Письмо 1

О Христе Иисусе почтенная сестра и дщерь, мать А.

Поздравляю вас, проводя высокоторжественный праздник Христова воскресения; да утешит и вас воскресший Иисус, якоже тогда рек Магдалине и прочим женам ищущим Его: радуйтеся! Со словом сим получили они и душевное утешение, по прежде бывших великих скорбях о смерти и разлучении возлюбленного Учителя Иисуса, и о гоноши верных и других многих; ибо вся тварь сострадала в страдании нашего сладчайшего Иисуса. Утешайте и вы желающих получить от вас слово утешения в своих скорбях душевных; Аще и сами немощны. Просите Бога, да пошлёт слово Своё, по вере и на пользу требующих, а не отриньте печальной души. Мы все подвержены переменам, и имеем нужду в рассуждении и подкреплении других. Ежели будем уклоняться своим недостоинством, то вспомним, что Бог и недостойными действует, даже и бессловесными. Токмо блюдем, да не тщеславия ради глаголем, а укоряя себя и зазирая, и прося Бога, да негли пользы ради ближних, и молитвами их помилует и меня Господь Бог. Итак, да вразумит вас Господь понести немощи немощных, да и нашим немощам милостив будет Господь. Будем утешать, да и сами утешение получим; прошу помолиться и за меня недостойного, да не на осуждение мне будет самому ничтоже благо сотворившему. Недостойный И. М. 5 апреля 1828 г.

Бога ради почитывайте книги отеческие и дочек сему поучайте; в них наш душевный живот обрящем.

Письмо 2

Сердечно сожалею о неблагоустройстве вашей обители и вашем; но помочь оному я со своей стороны не в силах. Божие есть дело живить и мертвить, убожить и богатить, смирять и возносить, посылать скорби и утешение. Не надеясь на слабый мой разум, приступая к слову утешения, прошу Бога о всесильной Его помощи, написать мне в пользу душ ваших полезное и спасительное советование. По совету отцов святых прежде всего должны мы иметь веру несомненную, что всё случающееся с нами бывает по воле Божией; а воля Божия есть, чтобы нас спасти. Спасение же приобретается смирением и многими скорбями; без сих же последних и смириться невозможно. Причём должно вспоминать нам, яко немощным, что мы, может быть, в чём и прогневали Бога и преступили заповеди Его; а должного покаяния и удовлетворения за грехи принести не в состоянии, то милосердый Господь, врачуя немощи наши, посылает нам скорби, дабы терпкостью их очищалась ржавчина наших грехов; и чувствуя оные, не уклонялись бы к страстям; и тако бы, Аще и не хотя, постепенно сердце наше умирало бы миру. Смотря на свою немощь и в малом приражении – нетерпение, должно также и о ближних рассуждать, и что их также борет и восставляет враг к немирствию и смущению. Посему всю вину возлагайте на врага, а себя предавайте воле Божией; и в нахождении всяких непрнеприятностей и смущений себя осуждайте и говорите не краем языка, что «я бОльших сего скорбей достойна»; и являйте Богу свою покорность к терпению. Я знаю, что трудно оное терпеть; но и тому надобно веровать, что не попустит вас искусится паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытие (1Кор. 10, 13 ). Кажется, мы много о сём говорили с вами, и предлагал вам от св. отцов что необходимы скорби хотящему спастися; о чём много есть писано у святого Исаака, которого едино слово вам возглаголю: «терпение есть мати утешения, а малодушие есть мати мучения». Из сего явствует: когда будем подлагать выю свою под ярем Господень, хотя и трудно, но понуждаемся нести и вменяем себя достойными быти скорбей; тогда те же скорби бывают для нас легче; а когда не хотим и слышать о трубе, гласящей нам о брани, тогда и малая скорбь бывает для нас нестерпима. Бог да вразумит вас и укрепит сими моими строками. Не оправдываю ваших противников, но желал бы быть им паче благоустроенными и мирными; но ежели сего нет, да и трудно восставить, то что ж остается нам делать? Прибегать ко Иисусу, и просить от Него помощи и разума, како прейти бурность сих смятений; но всегда стараться мыслю иметь себя последней из всех; тогда придет от Бога решение на ваши недоумения, или в мысль пошлёт Бог, что сотворити, или я книге обрящете пользу и развязку дела, или человеком наставитесь. Бог всегда призирает на смиренных, и им даёт благодать, и вопиющих к Нему не отмещет. В чём же вас клевещут, – это сущая несправедливость. Я уверен, что вы и сего достоинства не желали; а потому будьте мирны душою, да еще и радуйтесь, воспоминая, колико Христос, Царь славы, спасения ради нашего пострадал и претерпел, неповинен Сый; мы же почтО отвергаемся пострадати Христу, да ещё и грешни суще! И будьте уверены, что посылаемые скорби суть знамение милости Божией к нам; сего ради и должны их принимать с благодарением. Вы по своей должности делайте, как следует, во всем относитесь к N, то ежели на вас и вознесут что нелепое к главному начальству, и за сие чем-либо накажут, или от должности удалят; предавайте все воле Божией, и не смущайтесь. Совесть ваша чиста: сего вам и довольно; а что неции порадуются, или посмеются, сему внимати не должно, отдавая всякий случай воле Божией. Но да не случится ничтоже таковое, а умирит Господь сердца враждующих, видя нашу немощь, и утешит вас по скорби. Желаю вам утешиться в скорбях ваших; и Аще что написах и неблагоразумно, то да покрывает любовь ваша извинением и снисхождением моему неразумию. 22 апреля 1830 г.

Письмо 3

Призвавши Бога в помощь, начинаю, и Аще угодно Ему утешить тебя, то вложит в омрачённое сердце моё и страстное слово ко утешению твоему и укреплению, почтенная мать А.! Не думай, однако ж, чтобы нашедшие на тебя ныне скорби были от гнева Божия; но полагай, что от любви; дабы, очистив ими от грехов, какие Аще имаши, привлечь к Себе, и на правый путь наставить. Вникните в писания святых отцов, увидите, что непременно нужны скорби ко спасению, Аще бы и грехов не имели; но кольми паче нам, унылым и нерадивым, потребны скорби. Св. Марко пишет: «не любопытствуй, еже кою виною, или когда, или чрез кого, находят: приличность бо коегождо и неотложное их тщание и всея твари о сем содействие единого Бога есть ведети, яко все на нас неволею, или любве ради, или за злобу нам прииде, и сего ради терпети подобает и неотврати то». Я точно уверен, что в деле твоём ты ничем невинна; но так просто сделалось, более по неведению и но смутному тогдашнему времени. Но Бог еще более ведает твою, в сем случае, невинность; но угодно Ему послать тебе сии скорби; и таковое таинственное стечение случаев, нам непостижимое, произошло к понесению скорбей за грехи, как и сама сознаешь. К сему потребно не малодушествовать, но благодарить Господа, почитая себя того достойною. Чтобы не последовало, хотя бы отдали под начало, то ещё и лучше избавишься от должности; хотя бы сделали с тебя взыскание, ежели бы келью продали; будет где-нибудь уголок, и будьте уверены, что больших последствий не может произойти; а это обыкновенно – законы того требуют, да и само начальство опасается, чтобы им за опущение не пострадать; уже было довольно таких случаев. Вес скорбей отягощается на нас по нашему устроению; когда мы имеем смирение, и приемлем хотя и с болезнью, но себя обвиняя, и благодаря Бога, то по малу приходим в любовь оных, а паче когда еще приводим в память страдания Спасителя, Который невинно претерпел таковые страсти; буде и мы терпим, то бываем общницы страстей Его; а когда напротив, укоряем других, и малодушествуем, то паче оные нам тягостны бывают. О сем есть у св. Исаака Сирина в 51-м слове: «якоже предаемии в руки судей» и далее. Сие может доставить пользу и утешить тебя, Аще Господь восхощет. Но и во смирение без скорбей прийти невозможно; прочтите ещё у Марка подвижника в Добротолюбии все главы, там много обрящете пользы; а также у св. Лествичника в 4-й степени, как терпел Акакий, Антиох и прочие, и какая от сего польза. Положитесь на волю Божию и несите посланное вам, благодаря Его благость; Он силен избавить и обратить всё во благое. Письма ваши от 23 и 27-го чисел получил: вижу, что много скорбляетесь по делу оному. Но возверзи на Господа печаль, твою, и той тя припитает (Псал. 54, 23.). Постарайтесь все совокупно уговорить Р. поехать к батюшке отцу Леониду: я к ней о сем писал, но верно не получила; что делать с нею, я и сам не знаю. Вот плоды самочинного делания! Однако силен Господь не допустить до конца пообдадать врагу, но пошлёт ей избаву, молитвами отец и матерей. Почтенные матери и сестры В., П. и Л., несите друг друга немощи и утешайте в скорбях, и Бог мира будет с вами. Да вспомнил еще о ........., сколько утешало непотребное тщеславие мнимую подвижницу Л. У – у, что она все может делать; но все сии добродетели основаны были на тщеславии, которое одно довольно было для врага. Но ныне, когда пришла в училище добродетелей, где они ценятся не тщеславно, но смиренно; тут оно уступило место, и страсти опять стали господствовать; подвизайся и от всего воздерживайся со смирением, и познавай свою немощь. Опять к матушке А – обращаюсь; – пишешь: кажется тебе, что ты смиренна и терпелива. Какое наше смирение? – волчье; а терпение? гнилое. Когда бы мы были смиренны, то принимали бы скорби, яко достойные тех; и по Апостолу: во всем скорбяще, но не стужающе си (2Кор. 4, 8.) Господь да вразумит тя и наставит, како истинно смиритися и претерпети со благодарением, и да поможет мужественно стать противу страстей. И. М. 5 Февраля 1832 года.

Письмо 4

Верю, матушка А., что отрады не имеешь от скорбей; соучастную в сем и соболезную, но чем же утешу? Все одно да одно твержу и повторяю: надобно терпеть. Совет сей основывается на священном Писании, и примеры и жития св. отцов и учения их сему нас научают, и сам разум и искус вещей явно показуют во всём на нас Промысел Божий. Когда верою несомненною сему повинёмся, то и тяжесть скорбей будет нам приятна и любезна. Пишешь, что не имеешь отрады от скорбей: но самые скорби да будут тебе отрадою; сознаешь себя, что Бог, любя тебя, их посылает, что явно Господь наказует за тяжкие твои грехи. Сие наказание есть милость Божия; хотя я и неизвестен о твоих тяжких грехах, но совесть сама оные показует; представляю святого Иоанна Златоуста слово: «сего ради Бог тайными и недоведомыми образами различно наказует погрешающих из благочестивых, да представит непорочными великому судищу, да здесь наказав тамо вменит в награду». И Апостолов слово: судимы же от Господа наказуемся, да не с миром осудимся (1Кор. 11, 32.). Много можно найти свидетельств от св. Писаний и от отеческих учений, что скорби нам нужны, и милость Божия есть, когда ими посещает; а что мы их не сладко приемлем, сие зависит от нашего малодушия и маловерия. Но когда будем веровать в Промысел Божий и принимать, что без Его воли ничто не может случиться, и что сие есть за грехи наши, и решимся терпеливо сносить посланный крест, хотя он и тяжким кажется: то Бог укрепит, и соделает лёгким. Все святые находили в кресте покой. Да сподобит и тебя Господь обрести в оном отраду, таким разумом: что за грехи терплю, сама причиною, и никого винить не дерзаю. С какой бы стороны ни пришли скорби, все они мановением Божиим устроены и маловременны суть. Ты скажешь: хорошо тебе словами говорить и легко написать, но как это выполнить? Это правда. Но ежели не услышим (хотя тоже, что и прежде), то и в забвение придём и ожесточимся: а от частого повторения и напоминовения может быть и придём в чувство страха Божия. Во всём Господь да вразумит тебя; ищи Его помощи и заступления от Матери Божией. Господь да благословит вас и покрыет от всех сетей сопротивного. Многогрешный И. М. 23 мая 1832 года.

Письмо 5

Христос воскресе!

Почтеннейшие о Христе сестры и матери! Матушка А., В., П. и А. У–на! Чувствительно сожалею, что вы упадаете духом от козней вражих, строющихся от известных лиц. Но как хлеб укрепляет наше тело, тако и хлеб слова Божия да укрепит ваши души, и дарует вам истинный разум – принимать от десницы Божией посылаемые прискорбные случаи, и вменять себя их достойными. О сем многократно и беседовал, и писал вашей любви, что без воли Божией ничто же бывает, и все скорби посылаются нам от Бога на пользу к исправлению нашей нравственности, или во очищение грехов, или возбранению от оных, или ко испытанно веры нашей и любви к Богу; то, Аще бы и хотели отвратить, но не можем: и ропща и пренемогая, других обвиняя, более наносим себе тягости. Прошу вас, Бога ради, читайте слово Божие и отеческие наставления почаще, обрящете пользу, найдете там, что один путь к спокойствию – терпение и смирение. Но как то, так и другое между собою согласны; одно вменяет себя достойным скорбных, а другое приемлет и несёт мужественно. Сим путём достигали отцы и матери такового устроения, что даже радовались, когда их укоряли, поносили и другие скорби причиняли. Святой Илия пишет: «дом души есть терпение, а смирение – имение; питается бо сим, а в том обдержится». Еще другие отцы: «на всякое искушение победа – самоукорение и терпение». Но мы, осуждая других, себя мним, нечто быти, и лишаемся спокойствия; вы знаете Господнее слово: научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Матф. 11, 29.); то, Аще не имеем спокойствия душевного, значит, не имеем смирения и кротости. А кротость есть, по словам св. Петра Дамаскина и Иоанна Златоустого, такое души состояние: как в бесчестии и славе, в скорби и радости, в скудости и изобилии, быть равнодушным во всяком случае старайтесь исполнять евангельскую заповедь о любви: любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть (Матф. 5, 44.), также помните Царя-Пророка: с ненавидящими мира бех мирен (Псал. 119, 6.). Подвизаясь по заповеди, и видя свою немощь, более и более смиряйтесь, и просите Бога послать вам помощь не врагов победить, но нести с благодарением от них скорби; сей есть путь святых, их же ходиша и нам оставиша образ. Св. Исаак пишет: «посему разумеем, яко от Бога промышляемы есмы, егда послет нам присно печали, и путь Божий – крест повседневен есть».

Вот вам возлюбленные о Господе сестры! Сколько послал Господь, написал во утешение ваших скорбей; но вы и сами лобопотрудитесь обрести в слове Божием и святых отцов изречениях вящшую пользу; только во всём веруйте быти Промыслу Божию, ведущему нас путем недоведомым для нас. Поговорим еще мало и о вашем духовнике. Неспорно, может быть и имеет со мною разницу, но в хорошую сторону от меня. Не сами ли вы просили духовника из нашей пустыни? Кого ж бы другого дать, скажите? Но и в сем случай – не наше дело, а Божие. Праведным судом Его я удалён от вас; ибо я только елеем мазал язвы и прикрывал их, а не излечивал; а он, желая совершенно исцелить язвы, так поступает, как его Бог наставляет. Я ещё повинен буду дать ответ, что по слабости моей не исцелял ран, но более давал ходу болезням. Впрочем, как можно отчаиваться во спасении? Бог пришёл грешных спасти, а не праведных. Он вам показался таковым только на первый раз, а далее поискусится, будет поснисходительнее; веруйте Богу и принимайте исцеление душам вашим. Когда я могу возвратиться в свои места, не могу вам ничего сказать: с нами всё то совершается, что предначертано во всепремудрой книге судеб Божиих; но каково оное предначертание, никтоже весть; токмо един Бог. Итак, должно смиренно сему покоряться. Более писать нечего; желаю, чтобы вы были спокойны и умирились к отцу духовнику, и он к вам. Истинно – он добрый человек, и простой, не ко мне применить, хитрому и лукавому, как многие обо мне разумеют, и каков точно я есмь. Посылаю вам, Аще и недостойное моё и грешное, благословение, и остаюсь ваш богомолец И. М. 2-го Мая 1832 года.

Письмо 6

Почтеннейшая о Христе сестра, матушка А! Хотя и недавно писал к тебе, но и ныне понуждаюсь на письмо твоё мало ответствовать. Господствующей в тебе страсти не можешь свободиться и исцелиться от оной, – ищи врача; а врач душ и телес наших есть Сам Господь Иисус Христос. Он силен дать Свою помощь призывающим Его. Прочти о сем у св. Иоанна Лествичника в 15-й степени, на 88 листе, на обороте, как призывать Его святую помощь, со многим смирением, притом и надлежащих дел не отступать; церковное служение, коим получаем освящение, келейное, хотя малое правило, с понуждением, по силе пост, чтение словес отеческих, сокрушение сердца, страх Божий, намять смерти, суда, вечных мук и царства небесного; всё это снискивает милость Божию, и помощь Его посылается нудящимся. Призывай молитвы подвизавшихся о чистоте, св. мученицу Фомаиду, св. Иоанна многострадального, св. Моисея Угрина и молитвы отцов духовных и всех матерей; и вменяй себя худшею всех. Во время борьбы все сии средства полезны. Да сподобит тебя Господь прийти в разум истины, и освободиться от обдержащего недуга душевного. Хотя чувствуешь себя и немощною, а всё приходящим, по вере, возвещай путь спасения, да поне сим устыдишься самой себя, и случающиеся попущением Божиим, скорби приемли яко должница, обвиняя себя, и не ропща на других. N. скажи: когда смирится, тогда и брань утихнет: поменьше спать, поменьше есть, остерегаться празднословия, осуждения, и не любить украшаться хорошим платьем, хранить очи и уши. Сии все средства суть предохраняющие; еще не допускать помыслам входить в сердце, но, когда начнут приходить, восставать и просить помощи от Бога. Многогрешный И. М. 11 Февраля 1833 года.

Письмо 7

Наконец пал жребий на вас избрания Божия – быть наставницей и путеводительницей Христова стада словесных овец и невест Христовых. Мы вас всеусердно поздравляем с таковым возвышением, и желаем, да ниспошлёт вам Господь дары Святого Своего Духа, наставляющие, вразумляющие и укрепляющие вас в прохождении многотрудного сего, возложенного на вас поручения; и да исполнит Господь сердце ваше страхом Его, который может уклонить вас от сетей сопротивника; ибо на пути сем сокрыто множество сетей его, о них же несть ныне времени глаголати подробно.

Мы сегодня только получили письмо Л. У–ны, извещающее нас о вашем избрании, о коем получили указ в день праздника рождества Пречистой Девы Богородицы, в честь коего праздновалось храмовое торжество. Это добрый знак Её к вам милосердия! Призывайте покровительство Её и заступление; Она вам да будет помощница в ваших нуждах и немощах. – Мы представляем, что вы сегодня принимаете от архипастыря производство в звание сие, и жезл правления вам вручен уже; пасите им стадо Христово по воле Его. Прежде вы о себе только были обязаны дать ответ Богу, а теперь о всех сёстрах спросится на вас. Берегитесь увлекаться любоначалием и честолюбием, и другими подобными страстями, помрачающими ум и сердце; не предавайте им самовластия, прощайте и простите враждовавшим и враждующим против вас, да и своим долгам получите прощение. Посвящайте избыток времени после Богослужения – на чтение книг отеческих, коими можете руководствоваться в правлении вашей должности; а паче прочтите св. Иоанна Лествичника слово к пастырю, в конце его книги. Бог, видя ваше тщание и старание, силен подать вам Свою помощь и укрепить. При желании вам совершенного здравия, душевного и телесного, мира и спокойствия, и испрашивая на вас Божие благословение, остаюсь ваш недостойный богомолец, многогрешный И. М.

Письмо 8

Пишете вы, окаявая своё устроение и сознаваясь в немощах, в которых да простит вас человеколюбивый Господь, на Которого и во всех делах ваших возлагайте упование, и просите Его помощи: ибо без Него не можем ничтоже творити. Он силён исправить и разрешить все наши недоумения; а о будущем, что может с нами случиться, так как это от нас сокровенно, то и не должны испытывать, или предполагать, что будет, – и не беспокоить себя прежде времени, а стараться управлять жизнь свою по воле Божией. Касательно просящихся у вас на богомолье, надобно иметь рассмотрение, кого пустить, глядя по надёжности жизни; указных же без воли архиерея не советую отпускать. Пользы мало от их странствования, и, кажется, есть надежда, что угодники простят их в неисполнении сих обетов: а другие и нарочно наделают обетов, дабы постранствовать, соскучившись быть на одном месте. Да упремудрит вас Господь во всех делах ваших, и да благословит вас и обитель вашу. – Испрашивая на вас благословение, с почтением моим остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный, И. М. 15 мая 1836 года.

Письмо 9

Христианин, провождающий жизнь по заповедям Божиим, должен быть испытуем различными искушениями: 1) потому что враг, завидуя нашему спасению, всякими кознями старается сделать нам препятствие к исполнению воли Божией; а 2) потому что не может быть тверда и истинна добродетель, когда не будет испытана противным ей препятствием, и останется не колеблемой. – Почему в жизни нашей есть духовная брань всегдашняя. Мы имеем в себе многие страсти сокрытыми, и не можем их познать, пока не откроется к действию какой-нибудь из оных случай. Когда увидим себя побеждаемыми в чём-нибудь, не могущим противостать палительным стрелам вражиим, тогда познаем свою немощь, смиряемся, и не надеемся вперёд на свою силу, но прибегаем к помощи всесильного Бога; и самое наше смирение хранит нас и привлекает Его помощь. Когда же мы проходим жизнь повидимому и благочестиво, не имея никаких пороков, ни видимых, ни мысленных, и хотя говорим и думаем, что мы грешны, но ошибаемся; и утешаясь мнимою нашею добродетелью, прельщаемся и ослепляемся умом; и забываясь, дерзаем судить других побеждающихся страстьми. Сего ради попущает Господь и нам испытать лютость страстей и быть побежденным дабы смирились и истинно считали себя грешниками, имея сердце сокрушенно и смиренно. Кто и исполняет добродетели, и даже чувствует некоторые утешения духовные, но ежели не имеет искушений, то отверзается ему дверь к гордости, которая одна, кроме всех пороков, довольна к погибели душевной. – Рассматривая себя, надо познавать немощи и опасаться думать, что имеем чувство, достигшее любви Божией: но, стремись к оной, удерживать себя от грехопадений страхом Божиим, и страхом суда Божия и вечных мук; в побеждении же какою-нибудь страстью не отчаиваться, но прибегать к Богу с покаянием и смирением, не надеясь на себя до последней минуты жизни; с трудом и смирением снисканная добродетель гораздо прочнее той, которая легко исполняется: ибо сия последняя удобно исчезает и теряется; притом же, искушен быв в борьбе страстей и приняв победу и побеждение многократно, может искушаемым подать помощь, и, знавши свою немощь, судить по оной и других снисходительно; для нас сокровенна чужая совесть, Бог силен его спасти судьбами Своими, и чрез скорби и болезни обратить его на истинный путь. Каждый из нас должен о себе ответ дать; о семь должно и иметь попечение. Сие написал я к укреплению вашему в духовной брани, дабы не устрашаться нападений со стороны мира, плоти и диавола; но сопротивляться сим твёрдо; хотя бы и раны претерпеть случилось, тотчас к брани восставать со смирением и помощью Божией. И. М. 19 Феврали 1837 года.

Письмо 10

Вы пишете свою скорбь на о–ю игуменью, за обольщение и привлечение к себе ваших клирошанок. Оставьте это на волю Божию: никтоже придет ко Мне, Аще не Отец Мой небесный привлечет его (Иоан. 6, 44.), сказал нам Спаситель; то кольми паче наши привлечения и ухищрения, без звания Божия, суетны, и для обеих сторон для них не полезны; это увидят на опыте; а ваши клиросы поможет Бог исправить: пропоют и прочитают во славу Его. Ежели не будет партеса, то о сем не печальтесь: Бог сего не ищет, а этим утешается суетное наше тщеславие, которое не есть Богу приятно; наблюдайте только, чтобы порядок, скромность, чин, благоговение и тишина соблюдались по клиросам. Что нужды, что мирские нас не похвалят за то, что не тонко поют? Лучше от Бога услышаны будете, и куцие к вам меньше будут таскаться. В А–е из 500 человек можно было бы набрать прелестный хор, но начальница не хочет привлекать народа и расстроивать овец, давая вход душетлительным волкам; – поёт один дьячок. Успокойтесь, Бога ради, и отложите скорбь вашу на игуменью; пусть она делает как хочет; призванных к вам я утвержденных не может поколебать, – а тех только, кои ветром колеблются; те, которые пошли с матерью N., великие надежды имели; а теперь все они разрушились, – так и для сих; надежда на человека суетна. Об успехе строения церкви вашей, и мы купно с вами радуемся, и желаем, да поможет Бог начатое привести к благополучному окончанию.

При хлопотах о наружном украшении чувственного храма, пекитесь наипаче об устройстве внутреннего вашего и сестер ваших храма; вы бо есте храм Божий (1Кор. 3, 16). Прочтите проповедь св. Димитрия в неделю мироносиц; как он искал Христа; там довольно найдете назидания о чувственном и душевном храмах. Ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 11 августа 1837 года.

Письмо 11

Пишете вы об А. А., что она не может нести живущих с ней сестер без всякой причины, о чём и сама она ко мне пишет; сколько могу иметь понятия о её болезни, или паче о бедственном душевном устроении: она впала в сильнейшую прелесть, которой действия на ней происходят. Она, войдя в обитель, думала, молитвами и другими подвигами, что благоугождает Богу, чем и обольстилась. А о смирении, терпении, и самоукорении нимало не имела попечения. Выпишу вам из учения молдавского старца Василия, который был старцу Паисию старец; пиша о делающих добродетели с добрым разумом и предложением, кои не познавали, Аще кую добродетель проходят, говорит: «неции же подобострастнии и нерассуднии, и не точию не имущие в себе, ни поне едино чувство, паче «же реши дарование от предреченных, но ниже познавающе когда таковая: поревноваша пост и труды святых не добрым разумом и предложением, вменяюще сия, яко добродетель проходят. Приседяй же диавол, яко пес к молитве повергает во чрево их семя радостного мнения; от него же заченшися, воспитуется внутреннийй фарисей; якоже день от дне устробляющеся, предаёт таковых совершенной гордине; еяже ради попускается от Бога области сатаной». Самое сие и она пострадала; подобных примеров довольно есть. Недавно одна девица, еще мирская, лет 19-ти, принялась за подвиги: молилась, постилась и прочее, и года в два до того расстроилась, что родители не знают, что и делать с нею; тоска, грусть, скука, плачет, кричит, делать ничего не может от расслабления нервов, и понести какое слово еще менее; как что не по ней, так и сделается беда. Родители думают, что испорчена; а мы полагаем напротив; некому, да и не за что её портить. Вот какие последствия самочинных и самомнительных подвигов: я ей пишу причину её расстройства: не по разуму начато ею безмолвие, и привожу о семь отеческие учения; также представляю, что к пути ко спасению нужно обращение с людьми, и от них терпение. Для исцеления её не нужно ей удаление, – но познание своей немощи и смирение; когда она будет себя укорять, а не других, то силен Господь и исцелить её. Ибо причина прелести есть гордость, а исцеление оной – смирение. Вот как опасен путь, ведущий в живот вечный; кто без смирения по нему идет, уклоняется или па десно, или на шуе, а среднего пути не удерживает; однако ж хотя дурно и непохвально слабое, т. е. греховное, жительство, но согрешающий, вразумлён быв и пришед в чувство, скорее может смирением и покаянием исправить себя, нежели тот, кто ослеплён своею святостью; о сем пишет св. Симеон Новый Богослов. Да утешит вас Господь, и дарует видеть мир и спокойствие в обители вашей. Многогрешный И. М. 31 января 1842 года.

Письмо 12

Вы, описывая чужие немощи, не таите и о своих. Да, надобно и о них попещись; а паче потому, что дела ваши – живые слова для вверенных вам сестёр, во всех отношениях, как в добрых, так и в худых; пример начальников, как бы на воску, напечатлевается на нравах подчинённых. Христос начать творити же и учити (Деян, 1, 1.), и тот, кто сотворит и научит, велий наречётся в царствии небесном (Матф. 5, 19.). Зазирая себя и мыслью, и словом, надобно же и на дело понудить себя, где и помощь Божия явится. А паче всего надобно помнить церковь Божию, и понуждать себя на соборное богослужение: верно и сёстры тому же последуют равно и в противном не упустят, извиняясь не одною слабостью, но и вашим молчанием; а когда вы на страже стоите, то видите тщаливых и ленивых, и последних возбудите пастырским вашим гласом. Слово Божие, к пастырям речённое, помните: Сыне человече, стража дах тя дому Израилеву; от руки твоея взыщу крове погибших овец (Иезек. 3, 17.). Книги читать сёстрам, смотря на устроение каждой: но более надобно давать читать деятельные, а не умозрительные, как-то: святых – Ефрема, аввы Дорофея, Иоанна Лествичника, пролога и житии святых отцов; и смотреть от них плода – познания своей немощи и смирения; а не того, что: все знаю, и в случай беседы оспаривать других. А далее Господь Сам даст им разум истинный, который стяжается от смирения; и сколько оное приносит пользы, столько напротив возношение повреждает; что видели сами на опыте на многих. Я писал N. N., какие книги читать, и должна она следовать вашему приказанию: читать по три листа утро и вечер, с малым изменением, дозволив, ежели материя не кончена, до полулиста еще прочитать. Слава Богу, что она познала свое умственное падение; силен Господь даровать ей исцеление, но не вдруг, а по мере смирения её; а ведь это не малая вещь. Да поможет вам Господь видеть плод попечения вашего о ней. Об ... я уже не знаю, что вам сказать; как Господь возвестит вам, вразумляйте их; я к ним писал кое-что; от того они и крамолятся, что обе правы, т. е. горды; а гордым Бог противится, смиренным же дает благодать; – когда смирятся, то и успокоятся (Матф. 11, 29.).

Куда ж нам деваться от скорбей? – и где искать такое место, куда они не проницают. Когда Сам Господь, не сотворивший греха, бывши во плоти, пострадати изволил, нам оставив образ, да пocледyeм стопам Его; и многими скорбми подобает нам внити в царствие Божие; то что будет делать, когда они приходят против воли нашей! А не иначе, как промыслом Божиим, попускаются к искусу нашего терпения, то и должны, покорившись воле Божией, нести скорбь с терпением и носити немощи немощных, не себе угождати, но ближнему (Римл. 15, 1.). Вина скорбей ваших от немирства сестёр; при помощи Божией рассматривайте их друг на друга смущение и увещевайте каждую к самоукорению, смирению и терпению; а где нужно, и через кого соблазн приходит, можно и востягнуть, по данной вам власти: настой, обличи, запрети благовременно и безвременно, со всяким долготерпением и смирением (2Тим. 4, 2.). Видно враг воздвигает бурю и смущение наипаче между теми, кои не имеют смирения, и мнятся нечто быти: а вы старайтесь, чтобы они, смирением, самоукорением и терпением, побеждали его коварства. Господь да упразднит лесть его и силу, воздвигаемую на святое ваше обиталище; а из оных смущений на лучшее да произведет, к посрамлению его. Желаю вам, докончив душеспасительно сию святую чстыредесятницу, встретить с сердечною радостью праздник светлый воскресения Христова, со всеми вашими о Христе сёстрами, и праздновать оный в мире глубоце и спокойствии. Многогрешный И. М. 7 апреля 1842 г.

Письмо 13

Честь имею поздравить вас со вступлением в поприще святого великого поста – царицы добродетели и врача душ и тел; сколько похвалы и превозношения оному святые отцы приписали, нельзя и описать; они радовались приближению поста, что имеют случай к стяжанию добродетелей, хотя и вся жизнь их была действием оной, но в сие время они паче обогащались дарованиями духовными, и все их действия были украшены и утверждены смирением. Мы же, грешные и унылые, хотя и весьма удалились от подражания им, но поне да придем в чувство нашей нищеты и смирим себя пред Богом и пред ближними; понесём немощи немощных, да и наши немощи понесет Господь; простим оскорбившим нас, дабы и самим, прощёнными, быть от Господа в наших грехах; и тако да приступим к приобщению святых, бессмертных и животворящих Тайн Христовых, попаляющих все нашу греховную скверну, и очищающих души и сердца наши, и напитаемся надеждой не на наши дела, но на неизречённое Божие милосердие, не хотящее смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему.

Не удивительно, что вы не можете успокоить крамолящихся сестёр: – без смирения никто их не успокоит; святые отцы испытали это на деле, и написали: «инок, Аще смирит себе, на всяком месте покой обрящет, а то хоть небо ново к землю нову устроить, а покоя но обрящет»; сей истине и Господь нас научил, чтобы от Него научиться кротости и смиренно, тогда и обрящем покой душам нашим (Матф. 11, 29.); ежели вникнем в наши действия, то увидим причину нашего беспокойства: а случаи и вины к оному бывают попущаемы смотрением Божием к нашей пользе. Многогрешный И. М. 12 Февраля 1844 года.

