое спокойствием сердечным.

Братия! Нынешний день есть день предания на страдание и смерть Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Души верные, души благородные, возвышенные, умеющие ценить и чувствовать величайшее самопожертвование для спасения вашего Господа и Друга! Храните с нынешнего дня сердце ваше самым тщательным образом для Него Единого и не давайте овладеть им ничему мирскому, тленному, никакой страсти. Докажите, что и вы умеете отвечать на любовь любовию, что вы – истинные христиане и из любви ко Христу можете побдеть с Ним хотя несколько часов, то есть пободрствовать над своим сердцем, в которые Он один пил за нас Чашу гнева небесного. Введите верою в сердца ваши Христа Господа, страждущего за нас; страдайте там, в своем сердце, вместе с Ним; приведите на память грехи ваши, сокрушайтесь и, если можете, плачьте об них: себе плачите26, – говорит нам Божественный Страдалец [Лк. 23, 28]; посылайте свои вздохи и слезы ко Христу – и это будет самая приятная жертва страждущему за нас Господу. Он не замедлит наградить ее тотчас же превосходящим всякое разумение миром душевным и небесною тихою радостию. Очистившись в наступающий вечер сегодня от грехов, вы завтра сподобитесь причаститься Его Тела и Крови: да соединит вас эта вечеря любви с Тем, Кто повелел совершать ее в Свое воспоминание, и да подаст вам силы провести наступающие великие дни свято, в духе пламенной любви ко Господу, грядущему пострадать за нас. Аминь.

Червь неусыпающий, о коем говорит Господь в Евангелии, еще и здесь, на земле, показывает всю адскую свою мучительность, точа наше сердце (когда мы, например, преданы какой-либо страсти). И мы Бог знает что готовы были бы отдать, только бы избавиться от него. Как начатки Царствия Небесного мы видим еще здесь, на земле, – в мире и радости о Дусе Святе, так и начатки вечных мучений видим в скорби, тесноте и томлении сердца. Какое премудрое устроение Промысла, так неопровержимо, могущественно уверяющее нас, маловеров! Да, будет непременно червь неусыпающий и огнь неугасающий.

Когда грехи, как черви, сосали сердце одного человека и он не находил себе покоя от них, он обратился ко Христу, Который Един имеет власть оставляти грехи; припадал к Нему со слезами, вымолил, выплакал у Него прощение их; черви сердца исчезли, на сердце стало легко – и что же? Исцелевший вскоре же дерзнул сказать, что исцеление от болезни сердечной он получил не от Врача душ наших – Господа, а как-то случайно. О, лукавство сердца! О, неблагодарность! Так, когда над человеком тяготеет гнев царя, он трепещет, скорбит, сокрушается; но когда царь простит его, помилует его, он часто скоро забывается и говорит, что он не великую милость получил от царя, что его следовало простить.

Присно заблуждают сердцем [Евр. 3,10]. Заблуждение сердца очень опасно для души. Оно состоит из неверия, неблагодарности к милостям Божиим, в гордости и других страстях, в окаменении сердца.

Седмерицею пещь разжжена бысть иногда, в ней же благочестивые три отроцы не сваришися огнем. О, великое чудо! Чугун, медь, сребро, золото и другие металлы, твердые в существе своем, превращаются в жидкость силою огня и из твердых делаются текучими, а тела преподобных юношей в печи, седмижды разжженной, нимало не повредились.

Был я в литейном заводе и видел, как серый чугун, брошенный в печь, растоплялся в ней и потом тек в отверстие огненным потоком. Если вещественный огонь делает жидким, текучим, огневидным вовсе не светлый, твердый металл, то огнь благодати Святого Духа не размягчит ли самого каменного сердца, если это сердце предается ему, как металл огню? Не сделает ли его из хладного, мрачного и нечистого теплым, светлым и чистым? Да, примеров тому мы видели много.

Что принесу в дар Владычице за Ее милостивое покровительство мне, грешному, за Ее скорое услышание грешных молитв моих? Я просил у Ней во время служб великопостных мира смутному моему сердцу и беспреткновенного совершения служб – и получил от Ней милость. О Пребыстрая Заступница! Не оставляй меня Твоею помощию и впредь, но присно внимай мне, грешному, и помогай мне, немощному.

Спохватись вовремя: диавол хочет лишить тебя любви.

Страшно Господь наказывает меня за страстные движения сердца; бренный сосуд тела моего трещит от ударов жезла Его: пожирающий и мучительно разрушающий огнь свирепеет тогда во мне и, как льну, угрожает скорым истреблением.

Укорени в сердце своем живою верою следующее: я – раб, притом падший, виновный; у меня есть Владыка живота моего и Бог мой, Верховный Судия и Спаситель мой; буду я всегда просить себе Его помилования, всегда буду смиряться пред Ним и не позволю себе ни с кем из людей зазнаваться, тем более с Ним, Владыкою. Се, раб Господень.

Вспоминай чаще о словах Спасителя: тать не приходит, разве да украдет и убиет и погубит: Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком [слав.: лишше] [Ин. 10,10]. Тать – диавол – всегда окрадывает и губит: это ты знаешь; а Спаситель дарит жизнию, и лишше дарит жизнию. Это также знаешь.

При молитве общественной, чтобы были смирение, вера и любовь в сердце – что на сердце, то и на языке; против диавола хорошо употреблять непреодолимое упорство, то есть если, например, он смущает и торопит – отнюдь не торопиться и стараться как можно успокаивать себя, останавливаясь в молчании по выговоре одного или двух слов.

Известная истина – чего нет в сердце и в мыслях, того нет и на языке; нет веры в сердце и мыслях – нет их и на языке; нет и молитвы устной, иногда даже и в том случае, если бы кто усиливался без веры, по обязанности говорить молитву. Дивное устроение Божие.

Зачем ты так рано пришел, враже мой? Зачем будишь меня? Затем, чтобы доказать мне твое печальное, на зло Божиим тварям, бытие? Знаю, что ты существуешь. Не в первый раз, незваный гость, жалуешь ко мне. Я знаком с тобою, к несчастию. Или затем, чтобы дать мне почувствовать, что я должен тебе? Плачу и рыдаю, что я должен тебе, и молю Господа, чтобы мне не быть твоим должником по крайней мере после смерти, чтобы мне умереть с полною ненавистию к тебе. Прочь, тать, иже приходит, да украдет и убиет и погубит [Ин. 10,10].

Господь, видя непостоянство и изменчивость сердца моего, попускает диаволу искушать меня и мучить не устоявшее в вере и истине сердце – для того, чтобы оно теснее прилепилось ко Господу, у Коего единого избавление мне, спокойствие и радость. Благодарение Господу!

Слава Тебе, Взбранная Воеводо, Царице Богородице! Твоею помощию и заступничеством я не колеблюсь на молитве от прилогов диавольских. Выходя к народу читать молитвы, всегда сделай сердечный и телесный поклон местной иконе Богородицы.

Что это значит, что я терплю мучения, когда бываю неистинен, лукав или делаю какое зло, – и блаженствую, когда стою в истине, бываю прост сердцем, доверчив и делаю добро? Значит то, что при мне постоянно находится Высочайшее всех, нравственно свободное, духовное Существо, Которое вменяет мне добро и зло, за одно награждая, за другое наказывая, Которое на мысль мою отвечает Своею мыслию, на чувство – чувством.

Отселе при чтении не торопиться, но прививать истины к сердцу спокойным размышлением.

Причащение Тела и Крови Господа моего водворяет и поддерживает во мне мир с собою и с Богом: без них – я погибаю. Опыт.

Господь присутствует при нас как мысль, как свет духовный, как любовь, услаждающая и упокоевающая сердце, как сладость, как мир. Оттого, когда ты искренно о какой-нибудь истине (законной) мыслишь, тебе бывает приятно, легко; когда ты любишь (по закону), тебе бывает сладостно.

Стяжи любовь – и ты стяжешь все; кто не стяжал любви, тот не стяжал ничего.

Если ты всевозможно стараешься не претыкаться на общественной молитве и молишься Господу и Пречистой Его Матери о помощи в твоей немощи, а потом все-таки претыкаешься – не горячись и не унывай, но смирись и признай искренно свою немощь. Сегодня я поступил так, и хотя [поспешил] и преткнулся, но Господь помиловал меня, сохранив от мук.

При мучениях сердца от неверия и соединенного с ним страха бесовского одна надежда – на крестное знамение, с живою верою сделанное, на искреннюю, смиренную и сокрушенную молитву, и больше всего – на животворящие Тайны.

Отчего иногда останавливается язык на молитве? А отчего останавливается стрелка на часах? Оттого, что внутренность часов засаривается или повреждается, например, повреждается колесо, барабан или волосок. Так и язык на молитве, как бывает у некоторых, останавливается оттого, что засаривается или повреждается внутренность существа человеческого – сердце; когда, например, сердце бывает лукаво, исполнено неверия, по апостолу, или когда западает в него вражда или другие нечистоты. Язык – то же некоторым образом у человека, что стрелки в часах. Стрелка доказывает внутренний ход часов – и язык есть герольд или адвокат сердца и мысли, провозвестник того, что делается внутри, что наполняет сердце. Потому Спаситель говорит: исходящее из уст... сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы... прелюбодеяния, любодеяния [Мф. 15,18–19] и прочее.

Доселе был большой недостаток в твоей молитве: ты разом хотел получить просимое и, не получая сразу, ослабевал в вере и молитве; отселе молись постоянно, неотступно с возрастающею верою: стучите, и отворят вам [Мф. 7,7].

(Сон. Божия Матерь во вратах храма с пальмовою ветвию в голубой одежде.)

Спаситель целую жизнь мою наполнил и наполняет Своими благодеяниями: одну часть ее – без сознания моего о том, другую – со слабым о том сознанием, а третью, текущую, – с ясным моим о том сознанием, так что ежедневно и очевидно Он совершает во мне чудеса Своей благости и Своего спасения, и мне ли не помнить с благодарностию о моем Спасителе, мне ли не прибегать к Нему всегда с верою несомненною?

Когда молишься Господу, во главу твоей молитвы, для усиления твоей веры, поставь все небесные Силы, пророков, апостолов, мучеников, преподобных и праведных – и, руководимый их сонмом, их верою, молись и сам с их верою, упованием и любовию.

Опыт меня научил, что по той мере, как я чрез веру вижу сердечными очами Господа, я читаю легко молитвы в слух народа; как же скоро опускаю Его из виду, то начинаю тяготиться или смущаться и запинаться. А враг тут не дремлет.

Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде [Мф. 14,28]. Прииди, сказал Петру Господь; и он пошел по водам, но потом усумнился и стал утопать. Подобное бывает и с маловерами-священниками. Молитвы – вода, по которой мы идем к Спасителю. Если с верою шествуем по ним, то шествуем спокойно, ровно, легко, а как усумнимся, то и начнем утопать в них (умом, сердцем и языком), и если совсем вера подавится в нас смущением, то и мы можем совсем потонуть в молитвенных словах. Это быть может на общественной молитве.

Когда нападает на тебя враг, бежи под крыло ко Христу: одно спасение.

Бесчисленное множество непостижимого на земле во всем, что я вижу, и весьма многое я должен принимать верою – Небесные ли Тайны буду я подвергать действию разума? Нет, я беспрекословно, без рассуждения должен верить им: они животворны для меня – чего же больше?

Чтобы знал я, верил я, что свет моего разума от Бога, Господь наказывает меня часто помрачением ума; а чтобы знал я, что простор сердца – от Него же, Он поражает меня чрез врага невидимого тяжестию и смущением сердца.

Слыши обличительный глас Господа у пророка: какую неправду нашли во Мне отцы ваши? [Иер. 2,5]. И к тебе также идет этот обличительный вопрос. Какое погрешение ты нашел когда-либо в Господе Боге? Он – вернейший Друг.

Апостолы по самому продолжению бытия своего, не говоря об их близости к Богу и великой святости, чуждой изменяемости, достойны высокого почтения нашего.

Пришла мне вчера мысль о моем ничтожестве, именно: что я недавно возник к бытию из истекшей влаги, – и подхватил я ее, и положил я ее на сердце, и стал отогревать и питать ее, и принесла она мне сладкий плод смирения. Сердце стало крепко и покойно от смирения; не стал вертеть им лукавый, не стал толкаться в душу с своими возмутительными помыслами неверия, хулы и лукавства. Насажу же я смирение в сердце и буду жить и упокоеваться в нем, и не выйду из него, несмотря на страхи духа злого; да поселю в себе Христа и буду за Ним, как за твердынею, низлагать все ухищрения против меня падшего духа, старательно, неослабно ищущего моей погибели.

Правда Божия требует, чтобы молящиеся всем сердцем были услышаны. Верен Сказавший: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7,2]. Ты отдал Богу свое сердце в молитве – и Он отдаст тебе Себя. Или: Просите, и дано будет вам [Мф. 7,7; Лк. 11,9].

Ток всеобщей жизни, возникание и исчезновение частных жизней немолчно вопиет о Животворящем Духовном Начале, вечном, присноживущем, а присутствие разума и свободной воли в людях, вначале сокрытых и потом постепенно раскрывающихся, доказывает, что это Начало разумное и свободное, праведное, святое.

Христианин! Обращайся чаще к Богу в жизни своей, как сын к Отцу, как раб ко Господу, как тварь к Творцу. Чувствуешь на себе милости Божии – бежи к Отцу и от всего сердца благодари Его: всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов [Иак. 1,17]; в несчастии ты – смиряйся и опять благодари: Господь, кого любит, того наказывает [Евр. 12,6]; рано и поздно, утром и вечером, днем и в полдень – всегда имей в мыслях Отца Небесного.

Святой Ангел-хранитель мощно, светло, сладостно указал мне в состоянии легкого сна после пробуждения утром на пример Господа Спасителя, Который ради любви к нам, истины и правды всю жизнь подвизался, не зная покоя, пострадал и умер за нас; дал мне сильно и сладостно почувствовать, что Он и всем людям, подвизающимся на земле ради истины и добра и взирающим на Него, вполне сочувствует и благословляет их, и готовит им венцы бессмертия (внушение Ангела было после мыслей моих о Марии Египетской как сначала великой грешнице, а потом – великой праведнице, коей грехи великие и обращение усердное показаны в пример нам: как долготерпелив и милостив Господь и с какою любовию принимает Он притекающих к Нему с греховного пути). Господи! Буди это и со мною.

Когда мысль и сердце верою прикованы, так сказать, к Спасителю, тогда человек и покоен, и блажен, а когда мысли и сердце не в Спасителе, тогда – тяжесть и мрак на сердце. Опыт. Замечательно, что какая-то враждебная сила на молитве сильно препятствует искренно соединяться мыслями и сердцем со Христом, даже очевидно силится удалить от Него и удержать в своем безотрадном, страшном плене. Но кто противник Христу, как не Велиар? Потому, это его дело.

Когда во время молитвы почувствуешь, что сердце твое против воли твоей лукаво, исполнено неверия и гордыни, не возмущайся этим и отнюдь не склоняйся на лукавство его: это диавол склоняет тебя к духовному блужению с собою. Также, когда замечаешь в себе смущение и боязнь, не смущайся этим: это тоже действие духа тьмы, страхом склоняющего тебя к блужению с собою. Будь тверд и как можно глубже вводи в сердце смирение и веру, неуклонно взирай ко Господу и ожидай Его милости – Он непременно посетит тебя и прогонит врага; ты сам это почувствуешь в мире и сладости сердечной.

Что, разве ты [любишь]? Чаще заглядывай в сердце и узнавай, есть ли в нем любовь. Не забывай ты этого. Еще помни, что всякая страсть обманчива. Опыт.

Если бы не жена твоя, ты дошел бы до самого смешного, унизительного кризиса страстей. Она – земной Ангел твой, хранитель твой; она предохраняет тебя от многих худых последствий.

Кушайте сколько и чего угодно: не будем бедны. Господь за любовь не оставит нас. А если мы будем бедны, вы поможете, чем можете.

Бог смотрит на сердце молящегося. Смотри же и ты, во время молитвы обращай все внимание на сердце и старайся молиться непременно сердцем. Человек зрит на лице, Бог же... на сердце [1Цар. 16,7].

Чтоб тихо, без смущения читать тебе молитвы церковные, веди себя везде тихо: дома будь тих и кроток со всеми и вне дома – со всеми; тихо ходи, тихо говори – словом, будь тих везде и во всем. Главное же – будь внутренно тих и кроток: когда будет внутренняя тишина, будет и внешняя.

Когда в молитвах (церковных) просишь Бога о каких-либо благах для других – духовной паствы твоей, проси их (благ) так же искренно, как бы ты просил их для себя самого. Особенно пастырю нужно любить пасомых самою искреннею любовию; нужно, так сказать, всегда носить их в своем сердце и, как мать младенца, согревать их там всегдашнею молитвою веры и любви. Любовь пастыря к пасомым в святых Божиих или, лучше, – любовь Святого Духа Божия, действовавшего в них, нашла, о чем нужно просить для них Бога (в молитвах утренних и вечерних, и особенно в молитвах литургии, также в молитвах при совершении всех Таинств и других молитвословий). И любовь обыкновенного пастыря всегда найдет, кроме предметов молитвы, изложенных в церковном Служебнике, Требнике, Каноннике и других книгах, – свои предметы молитвы; любовь откроет много нужд в пасомых, об удовлетворении которых (нужд) он сочтет необходимым взывать к Подателю всех благ.

Дрянное у меня сердчишко, слабо, удобоподвижно, изменчиво. А ему нужно быть твердым и неподвижным, как наковальня. Таково было сердце у святых Божиих. Твердо, неподвижно установлено было ими сердце в вере, надежде и любви. Эта твердость сердца обнаружена ими в подвигах мученичества и в продолжительнейшем – во всю жизнь – умерщвлении своей плоти и своих страстей. Их сердца были настоящий адамант. Господи! Даруй мне, грешному, благодать твердого сердца!

Каким я чудом есмь ныне то, чем есмь! Дед мой был непросвещенный, отец – также, а я получил обилие света умственного! Как я сделался тем, чем не были мой родитель и дед? Они не могли дать мне, чего сами не имели. Благодетель мой, Господи Иисусе! Я знаю Тебя. Я не таю благодеяний Твоих. Твоя благость сделала меня тем, чем я есмь. Сокровище благих! Царю Небесный, Утешителю, Душе Истины! Целую трепетно Твою благодеющую мне постоянно десницу.

Есть в нас какое-то злое начало, которое силится разъединить даже то, что неразъединяемо, что вечно едино: Сына от Отца и Духа от Отца и Сына, а начиная с Пребожественной Троицы и то, что от Нее создано, что должно быть едино по духу и не должно разъединяться, то есть род человеческий – от Бога и их между собою. Это разъединение болезненное: сердце чувствует это, но само помочь себе не в силах. А соединение сладостно, животворно (с Богом людей и между собою). Оттого-то любовь – союз совершенства; оттого-то есть, что она ведет к соединению взаимному и к блаженству. Это также сердце чувствует.

Молитва веры ко Господу или прошение с верою всегда исцеляло меня от лютости страстей.

Сын знает, что у него и над ним есть отец, любит его и повинуется ему во всем; раб знает, что над ним есть господин, и боится его и повинуется ему; подданный знает царя и благоговеет пред ним и исполняет тщательно царские повинности. Священник ли, как чадо, как раб, как служитель, как тварь Господа Бога, забудет, что над ним есть Господь, и не будет постоянно обращаться к Нему с молитвою веры, надежды и любви? Он ли не будет на всяком месте благоговеть пред Ним, он, который все делает о имени Его, великом и страшном?

Есмь, и якоже несмь27: потому что мое есмь так еще недавно.

Кто может отвергать, что в нас живет невидимое, духовное начало – душа, которое то бывает тревожно, то спокойно, то мучается, то радуется; то скорбь, тесноту и тяжесть оно испытывает, которые не проходят и ночью, то радость, спокойствие и леготу... А если так, кто станет отвергать действительность за гробом и вечных мучений?

Научись понимать глаголы своего сердца: когда будешь понимать и исполнять их, то будешь блажен.

В мысли о своем ничтожестве я нахожу покой и услаждение сердца, потому что по сокрушении себя воскресает во мне Господь, – а Господь есть мир и сладость сердец наших.

Спаситель – вещей Истина. И я принадлежу к числу этих вещей.

Братия! Молясь, не ослабевайте в молитве: для Господа не потеряется ни один сердечный вздох ваш, ни одно искреннее, доброе и святое чувство; если вы стараетесь удерживать его в сердце, Владыка нашей жизни всегда при нас: все видит и слышит, Он видит и слышит все помышления сердечные; мы в Нем живем и движемся, и Ему совершенно все известно в нас [и около] нас. Что Он с нами всегда и на всяком месте, в этом легко вам удостовериться даже опытом: хороши вы своею душою – и вам бывает хорошо, мирно, легко, радостно; не хороши вы – и вам непременно бывает как-то нехорошо, неловко, неприятно, тяжело, беспокойно. Что это значит? Это то значит, что когда вы добры душою, тогда Господь с вами, в вашем сердце, тогда Он – ваш Отец, а вы – Его добрые дети; вы и сами чувствуете тогда, что Бог – ваш Отец: в сердце вам то и дело слышится голос: Авва, Отче [Рим. 8,15; Гал. 4:6]. А когда вы злы в душе, тогда Господь выходит из вашего злого сердца, потому что как быть свету со тьмою, как быть добру со злом? Тогда вы не Божии и не с Богом, а того, кто есть тьма и первое зло; имя его вы знаете. А как он человекоубийца от начала [Ин. 8,44], то он входит в наше сердце, когда мы становимся злы, для того чтобы окрасть нашу душу от всякого добра и убить и погубить ее навеки; часто ему это и удается. Тогда, то есть, когда человек сам склонится на сторону его и не послушает ничьих добрых советов или обличений, такому человеку бывает ужасно тяжело: он преждевременно носит в своей груди ад, ко всем бывает хитер, двоедушен, лукав, зол. Избави Бог от этого всякого христианина и всякого человека. А отчего лукавый входит в нас? Оттого, что мы держим в голове, в сердце питаем и греем худые мысли, худые пожелания, разные страсти: ненависть, зависть, гордость и другие грехи. Берегитесь же, братия, быть в душе нехорошими, недобрыми, нечистыми, иначе лукавый овладеет вами и погубит вас; напротив, старайтесь всеми мерами о том, чтобы иметь всегда мысли и чувства хорошие, будьте смиренны, старайтесь быть братолюбием друг ко другу любезны, не завистливы, не любостяжательны – и Господь будет почивать в ваших сердцах.

Доколе мне оскорблять Господа? Доколе мне мучить себя? Доколе мне смущаться при чтении молитв? Познай наконец, чего хочет от тебя Бог, что значат твои мучения?

Окаянный аз! Я часто представлял... лживым [1Ин. 1,10] Бога и искал доказательств словам Его, не хотел верить на слово.

Белое полотенце ужасно скоро марается, а черная одежда, почти незаметно, марается или нет. Так и с душою. Убеленная покаянием, чистая душа сейчас чувствует приражающуюся пыль греха, а во грехах живущая душа не замечает, как пристают у нее грехи ко грехам.

Мучения мои, истинно адские, прошли от причащения Преждеосвященными Дарами. О Владыка мой, грозный во гневе и дивный в милости, помилуй мя, сохрани меня от всякого греха!

Пред чтением молитв сердечно вздохни и скажи в себе: грешен я!

Нужно исправить свою голову, а то в ней – хаос; для диавола, отца всякого беспорядка, раздолье такая голова: умеет, как командовать таким человеком, – только вертится, бедный.

Господь – Царь веков: в Ветхом Завете предсказан – в Новом явился и во век века принимает от всех поклонение.

Когда будут возмущать твою душу помыслы гордости и неверия, останавливающие тебя исключительно на тебе самом и отвергающие Виновника всякой твари, войди ты тогда мысленно внутрь себя, взгляни умными очами на внутренние отправления твоего тела, начиная с обращения крови до пищеварения и извержения ее вон, и спроси себя: Чьему манию все это повинуется? От Кого этот мудрый порядок, поддерживающий твою жизнь? Также: Кто кожею и плотию облек тебя, а костьми и жилами сшил тебя? Чье у тебя дыхание, без которого ты не можешь жить и нескольких минут? Дело Чьей премудрости этот телесный состав, в котором обитает гордая, неверная душа твоя? Ты не сам себя построил, не сам и разрушишься, а должен непременно разрушиться: век не будешь жить в теле. Боже мой! Как слеп гордец! Как глуп, близорук невер! Страх!!!

Есть злой дух бессонницы: он гнездится под ложечкою и оказывается тоскою, не дозволяющею спать.

Сомнение, неверие, скверные, лукавые и хульные мысли не есть собственность души человеческой, но дело злого духа, потому не надобно обращать внимания на все подобные моменты в жизни нашей души, тем более смущаться от них, но при находе их, смекнувши тотчас, откуда они, пренебречь ими и тверже прилепиться умом и сердцем к истине, как к матери, породившей нас и всегдашней нашей питательнице и утешительнице.

Церковь есть столп и утверждение истины [1Тим. 3,15]. Подобно ей и сердце наше, как Церковь Бога Живого, должно быть также столпом и твердынею истины, о который должно разбиваться всякое приражение лжи.

В ранней молодости ты был ничтожен по званию, не имел ничего, не знал ничего, чтобы потом, сделавшись знатным, и имущим, и многосведущим, прославил Бога, даровавшего тебе все это, чтобы видно было на тебе премножество силы и благости Божией, а не твоих усилий и трудов. С твоими собственными трудами ты не ушел бы дальше своей сферы, в которой родился, или спустился бы ниже. В параллель с этим поставь и физический возраст: как ты был сначала ничтожен, а теперь...

И сон есть Божий дар. Потому, когда ты за грехи будешь недостоин милости Божией – и сон убежит от тебя, или и сон твой будет не успокоение, а мучение для тебя: тебя и во сне будут тревожить образы твоих грехов.

Милостию Владычицы в субботу первой недели Великого поста я успешно, не смутно прочитал молитвы к причащению в слух народа.

В ранней молодости мысль моя была постояннее, светлее и сильнее относительно познанных истин веры, а теперь – непостоянна, больше темна и бессильна от нечистоты, от бессилия сердца.

Во всех возрастах диавол ставит особенные преграды благочестию сообразно с обстоятельствами, наклонностями и свойствами каждого.

Когда ты будешь держать во время литургии пречистое Тело Господа Своего, пред глазами твоими будут два тела: одно – Тело Христово в виде хлеба, а другое – тело твоей руки; как то Тело заимствовано от земли – от земного тела Пресвятой Богородицы, так и твое от земли – от земного тела матери твоей: Творец того и другого один Господь. Как твое тело стало телом по Божественному всемогуществу, так и Тело Христово в виде хлеба стало Телом по Божественному же всемогуществу. Как доселе Бог творит Своим всемогуществом и премудростию людей (руце Твои сотвористе мя [Пс. 118,73]) в утробах матерних, так и Тело Свое из хлеба доселе творит в Себе, вездесущем, по Своей благости и всемогуществу для нашего освящения и спасения.

