Сегодняшний день, христолюбцы, созывает нас, неся третье возвещение памяти Предтечи. Ведь если когда по какой-то случайности находят клад, все люди радостно сбегаются, стремясь увидеть желанное, то какого сладостного торжества не удостоится пречестная глава Крестителя, более драгоценная, чем любое золото и дорогие камни, недавно явившаяся благоволением Бога, устрояющего всё во спасение рода нашего.

Посему возликуем и возвеселимся в Нем, ведь получение духовных даров – предмет ликования для боголюбивых; воспоем в благодарность: это еще одно торжество, еще одно славословие. Ибо [праздник] Рождества в чем-то похож на восход, который явил миру чудотворцем умопостигаемую денницу, восходящую из материнской утробы; а Усекновения – на закат, который представляет, как то же богоявленное светило, совершив течение всего умопостигаемого дня, оказалось под землей и там предозарило находящимся в аду свет пришествия Христова. Нынешний же [праздник] намекает и на что-то более таинственное, возрождение вечной жизни: ибо он воссиял и словно бы вновь ожил явлением священнейшей своей главы. О, чудо: земля не потерпела долго удерживать в себе это спрятанное сокровище в ущерб нам, но в некое особое время произвела свой плод, будто какое-то вновь расцветшее и спелое порождение. Итак, увидело ее небо и возвеселилось, взглянул род человеческий и восхвалил. Бесы, почувствовав, низверглись; явилась она ярче солнца светом истины, светлее луны сиянием благочестия, многообразнее звезд множеством чудес. Ибо какие и сколь многие потоки исцелений она сразу же источила, прозрачнее и обильнее всякого источника; испустила тотчас благодать Духа благоуханнее и сильнее всех лилий полевых, и вся вселенная мысленно обоняла это благоухание и возрадовалась. Каждый почерпнул и унес от того, что искал, и столь желал, и к чему стремился: ибо благодать изобильна, и причащаются ей настолько, насколько преизбыточествует намерение верующего. Глава окружения их, то есть грешников, говорит Давид, трудустен их (Пс. 139:10), а нам эта глава была явлена во избавление от трудов, излечение недугов, изгнание бесов, подание всякого Божественного дарования. Ибо это глава взыгравшего от радости во чреве бесплодной из-за воплощающегося в девической утробе Слова [Col. 450] Божия (Лк. 1:41), как об этом сказал Давид: изыдет человек и сердце глубоко и вознесется Бог (Пс. 63:8). Это глава того, кто еще от утробы исполнился Святого Духа, о ком говорит великий Захария: И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предыдешь пред лицем Господа приготовить пути Ему (Лк. 1:76). Это глава обитавшего в пустыне с самых пеленок до явления своего Израилю, о ком говорит пророк Исаия: Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему (Ис. 40:3). Глава проповедавшего крещение покаяния для прощения грехов (Мк. 1:4; Лк. 3:3), о ком говорит Священное Писание: Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною (Мал. 3:1).

И зачем много говорить? Это глава того, кто удостоился прикоснуться к Божией главе, кому Господь говорит: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду (Мф. 3:15). И как кто-нибудь из смертных восхвалил бы ее, всеблаженную, по достоинству? И какой язык земнородного воспел бы в достаточной мере всецело дивную и блистающую сиянием нетления?

Но, божественная и честная глава, местопребывание бесстрастнейших и чистейших чувств, мыслящая кадильница благоухания Духа, драгоценная сокровищница обогащающих чудес благодати, я хвалю твои богоплетенные пряди, более ценные, чем суфирское золот1, более благолепные, чем свадебные ожерелья. Не касалась их бритва порока, обман греха, как прежде Самсона посредством похотливой Далиды (Суд. 16:19). Величаю твою священную и превосходящую Ааронову браду, от которой пролилась целительная роса более росы аермонской, сходящей на гору Сионскую (Пс. 132:3) в душах верующих; почитаю твои светлые очи, сияющие светильники Духа, как более чистые, чем глаза горлицы, и более драгоценные, чем многоценимые камни смарагды; славлю твои богоподобные уши, слышащие небесные гласы. Применю к тебе подходящим образом иносказательные речения Писания: Прекрасны ланиты твоя, яко горлицы (Песн. 1:9; 4:3), согласно Песни Песней: Выя твоя яко столп слоновый, очи твоя яко езера во Евсевоне, во вратах дщерей многих, нос твой яко столп Ливанский (Песн. 7:4). Воспеваю ограду твоих молочно-белых зубов, из-за которых изошло слово божественной проповеди до концов вселенной. Наконец, восхваляю твою подобную серебру шею, которую рассек злодейский меч и из которой заструился вместо крови источник чудес.