Письмо 14

Сугубое должен принести вам поздравление: с получением монаршей и архипастырской милости, возложением на вас видимого креста с изображением распятого на нём Господа нашего Иисуса Христа; с приближающимся днём вашего ангела, святой равноапостольной Марии Магдалины. Примите оные от истинного моего усердия, с желанием вам помощи от Господа во всех делах ваших. Святая Церковь воспевает силу и славу креста: «крест хранитель всея вселенныя: крест красота Церкви: крест царей держава; крест верных утверждение; крест ангелов слава и демонов язва». Крестом спасён мир, крестом прославился Сын Божий. Он пострадал на кресте и подал ему силу, так что знамением его побеждается сила вражия. Велика сила и слава креста! Мы, христиане, сподобились во святом крещении принять знамение креста Господня на перси наши; а в иночестве – паки возложен на нас крест с таким приветствием: «брат наш (или сестра) приемлет знамение креста Господня на своя перси во всегдашнее воспоминание злострадания и уничижения, оплевания, поношения, ран, заушения, распятия и смерти Господа и Нашего и спаса нашего Иисуса Христа, яже волею нас ради претерпе, и во еже, поелику можно, сия подражати тщатися». Благодатью Божией, вы, нося на себе сие знамение сокровенно, уповаю, что, памятуя страдание Господне, несёте и сами случающиеся вам скорби с благодарением; ибо оные необходимы и для всех, а паче для начальствующих, и имеющих попечение о спасении других, в награду чего и в поощрение на будущее время, возвестил Бог архипастырю украсить вас и видимым знамением сего святого изображения; через это является свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дала, и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Матф. 5, 16.). И вы, верно, не будете увлекаться тленною славою, нося видимо сие знамение, но вникнете, в чём состоит слава креста: в страдании! Слава Сыну – крест, любомудрствуют церковные учители, тогда, когда Он пострадал, и на нём принял смерть волею Своею, для нашего спасения. Принося благодарение премилосердому Господу, удостоившему вас получить в награду видимо Его святое знамение, молю Его благость, да сподобить вас достойно понести оный, просветив в истине ваш разум, и укрепить в случающихся на поприще вашего служения скорбях и недоумениях, и да устроить спасение вам и вверенной пастве вашей, собранным о Христе сёстрам; и силою креста Господня да упразднить все козни вражии, восставляемые на вас и на сестёр ваших: а вы, по силе своей, потщитесь представить ваше произволение и тщание о благом, и обрящете и помощь Божию. Прошу не оставить в святых молитвах и меня, недостойного вашего смолитвенника, многогрешного И. М. 16 июля 1846 года.

Письмо 15

Когда вы поздравляли меня с праздником – новым годом, выразилась в письме оном скорбь души вашей от разных стекшихся случаев, и отчаяние, что «равно гибнуть». Ежели мы грешны, то не должны ли паче прибегать к пришедшему спасти грешных и уповать на неизреченное Его милосердие, что имиже весть судьбами устроит наше спасение, токмо не оставляйте врачевства покаяния и упования. Вы избраны и поставлены пасти стадо словесных овец не сами собою, не исканием, но, по воле Божией, архипастырем. Проходя же сей ваш пост, невозможно, чтобы не было скорбей, имевши под рукою 300 сестёр; не все в одном благом устроении, но многие боримые страстьми, побеждаются, и вас оскорбляют; вам же скорби сии посылаются не без промысла Божия, но смотрением Его: – или ко очищению грехов, или к научению терпения; дабы, других научая терпению, сами прошли путь сей искусом. Как бы ни были велики наши скорби, – но что они против тех, о которых воззвал Искупитель наш: прискорбна есть душа Моя до смерти (Матф. 26, 38.)? Но предание воле Отца небесного, для нашего спасения, и любовь к нам, грешным, сотворил до того, что Он испил чашу скорбей до смерти, и смерть крестная, самая поносная; за то славою воскресения Своего отверз нам вход, в царство небесное, то не должны ли мы покоряться воле Его и нести посланные нам скорби ради своего и ради ближних наших спасения? Да и святые апостолы научали нас, что многими скорбями подобает нам внити в царствие небесное; и заповедовали радоватися, егда во искушения впадаем различна (Иак. 1, 2.), и через наказание скорбями – должны видеть к вам любовь Божию; Егоже бо любит Господь, наказует, биет же всякого сына, егоже приемлет (Евр. 12, 6.). Приимите сие учение святых апостолов как целительный бальзам для скорбного сердца вашего, и принесите благодарение премилосердому Господу, могущему избавить вас от скорби и даровать утешение, разогнать мрак печали вашей и воссиять свету в душе вашей; только блюдитесь от ропота и малодушия, отягощающих и умножающих скорби. Я писал вам, по получении креста внешнегов награду, что надобно быть и внутреннему кресту; – тако и бысть, и на все это есть воля Божия. Вы пишете, что в вас нет ничего доброго, кроме зла; сердиты, нетерпеливы и прочее. Повседневное себя в сем испытание и зазрение за оное подадут вам силу к исправлению себя и несению ближних немощей; а что вы говорите; хотя бы мало пожить для души моей, полагаю, в том заключаете, чтобы быть в покое от оскорбляющих вас; – то это не поможет, но в вящее разленение можете впасть. Предайтесь же воле Божией; Он знает, как вас спасти: ежели вам не на пользу начальство, то освободит от него; а когда нужно чрез него искуситься и очиститься скорбьми, и послужите другим к спасению, то да будет воля Его; а наше дело: смиренно повергнуть себя мыслю перед всеми; то молитв ради сестёр, спасающихся под вашим кровом, и пользы ради их, помилует и вас Господь. Оскорбившимся на вас сёстрам А. и Н., – теперь писать не могу, ибо они сами ко мне о сем не пишут; а самому вызваться –еще более вам скорби наведешь. Вас должна оправдать совесть в отношении к ним, и будьте спокойны. Поблагодарим Господа за прошедший год, в коем Он сохранял нас Своею милостью; а вступая в новый помолимся, – да подаст Свою помощь к исполнению святой Его воли; потщимся и сами, по силе, творить оную, совокупно с помощью Божией и со смирением. Многогрешный. М. 31 декабря 1846 года.

Письмо 16

Верю, что тяжко вам возложенное на вас бремя – правление обители и попечение о душах, вверенных вам, при неустройствах и смущениях, возникающих между сёстрами; несите его, просите помощи от Бога, Он силен вам облегчить. Вы исполняете послушание, а это иго благое и бремя лёгкое произволяющим и ради Бога пекущимся об успокоении других, ищущих спасения: больше сея любви никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Иоан. 15, 13.), а и они, после смущений, придут в разум истины и благодатью Божией улучат спасение; а вы получите воздаяние за терпение; и Моисей, ведя Израильтян, в обетованную землю, в течении 40 лет сколько претерпел скорбей от роптавших и восставших на него, вошёл, хотя не в земной, но в небесный Иерусалим. Прочтите в житиях святых пастырей, какие они претерпевал скорби, защищая стадо Христово от волков – губящих еретиков и отступников; даже и кровью своею запечатлели и утвердили святость догматов Церкви, коими и доныне православные спасаются. Что бы было без терпения? И когда бы они оставили стадо и удалилися? Диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити (1Петр. 5, 8.), а вы поставлены на страже; видевши волка грядуща, не оставляйте овец, да не расхитит и не разнудит их; – Бог да поможет вам Своею благодатью. Прошу вас не оставить меня в ваших молитвах и остаюсь желатель вашего здравия и спасенния, недостойный смолитвенник, многогрешный И. М.

Письмо 17

Благодарение Господу, встретили святой праздник Воскресения Христова, и проводили благополучно; Аще кого сподобит Господь до будущего года праздновать оный1. Благодарю вас за поздравление меня с сим праздником, и за все ваши благие ко мне желания. Вы пишете, кто провёл святой пост в подвигах, тем и встречать весело сей праздник; а святой Иоанн Златоуст призывает всех, постившихся и не постившихся, грешных и праведных на сладость пира веры, о воскресшем Спасителе нашем. При сознании вашем своей нищеты, невольно должно иметь смиренное мудрование, на которое призрит Господь, и устроит ваше спасение; когда же бы вы думали, что исправляете дело ваше как должно, то далече отстоять будете от истины. Остаюсь недостойный ваш смолитвенник, многогрешный И. М. 20 апреля 1848 года.

Письмо 18

Едва успеваю написать вам краткие сии строки – поблагодарить вас за писание.

Пишете, что скука и грусть вам без отрады. Это испытание вашей веры и любви к Богу, – они противными искушаются; а между тем это же самое приносит вам и смирение; но не отчаивайтесь в милости Божией: крест и тяжесть сии, может быть, восполнят скудость деланий ваших, а за попечение ваше о спасении сестёр ваших не лишитесь милости Божией прося вас не оставить меня в ваших молитвах, с почтением моим остаюсь недостойный ваш смолитвенник, многогрешный И. М. 17 августа 1847 года.

Письмо 19

Для меня очень скорбно, читая письмо ваше, видеть ваше положение, –неприятности и по монастырю, и вне оного; ни откуда нет утешения; конечно, Бог так попущает, к старости лет ваших, искуситься огнем скорбей, дабы явиться, яко злато в горниле искушенно, быть достойною увенчаться венцом неувядающим в царстве славы. Мы читаем, какой скорбный путь проходили святые, и наследовали вечное блаженство. А книги отеческие научают нас, что без скорбей невозможно угодити Богу; не только внешние должны быть, но и внутренние от духов злобы, попущением Божиим бываемы. О сем много есть у св. Исаака, Варсонуфия, Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, Петра Дамаскина и проч.; а последний пишет: «смиренномудрие есть порождение разума, а разум порождение искушений»; и св. Исаак Сирин, во многих словах, много побуждает к терпению скорбей ; а я только скажу вам из 36 слова: «несть бо возможно инако, како сотворити Богови ублагодетельствованну быти, возжелавшему быти с Ним, разве точию навести нань искушения за истину» – и далее; – «но и от сего познавается, яко от Бога промышляем есть, егда послет ему присно печали». Поэтому не вы забыты Богом, когда имеете скорби; но если вы оные переносите безропотно и со смирением, то они бывают удобоносимы и скоро преходят, а когда с ропотом и обвинением других, то тяжелы бывают; о чём пишет св. Исаак в 51-м слове. Я написал, это к вашему укреплению; когда крест послан, то некуда деваться – не сбросишь его. Но, входя в рассуждение описанных вами обстоятельств, коими наводятся вам скорби, сердечно о вас сожалею; и, принимая излияние чувств ваших скорбных, соучаствую в оных, и тем паче вижу тягость их, что не знаю, имеете ли вы там кого из сестер, могущих с вами разделить скорбь оную и укрепить вас, или из духовных отцов кого-либо?

Спаси вас Господи, что приняли письмо мое с христианскими чувствами, и очень рад, что оное пришло кстати в день вашего рождения, хотя я сего и не знал; желаю, чтобы Господь утешил вас духовным утешением после скорбей, о которых вы пишете. – Вы делайте по силе, вразумляя и надзирая, а прочее предоставляйте воле и промыслу Божию и покрову Матери Божией. Не только одно это погрешение надобно считать важным, но гордость гораздо важнее, которая бывает виною падений и других зол, и ослепляет человека; однако на неё мало обращают внимания, – она невидима, а плод её явен бывает. Гордость же бывает сугубая: духовная и мирская, первая опаснее. Все наши дела, если не растворены любовью и смирением, то ничто же суть; святые отцы учат нас, что смирение, и кроме дел, спасает нас, а дела без смирения не спасут (св. Исаак, сл. 46).

Обители суть пристанища спасения: но случается, что и в оных бывают подвержены волнениям и погружаются в волнах: «ежели не всяк крестивыйся спасётся, говорит св. Иоанн Лествичник, то умолчу о прочем», то есть о монашеском призвании; имеющие произволение благое, чрез послушание, приобретают смирение, которое сохраняет инока от всех сетей и козней вражих; а без оного можно подвергнуться различным искушениям и неудобоносимым; а паче когда об откровении помыслов и понятия не имеют, что оно очень нужно в нашем звании; многие отцы пишут, что откровение очень нужно и приносит великую пользу (св. Иоанн Лествичник, авва Дорофей, Симеон Новый Богослов, св. Варсонуфий и другие); а сие благое делание в нынешнее время совсем почти оставлено; оттого и прозябают дивии плоды, и скорби умножаются. Хорошо – обитель ваша избавилась от жалкой девы; дай Бог, чтобы она пришла и разум истинный, а другим бы послужил поступок её уроком.

Письмо 21

Мы прочли ваше письмо с немалым удивлением; маловере, почто усумнился еси (Матф. 14, 31,)! Такт, говорил божественный Спаситель возлюбленному Своему ученику Петру, в то время, когда он утопал; теперь тоже потопление случилось с вами, и мы тем же гласом Спасителя взываем к вам: «маловере, неужели многократные опыты наших наставлений от божественных писаний и святых богоносных отцов не могли удостоверить вас в истине спасительного пути, коим шествовали преподобные отцы, которым мы тщимся подражать, по мере сил наших? Хотя недостойны и скудны в добродетелях, но желаем вам, хотящим спастися, – шествовать путём, указанным нам ими; а потому нимало огорчает нас ваше маловерие: если вам угодно слушать нас, то почто: «злая помышления входят в сердца ваша» (Матф. 9, 4). Рассматривая, едва не по тонку, действие врага рода человеческого, видим, как он тщится, под предлогом истины, совратить вас с пути избранного – с пути добродетели! – Спрашиваю вас: может ли учить иностранному языку тот, кто оного не знает? Великое различие между людьми дознавшими по опыту и знающими по одному слуху. – Кто в какой чин призван, тот в нём да пребывает. – Опыт лучший учитель. Писано есть: «да будут тебе друзи мнози, но советник един от тысящ» (Сир. 6, 6)! А когда усумневаетесь в советах и наставлениях наших, почто прибегаете к нам?

По уставам иноческого предания, при пострижении, от Евангелия предают старицам, а не духовным отцам, которым должны новоначальные открывать свою совесть, для получения советов и наставлений, как противостоять искушениям вражим; но это не есть исповедь, а откровение, исполняя в сем случае апостольское предание: исповедайте друг другу согрешения ваша (Иак. 5, 16). Таинство же исповеди совершенно другое, и не имеет к откровению никакого отношения; обязанности духовника совершенно другие нежели отношения к старицам. Припоминаем об одной сунклитике, которую архиерей предал одной старице, и вопросил её, в каком находится исправлении? Получил ответ, что слишком добра к ней; тогда он предал её другой старице строжайшей, и, по прошествии некоторого времени, узнал от неё, что сия смягчила её нравы; не есть ли оное образ и нынешнегопридания? Мать игуменья поступает благоразумно и сообразно уставам иноческого предания, желая оных заблаговременно приучать к очещению своей совести, до пострижения в монашество; а тем самым делает настоящий искус, по преданию святых отцов, в иночестве просиявших. – Что же касается до того, что в келии без священника невозможно молиться, то это более смеха достойно, нежели вероятия. Сколько видим святых жен, в пустыне жительствовавших, в посте просиявших; – чем они занимались, как не молитвою в уединении: святая Mapия египетская в пустыне без пресвитера приносила свои молитвы, и токмо в последний год жизни удостоилась узреть святого Зосиму и принять от него Святые Христовы Тайны. – На счёт же того, что без благословения старицы ничего не делать, не только полезно, но и спасительно. – Из множества примеров, имеющихся в Патерике и писаниях святых отцов, напоминаем о том ученике, который, будучи послан за послушание от старца в город, едва не впал в любодеяние; но, воспомянув старца, невидимой силой был восхищён, и очутился в келии своей. Что относится до старцев, то в девичьих монастырях подразумевать должно о старицах. Не все старцы были священники, сие ясно видеть можно из жития преподобного Пафнутия, боровского чудотворца (1-го мая); ибо у него в монастыре из 700 братий не было ни одного священника, но все были под руководством старцев. – Итак, лучше сообразоваться с уставами иноческого жития и быть спокойными.

В Добротолюбии, в послании святого Кассиана к Леонтину игумену, напечатано; «авва Моисей рече: да не точию, яже творим, но и яже помышляем, открываем отцем; и да ни в чем же своему помыслу веруем, но и во всем словесем старец да последуем; и оно быти добро веруем, еже Аще они искусят. Сие же делание не точию истинным рассуждением и правым путём инока невредима пребывати устрояет, но и от всех сетей диавольских без вреда того сохраняет» (4-й части лист 157 на обороте). Сия помянув вашей любви от многого малое; и поручая, покрову Божию и слову благодати Его, остаюсь ваш недостойный богомолец, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 19 сентября 1840 года.

Письмо 22

Сожалею о тебе, М. П., что ты, в прилучившемся искушении упадаешь духом, а не укрепляешься в вере и надежде на Бога: не знаешь ли ты, что многими скорбми подобает нам внити в царство Божие (Деян. 14, 22.)? А ты теперь стоишь на сем пути; неужели ты хотела отрадным и просторным путём туда войти? Нет! путь этот известно куда отводит, – в пагубу, от которой да избавит тебя Господь! – Давно ли ты давала обет на вопрос: «терпиши ли все искушения и скорби иноческого жития царствия ради небесного?» отвечала: «ей отче, Богу содействующему, терплю». – А когда пришла скорбь, то явилась малодушна и нетерпелива; а ведь искушения вашея веры соделывает терпение, пишет святой Апостол Иаков (Иак. 1, 3.). Без оного же как мы научимся терпению и смирению? Мы забываем слово Божие: иже хощет по Мне, идти, да отвержется себе, и возмет крестя свой и по Мне грядет (Марк. 8, 34.), о чём напоминали при пострижении. Однако же хотим, или не хотим, а крест, не говорю уже, несём, но тянем; когда бы благодушествовали и благодарили Бога о сем, то он был бы легче и сноснее, а при малодушии отягощает. – Кто же сему виновен? Многогрешный И. М. 3 июня 1841 года.

Письмо 23

Благодари Бога, что и Владыко ваш соблаговолил на твое определение; и так теперь ты не изгнанница, но дочь обители; все сие происходило и происходит смотрением Божиим; Он посылал скорби и утешения, кои гораздо больше ценятся по испытании скорбей, нежели без оных; – подобно, как после грому и бури, тихая и прекрасная погода; но не могло бы быть такого благорастворения в воздухе, ежели бы не прогремел гром и молния не пожгла бы вредных испарений. Напрасно ты скорбишь о рясофоре, и укоряешь других, ставя их виновными, а не относишь сие к Богу; ты сим паки Его прогневляешь. Разбери получше: что в тебе соделывает скорбь? – Не желание монашества, а честолюбие, которое Богу не угодно. Желаешь монашества? Оно состоит не в одежде, но в смирении, терпении, любви и проч. Имей его в сердце твоём, никто от тебя его не отнимет; а будет воля Божия, и оное внешнее получишь; слава Богу, что у пристанища, а не влаешься по свету. Когда совершенно будешь определена, тогда может или игуменья представит рапортом, о возвращении тебе рясофора, или от себя пошли прошение, с одобрением и соизволением на сие игуменьи (как и эконом пишет); а самой ехать незачем, только что излишняя трата. – Ежели ты и теперь будешь скорбеть о рясофоре, то и не пиши ко мне, ответа не получишь.

Касательно же ладожского монастыря, где оный находится: недалеко от Петербурга, верст 150; но теперь для тебя нужды нет от живого искать мертвого; там надобно привыкать и к людям, и к обычаям, а это все трудно; без нужды для чего дерзать. О. А. ...... полагал, что когда ещё гонима и не имеешь пристанища, и готов был покровительствовать; а теперь не нужно; я к нему буду писать. – Желаю тебе душевно и телесно здравствовать, и, испрашивая на вас Божие благословение, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 5 апреля 1842 года.

Письмо 24

Господь наш Иисус Христос сказал Своим ученикам, а в лице их и ко всем верующим в Него: не пецытеся како, или что отвещаете, или что речете: Святый бо Дух научит вас в той час яже подобает рещи (Лук. 12, 12.). На требование твоё от меня, что говорить к отрицанию от предполагаемого тебе начальства, предлагаю тебе оные словеса Господни; а Он неложен есть. Ты помолись Ему и попроси о сем, и несомненно предстань, когда потребуют: найдется и слово к ответу. Но чтобы прямо сказать тебе: говори то, или другое; это не моего разума и достоинства дело. Никтоже сам себе приемлет честь, но званный от Бога (Евр. 5, 4); то когда есть Божие звание на сие, невозможно избежать и при всех наших немощах; сила Божия подаст помощь. – Худое дело желать, а паче искать начальства и чести, а когда против желания и неизбежно; то хотя и крест пошлет Бог, да будет на сие Его воля; впрочем, может быть, сего и не будет; может быть тебя и не потребуют; я не знаю, чего тебе желать, а в этом неошибочно можно пожелать: да будет над тобою воля Божия; а оная всегда блага; вручай себя Его промыслу и успокоишься. М. А. и тебе желаю мира, здравия и спасения. Многогрешный И. М. 21 марта 1845 года.

Письмо 25

Мне ясно видно, что ты и М. М., по любви своей к юной N., до зела ослеплены; вы не видите, что она балуется у вас, и после трудно будет её исправить; может быть и я дам ответ Богу, что допустил до сего; хотя и говорю вам, дабы не баловали, но слова мои мало действуют на вас и на неё; а между тем вижу потворство; когда материно наказание для неё было тягостно, заступление приятно; ведь она совсем потеряет к матери и страх и любовь; надобно, чтобы мать непосредственно имела над нею власть, а она к ней покорность и повиновение. – Вы теперь ею утешаетесь, точно как маленькие дети куклою; но смотрите, что будет после; я вам, внушая сие, желаю, чтобы и вы были спокойны совестью и ей была польза. – N. N. всё вопиет и плачет, что не имеет окормления: сама не смеет о сем просить вас; просила меня, а я забыл вам поговорить: то теперь прошу вас принять ее под окормление. Слава Богу, что ищут сего: а то хуже, когда жить будут по своей воле; ты призови её, и с материнской любовью ободри инаставь, как Бог тебе возвестит. Прошу вас обеих более любовью снискивать любовь сестёр; любовь покрывает множество грехов, а без любви все наши дела ничего не стоят (1Кор. 1–3); и к согрешающим будьте милостивы: суд без милости несотворшему милости (Иак. 2, 13.). И Аще не отпущаете человеком согршения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Матф. 6, 14.).

Да благословит Господь пение ваше при Богослужении, и да будет оное во славу Божию творимо, и со смирением; а не для тщеславия и показания людям. Богу угодно то, что со смирением делаем, а не с гордостью; и N. советую петь и учить сестёр со смирением, не возносясь своим дарованием и знанием; ей Бог даровал это, то и она должна приносить Ему с благодарением и смирением; Он призирает на смиренных, приемлет молитву их, а гордым противится (Пс. 112, 6. 36; 20, 35, 36, 38.), и нечист пред Господем всяк высокосердый (Крит. 16, 5.). Итак, если и ваше начинание в устройстве пения будет во славу Божию и со смирением, то и утвердится ниспосланием от Бога благословения. Выписывать вам ноты не советую, а пока по этим продолжать пение; в чём можно исправить оное: а то поведёт оное больше к тщеславию. Да и хор ваш не многочисленный: настроить пение хорошо, и нужно, а излишнее затевать не советую. И. М., желающий вам всем мира, здравая и спасения. 21 января 1855 года.

Письмо 26

Пишешь, что находит на тебя скука, и тогда ничто не помогает и читать не можешь. Ты вышла на духовную брань, и, не бывши еще на сражении ищешь награды – душевного спокойствия; оно даруется тем, кои претерпели многие раны на брани, пали и паки восстали, обвязав свои раны, и бодро стоят на сражении. – Ты ищешь чистой и горячей молитвы, что достигается многим временем и смирением. – Удивляешься, откуда берётся: зависть, злость, нетерпение и всё, что только можно себе представить дурное! – Всё это суть твои страсти, внутрь тебя лежащие, но до времени утаивающиеся; а когда чуть явится какая вина, страсть и воздвизает свою главу, и шипит; тут-то и надобно на них ополчиться, не убегая вин, а сопротивляясь, и укоряя себя, также призывая помощь Божию; а Господь силен подать тебе оную; но не думать, чтобы можно было скоро освободиться; уже многим подвигом, трудом, временем и помощью Божией истребляются страсти, и пока совершенно смиримся; а ежели нам скоро от них дать свободу, то пойдём в гордость, и больше Бога прогневаем. В недоумениях и скорбях относись к м. игуменьи, к другим же не советую ходить, без её благословения, а то можешь сбиться с настоящей дороги. О чтении псалтыря и о работе я тебе тоже благословляю, как и она тебе скажет. За ближних молитва наша ничтожна; но, по вере их, и единое слово может им принести пользу. Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 23 января 1850 года.

Письмо 27

Читая письмо твоё, нельзя быть без сожаления о твоём бедном и жалком устроении; ты так запуталась в сети вражии, что и не видишь сего, и, как выбиться из них, не стараешься, а винишь людей в том, в чём твои страсти тебя беспокоят. Главная твоя: самолюбие, а за нею честолюбие, которые не истребляются тобою, но более и более умножаются, и возрастают. Есть ли у тебя хотя малая воля смирения? А мы должны всеми силами стараться о стяжании сего сокровища, а при оном и любви: какие бы мы ни делали добродетели, но без сих ничтоже есьмы. Вместо того, чтобы себя всегда укорять в нетерпении, ты укоряешь ближних, зазираешь их, а сама в себе теряешь мир; никто не может у тебя оного отнять, кроме вин твоих. – Не ищи любви от других, но сама оную покажи, и сотвори; Господь не сказал нам, что любящих вас любите, но напротив с утверждением заповедал: «аще любящих вы любите, кая вам благодать есть, ибо и язычники такожде творят; аз же глаголю вам любите враги ваша и проч. (Матф. 5, 44.). Ты же напротив ищешь любви от других и подозреваешь против себя, в худом расположении, но тем самым и подаешь повод к холодности к тебе; тебе уже кажется всякое их слово стрелою: видишь, как враг тебя обольстил, и чрез всё это ты лишилась покоя, от себя, а не чрез них. В долгое время накопилось у тебя этой страстной дряни, о которой ты нимало не пеклась, чтобы вычищать из своего сердца, а всё прибавляла их на радость врагу, а не на своё неустроение. – Надобно приняться за исправление своего устроения, и просить Бога со смирением, и считать себя последнейшею и худшею всех, и просить у них прощения, с изяснением всей своей немощи, и положить начало благое; тогда получим помощь Божию, и успокоимся; чего тебе усердно желаю. Остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный И. М. 11 ноября 1850 года.

Письмо 28

Пишешь ты, что живешь во всяком нерадении и много грешишь, а покаяния не имеешь, других осуждаешь; поэтому ты ещё не ощутила того в чувстве сердца, что ты грешна, а только языком произносишь сие слово. Постарайся в чувстве сердца иметь себя грешну, от сего стяжаешь и смирение, не станешь других судить, а паче неподлежащих твоему суду, стяжешь и покаяние с умилением. Святой Исаак Сирин учит, что, «печаль мысли о своих грехах не «дается тем, кои других осуждают». (Сл. 89, стр. 464. издан. 5.). «Человек, отверший уста свои ни человека, о благих или злых, не достоин сея благодати», (т. е. чувства скорби о грехах своих). Итак, постарайся же блюсти язык свой от осуждения, а мысль обращать к памяти своих грехов, о чем и молитва наша есть: «Господи Владыко живота моего, даруй ми зрити моя согрешения, и не осуждати брата моего» (молитва пр. Ефр. во св. четыр). О чём просить надобно понудить себя к тому и на делание, тогда будет и плод. – Царствие Божие не в словеси, а в деле.

Желаю, проводя сию мятежную седмицу (так её страсти соделали), встретить мирный и спасительный пост благоговейно, и остаюсь многогрешный И. М. 12 февраля 1851 года.

Письмо 29

Просишь помолиться об избавлении тебя от гордости, а сама поклоняешься сему истукану, и не хочешь смириться: что ж может успеть моя молитва? Я тебя уверяю, что ты в таком твоём гордом устроении не можешь право видеть и судить вещи; враг тебе показывает всё в противном виде, чего совсем нет. – Будь уверена, что они к тебе расположены, и сердечно о тебе жалеют, и отнюдь не смеются над тобою, как тебе кажется, в представлении к монашеству. Ты не хочешь более подписываться, ведь это не от смирения, а от гордости и от злобы; вместо того, чтобы победить оную, а ты ещё прибавляешь; ты от сего никак не можешь успокоиться, а ещё больше враг влиёт в сердце твоё свой яд, и оттоле будешь мертва Богу, а жива греху; ибо враг всё и во благих делах твоих будет поедать. Я тебе на это благословения не даю, а советую смириться, тогда и покой обрящешь: чего усердно тебе желаю, остаюсь многогрешный И. М. 8 марта 1851 года.

Письмо 30

Письмо ваше я отыскалал, и, прочитав оное, подивился малодушию и простоте твоей. Ты все хочешь утешений духовных, которые ты имела при пострижении; но ты еще хотела, чтобы никогда не лишиться оных, да ещё безумнее: тотчас по пострижении умереть. Как можно быть безумнее этого желания! Без трудов, без подвигов, без скорбей и лишений хочешь восхитить венец. Тебе кажутся тяжелы и невозможны к исполнению данные обеты; на что же ты и постригалась? Ведь ты знала их наперёд; а ты хотела, чтобы тотчас умереть и быть святою; как будто Бога обмануть; но Он весть все тайны сердца нашего, и ожидает нашего произволения, подаёт нам и помощь Свою, а паче когда взыскуем ее и смиряемся; а не подаёт потому, что гордимся. Всегда, где только последовало какое падение, тамо предварила гордость. Читай отеческие книги, и считай себя последнею всех, то и спасение получишь, чего тебе усердно желаю, многогрешный И. М. 5 февраля 1852 года.

Письмо 31

Письмо твоё меня очень удивило: ты пишешь так отчаянно, что будто уже нет и спасения грешным; говоришь: грешна; оставь грех и покайся, и веруй, что Господь примет твое покаяние. Он пришёл грешников призвать на покаяние, а не праведников; и о едином грешнике, кающемся бывает велия радость на небеси (Лук, 15, 7.) И как ни были бы велики твои грехи, но они имеют меру; а милосердие Божие не имеет меры; это не моё слово, а утешителя грешных, святого Иоанна Златословесного; он, возбуждая к покаянию, велит надеяться на милосердие Божие, и не отчаиваться. –Конечно, ты не имеешь таких грехов тяжких и важных, кои бы тяготили твою душу; но полагаю, что один есть грех – гордость; ибо отчаяние, по слову святых отцов есть плод гордости. – Старайся смирить своё мудрование, а не наружно смиряйся; никого не зазирай, никого не осуждай, хотя бы и сама видела кого грешащего; есть Бог, каждого Судия: но Он и милосерд, ожидает нашего покаяния. Думаю, ни за что оное попустилось тебе томиться отчаянием, как только за зазирание осуждение ближних. Оставь это и старайся видеть свои грехи, то и будешь смиряться; не наружно каяться пред всеми, как ты пишешь, но сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижит. А ежели будем разбирать и судить ближних дела и поступки, то когда о своих воспомянем? Остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный И. М. 22 ноября 1852 года.

Письмо 32

При всех моих немощах понуждаюсь написать вам несколько строк на скорбь вашу: мы укоснели в монастыре, и подобимся новоначальным, или детям, азбуке начинающим учиться. Какой мы дали обет Богу, когда нас спрашивали: претерпиши ли всякую скорбь иноческого жития, царствия ради Божия? А мы отвечали: «Ей Богу содействующу, честный отче!» – Но поступаем иначе; пришла скорбь, а мы, вместо терпения, в оскорбление, в ропот, и в злопомнение себя ввергаем; с каким же лицом предстанем Богу? Он послал скорбь, а мы гложем людей, как собака брошенный на неё камень! Да, я забыл, ведь кажется у нас не было в уговоре терпеть того, когда станут стену отламывать; так, я виноват, что вас порицаю; это пусть так, да какое же наше устроение? Где же любовь? Где смирение? Где памятование наших согрешений, и желание царствия Божия? Просим Бога: даждь ми смирение, даждь ми терпение; а как оное подаст нам Бог? Он посылает случаи, чтобы мы потерпели и смирились, а мы не хотим войти в себя, истребить свои страсти; ведь они-то нас мучат, а не люди; люди только орудия, коими Бог действует в деле нашего спасения. Бог хочет, чтобы мы были кротки, смиренны, терпеливы, любовны; как же это может быть в нас, когда нас никто не тронет, и не покажет нашего устроения? – Читайте книги отеческие, там увидите свои недостатки, от себя происходящие; а не люди, тронув нас, вложат в вас страсти: ярость, смущение, злопомнение и проч. Прочтите у святого Исаака Сирина по алфавитному указателю о терпении скорби, о смирении, о любви; также и у святого Варсонуфия, то и увидите, что необходимо надобно терпеть то, что Бог посылает. И ты, М. N., прибегай к оным же писаниям и найдешь себе утешение и исцеление.