Спаситель. Как полно действительности (существенности) и жизни это слово. Миллионы людей (не говоря об Ангелах) в настоящую минуту только (не говоря о других минутах, часах, днях, месяцах, годах, веках) блаженны от одной смиренной, искренной мысли об Нем, от одной живой веры в Него, не говоря о преданных Ему всем сердцем, коих блаженство неописанно. Слава Тебе, Спаситель; миро приятное – имя Твое, сладость сердец наших!

Я, как Фома, верую в Господа как должно только тогда, когда вложу руку свою в раны Его, когда внутренность моя обольется и животворно согреется Его пречистою Кровию, когда почувствую от нее в сердце мир Божий, который превыше всякого ума [Флп. 4,7], да тогда еще, когда во время молитвы войдет в сердце небесная сладость. Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие [Ин. 20,29].

Не унывай, когда по временам неловко бывает у тебя внутри: часто это происходит от дурной погоды, от желудка.

Человек, начавший строить великое и многосложное здание под руководством мудрого и опытного архитектора, который один может дать нужную прочность и правильность этому зданию, ужели будет столько безумен, что оставит архитектора при самом начале или в средине дела и будет сам распоряжаться работами и их направлением, не зная в этом сам толку? Но таково именно здание спасения души нашей. Итак, будь предан всю жизнь великому Архитектону – Богу, чтобы тебе не погубить своих трудов и чтобы твое здание не повалилось и не задавило тебя своею тяжестию. Ты сам невежда, слеп в этом деле. Дай распорядиться твоею жизнию Господу и не ропщи на Его распоряжения, если тебе кажется, что Он не так возводит твое здание, как бы тебе хотелось. Он прекрасно знает, что сделать: где нужно подлить извести и где положить какой камень – где большой и тяжелый, а где малый и легкий, где налить больше извести и где меньше.

Господь ощутительно ко мне приходит иногда – во гласе хлада тонка28, легкого и приятного, иногда в мире и радости и иногда в слезах сокрушения сладостного; и дух злобы также ощутительно приходит – в удушливом, тяжком воздухе отчаяния, в убийственном малодушии и сердечной страшливости без всякой очевидной причины, в убивающих душу самоунижении и недоверчивости, в ядовитой тоске под ложечкою, в помыслах неверия, хулы, лукавства, нечистоты и пр. Господь всегда близ меня – и диавол недалеко. Даруй же мне, Господи, всегда взирать к Тебе очами моими, а лукавого, приходящего ко мне, отгонять всегдашним памятованием о Тебе, всеблагом и всесильном.

Когда читаешь помянники, помни, что под каждым именем сокрывается бессмертная душа, нуждающаяся в помиловании и упокоении; положи на сердце и согрей сердечною молитвою веры каждое имя, чтобы Бог любви, видя молитву любви, принял в покой Свой нуждающихся в Его покое. Не злоупотребляй доверенностию и пожертвованиями живых родственников, друзей и знакомых умерших.

Твоим молитвам при Таинствах и других службах и молитвословиях Господь поручил словесных овец Своих – для умилостивления о них Господа, для возрождения и освящения их или для низведения на них благословений небесных. Будь внимателен к молитвам: ты делаешь величайшее, священнейшее, благотворнейшее дело на земле. Не забудься, не вознеради, чтобы не поразило тебя проклятие небесное. Бог есть Бог мститель, Бог отмщений.

Человек тщеславный и суетный смущается и краснеет от стыда, когда выставляется наружу изодранная или замаранная часть его одежды; из этого видно, что он хочет казаться. Человек тщеславный боится говорить и не доверяет себе в слове своем, полагая, что его осудят тотчас, когда он скажет что невпопад.

Бесчисленные произведения умов человеческих, самые добросовестные, искренние, направлены к Божеству, как радиусы к центру круга или как умные лучи к мысленному Солнцу, с врожденною душам необходимостию. Так сильно, всеобще, врожденно убеждение в бытии Божием в наибольшей и лучшей части рода человеческого. (Это следует сказать и обо всех истинах и обетованиях, открытых человечеству в слове Божием.) Господи! Неистощимый в средствах благотворить нам, довольствовать нас временными Твоими благами! Удивляюсь Твоей премудрости, прославляю Твою благость! Даруй мне выну29 надеяться в крове крилу Твоею [Пс. 62,8] и никогдаже малодушествовати о тленных вещах.

Чтобы тебе всегда твердо быть уверенным в благоуспешности твоей сердечной молитвы, например, о здравии и спасении, равно как об упокоении лиц, о коих ты приносишь Богу молитву, вспомни, как верно, постоянно Господь исполняет молитву твою, например, об отпущении грехов твоих, когда ты, согрешивши, принесешь к Богу сердечную, особенно слезную молитву. Сколько раз мир и радость сердца и сладостное умиление свидетельствовали тебе об услышании Богом твоей молитвы! Молись же обо всем с верою и надеждою на милость Божию; искренняя молитва никогда не остается бесплодною, и для других, и для тебя. Ты, например, молился об исцелении жены NN, тяжко болевшей, – и смотри, какое чудо было с нею на другой день после твоей молитвы: твоя молитва подвигла и ее, совсем омертвевшую, к молитве; все окружавшие ее удивлялись, откуда взялась у нее такая чудная сила, какая сила подвигла ее к молитве. А эта сила была – твоя молитва.

Воздай славу Богу [Ин. 9,24]: всеми знаниями, всем добрым престаниям30 ты обязан Господу Богу. Хотя это как будто не так заметно, но оно так. Раздери по слоям большое дерево: сколько ты увидишь тут слоев, как стройно и мудро совокуплялся слой к слою, пока, наконец, образовалось дерево. Внешность дерева скрывает от глаз наших мудрое образование и сослоение его, но когда раздерешь его, тогда видно бывает это сослоение, приращение слоя к слою. Так точно и в тебе с первого взгляда незаметно твое внутреннее, духовное образование; но если разобрать твою духовную жизнь, сложенную из прошедшего и настоящего, если вникнуть в твое постепенное образование, тогда заметишь это, как премудрый Строитель твоего спасения полагал в тебе знание за знанием, дело за делом, прекрасно располагал все обстоятельства твоей жизни, как премудро сослоял Он твою духовную жизнь в великое дерево. Разница только в том, что дерево исключительно образовано Богом, а твое образование было с участием твоей свободы, под руководством Промысла; худое, привнесенное твоею свободою, Бог врачевал или отсекал, а хорошее поливал и возращал. Переведи это и на тело.

Дух неверия есть вместе и дух упорства, злобы, хулы, смущения и боязни и, значит, дух лукавый.

Быстроте вражеского нападения противопоставляй быстроту умственного и сердечного воззрения к Богу, ни на мгновение не позволяй себе увлекаться его обманом, но зри выну ко Господу.

Сами мы чрезвычайно чувствительны к малейшим оскорблениям, а когда сами оскорбляем Бога ежедневно, и важными грехами, то этого не чувствуем иначе, как по пробуждении совести, когда она станет укорять и мучить нас за грехи наши.

Долготерпеливе Господи, помилуй нас!

Или вера и сладость, или неверие и мучение – выбирай одно из двух.

Только от Господа сердечною молитвою получаю я силу служить беспреткновенно. Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым, говорит апостол [Гал. 1,10]. Так и ты никогда не будешь Христовым рабом, если будешь угождать человекам. Гордец! Ты признаешь себя мудрее Бога, когда ропщешь на Него, зачем Он поступает с тобою так, а не иначе, зачем Он не помогает тебе, когда ты Его просишь о помощи. О слепец! Доколе ты будешь так слеп, что не покоришься Богу совершенно во всех обстоятельствах твоей жизни? Доколе будешь признавать себя правым, тогда как ты весь во грехах и беззакониях?

Начертай, носи и храни в сердце постоянно слово любовь и с нею сообразуй все дела свои. Тогда пути твои будут правы, иначе ни в чем у тебя не будет порядка. Помни, что в сравнении с любовию все малоценно.

Если на молитве от всего сокрушенного сердца высказаны Господу грехи и пролиты обильные слезы, тогда Он удивительно услаждает и успокаивает душу. Душа бывает чиста, как снег или волна. Если будут грехи ваши...31 [Ис. 1,18]. Окропиши мя... [Пс. 50,9].

При всяком богослужении или требоисправлении, дома и на улице, говори себе внутренно: на меня смотрит Царь Небесный, Пречистая Матерь Его, Воинство небесное (и оно, точно, всегда тебя видит: от невещественных умов стены не закрывают нас) и все святые, и старайся вести себя как можно святее, как можно осторожнее.

Видя постоянное употребление своего имущества на нужды своих, говори себе: Господь дал, Господь и взял [Иов. 1,21]; пусть это будет постоянная жертва Господу. Все презри на земле.

Враже мой! Ты видишь, как Господь мой и твой милостив: что же ты и лезешь ко мне? Согрешу – и покаюсь, и опять получу прощение.

Мир у меня теперь на сердце, оттого что я примирился с Богом, получил отпущение грехов в молитве слезной.

Спаситель – мой Жизнеподатель и Благоподатель. Когда я прогневаю Его – я бедствую, уничтожаюсь внутренно; притом и все блага, какие бы они ни были, как бы не существуют тогда для меня. А когда я в мире с Ним, тогда я хожу в широте, мне спокойно, легко, радостно, и во всем я нахожу себе невинное наслаждение, все как будто манит меня к радости.

В церкви на молитве, в предосторожность от смущения, представляй только Бога да себя. А люди – земля и пепел: об них нечего думать, то есть нечего их бояться.

Если я, злой человек, умею делать добро, то Ты, Господи, Пренеисчетная Благостыня, кольми паче дашь блага, если я буду просить их у Тебя. Если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него [Мф. 7,11]. Проси же без всякого сомнения благ у Господа, особенно – духовных.

Служа Живому Богу – вездесущему, всевидящему, всеправедному, Богу разумов, мы почти всегда забываемся и оскорбляем Его, служа Ему, как Богу не Живому, отдаленному от нас и не всевидящему, – Богу, страшно сказать, как бы не имеющему разума, не судящего праведно каждый наш поступок, слово, мысль, сердечное движение.

Дух злобный, коварный и лукавый! Теперь я окончательно убедился, что твое дело все смущения и страхи мои при богослужении. Вчера с Божиею помощию, по молитве Пречистой Матери и Предтечи я одолел тебя, твой страх и твое запинание – и вот ты, наглый клеветник, со свойственною тебе хитростию захотел ввести меня во грех кощунства и хулы на Бога чрез смех во время вечерни на какой-то праздник, облекши в священные ризы покойного протоиерея Нектарьевского и диакона Ал. Таратина и поставивши меня с ними экстраординарно, вне службы, быть слушателем и зрителем их беспорядочного, кощунского служения (и это клевета! Протоиерей отличался благоговейным служением, диакон никогда не позволял себе неблагопристойностей при служении), чтобы и меня ввести в грех смеха; видишь, хотел примером высшего и характерного человека удобнее преклонить меня ко греху. Я, грешный, осклаблялся, но потом тотчас образумлялся и приходил в страх пред Богом. О, подлая, низкая клевета и хула! Господи! Ополчи меня на врага оружием веры! – не тем, так другим злодей хочет пленить! о, апостат32!!!

Когда причащаюсь с верою и служу беспреткновенно, не поддаваясь страху бесовскому, я целый день провожу прекрасно: мне легко, весело; а когда преткнусь по боязни на службе, целый день мне тесно и скорбно; ни молитвы без слез, ни кресты не избавляют меня от туги сердечной. Несчастный я человек! Кто мя избавит от смерти сея?

Хорошо быть при царе постоянно, но требуется много внимательности к себе, требуется осторожность в речах и поступках; в струнку надо постоянно стоять, чисто и гладко все должно быть с волос на голове до сапог на ногах. Так и при Царе Небесном хорошо, сладостно находиться человеку, например священнику, но внимательность к себе, к своим мыслям, к своему сердцу – неизбежное условие при этом: душа должна всегда стоять в струнку пред Небесным Владыкою. Худо, когда провинится придворный пред царем; царь наказывает его или выговором, или чем другим каждый раз, когда заметит его вину, – а он имеет случаи замечать почти все его поступки. Так же точно худо бывает и тому, кто служит ближайшим образом Царю Небесному и провиняется пред Ним: Он наказывает его часто и сильно, чего не испытывают другие, вдали от Него ходящие. Господь, кого любит, того наказывает [Евр. 12,6].

Берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там [Лк. 11,26]. Да, проклятые духи, я чувствую, что вы входите в меня и живете во мне. Адские гости! Сила крестная да изгонит вас!

Тебя единого устрашаться подобает, Господи!

Чтобы не смущаться на общественной молитве, зажги молитву в сердце; смущение – оттого, что сердцем пустым, не занятым сердечною верою и молитвою, овладевает бесовский страх.

Медицинские друзья человечества! Что вы молчите и не вопиете громогласно народу о вреде курения табаку? Разве не видите, как человечество постепенно растлевает свое тело ядовитым дымом и преждевременно умирает? Что вы не внушаете ему, что дым, азотное вещество, никак не должно быть вдыхаемо легкими, которые устроены Создателем только для вдыхания и выдыхания воздуха? Разве вы не видите, как у людей, любящих много курить, самое лицо часто становится бледным, безжизненным, бесцветным, что доказывает худосочие тела от излишне принимаемого внутрь дыма, страдание легких, неправильное варение желудка; и сами они делаются вялыми, скучными, болезненными в то время, когда они не удовлетворяют введенной потребности? Что вы не покажете пред глаза их множества примеров смерти от чахотки вследствие курения табаку? Вы взяли на себя целение материальной стороны человечества (тела) – исполняйте же ваше дело, заботьтесь о благе общественном, иначе Господь взыщет с вас за это небрежение. Не заботьтесь только о своих выгодах, не будьте самолюбивы, а подумайте добросовестно, как бы уменьшить зло, сделавшееся общим. Ваши слова, особенно если вы заговорите вместе, будут иметь силу на народ. Не обращайте внимания на то, что от этого пострадает интерес табачных фабрикантов или другого кого: люди, их здоровье, особенно их душа [...] с телом, дороже всех корыстных расчетов. О! Какое зло производит этот табак и на душу по тесной связи ее с телом! Какое, вы спросите? Нет нужды и спрашивать. Посмотрите – и увидите, или, лучше: вы это сами видите. Табак сделался общею потребностию, притом большею потребностию, чем пища и питие: к пище и питию прибегают только раза три-четыре в день, а к табаку – многие едва не без числа; приемы табачного дыма, особенно у людей, которые имеют много свободного времени, чрезвычайно часты. А все время курения не есть ли почти потерянное время для души, для удовлетворения духовных ее потребностей? Для людей благочестивых, положим, и самое время некоторых удовольствий чувственных, например, принятия телесной пищи, не есть время, потерянное для Бога, для души, потому что человек богобоязненный и ядый, Господеви яст, благодарит бо Бога [Рим. 14,6], и пиет он во славу Божию. Но при курении табаку, которое есть непозволительная прихоть, мнимая, а не настоящая потребность, может ли быть благодарение Богу, не кощунство ли будет благодарение? Вы скажете, что и при курении можно иметь добрые мысли и чувства, даже делать дело хорошо – в добрый час. А я думаю иначе: гастроном во время стола думает только, что стол удивительно хорош, вкусен, что наслаждение прекрасным столом – высокое наслаждение, и, верно, ему не приходят в это время на ум какие-либо духовные наслаждения, прямо добрые мысли и чувства, например, положим, мысль, что, тогда как он прекрасно и до пресыщения кушает, многие из его собратий остаются голодными, полуобнаженными, что к ним надобно иметь сострадание, что им нужно помочь, что его долг им помочь.

С гастрономом почти рука об руку идет табакопат (табакопаф). Или плоти угождать, или Богу – одно из двух, но вместе нельзя. А табакопат угождает плоти. Табакопат во время курения любимого им табаку почти не способен иметь прямо добрых мыслей; приходят ли ему в голову мысли о том, что деньги, потрачиваемые на табак, на это положительно вредное зелье, гораздо лучше было бы отдавать бедным, не имеющим куска хлеба; что он бросает свои деньги, может быть, очень небольшие, прямо в землю, лишая себя, может быть, часто самых необходимых вещей? О! как бы пожал обильно в будущей жизни тот человек, который бы все деньги, истраченные на табак, раздал нищим! А теперь, бедный, он снискивает ими вечный огонь на свою голову. Да, братия. Этот огонь в ваших папиросах, сигаретах, трубках есть верный предтеча геенского огня, если вы страстно, постоянно возгнетаете его. Это – похмельное пьянство! Это не преувеличение, а чистая истина. Как огонь вина в утробе пьяницы есть предтеча вечного огня, так огонь в папиросах, трубках и сигарах у людей, страстно им преданных, есть верный предтеча огня. О, сатанинское ослепление и пленение людей!

Где сокровище ваше, говорит слово Божие, там будет и сердце ваше [Мф. 6,21; Лк. 12,34]. Если табак – ваша любимая прихоть, ваше сокровище, то непременно с ним и сердце ваше, и мысли ваши. Между тем мысли и сердца людей должны обращаться чаще всего к Богу, заниматься больше всего Богом, Источником нашей жизни, чтобы вдыхать в свою растленную грехами природу чрез веру Его Божественную жизнь, благодать сердечного мира и радости.

Если враг будет склонять тебя ко греху во время общественной молитвы страхом человеческим, скажи ему: нет никого страшнее, грознее моего Господа, дивного в правде, Карателя неправд человеческих.

Если будет прельщать похвалою человеческою за дело Божие, скажи: слава человеча, яко цвет травный, скоро исчезает, а слава Божия вечна; принимать славу от людей – значит терять славу Божию: они уже получают, говорит Спаситель, награду свою [Мф. 6,2]. Нет никого славнее Бога моего.

Очевидная несомненность всех обетовании Божиих – из опытов исполнения их в здешней жизни. Например, Спаситель обещал упокоение душам всех тех людей, которые, будучи обременены грехами и скорбями различными, будут с верою и надеждою притекать к Нему. И что же? Обещание верно исполняется над миллионами людей в один день, даже в один час: все, притекающие к Нему в молитве с бременем грехов своих, сбрасывают с сердца своего эту невыносимую тяжесть и чувствуют на сердце сладостную леготу. Так точно исполнятся и все Его обещания или все предсказания, изреченные в Евангелии, и исполнятся в точности (Второе пришествие, Страшный Суд, мука вечная, Царство Небесное).

Как сыну, провинившемуся против родителей и находящемуся под их гневом, бывает все немило в доме родителей, между тем как прежде, когда он был в их любви и милости, было все приятно, – так точно человеку-христианину, согрешившему пред Богом, в мире, в этом великом доме Божием, бывает ничто не мило. Красота мира Божия для него как будто не существует: на всем он видит печать грусти, во всем он видит как будто упрек себе.

Опытом дознано, что не любящий ближнего не может любить Бога; неблагодарный человекам не может быть благодарным Богу. Ограниченному, малому, ничтожному существу, каков человек, с ограниченного, малого нужно и начинать и, при Божией помощи, идти к менее ограниченному, к высшему. Ты имеешь жену, детей, родственников? Научись прежде отдавать им должное и потом уже будешь в состоянии отдавать должное всем людям и Самому Богу.

Враждуя с кем-либо, ты оскорбляешь Любовь, Которая есть Бог, и изгоняешь Ее из себя. Взирай всегда к Любви – Богу, и Духом Святым молящеся, сам себя в любви Божией соблюдай, ждуще милости Господа нашего Иисуса Христа, в жизнь вечную.

Господь всегда верен в том, чтобы услаждать сердца обращающихся к Нему всем сердцем; будь только ты верен – Он всегда верен пребывает: ибо Себя отречься не может [2Тим. 2,13]. Коль скоро заметишь в чем-либо свою неверность пред Ним (а совесть и внутреннее смущение сейчас тебе скажут об этом), сейчас обратись к верности, вспомни о верном Друге своем – и не будешь постыжден.

Необходимость для человека Ангела-хранителя открывается из того, что каждого человека немилосердно преследуют злые духи и всячески ищут его погибели. Трезвитесь, бодрствуйте... [1Пет. 5,8]. Я чувствую в себе весьма ясно действия злых духов, познаю их от плодов их во мне; но чувствую также и тихие, легкие, сладостные действия добрых Ангелов.

Во время общественной молитвы нужно забывать себя и все окружающее и думать только о Боге.

Мучения внутренние убеждают меня в необходимости Спасителя и обращают к Нему. Ах! Мучения мои несомненны, но несомненен и единственен есть Спаситель мой – Христос.

Если в продолжение дня вы имели несчастие прогневать Господа каким-нибудь важным грехом и на вечерней молитве чистосердечно, с обильными слезами раскаялись в нем, то сон ваш в продолжение ночи будет самый покойный, тихий, приятный, сновидения чистые, святые, а по пробуждении у вас не будет ни одной недовольной, тревожной и смутной мысли, напротив, мысли святые, спасительные. Вы будете чувствовать во всем своем существе необыкновенное спокойствие, подобное самой глубокой тишине после бури. Очевидно, что Ангел мирный, верный наш наставник, хранитель душ и телес наших, охраняет своим действительным присутствием одр наш, и вот причина, почему сновидения бывают чистые, святые, почему такую глубокую тишину чувствуем мы во всем существе и отчего при пробуждении в нашу голову приходят первые мысли успокоительные, святые. Но горе, если вы чистосердечно не раскаялись во грехе своем пред сном: вы не вкусите приятного сна; во сне вы увидите одни страхи, будете часто вздрагивать, как будто стрелы огненные будут разрывать существо ваше.

Бойся малейшей вражды, как самого смертельного яда: чрез нее враг овладевает нами. Господи! Даруй мне очи – видети, уши – слышати и сердце благодарное.

Благодари всегда Господа: Он постоянно являет тебе Свои милости.

Ведь ты знаешь меня, говорит иногда друг своему другу. Обратись ко мне, и я непременно помогу тебе, не откажу, душу мою отдам за тебя, если нужно. Так же точно Господь говорит тебе: ты знаешь уже Меня, много раз испытал Мою верность в твоих несчастиях – обратись только ко Мне, и Я непременно помогу тебе, не откажу; Мое всемогущество не имеет пределов, нет скорби, от которой Я не мог бы избавить тебя. Призови Мя в день скорби твоея, и вознесу тя... [Пс. 49,15].

Господу всегда нужно служить с радостию.

Ты вождь во время богослужения. Крепись и мужайся против врагов невидимых. Худо, если вождь преткнется и падет. Это произведет упадок духа и в молящихся.

Постясь Четыредесятницу, одушевляйся примером Господа, по подражанию и во славу Коего ты постишься.

Во время службы не заботься о том, что скажут о тебе люди, а что скажет Господь Бог: пред Ним все люди – ничто. Да не устыдишися во время службы лица человеча – яко служба Божия есть.

Когда ум твой помрачается, сердце трепещет и стесняется, язык запинается, уста заключаются – тогда, видно, ты не прав пред Богом сердцем, бесчестишь Его сердцем, и потому ты сам становишься бесчестным: ты увязаешь в делах сердца своего. Унижаяй Мя безчестен будет.

При страхе бесовском сейчас возымей страх неизбежного наказания Божия за бесовское смущение и уныние и скажи сам себе: нет никого страшнее моего Господа.

С целью вести нас к покаянию и безмолвию Единородный Сын Божий, Слово Отчее и Бог сказал в Своем Евангелии: покайтеся. Сим самым Он заповедал не просто: покайтеся однажды, а кайтесь постоянно, как постоянно пребываете во грехе. Потому что, пока вы находитесь в настоящей жизни, в этом теле, пока вы живете в сем веке, дотоле вы все будете грешить непрестанно. Посему и каяться должны постоянно и во всякое время, до самой смерти своей, подобно преступникам, подобно обвиненным и уличенным. Очиститесь от лукавств своих, ненавистных Мне, и от гнусных деяний. Узнайте, что Я есмь Бог ревнитель. Я есмь Сын Божий, Я есмь Свет миру (всем познающим), Я и Отец по безначальному началу едино есмы. Я есмь испытующий сердца и утробы и проникающий в мозг. Я знаю число скрытым костям; Мною сочтены все власы на голове, и сонм звезд Я называю по имени. Я Творец вселенной, у Меня исчислены все пылинки и песок морской; Я неумолимый Судия, сильный, праведный, нелицеприятный; знаю все ваши тайны, знаю их прежде бытия и рождения самых людей и воздам каждому по делам и заслугам его. Сие сказал нам в угрозу Спаситель наш. (Исаак Сирин. О безмолвии и тишине и об уединенной жизни.)

Имей братскую, чистосердечную любовь ко всем сочинителям при чтении их писаний и не гордись, не надымайся над ними сердцем, не говори внутренно: это давно известно, или: я лучше их пишу. Тебе великодаровитый Бог дал разум и сердце смысленно, и им также; а многим – в превосходнейшей мере. Помни, что опасно быть умнее других: от всякого, кому дано много, много и потребуется [Лк. 12,48]. Лучше, безопаснее учиться смиренно у других: не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению [Иак. 3,1]. Вы не нарицайтеся учителие; един бо есть Наставник ваш Христос [Мф. 23,10]. Страшно надыматься сердцем пред святыми наставниками при чтении их писаний: так как они начертали свои писания по озарению и под руководством Духа Святого, в них обитавшего, то надымающийся сердцем при чтении их гордится пред Духом Святым, противится Утешителю, Духу премудрости и разума.

Человек, в сердце коего гнездятся страсти, бывает задумчив, сердцем двояк, в словах своих отрывист, неточен, в действиях нерешителен. Самые добрые дела делает с холодностию, двоедушно: святой теплоте сердечной не дают места страсти. Часто смущается при совершении прямо доброго дела, если это дело часто повторяется и требует продолжительного времени.

24-го февраля был я в Рамбове – хоронил жену священника Ал. Ивановича Соколова. Пришедши в одну кладбищенскую церковь, я был в состоянии мучительного томления сердца, которое происходит от слабоверия и духа злобы. Взглянувши на местную икону Тихвинской Божией Матери, я невольно засмотрелся на Ее пречистый, смиренный, безмятежный, полный любви лик и сказал сам в себе: какое неземное спокойствие выражается на лице Твоем, Пречистая, – и как бы услышал от Нее следующие слова, внятно отозвавшиеся в моем сердце: а что тебе препятствует иметь мир и спокойствие в своем сердце? Разве ты не знаешь, где искать их? После этого я обратился мыслию и сердцем к Источнику и Подателю мира – и тотчас же обрел желанный мир и стоял с миром всю службу (обедню).