Что скажешь, Ирод? Ибо к тебе надлежит мне обратить речь: ты получил, чего искал? Наслаждаешься вожделенным тебе? Нисколько. Вот и вновь тебе свидетель истины, обличительный меч Духа, благодерзостный язык благочестия – он жив, а не мертв, на свободе, а не в оковах, громче Авелевой вопиет к тебе кровь (ср. Быт. 4:10): не должно тебе иметь жену Филиппа брата твоего (Мк. 6:17). Он выставляет на позор твою мерзост2, желая удержать тебя от беззаконного сожительства, избавить от гнева, грозящего преступнику: тебе это понравилось? Нисколько. Ты образумился? Никоим образом. Ты не оставил наслаждения, всю душу твою принес в жертву беснующейся. В вознаграждение за забаву вынес на блюде [Col. 452] божественнейшую главу, изливающую реки крови (Мф. 14:11). Увы бесчеловечности, позор распутнейшему пиршеству! А оно происходит и сейчас, и блудник, если и не отсекает главу Крестителя, то делает члены Христовы членами блудницы (ср. 1Кор. 6:15). Ведь разве что-то другое кроме этого, по смыслу апостольских [слов], производят попойки и разгул?

Скажи мне и ты, преступная Иродиада: на пользу тебе пошли твои дерзкие поступки? Ты скрыла Крестителя под землей? Посему нет больше никого, кто возразит тебе или будет прекословить? Но тщетна твоя надежда, бессильно твое деяние, пуста затея. Все наоборот: насколько ты думала спрятать свое злодейство, настолько оно стало предметом молвы; насколько ты полагала утаиться, настолько о твоем преступлении рассказывают из поколения в поколение.

И тебя вместе с супругом постигла горькая смерть, разложившихся и смердящих в гробу, вдвоем кишащих множеством червей, – а глава, которую вы отсекли, вздымается над землей. Ее сопровождают преподобные, окружают сонмы священников, молят иноческие собрания, величают множества мирян; она собирает многолюдную толпу, богосозванное торжество, сводя вместе, так сказать, само ангельское воинство и воспевая с нами хвалебную песнь, ибо им любезен всечестной праздник тезоименного им и имеющего равное звание. Она изливает миро благодати лучше нарда, лучше шафрана и киннамона, лучше всех благовонных умащений, гласит и вопиет беззвучно, всегда возвещая о твоем злодеянии.

Вот таков конец беззакония и с такими обличениями. Знайте это, цари земные, сатрапы и властители, правящие и управляемые, и всякий человек в этой жизни, чтобы, поступая по закону как во всем, так и в браке, не претерпеть того же, будучи обличаемыми наравне с преступниками.

Но поскольку мы, насколько возможно, увенчали золотую главу презлатыми цветами хвалений, давайте обратимся и к другим членам, чтобы, воспевая Предтечу отчасти, не показаться приносящими недостаточную хвалу. Итак, что сиятельнее и световиднее тех рук, которые удостоились быть возложенными на Христа при Крещении? Ведь если присутствует Божественный огонь, то разумей, что при прикосновении к Божией главе длани Предтечи, как в сочетании с огнем, стали пламенными, не изменив собственной природы. Междорамия его в блещании злата (Пс. 67:14), как воспевается, у несущего на плечах крест Христов. Чрево его сосуд слоновый на камене сапфирове (Песн. 5:14) – у изгоняющего наслаждения, что вокруг пупа чревного. Чресла его, вместившие освящающее целомудрие, – у принявшего дар девства. Округления бедр его как ожерелье (Песн. 7:1) – у препоясанного мечом бесстрастия. Голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях (Песн. 5:15), то есть на добродетелях; стопы богоходящие – у приготовляющего стези Господни (ср. Мф. 3:3). Каждый член этого священнейшего и бесстрастнейшего тела есть оружие правды, сосуд избранный, освященный. Оно возмужало чистотой, стало совершенным вечной молитвой. И не следует мне пропустить и того, что вовне, – я говорю об одежде и поясе. Но праотец Иаков [Col. 454] изготовил для любимого сына Иосифа разноцветный хитон (Быт. 37:3), а великий евангелист Матфей описывает [одежду] сего мужа как одноцветную и неукрашенную. Ибо, по его словам, он носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих (Мф. 3:4), показывая и в этом символы умерщвления греха, хотя в том случае разноцветность нужно понимать в ином смысле. И разве справится мой разум и язык с тем, чтобы насытиться восхвалением тебя в каждом из членов, о величайшее украшение человечества? Но так как я стеснен и беден и в том, и в другом, прости как человеколюбивейший и утверди меня всячески, твоего наималейшего слугу, вместе с духовным отцом и преданной тебе паствой; сохрани же невредимыми и всех песнопевцев твоего божественного величия во Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава и держава со Всесвятым Отцом и Животворящим Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.