Последовавшее с тобою искушение, после причастия святых тайн произошло не от того, что ты, как пишешь, без усердия ходила в церковь, и в келлии молилась без внимания, а от того, что без смирения приготовлялась; а если бы приступала, как мытарь, со смирением, и помнила, что приняла Самого Господа внутрь себя, смирившего Себя нас ради, то вся бы гордость попрана была и в прах обратилась, и не могла бы подвигнуться от одного слова, сказанного сестрою; но думала бы о том, что кто на тебя смотрит. Сам Владыка удостоил посетить дом души твоей, а Ему предстоят небесные силы; но что делать! когда не могла тогда употребить в пользу того случая, то теперь укори себя, смири, приноси покаяние, и получишь милость Божию; а впредь старайся помнить свою немощь и худость, и не подвигаться от слова, а через оное исцелять себя от гордости. Испрашивая на тебя Божие благословение, остаюсь многогрешный И. М. 23 ноября 1854 года.

Письмо 33

Пишете вы о необходимости перестроить вашу стряпущую; да благословит Господь вам исправить дело сие с миром, для успокоения ближних ваших келлейных, доставляющих вам покой своими трудами; я это очень одобряю и советую исполнить. Но мне в вас очень не нравятся мелочные расчёты в деньгах; вы так заботливо ведёте счёт, чтобы и гривенник чей не перешёл одной больше другой; когда же вам заниматься душевным спасением, и пещися об искоренении страстей, когда главная страсть и корень всех злых – сребролюбие, господствует над вами? Считая, как бы что моё не перешло за сестру, упустишь время на нужнейшие дела: самоукорение, смирение и болезнь сердца о грехах своих. Все, кроме этого, что не присуще душе нашей, останется здесь, а с нами пойдут туда, или добродетели или страсти, об истреблении коих здесь не пеклись, и не очистили достодолжным покаянием. Итак, я не могу вам назначить, которой сколько положить денег на стройку; а если вы есте истинные ученицы Спаса Христа, Господа нашего, то стяжите и обогощайтесь любовью, а оной первый враг сребролюбие. Аще хощете послушати меня, то знайте, что мне то приятнее будет, когда всякая из вас постарается истратить большую часть пред другой; да и во всём надобно так поступать, чтобы низложить злое сребролюбие, которое бывает причиной многих зол: излишнее попечение о расчётах, мысль в оное углубленная, гнев, злопомнение, оскудение любви и упования на Бога. Он Сам да вразумит вас, и укрепит в деле спасения вашего, а я токмо желатель оного, многогрешный И. М. 25 февраля 1855 года.

Письмо 34

К тебе особенно скажу несколько слов касательно откровения: не только должно открывать, что пьешь, ешь и правил не исправляешь: но главные страсти, которые ты или действуешь, или помыслом каким борима, надобно обявлять со смирением и самоосуждением, и принимать слова старицы, как Богом внушенные ей, к твоей пользе. Главные же страсти суть: гордость, славолюбие, сластолюбие, сребролюбие, гнев, ярость, злопомнение, ненависть, леность, тщеславие, распря, строгое суждение недостатков ближних, строгое взыскание с служащих, скверные мысли, зазирание ближних, и подобные таковые; страстные помыслы или деяния должно говорить со смирением, и не скрывать их; явление свет, а не явление тьма. Одно воспоминание о том, что «надобно сказать», удерживает нас от грехов. – Желаю, чтобы ты положила начало благое к исправлению своей жизни, и остаюсь многогрешный И. М. 1 мая.

Письмо 35

О ком это сказано: отемлются судьбы Твоя от лица его (Пс. 9, 26.). Несть Бога пред ним и проч. (Пс. 9, 25.). О тех, кои не видят промысла Божия над собою, пекущегося об их спасении; не видят руки Божией, карающей их или милующей; оставляют Бога, и восстают на людей, виня их в своих неудачах; и в неблаговолении за то бывают оставляемы от Бога, и скорби их отягощают от собственного их устроения и наказания Божия. Вот подобное сему и на вас сбывается; рассмотрите себя получше. – И что есть мантия? – Образ смирения; а мы ищем ее из честолюбия; от того и скорбь находит. Какие обеты при пострижении? Терпеть всякую нужду, обиду и смиряться; надобно же к этому быть прежде готовым, а не после стяжавать оные; а где они? Ложный стыд, что мантия не вышла, доводит до безумия. В чём же состоит ваша жизнь? Вижу, что вы печетесь только о том, что не исправите правило; а о том чтобы правило жизни христианской по заповедям Божиим исправить, нимало не скорбите. Ежели бы и подлинно были нам враги N. и N., то Господь повелел и врагов любить; а как они вам не враги, это я точно знаю, и даже скорбят о сем, что нет указа о мантии, то вы сим погрешаете и за то наказуетесь тяготящею вас скорбью. Советую за это себя укорить, принять покаяние, и видеть здесь промысел Божий, а не человеческое дело, тогда и успокоитесь, Мир вам. И. М. 26 августа.

Письмо 36

Достопочтеннейшая о Господе В. Н! Всякому благому делу или предыдет, или последует искушение; а без того оное и прочно быть не может. Также вера и любовь к Богу противными искушаются. Вы пишете, что, по возвращении вашем, случились вам неприятности: препятствие от маменьки вашей на вступление в монастырь, от чего вы скорбите, и все находитесь в слезах. Из сего замечайте, что сему благому вашему предприятию есть искушение: точно ли вы ищете истинное, а не ложное, желание поступить в монастырь, и уневестить себя Христу. Когда пребудете постоянны в своём намерении, не уклоняясь к светским веселостям и рассеяниям, то Бог, узрев таковое ваше произвольное желание, и маменьке вашей возвестит не противоречить и не препятствовать вашему намерению; да и сами вы увидите в себе прочность вашего желания, когда при скорбях и искушениях непоколебимо пребудете в оном. Должны вы представить себе, что, живши в монастыре, нельзя избежать скорбей, ибо, по учению святых Апостолов: многими скорбьми подобает нам внити в царствие Божие (Деян. 14, 42.), то и не обольщайте себя тем, что можете быть там без скорби; много найдете и в учении Спасителя нашего о скорбях, который Он, яко наследие некое, оставил ученикам Своим: в мире скорбни будете (Иоан. 16, 33.), и Сам пострадав, нам оставил образ, да последуем стопам Его. Как мы сказали: и вера ваша с любовью искушается противными вещами; покажите же твердость и постоянство, и молитесь Господу – устроить о вас полезное, и укрепить ваше намерение и произволение. Вы показываете своё малодушие, когда от малых приражений скорбите, и не надеетесь на помощь Божию и о вас промысел. Что ж касается до мнения светских людей, водимых страстями (что называется мир) о нашем звании, и вменяющих себе в безчестие, когда ближние их вступают в монастырь, то мы на сие имеем учение пресладчайших уст Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа: аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавидит. Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: яко же от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир (Иоанн. 15. 18, 19.). И опять, кто стыдится мира, ради звания Божия и дел, предприемлемых любви Его ради, тот также услышит от Господа: иже Аще постыдится Мене, и Моих словес, в роде сем прелюбодейным и грешным, и Сыне человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего, со Ангелы святыми (Марк. 8, 38). Ещё же апостольское учение удостоверяет нас, что: мудрование плотское вражда на Бога: закону бо Божию не покоряется, ниже бо может (Рим. 8, 7.). Истинные христиане должны радоваться и вменять себе в честь, когда ближние их удостаиваются сего звания Божия; кто может без звания Божия оставить мир, и удовольствия его (хотя временные, суетные к ложные) и вступить в обитель, по наружности, скудную в одежде, и в удовольствиях, но внутренно и богатых и весёлых, чего мир не может прияти, по слову Господню. Предоставьте воле Божией – промышлять о вашем устроении, а вы имейте твердость в вашем намерении, считайте искушение сие посланным вам от Бога на великую пользу вашу. Занимайтесь чтением отеческих учений, рукоделием; уклоняйтесь от рассеянностей светских и замечайте за движениями своего сердца: куда оно более стремится. Молитесь Господу Богу и Пречистой Деве Богородице, сохранить вас от сетей и козней вражиих и укрепить ваше благое произволение и ожидать Его милости. Поручая вас покрову Божию, и желая вам здравия, душевного и телесного, остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 5 ноября 1838 года.

Письмо 37

Достопочтеннейшая о Господе по духу дочь мати З. Ф–на! Из полученных мною от тебя двух писем вижу стечение разных случаев, от порученных тебе сестер к откровению, и из них некоторых к тебе нерасположение. О сем показуешь себя – хотя и не ропщущею, – но ни без болезни и стужения переносящею, в чём познавается твоя немощь: что мы, уча других терпению, смирению, послушанию и любви, сами чужды сих деланий; а от познания своих немощей должны снисходить и других немощем, и какова имамы сопротивника борющего нас, хотя и леность ниша даёт ему больший приступ к нам. Но мы должны вникнуть но учение святого Апостола Павла, как он говорил к ефесским пресвитерам (глава 20, ст. 31): три лета нощь и день не престаях оуча со слезами единою когождо вас (Деян.) и к Тимофею (2-е) пишет, во 2 главе, ст. 24: рабу же Господню нс подобает сваритися, но тиху быти ко всем, учительну, незлобиву, с кротостию наказающу противные: еда како даст им Бог покаяние в разум истины и возникнут от диавольския сети, живи уловлены от него, в свою его волю, и далее; в 4 главе завещевает проповедовать слово Божие: со всяким долготерпением и учением (ст. 2); смотри, как чадолюбно Апостол велит прилежать о неисправных, с ожиданием призрения на них Божией благодати: еда како даст им Бог покаяние в разум истины и возникнут в от диавольския сети живи оуловлени от него в свою его волю; – тако и мы потщимся прилежати о приходящих за послушание; негли и на них призрит Господь и даст им чувство благое; а который добровольно тебя оставляют, нудить их к тому не нужно: «аще не Отец Мой небесный привлечёт» (Иоанн. 6, 4.), сказал Господь; – и о семь надо мирствовать; а когда паки обратятся и взыщут пользы, отревати не подобает. Поступок твой с Л–ею я не похвалю: когда она была вами отлучена и многократно просила прощение, но вместо того вы ее бранивали, чего она и не стерпела, после и сами навели себе этим скорбь. Надо бы помнить слово: «трости сокрушенны не преломить, и лена внемшася не угасить» (Матф. 12. 20; Иса. 42, 3.). Св. Варсонуфий: «мелзи2 млеко, и будет масло; а когда лук чрез меру потягнешь, преломишь»; но что делать? Вам это вперед в науку; блюдите, да не како, хотя кого исцелити, вместо врачества вредное былье приложим. О чём есть у св. Иоанна Лествичника довольно приличное учение. Прочти сама в осьмой степени: «ежели ты из очесе ближняго сучец» ....... С матерью Н. старайся умственно умиротворяться и находить в себе вину, укоряя себя; то премилосердый Господь и ей даст чувство в тебе мира; читай у св. аввы Дорофея слово: о еже себя укоряти. – Ученицу твою П.приучай более к смирению, и к оному малыми искусами, по усмотрению матушки, обучай; хотя она и мала, но мнение приходит, и от оного хула; да сохранит её Господь от сетей вражьих. – Поручаю тебя промыслу Божию, и молитвами отцов наших да почиёт на тебе мир и благословенье Божие, и остаюсь недостойный богомолец, многогрешный И. Л.

Письмо 38

По соображению из всех твоих писем усматриваем, что премилосердый Господь удостоил тебя вступить на скорбный путь, коим все святые шли и достигли царствия небесного. Ты чувствуешь в наносимых тебе оскорблениях себя невинною, да это-то и нужно, чтобы без правды терпеть, в том-то состоит и благодеяние Божие: «несть бо возможно», пишет св. Исаак в 35 слове, – «инако како сотворити Богови ублагодетельствовану быти возжелавшему быти с Ним; разве точию навести нань искушения за истину». Ко утверждению же, укреплению и утешению твоему прочти у сего Святого слова: 20, 34, 35, 36. 37 и 51; увидишь, что чрез искушение во смирение приходят, и познают свои грехи; других же не винят, причиняющих им скорби, но считают их орудием, коим действует Бог в деле нашего спасения; и ты так поступай и припоминай свои грехи и дерзости, коими ты сама другим наносила; доставалось много и N. словами твоими, теперь пей от неё чашу. Но, может быть, это и последнее тебе испытание пред кончиною, ко очищению. Благодушествуй, бодрствуй и не унывай, и Господь силен тебя укрепить и простить тебе все согрешения твои, в коих ты и пред нашею худостью делала сознание; и мы посылаем тебе недостойное наше прощение и благословение.

Ежели ж угодно Господу восставить тебя от одра болезни и ещё продлить жизнь твою, то старайся вести себя с осторожностью; когда не велят к тебе ходить сестрам, и не принимай их; неужели ты одно только светило, могущее других просвещать? Не силен ли Господь окормить их духовною пищею из другого чистейшего источника? А ты считай себя того недостойною, чтобы других окормлять. Когда св. Иоанна Лествичника укоряли невоздеражным в словах, завистью подстрекаемые, то он самым делом посрамил их: целое лето молчал; так что самые его укорители просили его, дабы пресёк молчание и не заграждать полезного источника; – будь ограниченною живущими с тобою, и то не принужденно; а когда истинно, и с верою желают от тебя пользоваться, тогда и Бог просветит твой разум к их пользе; а когда будет воля Божия, то и тебя будут просить; вспомни, что ты желала безмолвствовать; видно приходит твоё время; только оно получается не чрез отраду, а чрез скорбь.

Письмо 39

Из К–а письмо твоё я получил, и вижу, как из него, так из сего последнего все одно и тоже; каковые дрязги всегда могут быть новые: то мнимый мир, то опять ссора. Однако хорошо, что ты сходила и сколько-нибудь умиротворилась, в этом точно твоя вина, что служить панихиды от каждой сестры не все ли равно? Служить от тебя – две ли, три ли, или более панихид; келлия все одна, и у вас общежитие. Хотя, впрочем, и не большая вина, – но врагу вина к смущеннию; видно за другие твои добрые дела, коими насолила людям. Я всё повторяю то же: от язычка твоего доводилось кому-нибудь потерпеть, теперь же сама испытываешь, как терпеть от других. Благодари Бога и вини себя, а не других; ибо они суть орудия Божия, тебя наказующая; познай и свою немощь, и нетвердость веры, которую ты думала иметь к родимой своей матушке, и дотоле оная была, пока не вышло противного чего. Тебе это не покажется: и подумаешь, не написала ли чего игуменья; но напротив, я даю тебе тон к рассмотрению себя и зазрению. Ты скажешь, тут есть сторонние случаи; а оные не попущением ли Божиим произошли? Не для того опять я пишу, чтобы принудить тебя паки иметь такую ж веру: но просто рассуждаю, а ты смотри себя. Может быть есть и воля Божия удалиться тебе в другие пределы, и сими противными вещами устраивает Бог твоё исшествие; без сего же трудно бы было тебе расстаться с родимой матушкой и с любезными дочками. Смотри, какое чудо: со всем было сладилась от нас ехать к сёстрам, но вдруг не возвестил Бог батюшке, а обратил назад; и видно промысел Божий устроил так, чтобы тебе там потерпеть побольше. Терпи и благодари Бога, укоряя себя. Обясняться тебе и сознать себя не в том, что есть, а как им хочется, – кажется нет нужды; видно, по-прежнему не быть, да и невозможно; а сколько можно старайся удаляться дрязг и сплетней, и сёстрам своим запрещай входить в оные. Живи тихо, безмолвствуй, укрощай свои страсти, борись с ними, и зиму кое-как проживи, а на весну видно будет, когда будешь жива, как предпринять путь к зовущим тебя матери и сёстрам Надобно подумать о сем, как тебя там поместят? Нынче приуказить не без труда, и не таких как ты, но и способных к послушанию: кажется, это тебе довольно известно. Ежели мне на всякое твоё слово подрробно отвечать, то ни времени, ни глаз не достанет: а кажется довольно – что мог прочитать и сие написать; в недостающем же, молитвами батюшки, да вразумить тебя Господь, как поступить.

Об Н. Ф–не скажу тебе: её там смущает, что не так читают и поют как в Б–е: самое ничтожное и детское, не смотрит на устроение и мир душевный; а причиною сему много; из твоих сестёр которая-то надула ей о сем: то не так, другое не по нашему; и это должно быть мать О.; а к тому ж Г. пишет к ней, что у вас теперь мирно. Мне нужды нет, я мало сим интересуюсь. Ежели и выйдет, только батюшкино благословение нарушить, и пользы не обрящет. Впрочем, о сем она ещё ни слова не говорит, а только скучает, что не так как в Б–е поют и читают. Помолчи о сем своим сёстрам. Многогрешный И. М. 15 ноября 1841 года.

Письмо 40

Со всеми благорасположенными к тебе о Христе сёстрами мира, здравия и спасения желаю. На вопрос твой, что я заметил из слов ......... о житье твоём или переходе, ничего не могу сказать, До сего и материи не доходило; каждая о себе и своих немощах советовала; а когда и доходило слово о соблазне на тебя за отпадении, то я краткими словами отвращал, представляя немощь человеческую и что, видно, воля Божия так устроила на общую пользу; а я к тебе писал чрез Мценск, что какая будет воля Божия, то само дело и устройство обстоятельств покажет тебе: переходить ли, или оставаться; т. е. ежели будет тебе невыносимо и будут гнать – выходи; а когда нет, лучше остаться; или и без того, может быть, здоровье не позволит выехать, хоть бы и гнали; а как ты видишь из писем родных непостоянство и колебание своего духа, то зачем же дерзать, ища мнимого покоя; где иногда встретишь неожиданную невыносимую брань, и будет последняя горше первых. Ты видишь, что мало по малу утишается твоя борьба; когда же будешь сама тише, то и совсем затихнет. К игуменье имей почтение и любовь, понуждая себя к тому, когда нет их; также и всех сестёр считай лучшими себя, тогда они все к тебе умиротворятся; а то, может быть, иногда ты считала себя быть нечто, а других уничижала, то смотрением Божиим и послано, к твоему смиренно, искушение. Е–е же я советовал примириться с тобою, не искать твоего окормления, а просто, сознавшись, просить прощения. Она хотя не с желанием, а намеревалась попросить; не знаю, почему передумала, может быть запрещено ей; она говорила, что просила уже прощение, но просила немым языком, почему и мира не получила; сознаться потому надобно, что тебе всё известно; а может быть и с прибавком, – чего совсем не было; опасалась, что ты не простишь; я говорил, что о сем буду писать. Просила ли она у тебя прощение, или нет, аз о семь вещи не имам, только тебе советую: не взыскивай на ней сего, а оставь, так как мы и сами требуем оставления долгов наших; может быть и она была в таких обстоятельствах, что тесно отовсюду. Разум 95 главы Никиты Стифата (Доброт., част. 4, сотн. 2) высок есть, и не в одном буквальном смысле надобно его принимать; опять же там видятся два устроения: высокое и противоположное – низкое; мы до первого не смеем помыслить себя достигнувших, а от второго блюдися, сколько можно; побеждаясь же страстьми, скорбим и раскаиваемся, желаем положить начало и приступаем яко уязвлении ко Врачу и яко мёртвые к Животворящему; представляя весь свой стыд, осуждая себя, и всю надежду полагая на Ходатая нашего, вземлющего грехи всего миpa и омывшего кровью Своею оные: тогда не в осуждение приемлем, а ежели с дерзостью, и с мнимым твоим достоинством, приступать или с презорством и нерадением о грехах, – отсечёны бывают жизни сея; но не о всех равный суд издается Богом, по непостижимому Его для нас смотрению и судьбам недоведомым.

Желаешь знать о молитве св. Василия Великого, имущей чудное Богословие, та ли она: «Владыко Боже, Отче» и проч.? Я мню, что та самая; но нет ли и во мне лжеиманного разума, мнящего ведети, его же не у позна делом. Когда очищено наше сердце и уготовано к приятию духовных таинств, то и Богословие в нём ясно изобразуется; а когда окамененно, острастованно, паче же ещё и злопомнительно, то какое тут откроется Богословие? В той же главе написано: «обаче да будет душа кроме всякия злобы и злопомнения».

Письмо 41

Пишешь, что исполняется твоё желание сидеть в безмолвии с самоукорением; но от плодов видно, что оного нет, – а всё-таки задеваешь по плечу двух дураков; полагаешь начало благо, да худо: и ч. воспоминаешь, и разными пересудами занимаешься. Когда желаешь проходить путь безмолвия, имей в руководство себе послание св. Симеона евхаитского к Иоанну иноку; полагаю, у тебя должно оное быть, не печатное, а в рукописи. Вкратце некоторую материю из оного выписываю: «аще паче всякого человека себе страстеша вменяеши и грешиша, и окаяваеши себя, яко праздноживуща и во всяцем делании твоем смирение и любовь приемлеши. Аще враги любиши, Аще ненавидящие любительствуеши, Аще злотворящим благодетельствуеши, Аще носиши тяготы, Аще укоряем и злословим благословляеши, Аще вся человеки, яко сам себе, паче же самого себе любиши и проч., по Богу есть дело твоё, и якоже подобает седиши к келлии твоей: Аще ли же ни, – смотряй, отче, да не труждаешися во тще».

Это тебе малое от многого; но довлеет и сего, Аще трезвишися.

В нечастом хождении к м. игумении должна с нею обясниться откровенно о своей немощи, что не можешь нести того, что монахини их на тебя оскорбляются, и не желаешь служить им к тому поводом, любя и щадя их; а чрез их оскорбления, и ей бывают неприятности; и так как ты чувствуешь себя, что и по слабости здоровья, и по оным причинам не можешь быть способна для неё в чем-нибудь, то испроси мирно дозволения пребывать в своей кельи, не давая вины к оскорблению; в каковой же либо нужде душевной, – да не лишит тебя материнского своего попечения, а дозволите приходить к себе хотя изредка. Это я изложил тебе вкратце, но Сам Бог силен вразумить тебя, как приступить и что говорить, и устроить вся на пользу, Аще только по Боге дело твоё.

Св. отцы запрещают верить снам; а паче, когда оные к отчаянию приводят; явно, что от бесов суть. О продолжении жизни не в нашей воле есть; нам дано настоящее время, день и час, на исправления, а о будущем мы не известны; да и будем ли лучше завтра против нынешнего? – Кто знает? Не на дела наши надежду должны мы полагать, но на неизреченное Божие милосердие и на заслуги Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа, Коего всесильному покрову вручая тебя и сестёр твоих, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 12 сентября 1842 года.

Письмо 42

Слава и благодарение Господу, сохраняющему вас в добром здравии по душе и телу; хотя же и случаются между сёстрами крамолы и смущения, но они мимоходящи и служат более к исправлению нашей нравственности, Аще внимательны будем, и из всякого случая пользу можем извлекать. Откуда бы научились терпению и смирению, ежели бы никто ничего не делал нам противного? И как бы мы познали свое устроение, в каком обретаемся? От сего познаём и свою немощь и научаемся искусству; воин не тогда считается искусным, когда только знает военную дисциплину но когда бывал многократно и сражениях и познает опытом трудности и неудобства брани, и многие имел на себе раны; кольми паче наша духовная брань так как: несть к плоти и крови, но к началом, и ко властем, и к миродержателем тьмы века сего, к духовом злобы поднебесной (Ефес. 6, 12.); то и надобно проходить оную опытом, испрашивая помощь Божию, и имея себя землю и пепел пред всеми – смирение, которое есть сильное оружие на невидимых врагов.

Жаль мать О., что плохо познаёт своё устроение, и не подвизается на страсти: но что же делать? Прими для себя в руководство св. Марка Подвижника, из глав о мнящихся от дел оправдатися, главы: 129, 176, 182, 183, 213 и 214, оные и к тебе, и к ней относятся; когда она от преслушания вредится, то ты оным воспользуешься; а может быть и она придет в разум истинный. В отсечении же неисцельного уда надобно поступать благорассмотрительнее; когда же ей столько невыносимо с вами сожительство, конечно по навету вражию, которому она не может воспротивиться, не имея смирения, то может и отойти; батюшка её не так связал, – до невозможности, и тогда увидит лучше плоды своей самочинной жизни; а в болезни её ещё больше раздражение стужает.

И твоё устроение нельзя похвалить: мало, что языком, но и руками действуешь свою страсть; чужие-то грехи сучки, а наши с тобою – бревно! Чем похвалимся? А хотя бы и дела-то имела, то без смиренна и сокрушенна сердца, они нам не помогут.

Я чувствую себя весьма слабым, а готовности к неизвестному исходу не стяжаваю. Горе мне, грешному! Людям предлагаю путь добродетели, и богомольцем называюсь: а своя душа нага добродетелей. Прошу вас, о Господе сестёр, молиться о мне, убогом: да неосужденно предстану ко Господу.

Желая тебе и всем твоим о Христе сеётрам душевного и телесного здравия, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 23 января 1813 года.

Письмо 43

Что ты так ужаснулась о моём отшествии? Ежели бы это и случилось, то всё надобно предавать воле Божией, а не смущаться; у Него есть много достойнейших служителей, а я, ничтожнейший, должен страшиться, за недостоинство моё дать ответ Богу. Между тем ещё воля Его есть мне остаться в сем мире; я, поболев несколько дней, паки воздвигся от одра болезни: ведь худо же, когда и никогда не посещает нас сей вестник смерти. Спешу, с первою почтою, утолить твоё малодушие и вперед прошу быть великодушнее и не смущаться.

Убоявшись скоро предлежащего моего отсутствия, описала все свои грехи, и просишь от меня разрешение. Все оные грехи твои уже исповеданы пред покойным батюшкою, да и предо мною, и ты уже неоднократно получила па оные разрешение; почему и должна быть покойна, в надежде на милосердие Божие и заслуги Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа; впрочем жало болезни о грехах мы должны иметь, но без смущения и отчаяния; подобно как царь Давид, и по отпущении грехов, на всяку нощь ложе слезами омочал (Пс. 6, 7.), пепел яко хлеб ял, и питие с плачем растворял (Пс. 101, 10.), и грех его пред ним был выну (Пс. 50, 5.); и обнадёживал, как себя, так и нас, что сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижит (Пс. 50, 19.). Си. Апостол Пётр, и по принятии Духа Святого и дарований Его, всегда помнил свой грех и плакал о нём; также и св. Павел, после великих подвигов, трудов и дарований, всё называл себя последнейшим; а первым грешником, хульником, и проч. – Все сие служит нам примером, что болезнование о грехах полезно и по исповедании их, только без отчаяния, и паки в новой благодати много есть примеров покаяния: один разбойник пришед в монастырь, и по многих трудах и покаяний, получил успокоение о грехах, но в одном грехе всегда был совестью мучим, почему и считал себя непрощённым; но, но рассуждению св. отцов, и сей грех ему прощен, но оставлено жало болезни, чтобы, чувствуя оное, не вознёсся сердцем о своей святости. Судьбы промысла и благодати Божией нам непостижимы! Смиренные скорее успокаиваются; а гордые, или недугующие мнением, более страждут бодением совести, дабы больше не возгордились и не погибли.

Итак, ты должна, смиренно о себе мечтая, успокаиваться в надежде на милость Божию. Я же тебя лично разрешал и умственно прощаю, и довлеет тебе: Господь силен даровать тебе прощение. Будь мирна. Многогрешный И. М. 13 февраля 1843 года.

Письмо 44

Ты напрасно за меня на И. крамолишься, – всяк имееть своё устроение, и я очень рад, что она нашла человека, могущего её управить на путь спасения. Это только твоя слепота не прозрит моих пороков и строптивого нрава, от избытка которого исходящие словеса и писания ей наскучили, и стали невыносимы. Я от неё недавно получил письмо: жалуется на мое её отвержение, без её причины, и просит позволения избрать какую духовную особу для духовного её окормления. Но мне давно уже известно её избрание, Я отвечал ей, что, желая ей спасения, очень рад, когда она найдет такого человека.

Ежели ты сама имеешь пользу, по вере твоей, от скудоумных моих писаний, то пользуйся; я не отвергаю, и знаю, что это не моё; а других не принуждай. Я и так повинен осуждению, другим предлагая, а сам не творя: более же увлекаясь в переписку и в сообращение, вящщее усугублю осуждение; прочти слово св. Григория Богослова защитительное: как важно это дело – духовное окормление людей; разность нравов, состояний, устроений, пола, звания, воспитания, и множество других причин требуют большего рассуждения и особенной Божией помощи и благодати; о сем также и св. Иоанн Лествичник пишет, и не всякому одно и го же лекарство может служить врачеством: что одному бывает полезно, то другому вредно. Я же вижу себя весьма скудна в рассуждении; и не мыслю только, но на деле познаваю. Верую, что всякому, ищущему спасения и произволяющему во благом намерении, пошлёт Бог человека, могущего управлять его ко спасению. Бог не скуден, имеет у Себя много работающих Ему и творящих волю Его. Обо мне не велемудрствуй. Многогрешный И. М. 24 апреля 1843 года.

Письмо 45

Поздравляю тебя со всеми твоими о Христе сёстрами с наступившим сим новым годом; да подаст вам Господь новые силы к борению противу мысленных врагов наших: мира, плоти и диавола, тоже самое и страстей; и мир Божий да водворяется в вас богатно.

В первых скажу о твоих немощах (коих я и сам преиснолнен). Благо нам, яко смиряет нас Господь (Пс. 118, 71.), не попуская возлетать в высоту мнимых исправлений, да не вознесшеся, низвержение постраждем. Но хоть бы во смирении, зрением наших грехов, и о них болезнованием, посетил нас Господь, и избавил от врагов и страстей наших. Но часто бывает, что как завалится глаз бревном, то и видим сучки с других; пусть, хотя и досаждают они нам, но должно разуметь, что не сами собою, я попущением Божиим, и суть орудия правды и промысла Божия.

Бог действует нам неведомо, в ином по благоволению, а в другом по попущению. Ты же, еще ничего не видя, убоялась будущей скорби, могущей быть чрез N; а не случается ли противное: от кого не чаешь, – получаешь, и на кого надеешься, обманываешься. Все это от нас сокрыто; тогда же, когда надобно чему быть, то Бог тебя и наставит, что делать; только ищи от Него вразумления и помощи; хотя бы что и противное произошло, но может в пользу обратиться; судеб Твоих, Господи, бездна многа (Пс. 35, 7.)!

Я не жалею о том, что не угодил моими письмами мати У. В–не. Она сама виновата; она должна была бы подобно тебе, продиктовать мне, что к ней отвечать, и мне стоило только бы переписать, да подписать, тогда бы и довольна была; а когда о чём с верою вопрошать, то надобно и принимать с тою же вкрою, хотя я сего и недостоин, чему более и приписываю её оскорбление; и за сие, что она не хочет ко мне писать, нимало на неё не оскорбляюсь. На тебя же я не оскорбляюсь, что ты мне диктуешь, как к тебе, или к ней писать о поездке вашей; но исполнить сего не могу, а предоставляю воле Божией; как Ему угодно, так и да сотворит, и устроит; и верно лучше будет наших умствований.

О её же устроении надобно пожалеть, которое, может быть, и переменится на лучшее с течением времени и попущения искушений, что даже видно и из трёх твоих писем: во всех разные устроения. Обыкновенно мы, приходя в монастырь, думаем: иди вдруг возлететь на небо, или найти покой нерушимый; но, не обретая сего от мучительства собственных наших страстей, впадаем в уныние, ища разрешения не там, где должно; и тем худо она делает, что не читает книг, которые должна читать, не сама избирая, а какие ей назначат к пользе. Когда бы помнила и понимала силу слова: иже хощет по Мне, идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой (Марк. 8, 34.), то всячески бы отвращалась своей воли, яко врага; а для неё это непонятно. Она на меня негодует напрасно, будто я пишу, что дал ей благословение, согласно с её волею, поступить в Б–у. Ну что ж бы теперь было, при её теперешнем немирствии? Когда бы я её понуждал, вовсе бы пала на меня вина, и правильно бы роптала: а теперь себя должна винить и благословно; но я сего не нахожу. Кажется, бы самое лучшее для неё время у тебя исправить свою нравственность; я знаю, что ты не попустишь брать форс, а это ей и неприятно: но после бы полюбилось. Надобно, чтобы она увидала, что беспокоит её не отвне окружающее, но внутрь лежащее: и тогда бы конечно постаралась исторгнуть дурные корни, чтобы не произрастали наверх. Я же со своей стороны, как не привлекаю её в С., так и из Б–и не отторгаю: верую, что на всяком месте владычества Господа (Пс. 102, 22.) и много есть спасающихся, – а кого куда Господь призовет. И о ней оставляю на волю Божию, как Ему угодно устроить: у вас ли утвердить, или в С. переведёт; от нас сокрыта польза или вред; только нам святые отцы пишут, что «инок, Аще смирит себя, на всяком месте покой обрящет». О матери Н. я ничего не могу сказать высокого; а кто хочет, по вере, пользоваться, получает оную; а по безверию, кто хочет, блазнится; на их воле состоит.

Смущающие тебя помыслы о слышанном тобою, к твоему укорению и о мнении, что я лучше расположен к С–у, нежели к вашей обители, ничтожны. Обители все я уважаю и люблю, яко пристанища спасающихся. Но знаю живущих, более нежели где, только С–х; у вас же твою келлию и отчасти матери игуменьи, а прочих мало. Это не есть особая любовь, а знание. Ежели ж весит и усердие, то не знаю, чём оное узнать? Вряд ли я к кому столько и много пишу, как к тебе: из чего же это? Кажется, нет никаких видов! Многогрешный И. М. 15 января 1844 года.

Письмо 46

Стужительные твои письма не мало меня оскорбляют: на всякое твоё письмо я должен давать ответ с обяснением и оправданием; теперь лежат на столе 50 писем (на которые должен отвечать; но не знаю, скоро ли могу их удовлетворить), но ни одного нет такого.