В Рамбове я встретил знакомого – почтеннейшего священника Гавриила Марковича Любимова, который замечателен трудами своими на пользу крестьян и крестьянских детей великой княгини Елены Павловны. Вся жизнь его проходит в трудах, соединенных с постоянными самопожертвованиями. Как он много делает для просвещения детей крестьянских, для воспитания их в правилах нравственности! Что я значу в сравнении с ним? Что мои труды? – Ничто. Посмею ли сравнить себя с ним как священник в каком-либо отношении? Вот человек, который не напрасно живет, не в суете проводит дни свои! А я – всуе и землю упражняю. Как Господь не посечет меня как бесплодную смоковницу! Господи! Спаси его и помилуй!

Не нужно обращать внимания на лукавые, скверные, хульные и неверием дышащие мысли, внушаемые на молитве лукавым: они нам в грех не вменяются. Нужно спокойно продолжать свое дело. Только крайне неопытный в духовной жизни человек может возмущаться от сатанинских страхов!

Сердце иногда спит во время молитвы, только ум слабо действует, а нужно, чтобы оно бодрствовало. Отчего на домашней молитве не находит сомнение и не останавливает языка, а на общественной бывает это?

Тогда только силен надо мной диавол, когда в сердце моем нет Христа.

Животворящие Тайны приводят в порядок, в состояние покоя внутреннюю жизнь мою, что может делать, кроме Таин, одна усердная молитва или самое решительное живое устремление мыслей и сердца к Богу с верою и надеждою. Слава Богу моему, истинно и существенно присущему в животворящих Тайнах! Прикосновение животворящих Таин, принятых с верою и благодарным сердцем, всегда животворно для души моей. Это тем более бывает ощутительно, что к сердцу моему часто прилагается какая-то сила, смущающая, ядовито угрызающая и мертвящая душу, и прикасается всегда вследствие усумнения, неверия познанной истине: эта последняя сила есть сила диавола человекоубийцы. По плодам их, сказал Спаситель, узнаете их [Мф. 7,16].

Вера сладостна, мирна, животворна для сердца; неверие горько, мучительно, убийственно.

Верующий ты или неверующий, убежден сердечно или нет, но все службы, молитвы при службах и все Таинства – всегдашняя, неизменная, животворная святыня.

Неприметно свет веры исчезает из сердца, равно как надежда, любовь и всякая добродетель, как неприметно же приходит к человеку – в его сердце – и Царствие Божие. Неверие, отчаяние, вражда, все грехи и страсти также входят в душу неприметно, постепенно, легко. Легко потерять Царствие Божие, но труднее приобретать его. Поэтому надо смотреть за своим сердцем во все глаза.

Моисей называет рай земной раем сладости. А наш нынешний рай сладости – Иисус Сладчайший в сердце.

Нужно иметь священнику сознание собственного достоинства, иначе он низок будет и в своих глазах, и в глазах других.

Есть область, почти беспредельная по своему пространству, – область нужд и скорбей, недоступная для благотворительной деятельности живых людей, живущих в мире и не имеющих в себе дара духовного, небесного утешения. Вся эта область полна благодеяний невидимых, но действительных, ниспосылаемых от Бога, Его Пречистой Матери и святых Его. Велика важность небесной помощи, и многие не хотят прибегать к ней по гордости и неверию.

Если я причащусь животворящих Таин недостойно, с усумнением, грех далеко отбросит меня от Бога, и много мне нужно слез и воздыханий, чтобы опять приблизиться к Богу и иметь дерзновение пред Ним. Но если достойно – тогда прилепляюсь к Нему крепче, становлюсь тверже в любви к Нему, легко и радостно тогда бывает у меня на сердце во все время от одной литургии до другой, до нового подкрепления, если буду бдеть над собою.

При внушениях духа неверия говори ему: Я знаю Его (Бога) [Ин. 7,29] и Его Таинства (то есть верю в Бога и в Его Таинства), и если скажу, что не знаю Его [Ин. 8:55], буду, подобен тебе, ложь. Но как страшно быть подобным тебе: смерть с тобою, мучения страшные! Нет, я знаю Его, и слово Его соблюдаю! Смотри же: верь и соблюдай Его заповеди.

На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы [Ин. 9,39]. Этот суд совершается и над тобою: к тебе приходит Христос в Своих животворящих Тайнах Тела и Крови и в других Таинствах, являет в тебе Свои Божественные чудеса мира и радости, прогоняя из тебя убийственные страсти или вообще – грехи, дает тебе Свою чудную Божественную свободу – и ты, видя, не видишь, имея такие опыты Божественного посещения, часто усумняешься. Если бы ты не видел этих посещений, ты не имел бы греха, но ты видишь: грех убо твой пребывает33.

Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком [Ин. 10,10]. Господи Жизнодавче! Мы видим каждый день исполнение этих словес Твоих. Тать – диавол – приходит к нам каждый день для того только, чтобы окрасть веру нашей души, ее благие мысли и чувства и самые добрые дела, убить и погубить ее по нашей неосторожности, недостаточной твердости [воли] и маловнимательности к себе. А Ты приходишь к нам, недостойным, всегда с жизнию и с преизбытком жизни, только бы мы отворили для Тебя верою сердца наши. Мы чувствуем преизбыток жизни каждый раз, когда примем с верою внутрь себя животворящие Тайны Тела и Крови Твоей: спокойствие чудное, радость неземная, благость сердец наших, для нас, по природе злых, вовсе необыкновенная, обнимающая собою всех людей, вера живая, упование паче34 упования на милосердие Твое – наполняет тогда сердца наши. Мы чувствуем преизбыток жизни каждый раз, когда молимся Тебе с верою непостыдною, надеждою известною и любовию нелицемерною. Чувствуем преизбыток жизни, или душевного мира, благосостояния и после молитвы – до тех пор, когда мы не запятнали души своей каким-либо грехом, который всегда как будто подсекает жизнь нашу.

Заметь выражение Спасителя, полное любви к нам: Он называет нас Своими овцами в противоположность наемнику, которому овцы не свои [Ин. 10,12].

Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем [Ин. 10,37–38]. Так и ты, невер: если не веришь в Самого Господа, Коего земная жизнь удалена от тебя на 1858 лет, то верь в чудные дела Его, которые Он явно в тебе производит. Вот невидимая сила мучит, убивает твою душу за неверие, ты не знаешь мира и радости, но, если ты с верою причастишься Его Таин, мучение вдруг исчезнет, настанет радость и спокойствие. Не чудные ли это дела Господни? Ничто не в состоянии прогнать твоих убийственных мучений, а Тело и Кровь Господа сейчас прогоняют. Когда не верите Мне, верьте делам Моим [Ин. 10,38].

Это дело Твоей премудрости, Боже, что Писания Твои от родов древнейших дошли до нас, равно как и все другие памятники древности для нашего научения и вразумления; что Царство Твое – Царство всех веков и владычество Твое во всяком роде и роде. Как могло бы пребывать что-либо, если бы Ты не восхотел? [Прем. 11,26].

Я из своего собственного опыта знаю наперед, что будет и блаженство неизреченное для праведников в будущем веке, и муки страшные для грешников, не раскаявшихся в своих грехах при жизни. Знаю наперед, по разуму, и то, что они будут вечны. Душа наша, как существо духовное, простое, вечное, а грехи, по опыту еще здешней жизни, мучат, погубляют душу духовно, и тогда только перестает она мучиться от них, когда раскается в них. Но после смерти нет и не может быть покаяния. Значит, тогда душу будут вечно мучить ее собственные страсти – и вот огонь вечный.

Разумеют сердцем.35 Наши ученые скажут: как разуметь сердцем? Разуметь можно только умом, а сердцем только чувствовать. Но верно сказано: разуметь сердцем. Чудеса и слово Божие разумеет, чувствует сердце вместе с умом, и если сердце не уразумеет, то и ум не узнает: аще не уверуете, говорится, ниже можете разумети (Ис. 7:9). Уверуйте сначала сердцем, и вы тогда уже уразумеете умом.

Верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня. И видящий Меня видит Пославшего Меня [Ин. 12,44–45]. Каково единство Отца и Сына, Пославшего и Посланника! Видишь Христа – видишь вместе и Отца; веруешь в Христа – веруешь вместе и в Отца, даже веруешь как бы только в Отца – такое единение!

Я свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме [Ин. 12,46]. Какая святая, благая, божественная цель. Не для славы, не для пользы Своей, а для пользы, единственно для пользы людей, чтобы всякий верующий в Него не оставался во тьме, пришел Спаситель в мир. Смотрите, как высоки слова Его, как они обнаруживают Его Божественность: если кто услышит слова Мои и не поверит, Я не буду судить Его за то, потому что Я пришел не судить мир, но спасти мир. Отвергающийся Меня и не принимающий сердцем, верою слов Моих, сам себе приготовил судию: слово, Мною сказанное, оно осудит его в последний день. Я не от Себя говорил, но Отец, Меня пославший, Он дал Мне заповедь, что Мне сказать и что говорить. И знаю Я, что заповедь Его есть жизнь вечная. Вот истина, которой никто не может противиться. Как она победоносна! Как она явна, очевидна!

Древние патриархи, судии, цари, пророки, новозаветные апостолы и все святые удалены от нас на большое расстояние времени, но в Священном Писании мы читаем их слова и об их действиях так, точно как будто бы мы их слышали и видели: этот письменный способ сообщения нашего с ними есть символ нашей близости к ним по духу; я хочу сказать: как близки к нам их писания, так они близки к нам по духу. И это есть премудрое устроение Сущего, Который не имеет времени. Ты, живя во времени, теряешься в минувших веках, так что самые дальние века для тебя составляют как бы пустоту, но Господу все присуще как нынешнее, как сегодняшнее, и вот Он дает даже отчасти и тебе уподобиться Ему в этом – сообщаться чрез писания с давно минувшими лицами, как бы с настоящими. (Это же и о гражданской истории разумей.) Хочешь ли призывать в молитве кого из древних святых – призывай: они близко, как и их писания.

Имей всегда упование: упование не посрамит.

Не забудь необыкновенное услаждение благодати Духа Святого при твоем искреннем желании безмездного распространения в народе духовно-поучительных и назидательных книг.

Несомненно, что тело твое из земли, но как это – непонятно; так и Тело Спасителя – из земли, или хлеба, но как – непонятно. Бог есть Бог чудес, всемогущий, а мы – сосуды скудельные, одушевленные Его Духом, ограниченные по уму и по всему.

Когда во время молитвы будут входить помышления в твое сердце и смущать его, тогда вспомни слова Спасителя: что смущаетесь, и для чего такие мысли [слав.: помышления] входят в сердца ваши [Лк. 24,38], и знай, что тебе нечего смущаться и ты не должен впустить помышлений возмутительных в свое сердце.

Духовным детям вместо эпитимии велеть покупать книжки святителя Геннадия и Последование ко Причащению или просить их записываться в Общество безмездного снабжения жителей Кронштадта духовно-поучительными и духовно-назидательными книгами.

Братия! Светское общество, гражданское, идет ныне быстрыми шагами к совершенству относительно удобств и удовольствий жизни временной, и в том числе и наш кронштадтский свет; но незаметно, чтобы христианское просвещение и христианское благочестие народа (в том числе и нашего кронштадтского) шло к совершенству, между тем как при взаимном соревновании христиан в этом добром деле легко можно было бы помочь этому горю – именно распространением между жителями Кронштадта дешевых духовно-поучительных и духовно-назидательных книг. Предлагаю друзьям человечества, искупующим время здешней жизни, искателям нетленного и вечного Царствия Небесного, – участвовать в этом духовном благотворении денежными приношениями, какие кто может сделать по мере своего усердия. Приношения эти будут храниться у одного из благотворителей (исключая меня), который будет вписывать их в нарочито сделанную для того книгу, скрепленную несколькими лицами из числа благотворителей. Я же, со своей стороны, беру на себя обязанность назначать, какие именно книги покупать для кронштадтских жителей. Покупаться книги будут в синодальной лавке, иногда и в других лавках, смотря по надобности, по моему поручению кем-либо из купцов или мещан, участвующих в благотворении, или – мною самим, когда я буду по какому-либо случаю в Петербурге. Книги предназначается покупать дешевые, отличающиеся назидательностию и общедоступностию по простоте и ясности. Цены назначаются с 1-й копейки до 25 копеек серебром. Общество будет существовать тайно, чтобы, по слову Спасителя, Отец Небесный, видя втайне совершаемые добрые дела, воздал благотворителям яве милости Свои. Посему никому не советуется об этом разглашать. Раздавать книги всего лучше предоставить духовным отцам после исповеди своих духовных детей. И время и место как нельзя больше соответствуют этому доброму делу. Могут это делать и сами участвующие в благотворении, записывая имена лиц, коим даны книжки, в памятную свою книжку. Господь да благословит наше дело!

О развитии мирского вкуса, о доставлении себе светских удовольствий, как видно, усердно заботятся почти все, а о развитии духовного вкуса, о средствах доставить христианам духовные наслаждения, которые своею чистотою, возвышенностию, сладостию, чуждою всякой душевной тревоге, превосходят все возможные светские удовольствия, мало кому приходит на мысль. Для светских удовольствий есть собрания, и в них занимают публику, как умеют, или сама публика занимается, как умеет, не щадит для своего удовольствия ничего. Есть и для духовных удовольствий собрание (церковь), но не всякий находит в них удовольствие, большею частию по той простой причине, что не знают смысла богослужения или не входят достаточно внутрь себя, чтобы очистить сердце от греховных пристрастий и сделать его способным для святой животворной молитвы. Поэтому хорошо было бы снабжать всех недостаточных (не исключая и достаточных) безмездно духовно-поучительными книгами – с целию доставить им назидательное домашнее чтение (в особенности по воскресным и праздничным дням) для духовного услаждения и для приготовления их к слушанию общественного богослужения.

Смешной был человек: говорил правду – и смущался; усумнялся, правду ли говорил, – и раскаивался, что говорил. Знать, был очень малодушен, маловерен.

Диавол никогда не теряет надежды ввести тебя в искушение – и вводит часто, а ты никогда не теряй надежды избавиться от его искушений, с Божиею помощию. А чтобы избавиться от его искушений, тебе нужна благодать Духа Святого, святой огнь в сердце, вера несомненная.

Достоинство человека-христианина определяется тем, как часто он бывает со Христом.

Противостаньте диаволу, и убежит от вас [Иак. 4,7]. Употребляй всегда усилия стать выше козней диавольских – и он убежит от тебя, видя твое сопротивление. А то ты пугаешься, и сам бежишь, когда следовало бы бежать ему.

Не мечтайте о себе [слав.: не бывайте мудри о себе] [Рим. 12,16], – говорит апостол. Так и ты всегда мудр будь не о себе, а о Боге.

Ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись [1Кор. 10,33]. Отселе имей эти слова своим девизом.

Братия! Бдите за своим сердцем: диавол всячески старается выгнать из него простоту и поселить в нем лукавство (лукавый сам, он хочет уподобить себе чрез лукавство и людей), исторгнуть веру и поселить неверие, искоренить чистую любовь и поселить нечистую или, напротив, – вражду. Вы, может быть, даже не верите, что диавол есть, и думаете, что все худое – только от вас; а он не только есть, но и царствует в мире, над людьми, преданными миру: он – бог века сего; он – князь власти воздушной; он – миродержитель темного века сего. Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол... [1Пет. 5,8].

Царь тут. Приложи это к Божеству. Веди себя пред Богом как в присутствии царя.

Читать громко. Это прекрасное средство против смущения, разумеется, при искренней вере.

Отчего не бывает веры в некоторых людях и она с великим трудом вмещается в их сердце? Оттого, что их сердце занимают какие-нибудь страсти, и виновник их – диавол; а как место веры в сердце, а предметы веры противоположны страстям, именно: Бог, Ангелы, святые Божии, – то и нельзя быть вере в сердце, наполненном тем, что противоположно ей. Вера живет в сердце – значит то же, что святость, чистота, всякая правда живут в сердце; неверие живет в сердце – значит то же, что страсти и всякая нечистота живут в сердце.

Сердце в человеке – главное. Человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце [1Цар. 16,7]. В Послании к Фессалоникийцам апостол говорит: чтобы утвердить сердца ваши (а не вас) непорочными... [1Фес. 3,13]. Из сердца исходят злые помыслы [Мф. 15,19]. Смой злое с сердца твоего, Иерусалим [Иер. 4,14]. Сердце – то же, что душа: отнимите лукавства [рус.: злые деяния] от душ ваших пред очима Моима [Ис. 1,16].

Держа все словом силы Своей [Евр. 1,3], то есть управляя, сдерживая то, что может распасться. Держать мир – значит не менее, как и сотворить мир, или, если можно сказать нечто удивительное, даже более. Ибо сотворить – значит привести что-нибудь из небытия в бытие, а держать уже существующее, но готовое обратиться в ничто, соединять противоборствующее между собою – это дело великое и удивительное. Это – знак великой силы. Иоанн Златоуст. Толкование на Послание к Евреям. Беседа 2, ст.3.

Ради Бога Слова имей все уважение к слову: и бывшую словесную, умную тварь, сделавшуюся безсловесною36, никогда не слушай. В противном случае Бог Слово осудит тебя на суде Своем за пренебрежение даром слова. И теперь Он жестоко наказывает тебя, когда ты оскорбляешь слово, особенно слово священное (в Священном Писании и в церковно-богослужебных книгах) своими пропусками или торопливым, нелепым выговором. А тогда – страшнее накажет тебя.

Чтобы по достоянию чтить Богородительницу, научись прежде как должно почитать свою родительницу. А чтобы почитать тебе как следует Отца Господа Иисуса Христа, научись почитать своего отца по плоти. Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом [Лк. 16,10].

На Твоей стороне, Господи, истина, всемогущество, благость, сладость, жизнь; а на стороне врага Твоего – всегдашняя ложь или клевета, слабая сила, действующая только посредством лжи, злоба беспредельная, горечь невыразимая, смерть душевная.

Воздай славу Богу, говорили иудеи слепому, мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу [Ин. 9,24–25]. Так приступает часто внутренно к христианину благочестивому диавол и нудит его чрез помыслы согласиться, что Спаситель наш, Богочеловек Иисус Христос, не есть Бог, не есть Чудотворец, благодеющий нам постоянно (в животворящих Тайнах Тела и Крови Своей и в других Таинствах). Как умственно отвечать ему, клеветнику? Второю половиною его ответа: знаю, что я был слеп от грехов, сам для себя несносен от них, а теперь я вижу, теперь мне легко и сладостно, когда я приял в сердце свое пречистую Его Плоть и Кровь. Значит, Он Бог. Как может человек... творить такие чудеса? [Ин. 9,16].

Чтобы достойно почитать и любить тебе Спасителя Господа Иисуса Христа, научись прежде быть благодарным за благодеяния человека-благодетеля.

Чудеса, ощущаемые мною по достойном принятии животворящих Таин, ничем и никем не могут быть производимы, как только Господом. Значит, в хлебе и вине истинно присущ Господь. И что после этого может колебать меня? Мой Господь очевиден в Тайнах, как очевидны два состояния моего бытия: скорбное и радостное.

Кто Бог велий, яко Бог наш; Ты еси Бог творяй чудеса [Пс. 76,14–15]. Десница Твоя, Господи, прославилась во мне силою; десница Твоя, Господи, сразила врага. Величием славы Твоей Ты низложил восставших против Тебя [Исх. 15,6–7].

Почти всю ночь с 13 на 14 февраля я не спал от беспорядочного венчания чиновника Яковлева: сердечная тоска и какое-то судорожное трепетание во всем теле происходили всю ночь. Боже мой! Как страшно смущаться и запинаться, теряться при совершении св. обрядов и Таинств веры!

Дай в сердце твоем устояться, утвердиться любви Божией, а то она у тебя только кратковременная посетительница. И ты часто притом выгоняешь ее.

Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? [1Кор. 3,16]. Внимай себе, человек: в тебе живет Дух Святой. Но ты выгоняешь Его, Духа Животворящего, Утешителя, сладость твоего сердца, всякий раз, когда согрешаешь. Какая дерзость! Какая неблагодарность! Какое безумие! Что если бы Он не был бесконечно благ и долготерпелив? Тогда Он оставил бы тебя после долгого терпения и не пришел бы к тебе, не вселился бы в тебя, несмотря ни на какие молитвы твои, хотя бы ты [выронил] реку слез. Но бойся, неблагодарный, и теперь злоупотреблять Его долготерпением. Когда Он увидит, что ты не исправляешься, несмотря на частые вразумления, то Он, наконец, может оставить тебя, как Иуду. Каждый раз, когда ты теряешь веру, когда поддаешься обольщению греха, ты изгоняешь Его, Животворящего, и впускаешь вместо Его диавола. О, ослепление человеческое! О, Душе благий!

Святые Божии одним воздеянием рук испрашивали у Бога великие милости для множества людей. А твое воздеяние рук так ли сильно, и если не так сильно или вовсе не сильно, то отчего? – От неверия.

Помыслы, наводимые сатаною, в существе своем ничто: они – паутина, пустое мечтание. Только с верою воззови ко Господу – и все исчезнет. Тебе ли возмущаться от прилогов лукавого? Ты знаешь по опыту, как истинен, верен и всемогущ Господь!

Я и верующий и неверующий, добрый и злой, смиренный и гордый, простой и лукавый, Божий и диавольский. Душа моя как бы растягивается двумя противоположными силами. Странен я! Чужой я!

Господь Бог мой – дерзну сказать так – Друг испытанной верности; потому и мне также нужно быть верным Ему во всем или, иначе сказать: верить Ему во всем беспрекословно.

Теперь одежда нашей плоти и вещественный мир, как оболочка, покрывало, которою прикрыл Себя от слабых, вещественных чувств наших Зиждитель наш, не дают нам видеть Его лицем к лицу. Но по спадении тленной одежды нашей – тела, душа наша проникнет сквозь вещество мира, возвысится над ним и увидит лице Живого Бога, как видит теперь человек человека; познает Его, как сама познана Им. [Надежда]: увидим Его, как Он есть [1Ин. 3,2].

Молитва наша настолько бывает ценна, действительна и приятна Богу, насколько она истинна: чем истиннее, тем ценнее, действительнее.

Чуден, препрославлен Бог мой: я не вижу Его, но блаженствую Им; одна искренняя, смиренная мысль об Нем услаждает мое сердце. Он невидим, но Он – сладость моя, блаженство мое.

Мати Сладости моея! Научи Ты меня достойно восхвалять Тебя, благоговеть пред Тобою!

Смущение сердечное или страх сердца происходит оттого, что сердце наше наполняет что-то другое, а не Христос: оно есть отсутствие Христа в сердце или потеря Христа чрез наше неверие. Христос – мир наш. Смущение есть голос сердца, вопиющего о лишении Сладчайшего Иисуса.

Никто не похитит их (овец Господних) из руки Моей. Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех... Я и Отец – одно [Ин. 10,28–30]. Ах, Спасителю наш! Ныне еще не настало это время безопасности овец Твоих. Теперь на каждом шагу угрожает им опасность похищения от мысленного волка, который часто своею прелестью восхищает овец Твоих. Но и ныне, Господи, если мы верою держимся Тебя, никто не похитит нас из руки Твоея. Приложи нам, Господи, веру в Тебя.

Христианин больше всего должен стараться в жизни о том, чтобы возбуждать, питать и совершенствовать сердечное чувство благодарности за милости Божии, начиная с обыкновенных, естественных, ежедневных и ежеминутных милостей, до необыкновенных и чрезвычайных. Необходимость совершенствования чувства благодарности открывается из того, что христианин преимущественно пред другими людьми облагодетельствован Богом чрез Единородного Сына Его и Утешителя Духа. Христианская вера – непрерывное благодеяние Божие человеку. Но если потерять чувство благодарности, то потеряется вместе с тем и чувство милостей Божиих, а без этого их и усвоить нам нельзя, потому что все благодатные дары усвояются верою. И вера, собственно, и есть чувство истины того, что сделал для нас Господь в Новом Завете. Плоть и Кровь Сына Божия ежедневно преподаются христианам во очищение и освящение душ и телес их. Одно это Таинство вызывает всегдашнюю, всесердечную благодарность Богу. Потому-то и называется оно Евхаристией, или благодарением. Не говорим о благодарности за другие бесчисленные милости.

Вот плачевная, надоедающая мне действительность: у меня часто бывает ядовитая боль на сердце, от которой я освобождаюсь только горячими слезами в печали моей о грехах пред лицем Божиим или в молитвенном устремлении ума и сердца моего к Богу в живой вере. С каждым днем, с каждым часом я уверяюсь опытно, что Христос со Отцем и Святым Духом для меня единственная крепость, единственная отрада, единственное утешение в жизни.

Как бы мне предохранить сердце свое от того, чтобы в него ни на минуту не вкрадывалось неверие или душетленное, ядовитое сомнение? – Горячею смиренною молитвою к Богу.

Никогда не спеши сердцем при чтении молитв и всегда будь в спокойном и веселом расположении духа: ты говоришь с Богом милости, щедрот и человеколюбия; унывать тебе тут вовсе не о чем.

Братия! Совершая память трех великих святителей, почтите их вашим сердечным расположением, чистыми и смиренными сердцами. Как вы почитаете обыкновенных человеков, ваших благодетелей или друзей, особенно если они из высшего сословия! Вы не знаете иногда от полноты сердечной признательности, какое лучшее, приятнейшее положение тела принять пред ними, выискиваете, какое бы самое выразительное слово сказать им, чтобы они увидели, оценили и вашу признательность. Но какое сословие выше и почтеннее, как сословие святых святителей? Какие благодетели стоят большей любви и признательности, как не святители Христовы, пастыри добрые, душу свою полагавшие за овцы, – вселенныя учители? Почтите же их память сердечным уважением, нелицемерною любовию, сердцами чистыми и нескверными устами.

Старайся постоянно носить в душе своей святые образы Господа, Пречистой Его Матери и святых, чтобы тебе не тогда начертывать (изображать) их в душе, когда придешь в храм на молитву или когда станешь молиться дома, но чтобы они всегда были у тебя готовы, как у исправного художника или иконописца, у которого всегда есть в запасе готовые портреты или иконы.

Когда будешь читать какие-либо молитвы церковные в слух народа, сочти себя недостойным читать златые, чистые словеса святых Божиих.

Если во время молитвы замечаешь, что молитва не принимается сердцем, как сырое дерево огнем, то употреби все меры, чтобы молитва проникла в него. Иначе нет тебе пользы от молитвы: холодно, мертво останется оно, а вместе с ним и душа. Сердце сыро бывает особенно от многой пищи и пития.

Неверие, как змея, угрызает сердце и смущает его.

