1. Подвижническая жизнь есть не что иное, как воздержание от страстей, господство над помыслами, непрерывная борьба против невидимых врагов, сохранение души чистою от дурных помыслов, которые возбуждают нас, ибо во время помыслов страсть возгарается, как огонь, между тем как мы, удаляя страсти, отражаем искусителя при самом его нападении.

2. Мы имеем большую нужду в бодрствовании и внимании, в готовности сердца к обузданию ума нашего, дабы он не склонялся к тому, что не должно (делать), не впадал в неуместное, не начертывал дурных образов, не создавал греховных пожеланий, от которых нам нет никакой пользы, а напротив и чаще всего – мы скорбим и сокрушаемся, не постигая ничего полезнаго. Посему единственное спокойствие и единственное удовольствие состоят в том, чтобы очищать душу и заботиться о безстрастии.

3. Итак, станем пребывать в непрерывном свидетельстве нашей совести, не преклоним, братия, колена пред Ваалом, не допустим того, чтобы помыслы одержали над нами победу, а еще лучше – будем погашать разженныя стрелы лукаваго слезами, вниманием, молитвою, сокрушением и остальными изнурениями плоти. Ибо "супостат" наш, «яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити» (1Петр. 5, 8), кого уловить в добычу или отчасти, или всецело, – ибо, уловив отчасти, он не довольствуется, но всегда стремится вперед – к худшему, пока не предаст греховной смерти. Так, он прежде всего старается, чтобы мы приняли приражение (прилог), потом внушает в сердце что-либо дурное, а после, обольстив таким способом и отравив душу, он выводит ее из естественнаго состояния и делает ее безумною, несмысленною и слепою, стремящеюся к тому, что не должно (совершать). Посему мы всяким хранением должны блюсти свое сердце, не давая места диаволу, но тотчас отражая нападение (прилог). Если же мы при этом потерпим поражение, то, по крайней мере, не должны оскверняться (его внушениями); если же мы и в этом будем побеждены, то не станем долго пребывать в таком состоянии и не допустим увлечь себя до пределов греха. И нам случается испытывать такое (бедственное) состояние от предразсудков и воспоминаний о прошлом. Станем же избегать предубеждений, будем уклоняться от юношеских воспоминаний. Ведь быть посредством воспоминания в прошлом что другое означает, как не то, что мы обратились сердцем в Египет? Это нам следует соблюдать по внутреннему человеку.

4. Итак, братия, станем бороться, укрепляясь всеми силами, по могуществу силы пребывающаго в нас Духа, «помышления низлагающе,» согласно написанному, «и всяко возношение взимающееся на разум Божий» (2Кор. 10, 4–5). И это (следует делать) непрестанно. Ведь это – война непреоборимая, это – мученичество многовидное и многодневное. И кто не предается помыслам, хотя постоянно истязуется ими, кто не склоняет колена пред Ваалом, но противоборствует страстям с рвением и мужеством и побеждает их, тот, очевидно, подвергается мучению каждый день, и может вместе с апостолом Павлом говорить: «по вся дни умираю» (1Кор. 15, 31). И при конце своих подвигов он может с дерзновением сказать: «подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох, прочее убо соблюдается мне венец правды» (2Тим. 4, 7–8).