Что ж за беда, что месяц не имеешь ответа? Я имею, и по два месяца лежат письма; да еще и не одно случается: на два, на три одним могу отвечать; но стужения от них не вижу, и ответа не даю. При слабости глаз, так что почти не могу пера починить, бывает и слабость здоровья, так, что в день едва могу два, или три письма написать; а тут занятие с людьми; но ночью писать я уже неспособен! Оставя всех, я виноват пред одною только тобою, что долго не писал. До какой крайности велико твоё самолюбие: ты не уважаешь ни чьих нужд, только бы ты была удовлетворена. Ещё твердишь о скорби на тебя: уже о сем дело решено; когда ты спокойна совестью, то советую о сем замолчать; а ежели ещё будешь напоминать, то уже ни слова от меня не получишь.

Ты всё смущаешься за письма, что неверно могут доходить; однако ж, до сих пор, на опыте сего не видала, то и по истине должна себя укорять (что ты и делаешь, как сама удостоверяешь), и вопрошаешь, довлеет ли одно самоукорение, без всякого делания исполнения заповедей Божиих? Ежели истинно будет самоукорение, то принесёт и плод делания заповедей Божиих, а когда мнимое, то и оных не ожидай. Явно, что от самоукорения рождается смирение, а на оное Господь призирает и подаёт, силу к деланию; а по слову Исаака Сирина: «одно смирение и без дел благих может нас спасти; а напротив без, смирения дела бесполезны (сл. 46.). Прочти у св. аввы Дорофея о самоукорении, и у Каллиста и Игнатия можешь удостовериться; а ещё у св. Григория Синаита, гл. 117, в конце о смирении, чрез попущение падений даруемом.

Поздравляю мать О. с принятием ангельского образа и прошу её молить о мне, грешном. Да благословит её Господь, и да сподобит сохранить те чувства смиренные, которые имела, приготовляясь к пострижению. Только таковые дарования, без искушений весьма опасны; враг может обольстить святынею, а искушения смирят. Буди же воля Господня. Искушений устрашаться не должно, и не наскакивать на них; а какие пошлёт Бог, принимать с благодарением; в кресте познавается любовь Божия, а не в сладости утешения.

У В–на, кажется, ещё не совсем поняла, что жизнь монастырская есть тесный и прискорбный путь, вводящий в живот вечный. Почему же тесен и прискорбен путь? Не потому, чтобы он был таков в сущности, – что легче любви, кротости и смирения? – Но потому, что мы одержимы страстьми, и не можем им противиться: они-то и делают нам путь скорбным. Она, может быть, думала найти покой в монастыре, а средств к тому не предпринимает, которые Сам Господь нам преподал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Матф. 11, 29.). Впрочем, надежды не надобно терять, что она придёт в разум истинный, и какими-нибудь искушениями смягчится её нравственность; а тебе служит щеточкою, очищая ржавчины твоего серебреца; а то мы с тобою тогда только хороши, когда все раболепствует нам, и ничто не противится. И. М. 2 декабря 1844 года.

Письмо 47

Пишешь ты от 30 июня о немирстве к тебе О–вы и о желании, с твоей стороны, умиротвориться: но все средства находишь к тому ненадёжными; а ища в себе вины, не обретаешь. Я думаю, не послужить ли средство к умиротворению таковое, какое употребил св. Зосима. Ничем не быв виновен пред диаконом, и когда себя оправдывал, то не мог умиротворить: а когда истинно обвинил себя и в том, чего не делал, но приписал забвению, увидел его самого припадающа к ногам его. Ты же не можешь иметь себя совершенно правою; а не видишь своей вины потому, что видишь их вины. Ежели не в настоящее, то в прошедшее время, сколько ты была виновна своим языком (в дерзости которого нельзя не сознаться), а ежели бы ты имела свободный доступ, то и теперь не могла бы удержать себя от укорения ближних с дерзостью. Вероятно, сего не хотят и опасаются (пусть хотя по страсти их), дабы не входила в дела и не подавала советов; но, видно, смотрением Божиим, ради твоей пользы, воспящаешься. Обвиняя себя, благодари Бога, спасающего тебя невольными скорбями. Мысль об оставлении обители неосновательна и душевредна; в уме твоём живописуется, что там тотчас уже и покой обрящешь, а сим обольщаешься; а ты напротив представь, что можешь встретить сугубейшие скорби, и испытай себя: готова ли ты к оным? По словам старцев: кто ищет покоя, оный от того удаляется; а кто предает себя на скорби и почитает себя недостойной покоя, обретает его. Да куда пойдешь, при слабости твоего здоровья? И известно ли, сколько странствие твоё здесь продолжится? Оставь эту мысль, не сходи со креста, вини себя, а не других и Господь тебя успокоит. Ты упоминаешь, что не имеешь чистой молитвы, а парение помыслов. Цену дать нашей молитве есть не наше дело, а Испытующего сердца и утробы и Дающего молитву молящемуся. Молись, но смиренно, к чему и невольно понуждает нас парение помыслов. – Понуждать себя надобно не к одной молитве, по слову св. Макария, но и ко всякой добродетели. Ты находишь в себе грех к смерти – леность: а гнев и ярость не в том же ли ряду стоят? Многогрешный И. М. 14 июля 1845 года.

Письмо 48

Благо, что ты успокоилась на месте и оставила мысль о переходе в О. Перешедши туда, перенесла бы туда с собою и страсти свои, непобежденные тобою, в указанном тебе Богом месте, для подвига и искания спасения; да и бес, боровший тебя, здесь не остался бы, а пошёл бы за тобою: ему не нужно нанимать лошадей и перевозить пожитки, они невещественны. Ты имеешь покой, благодари премилосердого Господа, и не будет тебе на осуждение. Тебе кажется, что чрез тебя имеют другие скорби; испытай себя, нет ли чего такого, которое подает к этому повод: обвини себя за то, и положи начало к исправлению. Ежели рассматривать истинно, то много найдешь виновности, и нужного к исправлению. – Ты много видишь в людях чёрного от того, что не видишь оного в себе; и язык твой бывает острым и строгим облыгателем; а это не всякому нравится: да и Богу не угодно. По истине имеем нужду в молитве св. Ефрема: «Ей Господи, Царю, даруй ми зрити моя прегрешения» и проч. О постриге матери N. предайте воле Божией; оной никто не может противиться.

О матери X. положительно сказать не могу, правильно ли её устроение, или нет; только не надобно предаваться беспечности и думать, что безопасна; когда и совершённые, за возношение, попускаются падениям, то что о нововводных рещи? Старец Паисий поучал своих братий: «аще и все делания стяжем, а не имеем сердца сокрушенна и смиренна, то не надежны оные». Прочти во 2-й книге св. Петра Дамаскина, конец 8-го и начало 9-го слова, не могут ли оные быть приличными к её устроению слёзному. Да сохранит её Господь от всех сетей и козней вражих неврежденну. О прочих сёстрах, о коих ты пишешь: да управит Господь путь их во благое; – а о немоществующих страстями, долготерпя о них, подаст им исцеление. Нам же как бы о том попещися, чтобы считать себя последними всех, видя свои немощи и страсти. Многогрешный И. М. 21 августа 1845 года.

Письмо 49

Ha вопрос твой о слове священного писания о грехе к смерти, за который св. Апостол не велит молиться, не могу дать справедливого ответа, ибо я не знаю, – и в сем не погрешу. Я не имею такого дерзновения к Богу, как св. Антоний Великий, который на вопрос брата о писании от левитских книг, просил Бога послать Моисея изяснить ему смысл писания и тогда отвечал. Не лучше ли нам смотреть свои грехи; а чужих не испытывать; смотря свои грехи, будем видеть всех святыми, и чистотою сердца также все будут нам казаться святы. Прочти в нашем патерике об авве Пимене 97, 98 и 148 сказания о сем; и припомни Досифея, искавшего от аввы Дорофея разуметь о слове священного писания: какой ему он дал ответ? Мне не случалось нигде читать на послания св. Иоанна толкований; а сам не могу знать духовного смысла оных слов. Церковь наша полагает семь смертных грехов: гордость, сребролюбие, блуд, зависть, чревообядение, гнев или памятозлобие и уныние, или леность. Кто из нас не причастен – хотя не всем – но некоторым из сих грехов? То неужели немолиться о них? Учители церковные полагают самый большой грех смертный противление истине, т. е. ересь; за которых не молятся, или не поминают имена их, при бескровной жертве на проскомидии; но велено молиться об обращении их на путь правый и истинныё, как и Церковь молит Бога о соединении всех ежедневно. Упоминаешь ты ещё о явно-грешниках, в прелюбодеянии живущих, молиться ли о них? Кто же о них может знать, что они точно так живут? Духовники не могут сказывать их греха, а догадки не всегда бывают истинны. Ежели ж обличатся оные по суду, то правительство предает их церковной епитимии, смотря по качеству их покаяния, или ожесточения. Но в частности мы не смеем отвергать их явно: и когда велено молиться за противников Церкви о обращении их, то как же не молиться об обращении грешника к покаянию, пребывающего в недрах Церкви, и по немощи согрешающего, яко же и мы сами ежедневно согрешаем? Когда жена, в прелюбодеянии ятая, приведена была ко Христу, осудил ли Он её? А её должно было побить камнями: иже есть без греха в вас – сказал Он – прежде верзи камень на ню (Иоан. 8, 3. 7.). Не клонится ли и к нам подобное учение?

Наши умы и сердца не очищены и не могут чисто зреть таинственного смысла священного писания, то поне да смиримся, и Бог силен послать нам просвещение истинного разума.

В евангелии от Матфея, в 23-й главе, Господь запрещает называться учителями и называться отцами и наставниками: един бо есть ваш Учитель, Христос (Матф. 23, 8.); тож и об отце и наставнике (Матф. 10.). Как же мы видим в нашей Церкви принятыми наименования учителя, отца и наставника, приписуемые людям? Неужели это в противность Господнего повеления?

Письмо 50

Ты пишешь о непрочности мнимого твоего мира; этому и быть нельзя иначе. Св. Исаак Сирин пишет: «когда обрящеши мир на пути твоём неизменен, тогда убойся» (сл. 78); чрез разные же случаи противные открывается нам наше гнилое устроение и наука к терпению, да не праздны будем и беспечны (так как и А. Я. хочет, обеспечившись, прямо лететь на небо, самонадеянно); ты и сама находишь, что все случающееся с вами приносить вам пользу и духовный успех, то и благодари о всем Господа, хотящего всем нам спастися, и «в разум истины прийти» (1Тим. 2, 4.).

Письма А. Я. прочитал; видно её большое рвение в монастырь; но с надеждою не на Бога, а на обеспечивание брата; а при оном и самонадеянна. Она теперь на всё готова, только мнимо, а на деле выйдет иначе. Ты замечаешь, что она горденька; потому-то и не хочется понести нищеты, и другим быть обязанной. Она, бывши у вас, вкусила умиления, и думает, что всегда оное с нею пребудет неотлучно; а потому стремится на Фавор; но это только показало, что есть; а надобно прежде на Голгофе побывать, и принять крест душевных и телесных горестей; тогда, по мере терпения и смирения, даруется и утешение. Когда постраждем со Христом, то с Ним и прославимся (Рим. 8, 18.). Мне кажется, ей нужно ещё пожить в миру для родителей, как она и обещалась им послужить. Оставя братнюю помощь, а взирая на Божию за родителей, ей хочется скоро взлететь на небо: пусть не спешить, – дело будет прочнее; а то, и вступя в монастырь, не найдёт покоя: будет совестно мучиться о родителях. Да молится Господу, дабы Он управил путь её ко спасению, и возвестил родителям отпустить её с любовью; а дотоле Господь её и там сохранит; только да смиряется во всем, а не возносится.

Всем вам здравия и спасения остаюсь желатель, многогрешным И. М. 25 декабря 1845 года.

Письмо 51

Опять восстал ужас пожаров; недавно, недалеко от нас, сгорел чугунный завод; убытку до миллиона: а от чего? – Мальчишка, лет 14, шаля, выстрелил и попал в солому, – конечно наказание Божие попущено. Вы не малодушествуйте, но возлагайте упование на Господа и на Пречистую Матерь Его. Скажу вам жалостную весть: С....я обитель осиротела; кроткая и незабвенная мать их игуменья переселилась в вечные обители 25 августа, после суточной болезни; вы не можете себе представить, какой был там стон, плач, рыдания и вопль о лишении её; и не только чернички, но и мирские все рыдали неутешно. Не будет у них такой любвеобильной матери; она, своею кротостью, простотою, смирением, терпением и любовью, заставила всех рыдать о себе; кротко – мудрое её правление более 300 сестёр успокаивало; не знаю, кто займет её место. Будет начальница, но матери не будет такой; мне описывала одна сестра о кончине её и погребении с таким чувством, что окаменелый бы не мог удержаться от слёз. Да упокоит Господь душу её в царствии небесном, в чём и сомнения не имеем: вся жизнь её, скорбная и болезненная, и блаженная кончина (с улыбкою предала душу свою Господу) подают нам надежду на будущее её блаженство. Она, как будто предчувствуя свою кончину, делала некоторые намеки о сем. Во время самой кончины, в 12 часов ночи, некоторый сестры видели венец звездный над её келлиею; а п-ской строитель В..., не задолго до кончины её, видел сон: будто вдруг отверзаются небеса , и батюшка отец Л. оттоле говорить к игуменье: «М...! скоро ли ты придешь ко мне? И давно жду тебя, и построил тебе келлию»; она будто отвечает: «скоро, скоро , батюшка , приду» Вот что содевалось о кончине блаженной праведницы. Взирайте на кончину их и подражайте вере их. Молим Господа о упокоении души её в царствии небесном и об утешении оставшихся сестёр её, сетующих и плачущих о лишении её.

В Б...ве 29 числа августа архиерей произвёл в игуменьи м. П..., хотя и шумели сестры старшие, монахини, но после умолкли; а барыни некоторые были против этого, и хотели хлопотать, чтобы не была она; но, видно, против избрания Божия нельзя противиться; а между тем ей трудно будет с ними поступать, и приводя в порядок, нужна особая помощь Божия. Многогрешный И. М. 2 сентября 1848 года.

Письмо 52

Пишешь о вновь ищущих иметь к тебе отношение; сама не наскакивай и не ищи быть наставницею; а когда кто ищет и просит сего с верою – нельзя отвергать; вера их и твоё усердие сказать то, что мнишь им полезно, – не на свой разум надеясь, но на Божию помощь; может быть и послужит им во спасение; впрочем, дело покажет, что будет. С.... К....ной советую, лучше всех её мнимых подвигов и трудов черноработных и утруждающих, отвергать свою волю и разум; от послушания рождается смирение, а от самочиния гордость; плоды её прелесть и смущение; подобных выскочек юных, и я видал, да когда потеряли здоровье и спокойствие, тогда только опомнились; пусть не слушает совета вражия, понуждающего тещи безвременно на высокие подвиги и труды, а лучше смириться за немощь. Прочитал письмо м. Е..., и сердечно пожалел об её бедном устроении; она сама сознается, что от гордости происходит её страхование; так надобно же противоположным средством лечить её болезнь – смиренномудрием сердца. Не придется ли к её устроению св. Исаака Сирина 79 слово? Прочти. А как она предполагает – принимая за истину сущую прелесть – внушение ей, чтобы ехать и не возвращаться в свою обитель, – не получит никакой пользы, но впадет в ващшее заблуждение, и даже в роптание и отчаяние, и будет ей даже в тягость жизнь сия; когда уже между знаемых живя и имея какой-нибудь способ к внешней жизни, мятется от внутреннего устроения: а там всего лишась, да ещё на кого нападет: чем думает себя укрепить? Телесные немощи ещё более умножатся, а о душевных не знаю, что и сказать. Сама она говорит, что не может никакого нести послушания, то где же её примут? А жить у старца ещё неудобнее; где она такого найдет? Самонадеянная мысль её очень неосновательна и опасна, выходит без цели и надежды, – везде себя и свои страсти понесет. Мне кажется, побывать в Воронеже, и помолить угодника Божия об исцелении болезней душевных и телесных можно, а чтобы где остаться – не советую. Надобно и той обители подвизаться, где Бог ей указал; да надобно смириться во всём, считая себя последнейшею всех, то Бог призрит на смирение её и исцелит. Как жаль, что многие начинают самочинную жизнь, и горькие плоды пожинают в последстви; но силен Бог наказуемых здесь исцелить для будущей жизни покаянием. Остаюсь желатель вашего спасения, многогрешный И. М. 31 декабря 1849 года.

Письмо 53

Сердечно сожалею о столь неожиданной кончине м. Л...; мы обязаны молить Господа об упокоении души её, и возлагать упование на Его щедроты и милосердие; а судить – это не наше дело; мняйся стояти да блюдется, да не падет (1Кор. 10,12.). Пишешь о Л ... что, говевши, готовилась у тебя в келлии и что страх её не проходит; она же не понимает, в чём состоит её гордость? Это такая страсть, что гордые не видят себя сим пороком одержимыми, как и тот старец, из которого велено было исторгнуть душу, понеже и единого часа не упокоил Бога в себе: о сем есть у Пегра Дамаскина в 24-м слове; а её гордость доказывается плодами страха и проч., как в 79-м слове св. Исаака Сирина сказано, и у св. Лествичника: «гордых приусрятщут случаи страшные». Но Бог силен даровать ей познание своей болезни и потом исцеление. Только мне-то горе, бедному, – о людях рассуждаю, а сам низлежу во всех злых, и гордости не чужд; принимаю от подобных тебе слепцов ублажение на своё осуждение: и ежели бы вам открылись глаза и видели бы хотя часть некую моих злых деяний, то и воззрети бы не восхотели на такое чудовище, и надобно бы было мне умолчать и внимать себе; но не знаю, обычай ли мой лукавый, или тщеславный, под видом пользы якобы ближних, не допускает умолкнуть; оставляю попечение о своей душе, простираюсь о других, и только и знаю, что пишу, хотя и весьма не легко мне сие. Не знаю, что будет.

Описываешь о семействе вашей сотрудницы, о котором ты имеешь попечение в духовном окормлении, какое встретила затруднение со стороны противомудрствующих; что ж делать? Спроси их по совести, они найдут себя правыми и верно обвинят тебя; а я что на это скажу? Включая себя, тебя и их, можно сказать: ослепи бо их злоба их (Прем. 2, 21): мы все зорки на чуждые немощи, а сами как бы святые; это ясно мне видится на многих и на себе: вещи видятся все в превратном увеличительном виде в ближних, а свои и большие за ничтожные почитаем. Как же ты нас уверишь? Ежели бы мы были, хотя мало, причастницы смирения и любви, то сгорали бы жалостно и самосознанием своих немощей; не имея же сего, невольно стираются выи наши обличением, к нашему смиренно. Потщимся не возненавидеть их, а благодарно нести обличения: а между тем подвизайся с ними и с самою, да за праздность не осудишися.

Будьте все мирны и согласны между собою, проводите пост благоговейно, и да сподобить вас Господь встретить праздник пасхи с сердечною радостью. И. М. 1-го апреля 1850 года.

Письмо 54

Описываешь посещение обители вашей отцом арх. А.... и К. П....ною; в это время и ты была действующим лицом; смотри же, да не вознесётся сердце твоё о мнимом своём разуме и духовности; аще ли кто мнится ведети кто, ничто же весть (1Кор. 8, 2.), и паки: аще кто мнится мудр быти в вас, буй да бывает, да премудр будет (1Кор. 3,18), – это слова писания; а св. Пётр Дамаскин: «кто мнит что ведети, и не весть, – яко не весть». Надобно иметь большую осторожность, бесове хитры и бессонны. Замечаниям, сделанным тобою о тех особах, нельзя дать веры: приступит человек, и сердце глубоко (Пс. 63, 7.). Богу единому известны все дела наши и помышления; а ошибка твоя может доказаться и тем, что ты мнишь мя что быти, а не знаешь, как я мал, нищ, слеп, истощен и неразумен. Когда бы тебе отверзлись умные очи, то могла бы разуметь; но что делать, себя-то укорить легко, а от людей понести труднее; однако, и при худости моей, не престаю людей учить, когда сам ещё должен быть в чине учащихся.

Последним письмом извещаешь о бывшей крамоле при поминовении покойного батюшки, отца Л., 11-го октября. Оставя тех, кои крамолились за это, они пусть знают себя, имеют свой разум; как хотят, так и творят. Скажу тебе и твоим сестрам: яко имут ревность, но не по разуму (Рим. 10, 2.); что это значит: нанимать обедню заупокойную? Разве нельзя на той обедне, которая служится, подать помянуть на проскомидии и на эктениях, a после отслужить панихиду вкупе от всех? Нет, – надобно, чтоб наша была обедня, и от каждой особая панихида, – это бабий разум. Дело другое, в разных местах, когда находятся, можно и каждой служить; и ежели нет обедни, так можно и нужно нанять; а то для чего нанимать? Христос Тот же, жертва та же, и поминовение то же. Тут, кажется, с усердием мнимым сплетается тщеславие: и смотри, как вы мнели оказать старцу нашему усердие, впали в грех соблазна и осуждения соблазнившихся; верно батюшка не хотел бы сего видеть в вас; рассуди-ка получше, права ли твоя ревность и по разуму ли она? Остаюсь многогрешный И. М. 26 октября 1850 года.

Письмо 55

Какой красноречивый панегирик написала ты моей худости и мнимым моим добродетелям, коих чувствую себя до зела оскудевающим! А притом и дала твердую заповедь мне – не укорять себя пред тобою. Счастлива ты, что я не имею дара слова, а то и я написал бы тебе целый лист; видно и невольно уступишь мнимо-умному вашему мудрованию; а мне остаться при своём и знать; кто я есмь, и зрети моя согрешения, множеством яко песок мopcкий непостигаемый; от плодов-то их и познается, кто я; а какой мой плод? – Мне это более известно. Ты выставляешь пример, что ваши также поминают своих, как и вы поминали батюшку; да что ж они за пример? У нас никогда этого нет; на что уж батюшки почитал о. Ф..., но никогда обедни не нанимал, а поминал на общей обедне; панихиду служили, собрав всю братию, единодушно, и, отслужа, напоит чайком, да и только. А у вас, просто сказать, бабий разум; ну, к чему это – каждая служит панихиду особо? Она дай деньги туда же, – да попросите отслужить не спеша, с вычитыванием вслух всего канона, – то будет гораздо доходнее десяти панихид, наскоро служимых. А когда тебе не желается изменить вашего мнимоблагочестивого обычая, то делай, как хочешь.

Немощь А... может прекратиться, при её откровении, и когда соблюдет страхом Божиим своё сердце от входящих в него страстных помыслов, да не будет, ни на кого блазнить и осуждать, а более смиряться. О Д.... нельзя удивляться тому, что скучает: она шла с ревностью; но ведь этой ревности надобен искус; когда б ничто её не встретило, то и до небес бы вознеслась, а теперь и невольно смирится; а паче как получше проберете, тогда и узнаете святыню. Остаюсь многогрешный И. М. 28 ноября 1850 года.

Письмо 56

Хотя я и сам слеп сый очима, но вижу из отеческих учений, да и сама ты довольно изучила; действия твои были правильные в молитве, и, кажется, можно сказать, в начале не прелестные; но как не были растворены смиренномудрием, то и последовала оным явная прелесть. Прочти повнимательнее св. Симеона Нового Богослова о третьем образе молитвы: имеешь ли ты такое уготование? Также: Исихия, Филофея, Нила постника, Каллиста и Игнатия, Нила Сорского, Григория Синаита, в особых главах, где он много пишет и о прелести; и св. Исаака Сирина 2 слово: «деяние креста сугубо есть»; ты увидишь, что в делании сем надобно иметь крайнее смирение, которому единому только не могут бесы противоборствовать. Как велико есть делание молитвы, так и они сильно вооружаются против проходящих оную, и обыкновенно прежде стараются обольстить высокоумием и тогда своими горшими действиями исполняют; что как бы и на тебе видится похоже сим действиям; ты, усладясь действием молитвы, незаметно увлеклась высокоумием, что уже обрела благо, коего прежде не имела; а тут бы надобно паче нисходить в глубину смиренномудрия; и уже явились действия прелести. Св. Исаак пишет: «и те, кои имут «наставников благодати, всегда в беде суть, страха ради стремнин находящихся и прелести, подобной истине»; и далее говорит: «да не посмееши воззрети на округ солнца, Аще зеница очесе несть чиста, да не лишишися и тоя самые зари, яже есть простая вера» и проч. Итак, советую тебе: принимаясь за сие великое делание, паче всего смири себя, взирая на заповеди Христовы, сколь далече мы от оных отстояли и отстоим, и, по слову 55 св. Исаака Сирина: «поставить себя в деле покаяния, а не искать высоких»; а кто не считает себя грешным, «молитва его несть благоприятна пред Богом». А ты, кажется, побеждаешься и яростною частью; – но кого молитва коснулась, то хоть весь свет его оскорбляет, он считает себя того достойным, а не раздражается: и у тебя, правда, есть смирение, только на словах; постарайся оное водрузить в сердце, и, проходя молитву, не ищи высоких, а токмо проси помилования: и, в подобных неприличных действиях, призывай просто Господа – имя Его, да не погибнет душа твоя от прелести вражией, от которой да избавит тебя Господь. Далее может враг и мечтаниями тебя обольстить вместо истины; но ты всего этого остерегайся и отвергай, яко недостойная; ибо высокоумие все грехи навершает и ум ослепляет. Многогрешный И. М. 15 декабря 1851 года.

Письмо 57

8 янв. Упоминаешь о своём устроении и спокойствии; но оному советую не доверять и не обольщаться, а более взирать на мимошедшее время жизни и окаявать себя: да почему знать, может и мнимое спокойствие не есть ли подсада вражьи, дабы обеспечилась, что уже спасена? И сего не надобно делать, чтобы нарочно попущать себя поползновениям на ярость. Я писал к тебе, что должна прочитывать, к вразумлению себя, и паче должна быть в страхе и трепете, ради подсад и стремнин (2 сл. Исаака Сир.). Ты скорбишь, что нет слёз; но слёзы без смирения могут более повредить, нежели воспользовать; а ты уже ищешь успеха и плодов; ты ещё не вошла в огнь искушений. – Прочти в 49 слове, с половины, св. Исаака, как благодать Божия попущает на нас укрепляться искушениям; и в 78 слове также, подобно и в 61 слове: о познании своих немощей и проч., – читай и всю книгу; там научишься, как надобно смиряться; а я чему тебя научу, когда сам не имею оного? Ты пишешь о неотступно находящейся при N. N. молитве и о прочем; надобно узнать, нет ли у ней тайного мнения о сем, и от того увеличиваются её немощи; надобно молиться Господу, да не попустит впасти в прелесть.

9 января. Ныне ещё получил твоё письмо от 2 января и спешу дополнить к сему же письму: о молитвенном устроении я, сколько мог, тебе написал, но, сам слеп сый очима, могу ли просветить других в сем великом деле? Прелесть так тонка и многообразна, что и не увидишь, как может подкрасться; одно смирение только может избежать всех сетей вражиих; но кто похвалится оное имети? А потому не должно обнадеживаться ни тебе, ни м. Е..., и не надобно совсем оставлять псалмопение, ибо оное словеса Духа Святого; но сколько можно, по силам и времени; только не малодушествовать за оставление, когда случится. Великие отцы не оставляли псалмопения, как сказано об одном, что он, начиная псалмы, только одну славу мог ощущать, а прочее был в восторге, пока солнце всходило и согревало его лицо; неужели он не имел дара молитвы? А вы ещё не в такой мере, чтобы совсем оставить псалмы и прочее. Ты упоминаешь о предисловиях, данных тебе, писанных: да неужели ж ты не читала оных печатных в книге: жизнь св. Паисия? Там и все четыре напечатаны; вот как вы читаете книги-то.

10 января. В той же книге есть Свиток старца Паисия об умной молитве: весьма полезно, советую читать; в житии св. Паисия, первого издания, на 60-й странице напечатано его наставление к братиям; там сказано после некоторых наставлений: «времени же и деланию сему предрастущу, даруются, по мере делания, слезы, плачь и малая некая надежда во утешение души». Надобно же помнить, что все это – как рождается от смирения – то и должно быть растворено смирением. Преподобный Нил в 123-й главе говорит: «блажен есть инок, всех отреби себе быти непщуяй.» Проходя молитву, должно уготовляться противу бранем вражиим; того же Нила глава 91-я: «аще молитве прилежной» и проч. и Иоанна Карпафийского глава 41-я: «елицы молитву зельне употребляют, сии от страшных и свирепых искушений пленяемы суть»; – надобно быть бодрым. – Хорошо, что Е.... П.... к вам попала, и это всё Бог строит, по благому её и простому произволению, в искании спасения; однако ж вы не думайте, что только у вас спасение, а у других нет; но напротив считайте себя последнейшими всех и неразумнейшими; а ежели кто и пользуется в чём, то Сам Господь подаёт им оную, по вере их, и чрез недостойных. Помещение же её как-нибудь устроить Господь, всякой птичке гнёздышко даруяй.

О С.... К–ной не знаю, что и сказать, видно надобно потерпеть её немощам за малость её разума; и прочих всех да сохранит Господь в страхе Его, и дарует им силу и крепость на умной сей духовной брани. – На всех вас испрашиваю мир и благословение Божие, и прошу молиться и о мне, многогрешном И.М.

Письмо 58

Описываешь о душевном твоём устроении, и, сколько я могу заметить, весьма опасном: ты находишься далеко ещё от сего делания, всегда быв в сообращении, молве и побеждении страстей; нам хотя бы след видети оного высокого делания, и прогоняти страстные прилоги молитвою; а долгое сидение не нашей еще меры; сидя и чая доспети в нечто высокое, а не чая получити токмо прощение грехов своих, непременно можем подвергнуться обольщению. Не ищи высоких, а смиренномудрствуй, считая себя последнейшею всех, не словами токмо и краем уст, но внутренним залогом сердца. Посмотри же на себя, сколько ты в день перейдешь многоразличных и многообразных случаев, судя и пересуждая, укоряя, досаждая и бия, и прочее; тут потребно на всяк день покаяние (хотя и сидение в молитве, но не продолжительно) с сердцем, болезненным и сокрушённым о своих деяниях; безболезненное делание не приносит плодов покаяния.

Д.... шла в монастырь, думала верно найти в свободе телесной и покой душевный; но не понимала того, что она в мнимой свободе есть раба страстям, которые и господствуют над нею; да кажется и не одна она такого рода мыслей, но и много очень найдется таковых рабов страстей; от них же и аз не последнейший; время и случаи научат. Многогрешный И. М. 9-го февраля 1852 года.

Письмо 59

Из последнего твоего писания от 14-го декабря вижу, что ты очень нездорова душевно, о чем сердечно сожалею; самое нужное и полезное лекарство для тебя – смирение, отнюдь не думать и не считать себя достигшею чего-либо высокого, но меньшею и худшею всех себя считать. А что ты желаешь затвора, то этого не одобряю и не соизволяю на сие; затвори двери ума и сердца от возношения, а уста и язык от многоглаголания, брани и осуждения, рукам не давай воли простираться на биение; прими совет желающих тебе пользы душевной, – вот и затвор твой совершится, неимущий ни единой прелести и подсады вражией. Господь да сохранит тебя и дарует мир и здравие, душевное и телесное. Остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный И. М. 30 декабря 1852 года.