Братия! Послушайте грешного иерея! Чтобы Тайны животворящие животворно подействовали на нас – для этого недостает только нас, нашей искренней, сердечной веры. Ах! Как справедливо слово Спасителя: все возможно верующему [Мк. 9,23]. С верою причащающийся животворящих Таин водворяет в себе, в своем сердце, не только рай, но Самого Бога, а с Ним мир Божий, который превыше всякого ума [Флп. 4,7].

Если сердце твое будет холодеть во время молитвы, вспомни тогда, что за каждую минуту, за каждое мгновение живой веры и усердного служения Господу тебе воздано будет от Него тысячами лет блаженства.

Истину мы ищем: она не наша (в умозаключениях, в построениях целых наук); веру ищем: она не есть неотъемлемая принадлежность наша, – ищем и находим, находим и теряем; добродетель стяжеваем: она также не есть наша собственность. Боже великий! И я – Твой, весь Твой, а не свой во всех отправлениях духовных и телесных, Твой – относительно сущности моей, премудрого соединения и устройства.

Верую в паки Грядущаго со славою судити живым и мертвым.

Сегодня (31 января) пренеприятнейшая погода (дождь), и между тем, по милости животворящих Таин, я чувствую себя прекрасно – и душевно, и телесно. Пред пресуществлением [...] изнемог в вере; пред причащением также был не совсем силен, а по причащении, читая тропари воскресные с усиленною верою, громко, свободно, я воскрес верою. О, животворящие Тайны! Они животворят меня и душевно, и телесно, только бы достойно я принимал их. Слава Тебе, мой Боже и Господи!

По содеянии греха до тех пор мне бывает тяжело, доколе я сердцем не дойду до Спасителя, не воображу Его в сердце или доколе не изображу креста на груди с живою верою в Распятого на нем.

Слово – выражение мысли; листочек растения – тоже выражение мысли; человек сам есть выражение бесконечно премудрого Ума; и начиная с человека все в мире выражение этого Ума, и независимо от великого Ума ничего нельзя рассматривать, потому что все – выражение Единой Премудрости. На что ни посмотришь, при виде всего можно говорить не иначе, как такими словами: вся премудростию сотворил еси [Пс. 103,24].

Апостолы, пребывая в молитве, дождались сошествия Святого Духа, и это сошествие оказалось бурным дыханием, слышанным сначала в воздухе, а потом наполнившим весь дом их, и огненными языками. Так и люди благочестивые всех времен, не исключая и нынешнего, любящие предаваться благочестивому занятию молитвою, также сподоблялись нашествия Пресвятого Духа во время молитвы своей. Они замечали, что бурное дыхание исполняло вдруг весь дом, идеже седяще душа их, то есть их тело; дыхание их становилось усиленно и часто от вошедшего в них бурного дыхания, грудь и сердце их легко, приятно расширялись, сердце их животворно согревалось, в уме являлся необыкновенный свет, глаза источали слезы умиления, и они как бы исчезали в эти минуты сами для себя.

Слова молитвы – дух и истина; слово – покрывало мысли, одежда истины.

Крест есть выражение любви, как слово – выражение мысли.

Любовь моя распялася, говорил святой Игнатий Богоносец, взирая на Крест.

Все, что Церковь влагает тебе в уста, имеет сию надпись: столп и утверждение истины (1Тим. 3:15).

Чтобы ты знал о даруемой тебе благодати освящения и мира после принятия животворящих Таин или после усердной молитвы, тебе Бог попускает испытывать великие внутренние мучения после всякого преткновения: Блюди же, како опасно ходишь (Еф. 5:15).

Господь обыкновенно являет милости Свои чрез святых служителей Своих – Ангелов или чрез святых человеков: примерами этими полна ветхозаветная история; в Новом Завете, когда благодатию воплотившегося Господа сделались святыми многие люди. Господь весьма часто являет Свои милости чрез святых угодников Своих. Отсюда обязанность христиан – обращаться с благоговением в молитве к святым Ангелам и угодникам. Значение их в деле нашего спасения.

Природа святых человеков, отрешенных от святых тел их, чрезвычайно легка и удободвижна по своей духовности, и земной шар для них то же, что точка, и они в одно время могут слышать людей, живущих в самых отдаленных одно от другого местах, и единовременно могут являться им на помощь. Пример Спасителя воскресшего объясняет это, равно как примеры чудодействий многих святых.

Христос в нас живет и действует постольку, поскольку мы веруем в Него и надеемся на Него, храним себя от всякого греха; Христос силен в нас, когда мы смиренно сознаем свою немощь и верою сердечною удерживаем Его в сердце.

Сердце, обременное пищею и питием, бывает грубо, бесчувственно для молитвы и – в довершение несчастия – подвержено неверию. Опасно совершать с сытым желудком общественное богослужение: диаволу самое подручное средство для действия на [наше] обременное объядением и пиянством сердце.

Какие за кем знает слабости враг, теми и искушает во сне, чрез те и посмевается человеку.

Безо всякого сомнения молись всегда невидимая Невидимому, умная Умному. Дух духа слышит.

Так как вещество по природе своей изменчиво, то и люди делают из него, что хотят, умом своим. Бесконечный ли Ум не сделает из него, что хочет; Он ли не изменит его природы, если это нужно: например, огня в росу, хлеба и вина в Свою Плоть и Кровь?

Слова: приимите, ядите: сие есть Тело Мое, и: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя [Мф. 26,26–28] – божественны: они дух суть и живот суть [Ин. 6,63]. Только Творец, изволивший принять на Себя нашу плоть, мог так сказать: в них видна несказанная любовь и самое сильное желание блаженной жизни тлеющему и бедствующему от греха человечеству, желание принять их в Свое единение, сделать причастниками Своего Божественного естества. Человек! Пойми, как высоки эти слова!

Ах! Я окаянный! Диавол часто вземлет слово или веру от сердца моего и оставляет меня постыжденным.

Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь [Флп. 4,4].

Ты в церкви – как хозяин дома.

Помни, что, молясь, совершая службы, ты – служитель Любви. Ты служишь Любви, то есть Богу, Который есть Любовь, и старайся всегда иметь сердце, по возможности исполненное любви и благости. Представляй Бога всегда Любовию. Ты видишь, что во всех молитвах и возглашениях Бог преимущественно и едва не исключительно называется Любовию, Благостию, Милосердием.

Душа животных и человека по отношению к вещественному их телу есть творящее начало: отнимите душу – и тело начнет тлеть, разлагаться. Но что душа животных для их тел – то Бог в отношении ко всем мирам. Но душа растит или творит, так сказать, Божественною силою только свое тело, а Бог есть Творец духов и всякой плоти.

Говорить готовые беседы и поучения, не обленясь и не обольщаясь самолюбием. Польза от этого велика. 2 февраля.

Если вы чувствуете иногда, по-видимому, без всякой причины тоску на сердце, то знайте, что душа ваша тяготится пустотою, в которой она находится, и ищет Существа, Которое бы наполнило ее сладостно, животворно, то есть ищет Христа, Который един есть покой и услаждение нашего сердца.

Как сыну, который живет на содержании родителей и с ног до головы – в их милости, когда он будет показывать пред ними суровость нрава, нелюбовь и непослушание, довольно бывает иногда напомнить для возвращения его к своему долгу, какие болезни мать терпела при его рождении, в каких заботах, в какой нежности был он вскармливаем ее сосцами и каким искренним, постоянно неизменным участием пользуется он доныне, как они заботятся доставить ему все необходимое – с пищи и одежды до высоких потребностей души, – так всякому христианину, когда он удалится сердцем от Бога и будет показывать в своей жизни некоторую нравственную одичалость, нелюбовь и непослушание к Богу, часто довольно бывает только напомнить для обращения его к долгу любви Божией, что он весь в милости Божией, что Сын Божий претерпел для Его возрождения в жизнь духовную и благодатную страдания крестные, Кровь Свою пролил для него и постоянно доныне, как нежнейшая мать, питает его Своею Плотию и Кровию, чтобы с этою Плотию и Кровию внести в его растлевшее грехом естество Божественную жизнь и блаженство райское, что все, начиная с волоса и пазноктей37 до высоких чувств истины, добра и красоты, у него Божие: и одежда тела, и весь внутренний человек, кроме его грехов.

Легко молится Богу сердце, когда желудок не принимал пищи, и вера искренняя, живая легко вводится в него.

Когда я читаю разные церковные молитвы о моем спасении, тогда я становлюсь бодр, благонадежен касательно моего спасения и думаю: злоба моя не одолеет неизглаголанной благости Божией и милосердия, и Он спасет меня, имиже весть судьбами.

Слава святых есть отражение их душевных доблестей, славных, благотворных дел их, как слава Божия есть некоторое отражение Его Пресветлого Существа, а бесчестие демонов есть отражение их внутреннего безобразия, их пагубных дел. Смотрите, как слава одних и бесчестие других оправдывают себя постоянно самым делом. Святые доныне благотворят человечеству примерами святой жизни, своими писаниями, являемыми доныне чудесами исцелений душевных и телесных и многоразличною помощию; а демоны – доныне также всеми мерами коварствуют над людьми, всячески вредя их душам и телам, по Божиему попущению за грехи наши, за маловерие, за невнимательность нашу к себе. Благодеяния святых и злотворения демонские доныне говорят сами за себя. Славь же вседушевно святых Божиих, возненавидь всею душою демонов.

Господи! Ты – Творец мой. Кому, как не Тебе, защищать меня от всех врагов видимых и невидимых? Так, Господи, Ты един Защита моя: Ты защити меня и от меня самого, потому что я враг сам себе, своему собственному спасению.

Хранящий свое сердце и не допускающий окрасть его внутренним, невидимым татям наслаждается миром Божественным.

Боже праведный! Какой бич для нас неверие! Оно уязвляет нас, как скорпион, и до тех пор язва остается в нашей внутренности, доколе мы не выплачем неверия в слезах и не поселим в сердце смиренной веры. Неверие с усилием стремится вторгнуться в мою душу во время молитвы домашней и общественной, особенно во время литургии и преимущественно пред освящением Даров и пред причащением, и во время самого причащения, при совершении всех Таинств. Горе мне, если я невнимателен к своим помыслам: неверие, как бурный, мутный поток, сейчас вторгнется и смертельно зальет мою душу. Ни на мгновение не уступай помыслам; сражайся с ними до пота и крови. Искупай душевное спокойствие целых дней в несколько минут. Будь мудр, как змея: береги свою голову и сердце.

Когда ты во время молитвы, при произношении имен Святейшего Господа, Пречистой Его Матери, святых патриархов, пророков, апостолов, иерархов, мучеников, преподобных и всех святых не чувствуешь к ним в сердце высокого почтения и любви, а только почтение слабое, поверхностное, небрежное, холодное – то знай, что в тебе крайне много духовной гордости и тебе всячески нужно смириться сердцем и восчувствовать к ним самое искреннее, глубокое почтение и любовь. Чаще принуждай себя к искреннему смирению: оно от тебя удаляется; чаще искореняй гордость: она в тебя внедряется все больше и больше.

Господь говорит, что если будете иметь веру и не усомнитесь [Мф. 21,21], то и гору сдвинете с места; а я, маловерный, часто усумняюсь, несмотря на старание крепиться в вере – так слабо мое сердце стоит в истине. На меня часто нападает дух неверия и, приражаясь ко мне, уязвляет меня и долго мучит меня. Господи! Даруй мне веру несомненную.

Сынове века сего строят великолепные и удобные дома в надежде пожить в них покойно и приятно. А ты всю жизнь привременную старайся о построении дома духовного, дома добродетелей: он упокоит и облаженствует тебя навеки в другом, непреходящем мире, во граде Бога Небесного. Но знай, что если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его [Пс. 126,1]. Строй свой дом всегда с Богом, а никогда не один.

Господи! Помилуй раба Твоего, отца моего Илию, который дал Тобою жизнь мне, недостойному, видеть свет Твой, премудрые дела Твои – недостойному называться тварию Твоею, потому что все твари Твои так прекрасны, а я... полон нравственного безобразия! Да и меня очисти от всякой скверны, особенно же от скверны самомнения и неверия. Господи! Насади Ты во мне Сам, в самой глубине сердца моего, смирение: пусть оно будет у меня основанием всякого дела и слова.

Каких я казней буду достоин, если сам, по своей воле отпаду от Бога, тогда как Он меня, отпадшего, опять восстановил смертию Единородного Сына Своего? А я отпадаю от Него по своему безумию, чрез неверие и чрез нелюбовь братии моей. Господи! Только у Тебя спасение окаянной душе моей. Я дознал это опытом тысячу раз. Будь же Ты всегда моим прибежищем и спасением. Господи! Да буду я всегда с Тобою!

Знай Отца, скоротечный сын персти и духа; помни, как ты недавно существуешь по Его милости и как быстро ты несешься к концу земного бытия.

Всячески падший дух старается поселить во мне гордость и неверие и всячески противится мне, когда я силюсь насадить веру и смирение. Чтобы преодолеть его, не будь мудр о себе, ничего доброго не предпринимай собственным умом и собственными силами, но призывай Бога на помощь. Без Него не можете делать ничего [Ин. 15,5].

Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни [Ин. 8,12]. Ах! Какой мрак в душах наших бывает без Господа, без веры в Него: область духовного света или знания так ограничивается тогда, что человек почти ничего не видит, кроме жалкого образа души своей. А со Христом бывает такой свет в душе, что при нем человек видит все в надлежащем виде, и свет этот по мере познания Христова становится все шире и шире, яснее и яснее: тогда человек смело и прямо идет ко спасению.

Если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших [Ин. 8,24]. Как много значит для нашего спасения вера во Христа: без нее верная смерть духовная!

Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно [Ин. 8,29]. И тебя Бог не оставит, если будешь делать угодное Ему.

Если пребудете в слове [слав.: во словеси] Моем, то вы истинно Мои ученики [Ин. 8,31]. Пребываете ли вы, братия, в словеси, в заповедях Христовых, чтобы справедливо (воистину) называться Его учениками, последователями? Не ложные ли вы ученики?

Познаете истину, и истина сделает вас свободными (то есть от греха) [Ин. 8,32]. Как истина освобождает нас от греха, так ложь (во всем) порабощает нас греху, и всякий грех есть ложь. Всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете [Ин. 8,34–36]. Ах, златая, премирная свобода, даруемая Сыном Божиим, когда ты совсем освободишь нас от рабства смертоносному греху?

Диавол был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. А как Я (Сладчайший Иисус) истину говорю, то не верите Мне. Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне? Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога [Ин. 8,44–47]. Это все идет к тебе. Если ты не веришь Иисусу Христу, то ты сын диавола. Но в чем оказался когда неверным против тебя Господь? Во всем верен. И если во всем всегда был верен, почему ты не веруешь Ему в том? Кто от Бога, тот слушает слово Божие, верен Ему; если же не веришь, то ты не от Бога. Ужасные слова! Истинные слова!

Что идея в науке, то вера в молитве. Как идея животворит науку, так вера – молитву; как автор науки, созидая ее, путается и впадает во мрак умственный, если теряет из виду идею, так молящийся впадает в мрак сердечный и умственный, когда выпускает из сердца веру.

Утроба человеколюбия, утроба благости Божией, не затвори от Мене ушию38 благоутробия Твоего. Видите, утроба какое важное имеет значение в человеке: не тут ли, в самом деле, душа? Отчего же и благость, и любовь, и другие добродетели полагают все в утробе, так что от человека переносят даже на Бога имя и значение утробы. Поймите отсюда, что значит заповедь Спасителя: Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством [Лк. 21,34]. Обремененная пищею утроба теряет благие свойства, какие нужно иметь человеку; она теряет чувство веры, любви, благости; она удаляется от Бога; недаром сказано: уты, утолсте, разшире [рус.: утучнел, отолстел и разжирел] [Втор. 32,15] и – отвержися. Поистине отсюда и важное значение поста в духовной нашей жизни. Необремененное пищею сердце всегда несравненно больше способно держать в себе веру в Бога, благость или любовь, чувствовать милости Божии, вообще – стоять в истине.

Рабы греха, греховных привычек, страстей, ведайте, что с каждым удовлетворением вы усиливаете их, подчиняетесь им больше и больше: вы и рабы... греха к смерти [Рим. 6,16]. Рабы Божии, творящие правду, стяживающие навык в добродетели, ведайте, что и вы также с каждым усилием сделать добро приобретаете больше и больше свободы духовной, которую даровал нам Христос [Гал. 5,1], свободы славы чад Божиих: таков животворный закон правды и таков убийственный закон греха.

Во время молитвы нужно внедрить сердце в Бога, так чтобы молящийся чувствовал в сердце истину слов Господа: пребывает во Мне, и Я в нем [Ин. 6,56]. Господь и во время и после сердечной нашей молитвы соединяется с нами, как соединяется после принятия животворящих Таин. Хотя это последнее соединение бывает более тесное, преискреннейшее, чрез Самую Плоть и Кровь. Мы придем к нему, говорит Господь, и обитель у него сотворим [Ин. 14,23]. Присутствие в нас Господа обнаруживается сердечною сладостию, миром или тишиною чувств, довольством собою.

Юные питомцы! Послушайте человека, который сам был питомцем и был в подчинении у других, но теперь сам пастырь и располагает сам собою. Трудно управлять человеку самому собою; лучше подчиняться другим, лучше, чтобы другие управляли нами, взявши на себя ответственность за нас пред Богом. Тогда большая часть тяжести лежит на них, и их труд бывает нашим покоем, их заботы – нашим обеспечением; и это как в умственном и нравственном, так и, отчасти, в физическом отношении. А когда кончится ваше воспитание, тогда все падет на вас: вся тяжесть земной жизни со всеми ее нуждами, заботами, искушениями разного рода обрушится на вас; вам самим нужно будет править челном своей жизни в этом житейском море при всех его превратностях. Ревность часто берет меня при виде питомцев, у которых прекрасный начальник и хорошие наставники: как овцы, следуют они в жизни своей на их голос и бывают безопасны (если следуют): свет распоряжений начальника и наставлений наставников предшествует им. Но трудно светить самому себе; трудно бороться с восстающими внутри нас разными помыслами, страстями, видимыми и невидимыми борющими врагами. Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет [Евр. 13,17].

Встану, пойду к отцу моему [Лк. 15,18]. Приметьте, братие: сколько отдельных грехов, сколько отдельных страстей или худых привычек и наклонностей, столько и возвратных путей к Отцу Небесному, потому в Священном Писании жизнь наша называется путями или стопами (как и в церковных молитвах): каждый грех, каждая страсть, каждая порочная склонность есть путь на страну, далекую от Бога, – кто по какой дороге ушел, тот по той и воротись обратно. Обращение человека на путь добродетели потому так называется, что человек, шедши прежде по пути погибели, воротился на путь жизни. Ушел ты дорогою неверия – воротись назад по дороге и стань опять на место, на путь веры, и сделай этот погибельный путь вперед непроходимым для себя: это в твоей воле – завали его хотя теми скорбными воспоминаниями о мучениях, которые причиняет душе неверие; ушел ты дорогою гордости – по ней и воротись назад и стань на место смирения, с которого ушел, и гордость возненавидь, зная, что Бог гордым противится [1Пет. 5,5]; ушел дорогою зависти – по ней же и воротись и стань опять на место довольства тем, что тебе Бог послал; если удалился по дороге скупости, воротись по ней назад и стань на прежнее место щедрости и залей этот гибельный путь слезными потоками: пусть он сделается для тебя как бы мертвым морем, на месте коего погрязли твои беззаконные исчадия; ушел по дороге ненависти и гнева – воротись и стань на место кротости и любви; по дороге пресыщения, распутства – воротись и стань на дорогу умеренности, целомудрия. Словом, воротись назад каждый по той гибельной дороге, какую кто себе избрал, и уже больше не ходи по ней, а загромозди ее чем можешь, так чтобы она уже была вперед для тебя непроходима; возненавидь, почувствуй отвращение во глубине сердца к каждому греховному пути; ты по опыту знаешь, что на тех дорогах живет смерть, не ходи же на явную смерть душевную, а часто и телесную, а иди в мире путем жизни, которым повелел тебе идти Владыка твоей жизни. Все грехи и страсти – смерть наша: они медленно убивают душу, пока наконец совсем убьют ее и сделают пищею вечного огня геенского.

Чей это порядок, по которому зло наказывается мучением сердца еще здесь, на земле, а добро награждается миром, сладостию сердца? Порядок невидимого, но вездесущего, всевидящего, праведного Господа. Грешники! Над вами есть Верховный Судия и Мздовоздаятель, вечный и праведный! Праведники! Для вас есть верный Мздовоздаятель! И грешники, и праведники! Вы еще здесь получаете залоги будущего Суда Страшного или наград, венцов небесных!

Страсти выгоняют из сердца веру, надежду и любовь, а добродетели утверждают их в сердце.

Бог дал тебе бытие, и что стоит Ему поддержать его на бесконечные веки веков? Ничего не стоит. Дать бытие больше значит, чем поддержать его в бесконечном бытии, так как Сам Бог бесконечен. Да, ты будешь вечен. Смотри, как широко раскинут Его вещественный мир! Какое бесконечное множество в нем тварей, одушевленных и неодушевленных, великих и малых, малых и ничтожных! Ну что стоит Ему поддержать твое бытие на бесконечные веки веков, когда Он держит в бытии бесконечное множество тварей? Ничего не стоит. Смотри, какое множество святых человеков, давно отживших на земле свой век, доселе живет в памяти и славе даже нашей, человеческой, хотя земная, человеческая слава преходяща как сон, как дым? Не есть ли эта слава, так сказать, отголосок вечной славы Божией, уготованной для избранных Божиих на небе? Да, эта слава есть отголосок их вечной славы на небе. Ну что стоит Ему вечно поддержать и тебя в бытии, когда ты видишь уже все залоги твоей вечности еще здесь, на земле? Сын Божий воскресший – залог Духа Святого в сердцах наших.

Кто не щедро дает нищим (имея возможность [такую]), тот нетверд в уповании на Бога; а кто, будучи в состоянии дать, вовсе не дает, тот не имеет упования и боится оскудения, хотя, по словам пророка, праведник никогда не бывает оставлен Богом, и потомство его не просит хлеба.

Враги благочестивых людей, дерзко издевающиеся над ними! Ужели вы думаете, что они презренны потому только, что вы считаете их такими, что злато очищенное не злато, когда вы дохнули на него своим заразительным, смертоносным дыханием? Братия! Вам непременно нужно образумиться, очистить свое сердце, полное зла, и совершенно перемениться: приметьте волею или неволею, что в вас бездна зла, и вы даете ему простор, не заботясь об искоренении его, – ведь оно вас зальет, затопит, если вы не позаботитесь противиться ему, и непременно сделает из вас пищу червя геенского, который будет мучительно точить вас во веки веков, и огня геенского, страшного, невообразимо мучительного огня. А вы, люди Божии, семя святое, стояние мира, ходите во свете лица Божия, в заповедях Его, наслаждайтесь миром небесным и радостию сердца, изливаемые на вас Духом Святым, которых не знают нечестивцы и которые составляют залог вашего вечного блаженства на небе. Пожалейте, поскорбите и помолитесь об этих несчастных лаятелях39. Они всегда были и будут – до тех пор, пока не будет окончательно ввержен в геенну змей великий, льстящий вселенную всю, пока все грешники нечестивые не будут высланы в муку вечную.

Священник есть живой орган Истины. Всегда помни об этом и ревностно служи Истине.

Христос – жизнь наша и покой наш. Сколько раз я испытывал в жизни моей, что мгновенный помысел неверия в моего Господа, приходящий неизвестно откуда в сердце, мучил меня, и мучение моего сердца не прежде проходило, как когда живою верою я вводил опять моего Христа в сердце. Он удивительно легко и сладостно наполняет его.

Если в сердце войдет нечистота греха, то Иисус Христос со Отцем и Святым Духом выходят из сердца, потому что нет никакого общения света со тьмою. Потому всячески береги свое сердце во всякое время, особенно же во время молитвы, преимущественно же во время литургии – до принятия и по принятии Таин; если согрешишь до принятия Святых Таин, то можешь потерять веру и дерзновение пред Богом и недостойно причаститься; а если после принятия – то Христос, Который только что вошел в тебя чрез Тайны, оставит тебя. Блюди, како опасно ходиши, не якоже немудр, но якоже премудр (Еф. 5:15). Особенно бойся во время службы маловерия и избегай всячески малодушного страха: страх есть следствие неверия и отчаяния.

Когда зол душа моя исполнится, лишь помолюсь я от всего сердца ко Господу и возвещу Ему печали моя, проплачу о грехах моих – у меня тотчас станет легко на сердце, тотчас бремя греховное как будто кто рукой снимет, и спокоен я бываю; а при грехах ужасно тяжело на сердце, чрезвычайно беспокойно.

Приступающие работать Господу! Предуведомляем вас, что за каждую искреннюю, смиренную мысль, за каждый сердечный поклон вы получите от праведного Господа награду – внутренний мир и радость сердца. Не жалейте же всего вашего сердца для Господа: отдайте его Ему – и вы возрадуетесь о прибыли от такого даяния.

Господь наш есть и называется Солнце правды. Во всей полноте значения идет к Нему это название. Точно, Господь то же для нравственного мира, что солнце – для вещественного. Посмотрите, что было на земле в продолжение целых пяти тысяч лет – до пришествия на землю Спасителя? Грубый мрак идолопоклонства, грехов и страстей, часто самых грубых, бессмысленных, растливших человеческую природу до последней степени. До пришествия Спасителя, Солнца нравственного, человечество было гнилою движущеюся массою, которая подвигалась, сама не зная куда, потому что не знала себе места и назначения в мире: один мрак в уме блуждал самой большей части людей. Но смотрите, что сделалось с пришествием Спасителя. Тысячелетние заблуждения идолопоклонства падают; свет Евангелия проникает в умы и сердца людей, и их жизнь принимает вдруг иное направление; к вере Христовой обращаются разом тысячи и не щадят своей жизни для того, чтобы принадлежать к последователям Распятого: так усладительно, животворно действовала на сердца людей вера Христова. Нравственные силы человечества, оживленные животворящим, духовным Солнцем, стали развиваться, расти и давать прекрасные плоды: мученики, подвижники, святители, праведники, бессребреники; процвели на земле всякие добродетели. В массу возрожденного человечества, как в три саты муки, положена закваска пречистого Тела и Крови Христа Жизнодавца, и если просто, как следует, с верою принимается людьми эта закваска, она оживотворяет, растит духовно всякого, кто принимает ее в себя. И теперь всякий верный Христу раб знает, что без Христа ему, как травке без солнца, решительно нельзя жить и возрастать духовно: без Него он на всякий день и час умирает и падает в духовную смерть все глубже и глубже. А со Христом он чувствует в себе животворную теплоту или благодать Животворящего Духа Божия, мир и спокойствие, чего не было в мире языческом – между изуверными язычниками, нет и в нынешних людях, ходящих без Христа, без сознания необходимости в Нем. Чтобы Солнце правды было животворно для человека, нужно, чтобы оно взошло в его сердце верою и любовию человека. Верою вселиться Христу в сердца ваши [Еф. 3,17].