Письмо 60

Письма твои я получил, из коих вижу: хотя и есть твое сознание в прельщении твоём, за дерзостное предприятие к умной высокой молитве, но все есть и оправдание что желаешь чистой молитвы, не парительной, и что при обращении с сёстрами чувствуешь, что «в голове мутится и всей очень нудно; а при оставлении всеми тебя одной чувствуешь себя здоровою» и проч. и «что «ты делала бесчиния с намерением, дабы смирить сестёр, высоко о себе мудрствующих» и прочее. На все сии мнимые твои резоны, при Божией помощи и вразумлении, желаю тебе предложить рассуждение, основанное на отеческих учениях. Что касается до чистой молитвы, то св. Исаак пишет: «до оной достигает един от тысящи и сие, по очищении от всех страстей; то како можем дерзнуть помыслить взойти на толикую высоту»? А нам, хоть бы умным деланием и трезвением, т. е. Иисусовой молитвою, поражать ратников, восстающих на нас, по слову Лествичника: «именем Иисусовым бий супостаты, крепче оного ни на земле, ни на небе не найдёшь оружия». Св. Исихий пишет: «трезвение есть художество духовное от страстных помыслов и словес и лукавых дел, совершенно человека, с помощью Божией, избавляющее, долговременне и усердне проходимое». В книге пр. Нила Сорского в надсловии на XV странице: «находит ли убо прилог вражий каковой-либо страстью, или помыслом злым, призывает делатель Христа на сия» и проч. – прочти сама; а далее: «и не повлекается таковый мнением, аки исправляет что моляся, или угождая Богу, все бо моление его от страха мук и от покаяния во грехах, класть начало и конец». И ежели мы проходим таковое делание, очищая сердце от страстей молитвою, то несомненно, по очищении, благодать напишет на нём свои законы тебе не ощущающу: и тогда уже не повредимся, потому что на сердце всегда курится пред Богом фимиам смирения; а оно есть такое сокровище, которое для татей неприступно, по слову св. Иоанна Лествичника. Вникни же ты в своё делание, так ли ты проходила делание умной молитвы, и в которой уже мнила достигнуть чистоты? Между тем имеешь страстное устроение, яростное в обращении с сёстрами, и бранить с горестью, долго не прощать щипать и подобное; к другим немирствовать, издавать строгий суд и проч.: и что ж, какие плоды принесла твоя молитва? – Явную прелесть, думая (как сама писала) достигла видения первого чина: а какие действия и проказы делала, кои совсем неприличны, о коих я более не повторяю? Хотя ты и говоришь, что делала с намерением, но это совсем с делом не сообразно. Св. Варсонуфий в 79-м ответе пишет: «знамение же, еже коснуся тоя (молитвы): яко не к тому смущается, Аще и напаствует его весь мир»; а в 158 ответе: «ели ко же движется сердце твое от гнева и злопомнения и подобных страстей ветхого человека, тамо не внидет премудрость». Посмотри на своё устроение, нет ли в нас чего из сих – ветхого человека, и каковы бываем при досадах и укоризнах, делаемых нам от других? Кажется, найдешься далекою от чистой молитвы. Ты ищешь в молитве слёз; они суть дарование духовное, смиренным даемые, и слезы иногда, многих напыщают, как пишет св. Лествичник. А о том, что тебе «в обращении с сёстрами бывает нудно и в голове мутится», полагаю, что это действие прелести, как мне известно и на других подобных; когда находятся в мнимо-духовном устроении, тогда восхищаются и радуются, а но прошествии страждут противное. Опять посылаю тебя ко 2-му слову св. Исаака Сирина: «за что гнев Божий находит? Не за то, что от лености оставляют деяние первой части креста, но сладость рачительне преходя ко оной второй части тонким ума деланием и пребыванием и молитве» и прочая; лучше видеть себя расслабленну и смиренну, нежели бодру и оболыцаему. Что же касается до того, что ты думала смирить сестёр, мнящихся быти нечто, своим колобродством, то и в этом видно, или неправильное твоё оправдание, или ума лишенное делание; прочти в 11-м слове св. Исаака Сирина, какой он дал ответ, хотящему, для уничижения себя, из утра ясти хлеб. Такой ли ты меры? И какие твои дела или чудотворения? А лучше почаще внушать сёстрам, чтобы они не допущали и помысла приближаться к себе, что они добре живут, окормляемы тобою, а другие хуже: но сами себя считали бы последнейшими всех; а ежели они сего от тебя не слышат, но может быть ещё и укоризны на неких, то надобно, во-первых, себя смирить и показать пример, тогда и они тебе, последуют; а какой ты делала для них образ к смиренно, то это можно назвать попустительным наказанием Божиим, при отсутствии рассудка: познай свою немощь, смирись и Господь тебя и их помилует и дарует мир и спасение, чего всем вам усердно желаю. Многогрешный И. М. 10 Февраля 1853 года.

Письмо 61

Из двух твоих писем вижу твоё сознание в неправильном прохождении и действиях мнимой твоей умной молитвы и желание положить начало к исправлению себя, т. е. оставление желать и искать высоких мер, как твоя святыня желала и искала, полна сущи страстей: гордости, тщеславия, своенравия, зависти, гнева, ярости, осуждения и прочих; а где есть сознание себя виновною, и послушание к совлечению своей воли и отвержению своего страстного разума, – там есть и надежда к исцелению душевных страстей. А вот ты хотела и скверной одежде (страстей) внити на брак и потому потерпела извержение. – Сознаешься в страсти наставлять сестер, и из ямки бы вылезла погрызться с ними; для чего же погрызться, а не лучше ли духом кротости и любви? Хорошо что они, в простоте сердца, повинуются тебе; но все от жестокости слов робеют и не могут всё сказать, что мне довольно из прежних случаев известно; а кротостью и любовью можно больше покорить в доверие, и им будет польза. Ты говоришь, сатана поиграл тобою за частое поминание имени его; надобно же это оставить и обращаться мирно. Ещё находишь, что пострадала за выслушание от многих о.... страстях, без страха Божия. Под видом пользы их, говорила с ними подробно, от чего они могли чувствовать раздражение. Св. отцы не велят подробно о сем обяснять, ни при исповеди, ни при откровении; а ты это приняла от страстного своего ума. и в этом впредь имей осторожность, – можно научить иногда их тому, о чём они и понятия не имеют, и оное им ненужно; а узнавши возбуждается брань; а это вредно. Обжегшись на молоке, надобно и на воду дуть; ты искавши высоких, погрешила ими; должно искать, как бы победить свои страсти, – о чём много учат нас св. отцы: Лествичник, авва Дорофей, Кассиан, Нил Copский, Симеон Новый Богослов и прочие; и подвизаема на страсти, познавай свою немощь и смирися, а смирение привлекает Божью благодать; уединения большего не ищи, а имей общение с сёстрами, они тебя любят и состраждут о тебе, в этом я уверен. Частое твоё соборование я не одобряю: для чего это? Конечно таинство сие нужно для христианина принять: и всегда бывает приятно сердцу, когда кто отойдет с сим напутием; но не всегда оное употреблять, по летах многих, одно после другого; а ты это очень часто повторяешь без разума, да к этому же и С.... С.,., здоровую присовокупила; кажется, это служит для многих соблазном; но ты это делала в безумии, не надобно же того делать в разуме; дело другое – таинство исповедания и причащения, это нужно и часто повторять; а того часто не нужно.

Старайся поступать так, как я в первых моих пред сим письмах писал тебе о молитве и о всём, повинуясь учению святых отцов, а более всего пекись о стяжании смирения и любви, даже и к оскорбляющим тебя и ненавидящим тебя; без любви и смирения никакие наши подвиги и дела нее благоприятны Богу. Остаюсь недостойный И. М. 3 марта 1853 года.

Письмо 62

Три письма твоих получил, из коих вижу, что ты сознаешь свою вину и уклонение в мнимо-умную молитву, и, прельстившись оною, получила вред душевный и многим на соблазн послуживший, а твоим о Христе сёстрам на велию и болезненную скорбь; а в прежних письмах видно было твоё самооправдание, и это знак был еще действия прелести. Познавай же, откуда оная получила к тебе вход, и впредь не допускай до сего; паче всех деланий старайся о стяжании любви и смирения, то Господь сохранить тебя от всех сетей и козней вражиих. Говоришь, что никак не вразумляешься, как настояще урезонить себя к смирению; читай о сем в книгах св. Иоанна Лествичника степень 25-ю, много есть и в 4-й о нём, у св. Исаака Сирина в разных словах, у аввы Дорофея, у св. Варсонуфия Великого, у Симеона Нового Богослова и у прочих: а паче всего вспоминай учение Самого Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вышим (Матф. 11, 29.). В тебе есть много дерзости износить суд о других и даже явно обличать, а сама не видишь своих немощей; только языком одним злословишь себя, а немощей других не несешь; некоторым же и излишне повторяешь; не верь своему разуму, а принимай совет от других искренних твоих и желающих тебе пользы, Св. Апостол Павел, званный свыше и наставляемый от Бога, не доверял себе, а пошёл в Иерусалим к Апостолам спросить; так ли он проповедует, да не како вотще теку или текох (Гал. 2, 2.), кольми паче мы не должны надеяться на свой разум. Остаюсь многогрешный И. М. 24 марта 1853 года.

Письмо 63

Устроение твоё очень смешанное, и смех, и плач, а они в одном дому не бывают; по гордости и тщеславию твоему твой плач не истинный; прочти сама у св. Иоанна Лествичника о плаче, и увидишь, что он тебя надымает только, а не приводит к смирению: в истинном плаче нет возношения, а у тебя ещё и плод оного – хула есть; для тебя самое нужное средство отвержение своей волн и разума; от сего раздается смирение, а гордость уничтожается. Даемое тебе послушание – писать, ты должна принять с великою покорностью и усердием: оно приносит пользу всей обители, а ты познаешь свою немощь при укоризнах; токмо как можно хранись прекословий и не отвергай обличений, а когда кто отвергает облечения правильные, или неправильные, своего спасения отвергается, по слову св. Иоанна Лествичника. Какая ты чудная! Хочешь, – вынь да подай, чтобы спасение видела на ладони! В церкви скучаешь: от чего это? Бог смиренных утешает, а ты не смиряешься, а других осуждаешь, и не хотя понести креста тяготящего, хочешь умереть; это желание не по Бозе; ты полна страстей, и как явишься туда? Совлекайся их самоукорением и смирением, считай себя последнейшею всех и недостойною утешения; когда будешь так себя иметь, то и спасешися, чего тебе усердно желаю. Многогрешный И. М. 1 декабря.

Письмо 64

Очень рад, что ты теперь, по возможности, покойна духом. Не пренебреги о средствах, коими мир душевный приобретается. Часто от нас самих зависит иметь умиротворение, и не иметь оного, когда не хотим понести чего-либо малого.

Пишешь о скорби твоей, что маменька твоя отказала тебе в прибавке денег. Это еще не велика скорбь; надобно быть довольной и 180 руб. (в год), и особенно при готовой провизии. Можно отсечь излишние расходы, а паче в роскоши, одежде и в прочем. Мы должны во всём понуждать себя к нищете, терпению и смирению. А когда не хотим вольно, то и невольно пошлётся скорбь для обучения терпению; ибо многими скорбми подобает нами внити во царствие Божие (Деян. 14, 22.).

В отношении же духовной матери ты крепко себя запутала; никакого нет чина ни в избрании, ни в отношении; а только что одно имя носите – наставницы и послушницы, а тут ещё она облагает тебя клятвами (как ты пишешь), и просишь, чтобы я снял с тебя её клятву. Какую, я имею власть снимать клятву? Ты напрасно это думаешь. А советую тебе не делать того, что достойно клятвы, то оная на тебя и не может подействовать. Да и что за клятва? Святой Апостол Павел пишет: благословите, а не кляните (Рим. 12, 14.); клятва же есть отлучение от Церкви, и за особенно тяжкие грехи, буде виновные пребывают неисправимы и не каются. Видно из твоего письма, что она на тебя скорбит, то должно находить свою вину, и когда есть, то умиротворяться с нею. А хотя бы ты и вины не имела (чего однако же быть не может), то все должно себя укорять за самочиние и скрытность, и, мысленно повергаясь пред нею, считать себя виновною; то силен Бог и её умиротворить.

Пишешь о высокоумных своих помыслах, что во всяком исправлении помыслы тебя хвалят: это очень опасно и есть начало прелести. Когда бы всякому исправлению последовало смирение, то это бы добре было. Помни больше свои грехи и считай себя меньшу всех; тогда благодать Божия тебя оправдает. Где ж твои исправления, когда ты не переносишь никаких оскорблений? И как можно оставить есть молочное? Это значит на огонь подлить масла, и будет пища твоему тщеславию. Употребляй молочное с воздержанием, во славу Божию, то нимало не повредишься. А больна бываешь не от молочного, а от нетерпения и неимения смирения.

Поручая тебя покрову Божию, остаюсь желатель твоего спасения. многогрешный И. М. 28 июля 1845 года.

Письмо 65

Видя из письма твоего, что теперь маменька твоя к тебе умиротворилась, радуюсь сердечно, и должен тебе сказать, что не только пред родительницею должна себя винить и считать виновнее её себя, но даже и пред всеми, считая себя худшею и последнейшею всех: сим только можешь избежать козней вражих и сетей его и получить успокоенье.

Сама себе противоречишь, говоря, что приемлешь письма мои как с неба посланную благодать, и тут же пишешь, что с большим прискорбием приняла мои слова о том, что считаешь меня наставником, и пользы не получаешь. Писано есть: от плод их познаете их (Матф. 7, 16.). Немирство твоё с игуменьей и с мамонькою, желание составить свой разум и свою волю, поречение братьев и матери за их роскошь и тому подобное, которое я всё из твоих писем видел потому так и написал; но ты отвергла обличение. А святой Иоанн Лествичник пишет: «правильное или неправильное обличение отвергши, своего спасенья отвергся»; вот и это плод! Отвергши обличения, выставляешь свои добродетели, которые ты стяжала от послушания ко мне, и это плод добрый, а настоящего-то плода – смирения и не достает, без которого все наши делания ничто. «От послушания рождается смиренье», – пишет святой Лествичник, – « и неисчисленье своих добродетелей». Тебе даже кажется, что смиряешь себя и смирила, а того не видишь, что сим самым себя обольщаешь. Пишешь, что понуждаешь себя терпеть скорби: вот это то и худо, что видишь себя обижаемою, а не достойною обиды; самолюбие твоё закрывает от тебя твои недостатки, и скорби тебе кажутся тяжкими: а где есть самоукорение, там те же скорби бывают легче.

Сколько нужно на твоё содержание, не для роскоши, а для необходимости, можешь просить, с возложением на волю Божию, как Он возвестит маменьке и братьям и, получивши удовлетворение или отказ, будешь мирною, видя в том не человеческое ухищрение, но волю Божию.

Смущение твоё на отца святого неправильное; как же можно за то смущаться, что он спросил о брани; верно намерение его было вразумить тебя, как противостоять сей брани, но ты за сие смутилась и представляешь свою добродетель, что не имеешь помыслов. Я этому нимало не удивляюсь, а вижу, на что врагу искушать тебя сими помыслами, когда ты питаешься тщеславием и гордостью не иметь их; с него довольно и того. Как же ты познаешь искусство в духовной брани, когда и не видала оной? И как ты смиришься? Святой Лествичник пишет: «кто не имеет сей брани, тот, видно, согласен с врагами своими; а когда бываем боримы, то сие есть знаком, что мы крепко противу врага своего вооружаемся».

Я неоднократно писал к тебе, чтобы ты не искала пострижения в мантию ни тайно, ни явно, никакой пользы не получишь: ибо не по разуму твоё желание; ты пока имеешь обручение сего образа и довлеет тебе. Вижу, что ты ни малейшего не имеешь понятия о монашестве, в чём оное состоит. Ты находишься и теперь в искусе монашества и должна исполнять всё то, что следует и монахине, а главное – обеты монашества: девство, нестяжание и послушание. Но во всех сих надобно быть искушенной многими браньми духовными, и познать на опыте, что чрез сии действия мы свобождаемся страстей, получаем мир и спокойствие; все же это тогда, когда смиримся; – сподобляемся и других духовных дарований, о коих ты и понятия не имеешь. Тебе кажется, когда примешь монашество, то всё выполнишь, то есть стяжешь внутреннего Фарисея мнимым своим деланием; а чтобы стать в борьбе противу страстей, и иметь различие оных, о том ни слова.

Оставь сие твоё намерение и ожидай благоволения Божия: когда Он восхощет, будешь пострижена в мантию: а дотоле иди путём смиренным, средним, не возносись высоко, и не снисходи долу, читай отеческие книги деятельные, имей борьбу со страстями, призывай в помощь Господа, а на свои силы не надейся, и получишь, чего ищешь – спасение. 21-го июня 1846 года.

Письмо 66

Ты скорбела о лишении матушки, но советами М. М. урезонилась, и прошло твое отчаяние, слава Богу! Жалеть можно об оставляющих нас ближних наших, но не до безумия и отчаяния. Кольми же паче, когда ваш союз духовный не был основан на прочном основании, то скорбишь теперь, что не имеешь духовной матери; хотя и есть у вас, но тебе не по духу. Но твоему устроению надобно, конечно, бы тебе иметь духовную мать, или, по крайней мере, сестру благоразумную для совета; ибо ты очень пылка, скоро опрометчива и неосновательна, и нужно бы свою волю и разум во всём отсекать: но что ж делать, когда ты не находишь матери? По крайней мере ищи сестру духовную, благоразумную, могущую тебя советом удержать в прохождении среднего, непадательного пути; а то ты берёшься за высокое, не по мере и силам твоим, а меньшее не исполняешь; самоукорения, терпения и по силе делания. Вспомни, как ты в прошедшем письме перечла все свои исправления, а в самом деле оные никакой цены не имеют. Но ежели бы оные и были чего-либо достойны, то и тогда опасно принимать оные за что-либо великое; а надобно смотреть более свои грехи и немощи, и от сего стяжавать самоукорение и смирение, и тако бы получила мир душевный и успокоение совести. Хорошо, что опомнилась скоро, написавши о молитве: совсем не твоей меры таковое делание; долго ли попасть в прелесть? 16 июля 1846 года.

Письмо 67

Описанные тобою обстоятельства неутешительны: но что ж делать? Надобно взять терпение; а с твоей стороны не входить в суждение дел, до тебя не принадлежащих, а то завяжешься, и по малодушию не выносишь, а скорбишь и смущаешься. – Кто же из сестёр, изливая скорбь свою, ищет от тебя утешения, то можешь подать готовность к оному и утешить, побуждая к терпению, за что ожидает вечная награда. А ежели придёт кто и начнёте обе судить других, то вместо врачества боле болезнь принесете друг другу....

Всегда что делается с стремлением своей воли, без пождания, пользы не приносит: подожди удобного случая, и моли Господа, когда Ему угодно и будет тебе на пользу, то и устроится путь твой. Ты должна успокоиться сим ответом...

На послушание ходить потому я тебе предложил, что для тебя опасно уединение, а полезнее некоторое рассеяние, и при оном случающиеся толчки обработают твоё устроение, которое очень опасно; а «безмолвие неискусных удавляет», по слову святых отцов. В принятии укоризн будь благоразумна, в непонесении оных укоряй себя, а не других, то и понесешь удобнее, и увидишь пользу; а когда будешь противоглаголать и возражать, отмщая обиды, то конца не будет оному, и ты не победишь, а победишься; но и от сего, познавши свою немощь, будешь благоискуснее.

Да просветит тебя Господь и утвердит в пути сем ко спасению, чего тебе усердный желатель. 17 сентября 1846 года.

Письмо 68

Хорошо, что ты удостоверилась внушением матери О. в неполезном, своём желании получить монашество безвременно и самочинно. Удивляюсь твоему младоумио и пустой ненаказанной ревности, происходящей от самомнения и самонадеяния. Ты думаешь, что тогда-то уже свято поживешь и спасешься. В чём же состоит мнимая твоя святость? Представляется тебе, что надобно молиться от всего сердца, и открывается тебе небо. Вот явная прелесть! Скоро можно дойти и до сумасшествия. Стоишь ли того? А когда думаешь, что достигла или достигнешь сего своими подвигами, то уже и опасно: показывается сим твоя гордость, а за оною прелесть. Не все ли святые, при богоугодной своей жизни, видели себя землю и пепел? Чем и дарование, данное им от Бога, сохранялось, т. е. смирением; а другие считали себя недостойными принятия таковых дарований и пребывали в границах смирения. Ты же стараешься видеть на себе мнимую святыню, а не видя её, смущаешься, вместо того чтобы надобно было смиряться и сокрушаться сердцем, считая себя последнейшею всех: тогда и при малых и немощных твоих исправлениях могла бы успокаиваться благодатью Божиею, на смиренные призирающею. И весь подвиг твой должен быть обращен на действия сердечные, откуда приходят многоразличные страсти и борют нас. Не имея сама сил бороться с ними, призывай Господа, и победу приписывай Ему, а в побеждении приноси покаяние и смиряйся. Но ты, как видно, и понятия не имеешь как бороться и сопротивляться страстям; а только полагаешься на делание и мнимые твои подвиги. Какую ж пользу приносит тебе делание? Кроме вреда – никакой. Когда бы ты жила с сестрою, то, от сообращения в словах и действиях, могла бы познавать свою немощь, побеждалась словом, яростью, непонесением укоризн, или другим чем, и приносила бы покаяние; а по времени могла бы и исправляться, и получила бы благое устроение и мир душевный. А теперь какую пользу обираешь от уединения? Только ум кичится, что живешь уединенно. А где мир душевный? Никто тебя не трогает, а ты находишься в смущении. Советую прочитать книгу св. аввы Дорофея повнимательнее, и не один раз, и рассудить, так ли твоё жительство проходит; да прочти в книжице старца Паисия письмо к иерею Димитрию, в коем он представляет вред от безмолвной и необщительной жизни. 19-го октября 1846 года.

Письмо 69

Сколько могу заметить твоё устроение: ты на всё скорая и пылкая, но неосновательная и нетвердая, и при всяком ветре влаешься и колеблешься. Пишешь, что утешаешься моими письмами, но потом и паки смущаешься, а паче, когда нисколько времени не получаешь моего ответа на твоё письмо, – да и до такой степени, что трудно выразить.... Сколько я имею времени на письма, ты не знаешь; а сколько оных у меня? Случается – лежать до 60, но отвечаю не на многие; разве на два или на три только могу; потому что надобно писать всё своею рукою; а у меня ни сил, ни времени недостает. Надобно тебе быть потверже в вере и не колебаться; когда случилось бы и долго не написать, относить это к воле Божией, и тем себя укреплять. Что ж стяжала от моего учения? И такой ли плод должен быть послушания? А ты обольщаешь себя, что имеешь ко мне послушание, но ведь от послушания рождается смирение: а ты, вместо оного, стяжала смущение – явный плод гордости. Когда хочешь именоваться и быть истинною послушницею, то старайся о приобретении во всём смирения, терпения и любви не токмо к ближним, любящим тебя, но и ко врагам по заповеди Господней; а без смирения и любви наши подвиги не могут быть Богу угодными.

Ты пишешь, что исчитываешь свои мнимо-добрые дела: правило выполняла монашеское, поклоны клала монашеские, чаю не пила, с маслом не ела. Неужели на этом только и остановиться и увлекаться мыслью, что я исполняла и исполняю правило монашеское? Не надобно ли искать, или ожидать плодов делания? А плод духовный есть любы, радость, мира, долготерпение, вера, кротость, воздержание (Гал. 5. 22.). И св. Антоний повествует об одной деве, постящейся и правило исполняющей, которую искусный старец вопросил: «бысть ли ти скудость, яко изобилие? безчестие, яко благохваление? врази, яко друзи?» – И когда она сказала, что нет в ней их действий, тогда он сказал ей: «иди, делай, ничтоже имаши». Смотри же, и ты не повлекайся мнением об исполнении поста и правила, а смиряйся за недостаток смирения, любви, кротости и смирения. А св. Макарий пишет, что «кто не понуждает себя на терпение, на любовь, на кротость, на смирение, а только нудит на молитву, то оная не есть молитва, а маска молитвы». Ты пишешь, что читаешь книгу – братолюбие: для меня странно,

что и книги назвать не можешь правильно; как же стяжать из неё пользу? Она называется Добротолюбие, а не братолюбие. Книга весьма полезная и душеспасительная; она учит и деятельным добродетелям и умозрительным: но ежели, оставя первые, возьмёшься за последние, то не только не получишь пользы, но можешь ещё и повредиться. Смотри, имей осторожность!

Стремление твоё к переходу в С.... должно быть умеренно и с пожданием, прося, да будет в сем воля Божия; но в настоящее время ты связана невозможностью; ибо маменька твоя на сие не согласна; как же можешь сделать противное ей? И какие могут выйти последствия? Поэтому ещё нет воли Божией на переход твой. Ежели же и удастся тебе сие сделать, перейти туда, то знаешь ли, какие могут встретить тебя там искушения? Твоему воображению рисуется там одно только блаженство, а скорбей не представляешь. Ведь во всяком месте есть своего рода скорби и искушения, а по твоему малодушию везде будешь чувствовать их тягость; я вижу это над многими, поверь мне. – Ты сама хвалишь свою обитель, но есть неустройство; а Бог силен послать человека, и порядок устроится: всё подвержено перемене и изменению.

Скорбишь о духовнике, что не имеешь к нему веры; но одна ли ты там? Сто, или более человек довольны, а ты одна не получаешь душевной пользы. Ежели ж, точно, вред может происходить, то Бог не попустит быть оному, но пошлёт вам истинного отца, пекущегося о чадах своих духовных. Богособранное стадо силен Бог окормить духовным окормлением: приедет благочинный и верно дойдёт до него; ежели есть такое неустройство, то он и войдёт в ваше положение.

Заочно же на исповеди я не могу разрешать грехов: на это есть правила церковные, даже и лично в чужой епархии не должно принимать на исповедь. Ты, написавши ко мне; свои немощи, может быть и получала облегчение в совести Божией милостью; но я разрешить заочно власти не имею.

В письме твоём от 1-го февраля ты располагала ехать к нам, просила на сие моего благословения; но из другого твоего письма вижу, что расстроилось твоё намерение и ты осталась спокойною на месте. Не нахожу никакой пользы от твоего приезда; тайно от маменьки укрыться нельзя; а сколько будет скорби после! Может быть, и не понесешь. Довольно, что она тебя обещает отпустить летом, и подожди до того времени. Веди себя поосторожней; ни в какие дела монастырские не входи, которые до тебя не касаются: про игуменью ни с кем не суди: послушание по силе исправляй и считай себя последнейшею всех, то это тебя успокоит; а то ты сама на себя навлекаешь скорби, любопытствуя о делах и о них рассуждая. Многогрешный иep. Макарий. 18 февраля 1847 года.

Письмо 70

Два письма твоих получил и должен откровенно сказать, что ничего не вижу в них основательного и твердого. Жалуешься на скорби, желаешь избавиться оных, оставить послушание и упражняться в молитвах, приуготовляться к исходу отселе: а о том не помышляешь, что в царствие Божие многими скорбми подобает нам внити (Деян. 14, 22.). Бегая скорбей бегает спасения; скорби же, какие бы то ни были, посылаются от Бога к нашему исправлению. Что ты не терпишь скорбей, сие показывает худое твоё устроение, которое могло бы прийти и в хорошее, когда бы все случаи принимала с самоукорением. Севши в безмолвие с таким устроением, ничего не приобрящешь, кроме обольщения; что ты хорошо живешь, приготовляешь себя к исходу молитвою и проч., – но обманываешься, бедная! Святой Иоанн Лествичник людям такового устроения, как ты: «ниже след видети безмолвия попускает»; ибо чрез послушание стяжавается смирение. Видя свою немощь в непонесении скорбей, невольно должна смириться; но отнюдь никого не обвинять, а себя, что не терпишь того, что Бог посылает тебе на исцеление душевных твоих страстей и недугов. Говоришь: не могу терпеть скорбей, потому что их много и ты повредила своё сердце ими. Вот до какого безумия дошла ты! Это ли плод моего наставления? Святые отцы учат нас, что от скорбей получаем смирение; а ты говоришь: себя повредила. Ежели повредила, то от безумия , от нетерпежа и от обвинения ближних, а не себя; что можно отнести к наказанию Божию за нетерпение. Опять не безумные ли это слова: «лучше бы какую казнь понесла, нежели от С.... скорбь иметь»? Но какая ж скорбь? Что о тебе сказали не с похвалою, а укорили; да ежели бы и больше что случилось понести, то надобно считать, что они суть орудия Божии, действуемые в деле нашего спасения; а то даже и скорбью нельзя назвать; а на тебя подействовало, но худому твоему устроению. Виноваты не С...е. но ты сама, что себя не укорила, и за то, что воспалилась; поэтому ещё мало тебе скорбей. Остаюсь многогрешный И. М.

Письмо 71

Четвертое письмо твоё вчерашний день получил, и на все купно, хотя кратко, отвечаю: из писем твоих составилась оных целая тетрадь, на каждую материю не могу подробно отвечать; довольно, что ты написала. Случаи все мимолетны и преходящи, посылаются Промыслом Божиим к твоему искусу; а ты должна принимать с самоукорением, терпением и смирением, – не крамолиться с ними, не приносите жалоб другим и не винить их, а винить себя за непонесение обид и укоризн. Твой характер и устроение опасны: требуют непременно искушений и скорбей. А когда ты не переносишь со смирением и равнодушием, которые посылаются от Бога, как врачи, излечить твою болезнь, то это твоя вина, твоё худое устроение, а не люди. А ты отвергаешь оные, не хочешь быть здоровою душевно.

На один пункт только скажу тебе, чтобы не верила мнимому Николаю Угоднику, а не истинному, который являлся тебе вестником о получении от меня письма. Подумай, стоишь ли ты того, чтобы он тебе явился? Видно довольно надмилась; чрез подобные явления враг хочет тебя обольстить до исступления ума; и не мудрено сему быть, когда будешь верить им; от чего да избавит тебя Господь!.... Сделай милость, не пекись, что кто о мне говорит, истинно надобно сказать: что ежели бы Господь не щадил мою худость, то за грехи мои весь мир подвигнулся бы на меня с досадами и укоризнами. Знай про себя: когда имеешь веру, то Господь силен и чрез недостойного послать тебе пользу, только старайся об исполнении пишемых тебе. Ты просила написать тебе слово, а я уже и много написал против твоей просьбы. Ещё ты советуешь мне не писать тебе строго, а в этом я и недоумеваю что делать? Когда я буду чесать твои струпы, то они еще более возмердеют и разболятся, а терпкости ты не приемлешь. И когда от меня не приемлешь укорительных слов, не но пустому, а но делу, желающего тебе истинно исцеления душевного и спасения; то как же примешь от других чрез которых Промысел Божий посылает тебе душевное врачевание? Поэтому хочешь быть неисцельна? Не сказали б и о тебе: целихом Вавилона, и не, исцел (Иер. 51, 9.). Смотри, избирай лучшее!

Испрашивая на тебя мир и благословение Божие, остаюсь желатель твоего спасения. Многогр. иер. Мак. 1-го мая 1847 года.

Письмо 72

Вот какие плоды приносят твои делания, и чему я тебя наставляю! Не послужит ли соблазном письмо твоё, писанное к матери с такими глупыми выражениями и настоятельными требованиями? Где твоё рвение к монашеству? Так ли должно себя к оному приуготовлять? Отвержение себя, оставление миpa и яже в мире, нищета, терпение, смирение, послушание и прочее, где всё это? А ещё что опаснее: ты впадала в прелесть, от мнимой своей молитвы и правил, на которые ты только и надежду полагаешь; но обольщаешься до такой степени, что уже провидеть стала, когда я к тебе пишу. А между тем страхование, боязнь и привидения показывают тебе гнилые плоды твоего делания. Я тебя много раз предостерегал, чтобы не думала, что ты молишься хорошо, но считала бы себя последнею из всех: ибо Бог приемлет только молитвы смиренных, и сердца сокрушенна и смиренна не уничижить; а у тебя и не бывало оного, а напротив надменная молитва: «молюсь в церкви после утрени, и стою возле крыльца своего и читаю молитвы на небо». Что это, как не явная прелесть вражия, и возмездие оной – страшное явление, и потом страх, и всего боишься и вздрагиваешь. Оставь такие свои высокоумные молитвы, смирись пред Богом и пред людьми, имей страх Божий, то не убоишься от страха вражья. Уединение твоё вот какие плоды тебе принесло! А ты полагаешь, что хорошо проходишь жизнь свою уединенно, и обольщаешь себя, – долго ли врагу поругаться тобою? Ты дала ему веру и стяжала дар прозорливства; думаешь, теперь не будет сего: но он и другим образом может тебя обольстить. Моли Господа со смирением, да не попустит тебе пасть в такую прелесть. Считай себя хуже всех, то силен Господь сохранить тебя.

Хотя мать и прибавила тебе денег и провизии, по грубому твоему требованию, но совесть твоя не может быть спокойна; ты просила прощения: хорошо, она простит тебя, – и оставит на прежней порции. Я же тебя прощать в сем не имею никакого права, пока не примиришься совершенно с теми, кого оскорбила; на это есть правило, да и учение Христово повелевает прежде примириться, потом приходить в храм с даром.

Советую тебе иметь послушание к матери игуменьи, и всех сестёр считать лучшими себя, мысленно просить молитв их; и тогда познаешь свои ошибки, и положишь начало к исправлению.

Желая тебе мира, здравия и спасения, остаюсь многогрешный иеромонах Макарий.

Письмо 73

Нахожу тебя сожаления достойною в твоих действиях: «терпения нет –хочется быть здесь»! Чем ты похваляешься? Терпения нет, и в чём же? Какую пользу приносить тебе, что ты сюда ездишь? Когда уже в этом нет терпения, то в чем же ты можешь оное иметь? Была много раз, а какие плоды приносит тебе мнимое моё наставление? Мне позор и туга сердцу. Что толку из того, что ты сидишь одна и дверь на крючке заперта? Ты молишься и думаешь, что тем уже спасешься; желаешь мантии и будто только одного этого не достает. А что с тобою стало случаться? Уже предведение, сонные видения, и явные явления, кои ты все принимала за благо; и обольстилась своею святынею до того, что и явно стал враг являться. Какие это плоды? Плоды гордости; а ты всё принимала за благо, да и теперь думаешь, что за подвиги твои враг на тебя восстаёт, а того не понимаешь, что за гордость наказуешься от Бога. Плоды наших деланий должны приносить смирение, и недостойной считать себя не только откровений, видений и явлений, но даже и жить с сёстрами, – считая себя худшею всех: тогда бы благодать Божия посещала тебя, – но не таким образом, а внутренним миром и спокойствием и любовью ко всем Твои же делания совсем противные, и весьма согласны с учением одного старца: «неции подобострастнии и неразсуднии поревноваша пост и труды святых, не добрым разумом и предложением вменяюще сия, яко добродетель проходят; приседяй же диавол, яко лев к ловитве, повергает во чрево их семя радостного мнения, от негоже заченшися, воспитуется внутренний фарисей; и так день от дне устрабляющися (возрастая), предает таковых совершенной гордости, еяже ради попускаются от Бога области сатаниной» (Надел. на кн. Нила Сор.). Не говорил ли и не писал ли я к тебе о сем многократно, чтобы не считать за велико своё правило и уединения? А более всего пещися об исправлении нравственности, в сообщении с ближними терпением досад и укоризн; с твоим же устроением безмолвие для тебя весьма вредно: надобно иметь общительное сожитие, дабы, познавая свою меру, приходить ко смирению. Пишешь теперь, что я открыл тебе: глаза, и ты познаёшь, что это всё было тебе от врага искушение: но мечтаний и страха не избавились: на это надобно сугубое смирение, и молитва не фарисейская, но мытарская; да избавит тебя Господь от сей великой прелести.

Паки гнилой плод моего наставления прозяб: оскорбление маменьки. Тому ли я тебя учил? И теперь смущаешься, что я тебя за это не прощаю. Откуда ты это выдумала? Я тебя не связую и не прощаю: потому что не имею права заочно и в другую епархию писать разрешения; о чём я также писал не раз: на это есть церковные правила, а ты меня нудишь к нарушению оных, и хотя бы я написал: прощаю и разрешаю, сим сам согрешил бы, а ты бы не получила разрешения. Что же касается до личности моей, в чём ты предо мною согрешила, в том тебя я письменно и заочно прощаю; а на прочие твои грехи имеешь там духовника, который имеет полную власть от Господа кающихся вязать и решить грехи по рассуждению. Но когда кто кого оскорбил, имеет вражду – с кем и не примирился: то и духовниково разрешение не подействует, хотя бы и разрешал; да и сам тяжко согрешает, и того в больший грех вводит. Ты примирись с маменькою, получи от неё прощение; то и от Бога получишь оное.

Приехать тебе к нам я не возбраняю, но прямым путём, испросив позволение у игуменьи и у родительницы: а не кривыми дорогами и распутьями ковылять: ибо ты и пользы не получишь и мне нанесешь оскорбление.

По твоему устроению, надобно бы почаще иметь тебе откровение (помыслов) там на месте искусному человеку, чтобы и правило и все действия твои были ограничены и смиренны.

Поручая тебя покрову Божию, остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный иеромонах Макарий. Мая 24-го 1847 года.

Письмо 74

Ты скорбишь на меня, что я к тебе не пишу на твои письма; а я не нахожу для тебя никакой пользы из моих писем. Ты запрещаешь мне в письме называть тебя прельщённою: потому что этим обижаешься, а я не могу сего не писать: ты точно прельщенная, да ещё тем хуже, что и не сознаешь себя в оном; а письма твои явно тебя в оном обличают. Мнишь, что как пострижешься, то и полетишь на небо: затвор, да видения и восхищений в молитве ищешь; а какие плоды приносишь?

О всем прочем умалчиваю, а желаю тебе познав свою прелесть, – смириться, и не лезть высоко; о пострижении мне и не поминай.

Да устроит Господь полезное о тебе, усердно желаю. Многогрешный иеромонах Макарий. 5-го июля 1847 года.

Письмо 75

Письма твои все получил; описываешь свои приключения: тоску, вдения и мечтания вражеские; – всё это последствия прелести, которой ты подверглась. Только милостив Господь, силен тебя помиловать, когда истинно смиришься и не будешь думать о своём молении и других добродетелях. А ты так увлекаешься мнением о себе, что дерзаешь говорить «целый день так люблю Господа, восхищаюсь любовию», и паки: «я всю всенощную любовно ко Господу горела». Как так скоро востекла на такую высоту добродетели! Горишь любовью ко Господу; а забыла, что мы, когда видим свои грехи, то смиреннее бываем! И как осмелиться помыслить о себе, что горим любовью ко Господу, которая состоит в исполнении всех заповедей Божиих? А мы весьма далеко отстоим от сего; – то какая ж тут любовь? И при тех же чувствах мнимой любви плод прелести является: видения и мечтания. Остерегись так мечтать о себе, что восхищаешься любовью; а помни больше грехи свои. Когда случится тоска, переноси со смирением и покорностью; она пройдёт; но знай, что и тоска и испуги твои суть последствия прелести. Когда смиришь себя, то и исцелишься: вся бо возможна суть у Бога (Марк. 10, 27.). 7 сентября.

Письмо 76

Из трёх твоих писем рассматривая твои скорби, вижу, что ты сама на себя оные навлекаешь, представляя своё усердие и ревность ко мне, и тем более вооружаешь противных твоей мысли. Кто от тебя требует такой ревности? Оною ты себя не пользуешь, а других только на грех наводишь. Нужно ли проповедать о твоём ко мне усердии? Довольно с тебя и того, когда ты ощущаешь пользу; – что тебе до других? Да, я должен тебе сказать: какая же тебе польза, когда ты не бываешь мирна, и все за меня крамолишься? Разве я тебя тому учу, чтобы ты меня защищая, с другими ссорилась, а паче еще с начальницею? О. С... тебе правду говорить, и сестра тоже пишет, и я тебе также подтверждаю: принимай советы мои, когда они тебя пользуют, да других оными не раздражай; ежели б они видели в тебе плоды кротости, смирения, терпения и любви, то, может быть, и они воспользовались. А как видят в тебе неустроение, смущение и противление, то и полагают: какой плод, таково и древо. Когда не будешь спорить обо мне и их раздражать, то и скорби тебе не будет, будешь спокойна. Также и твой приезд сюда, не могу сказать, чтоб был тебе полезен, да ещё с крамолою и противлением; ты более представляй воле Божией; когда оная будет, то и все препятствия отстранятся. А какая от этого польза с укоризнами, что будешь просить А...., и что он позволит ездить тебе; а ежели может выйти противное, может и совсем запретить ездить: ты этого не понимаешь. Делай все с пожданием, терпением и смирением: больше обрящешь пользы. Слова о. С.... ты приняла в худую сторону напрасно: они сказаны весьма просто, и клонятся к твоему душевному устроению, а не к чему-либо духовному; оставь своё мнение. И к тетеньке будь мирна; когда будешь укорять себя, а не других, то и умиротворишься.

Душевная же твоя тягость, тоска и прочее происходят от принимания мнимого твоего утешения, и мнимо небесных благ, – по действу вражию, а не от благодати. Ты оными обольстилась, потому и пожинаешь не духовный плод мира и спокойствие, но противный тягости, смущения и неустроения, вина же прелести есть твоё о себе и о своих исправлениях мнение, за что и приемлешь наказание. Бог хочет, чтобы мы были смиренны: сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижить. Хотя бы мы имели великие исправления, но когда не имеем сердца сокрушенна и смиренна, то не мало оными не воспользуемся. Господь Сам повелевает: «аще и вся повеленная сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы: яко еже должни бехом сотворити, сотворихом» (Лук. 17, 10.). Смирись во всём, то и увидишь, как ты успокоишься. Ты видишь других, что тебе препятствуют, но напрасно: я уже написал тебе, что ты сама подаешь к тому повод не смирением, а противлением. 11 октября 1847 года.

Письмо 77

Получа твоё письмо, ни мало удивился, что ты осталась недовольна моим письмом, в котором я писал истину, желая тебе душевной пользы и успокоения, и нимало не отвергал от себя. В последнем же письме пишешь, что ошибочно приняла мнение, и после, разобравши смысл оного, воспользовалась. Приноси за сие благодарение Господу; когда будешь следовать моему совету, то сама увидишь пользу.

Однако ты самонадеянно говоришь, что с сего времени будешь молчать касательно меня, и понесёшь скорби за меня, как и прежде говорила, и по безумной ревности желая сестёр обратить ко мне. А для чего это? Неужели только и людей что я? А не знаешь, какую тягость на меня сим налагала: я и так не имею свободного времени, а ты ещё желала лишить меня оного. Слава Богу! Есть у вас благочестивые старцы в обителях, только бы вера была, – могут наставить на истинный путь. Сама же после видишь, что не несёшь, как должно, скорбей; ты хотела избавиться от скорби безмерными поклонами, но какую принесли они тебе пользу? Терпение с самоукорением скорее доставят тебе спокойствие. Видишь, в какую высоту ты доспела, – когда стоишь на молитве, или станешь мысленно молиться, то ничего не помнишь земного. Ты думаешь, это истинная молитва? Но напротив, истинная прелесть, приводящая тебя в высокоумие и паки на мнимые небеса тебя вознесут; а я советую смиренно молиться, видеть свои грехи, и отнюдь не думать, что ты достигла такой непарительной молитвы. Явно, враг уступает и не борет тебя, чтобы обольстить высокоумием; и слёзы твои неправильные. «Кто не помышляет себя быти грешна, того молитва несть благоприятна пред Богом», пишет св. Исаак (Сл. 55.). У тебя же такое двоедушие: то помнишь мои слова: что это тебе от прелести, что ты сего недостойна; то опять скорбишь, что лишаешь себя оного видения. Надобно утвердиться на одном и веровать, что Бог силен избавить тебя от прелести; а паче когда смиришься. Говоришь, что борешься с помыслами так, что делается боль в груди. Видя немощь свою в борении с помыслами, повергай себя пред Богом со смирением и призови Его помощь: Он силен прогнать их, только ты не приписывай себе победы.

Когда будет воля Божия быть тебе у нас, и будет от этого польза, то и исполнит твоё желание, а дотоле будь спокойна и не подавай другим повода к соблазну. Остаюсь многогрешный И. М. 25 октября 1847 года.

Письмо 78

Поел* моего письма к тебе, ты уже тремя меня посетила; а все просишь к тебе писать, говоря, что моими письмами утешаешься. Я часто не могу к тебе писать: у меня столь много писем, а время очень мало, что всегда нахожусь в долгу; ты много имела моих писем, они могут служить тебе не на один токмо случай, но и на прочие. Везде и всегда требуется терпение, а там довольно о том писано к твоему укреплению. Наш путь такой, что хотим или не хотим, а скорбь должна быть, попущением Божиим, к искусу нашему и к обучению терпения. Ты же сама на себя их навлекаешь: скорбишь за имение; а не полагаешься на волю Божию и на Его Промысл, пекущийся и о малой птице; а ты изветом, что для храма Знамения Божией Матери желаешь имения. Будь уверена: Господь силен и без тебя создать храм Свой; но ты пекись о созидании своего храма душевного, который трудно созидать в нашем звании при многом имуществе. А паче надобно отрещися мира и всех, яже в мире, – взять крест свой и идти в след Христа, по заповеди Его.

Скорбишь и о том, что тебя не пускают в О..., будто это и резонно? полагаешься ли ты в этом на волю Божию? Видно хочешь составить свою волю; а когда улучишь оную, то может быть и пользы не получишь. Вот ты всем сим сама на себя, и наводишь скорби, хотя, чтоб было по-твоему! А святые отцы учат нас во всём свои хотения отсекать: а паче чего упорно желаем, то даже злом называют.

Пишешь, что родные твои хотят просить за тебя высших особ: ты о семь не пекись, оставь на их волю, ни о том, ни о другом не проси их: как они хотят, так пусть и делают; а ты будешь в стороне и явно и внутренне.

Просить увольнения от послушания можешь со смирением, – представь свои болезни и немощи.

А что у вас идёт противность с игуменьей, это весьма нехорошо; ты, при всей твоей правости, однако трусишь и боишься доноса: предай и это воле Божией, без коей и влас главы твоей не погибнет. Остаюсь многогрешный иеромонах Макарий. 18 ноября 1847 года.

Письмо 79

Из трёх твоих писем, полученных мною, вижу, сколько ты пострадала, обольстившись мнимою твоею к Богу любовью, и увлекшись в ложные обольстительные видения; тут затвор, мантия, и прочее, в чём только ты находишь видеть свою мнимую святыню. Что же после? Какие плоды? Страхования и ужасы являются; а все те же вражии коварства: там скрывают себя личиною лестного и ложным услаждением, а после являются в истинном их скаредном виде и устрашении. Спрашиваешь меня, что значит шум, бывший у тебя в келлии? Кто может познать все их коварства и лести! Они притворяются и побежденными с тем, чтобы, возвысив ум, опять сделать сильнейшее нападение. Будь осторожна и никак на себя не надейся.

А любовь Божия состоит в исполнении заповедей Божиих, а не в том, как ты думаешь, – в восхищении ума; это совсем не твоей меры. Лучше, видев свою немощь, смиряйся, и считай себя худшею всех и отнюдь не надейся на себя, что ты уже не будешь увлекаться опять прелестью; а проси Господа, чтобы Он тебя избавил от сей прелести.

А в келии одна не будь, вели спать в твоих келлиях которой-нибудь келейной: для тебя это очень нужно.

О прощении тебя с моей стороны не сомневайся: Бог да простить тебя, и я тебя прощаю.

Да сохранить тебя Господь впредь от сетей и прелести лукавого, и дарует тебе мир и спокойствие. Остаюсь многогрешный иеромонах Макарий.

Письмо 80

Письма твои я все получил; с сердечным сожалением читал бывшие с тобою происшествия, которые суть последствия прелести. По высокоумию твоему о чистоте своей и праведной жизни, получила духа лести с мнимыми видениями и утешениями; а когда стала отвергать, но ещё совершенно не смирилась, то противоположно уже наносят тебе оскорбления. Ты думала, что уже стяжала чистоту, не имея никакой борьбы (им и не нужно было тебя сим искушать, потому что гордость есть хуже всякой нечистоты): а теперь познаешь и в сей борьбе свою немощь; и когда совершенно истинно смиришься, получишь помощь Божию и исцеление; а дотоле не думай, что ты исцелилась, и будто должна уже быть беспечна; и опять на ту же степень вступишь самомнения. Какую пользу принесут, тебе затвор и желания мантии? Никакой; а только подвигаешься ближе к пропасти, и вдашь себя в руки врага.

У отца С. можешь побывать, но говорить о мнимом от меня исцелении не советую; где ещё оно? Когда хочешь, можешь открыть ему свою прелесть и последствия оной, иногда и поможет советом: а когда не хочешь, и не говори, но меня прошу не застаивать.

Письмо 81

Ты так была ослеплена мнимою своею святостью и целомудрием, что не могла видеть своих немощей: от того теперь страдаешь от тоски и прочих неустройств. Не знаю, познала ли ты, хотя теперь, что желание затвора и пострижения ничто иное было, как тщеславное о себе мнение; а ты ещё не начинала иметь борьбы со страстями; но просто побеждалась ими, была поражаема от врага и не чувствовала. В одной только плотской брани он тебя не искушал; но и то не для пользы, а для душевного твоего вреда и для высокоумия.

Когда же тебе несколько открылись мысленные очи, и увидала, в какой ты находилась бездне; то он не замедлил и оную брань воздвигнуть на тебя, попущением Божиим, дабы ты не полагала ни в чём надежды на свои делания, а смирялась бы, и повергала себя пред милосердием Божиим, прося прощения в прошедшем и укрепления в настоящем и будущем. Но унывать от брани, а паче отчаиваться, отнюдь не должно. Знай, что сия брань попущена тебе за возношение и гордость: надобно противоположно оной – смиряться, и Господь помилует тебя, и не попустит искушенной быти паче меры. Прочти в писаниях отеческих, св. Иоанна Лествичника степень 15, св. Кассиана в Добротолюбии 4-й части – о страсти сей: и его же послание к Леонтину игумену, с половины, – и прими во укрепление себе их учение.

Сколько ты ошибочно имела понятие о монашестве; ты только и полагала: затвор, правило, видение, а о борении со страстьми, и о познании своих немощей и смирении от сего познания – уклонилась. Теперь же должно придти в разум истины: не дерзай никого укорять, хотя бы что и видела неподобное: укоряющих и досаждающих тебе – считай своими благодетелями, посланными тебе от Бога ко уврачеванию страстей твоих; и при всём том считай себя последнейшею и меньшею всех, яко побеждаемую и мучимую страстьми; тогда совсем иначе просветится мысль твоя, и получишь от Бога силу противу страстей братися и не побеждатися от них; но и в побеждении от них, отнюдь не малодушествуй, и не отчаивайся, а смиряйся и приноси покаяние Господу. Помни, что пред Богом лучше грешник смиренный и кающийся, нежели гордый праведник.

Мира, здравия и спасения тебе желаю. Многогрешный иером. М.

Письмо 82

Сердечно о тебе болезную, в каком ты находишься бедственном положении, которое есть плод твоего обольщения своею святостью и чистотою, и ложным, мнимым утешением небесными благами – минутно: а после оканчивается утомительною и несносного тоскою и скукою. И когда сняла маску ложной чистоты и святыни, то открылась немощь и плоти, восстала сильная брань; тогда стремилась в затвор и к монашеству имела ревность; теперь же противоположное открылось желание в мир. Что это значит? Ты думаешь там жить постоянно и духовно; но я тебя уверяю: ежели выгонит тебя бес, то и месяца не проживешь спокойно. Знай, что это тебя бес гонит из обители, и помни слово Божие: никтоже возложи руку свою на рало, и зряй вспять, управлен есть в царствии Божии (Лук. 9, 62.). То ты просила на некоторые твои действия благословения, а на это решила сама себе самосмышлением; верно знала, что я это не одобрю; но напротив увещеваю, чтобы отложила сей помысел и противилась бы оному, то и бежит от тебя.

Проси Бога и пречистую Деву Богородицу отогнать от тебя сии неподобные и неприличные помыслы; и имей смирение, считай себя меньшею и последнейшею всех, а мнимую святость свою повергни от себя; то и получишь помощь Божию и успокоение в своей обители.

Слава Богу! Теперь тебе дано послушание святое, и по силе твоей; праздна быть не можешь, и в прохождении оного познаешь свою немощь, при случающихся укоризнах за какую-нибудь неисправность: ведь все сии случаи суть наши душевные врачевства, от которых мы научаемся терпению и смиреннию. Ты думаешь, что ты и права, что не несешь укоризн от матери игуменьи, а вменяешь их себе в мучительство; но напротив, – это показывает твою душевную немощь и худое устроение. Когда повелено любить врагов, то чем можешь оправдаться в неисполнении сей заповеди?

Будь же благодушна и оставь пустую мысль о мире: живи в обители, подвизайся на страсти, и Бог поможет тебе обрести спасение, чего усердно тебе желаю. Многогрешный иером. Макарий.

Письмо 83

Так как в тебе вижу быстрые изменения от духовной в плотскую жизнь, то против сего несколько напишу. Ты имела стремление к духовной жизни, но оно было мнимое и тщеславное; за то и обирала гордые плоды прелести, обольщаясь мнимо-святою жизнью и ложными, под видом духовных, утешениями. Когда же снялся с тебя покров прелести и познала, в каком ты находилась пагубном положении; тогда и восстала на тебя брань, которою враг тебя нимало прежде не беспокоил; а ты в оном и полагала свою мнимую святость, стремилась и к мантии, и к затвору; а всё тщеславно, дабы видеть мнимую свою святость; но нимало даже и следа не было смирения, без которого все наши благие дела неблагоугодны Богу.

В воссставшей теперь на тебя брани и гонящей в мир, ты не унывай, а познавши, что это попущено тебе за возношение, – и мысли твои теперешние совсем противоположны первым, – смиряйся, кайся в прежнем твоём неразумном и безвременном ревновании, считай себя последнейшею всех, проси помощи от Бога и пречистой Матери Божией, то и получишь облегчение брани, и познаешь, что своею силою не можем ничтоже благо сотворити.

Ежели ж ты повинишься помыслам, влекущим тебя в мир, и приносящим удовольствие от плотских наслаждений, то что безумнее этого? Будь уверена, что ни на малое время не получишь утешения, а томление и мучение совести всегдашнее обрящешь; когда же будешь противиться, то помощью Божиею и убежит от тебя враг.

Страхи твои ничто иное суть, как последствия прелести. Когда познаешь свою немощь и смиришься, то и они исчезнут.

Ты писала очень самонадеянно о непоколебимости твоей ко мне веры; это выше и моей и твоей, меры. Ты веруй Богу и возлагай на святой Его о тебе промысел, старайся исполнять святые Его заповеди; а я что значу? Токмо представляю мою готовность отвечать тебе на твои недоумения, не от своего разума, а как Бог наставит и вразумит, по вере твоей. Да подаст тебе Господь силу и крепость стать против браней вражиих, восстающих на тебя, и да укрепит тебя во обители постоянно жить. Усердно сего желаю. Многогрешный иеромонах Макарий. 29 мая 1848 года.

Письмо 84

Несколько писем имею от тебя, а все почти одно и тоже: пишешь о своей брани и о желании к миру. Я тебе писал о нелепости и вреде таковых твоих порывов: и какие могут быть после этого худые последствия. Это ты и сама видишь, понимаешь и рассуждаешь, но не можешь бороться с мыслями, а предаваясь оным, смущаешься. От чего же это происходит!? И где твоя ревность к монашеству и затвору? Так как все это было основано не на твёрдом камени – самоотвержения и последования Христу; но на тщеславии и мнимой святыне, которую ты гнала, старалась видеть свою святыню, обольщалась ложными видениями бесовскими, принимая их за истинные, и считая себя заслужившею оные за чистоту твою и сохранение девства; все сие надмевало тебя и довело до большой гордости, которой горькие плоды ты и тогда ещё пожинала. Утешаясь ложными видениями, впадала в тоску и помрачение продолжительное, не несла ни малейшего оскорбления от других, и до такой степени самонадеяния достигала, что дерзала говорить и писать, что любишь Иисуса. Где же теперь эта любовь? Как она так скоро охладела? Ты должна знать, когда открылось тебе, что ты была в опасном положении от прелести, и сама оное познала и уверилась; то и стал враг нападать на тебя противными мыслями, и именно теми, в чем ты полагала святыню – чистоту; – теперь ощущаешь сильное борение, а тогда он тебя не смущал оными, довольствуясь гордостью. Ты искала монашества и лезла в затвор, думая тем уже и совершить твою святыню; теперь враг и малый образ тянет с тебя, и влечет в мир, а ты не стоишь противу сего, и не вооружаешься твёрдым помыслом, а соизволяешь на приникающие прилоги.

Ты должна познать, что брань сия попущена тебе в наказание за возношение и гордость, чтобы ты смирилась, и искала помощи Божией, не надеясь на свои силы. Когда смиришь себя, и будешь укорять за то, что дерзала мечтать о себе так высоко, и сочтешь себя худшею и последнейшею из всех, тогда получишь и помощь Божию, и ослабу в брани твоей: а во мнимые видения отнюдь не увлекайся, а то больше постраждешь. В келлии одна не спи ночью, но пусть тут же спят которая-нибудь из твоих келлейных; ложась на одр. ограждай оный и себя крестным знамением, читай молитву: да воскреснет Бог, и псалом: живый в помощи Вышнего; и всякий день читай по кафизме. Ты ничего не пишешь: читаешь ли оные? Когда смиришься, то вскоре узришь помощь Божию, и все твои девять пунктов, наводящие тебе скорбь, отойдут от тебя. 15 1юня 1848 г.

Письмо 85

Два письма твои получил; – последним извещаешь меня о неутешной скорби своей по миру и о готовности возвратиться в мир ради наследства. Сердечно соболезную об этом. Впрочем, благодарю Господа, что Он не замедлил к тебе Своею помощью. Ты пишешь, что выше сил твоих скорбь твоя, и ты не можешь понести оной; это правда. Но зачем же забываешь слова Спасителя нашего Иисуса Христа: невозможная у человек, говорит Он, возможна суть у Бога (Лук. 18, 27.); без Мене, говорить Он паки, не можете творити ничесоже (Иоан. 15, 5.). Так действительно и бывает. Когда человек оставляется самому себе, то никакой скорби понести не может: все выше силы его; а когда получит помощь от Бога, то скорби делаются удобоносимыми и даже незаметными. Ты определена в монашество, и с тем вместе все права мирские для тебя уже не существуют, как я и писал тебе. Теперь, положим, ты выйдешь из монастыря, конечно не без срама и может быть, по прежним правам, получишь часть наследства. Что же будешь делать? Ужели решишься выйти в замужество, и забудешь своё обещание посвятить себя Богу в звании иноческом? Как хочешь, но только я скажу тебе, что были подобные примеры, и оставили тем самым жалкие явления казни Божией, как нарушители своих обетов. Ни в чем в мире не находят они счастья: внутри упреки совести, лишение внутреннего довольства, а извне скорби и повсечасные неудачи в делах везде таковых преследуют, а чаяние будущего воздаяния приводит их, до отчаяния.

Благодарю Бога, что Он не оставил тебя в руках вражиих, благодари и ты Его всегда, и молись ему, чтобы Он помог тебе до конца, и не дал порадоваться врагам спасения твоего в твоей погибели. Если пребудешь в монастыре. Господь не оставит тебя, а если не пребудешь, то сама увидишь.

Советую тебе не иметь ни на кого худых подозрений; каждый Своему Господеви стоит, или падаете (Рим. 14, 4.). И никто не будет за дела другого наказан или награжден; кийждо бо свое бремя понесет (Гал. 6. 5.). Отцы святые учат не верить даже глазам своим: ибо кто ещё страстьми пленен и не освобожден от них, тому враг чрез них, что угодно ему, то и представляет; верь тому только помыслу, который благое только свидетельствует о ближнем. А всего лучше, если бы нам с тобою научиться видеть свои только недостатки; тогда бы и сами мы меньше терпели от нападения вражия, ибо неложны слова Господа: не судите, да не судими будете! (Матф. 7, 1).

Я ещё прибавлю касательно прав твоих на имение: вспомни, что маменька твоя, по духовной, имеет право за неповиновение отрешить детей от наследства; но когда ты вышла бы из монастыря, то нанесением им и себе бесчестия, превзошла бы всякое неповиновение; а потому она имела бы право тебя отрешить от наследства. Живи в монастыре, благодари Бога, много не ищи, а без содержания не останешься.

Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный иеромонах Макарий. 9 января 1849 года.

Письмо 86

Ты уведомляешь меня о спасительной перемене с тобою, что в тебе погасло желание к мирской жизни, и возлюбила паки пребывание в монастыре; только сильное и резкое уверение твоё, что ты до конца жизни своей будешь исполнительницею этого обещания, заставляет бояться за тебя, чтобы и с тобою не случилось того же, что и с св. Апостолом Петром, вызвавшимся умереть с Господом. Смиряйся больше и моли Господа, чтобы сохранил тебя от подобных приключений. Ибо человек может стоять в добре только помощью и действием всесильной благодати Божией, а сам по себе скоро течёт и стремится на зло.

Ты уведомляешь еще меня о своей болезни; советую благодушествовать, и принимать оную как посещение Божие, как признак особенной любви Его к тебе. Ибо: еюже любит Господь, говорит слово Божие, того и наказует, и прочее (Евр. 12, 6.). Пришла болезнь волею Божиею, и пройдет: силен бо есть уврачевать тебя, и каждого недугующего, только если восхощет и нам будет на пользу. Желаю, чтобы ты была мирна с начальницею и со всеми о Христе сёстрами; и поручая тебя покрову Божию, остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный иеромонах Макарий. 1 февраля 1849 года.

Письмо 87

Сердечно сожалею о душевной твоей болезни; которая, как вижу, не исцелилась, а ты часто упоминаешь самонадеянно, – что совсем исцелилась: а это-то и есть, может быть, причиною оного. Вот какой плод мнимого твоего духовного восхождения – обольщение и после невыразимая душевная тягость, о коих ты описываешь в твоих письмах. Скорбишь, что часто не имеешь от меня писем, я же не могу писать всякую почту; у меня очень много писем, и для меня не мало удивительно, что неужели одни только новые письма могут тебе доставлять пользу; а которые прежде писаны, те уже и не годятся: напрасно ты требуешь от меня этого. Когда нужда какая требует, то я не потягощусь написать; а ежели одно и тоже, то что из сего выйдет? Ни я, ни другой кто не может тебе помочь, ежели ты истинно не смиришься, и тем привлечешь на себя помощь Божию. Всех твоих сих бедствий виновна гордость; ты считала себя уже спасающеюся, основываясь на мнимых и прелестных своих видениях; а и святые при всей их святости считали себя худшими всей твари, и чрез сие были успокаиваемы благодатью Божией, на смиренные презирающею. А ты думала, что наслаждаешься благодатных дарований, после которых ощущала и теперь ощущаешь тягость и зноеватость вражью. Всё это благодатью Божией пройдет, только истинно смирись, считай себя последнейшею всех. Но ты от сего ещё далека: от того и тяготеет на тебе невыносимая тягость; но все Господь не допускает врагов до конца поругаться над тобою: дал тебе познать, что ты в прелести, и открыл средство к исцелению – смирение; пекись же о стяжании его. Но ты всё печёшься и скорбишь об имении, и что ты не показана в Совете: какая тебе до сего нужда? Ты пошла искать Христа, быть Его ученицею, а Он сказал: аще иже не отречется всего своего имения, не может быти мой ученик (Лук. 14, 33,). Подумай же, правильно ли ты скорбишь за имение? И духовный закон и гражданский запрещает нам, вошедшим в монастырь, пещись и крамолиться об имении: чем же ты можешь оправдаться? Пошедши в обитель, ты вверила своё спасение в руце Божии; то не может ли Господь и телесно тебя пропитать? Не имея надежды на Промысел Божий, хоть бы несметные имел сокровища, все будет находиться в страхе лишиться оных и не успокоится. Я тебе в прежних мыслях пояснял, что тебе нимало не воспользует то, ежели бы тебе показали на вид в Совете. Да Совет и не такое место, чтобы имел право укреплять имения за кем; на это есть другие суды ни палаты; но неужели же тебе входить в судебное дело? Да избавит тебя Господь от сего. – Ежели бы ты имела духовное деяние, и хотя малые плоды, то не стала бы скорбеть и крамолиться за имение; уповала бы на Бога, что Он тебя пропитает, и родным возвестит пещись о тебе, в чём я и не сомневаюсь. Отложи гордость и смирись: а иначе мои письма будут как лед.

Вижу, что ещё тебе новый род прелести открылся; с высоты неба сошла в подземные пещеры. Господи, пощади твоё создание! Ты веришь уже тамошним видениям, и что ты на праздник сама туда преселишься; отвергни всё это, молись Богу, да будет на тебе воля Его святая, никого не укоряй, и не осуждай, себя считай последнею из всех. Ты пишешь, что сидишь одна в келии, ни с кем не обращаешься, и думаешь, что великую делаешь добродетель; но обольщаешься, не познаешь своих страстей и немощей, и не смиряешься; за то и страждешь прелестно.

Поручил тебя покрову Божию, остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный иеромонах Макарий. 26 марта 1849 года.

Письмо 88

Три письма твоих я получил, и из всех их не вижу ничего утешительного в твоём устроении в первом описываешь ужасные действия прелести вражьей, кои тебя поставляли в весьма затруднительном положении: и Аще не бы помог Господь, вмале не поругались враги над тобою.

В другом ты мечтаешь о наследстве, и приискиваешь законы, которых совсем нет, чтобы определённые и постриженные в рясофор монахини имели право отыскивать или пользоваться наследством; когда уже есть закон, что кто имеет недвижимое имение, тех даже и не определять в монастырь, пока совершенно не развяжется с миром; дело другое – денежные капиталы.

А что ты прислала выписку из закона, что монашеские имущества, по смерти их, следуют в монастырь; это совсем касается не до недвижимых имуществ, и не дает тебе права искать наследства. А когда случится по каким-либо обстоятельствам приобресть монаху деньги, платье, книги и проч., или кто имел оные, так как в девичьих монастырях имеют некоторые и дом; но они нимало не препятствуют к определению. Такого рода имения, если останутся после монаха, или монахини мантийных, то оные следуют в монастырскую казну. А притом монахи и монахини сами не имеют права никому делать завещаний на свои имения, так и им не велено завещать ничего, а токмо власти, т. е. начальствующие, имеют право делать завещания на свои имения. Никому не верь, что ты имеешь право на наследство по суду. Ежели же ты предпримешь для сего выход из монастыря, то посрамишь себя, обитель и звание монашеское, наведёшь на себя праведный гнев матери и родных, и, по данной власти духовной матери, можешь и всего лишиться. А ты лучше со смирением проси их о неоставлении тебя, и верно они тебя не оставят; паче же Бог промыслит о тебе, когда будешь искать царствия Божия и правды Его (Матф. 6, 33.). В третьем же письме так решительно и отважно дерзаешь: ежели мать не позволит тебе поехать в О..., то пешком уйдешь и пробудешь здесь две недели. Весьма хороший поступок сделаешь; вот плод моего наставления! Думаешь получить утешение здесь, вместо того найдешь скорбь, как и в С–е случилось. А ещё более тем причинишь скорби родным твоим, как тогда причинила: бывши здесь с таким дерзким порывом, ты совсем не найдешь никакой пользы. Я к себе почти никого не принимаю, разве по большой нужде, и то с благословения начальника, а на гостиную часто ходить не могу, и, может, будет случай раза два видеться с тобою: и всё это за твоё самочиние; а ежели ты будешь полагаться на волю Божию, пустят маменька и игуменья, поезжай; а не пустят, подожди, отсеки свою волю: гораздо больше воспользуешься. В письмах твоих является дух самочиния и каких-то угроз и непослушания; какая же польза, что ты ко мне относишься? Желаю тебе придти в разум истинный, умиротвориться и успокоиться. Многогрешный иеромонах, Макарий. 19 апреля 1849 года.