Малодушие, боязливое самолюбивое смущение и торопливость при выговоре молитв в слух народа равняется малодушному отречению апостола Петра, который [тоже] из боязни отрекся Господа, – даже хуже, потому что Петру угрожала опасность за признание Господа, а для тебя нет никакой опасности призвать и признать Его в молитве; важность этого греха видна и из того еще, что после смущения и замешательства в выговоре молитвы или возгласа видимо оставляет сердце благодать Божия, вера, дерзновение пред Богом, и заступает место какая-то темная, мертвящая душу сила, которая становится крепкою преградою между Богом и человеком согрешившим, стесняя сердце его неверием, отчаянием и сильною тоскою. Да убоится всякий этого неуместного, малодушного смущения.

Претерпевая в жизни разные скорби, искушения, имей в виду будущую, бесконечную жизнь, упокоение в ней. Отчего это бывает, что если, например, кого-нибудь заблаговременно позвали на обед или к царю, то человек этот и часто думает о том, и говорит другим, и готовится к тому, чтобы как можно [приличнее] явиться туда; а о вечери Царства Небесного, о явлении к Царю царей в одежде добрых дел – Всеправедному, Великому, Страшному – или мало, или совсем не заботятся. Оттого, что о том часто помнят, то имеют в виду, а этого или не помнят, или выпускают совсем из виду, или не верят. Нужно же напоминать или убеждать умы.

О, развращение сердца человеческого! В светское собрание идут прекрасно одевшись, с веселыми лицами и проводят там время весело, в живой беседе; а в церковь идут кое-как одевшись, с лицами, выражающими привычку или принужденность, и стоят здесь, часто скучая и зевая, не зная, что нужно делать в храме, зачем пришли сюда, как будто твари, кругом облагодетельствованной от Творца, нечего сказать, как будто любимому чаду Небесного Отца, за которого пролита и проливается Кровь Единородного Сына Божия, нечего сказать из любви и признательности? Как будто человеку, которому приготовлено бесконечное Царство от сложения мира, не стоит и позаботиться о том, как бы войти в него? Это ли христиане? О дух века, о дух бесовский!

Величит душа моя Господа [Лк. 1,46]. Человек, сподобившийся принять в себя Духа Святого, как бы исчезает для себя: он видит в себе только величие Божие. И справедливо: как не видеть и не прославлять Господа, когда Он в нас живет, в нас действует и являет нам неизмеримое величие Свое? О, возвеличь, душа моя, Господа и вознеси имя Его!

Не замечаете ли, что иногда как будто камень лежит у вас на сердце во время молитвы? Это – действие невидимого врага, препятствующего святому делу. Преодолейте его вашим усердием к молитве. Невидимые борительные враги во время молитвы упоминаются в утренних светильничных молитвах.

Церковь есть рай Божий на земле. Всем ли хорошо в этом раю? Из опыта известно, что не всем, потому что многие, приходя сюда с сердцами нечистыми, полными предметов житейской суеты, страстей и всякого зла, не сокрушают их смиренною молитвою, не хотят воздохнуть или прослезиться о грехах. А без этого нечистота так в сердце и остается. Как же благодать Духа Святого войдет в такие сердца? Как Духу Животворящему согреть, оживотворить такие сердца? Оттого люди с такими сердцами стоят в церкви с сердечною сухостию и холодностию, рассеянно, скучно: для них – так это и видно – не место церковь Божия; их место – какой-нибудь другой дом, с другими принадлежностями: святыня храма не их удел. Перенесем это к раю небесному. Что если человека с таким сердцем, с таким настроением пустить в рай? Без всякого сомнения, ему и там будет тяжело, потому что его сердце не сродно с этим небесным светом, не подготовлено на земле к наслаждению этими превышающими всякое описание радостями, которые может вкушать только очищенное сердце.

Не оставляй никогда молитвы или собеседования с Богом при жизни – и Бог не оставит тебя при смерти и после смерти. Он исполнит Свои слова: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7,2].

Братия! Да сокрушайтесь о грехах и готовьтесь на Суд, на Суд Страшный, на Суд праведный, на Суд единственный, после которого будет или вечное блаженство, или нескончаемое мучение! Не удивляйтесь, что говорю так решительно: истина царственна, она имеет право так говорить. Притом настанет величайшая необходимость говорить решительно о приготовлении к Суду. Когда предстоит явная погибель душам от беспечности и нерадения, тогда решительно и нужно действовать, тогда решительно и прямо высказывать истину. Когда видят, что человеку угрожает явная опасность погибнуть в пламени или потонуть в воде, то не действуют ли в таком случае со всею решительностию? Да, потому что в случае нерешительности желающих спасти от смерти погибающего он сейчас может погибнуть... Так и мы должны многих решительностию и страхом Суда будущего спасать, от огня восхищающе. Итак, готовьтесь на Суд... Готовьтесь с сегодняшнего же дня... Довольно мы работали суете. Пора взглянуть на бедную душу очами испытания... У Церкви постоянно мысль о Суде – и утром, и днем, и вечером: каждый день, и рано и поздно напоминает она чадам своим об этом великом дне, решающем судьбу всего человеческого рода, а у чад ее, кажется, нет и мысли об этом Страшном Суде, их мысли заняты тем, что на несколько минут приятно кружит им голову, веселит сердце, страстное до радостей земных, большею частию нечистых. Господь, Истина, Жизнь гремит гласом Своим о имеющем непременно совершиться суде Своем, повелевает бдеть и молиться на всякое время духом, готовить на исход дела свои, чтобы сподобиться нам избежать страшной участи осужденных; апостолы вопиют немолчно о том же... а мы как будто и слышать о том не хотим. Иные думают и даже говорят: какой Страшный Суд! Господь милосерд: Он помилует; ведь мы грешим больше по немощи... А не подумают о том, что только милостивые... помилованы будут [Мф. 5,7], что суд без милости не оказавшему милости [Иак. 2,13]. Где же у вас дела милости, когда очевидно: вы заботитесь только о себе?

Нет душевной неприятности, скорби, от чего бы она ни происходила, на уничтожение которой не простиралась бы власть моего Господа и после которой не водворил бы Он мира в сердце моем. Это я знаю из опыта. Буду же я прибегать к моему Господу во всех скорбных случаях моей жизни. Моя душа терпит скорби или от невидимых борющих врагов, или от видимых – от людей. Но верою в Господа я всех могу победить и расположить внутреннюю жизнь мою так, чтобы она протекала, по крайней мере большею частию, в мире и спокойствии. Нет скорби, неприятности, которой бы Господь мой не уничтожил во мне и после которой не дал бы мне мира Своего.

Когда я молюсь, я верю и надеюсь, что молитва моя, приносимая от всего сердца, будет услышана Богом; я бываю благонадежен в этом случае, потому что вижу пример скорого услышания Иисуса Христа от Бога Отца: когда молился Иисус Христос Отцу Небесному, на молитву Его скоро отзывался Бог Отец. Так и на нашу молитву отзывается Он, Невидимый, хотя и неизвестно, как это бывает: ведь Он весь везде, мир для Него – точка одна. Мы ощущаем сердцем, что Он бывает с нами и в нас. Иисус Христос подал во всем пример: Я дал вам пример [Ин. 13,15].

Плачу и рыдаю, когда ощущаю сильное, болезненное, духовное повреждение в самой средине (в сердце) существа моего. Это повреждение, как замечаю, состоит в неверии сердца, в упорном отвращении от истины, и как больно, убийственно это неверие, это отвращение от истины! Но слава Тебе, Господи, слава животворящим Тайнам Твоим, – когда я приму их в себя с верою искреннею, нелицемерною, тогда болезненность сердца, пораженного неверием, проходит, и бывает мне легко, легко! О! Как я должен прилепляться к Моему Господу! Как мне хорошо быть с Ним!

Пока человек не подвизается в духовной жизни, дотоле язык святых отцов – в их молитвах и в описании случаев духовной жизни – по местам кажется для него трудным, странным, непонятным; но когда будет сам подвизаться в ней, тогда увидит, что и ему тот же язык идет, и понятно все станет ему в словах святых отцов.

Слава Тебе, Господи, вся творящему во благодетельство жизни нашей, да всегда к Тебе взираем, Спасу и Благодетелю душ наших. Ты и врагу попускаешь уязвлять нас для того, чтобы мы, оставивши Тебя своими сердцами, снова, опять прилепились к Тебе всем сердцем. Надеясь на Тя, Господи, я побеждаю врага.

Бог мой, Жизнь моя, Любовь моя предлагает мне Себя в пищу и питие: чем я заслужил такую любовь? – Ничем. Это единственно милость Божия ко мне. Такой безмерной любви ко мне Божией я обязан тому, что Бог есть Любовь.

По учинении зла, хотя бы только сердцем и языком, осязательно входит в нас какая-то стесняющая, мертвящая сердце и ум и все существо сила в противоположность расширяющей и животворящей благодати Духа Святого.

Всеми мерами старайся во время богослужений и молиться, и действовать в совершенной тишине чувств.

Слава Богу! Сердце мое от принятия Святых Даров с верою и любовию опять сегодня возрадовалось после сильной предшествовавшей скорби и тесноты, поразивших меня за преткновение сердцем, мыслию и языком во время совершения Таинства Крещения и молитвы малого водоосвящения при молебне. Теперь я могу вопросить: кое общение Христови с Велиаром? Христос во мне – и Велиар далече от меня. Опять Господь воцарился во мне – и Велиар удалился. Опять Господь услаждает меня Своим миром, и диавольская скорбь прогнана; опять я возложил на себя легкое иго Христово, а теснота сатанинская, мертвившая душу, прошла.

Как евреи, ужаленные змеями в пустыне, взирая на медного змея, повешенного на кресте, исцелялись от ужаления, так христиане, уязвляемые мысленными змеями – злыми духами, взирая на повешенного на кресте Господа, поправшего силу диавольскую, исцеляются от душевного ужаления.

По плодам их узнаете их [Мф. 7,16]. От смутной жгучести страстей и всякого греха, чувствуемой в моем сердце, заключаю, что причиною ее всегда бывает диавол, потому что хотя в действиях своих он и разнообразен, но всегда одинаков в одном – в смутности, беспокойстве, мучительной жгучести своих действий и в понуждении к новым грехам. Он усиливается утвердить во мне свое владычество всеми возможными способами: внушением мыслей неверия, хулы и др., так что, если не успеешь отразить его натиска и не поразишь его оружием веры и слова Божия, он получит доступ к твоему сердцу и будет мучить его, потому что его страсть – помучить нас, смутить нас, расстроить нас. В этом случае прекраснейшее и действительнейшее средство против него – введение мыслию распятого Христа в сердце: с самого мгновения введения распятого Христа в сердце он оставляет его – и мучительная, жгучая боль сердца, соединенная со смущением, проходит.

Спаситель предлагает нам Хлеб жизни и Кровь бессмертия, а мы, как безумные, злобные порождения ехидновы, больше склонны принимать хлеб смерти, который предлагает нам падший от жизни дух. Чтый да разумеет. В минуты величайшего торжества любви Божией к нам, грешным, мы являемся нечувствительными к ней (неверующими), вопрошаем: как Он может дать нам есть Плоть Свою? [Ин. 6,52]. Хороши же мы, видно, что нисколько не можем отвечать на бесконечную любовь к нам, и когда нужно лить слезы благодарности и умиления, мы чувствуем на сердце один холод и бесчувственность. Господи! Как Ты не поразишь нас в это время?

Благодать Божия, напротив, производит во мне мир, спокойствие, леготу, свободно движет сердце и волю к добродетели. И как это явление происходит от Духа Божия, от благодати Его, так то – несомненно, от духа злобы. В этом нет никакого сомнения. В своих действиях дух злобы является в высшей степени бесконечно зол, неотвязчив до нахальства, бьет всегда, во что бы то ни стало на живот или на смерть, то есть на победу или на поражение. Он усиливается...

Братия! Многие из вас живут так, как будто им не придется умереть и отдать отчет в своей жизни. Что это значит? Не оттого ли это происходит, что они думают покаяться только пред смертию и получить полное прощение? Конечно, Бог не отвергнет и во единонадесятый час жизни пришедших к Нему. Но если сердце ваше было далеко от Бога в большую часть вашей жизни, то думаете ли, что его легко можно подвинуть к Богу, возбудить чувство покаяния пред смертию? О, братия! Тут-то оно и упрется против вас на погибель вашу. Случалось нам видеть не раз, как трудно слышат слово о покаянии те, которые не думали о своем исправлении при жизни. Нет, братия! Христианская кончина бывает наградою истинным христианам. Кайтесь по возможности всю жизнь – и вас встретит мирная кончина.

Храни дерзновение сердца пред Богом как драгоценнейшее сокровище души твоей: с ним благоуспешна будет всякая молитва твоя и исправятся все дела твои. Если же потеряешь его, тотчас старайся возвратить его. Иначе тобою легко овладеет дух лукавый и смутит душу твою, приведет в смятение мысли твои, заместит сердце твое и язык твой и не даст [тебе дела делать] на общественной молитве, лишивши тебя свободы.

Дыхание же чие есть исходящее из уст твоих? [Иов. 26,4]. Ты весь в милости Божией. Даже воздушное пространство, в котором ты находишься и которым дышишь, и способность дыхания – и то от Бога; ты пользуешься дарами Божиими непрерывно. Ничего у тебя нет своего. А где милость Божия, там, помни, и Сам Бог, потому что, конечно, где благодеяние, там и Благодетель, так как, где творение, там и Творец.

Вера есть согласие сердца с истиною, которой мы не ощущаем внешними чувствами; вера сердца – то же, что чувства тела: как бы видя истину, сердце признает, живо чувствует ее. Вера во время молитв, состоящих из прошения, славословия или благодарения, или во время чтения Священного Писания есть теплое, живое согласие сердца с каждым словом, чувство истины каждого слова. Неверие же, напротив, есть мучительное, упорное, ложное несогласие сердца с тем, что говорится в молитвах или Священном Писании, или писаниях святых отцов, – мертвая нечувствительность к живым, преисполненным истины словам молитв или Писания; потому неверие есть тайная гордость, а вера – глубокое смирение. Неверие – исчадие сатанинское, вера – чадо Божие; вера в религии то же значит, что истина, неверие в религии – то же, что ложь.

Истина Божия едина, как един Бог, Источник истины, хотя она многовидна в мире вещественном и духовном. Все роды наук служат единой истине, все, занимающиеся ими, причащаются животворной сердечной радости, которая есть дар всякой истины изыскателям и любителям ее. Все занимающиеся науками с усердием, из любви к истине (добро и красоту тоже можно отнести к истине: добро – истина в нравственном деле разумного существа, красота – истина в творении Творца или произведений человека), делают дело Божие и имеют свидетельство в своем сердце, в своей совести, что дело их угодно Господу, Начальнику истины. Потому ради усердных трудов своих, при вере и добрых делах, как подвижники истины, они спасутся. Им непременно воздаст Тот, Кто сказал о Себе: Я есмь путь и истина и жизнь [Ин. 14,6].

У Отца Небесного и наемникам избывают хлебы [рус.: наемники избыточествуют хлебом] [Лк. 15,17], не только детям, и щедроты Его к нам всегда велики – не по заслугам нашим: подражай и ты Отцу Небесному. Пусть и у тебя всегда с избытком будет довольно снедомого и пиемого не только для детей твоих или для тех, которые тебе даны вместо детей, но и для наемников.

Что это значит, что в сердце я иногда встречаю сильное препятствие к молитве, к живой вере, которое только усилием возвысить искренно ум и сердце горе – к Богу или Пречистой Его Матери – преодолевается? Ах! Часто поначалу я нахожу свое сердце совершенно неспособным к молитве, к искреннему благоговению, к искренней любви к тем лицам, которым я хочу молиться. Часто я сознаю, что их святыня совсем чужда моего грешного сердца: я не имею к ним [никаких] чувств. Усилия стоит согреть сердце свое животворною и нелицемерною любовию. [Иногда] стоит, значит. Персть есмы, и не всегда можем разглагольствовать [с Богом].

Вера есть сердечное, успокоительное чувство невидимой истины Божией. Например, чувство вездеприсутствия Божия, чувство мироправления Божия, чувство благости Божией и прочее. Вера также есть стойкость души в истине. Диавол в истине не стоит: он ложь.

Братия, приступающие работать Богу! Предуведомляем вас, что на пути вашем к Богу станет сильный враг – диавол – с подчиненными ему духами злобы, и будет делать засады на всех путях вашей жизни. Так как он человекоубийца от начала [Ин. 8,44], то вы узнаете его по убийственному дыханию на вашу душу, по неприязненной всему святому силе, которая будет стараться отклонять вас от веры в Бога и служения Ему, по внутренней клевете на Самого Бога и святых Его, по скверным, лукавым и хульным мыслям и по прочему подобному. Стойте твердо в вере Божией и в служении Богу и не смущайтесь прилогами душетлителя змия.

Вера, в которой ты стоишь, есть вера всех святых, спасшихся чрез нее. Они были исповедники Святой Троицы, участники Святых Таинств, чтители и исполнители обрядов и уставов Церкви. Они жили тою верою, надеждою и любовию, которою ты живешь (Из мира и радости душевной, которыми награждается во мне всякое добро, и из мучений внутренних, коими награждается всякое зло, с несомненностию заключаю, что есть рай и ад.)

Четвертью часа терпения искупай мир сердечный целых дней. Разумей.

Когда делаешь дело веры, будь совершенно верен и благонадежен: ты стоишь в истине. Мир и радость сердца от чувства истины подтверждают это. Церковь Бога жива столп и утверждение истины [1Тим. 3,15].

Слава тебе, победоносная, непостижимая Божественная сила Честного и Животворящего Креста! Вот уже в который раз я испытываю животворную твою силу, умиряющую и услаждающую сердце, оскорбленное ядовитым угрызением сопротивника. Января 15 дня 1858 года.

Во время молитвы я замечаю: дух лукавый так и силится вселить в сердце свою ядовитую, мертвящую ложь, свою непокорность, так нашептывая мне: это не так, этому не верь. Что же делать, как обороняться против врага? Стой твердо на своем и не верь ему. Говори ему: я стою в истине.

Храни всячески сердце свое от втечения в него яда лжи, вливаемого отцом лжи: он силится войти в него под разными видами – под видом неверия, под видом страха и смущения, где нет страха [Пс. 52,6], под видом отчаяния, вражды, ненависти, зависти, сребролюбия, гордости и других страстей. Противопоставляй его лжи светлое лицо истины: например, когда ты во время молитвы замечаешь в себе чувства глубокого смирения, сердечное умиление и сердечное спокойствие и сладость и дух лжи будет нашептывать тебе, что ты теперь очень близок к Богу, то есть будет искушать тебя гордостию, то ты противопоставь ему следующую истину: благодатию Божиею есмь то, что есмь [1Кор. 15,10], слава благодати Его, а не мне, грешному. О! Я знаю, как я немощен, нечист, грешен, как мрачен и расстроен бываю без благодати Его; меня тогда следует выбросить, как обуявшую соль, вон, я тогда – гной нравственный и физический.

Значение истины так важно, так обширно, что если я стою в истине, то я и верующий, и надеющийся, и любящий; я исполняю тогда весь закон под именем одного слова: истина. Я тогда прекрасный семьянин и гражданин. Мало того, я знаю тогда, по возможности, цену всякой видимой вещи и употребляю ее сообразно с ее назначением. Отчего так важно и обширно значение истины? Оттого, что в мире, собственно, и есть только одна истина – в веществе ли, в мысли, в слове или в деле; она только и есть существенна, как Сам Сый есть Истина; ложь есть только случайное и временное зло, порождение злой разумно-свободной твари. Сомнение в истине какой-нибудь есть яд для сердца. Опыт. Да будет же истина и для сердца моего истиною.

Когда в душу твою западает, во время богослужения или какой-либо молитвы сомнение или смущение, сейчас же воспряни и говори внутренно: обман, обман злого духа! И, быв твердо уверен в его обмане, не вдавайся в него, а стой в истине.

Братия мои! имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица [Иак. 2,1]. Приложи к сердцу эти слова и, если тебе придется исправлять дело веры пред каким-нибудь знатным человеком, не смотри на лицо его, а делай свое дело от всего сердца, искренно.

Не имей ни на кого в сердце злобы, иначе она сама накажет тебя жесточайшим образом: в злое сердце входит диавол и действует им как самым удобным орудием своим.

Для чего звезда показала место рождения Спасителя? Для чего солнце затмилось во время страданий Спасителя? Для чего на облаке поднялся Спаситель на небо? Для чего Он шел по воздуху? Для того, чтобы очевидно было для земнородных, что Спаситель есть Творец не только земли и всего, что на ней (воды: ходил по воде; растений: проклял смоковницу, и она от одного слова иссохла; людей: Он исцелял их одним словом и воскрешал словом; животных: жребя, осля; птиц: Дух в виде голубине; рыб: как апостол Петр на удицу изловил рыбу и нашел в ней статир по предсказанию Спасителя, как изловил мрежею множество рыб), – но и всего, что вверху на небе, что и планеты все – Его твари, и облака, и воздух – все Его дело, и Он, как Хозяин, распоряжается всем этим. Смотри, как паук бойко ходит в своем маленьком мире, который он сам сотворил, в кругообразной паутине своей, – а другие насекомые вязнут в ней. Так, смею сказать, в бесконечном мире Своем Господь, как в деле рук Своих, полный, самовластный, свободный Господин и действует в нем с совершенною свободою и властию.

При возмущениях страстей вводи в сердце Распятую за нас Любовь – и возмущение исчезнет.

Господи! Чего я боюсь врага лукавого? Мне только вспомнить о Тебе нужно – и я спасен.

Стой за богодарованное тебе право. Понимай.

Если чудесно спасает меня Крест Господа моего, что испытано мною много раз, то не тем ли более Сам Господь спасет меня, когда я призову Его с верою хоть только в двух словах? Враг стужает мне, но Господь мой сильнее его.

Делая добро не заслуживающим добра, ты, так сказать, обязываешь Бога и себе сделать милость, которой бы ты не заслуживал.

Жена твоя была тесно связана со священническим местом, которое ты теперь имеешь. Пойми из этого обстоятельства, что и жена твоя, и место – великие дары великодаровитого, всеблагого Бога, и будь от всего сердца всегда благодарен Господу и тем, которые родили жену твою.

Дивна дела Твоя, Господи! Умственным оком озираю я всех земнородных тварей Твоих и вижу, как вся тварь Твоя сокрытою в ней всемогущею силою Твоею спешит воспроизводить себя и безмолвно служит премудрости Твоей. Смотрю на людей, на животных, на птиц, на рыб, насекомых, пресмыкающихся, на разные породы дерев в лесах, на разные злаки и травяные растения – и что вижу? Тогда как одни из них уже состарились и доживают свой век, а другие пришли в совершенный возраст, третьи достигают его, я множество вижу между ними таких, которые еще во всей свежести и нежности ранней молодости и спешат заместить дряхлую старость, поспешающую к концу своему, и таких, которые только что возникли из небытия к бытию, – все течет в порядке постоянном, непрерывном. Дивное, великолепное круговращение жизни. Каким быстрым, неудержимым потоком течет повсюдная жизнь без малейшего оскудения, несмотря на истребление многих животных и растений! Мальчики, щеночки, пташечки, елочки, сосенки, стебелечки...

Для чего Таинства в Церкви, действию которых ты подвержен почти с самого первого дня своего рождения и до смерти? Для того, чтобы всю жизнь напоминать тебе, что ты – весь не свой, а Божий; что ты – раб Небесного Владыки, притом раб испорченный, нечистый, злой, которого, однако же, бесконечная благость Господа хочет исправить, очистить, освятить, сделать, по возможности, добрым, укрепить в добре и [возвесть] к горнему блаженству. Иные спрашивают: к чему Таинства? Я спрошу таких: к чему ты существуешь? Как ты существуешь? И то таинство, как мы существуем по благости Божией, как Бог терпит наше существование. Мы – ограниченные твари Творца всесовершеннейшего, и как не быть для нас Таинствам, как можно нам обойтись без Таинств? Если б над нами не было Бога, а управлял бы нами подобный нам человек, тогда еще мог бы ты так говорить – к чему Таинства, хотя и тогда даже были бы для тебя тайны. Но коль скоро Господь владеет нами, то тайны неизбежны.

Начертай мысленно в сердце и храни неизгладимым и всегда присущим сознанию слово: истина. Для чего это? Вот для чего: ты стоишь в истине, отовсюду окружен истиною, а дух лжи, человекоубийца, силится всеми мерами начертать в сердце твоем убивающее душу слово: ложь, и, под прикрытием этого слова вселяясь в сердце, противится всякой истине. Начертавши в сердце мысленно слово: истина, ты начертаешь в нем вместе с тем великое и славное имя Бога, Который есть Истина.

Напишется о сем для рода последующего, и поколение грядущее [слав.: людие зиждемии] восхвалит Господа [Пс. 101,19]. Чрезвычайно нравятся мне здесь слова: людие зиждемии. Люди созидаются Богом, как здания, как маленькие домики. Так, человек, помни, что ты – здание великого Строителя Бога. Писать эти слова после славы причащению животворящих Таин.

Внемли: как добрые качества и расположения образуются и совершенствуются упражнением и привычкою, так и худые качества и расположения, например, злость, ненависть, зависть, скупость, гордость, и все страсти и грехи так же разрастаются, увеличиваются в своих размерах и степени от упражнения и привычки. Потому как добрые качества и расположения нужно совершенствовать, так худые нужно отсекать в самом начале. Хорошо, кого Небесный Вертоградарь отребляет, да множайший плод принесет [Ин. 15,2].

Встречаясь с сочинениями благонамеренного содержания, прекрасно написанными, воздай славу Богу, распространяющему свет Свой и истину Свою между людьми, и благодари в сердце самого автора книги; если же сочинение, хотя и с благим намерением написано, но не обнаруживает в авторе дарований писать хорошо и даже добросовестного труда, не осуждай его, но пожелай ему от сердца лучших успехов и вознеси молитву к Богу – вразумить его впредь. Да разумеет, что говорит.

Всю евангельскую историю представляй как бы одно живое лицо Господа и делай ее всегда присущею своему сознанию.

Неверие говорит: нет Бога, Творца неба и земли. А мы утверждаем: есть Бог, Творец неба и земли, и Сей Бог препрославлен есть: десница Его прославилась силою в видимой природе, в делах человеческих и в тебе; десница Твоя, Господи, сразила врага [Исх. 15,6].