Письмо 89

Три письма твоих получил, из коих, видя твои поступки, сердечно пожалел о тебе, что ты приняла на себя обязанность, совсем до тебя не касающуюся – сватовство; и вместо того, чтобы зазреть себя, ты думаешь, что сделала доброе дело; да ещё собираешься ехать на свадьбу, и за возбранение тебе в этом скорбишь на м. игуменью; с чем это сообразно – монахине ехать на свадьбу? Когда бы она отпустила тебя, то и на себя и на всю обитель нанесла бы большое бесчестие; после побывать – дело другое, в чём и она тебе не препятствует. Советую укорить себя за всё оное и что взялась не за своё дело. Опять подумай, хорошо ли ты сделала: сватала за иноверца? Не главное ли это благоденствие – единение духа в союзе мира по вере? Когда же разномыслие в вере, то может ли быть истинная дружба и любовь? Ты о том бы попеклась, чтобы он принял нашу религию: тогда можно бы и дать совет на оное. Недаром у маменьки твоей были чувства, противные сватовству: ты приписываешь чему-нибудь другому, а я полагаю, было предчувствие неблагонадёжное; но между тем ты торжествовала, что делаешь доброе дело, а ошиблась.

Пишешь, что брат твой нашел средство показать тебя наездницею: верно он с кем-нибудь знающим советовался. Оставь это на их волю, он хочет сделать сие к твоему успокоению, не причинив другим никому зла. Ежели бы от перемены сей могло произойти кому-нибудь лишение чего или убытки, то надо бы противостать сему; а как никому не будет вреда, по выделу следующей части, а ты останешься в виду, то и будь спокойна; с твоей стороны никаких действий не будет, а сами они, как хотят, делают.

Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный иеромонах Макарий. 19 июля 1849 года.

Письмо 90

Ты и сестрица твоя просите об удостоверении в истине нашей религии. Я писать к ней не могу, а прошу тебя передать ей моё почтение и извинение, что не пишу к ней, имея на сие свои резоны: недосуги и немощь.

Истина нашей православной восточной Церкви утверждена учением Самого Господа нашего Иисуса Христа, св. Его Апостол, св. учителей Церкви, седмию вселенскими соборами и многими поместными. В нашей Церкви основание и Глава есть Христос. До десятого столетия восточная и западная Церкови были одной веры и согласия, и догматы церковные все равно исповедали; а когда римская Церковь стала вводить новые догматы против соборов и постановлений и учений Церкви, и предоставила сама собою главенство папе, то сим самым она и отделилась от православной Церкви; а наша Церковь и доныне состоит в чистоте учений и догматов правости, как была утверждена. Глава нашей Церкви Сам Христос. Всякий член Церкви должен знать и твердо быть уверен в истине нашей Церкви; потому она и носит имя: православная, соборная, апостольская.

Много есть книг, в коих чистота и правость учения и исповедание нашей Церкви обясняется и проповедуется; в первых – символ веры, на первом и втором вселенских соборах изложенный и прочими пятью соборами вселенскими утвержденный, и за неправое исповедание отлучение от Церкви положили; но римская Церковь изменила учение сего символа и исповедует исхождение Св. Духа от Отца и Сына, самопроизвольно, в противность учению соборной православной Церкви.

Подробное сие учение нашей Церкви изображено в катехизисах, в православном исповедании восточной Церкви, в патриарших грамотах к англиканской Церкви, и во многих других, о коих не упоминаю. А доказательства и утверждения истины нашей Церкви ясно обяснены в окружном послании восточных патриархов ко всем православным христианам, напечатанное нынешнего года в сентябрьской книжке Христианского Чтения, на стр. 133, и в ответе православной Церкви на окружное послание папы римского, Пия IX, к православным на востоке, напечатанное в прибавлении к Творению св. отцов, сего года, в 1-й книжке, на стр. 31.

Также в разных сочинениях наших пастырей и учителей Церкви много можно найти удостоверения ищущими истины с правым сердцем; о многих умалчиваю, а о некоторых упомяну: в Христианском Чтении 1843 года, в 1-й части, на стр. 454, напечатана статья: Глава Церкви, Господь наш Иисус Христос. Того же года особою книжкою напечатано: о православной Христовой Церкви, 1844 года; также особая книжка: о православии российской Церкви; оные также помещены в Христианском Чтении.

Критическое обозрение учения римской Церкви о видимой главе Церкви напечатано 1841 года в Киеве. – Правда вселенской Церкви, напечатанная 1841 года в С.-Петербурге.

Все сии книги должны быть у кого-нибудь из тамошнего духовенства; а ежели нет, то непременно имеются оные у о. А... С... и всего лучше попросить его совета, или паче наставления, в сем важном деле. Он довольно сведущ в сем учении.

Больше не могу ничего тебе написать, как, пожелав тебе и сестрице твоей с супругом мира, здравия и спасения, остаюсь недостойный иеромонах Макарий. 24 сентября.

Письмо 91

Ты описываешь всю историю своей бытности у родных и требования твои и их на отдел тебе части, и положилась на том, чтобы часть свою маменьке уступить, а с неё взять вексель, с обязательством братьев; но один из них на это не соглашается; просишь на сие моего совета: как тебе поступить? Я, как всегда тебе говорил, и теперь тоже подтверждаю: избави, Боже, завязываться делами, а паче ещё с родными – ближними. Делай, как вы согласились; но главное – имей надежду ни на имение, ни на людей, но на помощь милосердного Господа, хотящего нам спастися и в разум истины прийти: без Него ни имение, ни люди тебе не помогут. Спокойствие обретается не в богатстве, а напротив оно более вводит людей в бесспокойство: лучше малое праведнику, паче богатства грешных многа (Псал. 36, 16.), А ты возверзи печаль твою на Господа и Той тя препитает (Псал. 54, 23.). Веруй Господу, что Он не допустит тебя с голоду умереть, но подаст, что тебе полезно и довольно. Когда же пойдешь напротив, заведешь дела, и ежели, но закону и праву, получишь должное, но, подвергая других несчастью, будет ли спокойна твоя совесть? Не думаю. Она тогда не даст тебе покоя до гроба, и ты лучше бы согласилась быть в последней нищете и есть сухой хлеб, нежели терпеть биение и мучение совести.

Итак желаю тебе скорейшего прекращения твоего дела: и успокойся в св. обители, помни звание, на которое тебя позвал Сам Бог, а не человек; постарайся пожить достойною оного, чего тебе усердно желаю и остаюсь многогрешный И. М. 16 сентября 1850 года.

Письмо 92

Пишешь, что удостоилась получить святый образ, и в сем просишь моего прощения: я за это на тебя нимало не в претензии; но усматриваю твоё непостоянство: после клятвы никого не просить о сем, сделалась преступницею сего. Не с тем пишу, что будто скорблю, что не от меня приняла, а показываю твоё непостоянство, и я бы не согласился на сие, кроме видимого уже смертного случая.

Но теперь уже нечего делать, и (по пословице): «взявшись за гуж, не говори, что не дюж»; надобно помнить, что есть образ сей: бездна смирения и столп терпения, по слову святых отцов; надобно же и поставить себя в таком устроении. А предать тебя мне они не имели никакого права; ибо сие предание бывает от настоятеля за послушание: «приими отче и брате», и проч., а они какую имеют власть надо мною – обязывать дать ответь за душу других? И я сего не приемлю. Я не отрицаюсь писать к тебе и в недоумениях отвечать: но в такой строгости ответственность дать за душу я не смею на себя принять. Ты думаешь, что имеешь ко мне полное послушание и доверенность, а вместо того, сколько я тебе писал, чтобы не входить в дрязги об имении и быть довольной тем, что тебе дадут; но ты всё делала по своей воле, а от того потеряла здоровье телесное, да и душевное не исправила; да этим ещё не кончено: ты и ещё об имении будешь крамолиться и искать, а сообразно ли это с твоим теперешним званием? Да и я не могу тебя так, как бы должно, наставить; ибо неоднократно случалось, когда напишу что-нибудь не по тебе, ты оскорблялась на меня. Одно принятие образа нимало не поможет, без дел, приличных оному: самоотвержения, смирения, терпения, любви и проч. Не одни только правила от нас требуются, а исправление жизни. Читай книги св. отцов: св. Иоанна Лествичника, св. Дорофея. св. Ефрема и проч.; везде найдёшь, что без терпения, без любви и смирения не можно спастися; а ты, когда будешь смириться и терпеть всё находящее, то и спасёшься; – я истинно желаю, да управит Господь путь твой ко спасению, и о сем молю Его благость; остаюсь многогр. иером. Макарий. 2 июня 1851 года.

Письмо 93

Ты желала все монашества; но какую же пользу получила, принявши оное? Я писал уже тебе, что образ монашества состоит в покаянии и смирении; а ты, как видно, и понятия о сем не имеешь; а говоришь, что буду жить по-монашески; как же это? Между тем вижу неприятности с И..., а по-монашески надобно бы себя укорять и обвинять, – а у тебя все они виноваты; тут ты уж не видишь Промысла Божия, что Он так быти устрояет; а виня людей, больше на себя навлекаешь скорбь. Что ж мне тут остается делать, и чем могу тебя утешать? Письмами моими ты оскорбляешься, и всегда имею от тебя только выговоры; никак тебе не угожу. Ещё какое-то имела откровение, о котором и писать не можешь: вот явная прелесть; то как же мои письма могут тебя пользовать? Тогда хорошо писать, когда принимают советы, а когда делается противное, и все что пишу, тебе не нравится, так что некоторых моих писем и читать не можешь, как ты сие сама говорила некоторым: то какая же польза от сего? А ежели мне писать к тебе только одни льстивые слова, то, не знаю, может ли это тебе принести пользу? Я не отрицаюсь к тебе писать, только не могу на всякое письмо отвечать: а как будет мне удобно, и как потребует того нужда. Ты, когда будешь с верою принимать, то не будешь оскорбляться, хотя бы то и противно твоему мнению было написано; а где нет веры, там всё кажется невыносимо; а тут ещё и зависть тобой обладала; св. Писание учит; не обличай злых, да невозненавидят тебе: обличай премудра, и возлюбит тя. Даждь премудрому вину, и премудрейший будет: обличения бо нечестивому, раны ему (Притч. 9, 8. 9. 7.). Не принимая обличений, неужели и ты хочешь подражать оным? А св. Иоанн Лествичник учит: «благословное или неблагословное обличение отвергнув, своего спасения отвергся». Вот сколько тебе доказательств; – от многих малое. А когда будешь читать сама книги отеческие, то найдешь и более того; и когда с самоукорением и смирением примешь, то успокоишься, а в противном случае противные и плоды будут.

Да даст тебе Господь истинный разум и смирение, чрез что обрящешь душевное спокойствие; чего тебе усердно желаю. Многогрешный И. М. 25 сентября 1851 года.

Письмо 94

Благодари Бога, что Он сподобил тебя войти во святую обитель, и проси: да утвердит тебя не колебаться в благом твоём намерении. Не ногу сего одобрить, что от случившихся тебе домашних скорбей впала в отчаяние и не такая уже вера к Богу и к монастырю. Бог любящих Его искушает различными скорбями, точно ли тверда их вера и любовь к Нему; и посвятившие себя монастырской жизни должны приуготовить себя к скорбям, потому что многими скорбми подобает нам внити на царствие Божие (Деян. 14, 22.); да и всякое благое дело противными искушается, и тебе послал Господь скорби сии ко искусу; а ты уже и в вере изнемогаешь, между тем как надобно ещё к большим скорбям себя уготовлять и веровать, что без воли Божией ничего с нами не может последовать: когда ж ты, на первый раз, оказалась так нетерпелива, то по этому твоё произволение не твёрдо, а ты, видно, думала найти в монастыре один покой; но этому быть нельзя.

Ты жалуешься на строгость Т..., но для тебя это и нужно; она уже жила в монастыре, и опытнее тебя может различать, что хорошо и что худо; а ты, обезверившись к ней, не внимаешь её наставлениям. Какое же имею право дозволить тебе ходить на откровение к той или другой монахине: у вас есть начальница, она должна иметь попечение о душах ваших, и поручать кому дело окормления; или отец духовный ваш, знающий каждой из вас устроение, может дать о сем тебе совет.

Больше я не могу тебе ничего сказать; только желаю со смирением и самоукорением всё принимать, то и скорби будут легки. И М. 6 декабря 1841 года.

Письмо 95

О видениях твоих зело скорблю, что вверилась такой ужасной прелести, и считаешь себя достойною такой высоты. Святые, великие мужи не дерзали на это, но с великим опасением принимали; а оное посылалось от Бога, по особенному смотрению, для пользы многих. Но они сами были чисты от всех страстей и имели мир всегда в себе, а ты только тогда мнимо утешаешься, когда видишь прелесть, а после оной в каком бедном положении находишься! – это ли истинное видение?! Да сохранит тебя Господь от всех сетей и козней вражиих; а ты постарайся смирением обрести помощь Божию. Остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный И. М. 4 апреля 1853 года.

Письмо 96

Не в силах бывши сам писать, попросил брата написать; но о чём нужно, хоть чрез силу, пишу: возведение ума на небо для тебя весьма вредно, и это мнимое утешение бывает виною твоей тоски и тягости душевной. Для меня очень странно, что ты и сознаешь действие это прелестью, а после защищаешь, что без него не можешь быть, и проч. Ты говорила, что читала о сем в Добротолюбии, – что должно так делать; но там совсем напротив. – запрещается это. Не знаю, от кого ты приняла устав схимнических поклонов; такой, как ты описываешь, я ни от кого не слыхал, и в писаниях не читал, хотя и довольно узнал схимников и схимиц. Да такой образ, как ты пишешь, ни с чем не сообразен, и не только не принесёт пользы, но вред сотворит. Я тебе не советую сего делать, а молиться просто, как и все делают, и как нам отцы святые писаниями предали: чтение правила молитвенного, псалмопение, молитва устная Иисусова и положенные поклоны. И всё это должно исполнять со смирением, отнюдь не помышляя, яко бы что благо творила, и считать себя последнейшею из всех; а ум возводить на небо совсем не должно. Царствие Божие внутрь вас есть, сказал нам Господь (Лук. 17, 21.), т. е. в сердце: то и надобно его искать в сердце, очищая его от страстей и прилогов вражиих, никого не осуждая и не укоряя: а ты напротив видишь чужие грехи, чего и нет; а враг тебе показует и на суд подвизает, а свои грехи тебе уже и некогда смотреть; да пребывая на небе умом, каким и грехам быть? Но самое это и грех, что ты принимаешь это за истину. По слову твоему, я некоторое сказал и братиям своим; они удивляются и ужасаются таковых действий и молят Бога: да избавит Он тебя от сей прелести. Испрашивая на тебя Божие благословение, остаюсь многогрешный И. М., желатель твоего здравия и спасения. 19 октября 1853 года.

Письмо 97

На несколько твоих писем едва собрался тебе отвечать. Для меня жалкое твоё душевное устроение более сожалительно нежели по твоему мнению. Во всех твоих письмах не видно самоукорения и смирения, приличествующего для нашего монашеского звания, которое может нас и устроит в благоделании и успокоить; но в твоём устроении все тебе кажутся виновными твоих скорбей и озлоблений; одна ты права во всём и от всех истязанная и оскорбленная. Поэтому вижу, ты, ежели читаешь отеческие писания, то видно, или не понимаешь, или не хочешь оным последовать, или вовсе не читаешь отеческих книг; а потому и ничего не понимаешь, и, мняся быти мудра, обюродела. Лезим на небо, а на земле не видим, что идём путём строптивым. Сердце, страстьми помраченное, может ли восходить умом на такую высоту? На чистом сердце благодать написует свои законы, и внутрь вас есть царствие небесное (Лук. 17, 21.). Ищи его внутрь себя, а не вне; ибо это прелесть. Не знаю, каких ты требуешь от меня ласковых писем? Я пишу обыкновенно; где нужно – обличаю, или поддерживаю, и проч.; а иного слога не знаю. На каждое твоё слово обширных писем не могу в подробности отвечать; довольно и сих строк, когда обратишь внимание на своё устроение и будешь укорять себя, а не других.

Пишешь о сне своём, что видела врага; я не имею дара толковать снов, а потому не могу тебе сказать значения оного; а всего лучше не внимать снам, а стараться забывать их; стараться же исполнять правило, читая устно, псалтирь, положенные каноны и четочное правило, и все это с большим смирением и самоукорением, не яко что благо творя, но должное исполняя; а ум возводить на небо отнюдь не советую; как и лично тебе говорил и неоднократно писал, так и теперь повторяю; это сущая прелесть. Мира, здравия и спасения тебе желаю; многогрешный И. М. 1853 года.

Письмо 98

Почтеннейшая о Господе мати У.! Два письма твоих получил в одно время; вижу из оных жалкое положение твоего устроения и из сожаления к тебе вхожу в рассуждение оного. Ты сама должна видеть, что все бедствия твои происходят от неимения смирения, а простее сказать, от гордости. Ты имеешь духовную мать, находишься в повиновении, – а это должно бы принести тебе смирение; ибо, по учению св. Иоанна Лествичника. От послушания рождается смирение, а смирение избавило бы тебя от всех козней и сетей вражиих и, по мере очищения от страстей, имела бы мир и спокойствие душевное. Но в тебе вижу, напротив, лишение мира и спокойствия; причиною сего ты не должна ставить никого, но себя одну обвинять; по колебавшейся твоей вере, и все здание твоё клонится к разрушению. Ты много измышляла средств к успокоению своему, но ни на одном не надеешься обрести оного. Живши столько лет в обители, и получая во всём, по внешнему, успокоение и уже с изнемогшими силами, где ты можешь найти оное? А о душенной пользе не во многих местах найдешь разговоры; и если ты покусилась к выходу, то ещё более нападут на тебя смутительные помыслы; а может быть подвергнемся и сильнейшим искушениям; будешь раскаиваться, но поздно, о оставлено! обители и духовной матери. Советую тебе размыслить о сем, смирить себя, и, помолясь Богу, припасть к стопам твоей матушки, прося помилования и прощения тебя, и положи начало к благому деланию и повиновению; открой прежде свои язвы душевные и ищи врачевание в самообвинении, а в удостоверение и укрепление тебя в этом прочитай в 1-й части Добротолюбия св. Симеона Нового Богослова главы: 38, 39, 40, 41, 42 и 43, и сея главы молитвою молись ко Господу, – и это молитвенное правило, о котором ты просила. Ещё его ж в книге 12-ти слов прочти седьмое слово; а в 4 части Добротолюбия у св. Феодора едесского прочти главы: 40, 41, 42, 43, 44, 45, да в Лествице степень 4-ю о послушании и 25 о смирении. Прими сей мой совет для пользы души твоей; верую, когда только преклонишь твоё произволение к сему, то почувствуешь успокоение; а когда низложишь гордого врага смиренным испрошением прощения, то и умиротворишься; избегай суждения: как мысленно, так и в разговорах. Если имеешь злопомнение на кого-либо из окружающих её, исторгни оное, вынь гвоздь, вонзенный в сердце твоём, и никого не вини, как выше сказал, но себя токмо обвиняй, и Господь призрит на смирение твоё и даст тебе мир. Когда ты была у нас, я то же советовал тебе; но ты, как видно, не понудила себя.

Желаю тебе мира и спокойствия, и остаюсь многогрешный И. М. 18 ноября 1853 года,

Письмо 99

Сострадаю о твоём душевном неустроении и смущении, но помочь сему не в моей силе и не моего разума; но что невозможно от человек, то от Бога вся возможна: надобно к Нему припасть, искать от Него исцеления душевным язвам и недугам; смирять себя и укорять, и считать сие попущением за гордость твою и зазрение ближних. По письмам твоим вижу, что ты старалась искать в N. N. принятия тебя в её материнские недра, и предлагала все то, что я тебе писал, не отвращая от неё, но паче к ней привлекая, коей не известилось тебя принять: – вина та, что ты ко мне относилась. Я в этом её извиняю, и если ты хочешь истинно быть к ней преданною и надеешься обрести душевную пользу, то нимало не размышляй об оставлении меня. Хотя ты и полагаешь от меня душевно пользоваться, но когда, с другой стороны, лишаемся спокойствия, по вашей духовной связи, то какая из сего польза?

За оставление меня ты нимало не будешь и не должна беспокоиться; и я на тебя не скорблю; а там у вас с обеих сторон есть немирствие за несоблюдение приказаний, и прочее. Надобно избирать лучшее и полезное. Если же ты, и по оставлении меня, не имеешь надежды к умиротворению и успокоению своему, то, в таком случае, возложи всё упование своё на премилосердого Господа и Пречистую Деву Богородицу и моли Господа молитвою преподобного Симеона Нового Богослова, глава 43, читая оную всякой день, и себя укоряй. Впрочем, ты не сочти, что я сам тебя от себя отвергаю; – нет, я только желаю тебе избавиться от смущения сею мерою, и ты имей, как находишь для себя лучшим; только я нахожусь в большей слабости; не могу почти отвечать сам, да и время не имею; приехавши домой, нашел до 70 писем – так и лежат; многие и не прочитаны; сердце болит, а помочь нечем, к тебе же писать большое затруднение в доставлении.

Когда же ты, при всех средствах к умиротворению М., не улучишь сего, то паки скажу: возложись на Бога и будь мужественна и спокойна, избегай пересудов о ней и исполняй свой долг; ежели не чувственно, то мысленно повергай себя пред нею, не смущенно, но смиренно, и Господь помилует тебя. А мысленной брани и находящие помыслы смиренною молитвою опровергай, не себе приписуя победу, но Божией помощи: воин неисправившийся в брани, не может быть искусен; так и монах, без искушения, не искусен. Читай отеческие книги, познавай свои немощи и смиряйся; а в смирении поможет тебе Господь. Ты пишешь: принятием монашества сделала договор с Богом. Это слово высоко и гордо. Напротив, ты, считая, что Он тебя принял яко блудного сына, яко блудницу, взыскал заблудшую овцу, обрёл погибшую драхму и за сие благодари Его немолчными устами и смирнея, проникнись нищетою духовною и удостоишься ещё вящшей Его милости. Но выходить тебе в другую обитель не советую; куда ты пойдешь с твоим плохим здоровьем и скудными средствами? А кто знает, найдешь ли ты там покой? И не подпадёшь ли там сильнейшим искушениям? Тебя здесь почти все любят и жалеют, и успокаивают; – найдешь ли ты это в другом месте? Многогрешный И. М. 27 января 1854 года.

Письмо 100

Еще скажу нечто к твоему успокоению. Св. Варсонуфий великий отвечает одному брату: если старец твой недоволен разрешить в чём твоё недоумение, можешь, с его благословения, пойти к другому, могущему разрешить оное; а когда знаешь, что он сего не понесет, то отнестись и тайно от него. Впрочем, это не соборно, а частно; конечно и ты так поступаешь, ища утешения и совета от других.

Ещё приведу тебе в пример того ученика, который посылаем был от старца выслать из келии живущего в их келии странного старца, за то, что его более славили; но ученик три раза был посылаем, вместо изгнания делал ему ласковые приветы, чрез что после и старец его умирился и благодарил ученика за его благоразумие: то ежели и ты не доводишь до матери того, что её может смутить и оскорбить, т. е. мнение и пересуды других, с благим намерением, а не с преданием не погрешишь. Аше найдешь на пользу, прими сии примеры в свою пользу.

Письмо 101

Спрашиваешь: можно ли просить об увольнении от ...... ; что на это сказать, не знаю; если бы это в совершенном мире и согласии было сделано, без всяких предваривших неприятностей, или по местному расстоянию, то можно бы, без всякого сомнения: но как в вашем устроении совсем противное сему, то и нельзя о сем просить; разве бы она сама вздумала сказать тебе: будь мирна и пользуйся от кого можешь, по моей немощи, – то это дело другое.

Какого ты ищешь извещения о надежде спасения? При твоём устроении это дерзостно и безумно: пожалуй, получишь мнимое извещение от прелести вражией, и после обезумишься. Сего сподоблялись великие угодники Божии прежде смерти, или незадолго пред исходом; но кто они были, и какое имели глубокое смирение?! Св. Феогност пишет: проси дати тебе извещеше, но не прежде смерти: еже есть смиреннейше, а мы не имеем смирения. Если бы дано нам было извещение, то вознеслись бы и глубоко пали. Нам должно иметь веру, смирение и надежду на милосердие Божие, и не отчаиваться до конца, а всегда пребывать в покаянии, болезновании сердца и во смирении; избегать же двух крайностей: излишней надежды и отчаяния, а иметь себя под всею тварию; Господь, на смиренные призираяй силен устроить наше спасение.

О прочих же твоих неисправлениях приноси всегдашнее покаяние и проси Бога подать тебе помощь; от того мы и падаем, что не имеем смирения; ибо, по слову св. Иоанна Лествичника, где совершилось падение, там предварила гордость, О падении надобно разуметь всякого рода: в помыслах, словах, нерадении и лености. Припадай всегда ко Господу и проси помощи: проси и Матерь Божию, Царицу небесную, сохранить тебя под кровом Своим. Ангела хранителя и всех святых помощи тебе в делании твоего спасения. Читай отеческие книги деятельные, ведущие к самоукорению, смирению и терпению; мира, здравия и спасения тебе желаю. Многогрешный И. М. 25 сентября 1854 года.

Письмо 102

«Зависть приимет люди ненаказанные», говорить святое писание; а св. Исаак пишет: «обретый зависть обрете диавола»; вот что значит зависть; а когда и ещё есть неисправности: нерадение, празднословие, осуждение, и проч., то как можем вооружаться на ту пагубную страсть? Не знаю, какая польза в твоём ко мне отношении? Это показывает то, что я сам грешен и недостоин быть окормителем. Если бы в сердце твоём прозябало смирение и любовь, то не имела бы места зависть; побеждаясь оною, ты меня порочишь; но за себя я не в претензии, а о тебе сожалею, что не стараешься о заповеди Божией любовной, повелевающей даже и врагов любить; а когда любим только любящих нас, то ничем не разнимся от язычника; ибо и язычницы любят любящих их, и когда, при исправлении всего, повелел Господь считать себя рабами неключимыми, то как же, при толиких недостатках, не смиряться? А оно приходит от зазрения себя и от самоукорения. Господь да простит тебя и поможет исправиться по воле Его; остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный И. М.

Письмо 103

Ты упоминаешь, что при возведении ума к Богу ощущаешь недолжное движение; и это по тому, что ты, полна страстей, дерзаешь на сие возведение ума к Богу; не случилось бы так, как последовало со вшедшим в чертог брачный в скверных одеждах, и изверженным оттуда. Нам сроднее и приличнее иметь сердце сокрушенно и смиренно, которого Бог не уничижит, и следовать мытареву покаянию; он не смел воззреть на небо, и подобно блудному сыну: иду и реку ко Отцу: Отче, согреших на небо и пред Тобою, и уже несмь достоин нарещися сын Твой; приими мя яко единого от наемник Твоих, – и они явились оправданными, паче несогрешивших; да, для Бога приятнее грешник с покаянием и смирением, нежели праведник с гордостью. Памятуя грехи свои и настоящее нерадение и неисправление, надобно погружать себя в глубину смирения и когда будет у нас в сердце залог смиренного мудрования, тогда тверды будут и добродетели; смирение всегда нам нужно, пишет св. Исаак Сирин в 46 слове. Смирением прости грехи твои. Смирение и кроме дел много прощает согрешений, а дела без оного не приносят пользы.

От послушания отказываться тебе не советую, а случающиеся при оном неприятности с самоукорением и смирением переносить; те, которые мнятся тебе быть враждебными, суть твои благодетели; они, смотрением Божиим, показуют тебе твоё внутреннее устроение, чтобы ты исцелилась от страстей твоих, и старайся не иметь к ним залогственного немирства; но когда оное явится в тебе, тотчас самоукорением и покаянием исторгай оное и молись за них; а если оставишь всё и думая уединением исцелиться, то ошибешься: оно только умножит в тебе самомнение; старайся удерживать себя в сообществе от празднословия и суесловия; но в случае поползновения скорей зазирай себя, приноси покаяние и смиряйся. Многогрешный И. М. 18 января 1855 года.

Письмо 104

На вопрос твой об исповеди подробно скажу: св. отцы не советуют грехов чувственности изяснять подробно, чтобы памятью подробности не осквернять чувств, а сказать просто образ греха; а прочие грехи, наводящие стыд самолюбию, должно пояснить подробнее, с обвинением себя. Когда же ты получаешь после исповеди успокоение совести, то должна видеть в сем милость Божию, призревшую на твоё покаяние; а ненавидяй добра диавол наводит смущение, «что не так сказала» и прочее; отражай оное надеждою на милосердие Божие. Когда приступаешь к божественной трапезе и ощущаешь умиление и слезы, то конечно это есть посещение Божие; потому-то надобно приступать со страхом, верою и любовью, и опасаться принимать помыслы тщеславия и отвергать боязнь, что будет в это время страстное движение; от самого сего страха оно и может случиться; однако и на это есть покаяние со смирением: когда в нас есть залог самосознания и смирения, то не можем пострадать ничего подобного; а когда с наблюдением (Лук. 17, 20.) ищем в себе чего-то высокого, утешительного и увлекаемся тщеславием, то отемлется утешение и умиление, а освящение не отемлется. Верою бо ходим, а не видением (2Кор. 5, 7.); ты сама понимаешь, что за тщеславие и заносчивость ума и гордость, во всяком случае, лишаемся душевного утешения; но и оное не всегда нам полезно, и на место оного является искушение и духовный крест, обуздывающие наше мнение. Прочти у св. Исаака 78 и 79 слово. Многогрешный И. М. 11 мая 1857 года.

Письмо 105

Ты желаешь научиться от меня жизни духовной, чтобы иметь написанными строками: как проходить чин жительства, и оными наставляться.

Доброе твоё желание и намерение искать спасения. Но с моей стороны не трудно написать, но опасно дать ответ людей учащу, а самому ничтоже благо творящу.

Наставник наш и учитель есть Сам Господь наш Иисус Христос; Он даровал нам спасительные и животворящие заповеди, вводящие в живот вечный, и сказал вопросившему Его юноше: что сотворю, да живот вечный наследую? Заповеди веси, сия сотвори, и живот вечный наследиши. И святые отцы, получившие спасение, получили оное исполнением заповедей Божиих, и нам оставили пример своего жительства; движимые Святым Духом, предали учение своё в пользу нам, слушающим и прочитающим. А какие именно заповеди надобно исполнять хотящему спастись? Главные две: любовь к Богу и любовь к ближнему; « в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят», сказал Господь. Подробно же и особенно заповеди оные изяснены в святом Евангелии; а большая часть в 5, 6 и 7-й главах Евангелиста Матвея; при исполнении заповедей Божиих надобно иметь и смирение, о коем также заповедано: аще и вся повеленная сотворите, глаголите, яко раби исключимы есмы, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лук. 17, 10.), и в другом месте заповедает Господь: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашими (Матф. 11, 29.). Вот какое к нам милосердие Божие: деланием заповедей Его получаем спокойствие: и какая великая премудрость Божия: на всякую страсть, находящуюся в нас, есть заповедь, не только действие оной возбраняющая, но и до конца искореняющая. Итак, поучайся в слове Божием, внимай и старайся исполнять, прося помощи Божией; ибо Он сказал: без Мене не можете творити ничесоже (Иоан. 15, 5). Читай и словеса отеческие: св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея, как наиболее нам приличные; они научают нас: для чего мы оставляем мир и приходим в монастырь, и как должны обучаться борению противу страстей, побеждать их и искоренять; при побеждении же от страстей: как восставать и приносить покаяние; а паче всего учат смирению; оно не падательно, и всех страстей губительно; как гордость есть предварительница падений и низвергает имущего её в глубину адову, так напротив смирение восставляет и возводит из глубины греховной, и возвышает имущего сие сокровище; и прочие святые отцы поучают нас каждый по данному ему от Святого Духа просвещению разума. Пройдя сами опытом жизнь духовную, они учат об отвержении себя и своей воли, о страхе Божием, о послушании, о терпении, о воздержании, о смирении, о любви, о покаянии; и вообще весь лик прекрасных добродетелей обрящем во святом их учении и как подвизаться о приобретении оных.

Св. Исаак Сирин пишет о смирении, что смирение и одно спасает кроме дел; а дела без оных не спасут (47 слово); св. Иоанн Лествичник пишет в 5 степени о покаянии на 1-й странице; оной степени: что есть покаяние и в чём оно состоит. Вот это и приличествует к твоему вопросу о сем: а к концу книги совокупляет покаяние со смиренномудрием. Св. Исаак Сирин в 7-м слове премудро отводит от отчаяния и возводит к покаянию.

От многих малое собрал для тебя к памяти и руководству в жительстве твоём. Когда пойдешь путём правды, то и больша сих обрящешь и уразумеешь; встретишь и скорби, но оные неминуемы на пути спасения; ищи избытия и утешения в оных во смирении. Но одними словами не научишься, а надобно делом проходить, и тут познаёшь свою немощь, смиряешься; а во смирении нашем помянет нас Господь и избавит от враг наших и спасёт нас; чего тебе усердно желаю и молю Господа о сем. Многогрешный И. М.