Когда устремляются на меня со своею злобою, завистию и клеветою люди, тогда внутренняя брань с духами злобы, по благопромышлению Господа, бывает слабее, и чувствуешь сердечный мир и спокойствие.

Что Бог всегда с нами и смотрит на нас, когда мы молимся Ему, особенно сердцем сокрушенным, доказательством тому бывают особенно слезы на молитве. Этот водный источник решительно бывает от благодати Духа Святого, действующего в то время на сердце; Он касается тогда сердца нашего всеочищающим огнем благодати Своей, и все грехи, нечистоты сердечные вытекают в виде слез. Святой царь и пророк Давид называет грехи водами злобы: воды злобы дошли до души [моей] [Пс. 68,2]: вот они – эти воды злобы, то есть слезы о грехах.

Есть невидимая Полнота бытия, Которая доселе приводит из небытия в бытие тварей – с человека до былинки; есть невидимый, невещественный, бесконечный Виновник жизни, есть Дух, ее Животворящий. Не напрасно Ты, Господи, воплотился и пострадал за меня; но не напрасно Ты так часто питаешь меня Своею Плотию и Кровию; не напрасно ты наказываешь меня за каждый грех, награждаешь за каждое добро. Ты неотступно хочешь и ищешь моего спасения.

Слава силе Креста Твоего, Господи! Вчера вечером адские стихии греха проникли в мое сердце и расслабили мою душу, без того нетвердую в добре, и поразили ее тем стеснением, которое свойственно греху. Но на вечерней молитве смирением и сокрушением сердца я исцелил ее: милость Божия, по мере веры моей и сердечного сокрушения, излилась на меня в мире и спокойствии сердца. Но ночью нечистые видения опять возмущали, расслабляли мою душу и опять повергли ее в тесноту греха – по пробуждении я чувствовал ее. Чем же я отогнал ее? Опять и опять силою Креста Господа моего, на котором Он, страдав, уби страсти. Употребляйте же и вы знамение креста Господня, когда теснота греха обымет вашу душу. Но так изображайте святое знамение, чтобы с рукою, изображающею крест, была неразлучна и ходила вместе живая вера в Пострадавшего ради нас, чтобы все ваше внимание, все сердце ваше было тут – у знамения крестного, у Господа распятого.

Когда вы будете охватываться нечистым огнем страсти и душа ваша начнет испытывать сладостный плен внутреннего сладострастия – о! вспомните тогда, что бессмертная душа ваша, искупленная от вечной погибели страданиями и смертию Сына Божия, в великой опасности подвергнуться адскому, неугасимому огню; что часто бывает только один шаг от внутреннего греха до наружного; вспомните тогда, что вам запрещено Господом для вашей величайшей пользы смотреть на соблазнительные лица с вожделением; докажите в эти столь важные для души вашей минуты, что вы помните заповеди нашего Сладчайшего Господа – Спасителя, и желаете исполнять и исполняете их; докажите в это время на деле, что вы – христиане, что это слово для вас не один пустой звук. А если уж, от чего Боже сохрани, вы увлеклись страстию и осквернили душу свою нечистотою, то извлеките, по крайней мере хотя тогда, урок для себя на будущее время – не продавать драгоценной чистоты, свободы, мира души за нечистый, кратковременный, хотя и сладостный, убийственный жар крови, возбуждаемый действием страстного огня; за тесноту, томление души не меняйте свободы на плен, хождения в широте заповедей Божиих – на темницу беззакония.

Что такое гостиница в нашем городе N? Это – собрание людей (почти исключительно матросов), которые со всем усердием развратного сердца приносят жертвы и возлияния своему ненасытимому идолу – чреву, и преимущественно в те дни, когда Церковь приглашает нас к духовной радости о Господе. Страшно видеть, что в них бывает: человек в точном смысле уподобляется здесь скоту несмысленному, даже является хуже его; как будто в какой чужой сосуд, который ему нет нужды беречь, он бросает или вливает в свой желудок так много пищи и пития, особенно хмельных напитков, с такою жадностию, с такою слепою, чуждою всякого рассуждения поспешностию, что животный сосуд этот скоро наполняется, а часто и переполняется, и всякая всячина, брошенная в него, наконец идет вон. И тут-то! О, ужас! О, омерзение! Человек до такой степени теряет свое достоинство человека, что всякому человеку со здравым разумом и сердцем больно, больно бывает видеть унижение природы человеческой до состояния несравненно худшего тварей бессловесных. И что же бывает при этом? Свои же клевреты, товарищи трактирные, смеются над таким несчастным, таскают его, как руб поверженный, или, встречая проходящих мимо людей, своим видом и положением тела, неистовыми криками как бы говорят им: вот как мы живем на славу (хороша слава!), вот как мы своевольны, бесстрашны; вот как мы пользуемся временем, данным нам для отдохновения; вот как мы празднуем праздники! Да! Язычники так едва ли упивались во дни своих празднеств после жертвоприношений богам своим! Нестерпимо! (И кто же будет останавливать такие беспорядки? Ужели те, которые сами смотрят на человека как на животное или как на одно работное орудие?) Тут нужна любовь к человечеству, уважение в человеке образа Божия, души бессмертной, искупленной драгоценною Кровию Сына Божия. А те люди, которые имеют, обязаны иметь надзор за подобными людьми, или сами мало заботятся о своей душе, сами холодны к вере и потому, как слепые, не могут водить слепцов, или и заботятся по возможности исправить вопиющее зло, но не имеют достаточно к тому сил и способов. Боже мой! До чего дойдет сила сатаны над людьми сими? О! На нашем небольшом острове сатана видимо поставил престол свой. Живете, где престол сатаны [Откр. 2:13].

Молитвы вечерние в устах благоразумного, верующего христианина – величайшее благо. Не может быть, чтобы человек не сделал несколько преткновений в продолжение дня – и праведник седмижды на день падает; большею частию мы падаем днем множество раз, так что вечер встречает в нас душу, обремененную грехами, бичуемую собственною совестию, лишенную благодатного, животворного мира и радости, мрачную и унылую. (И Боже сохрани всякого человека от того, чтобы он лег в постель на ночь без молитвы.) В это-то время вечерняя молитва для нас – неоцененное благо. Как же она бывает таким благом? Вот как: если человек знает, что такое истинная молитва, и будет молиться истинною, то есть не наружною только, но и сердечною молитвою или, лучше, – всем своим существом, тогда он еще пред молитвою войдет внутрь себя, внутренним оком увидит все, что вошло худого в продолжение дня в его мысли и сердце и сделано самым делом, а во время молитвы с сердечным сокрушением, сердечными вздохами и слезами будет очищать душу свою от этого накопившегося днем зла; а сердца сокрушенного, вздохов душевных и слез о грехах никогда не отринет Господь, всегда жаждущий нашего очищения и спасения. Когда вы молитесь сердечно, с живою верою в вездесущего, всевидящего, праведного Господа, с сокрушением о грехах, вздыхаете, плачете, тогда в этом сокрушении, в этих вздохах и слезах вылетают из души грехи ваши, вы очищаетесь, и вам будет так легко, легко: вы почувствуете, что как будто какие злокачественные, болезненные нарывы прорвались и в несколько минут очистили вашу внутренность; мир, спокойствие, радость заменят прежнее беспокойство, прежнюю тяжесть и тоску. Поэтому как несчастны те люди, которые не молятся вечером, не очищают души своей сердечною молитвою и слезами! О! Они все дальше и дальше становятся от Света Небесного; одеяние души их становится все чернее и безобразнее, и страшно подумать, до чего могут дойти такие люди, которые не молятся вечером: они все глубже и глубже падают, падают так, что наконец трудно бывает их восстание; они свыкаются с беззакониями и живут в них, не чувствуя их тяжести. Все люди, преданные порокам, все, которые грешат без зазрения совести, верно, или вовсе не молятся, или молятся только наружно, по привычке, из приличия, и только тяготятся своею молитвою, потому что те, которые молятся сердечно и любят молитву как горнило очищения, не станут без зазрения совести грешить; они падают, но скоро и восстают. В молитвах утренних, принесши Богу благодарность за сохранение нас Его благостию в ночное время, мы испрашиваем благодатной помощи – бодренным сердцем и трезвенною мыслию всю настоящаго жития нощь прейти.

Неправедные богачи! Вы можете купить почти все чувственные наслаждения, но если вы забываете Бога, богатея неправдою, не можете купить величайшего из наслаждений, которое человек может иметь и на земле и которое раздает только один Господь обращающим сердца к Нему. Это – мир небесный, Царствие Божие внутри нас. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам [Ин. 14,27]. Речет мир на люди Своя... и на обращающия сердца к Нему [Пс. 84,9]. Не богаче ли вас поэтому тот слуга Божий, который владеет этим небесным сокровищем? Не почтеннее ли он вас? В вашем сердце царствуют страсти, именно: сладострастие, любостяжание, страсть к богатству мира сего и гордость житейская, а вместе с ними и диавол, – а в сердце верного раба Божия царствует Сам Бог и мир пренебесный.

Выговаривая слова молитвы, не спеши, но дай им время отозваться в сердце, сделаться им словами твоего сердца, твоею собственностию.

Когда подаешь милостыню, остерегайся, как бы внутренно сердцем тебе не презреть нищего, иначе тебя Господь накажет в том же сердце. Не забывай, что в лице нищего ты подаешь Самому Господу; а уничижаяй Мене, сказал Он, безчестен будет (1Цар. 2:30). Так, сегодня (воскресенье) я чувствовал как бы увязнувший в сердце терн во все время утрени, несмотря на раскаяние в молитвах ко причащению.

Если ты приступаешь служить Господу Богу твоему, то приготовь душу твою к искушению [Сир. 2,1]. Так, желающие служить, и самым делом служащие Господу должны быть всегда готовы встретить искушение в своем служении. Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает [Евр. 12,6]. Слугу Своего Господь бьет часто и сильно для того, чтобы он все больше и больше исправлялся, и так как Господь всесвят и не терпит в нас ни малейшего греховного пятна, преследует малейшую нечистую, ложную, и лукавую мысль, то слуге Божиему приходится терпеть удары жезла Божия за всякую недобрую мысль или нечистое желание, не только за каждое худое дело.

Кротость и смирение должны быть соединены во всяком рабе Христовом, как и в Самом Христе: кроток есмь и смирен сердцем [Мф. 11,29]; молитва и пост должны быть также соединены. Молитва цветет тогда, когда мы постимся духовно и телесно.

Есть Судия и Суд Страшный. Еще на земле мы испытываем великие душевные мучения за грех и мир, радость по совершении доброго дела. Нынешние душевные мучения – предвестники будущих мучений; душевный мир и радость праведника предозначают будущее блаженство. А отчего бывают так сильны и ныне душевные мучения, что при них человек не находит себе места, терзается внутренно наяву и во сне и объемлется весь страхом? Оттого, что всеблагий Господь хочет самою силою мучений за грехи оставить в душе неизгладимую память об них и побудить нас чрез то всячески отвращаться греха и прилепляться к Нему Единому. Для этой последней цели Он дает нам вкушать мира и радости, когда мы от всего сердца обращаемся к Нему. Этот мир и эта радость бывают необыкновенно сладостны и самою сладостию оставляют надолго в душе память об них. И это Господь делает по Своей премудрости, как и усиление мучений после греха.

Отчего Царство Небесное, царство мира и радости, силою берется, и только употребляющие усилие восхищают его [Мф. 11,12]? Оттого, что в нас много внутреннего, природного зла, которое нужно искоренять и которое, как змея, которую хотят убить, противится и уязвляет нас; что есть сильный враг Царствия Божия, который всеми мерами постоянно силится изгнать из нас Царство Божие и утвердить в нас свое царство, царство греха, мрака, смущения, скорби и тесноты. Не удивляйся же, что к Царству света нужно всегда идти напролом.

Как верующему вся поспешествуют во благое [Рим. 8,28], так неверующему все – в злое; оттого что верующий – с Богом, и Бог, как Самосущее Благо, все обращает для него во благо; а неверующий – с диаволом, и диавол, как зло, все обращает для него в зло. Это дознано бесчисленными опытами.

Я учил тебя горькими опытами не верить ни в чем бесплотному врагу твоему: сладостию ли греха он привлекает тебя творить его волю или смущением и страхом преклоняет тебя на свою сторону, – потому что везде он лукав. А ты веришь ему. Ты знаешь благотворность веры твоей в Меня, как она верна, успокоительна, сладостна, и между тем не веришь Мне.

Какие блага приятны, дороги мне без мира Твоего? – Никакие. Без мира ничто мне не приятно. Даруй же мне прежде всего мир Твой.

Что значит молиться духом и истиною? Значит молиться с тою верою, надеждою и любовию, с какою молились святые отцы, оставившие нам духовное сокровище своих молитв, своих славословий и благодарений Богу.

Благочестивое и весьма полезное для души нашей дело – творить в церкви или над прахом родителей и сродников наших память об них: мы и сами уцеломудриваемся, смиряемся при памяти о смерти их, и их душам делаем отраду, вознося об упокоении их молитву сердечную, – сердце наше разогревается над их прахом, страсти и печали житейские умолкают; их замогильный голос твердит нам, что все на земле, кроме благочестия в Боге и добродетели, – суета.

Бесплотный враг, успевший совратить человека на свою сторону, получает по Божию попущению доступ к его сердцу, входит в него как победитель и живет в нем дотоле, пока человек слезным, жарким раскаянием не выгонит его оттуда. А живя в сердце человека, диавол страшно гнетет и стесняет его, не дает ему возвыситься к Богу, не дозволяет возгореться в нем чувствам веры, надежды и любви, но повергает его в безверие, безнадежность и отвращение ко всему.

Будь всегда благонадежен: надейся на Бога – и Он никогда тебя не оставит.

Великий я грешник, часто впадаю в грехи волею и неволею и думаю по временам: что если я сделаюсь вечной добычей ада? О, горе, горе мне. Но опять и то думаю: я впадаю в грехи больше невольно, не коснею в них намеренно, часто плачу и рыдаю о том, что прогневляю моего Господа, моего Благодетеля и Творца, а Владыка живота моего – Существо Всеблагое, может быть, Он призрит на меня оком благоутробным в то время, когда я быстро стану приближаться к смерти, пошлет мне, по обычному милосердию Своему, духа сокрушения и умиления, и я пред смертию очищу грешную душу мою – ведь у Него всегда можно найти очищение: у Тебе очищение есть [Пс. 129,4]; Он пошлет в мою душу свет Свой в минуты, для меня столь важные, важнейшие из всех минут жизни, и я увижу язвы греховные души моей, в слезах покаяния представлю их Вземлющему грехи мира и скажу Ему: если хочешь, можешь меня очистить [Мф. 8,2] и теперь, как очищал Ты меня многократно в течение всей моей жизни – в виду отца моего духовного, на исповеди церковной, и – единственно пред лицем Твоим во время молитв домашних. О! Если бы так случилось пред моей смертию! Торжественно вышел бы я тогда из мира сего. Конец, говорят, венчает дело.

Священник, как представитель на земле Начальника мира и тишины, как образ Иисуса Христа, должен всегда носить в сердце своем мир и постоянное молитвенное расположение – для того, чтобы ему истинно, от избытка сердечного мира преподавать людям Божиим мир и благословение, чтобы в мире душевном совершать все службы, Таинства и молитвословия, чтобы всегда быть готовым к молитве, которая по преимуществу есть принадлежность священника.

Если я и тяжко согрешу, но не буду отчаиваться в милости Божией, потому что у меня и у всякого верующего есть такой залог любви Божией к людям, который в состоянии успокоить всякую грешную душу: это – Сын Божий, принявший на Себя пред лицем и по воле Праведного Отца Своего все грехи мира и непрестанно ходатайствующий о нас пред Ним. Этот залог всегда пред моими глазами. Разумею пречистый образ Его и животворящие Тайны Тела и Крови Его.

Кто склонен часто сердиться, надуваться за всякое неприятное слово или дело, тот злобный, гордый, нетерпеливый человек.

Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его [Мф. 11,12]. Эти слова надобно относить и к Святым Тайнам Тела и Крови. Так как с ними мы принимаем в себя Царствие Божие, то без нужды, без усилий нельзя принять их достойно, а нужно испытать борьбу внутреннюю пред принятием их: враг постоянно, безотвязно старается похитить из сердца нашего веру в Святые Тайны, чтобы мы приняли их в суд себе, потому что все, что не по вере, грех [Рим. 14,23]. Означенные слова надобно отнести также и ко всем прочим тайнам, ко всем молитвам, к добрым мыслям, желаниям и поступкам.

Чем больше увеличивается в нас Царствие Божие, тем упорнее и ожесточеннее борьба наша с духами злобы. Это – постоянный опыт, испытываемый в душе людьми благочестивыми.

Смотри, чтобы духи злобы не издевались над тобою по причине твоего маловерия и неблагоискусства духовного. Никогда не предавай сердца своего унынию и страху, иначе ты будешь их пленником: тогда они свяжут тебя по рукам и по ногам.

Возьми себе за правило пред знатными и сильными людьми, стоящими в церкви или в дому на молитве, сильнее и торжественнее возвышать голос свой, чтобы, если можно, смирить их гордость словами истины и христианского смирения.

В сердце заноза, а молиться должно непременно; иначе заноза будет мучить сильнее и сильнее: унзе ми терн [Пс. 31,4], говорит Давид, а должен был молиться – и молился.

Хорошо бы литургию никогда не совершать без слез; успеха для души было бы в таком случае гораздо больше.

Молитвы, какие положены в Служебнике и в Требнике, написаны с полною свободою духа, потому и тебе молиться по ним должно с свободным, нестесненным духом.

Имея дело с Богом в молитве, будь хотя столько внимателен, сколько бываешь внимателен при разговоре с твоим начальником, не говорю уж – с царем.

По словам молитвы, как искры по стеблю, течет огонь благодати Святого Духа; чтобы молитва согревала твое сердце, нужно только медленно, по слову, с сердечным вниманием произносить ее, отнюдь не перескакивая или не усекая слов; в противном случае огонь благодати, разлитый в словах, сильно опалит и уязвит твою душу. При чтении молитв в слух народа представляй в уме распятого Господа.

У людей, преданных миру, нет сердечного чувства нужды в Спасителе, но люди благочестивые чувствуют нужду в Нем на каждом шагу и без Него не могут творить ничего.

Предание сатане на измождение плоти, да дух спасется [1Кор. 5,5], вероятно, состояло, как и ныне состоит, в том, что Бог попускает вселиться сатане в человека и мучить его внутреннею скорбию и теснотою, потому что апостол, прося принять опять в любовь преданного сатане, представляет причину: дабы он не был поглощен чрезмерною печалью [2Кор. 2,7]. А страшно тяжело в нас владычество сатаны! Опыт.

При живой моей вере в будущую жизнь позволю ли я себе молчать, когда вижу, что вы живете, вовсе не думая об ней, и стремглав летите в пропасть, готовую пожрать вас навеки?

При живой вере в животворящие Тайны, при сознании их спасительных действий позволю ли я себе молчать, когда вижу, что вы причащаетесь очень редко и приступаете к ним не так, как должно?

При любви моей к вам буду ли я равнодушен, когда увижу, что вы от невнимания, лености и нерадения готовите себе верную и вечную погибель? Нет! Нет! Тогда я буду сам без веры, без любви! Поэтому извините, если я не пощажу вас и, яко трубу, возвышу глас свой.

Слава животворящим Твоим Тайнам, Господи! Не обленюсь воспевать еще и еще их славу! Как я бываю небесен по достойном принятии Святых Таин! В чувстве несказанной сладости я преисполняюсь любовию ко всем и желаю, чтобы такого состояния удостоились все, чтобы на всех всеблагий Бог излил благодать Свою и всех спас. Я молюсь тогда, молюсь чистейшею, искреннейшею молитвою. 1 декабря, после служения на кладбище.

Где начинается неверие, там начинается жалкое, низкое рабство и упадок духа; и напротив, где вера, там – величие, возвышенность, свобода духа. Опыт.

Если я знаю не только по вере, но и по опыту, что Христос есть мир, спокойствие и радость нашего сердца, и между тем вижу, что весьма многие оставили Его, источник воды живой, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды [Иер. 2,13], то не возвышу ли я, по любви христианской и из ревности о славе Божией, голоса своего против такого безумного поведения людей, которые называются христианами, а по делам – язычники? Знают [слав.: исповедуют ведети] Бога, а делами отрекаются [Тит. 1,16]. Не укажу ли я им этот источник воды живой, Который они забыли? Так вера научает меня желать другим того же, чего я сам себе желаю и чего с усилием домогаюсь. А я желаю и подвизаюсь, как сказал о себе апостол, непорочну совесть имети всегда пред Богом же и человеки [Деян. 24,16] и носить всегда в сердце своем Христа – наш мир, нашу сладость, нашу радость.

Душа наша жаждет часто животворного пития, но не очень многие догадываются, где достать его. А оно близко – в вере во Христа: кто жаждет, иди ко Мне и пей [Ин. 7,37]. Имей живую веру во Христа, Который есть Питие неисчерпаемое для душ наших, признай себя грешником, вздохни о своих грехах – и Христос вселится в твое сердце и Своим присутствием напоит и усладит твое сердце. Это не одни пустые слова или обещания. Говорится то, что испытано миллионами.

Во мне бывают чудеса нравственных превращений: грех, как и всегда, [мучил] мое сердце, но, как скоро я обратился душевно и сказал в себе: встану, пойду к отцу моему [Лк. 15,18], – сердцу вдруг стало легко. Так и вы, братия, если грех какой-нибудь проник в вашу душу и посредством разных помыслов и чувств разрастается, пресеките его этими словами, сказанными из сердца: встану, пойду к отцу моему. Чрез грех вы удалились, чрез обращение приближьтесь, и Отец Небесный опять примет вас.

Просите... ищите... стучите [Мф. 7,7], говорит Спаситель. Почему именно нужно просить, почему Бог, наперед прошения нашего знающий нужды наши, не дает нам потребного без нашего прошения? Потому, что разумное существо должно знать и чувствовать свою постоянную зависимость от Бога, должно знать, что все естественные дары его – от Бога, как от Источника всяких благ. Потому нужно просить, чтобы оно не сочло даров Господних своими и не возгордилось ими. Для этой же цели нужно, чтобы разумное существо за все было благодарно своему Творцу и Благодетелю. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе [1Фес. 5,18].

Спаситель сказал: духом и истиною достоит кланятися [Ин. 4,24]. Не напрасно Он прибавил такие слова: духом и истиною. Кто не молится духом, или сердцем, тот не молится истиною. Это, вероятно, всякий испытал на себе. Не молясь сердцем, не чувствуешь пользы от молитвы, остаешься почти таким же, каким бываешь до молитвы, а молясь сердцем, получаешь услаждение в сердце. Поэтому во время молитвы каждое слово молитвы должно пройти чрез сердце.

Твой благословенный образ Спасителя – благодатный образ: и в Академии он действовал на тебя чудно-умиляющим образом, располагал тебя к святой любви, и здесь, в твоей квартире, так же действует.

Какое лучшее время нашей жизни, не говоря о времени детской невинности? – Время благоустроенной молитвы, время после достойного причащения и время внимательного чтения или слушания слова Божия и писаний святых отцов; время добросовестного исполнения своих обязанностей и – отдыха после них; вообще время, когда мы бываем на пути истины и добра. Остальное время – время беспокойства душевного, скуки и пустоты сердечной.

Един Бог истинно благ, а люди больше злы, чем добры. Так, я уходил, не удовлетворенный в просьбе моей, со стесненным, недовольным сердцем от людей, известных своею добротою, отличающихся строгостию нравственной жизни, даже тогда, как я имел полное право на удовлетворение моего прошения; но от Бога я никогда не уходил недовольным, необрадованным, а всегда почти уходил с миром и радостию в сердце, исключая тех случаев, когда я сам не молился надлежащим образом Богу моему! Слава благости Твоей, Господи, не сравнимой ни с какою человеческою благостию!

Чего желаешь другим в области чувственной, видимой, того желай им и в области духовной, невидимой, в области веры, даже больше последнего, чем первого – по особенной важности последнего. Знаешь по опыту, как хорошо молиться – пожелай от сердца так молиться и другим, и научи их так молиться.

Бди над своим сердцем и держи его всегда на узде.

Как внутренние боли в теле свидетельствуют о его болезненности, так боли в сердце свидетельствуют о болезненном состоянии души: болезненное состояние души прежде всего обнаруживается в сердце.

Ни про кого не говори худо и никого не осуждай!

Степень веры и горячности в молитве, ежедневно совершаемой, показывают ежедневно степень нашего нравственного состояния, нашей чистоты или нечистоты сердца. Значит, молитва служит мерилом нашего преспеяния или охлаждения в жизни духовной.

Когда ты молишься, умным оком следи за своим сердцем, какую цель оно имеет при молитве: ту ли, чтобы только прочитать молитвы, или чтобы очистить ими душу; если первую цель, то сейчас же нужно ее устранить и поставить цель последнюю – истинную; первая цель разрушает молитву и делает из нее одно многоглаголание, которого Бог не услышит.

Я раб Божий, и вот опытное доказательство на это: Он меня награждает или наказывает; награждает за добро и за зло наказывает. Я это чувствую, ощущаю каждый день и час. Бог больше сердца нашего [1Ин. 3,20].

Во время молитвы бойся неудовольствия на кого-либо; иначе ты не в состоянии будешь говорить. Неудовольствие, гнев – признак гордости, а Бог гордым противится. Не будь безумен настолько, чтобы пред лицем Вышнего молиться без смирения, без кротости. Кроткий и Смиренный сердцем слушает молитвы также кротких и смиренных, а от раздражительных и гордых не принимает молитвы. Будь терпелив: без терпения невозможно спасение. Терпением вашим, сказано, спасайте души ваши [Лк. 21,19].

Чтобы тебе не иметь неудовольствия, когда со стороны прихожан будет много требований на молебны, говори в себе: благодарю Тебя, Господи, что Ты даешь мне возможность исполнить заповедь апостола Твоего: Непрестанно молитесь. За все благодарите [1Фес. 5,17–18], и радуйся, служа молебны какие бы то ни было: обыкновенные ли Спасителю и святым, благодарственные ли или с водоосвящением. Таким образом ты всегда будешь поддерживать мир и сладость в сердце, необходимые при каждом богомолении, частном или общественном. Точно так же поступай и при каждой другой требе, при каждой общественной службе.

Держись святой, богоугодной, мирной, неоцененной свободы и широты духа при всякой службе, при всяком слове и деле в обращении с людьми вне дома, равно и дома при обращении со всеми. Рабство, теснота духа – свойство человека малодушного. Смотри, чтобы смирение твое не переходило в это рабство духовное: в этом последнем случае оно не есть добродетель. Добродетель – дело свободы. Свобода сердца и мысли: вот что должно быть девизом твоим.

Строжайше внимай себе, чтобы всегда в отношении ко всем быть тебе послушным: к начальству или к пасомым, которым ты обязан совершенным послушанием Христа ради. Ты, по слову Христову, слуга для пасомых: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою [Мк. 10,43–44]. Бойся ослушания в какой-либо требе: оно может умертвить твою душу и лишить тебя награды за труды. Послушание лучше жертвы [1Цар. 15,22].

Если бы отцы наши, светила на земле, не были бы руководителями нашими в вере, если бы они не воспели достойно празднеств во славу Господа, Пречистой Его Матери и святых, если бы они не были руководителями нашими в совершении богослужения – ах! – как бы тогда был беден, жалок род человеческий, как тогда пуста и мертва духовно была бы земля, как мало тогда раздавалось бы славословий Господу! А теперь, по их милости, у нас светлые празднества, питающие и веселящие душу, воскрешающие в памяти нашей благодетельнейшие события из жизни Господа и Пречистой Его Матери и святых Его. Мы вторим их песнопениям и сами делаемся участниками их духовной, восторженной радости. Как жалки те церковные общества, у которых нет праздников.

Я замечаю иногда в себе совершенное нравственное бессилие, отсутствие в себе всякого добра и неспособность своими усилиями произвесть какое-нибудь добро. Вот здесь-то я вижу всю потребность в благодати Духа Святого; вот здесь-то я вижу, что без благодати Божией я – совершенное нравственное ничто и что все во мне доброе есть дар Духа Божия. Ах! Как тяжело чувствовать в себе нравственную пустоту, отсутствие добра и невозможность ввести его в душу своими силами! Какая тоска тогда на сердце, убийственная тоска! О Утешителю, Душе истины! Прииди и вселися в ны, и с Собою посели в нас всякое добро! Утешай нас в скорби о грехе. Твое утешение необходимо для нас: без Твоего утешения мы истаяли бы от печали о грехах.

Еще, в частности, я замечаю в себе по временам, особенно во время службы, [болезненное] лукавство сердца или нравственное брожение добра и зла, когда возникшее зло силится побороть не укрепившееся в сердце дремлющее добро. Сердце лукавит, посрамляет меня против воли моей. Чтобы уничтожить это лукавство, нужна благодать Духа, которая потребила бы лукавнующее зло и поселила вместо его в сердце добро и неразлучную с ним простоту.

В мрачные минуты твоей жизни помни всегда минуты светлые и радостные, которых было несравненно больше, и говори сам себе: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? [Иов. 2,10].

Яко праведен Господь и правды возлюби [Пс. 10,7]. Я, смиренный, многогрешный, проповедовал по приказанию начальства моего слово Божие в соборной церкви. При Божией помощи успешно шло мое проповедничество целый год: и слушатели, как известно, были им довольны, и цензоры – два архимандрита – также очень довольны, до того, что один из них превознес беседы мои похвалами. Охотно трудился я над делом Божиим, благонамеренно, добросовестно. Но что сделали со мною впоследствии зависть и злонамеренность, или, лучше, – не со мною, а со словом Божиим? Говоривши беседы год, я должен был продолжать еще год труд проповедничества. Без ропота, охотно принял я это, хотя и было не совсем законно заставлять меня упражняться в этом другой год. Я говорил полгода и представил, по обыкновению, на рассмотрение беседы мои, составленные, как и прежде, добросовестно. Что же делает злоба и зависть? Труд мой марают и меня чернят и бранят как можно, приказывая мне вперед молчать. Скрепя сердце, принял я напор человеческой злобы и от горести не знал, что делать: оправдываться или молчать. Счел за лучшее молчать. Думал я: ведь Господь, верно, исполнит Свое слово: Мне отмщение, Аз воздам [Рим. 12,19]. Или: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7,2; Мк. 4,24]. И что же? Скоро, скоро Господь отмстил за меня врагам моим злейшим прежде, чем я подумал об этом. Печатно, в слух всего света изобличил Он неправду судей моих, и они должны краснеть за себя пред лицом всех людей, которые трубят, как бы в рог, о их гнусных неправдах! Слава правосудию Твоему, Господи! Исполнилось Твое слово: Мне отмщение, Аз воздам. И: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.

В начале чтения слова Божия или писаний святых отцов, также при начале молитвы я ощущаю иногда странное, самое упорное противление сердца, презрительно отвращающегося от чтения и молитвы. В этом случае обыкновенно на сердце лежит как будто какой камень, который давит его тоскою и томлением. По мере принуждения себя к благому делу и по мере усилий к крайнему смирению противление проходит вместе с тоскою сердца; в этом случае я замечал, что от сердца как бы отрывалось что-то, и тогда становилось на сердце вдруг легко, легко.

Ты слышал слово Соловецкого старца Нестора? Подражай ему в ревности о слове Божием, в небоязненности знатных и сильных земли, в святых порывах благочестия.

Не часто ли бывает, что, когда мы приступаем к молитве, бываем, по крайней мере в начале, невежды языком, мыслию и сердцем?

Верно слово Спасителя, что Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его [Мф. 11,12]. Чтобы делать добро, я постоянно должен бороться с своим сердцем, которое всегда готово склонить меня ко злу: добро всегда с нуждою достигается, а зло сделать всегда легко, только опусти руки. Сердце наше – источник зла, по словам Спасителя.

Величит душа моя Господа, и возрадовася дух мой о Бозе Спасе Моем [Лк. 1,46–47]. Смотри, как одинаково действует Дух Божий в душах человеческих. Божия Матерь, по сошествии на Нее Духа Животворящего и осенении Ее силою Вышнего, величает Бога и радуется о Нем. То же было и с апостолами по сошествии на них Святого Духа: они также величали Бога на разных языках и радовались о Дусе Святе; то же было и с домашними Корнилия сотника и с самим Корнилием: по сошествии на них Святого Духа они величали Бога и духовно радовались. Царствие Божие есть мир и радость во Святом Духе [Рим. 14,17].

Людей, ищущих Бога, старающихся о непорочной жизни, лукавый преследует на каждом шагу: пред, во время и после каждого богоугодного дела, ставит им препятствия в добре постоянно, неутомимо, и – о, несчастие! часто уловляет он неосторожных в плен свой, запинает их в делах благих! А когда удается ему, лукавому, чем бы то ни было соблазнить нас, тогда получает над нами, как над пленниками, некоторую власть, щемя наше сердце тоскою и унынием, производя чувства нетерпения, досады, ропота, а иногда поселяет в сердце страх, обезнадеживая нас и на будущее время в милости к нам Господней. Что делать тогда, когда он тиранит наше сердце тоскою и отчаянием, когда оно болезненно занывает? Сотворите тогда три крестных знамения на чреве с верою в Распятого, поправшего силу диаволю, и в беспредельную милость к нам владычественной Троицы – и сердце ваше непременно успокоится, затихнет от боли. Так, я испытал это не раз. Лукавый, как дым, исчезал: это я ощущал ясно. Слава, слава, слава силе Креста Твоего, Господи!

Когда будешь читать слово Божие или молитвы, писания святых отцов, читай сердцем или, по словам Спасителя, слушай сердцем, добрым и благим. Об этом посоветуй заботиться и всякому.

Когда вы, братия и сестры, бываете на вечерах и в вихре танцев, при потоках света от люстр и канделябр, при звуках инструмента с увлечением сердца носитесь по обширным комнатам, – о! мне невольно приходит тогда в голову суетность ваша и дней ваших, проведенных в мыслях, заботах о танцах и в самом танцевании, и приходит на память тот вечный скрежет зубов, который ожидает всех неключимых, убивших в праздности дни свои рабов.

А когда сидите за столами роскошными, обремененными множеством напитков и переменных блюд, и сладко, часто до пресыщения, пьете и ядите, я вспоминаю тогда слова Спасителя: Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими [Лк. 21,34], или: Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете [Лк. 6,25]. И вспоминаю о тех плачущих и алчущих, которым обещаны в том веке радость вечная и насыщение бесконечное. (Если вы любите бывать на званых обедах – верно слово, – недалеки вы от погибели; скоро, очень скоро, может быть, найдет на вас внезапу страшный час смерти.) Ах, не прельщайтесь насыщением чрева, не предавайтесь с увлечением сердца никаким светским увеселениям и наслаждениям; если же уж нельзя иногда обойтись без танцев и обедов званых, делайте по крайней мере это без сердечного сочувствия и носите всегда в сердце слова Господни, предостерегающие вас от вечной погибели. Ах! Кто вас больше любит и хочет больше доставить вам покоя и услаждения, как не Тот, Кто положил за вас душу Свою? Радушные хозяева, созвавшие вас для угощения и веселья, конечно хотят доставить вам удовольствие и спокойствие; но они – сами люди такие же, как вы, сами рабы греха и диавола. Могут ли они доставить вам истинный мир и спокойствие сердечное? Внемлите!

У человека, преданного земным стяжаниям, для пользы его души нужно разбивать оплот его богатства и разных стяжаний, за которым душа его находится как бы за укреплением: оттого премудрый и всеблагий Бог допускает часто людям терпеть разные лишения от пожаров, потоплений и другие лишения.

Вера святая подобна великой, живоструйной реке, текущей по обширной пустыне; река эта очень длинная, начало ее – в Ключе воды живой, удаленном от нас на огромное расстояние; мы видим продолжение реки и с избытком почерпаем из нее питательное и прохладительное питие.

Нужно научиться молиться так, чтобы во время молитвы, как во время разговора с людьми, смотреть очами веры прямо в лице Того Существа, Которому молишься. И действительно, существа мира духовного при нашей вере и чистоте сердца так же легко могут сообщаться с нами, как люди живые с живыми.

Представляя Господа моего по правую сторону себя, я бываю спокоен, говорю молитвы смело, неспешно, ровно, с чувством. Что же за труд для тебя представить Его по правую свою руку или пред глазами твоими – представляй же всегда.

Какую сладость, какое спокойствие разливают животворящие Тайны в душе моей, когда я причащусь их достойно! Вот и сегодня, 5 ноября (среда), я причастился на радость себе.

Вся живая тварь: люди, животные, растения – как ничто: весьма малое число лет существования; рождаются, растут и умирают, и на их место появляются новые. Один Господь – вечен, бессмертен, все исполняет и осуществляет.

Когда ум и сердце твое обращены к Богу, ты спокоен, весел; а когда ты ходишь без Бога, особенно когда ты делаешь дела противные Богу, когда грешишь, тогда на сердце у тебя тяжело, ты испытываешь мучение. Что же отсюда следует? Вот что: взирай всегда к Богу и делай то, что Ему приятно, то, что поддерживает мир и любовь.

Вот ты, с Божиею помощию, при многочисленном народе прекрасно венчал свадьбу – потому что имел Бога Помощника пред глазами и нисколько не торопился, а произносил молитвы с чувством, по слову. И впредь так веди себя при всякой требе.

Ты много испытал горя от поспешности при чтении церковных молитв. Научись же, с Божиею помощию, не спешить. Ты унижал дух молитв, за то Бог унизил твой дух; а в молитвах движется Дух Святой.

Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Владычице, слава Тебе, Предтече, вы вняли молитве моей и даровали мне просимое – непреткновенно, достойно совершить Таинство Брака.

Господи! Ты – свет ума моего; Ты – сладость сердца моего. О! Как мне хорошо с Тобою! Но как мне худо без Тебя, когда я выпущу Тебя из ума и сердца! Тогда темно в голове, смутно на сердце!

8 ноября. Акафистом Спасителю и вечернею молитвою так усладилось сегодня сердце мое, что по окончании благоустроенно совершившейся молитвы душа наша неохотно расстается с молитвою, как младенец, которого вдруг отнимают от сладкого для него сосца матери.

Молитва с верою – настоящий сосец, который жадно сосет младенец наш – душа наша. Слава вере Христовой! Слава молитвам церковным! Как они чудно, животворно изменяют, преобразуют душу. Какую сладость разливают они во всем нашем существе! Вот это жизнь так жизнь наша! А вне веры и молитвы что за жизнь? Тень жизни. Слава Господу, не лишающему нас, грешных, дара молитвы!

Надобно всячески стараться на молитве, чтобы ток веры в сердце, как электрический ток в телеграфе, не прерывался во время молитвы: тогда молитва будет иметь удивительную сладость, как бы она ни была продолжительна, потому что тогда человек имеет непрерывное сообщение с Богом; но коль скоро ток веры пресекся на молитве, пресекается и сообщение с Богом, как и чрез телеграф нельзя иметь сношения с отдельным местом, если в нем пресекся ток электричества. О, Божественный, неоцененный дар веры! О, жизнь наша – вера! О, сладость сердца нашего! О, свет ума нашего! Бывает, что молитвы [читаются] с живою верою.

Из сна нынешней ночи узнай себя, что ты человекоугоден и лицеприятен. Непременно исправься и не смотри ни на какое лицо, когда нужно отдать кому справедливое.

Господи Иисусе Христе! Ты милость моя и суд мой! Широта или теснота, туга сердца моего – от Тебя.

Ни на минуту не поддавайся чувству малодушной робости, иначе лукавый завлечет тебя далеко, как и всегда, когда мы поддадимся движению какой-либо страсти, но возмогай в вере и надежде на Бога.

Молитва веры спасет болящего. Это я дознал опытом на себе. Молитвою веры попросил здоровья больной – и она стала поправляться. А [ничем грешна], кроме скупости, и в том, что не имеет надежды на Бога.

Я весь – не свой, а Божий; вся жизнь моя состоит или из наград, или из наказаний мне Божиих: хорош я – и награждает меня Бог; худ я – и наказывает.

По мере ослабления веры в сердце погасается духовная жизнь души: оставляют ее мир и радость во Святом Духе [Рим. 14,17]. Опыт.

Иной искусный ростовщик, видя, что у иного богатого человека лежит без обращения множество денег, жалеет, что деньги, такая текучая, полезная вещь, остаются мертвым, бесполезным и для него, богача, и для других капиталом; потому он сам (ростовщик) никогда себе этого не позволяет, зная пользу капитала, если обращать его в торговые обороты (потому что он делает ему прибыль). Богатый человек – Церковь; деньги – слово Божие и молитвы, назначенные для верующих; ростовщик – благоразумный чтец или слушатель-молельщик. Каждое слово Священного Писания, каждую молитву, каждое слово молитвы мы можем ежедневно отдавать в рост Богу, если с живою верою от сердца будем читать или слушать или воссылать их к Нему. Он прекрасно, бесконечно умеет умножать рост Своего святого слова или воссылаемых нами молитв, если мы детски в простоте веры читаем слово Божие или поручаем Ему себя в молитве: каждое слово молитвы Он сделает для нашей души не только живым, но и живительным капиталом, а всю вообще молитву – чудным, животворным богатством. Кто есть мудрый раб и верный, который приложит эти слова к сердцу и исполнит их на деле? Кто имеет уши слышать, да слышит! [Мф. 11:15, 13:9; Мк. 4:9].

Когда говоришь доброе слово или делаешь доброе дело, даже мыслишь только, смотри, для добра ли самого ты мыслишь, говоришь или делаешь; само ли для себя сердце это делает, для своего блаженства, или оно смотрит к другим и ради приличия только делает добро, лицемерно, притворно.

Сын мой! отдай сердце твое мне [Притч. 23,26]. Всего больше старайся, человек, об исправлении, о чистоте своего сердца: сердце – самое главное, душа в человеке. Блаженны чистые сердцем, говорит Спаситель, ибо они Бога узрят [Мф. 5,8], – сердцем, а не умом; приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня [Мф. 15,8]; добрым и благим сердцем слышавшие, приемлют слово... вземлет диавол слово от сердец их, чтобы они не уверовали и не спаслись... [Лк. 8,12]. Ибо из сердца исходят злые помыслы... [Мф. 15,19]. Видите ли, Спаситель указывает на сердце, как на самое главное в человеке. Святой царь и пророк Давид говорит: Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей [Пс. 50,12]. Видите, душу он прямо полагает в утробе, то есть во внутренностях. Сын мой! отдай сердце твое мне [Притч. 23,26], говорит Бог чрез пророка. Так говорит Священное Писание о важности сердца в человеке. Да и опыт уверяет нас, что душа наша, оживляя все тело, преимущественно живет в сердце. Приятное ли, скорбное ли что-нибудь случается с нами – сердце прежде всего чувствует радость или скорбь. Доброе ли дело делали – сердце прежде всего испытывает радость, расширяется от радости; худое ли дело сделаем – сердце прежде всего испытывает скорбь, стеснение, муку; когда сердце радуется, тогда и голова легка и светла, а когда сердце скорбит, тогда и в голове темно и тяжело.

Итак, душа наша преимущественно живет в сердце нашего телесного существа, хотя оживляет своим вездеприсутствием все тело. И Господь Бог наш, будучи вездесущ, преимущественно являет Себя на небесах: небо – престол Мой, а земля – подножие ног Моих [Ис. 66,1]. Если я сердцем не молюсь, молитва моя недействительна; если веры, соединяющей меня с Богом, не имею, я ничто; а вера – в сердце: если я не люблю, нет мне... никакой пользы [1Кор. 13,3] от всех дел по видимому добрых; а любовь живет в сердце, не в уме.

????? ????40 и потому подозреваю, что и другие злы до меня, недоброжелательствуют мне. Исправить свое сердце [злое на благое]. Господи! Помози мне!

Вы зли суще, – сказал Спаситель [Мф. 12,34]. Кто этого не чувствует сам в себе? Так, Господи, мы действительно злы. Если в нас бывает иногда особенный прилив злости и мы начинаем ненавидеть всех, не будем удивляться этому: это слепая гордость, которая считает себя добрым, – но признаем смиренно, что мы действительно таковы, и обратим это в повод к смирению; то бывает особенная милость, благодать Божия нам, когда мы бываем к другим истинно добрыми, истинно благорасположенными. Будем говорить чаще Господу: Господи! Ты пришел в мир грешники спасти, от нихже первый есмь аз (1Тим. 1:15): спаси меня от кроющегося во мне зла. Я без Тебя не могу творити ничесоже [Ин. 15,5], и не только не могу творить без Тебя ничего доброго – не могу от себя, яко от себя, иметь мысли хорошей, чувства доброго, святого. Помоги мне, Господи!

В сердце моем так много гнездится зла, что оно смущает меня почти во всякое время, потому что свойство греха смущает дух наш, наводит часто краску стыда на лицо во время собеседования с людьми и делает меня не совсем искренним в обращении с ними.

Во время молитвы и во всякое другое время нужно стараться уравнивать дух свой с Духом Божиим.

Бойся предпочитать что-нибудь Сладчайшему, Превожделеннейшему Господу, особенно тогда, когда ты идешь совершать литургию и насладиться Его животворящими Тайнами. Ничто да не занимает твоего сердца, кроме этих страшных Таин; все житейское отложи пред обеднею.

Начни, с Божиею помощию, упражнять себя в любви, прежде всего к домашним. Ни скупость, ни ненависть да не касаются твоего сердца: пусть сердце будет полно любви, и пусть от избытка любящего сердца уста говорят. Помни слова апостола, что если любви не имею, нет мне... никакой пользы [1Кор. 13,3].

Радуйся, что ты другим можешь доставить радость и удовольствие.

Сколько раз было тяжко, больно твоему сердцу от маловерия или неверия при причащении Святых Таин, – и сколько раз было сладостно, животворно от веры при их принятии! Сколько раз грех терзал твою душу, и сколько раз добродетель радовала, умиротворяла тебя! Еще ли ты остаешься неверен? Не буди неверен, но верен [Ин. 20,27].

Спокойствие душевное, мир, сладость сердца есть благодать Иисуса Христа. Придите ко Мне... и Я успокою вас (научитесь от Мене кротости и смирению): и найдете покой душам вашим [Мф. 11,28–29]. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам [Ин. 14,27]. Господь для того часто приветствовал миром учеников Своих и ученикам повелел приветствовать верующих миром (В какой дом войдете, сперва говорите: мир дому сему [Лк. 10,5]... мир Мой оставляю вам), чтобы показать этим, что мир – Его даяние и без Него нет мира. Вот отчего мы чувствуем мир во время и после достойной молитвы и после достойного принятия Святых Таин.

Господь всегда владычественно являет Себя над нашими сердцами и ничтожной твари не дает зазнаваться с Собою, а мы склонны от привычки зазнаваться со всеми; без живой веры и глубокого чувства смирения я не могу не во вред себе являться пред лице Его, если сердце мое и мысли мои сколько-нибудь непокорны Ему; например, если я позволил себе хотя только в мыслях, только в сердце некоторое недовольство Его делами, Его Промыслом, мне бывает очень тесно и скорбно, как сказано: Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое [Рим. 2,9]. Потому, если случилось несчастие возыметь в душе ропот на Бога, сейчас же нужно лечиться от этого яда мыслями и чувствами противоположными, то есть нужно благодарить Бога от всего сердца за бесчисленные Его к нам благодеяния, – тогда опять возвратится в сердце наше мир и спокойствие.

Боже! Ты – Бог сердца нашего, Ты державно носишь его в руках Своих, являешь Себя в нем.

Люди, как и вся природа, действуют на нашу душу чрез внешние чувства, и в этом отношении они (люди) ограничены, потому что не могут иначе иметь сношения с нашею душою, как посредством этих так называемых окон; но Бог непосредственно действует на нашу душу как Бог, как Творец духов и всякой плоти. Я это чувствую, ощущаю, как чувствую, ощущаю, когда действуют на меня люди, природа, и в этом отношении да прославится над нами держава великого Бога и да заградится неверие, утверждающее, что Господа мы не видим, а потому и не знаем, когда и как Он действует на нашу душу; я знаю, совершенно знаю, когда Он на меня действует, хотя не знаю как. Голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит [Ин. 3,8]. Потому человек прежде всего должен отвечать Богу сердцем, а не чувствами внешними.

Исав и Иаков (summarium41) – видимое изображение той невидимой борьбы, которая бывает внутри нас между добром и злом. В нас происходит почти постоянная домашняя борьба: зло силится всегда перебить дорогу добру, первенствовать, а добро – злу, и также хочет первенствовать; гордость хочет пересилить смирение; неверие – веру; самолюбие, ненависть – любовь к Богу и ближним; малодушие, дерзкое недовольство делами Промысла колеблет преданность воле Божией, покорность Его Промыслу; возмущение страстей – мир душевный. Что же должно быть следствием этой постоянной борьбы? Добро должно знать искусство запинать злу, низлагать его восстания в самом начале. Например, в тебе восстают помыслы гордости: не давай им усиливаться, а сейчас же пусть запнет и положит их на месте смирение; если помыслы неверия – пусть в то же мгновение поборет их вера; если ропот на Бога – пусть сейчас же запнет их сердечная благодарность Богу за премудрые дела Его всеблагого Промысла. По природе нашей испорченной зло (Исав) имеет первенство, но по благодати добро (Иаков) по справедливости должно запнуть его; сыны света должны быть мудрее сынов века сего, добродетель – мудрее зла. Дальше что? Исав все-таки не остался без благословения и слезами вымолил у отца место в роде благословения. Что это значит?

Беда нам от греха: он бороздит, дерет нашу душу на всем ходу нашей жизни, даже при делании добрых дел.

Иногда люди жалуются, что начальство или простые люди забывают все хорошее, что они сделали, и помнят только худое и платят только за худое. Но верно слово Спасителя: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7,2; Мк. 4,24; Лк. 6,38]. Ты Божии благодеяния тебе забываешь, а смотришь и ропщешь на Его наказания, которые хотя и тяжелы, а все – благодетельны по своим последствиям. Не жалуйся же, если и твое добро забывают, а видят только твое зло, которое есть действительно зло.

Как поэтому нам необходим Спаситель, Который бы постоянно спасал нас от греха и в здешней жизни, и совершенно избавил бы нас от него в будущей. Если бы не умерщвлял грех, тогда не нужен был бы и Спаситель; но он убивает душу и здесь, и после смерти телесной – на бесконечные веки. Как поэтому необходим Спаситель. Кто этого не видит? Нельзя нам жить без Спасителя.

Молитва – драгоценнейшее сокровище для человека: произнесенная с верою и упованием на Бога, она прогоняет из сердца страсти, сердечные мучения и восстановляет в душе мир и спокойствие. Поэтому, если какая страсть мучит вас, тотчас обращайтесь к молитве; если вам крайне не хочется молиться в это время, то преодолейте себя, говорите Богу откровенно: Господи! Вот я такой и такой, положим – гордец, завистник и самолюбец и пр.; во мне крайне много зла; Ты все можешь, Ты можешь меня очистить, преобразовать; очисти же, преобразуй меня, исцели страсти мои. Опыт.

Я причащаюсь Вечери Любви и – не имею искренней любви к ближним, не люблю их, как себя, – [ни] с чем не сообразно. Да будет же для тебя Вечеря Любви побуждением к любви. Другим побуждением да будут для тебя внутренние грызения страстей, например самолюбия, ненависти, зависти и др. Ты знаешь, что страсти грызут душу, как лютейшие адские псы. Принеси в жертву любви другим то, что для тебя немаловажно, что ценно: иначе чем ты докажешь любовь?

В чьем сердце живут страсти, тот не может быть способным к наслаждению чувствами чистой, горячей любви, чувствами доброго, прекрасного, высокого. Что общего у света с тьмою? [2Кор. 6,14]. И поэтому уже необходимо искоренять страсти. Человек страстный – если служитель Божий – или малодушен, или дерзок пред лицем Божиим, и не может быть достойным служителем алтаря, если не изменится к лучшему.

Часто видим людей легкого характера, которые скоро зазнаются со всем, что их окружает. Если такие люди поставлены на высоте священства, то и тут, пред самым престолом Царя царей, также зазнаются. Но Царь царей державно вразумляет их, оставляя их только Своею помощию. Тогда они или предаются превратному уму и творят непотребства [Рим. 1,28], или становятся как прах, егоже возметает ветр от лица земли [Пс. 1,4], или лист, ветром носимый.

Человек страстный теряет дерзновение пред Богом и удаляет Его из сердца. Это бывает весьма ощутительно. Господь наказывает и одно поползновение ко греху: Он знает нас больше нас самих: Бог больше сердца нашего [1Ин. 3,20]. Это я ощущаю.

Когда я живу по законам Владыки моей жизни, мне бывает хорошо, я хожу в широте; а когда уклоняюсь от Его законов, согрешу, мне тяжела бывает жизнь, я хожу с стесненным сердцем.

Когда начинает овладевать тобою какая-либо страсть, вспомни тогда Спасителя и призови Его на помощь: Он сейчас явится и избавит тебя от мрака и тиранства ее. Говори Ему: вот, Спаситель мой, пришло время явить Тебе на мне милость и силу Свою – яви ее, Человеколюбче!

Господи! Страшная Жертва Твоя да будет для меня всегда велика, всегда нова, как она всегда для меня животворна.

Благодари всегда Бога за мир, которым ты теперь наслаждаешься при вере в Него, и помни, каково тебе было без Его мира. Ах! Что за мир Божий! Как он вожделен, драгоценен для души нашей.

Слава животворящим Тайнам! Какой порядок, какой мир и спокойствие производят они в малом мире – человеке, который вообще так мало может похвалиться внутренним порядком и происходящим от него миром и радостию сердца! Как ощутителен, заметен во мне Господь по принятии Святых Таин! Во внешнем мире я усматриваю Господа в изумительном порядке, стройном течении всех вещей великих и малых, в этом течении светил, в этом возникании и возрастании животных и растений, из коих каждый род знает сам себя без света разума, – и во мне я узнаю Его по сладостному согласию и миру душевных моих сил, по порядку духовной моей жизни.

Уже не по твоим речам [слав.: за твою беседу] веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос [Ин. 4,42], говорили жене самарянской, рассказавшей им о Христе Мессии, когда жил у них Христос два дня. Так и мы сначала веруем в Господа за беседу других, именно за беседу святых евангелистов и апостолов, а потом и сами внутренним чувством сердца удостоверяемся в том, что Иисус Христос есть Спас миру и нам. Действия живущего в нас Христа опытно уверяют нас в том, что Он – наш Спаситель.

При встрече с нищими говори себе: как очи их обращены на руку нашу, так очи наши – к Господу, Богу нашему, доколе Он помилует нас [слав.: ущедрит ны] [Пс. 122,2], и не обленяйся никогда подавать милостыню.

Sententinae42. Августа 28 дня 1858 года. Господи! Силою креста Твоего, с сердечным вниманием и с верою изображаемого на груди и чреве, я выгоняю из сердца мучительный страх бесовский: слава державе Твоей, слава силе Креста Твоего, Господи! Непобедимая, непостижимая, Божественная сило Честнаго и Животворящего Креста, не остави нас, грешных!

Имей всегда пред глазами зерцало совершенств Божиих: премудрости, благости, правосудия, всемогущества, всеведения, вездесущия, неизменяемости, чтобы тебе ходить во свете и исправить стопы свои. Если, например, ты преткнулся, согрешил и терпишь наказание за грех, внутреннее или внешнее, то вспомни, что правосудный Бог, наказавши тебя здесь, не накажет в другой жизни. С правосудием, которое, впрочем, обезоружено уже для нас Сыном Божиим, представь Его благость, которая влечет нас к Богу с такою же силою, с какою правосудие устремляется на наказание грешника; даже благость скрывается в правосудие, чтобы, наказавши преступника, помиловать его помилованием вечным. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? [Евр. 12,7] – говорит апостол.

Господи, носящий всяческая глаголом силы Своея [Евр. 1,3]! Поддержи и меня, падающего от уныния и малодушия. Ты поддерживаешь мою телесную жизнь – поддержи и духовную.

Как резко, осязательно различаются во мне два совершенно противоположных состояния: состояние благодатное, состояние мира и свободы духа – и состояние безблагодатное, состояние мучения, скорби, тоски, рабства души! В последнее я повергаюсь, окаянный, жалкий, бессильный, каждый раз, как согрешу пред Богом, моим Праведным Судиею; в первом я бываю при искреннем, горячем раскаянии в моих грехах, когда слезы текут из растерзанного скорбию сердца, когда Праведный Судия и Сердцеведец пременяется в любвеобильного Отца, с распростертыми объятиями принимающего блудного, обратившегося к Нему сына, и когда я удерживаюсь, по Его благодати, от грехов и делаю добро. Боже праведный! Тяжек жезл Твой, которым Ты поражаешь меня! Но да будет воля Твоя!

Господи! Ты знаешь, что я падаю невольно. Призри на мое старание не падать, призри на мои слезы по падении; призри на мою радость, когда я при помощи Твоей преодолею себя, не поддамся своей слабости.

Сей же род изгоняется [слав.: исходит], сказал Спаситель о бесах, вошедших в людей, только молитвою и постом [Мф. 17,21; Мк. 9,29]. И точно, этот род исходит из людей молитвою. Люди не от мира сего знают это по опыту. Часто после усердной молитвы в минуты спокойствия душевного, в минуты свободы от искушений они с ужасом вспоминают о том страшном мучении, которое производил в них демон темный, и радуются, как бы спасшись от ада, когда он силою молитвы выйдет из них, и Ангел мирный осенит их опять своими святыми и священными крилами.

Господи! Даруй мне слезы оплакать моего духовного мертвеца – душу. С ужасом я вижу, что сердце мое умерло для веры, надежды и любви; ум помрачился: нет в нем святых созерцаний, нет в нем света истины; какой-то мрак бродит в голове. Господи! Да воссияет и мне, грешному, свет Твой присносущный!

Сладостный сон. Видел я во сне покойного государя Николая (но как будто он жив и не умирал). Он обозревал свое царство; обозревая, зашел в дом к какому-то покровительствуемому им человеку (как будто Кудр.), от которого узнал, что я оказал великодушный поступок кому-то поданием значительной милостыни. Был будто бы около этого дома и я: хотел я видеть царя. Царь горячо принял поступок мой с любовию и царственным видом попечения о всех своих подданных, приласкал меня царским словом, дал мне в награду какую-то бумажку, о которой я думал, что рубль, и велел мне с ним идти и чай у него пить. Между тем будто бы я показал свою бумажку другим, и оказалось, что она – царский билет, по которому я мог из любого казначейства получить сто шестьдесят рублей серебром, а другие говорили, что тысячу с лишком. Так щедро царь наградил за одну милостыню. Вот я дождался, пока царь пошел домой; осклабясь, посмотрел он на меня и пошел домой отдохнуть от трудов. Я шел вдали от него. Государь шел как партикулярный чин: его никто не узнавал (так и мы не узнаем шествующего в нас Промысла). Пришел он домой. Зашел в царский дворец и я; тут нашел некоторых нищих и царских слуг, которые спросили, зачем я здесь, и я сказал зачем. Долго я ждал и хотел было уйти переменить свою нехорошую шапку, которую второпях взял у кого-то вместо своей; стали показываться князья, чтобы видеть, кого царь почтил такою милостию; явились из других покоев опять князья, со светлыми, осклабляющимися лицами, добрые, приветливые, и спрашивали меня: что, батюшка? Я отвечал: папенька ваш приказал мне у него чаю напиться. Явились и княгини с добродушным, веселым видом и приветствовали меня. Скоро подали и чай, и я напился. А царя больше не видал. Жене я говорил: смотри, как Бог нас награждает за доброе дело, – не станем же опускать случая сделать доброе дело никогда. Какую сладость чувствовал я от сна! Как долго следы его оставались в сердце!

Священное Писание – светило, сияющее в темном месте этого мира. Как многих оно просветило! Сколько людей заимствовало от него силу своего слова! Все великие проповедники церковные, все творцы духовных творений, в коих мы находим столько услаждения, столько возвышенности и красоты слова, образовались Священным Писанием.

Твои мучения после каждого греха и твое спокойствие, твоя радость после сердечного раскаяния или после другого доброго дела, благопоспешество в делах означают то, что без Христа ты предмет тиранства диавола и страстей, а со Христом ты чадо Небесного Царствия, блаженное, премирное.

Не отчаиваться в милости Божией после греха – прекрасное дело: Бог милует грешника, старающегося избегать греха и, однако же, часто обладаемого диаволом, если грешник не отчаивается в милости Божией, но уповает на нее. Диавол все употребляет, чтобы привесть человека в отчаяние. Слава Тебе, Господи, милующему меня! А соборное служение – для меня камень претыкания.

Надобно, чтоб исходною точкою молитвы всегда было сознание своего окаянства, своей бедности, нищеты и слепоты. Наша плоть всегда готова говорить: богата я и ничего не требую – богат есмь и обогатихся и ничтоже требую [Откр. 3,17]. Всегда она горда.

Как узнавать действия духа злого в человеке? По плодам их узнаете их [Мф. 7,16], – сказал Спаситель. Если ты ропщешь, хулишь, то в тебе непременно бес.

К веществу мы привлекаем Духа во всех наших обрядах, будет ли это, например, вода или масло, или другая какая жидкость, или, например, хлеб и проч.

Искренно, доброхотно принимай, собеседуй и провожай.

Надобно, чтобы сердце пред молитвою, как и во время молитвы, было совершенно проникнуто любовию к Богу и к людям, чтобы в нем отнюдь не скрывалась вражда на Бога или на людей ни под каким видом, например, под видом недовольства, ропотливости, любви к миру, ненависти, злобности, скупости, – словом, чтобы оно было чисто от болезненных струпов греховных и от тли страстей. Если чувствуешь пред молитвою, что сердце твое болит, ноет, что на нем как будто лежит какая тяжесть, препятствующая ему возвышаться горе, к Богу, тотчас постарайся ввести в него любовь к Богу искреннюю – и оно исцелеет. В молитве жизнь сердца имеет самое важное значение. Не подняться ему к Богу, если страсть какая будет гнести его. Верно слово, что где сокровище ваше, там будет и сердце ваше [Мф. 6,21].

Помни, что ты нечто больше, как порождение истекшей влаги, – и смиряйся.

Чтобы являться с любящим сердцем пред лице Божие во храм, надобно постепенно закалять его в любви дома и в обращении с людьми.

Истребляй червя самолюбия: он сильно подтачивает жизнь души.

Имей непорочную совесть и храни незлобие сердца.

Владычице Богородице! Утешение скорбящих, слава Тебе, благодарение Тебе! Ты муки сердца нашего претворяешь в сладостное спокойствие, бурю страстей – в тишину благодати Божией! Сердце лукавое, непостоянное! Да не дерзаешь ты когда-либо отрицать явных милостей Царицы Небесной!

Не много говори устами – больше сердцем. Коли сердце горит, тогда хорошо и устам говорить. Но если придавлено, прищемлено каким ни есть грехом и язык одиноким болтается, то лучше ему не болтаться на грех.

Это только дело у тебя и есть (разумею службы и требы): к чему же тебе торопиться, к чему поспешать? Совершай его как можно спокойнее, ровнее: оттого у тебя будет спокойствие и радость на сердце. Да помни же это, глупая голова!

Доколе не научишься при Божией помощи побеждать свои страсти, дотоле не преодолеешь чувства смущения, с тобою случающегося, потому что свойство страстей – смущать дух наш.

Как Бог, видя нашу веру и усердие к молитве, услаждает нашу душу и подкрепляет ее в святом деле Своею благодатию, так и диавол, видя нашу слабость или слабое усилие в молитве, угнетает, поражает тоскою наше сердце и совсем расслабляет его для молитвы.

Не в том, так в другом месте пожар; не во мне, так в членах моего семейства лукавый раздувает пламень страстей. Неутомимо деятелен дух злобы.

Прекрасно провел я среду (3 сентября): бодр, спокоен, весел был целый день. Отчего? – От беспреткновенного служения, от бездействия страстей, от трудов ради Бога и, наконец, от поста. Пост – важное дело! Сохрани меня, Боже, так и впредь.

Пресвятая Дево Богородице! По Телу и Крови Сына Твоего, которых я так часто причащаюсь, дерзаю я назвать Тебя сродною мне! О Владычице! Ведь от Тебя это Тело и эту Кровь принял Сын Божий, ведь и то Тело и та Кровь Господа моего, коих я причащаюсь, одно с Телом Господа, Сущим на небесах. Как же мне не любить Тебя, паче же Сына Твоего, Бога Твоего и моего! О Владычице Пречистая! Даруй мне стать в спасительное сродство с Тобою не только по Телу и Крови, которые я часто принимаю недостойно, но и по вере, надежде и любви; даруй стать в спасительную близость с Тобою по мыслям и чувствам. О Владычице Пречистая! Я нуждаюсь, крайне нуждаюсь в чистом сердце! Ты вся можеши, Всеблагомощная: можешь Своими всесильными мольбами испросить мне у Сына и Бога Твоего благодать сердца чистого, чтобы в нем жили вера, надежда и любовь, – испроси же, Пренепорочная!

После причащения Божественных Таин изменяюсь я чудным изменением. До причащения обыкновенно я страшусь себя, как чудовища, потому что вижу внутри себя бездну всякого зла, едва сдерживаемого, подавляемого напряжением к противоположным ему добродетелям; а после причастия я становлюсь чистым, кротким ангелом, что само по себе для меня невозможно; во мне затихает, замирает стоглавое чудовище греха; я уже не страшен себе, а совершенно доволен собою: такой во мне мир, такое чудное спокойствие! Слава, слава, слава Божественным Тайнам!

Что за чудо! Что за новость? Что за странность? Преткнулся я во время службы, и не раз, не два, а пять или шесть – и я спокоен; адский страх и смущение не проникли в мои кости, в мою душу. Разве Бог не остается всегда правосудным? Понимаю. Именно по Своему правосудию Он не дал лукавому огорчить, опечалить меня. Как же так? Сегодня день Ангела жены моей, день радости, а не печали. (Чтобы не претыкаться, нужно оглядеться, и страх пройдет.) Диавол хотел и сегодня повергнуть меня в печаль, в уныние, но не допустил Бог; лукавый мог только затмить ум, чтобы в темноте я преткнулся, но не мог по милости Божией предать меня унынию. Бог прогнал его.

Ты слышал, что не с тобою одним случаются преткновения во время службы, а и со многими другими, что смущаться и унывать от этого смешно и грешно, что принимать каждое преткновение близко к сердцу никак не должно, что как можно меньше надобно думать о том.

Чем ощутительнее след Господень в причащении, тем неизвинительнее самый мгновенный помысел неверия: он оскорбляет Господа и удаляет Его из нашего сердца. О! Что у меня за сердце! Оно, назло мне, идет наперекор всему истинному, святому, оно вечно разногласит со мною. О! Кто даст мне источник слез, чтобы выплакать мне грешное сердце!

Чтобы молитва или духовное чтение (например, из Священного Писания) принесли услаждение душе, нужно углубиться мыслию и сердцем в содержание молитвы или чтения: без этого условия не может быть услаждения.

При чтении какого-нибудь места из Священного Писания нужно принимать живое, искреннее участие в том лице, о котором идет речь или которое представляется говорящим, нужно быть на время как бы одно с ним, как бы одна душа, тогда чтение достигнет своей цели. Но оно не достигнет своей цели, когда читаемое место будет как бы чуждым для души читающего, когда он верою не примет участия в лице, о коем идет речь, когда он не станет в его положение или, лучше, – во все его положения.

Если во время молитвы верою Христа в сердце не введешь, к устам твоим Он не пристанет, хотя ты скажешь сто раз: Господи! Господи! А пользы ты от молитвы не получишь, потому что духом и истиною достоит кланятися, то есть сердцем, говорит Спаситель [Ин. 4,24].

Молись – не торопись; за слова размышлением и сердцем держись; на воздух их не бросай, воздух без тебя наполнен всякими словами праздных людей, а твои слова все без остатка должны идти в тебя и напоять, питать твою душу. Горе нам от невнимательности сердечной во время молитвы: тогда как мы на устах носим молитву и сладчайшее имя Господа, Пречистой Его Матери и других святых, в сердце иногда бывает пусто, в нем водворяется мерзость запустения; а иногда и то бывает, что на устах Христос, а в сердце – диавол. Это бывает тогда, когда молится человек, преданный какой-либо страсти во время самой молитвы, например гневу, сребролюбию, зависти, ненависти и др. (также неверию, небрежности, холодности касательно веры).

Боже мой! Как велика потребность веры для сердца человеческого! Оно тоскует, тужит, когда сомнение проникает в душу, и перестает тосковать и тужить, когда возвратишь ему веру и прогонишь сомнение. Оно жадно пьет веру, как жаждущая земля влагу, и расширяется и трепещет от нее радостию. Так, Создатель, устроил Ты нас, что без веры нам жить невозможно, без веры жизнь не жизнь. Господи! Насади живую веру в сердцах наших!

Да не касается ядовитая, душетленная пыль греха до сердца твоего ни под каким благовидным предлогом! Страсти обманчивы! Они непременно принимают на себя вид какой-то справедливости – и уловляют бедную душу в свои сети и мучат ее, поймавши, как неосторожную птичку.

Во мне резко обозначаются царство света и царство тьмы; я вижу, где кончается одно и начинается другое.

Нищим давать, а от своих отгрызать – лицемерие.

Написать рассуждение о молитве и добрых делах, без которых спастись нельзя.

Ты ищешь Бога часто вне, тогда как Он внутрь тебя: Царствие Божие внутрь вас есть [Лк. 17,21].

Христос – покой нашего сердца, нашей души, не только после смерти, но и при жизни: Аз упокою вы [Мф. 11,28]. Сладкие опыты в этой жизни – свидетельствуют то же.

Бог испытует сердца и утробы. Это – истина не на вере только основана, но и дознана опытом. Мы знаем по опыту, что от Бога нашего не может утаиться ни одна мысль, ни одно желание, ни один помысел – добрые то они или худые; при добрых – у нас спокойствие в сердце, незазорность; а при недобрых, при худых – мучение сердца, зазорность. Мы ясно замечаем – то благословение, то проклятие Божие на нашей душе. А это и означает то, что Бог испытует наши сердца и утробы: Бог больше сердца нашего и знает все [1Ин. 3,20].

Господи! Сотвори меня достойным совершителем Таинств – искренним, твердым, богобоязненным. Без Тебя меня окружает мрак помыслов: в сердце бессилие, скорбь, теснота.

Как диавол силится утвердить в нас свое владычество! Удалось ему склонить тебя ко греху раз в чем-нибудь – он уже и вперед отстаивает наше невольное поползновение ко греху и старается всемерно держать нас в плену своем. Все он действует через помыслы, быстро, мгновенно, лукаво; потому побеждать его трудно, можно угадывать только, где его засада будет, но образ нападения невообразимо быстр и ловок: он вдруг старается нападать на сердце и на ум. Но слава Богу, поддерживающему нас среди искушений врага. Много значит, что после искушения, которого мы не выдержали, но пали, не предаемся унынию и отчаянию, не мучим себя бесполезно и не лишаем себя силы и бодрости делать дела своего служения. Чтобы привесть нас в смущение и отчаяние касательно немощи нашей совершить известное дело, на котором мы раз преткнулись, диавол держит нас в страхе и смущении прежде начатия того же дела в другой раз. Но молитвою и крестным знамением на сердце этот страх прогоняется, и восстановляется в душе прежний мир и спокойствие. Это – дознано опытом.

Почти вседушевно, всесердечно во святых Божиих, в особенности же в Матери Божией то, чего ты сам не имеешь: чистоту, святость, смирение, величие души, – ведь ты сам нечистый, грешный, низкий, жалкий по душевному состоянию. Приближайся молитвою и верою к их святыне, чтобы и на тебя от обилия их духовного света пал луч и озарил мертвый мрак души твоей.

Говорят: почему пророчества о Спасителе в Ветхом Завете неясны, а прикровенны и рассеяны незаметно по Священному Писанию? Потому что если бы они были ясны, то все узнали бы Спасителя по Его пришествии, а потому все почтили бы Его и не посмели бы Ему причинить никакого вреда, – тогда не совершилось бы искупление наше чрез Его страдания и смерть. Надобно было, чтобы драгоценный бисер – Христос, был не узнан и повержен бесчестно для нашего спасения в землю; чтобы камень, бывший во главу угла [Пс. 117,22], был пренебрежен зиждущими. А кроме того, где бы в таком случае было послушание вере?

Теперь тебе надобно упражняться прилежно в чтении слова Божия, в молитве и в искоренении своих страстей, а потом уж, по обновлении души своей, заниматься проповеданием слова Божия. Врач! исцели Самого Себя [Лк. 4,23].

Когда насыщались, то превозносилось сердце их, и потому они забывали Меня [Ос. 13,6]. Вот почему мы забываем Бога: мы сыты от даров Божиих и возносимся сердцами своими.

Да приидет прежнее время смелости и бодрости в служении; да не устрашает меня сердце мое.

Велики, неоцененны будущие блага, поэтому, если бы нужно было купить их величайшими злостраданиями целой жизни, – не должно отказываться от них, но с готовностию терпеть все, подобно мученикам. Зато после всех злостраданий, после всех трудов приятно будет сказать: Мы вошли в огонь и в воду [слав.: проидохом сквозе огнь и воду], и Ты вывел нас на свободу [Пс. 65,12].

Торопливость и смятение при чтении происходят оттого, что хочешь вдруг обнять и выговорить все, о чем говорится в молитве; чтобы избежать этого, надобно понемногу брать слов и читать с расстановкою, с отдыхом, иначе можно захлебнуться множеством слов, вдруг принятых, как захлебываешься водою, в большом количестве принятою в рот.

При богослужении ради смирения помни, чем ты был и чем тебя Бог сделал. Помни свое детство, помни свое бедство, помни свою юность.

Сомнение или неуважение к святому делу нужно подавлять в самом начале и не давать возрастать им в душе.

Кровь Иисуса Христа Сына Божия очищает нас от всякого греха. Эта истина не на вере только основана, но и на опыте. Я, грешный, очищался многократно от грехов и находил свидетельство в своей совести и в своем сердце об этом спасительном, радующем очищении.

Да не надеющеся будем на ся [рус.: на самих себя], но на Бога Жива [2Кор. 1,9]. Вкорени это в мыслях и сердце.

Кто гневается, тот горд. Брось ты гордость, самонадеянность, самолюбие.

Поспешное чтение от гордости, от пренебрежения.

Мир и все, что в мире, – ничто; я – также ничто. Един Бог – Бытие и Полнота всякого бытия. Как младенцы без матери, так мы – без Спасителя.

Видит Бог, что ты, как паук, трудишься.

Имей всегда Бога пред глазами и не упускай Его никогда из виду. Ты всегда будешь победителем.

Вспомни, как ты постепенно получал способность мысли и язык. Как радовались родители, когда ты начал выговаривать первые слова, каким счастием они почитали это! А ты теперь забываешься, ни во что ставишь способность мысли и слова, потому что тебе Господь дал легко и мыслить, и говорить хорошо. За то тебя Господь наказал и наказывает. Будь благодарен Богу за Его милости.

Сегодня (24 сентября) я получил совершенную, полную радость о Господе. Не было ни малейшей тяжести на сердце: Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное [Мф. 5,3; Лк. 6,20]. Господь вселился в меня именно ради моего смирения. Призри на смирение раба Своего, Господи! Научи меня смирению. 25 и 26, 28 и 29-го так же.

Не сомневайся о том, будет или нет Господь твоим Промыслителем, Помощником и Покровителем завтра. Если увидишь завтра, что солнце взошло над землею и над твоею грешною головою, то это значит, что и духовное Солнце – Бог, ходит над тобою; если промышляет Он о мире, то непременно и о тебе.

Глубочайшее смирение, уничижение самого себя, преданность в волю Божию есть действительнейшее средство служить Божественные службы и причащаться достойно, животворно, сладостно животворящих Таин.

Если веру, преданность в волю Божию во время богослужения или совершения требы диавол будет стараться похитить из твоего сердца, скажи Господу: виждь, Господи! Я служу Твою службу – не оставляй меня; а пред причастием, когда диавол будет стараться похитить у тебя веру и расстилать мрак в уме и сердце, скажи: виждь, Господи, вера моя ослабевает, затмевается; призри на меня оком благоутробным в минуты сии великие и страшные; Твои это Тайны, от Тебя да будет мне дарована и вера живая. Итак, никогда в служении Тайнам не полагайся на себя, на свои усилия, на свои доводы ума, даже не приводи текстов из Священного Писания, а положись на Бога: вера – Его дар; тем более ты не должен страшиться пред принятием Таин, что вот-вот диавол похитит твою веру: не сильнее ли, не болий ли есть Иже в вас, нежели иже в мире [1Ин. 4,4], то есть диавол? Такая боязливость – от маловерия или безверия. Если силен Бог творить Тело и Кровь из хлеба и вина, то силен дать и веру живую, несомненную. Вспоминай чаще о чудесных последствиях причащения для души – и верь, что как в тебе Бог производит такие чудеса Святыми Тайнами, так и во всех, достойно причащающихся.

В сытом желудке диавол удобно гнездится.

Избегай душевного смятения; всячески старайся быть спокойным, бодрым, ровным.

Прежде всякого доброго дела внутренно помолись Господу Богу, чтобы Он помог тебе в пользу душевную, или вместе и телесную, совершить его. Это нужно для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога жива [2Кор. 1,9]. И самого малого дела не начинай без внутренней сердечной молитвы ко Господу; во всем надейся на Господа и ни в чем – на себя; весь ты – не свой, а Божий.

Когда злой дух чрез смущение и боязнь, причиняемые им душе, будет лишать тебя спасительной, мирной надежды на Господа, скажи ты лукавому: Бог удивлял на мне милости Свои в продолжение всей моей жизни непрерывно, и это укрепляет мою благую надежду на Него, что Он и теперь, когда ты хочешь устрашить меня безнадежностию и отчаянием, удивит непременно милость Свою, – только бы я обращал к Нему умные очи сердца; а ты, ничего мне не делающий, кроме смятения, омрачения и всякого зла, удались от раба Божия: Господь мой да проженет тебя, как Он прогонял темную вашу силу во время земной Своей жизни. Ты хочешь лишить меня и веры в Господа, но почему не лишаешь меня веры в себя? Зачем я ощущаю твои ядовитые, мертвящие душу прилоги? Ужели ты думаешь, что твои следы я чувствую в себе, а сладчайших, животворных, радостных следов моего Господа я не чувствую? Прочь, ничтожная, разрушающая всякое добро тварь! Мой Бог распространяет всюду добро и радость, и даже во мне, когда я прилепляюсь к Нему верою.

Если лукавый будет устрашать тебя продолжительностию молитв при какой-либо требе и отнимать у тебя надежду на ровное, спокойное прочтение их, скажи ему: отчего же я не страшусь продолжительности домашних, уединенных молитв и говорю их спокойно, ровно, неспешно? Отвечай мне на это. Чем ты меня смущаешь? Присутствием множества народа? Но если я делаю святое дело, зачем смущаться мне народа? Не безрассудно ли это? Или ты тут действуешь моим собственным, внутри меня скрываемым недугом, разумею, человекоугодием, побуждая меня ускорить молитвы ради ленивых людей, мало или вовсе не понимающих совершаемого мною святого дела, или пропустить кажущиеся тебе или им неблагозвучные для растленного слуха слова? О! Если так – я сам виною всего; сам ношу в себе, в своей душе, духовный кинжал, убивающий мою душу, сам гублю себя! Если так, то я безумный гордец и глупец, потому что истину Божию применяю к растленному чувству человеческому, меняю Бога на людей; стыдясь людей, не боюсь Бога! Да страдает же в таком случае сердце мое страданием адским, и да научится чрез то всегда быть верным истине Божией пред лицом непостоянного, грешного света, рода прелюбодейного и грешно