Ты вопрошаешь о чине жительства: слово св. Симеона Нового Богослова ясно показует оное, и св. Исаак Сирин в 9-м слове.

Письмо 106

«Многи скорби праведным и многи раны грешному», и Святый Дух усты Давидовы глаголет. Кто же без скорби из нас? От нищего и до носящего диадиму не найдешь здесь совершенно мира и спокойствия; и все оное Господь посылает каждому в своё время и по мере потребы для него, чтобы здешним скорбным путём привести нас в царствие небесное. Скорбями очищаются грехи, предотвращаются от грехов и испытуется вера наша. Кто ж похвалится не иметь греха?

А потому мы и есмы должницы Богу. Люди же, нас оскорбляющие, не сами собою делают, а попущением Божиим, и потому они суть орудие Божие. Прочти у св. Исаака Сирина в 51-м слове, в отделении: «якоже предаеми» – увидишь причину, от чего скорби скорее проходят, и от чего умножаются и продолжаются; а я кратко скажу: когда виним себя, то скорби избавляемся: а если виним других, то умножаются и продолжаются. В письме твоём, от 2-го марта, ты описываешь встретившие тебя в обители скорби многообразные и недоуменные; потому-то я и написал прежде, что оные необходимы для нас а следовательно и для тебя. Тебе ставят в вину, что, бывши здесь не лучшею возвратилась; нельзя им и не подумать этого: и точно, если б я что-нибудь был, то верно и относящиеся ко мне получили бы пользу; а из сего и заключается противное; а в правду истинно разумеется то, что есмь ничто. Они видят тебя скорбящую, унывающую, мятущуюся к выходу: поэтому я тебя не укреплял на подвиг терпения, смирения и покорности. Я вижу, ты зазираешь их, а свои немощи и страсти не видишь и смущаешься. Что ты пишешь о действиях против тебя сестёр. желающих тебя очернить, пусть будет правда: они делают неправду: а между тем неправда их соделывает в нас Божию правду; – понимаешь ли это? И Давид не велел убивать Семея, хулившего его, а сказал: оставьте Семея кляти Давида; Бог велел ему кляти Давида; – и ты так поступай, говоря себе: Бог велел им оскорблять меня, чтобы грехи мои простить. Ты говоришь, что находишься в безотрадном состоянии духа ; но если будешь так делать, как учат св. отцы, то получишь и утешение, и старайся видеть себя хуже всех, эта азбука для нас очень нужна и полезна. – На переход же твой я духу не сбираю дать тебе совета; ты и сама находишься в двоедушии; пусть ежели и примет мать игуменья, то как можно надеяться, чтобы она могла доставить покой, а особо душевный? Да за будущее кто может ручаться? Нынче она, завтра другая: а твои силы и здоровье далеко ушли: нет, уж живи в 3–й и утверди мысль свою на камени терпения и смирения и успокоишься; все те, кои к тебе нерасположены, будут располагаться; а главное смирись, укоряй себя и потерпи. В терпении вашем стяжете души ваша. Попроси прощения у игуменьи, что ты резко с ней говорила, и все будет хорошо. – Свидетельство твоё хорошо, только надобно тут жить; видно и на это есть воля Божия; никуда не ходи, принимайся за работу; надо денег послать.

Я вижу, что ты с верою вопрошаешь, остаться или нет, а я с свободным духом отвечаю: оставайся и миротворяйся; а придет треба, то и опять надо отпустить; – что ты об утреннем печешься? Многогрешный И. М. 8 марта 1858 года.

Письмо 107

Ты жалуешься на оскорбляющую тебя: но кто же ей попущает тебя оскорблять? Конечно Бог, в наказание за твои неисправления, о которых ты мне написала. Прочти у св. Исаака 20-е слово, и подражай тому, как там написано, то и удобнее понесешь оскорбления. Желаешь поговеть и неосужденно причаститься Святых Христовых тайн: самое нужнейшее к оным приуготовление – оставлять ближним согрешения их, по слову Господню: «аще оставляете ближним согрешения их, и Отец ваш небесный отпустит вам согрешения ваша; Аще ли не оставляете им coгрешения их, то ни Отец ваш небесный отпустит вам согршений ваших» (Матф. 6, 15.); и иметь мытарево смирение; так бывает истинное покаяние, и во смирении нашем помянет нас Господь и пошлёт Свою помощь в делах наших, при нашем благом произволении. – Ты просишь дать тебе эпитимию; но поколебалась моим молчанием. Какую ж дам тебе эпитимию? Надобно, чтобы оная была противоположна грехам: ты пустословишь, осуждаешь, желаешь наказания той особе; вот тебе эпитимия: оставь сии твои действия, уклонись от зла и сотвори благо.

А касательно её дел, то не наше дело входить в суд: кто что сеет, то и пожнёт. Надобно желать всем покаяния и в разум истинный прийти.

Мира, здравия и спасения тебе желаю; многогрешный И. М. 21 февраля 1859 года.

Письмо 108

Ты занимаешься мирно с N. N. золотошвейною работою. Видишь сама: где что делаем с покорностью воле Божией, там и мир ощущаем; я где мир, там и Бог. Господь наш Иисус Христос сказал Своим ученикам, отходя к спасительным страстям: мир оставляю вам, мир Мой даю вам (Иоан. 14, 27.); вот чей мир! А что тобою написано в начале письма, то сама ты сознаешь, что написала бред расстроенной души, т. е. смущённой; а где смущение, там есть действие вражие. Это должно быть тебе вперед уроком, не вдавать себя в подобные смутительные мысли – еже есть Вавилон, куда отводит враг плененную им душу, подобно Навуходоносору, уведшему иудейский народ, из Иерусалима в Вавилон, и там их угнетавшего порабощением разного рода.

При исповеди надобно пояснять все свои грехи, кроме разве когда забудешь, а не поверхностно говорить; ибо непсповедаемый грех и не разрешается; разве что по забвению не изяснишь. После исповеди надобно блюсти себя от греховных действий. Но если и случится на кого оскорбиться, или зазреть кого: в этом, примиряся с оскорбившим, быть спокойным; а за зазрение – самую себя зазреть и укорять, дабы не беспокоить старца; а если прилучится удобный случай видеть его, то, по мере греха и чувству совести, можно сказать ему оный вкратце: писать можно грехи свои, соображаясь с нашей исповедью; ибо мы, в течении времени, после исповеди много согрешаем и забываем; главное в исповеди надобно иметь сердце сокрушенно и смиренно, которое Бог не уничижит, и ежедневно надобно иметь испытание самих себя и укорять себя, за содеянное нами приносить пред Богом покаяние, что и читаем в третьей молитве на сон грядущих.

Пишешь, что как легкое облако находит неверие о Боге и о будущем. Этот помысел причисляется св. Димитрием к хульным помыслам; ибо в них наша воля не соглашается; а только враг наводит на помысел неверия; человек этого не хочет и не виноват: а думая, что виноват, смущается и сим больше веселит врага и даёт ему больше повод к приступу. А когда будешь презирать это и не считать за грех, то и он постыдится и отойдет; в этом подаёт ему повод и осуждение других. Искушение Нифонта было другого рода к увенчанию его: а это иное. Доказательство правой нашей веры мы видим на многих вещах и действиях: после исповеди получаем успокоение в совести: – от чего это? А не исповедая – чувство мучения; – от чего? Видим мощи святых угодников и бываемые от них чудеса. Кем содеваются от чудотворных икон чудотворения? Кто производит сие? Все это действует Бог, давний нам слово Своё к познанию Его в воплощении и искуплении нас от заблуждений. Кто для тебя услаждал чтение, когда читала св. Варсонуфия книгу? – Бог! Весь мир исполнен чудесь Божиих. Дивна дела Твои, Господи, вся премудростью сотворил еси (Пс. 103, 24.). Остаюсь многогрешный И. М. 13 марта 1860 года.

Письмо 109

Находим нужным предложить вам, матушка, на замечание: почтенная А. вошла к вам в обитель весьма с добрым расположением и желанием «искать Иисуса», т. е. стяжать любовь Его. Это её выражение, которое часто до нас доходило. Дело сие очень доброе и благое, но надобно, чтобы имело прочное основание: ибо любовь противными искушается. По горячности её и по чистоте души, она увидит скоро в себе утешительные и усладительные чувства. – Это её обнадёжит в обретении Иисуса и любви Его. Но чувство сие весьма опасно и близко прелести: не имевши еще борьбы со страстями, не познавши своей немощи и не смирившись, не надежны и утешительные чувства. Пусть они хотя и приходят когда, но чтобы опасаться принимать оные и не обольщаться ими, но считать себя того недостойною. Св. Исаак в 2-м слове пишет, что: «деяние креста сугубо есть; одно нарицается деяние и исполняется действом яростные части: претерпением досады креста: а второе нарицается видение и исполняется желательною частью, и побратается тонким деланием ума и Божественным приснопоучением и пребыванием молитвы. И кто начинает второю сею частью, а не первою, на того находит гнев Божий. Хотя не от лености сие творит, но за сладость её принимается за вторую часть, не очистивши прежде терпением скорбей страстного устроения души, т. е. не приемши распятия плоти досадою креста, мечтает во уме своём славу креста» (т. е. утешения), которые даются уже по исцелении души от страстей и когда смирение водрузится в сердце, и тогда бывает безопасно; почему мы и предлагаем вам, дабы вы попеклись предостеречь её, ежели она будет иметь какие усладительные чувства, чтобы она не полагалась на них и не считала за велико; они скоро её оставят. В противном случае, обольстившись и приняв их не в своё время, скоро лишится: и когда уже будет время – не получит, подобно нерадивому и глупому земледельцу, который, на произрастении увидя цвет, счел бы его за плод и сорвал: то уже никогда плода не получит. Это многие пострадали, идущие путём сим, и сбились с него; вместо смирения, возмнив о себе, стяжали возношение, по слову того ж св, Исаака: «кто не помышляет себе грешна, молитва его несть благоприятна пред Богом». Напоминайте ей, что любовь Божия противными искушается: восстанут различные страсти, с коими надобно иметь борьбу, и кто смиренное имеет мудрование, тому и брань со облегчением бывает; а мнящему о себе нечто, или надеющемуся на свои чувства утешительные, попускается сильнее и брань, дабы, познав свою немощь, смирился. Но для них побеждение бывает несносно и доводит до малодушия: а это и есть знак их гордости. Надобно опасаться прелести, которая есть многообразна: или, прельстив мнимою святостью, ослепит душевные очи, или, по вспышке радостных и утешительных действий, лишась их, она впадет в многоразличный страсти; а когда умеренно и постоянно вести её, занимаясь подробнее, то из неё можно выработать что-нибудь хорошее со временем!.. Прикажите ей читать более деятельные учения св. отцов: св. аввы Дорофея, св. Иоанна Лествичника, св. Симеона Нового Богослова, и чтобы о всех своих словах, делах, мыслях и действиях вам открывала, ибо являемое свет, а неявляемое тьма (Ефес. 5, 13.). А вы её вразумляйте, как вас Бог наставит, к её пользе. Помните, что вы должны дать за неё ответ, ежели что пострадает противное; таковая горячность весьма опасна....

Письмо 110

В писании твоем между прочим упоминаешь, что гордость и леность одолела. Оставляя прочее там писанное, яко уже решенное, о сих двух вражиих оружиях скажу; ибо, пиша к тебе, во истину себе тоже напоминаю, потому что также вижу себя им порабощенна. Леность есть не малый порок и полагается в числе смертных грехов; то и надобно себя нудить к исполнению наших обязанностей, просить Бога о помощи, не надеяться на свою силу. Он, видя таковое наше произволение, даст силу и крепость и поможет одолеть расслабленную леность; но без нашего тщания и произволения и Бог не помогает. В случае же немощи и бессилия, да заменяет сии наши бездействия; болезнь сердечная, сожаление и смирение. Как о сей страсти, так и о гордости св. отцы довольно написали; сама любопотрудися и прочти в писаниях; гордость же, всем известно, что есть самый богоненавистный порок, против коего должно поставить Христово смирение, и всегда себя иметь худша всей твари; также и о сем, да и почаще, надобно иметь тщание и просить Бога, да исправить пути наша. Мы, говоря: Господи, даждь ми смирение, должны принимать те врачевства с любовью, кои нам от Бога посылаются ко уврачеванию – как гордости, так и прочих грехов; а оные суть: скорби, поругания, укоризны и досады от других; всё это посылается Промыслом Божиим к нашему испытанно и исправлению; то и должно нудить себя носить их ко испровержению нашей гордости и за грехи; когда мы, приявши язву в сердце, представим наши скверны, то и невольно заградятся уста к противословию; а сия из первейших скверн есть – гордость; ибо писание нечистым называет гордого, – Что тебе написал – не от своего искуса, а от святых отцов; а сам нахожусь все ещё в числе учащихся, и требую милости Божией и молитв святых отцов, и ваших. Читайте книги со смирением, и Господь просветит сердца ваши.

Письмо 111

Описанная вами – касательно духовных обстоятельств – скорбь должна иметь свои пределы и вам должно быть, и при теперешней исповеди, также спокойною. Кому вы исповедываете? – Не Богу ли? И от Него получаете разрешение, благодатью Его, чрез искупление единородного Сына Его. А мы – кто бы ни был из нас – не можем быть достойны вязать и решить по благодати; всегда идите с верою и с тою же купно, и с надеждою исходите из сего таинственного очищения; и потом делами благими примиряйтесь Господу; а паче терпением и смирением.

Скорбь ваша от Н–ы точно не легка; да что ж с нею делать? Помещу вам словцо из книги св. Варсонуфия, ответ к Иоанну, смущающемуся на брата: «рцы братови Иоанну: время сие слабо есть, и многим трудом обрящем в нынешнее время человека, имуща твердое сердце. Но держи слово св. Апостола, глаголюща: обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением». Когда и в те времена требовалось долготерпение, кольми паче ныне! – И ежели только истязуем от ближних заповедей, глянем и на себя: сохранили ли мы оные, и смиримся. Остаемся многогрешные И. Л. и И. М.

Письмо 112

Вы сознаете себя, что погрешаете против Бога малодушием в скорбях ваших и в болезни маменьки. Представьте себе: кто Бог! И кто мы? Он Создатель; а мы творение Его. Не печется ли Он о нас? Не Его ли манием мы до сих пор живём, и движемся и есьмы (Деян. 17, 28.), Хотя же и попускает скорби, но всё это от любви Его происходит, дабы оными очистить грехи наши, и достойных сотворить будущей блаженной жизни. Здешнее временно, а тамошнее вечно. Возвергайте на Него всю печаль нашу, и повергните пред Ним немощь вашу, с обвинением самих себя: то и мнимо тяжкие скорби лёгкими сотворит и даже пошлёт утешение.

Не слушайте помысла, что вам нет спасения за нетерпение, и что будто погибла душа ваша. Bсе сии одного и того же врага козни; он побуждает к нетерпению, а после к отчаянию. За нетерпение приносите покаяние, а отчаянию врачевство прилагайте – Божие милосердие. Во время брани много способствуют самоукорение и смирение, о чем нужно попещися; а чрез оные невидимо Бог утешит, и противоратующие не возмогут противиться. Поздравляю вас с наступающим святым постом; желаю препровождать оный душеспасительно и остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 13 ноября 1846 года.

Письмо 113

Из двух писем ваших вижу, что вы все находитесь в малодушии и скорбях...; да что же делать? Куда от них укрыться? – «И ново небо и землю нову Аще бы могли устроить, и тогда покою обрести невозможем». Он обретается в смирении и кротости, по словеси Господню (Матф. 11, 29.). А еще приемлем вражий совет, что нет надежды спасения! Надобно не допускать оный и до мысли своей, ибо он есть плод гордости. Одно то должно подавать вам надежду спасения, что стоите на скорбном пути, ведущем в живот вечный; а мидоеердие Божие? – Оно до всех грешников простирается, кто к оному прибегает и не отчаивается. Будьте и вы благонадежны в милости Божией. Мне кажется помысел этот, что выданы твои тайны, есть от лукавого. Я знаю вообще вашу тонкость чувств, что из взглядов или слов принимают сомнительный помысел, наводящий смущение; лучше гораздо не верить оным. Многогрешный И. М. 1 декабря 1852 года.

Письмо 114

Вечер водворится плач, а заутра радость (Пс. 29, 6); такт бывает в нашем душевном устроении. Это вы видите на себе: не редко посещают смущения, скорби и недоумения; но они и проходят и получаете успокоение, и это необходимо в деле нашего спасения; только вы не малодушествуйте, а более прибегайте к Богу, и благодарите Его за то, что стоите на пути, хожденном от отцов наших и приближаетесь оным к граду смирения. Св, Исаак Сирин в 78 слове пишет: «егда обрящеши мир неизменен, тогда убойся», и далее, прочтите и получите пользу.

И. К–а юна, пылка и неустроена; надобно ей учиться смирению и останавливать себя в своих порывах. Я писал ей, что нашёл нужным к её пользе. – М. Н–а томится скукою и тоскою; это происходить от бездействия её, – что она ничем не занимается таким, что бы могло ее потрясать и показывать ей страсти её и немощи, от чего бы она могла смиряться: а притом не имеет утвержденного помысла пребывать в обители вашей; все это её мучит и томит, отец же имеет взгляд на монастыри, как на казамат, и по его рассуждению, все равно где-нибудь, все казамат. Жалкое понятие о месте, где не принужденно, но добровольно приобретается спасение. Мы не можем мир заставить думать о монастырях такт, как оные суть. «Уклонение от мира есть неизвестное миру разумение», пишет св. Иоанн Лествичник; – и оно (уклонение) обезображивает его (мир). Не все же и мирские такого мнения о монастырях: есть, которые и правильное имеют понятие о них. Да устроит Господь полезное о ней. – 1854 года.

Письмо 115

Благодарение Господу, сподобившему маменьку твою и тебя побывать в лавре у преподобного Серия и поклониться его святым мощам. Молитвы его да будут вам в помощь вашему спасению. Весь путь ваш совершили благополучно и без смущения: а по приезде встретили скорбь, от нерасположения С. Т–ой, и о том говорят с укоризною. А ты скорбишь на неё и не имеешь мира и показываешь, что не имеешь плодов монашеских. Пусть думают и говорят как хотят; это служить для нас искусом – видеть своё устроение и постараться исправиться; ведь это Бог попускает, чтоб мы исправились и, видя бы свои немощи, смирялись. Вы иногда говорите лишнее в келлии с кем-нибудь и это выносится, да еще с прибавлением: то и надобно пользоваться уроком – не входить в дела, не касающиеся до вас; довольно с вас пещись о своем спасении, а о других неисправлениях и немощах вы не дадите ответа. Дела как идут, так и идут; вы не можете лучшими сделать их; ответ не на нас. Итак, укорив себя за непонесение, укори себя и за то, что иногда что говорила о ком; а других не вини, ибо Бог попустил им так. Когда так себя поставишь, то и успокоишься. Ведь мы далеки от заповеди Божией: «любите враги ваша» (Матф. 5, 44), а это самое и должно нас смирять. На смирение же Бог призирает.

Ты, Е. И–на, при смущениях твоих, находи врачевство себе в самоукорении и смирении, и самую оную тяжесть потерпи без ропота, да после получишь плод утешения; и те, которые на нас негодуют, они нас научают любомудрствовать, в испытании себя: точно ли мы христиане? Любим ли врагов наших? – и познание в сем нашей немощи. Г. А–на во время борьбы была немощна и побеждалась, но когда прошла буря, конечно, и сама познала своё неустроение и немощь. Вы, понеся оную, слава Богу, успокоились обоюдно.

Наступать на аспида и василиска, и попирать льва и змия дана власть верующим, т. е. на диавола и его силу, и побеждать страсти и грехи всем дана власть, но также верующим; а вера имеет много степеней. Достигшие совершенства оной и мертвые воскрешают, и прочее. Но мы, сознавая свою немощь, должны, во всяком случае, искать помощи Божией, а не надеяться на себя, будто можем что сделать. Да даст Господь нам истинный разум. смирением совершаемый. Остаюсь желатель вашего здравия и спасения, многогрешный И. М. 17 августа 1856 года.

Письмо 116

Пишешь, что некоторых мест из книги Иоанна Лествичника не понимаешь; довольствуйся тем, что понимаешь и старайся об исполнении, а далее и прочее откроется.

Очень жаль, что маменька твоя ослабела, и тебя это очень огорчает; да что ж делать? Мы не бессмертные; да будет воля Божия. И если Он воззовет её в вечность, то сим прекратит её страдания, а там сподобится милости Божией. Ты же, если и останешься одна, то Бог тебя не оставит; Он наш любвеобильный Отец и промыслитель, и так вещает чрез Пророка: «аще бы и жена забыла отроча свое, Аз не забуду тебе (Исайи 49, 15.). Только ты не малодушествуй, а уповай на Него; Он пошлет тебе и человека, могущего тебя утешить, т. е. сестру по духу. – В распоряжения, до тебя не касающиеся, не вступайся и не наводи себе еще чрез них скорбь. Дела идут как идут; и кто в деле, тот и в ответе; а ты частное лицо, от сего свободна и имеешь время и удобство попещись о своей душе и об успокоении своих страстей, противлением их действиям.

Надобно быть осторожным в разговорах и в выслушивании от других; из этого выходят неприятности, как ты сама пишешь. Слово, сказанное с проста, перетолкуют в худую сторону: с нас довольно внимать своему спасению; конец безвестен. Многогрешный И. М. 26 мая 1858 года.

Письмо 117

Милостивая государыня, С. С! Писанием вашим изясняете желание и намерение ваше стремиться к предназначенной для нас цели, и приблизить себя к Богу. Доброе ваше желание да благословит премилосердый Господь, и да поможет вам в деле сем: без помощи Его ничего не можем сотворити. Уклонися от зла и сотвори благо (Псал. 33, 15.): слова св. Царя Давида. Надобно, познавши суету мира, воистинну бесполезную, уклоняться от неё, и искать в себе средств к исполнению воли Божией. Но пока мы служим миру, мы не видим тьмы страстей, помрачающей наш смысл, и находясь в таком усыплении, не заботимся о том, что, угождая миру, являемся преступниками заповедей Божиих; и ещё от некоторых малых исправлений мним быть себя истинными христианами; а сим прельщаемся ложно, не занимаясь учением Спасителя нашего Господа Иисуса Христа, и св. Его Апостолов, посланных для научения нас спасительному пути. Пишу сие, не осуждая мир: это не наше дело, – Бог всем Судия; Он силен и мирских многих, спасти через милостыню ими творимую, а также привести в чувство скорбями, или другим образом спасти, – но показывая суету мира, которая вам самим довольно известна. Спаситель учит, что не можете Богу работати и мамоне (Лук. 16, 13.), т. е. миру; этому надобно твёрдо веровать, что нельзя угодить и Богу и миру; у сего последнего совсем другие законы и обычаи. – А св. Апостол Иоанн увещевает христиан: не любите миpa, ни яже в мире; Аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем. Яко все, еже в мире, похоть плотская и похоть очес, и гордость житейская: несть от Отца, но от мира сего есть (1Иоан. 2, 15, 16.). Св. Апостол Иаков пишет: не весте, яко любы мира сего вражда Богу есть (Иак. 4, 4.), и св. Апостол Павел также учит, что мудрование плотское вражда на Бога есть: закону бо Божию не покоряется, ниже бо может (Рим. 8, 7.). Сколь ясно сие учение и сильно возрастит начинающееся в сердце желание к лучшему и превышающему мир и его прелести! Оно не монахам предано, но всем христианам, в мире живущим; мы не напоминаем сего миролюбцам; они верно не примут сего; у них своя премудрость; но она почитается буйством у Бога: премудрость мира сего буйство у Бога есть (1Кор. 3, 19.). – Когда вы сделаете шаг удаления от миpa, то уже предстоит вам сражение, которое вы должны выдержать, с миром и с собою: мир представит вам множество резонов, по коим должно не убегать и не оставлять его; ежели будете вы к ним глухи и невнимательны, насмешки, критики и призрения должны переносить, помня слова Спасителя нашего: аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде (Иоан. 15, 12.). Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: якоже избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир (ст. 19). С другой стороны прелести мира, удовольствия и приятности могут вас останавливать от течения к Богу; но они мгновенно только очаровывают чувства. Еще может встретиться сомнение и боязнь о жестокости пути сего: вы должны выдержать эту начальную брань, не покоряясь ей, а предполагая любовь Божию и святые Его заповеди, которые вы не надеетесь сохранить, находясь в пламени светских удовольствий, влекущих за собою необходимость преступления заповедей. Я не могу так представить вам мир с его обычаями, как вы сами знаете; он вам больше известен: вы живёте в кругу его и знаете, какие есть препятствия хотящим жить по заповедям Божиим. Познавая суету мира, просите Бога, чтобы Он послал вам помощь свою к преодолению всех препятствий: а на себя не надейтесь; Он силен вас сохранить от всех сетей и козней вражиих невредимыми. – Я не желаю вас прельщать, отводя от удовольствий мира каким-либо обещанием: Господь Сам обещал вечная благая работающим Ему и исполняющим Его святые заповеди; но считаю непростительным – угасить возжигающийся пламень; это есть звание Божие. Кто же я? И как могу упразднить оное? – Когда сподобит вас Господь несколько уклониться от мира, преодолев его препятствия, и может быть, почувствуете некоторое внутреннее утешение; не считайте это великим и не обнадеживайте себя, что будто достигли чего-нибудь своими трудами: но считайте себя недостойною сего. Ежели же вступите в поприще духовного обучения, тут предстанут вам другого рода искушения. Премудрый Сирах пишет: чадо, Аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение: управи сердце твое и потерпи (Сирах. 2, 1.). Однако ж вы не ужасайтесь; надейтесь на помощь Божию, которая многих на пути сем укрепила и укрепляет, чему многие примеры в житиях святых видеть можно. Без испытания нельзя узнать, точно ли мы имеем к Богу веру, надежду и любовь, и не познаем, какие имеем у себя страсти и немощи, а потому и смириться не можем; без чего все наши дела суетны и Богу не угодны. – Вы читали книги св. отцов, и пишете, что находите в каждой главе свой портрет: но это вы понимаете ещё теоретически, а на практике больше познаете полезного. О всяком художестве и искусстве сколько бы ни делали наставления в теории, нельзя от оной быть художником без упражнения в деле; кольми же паче в этом художестве художеств надобно иметь деятельный искус; – не устрашая вас, сие пишу и не тем тоном, как вы устрашились от письма одной духовной особы, но предупреждая и показуя истинный путь. Я полагаю, что и кроме того, что вы, читая книги св. отцов, видели в них свой портрет; они должны сделать на сердце ваше доброе впечатление: потому что словеса духа жизнь живот суть; совсем против нынешних модных книг, в коих под приятным слогом скрывается отрава сердечной нравственности; да избавит вас Господь от сего вреда. Продолжайте читать духовные книги, которые могут вас вразумить и наставить на истинный путь: их надобно читать не раз, а многократно; потому что в них всегда пища души. Премилосердый Господь да даст вам истинный разум, и поведет путем, ведущим в жизнь вечную. Не ищите в сем письме искусства слога, оно писано не от скудного ума, но от усердного желания вам пользы, и ежели что найдете не так, покройте христианскою любовью – прощением. С истинным моим почтением пребыть честь имею недостойный ваш богомолец, многогрешный иеромонах Макарий. 7 ноября 1835 года.

Письмо 118

Принимая участие, но доверию вашему, в душевных ваших положениях, сердечно сожалею о вас, что вы первые встретившиеся скорби малодушно принимаете, чему однако ж никак не удивляюсь: очень сродно необученному идти скорбным путём и на нём претыкаться; но надобно паки возставать, а не падать. Изливая скорбное сердце ваше пред моим недостоинством, просите моего совета ко успокоению вашему. Зная мое скудоумие, а паче нерадивую жизнь, не смею надеяться на свой разум, чтобы мог вполне сделать вам утешение; но, видя ваше смущение и веру, с коею желаете слова, прибегая ко Господу, прошу Его вразумить меня, по вере вашей, написать вам полезное: но Сам Бог всякие утехи и мира да утешит вас нетленным Своим утешением. Святое Писание укрепляет воинов духовных таким словом: чадо, Аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушние: управи сердце твое и потерпи (Сирах. 2, 1.); и это, так как самый первый артикул, должно иметь в памяти и оному следовать. Далее: все, елико Аще нанесено ти будет, прими и во изменении смирения твоего долготерпи (Сирах. 2. 4.). За сим надобно иметь твёрдую веру к Богу, что без Его воли и влас главы нашей не погибнет, и ни едина птица не падет без воли Отца нашего небесного (Матф. 10, 29, 30; Лук. 21, 18.); кольми паче не может что скорбное нам приключиться без воли Его. Скорби посылаются нам от Бога ко испытанию веры нашей и любви к Нему: точно ли мы тверды в вере, когда за любовь Его придут нам искушения? Да вы и сами себя не знаете, имеете ли твердость в вере, которая показывается в испытании противными случаями. Поколебавшее вас и в малодушие приводящее мнение света о вас, почему вы удаляетесь замужества, не думайте, чтоб был слепой случай, но точно к искусу вашему, как выше сказал; вы, видя здесь своё малодушие, познайте и то, откуда оное происходит: очевидно от самолюбия, которое не может нести оскорбления – смущается.

Но смирение сего не страждет; оно принимает всякий случай посланным от Бога и считает достойным себя оной скорби; но как мы сего еще не достигли, то и должно пользоваться скорбями, как целительными пластырями, могущими помаленьку очистить скверну самолюбия и самой гордости. Хотя и с болезнию примете скорбь, укоризну и поношение; но вспомните, что это Бог послал, и укорите себя за малодушие, вмените себе достойною быть сей скорби за самый тот залог находившегося в нас самолюбия; благодарите Бога, пославшего вам сей случай ко узнанию себя; познайте свою немощь, смиритесь и просите помощи от Бога. Устроив себя так и явив покорность воле Божией, при всех укоризнах и поношениях, смущающих вас, вы почувствуете облегчение в духе и получите утешение. Еще св. отцы научают нас, что всякому делу благому или предидет или последует искушение, без которого оно не может быть и твердо; а св. Писание говорит, что крин (прекрасный цвет) родится в тернии; так как роза на колких веточках цветёт: подобно и добродетель христианская скорбями искушается и прочна бывает. – До сих нор писал я вам об искушениях скорбных, но теперь скажу об искушениях другого рода: когда, попущением Божиим, не может враг поколебать сердце подвижников Христовых жестокими нападениями, он обратится к другому средству: представит все роды удовольствий мира, стараясь ими прельстить и увлечь сердца их сим путём; но надобно тут иметь еще более твердости, дабы не поколебаться, не иметь самонадеяния, просить Бога о помощи, без коего ничего не можем благого сотворити; во всем же отдавайтесь на волю Божию, имея благое произволение и направление к полезному. Он же и несодеянное наше знает, и хочет нам спастися и в разум истины прийти, и недоведомым нам Своим Промыслом устроит об вас полезное. Не смею более вдаваться в рассуждение; надеюсь, что силен Господь вас утешить, прибегающих к Нему; но и опасаюсь доверять нескромности бумаги, дабы не поставили меня причиною вашего несогласия на требование мира, хотя, впрочем, этого я и не боюсь; но лучше, когда семя благочестия, посеянное на доброй земле, утаится до восхода и плода, дабы не было попрано и позабано. Впрочем, это состоит и не в нашей воле; сколько бы мы ни сокрывали чего, ежели будет воля Божия, не может укрыться, как и ваше почтенное письмо. Вручая вас покрову и промыслу Божию, и, испрашивая на вас Божие благословение, остаюсь, с нижайшим моим почтением, недостойный ваш богомолец, многогрешный иеромонах Макарий. 10 апреля 1836 года.

Письмо 119

Я не удивляюсь, что, при желании вашем приблизить себя к Богу, бывают минуты нетерпения и минуты искуса: это вам показывает вашу немощь и низводит во смирение, заставляет каяться и всегда себя окаявать, считая хуже всех.

Это самое и может укрепить вас на пути добродетели; пока достигнете в духовный возраст, невозможно, чтобы из младенца вдруг сделался совершенный человек, или из солдата тотчас генерал, и паки: нельзя, чтобы начавший только учить буквы уже мог бы совершенно понимать всё, и читать и писать; так равно думайте и о себе. Принявшись, или только коснувшись пути духовной жизни, можно ли тотчас достигнуть конца, или, по возможности человеческой, исполнения святых Его заповедей? Путь этот укрепляется и совершается, при помощи Божией, смирением. Но без сего все наши дела суетны и Богу неугодны; о чем много есть в писаниях Божиих повелений, и сия евангельская заповедь Господня: егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы: яко еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лук. 17, 10.). Возделывая землю сердца вашего, очищайте её от страстей, сейте семена добродетелей, вырывайте плевелы, которые враг не престает насевать; но внимайте, когда явятся произрастения, не примите вместо плода только начинающийся расцветать цвет. И когда, прежде времени, захотите насладиться плодами, то и тогда, когда время будет оных собирания, трудно их сыскать. Иносказание или аллегорию cию вы, кажется, можете понять; ежели же не поймете, то постыдитесь признаться. Смирение предохраняет от сей скудости; но сия добродетель презренна и мала но названию, велика и предпочитаема по её действию, и так сильна, что, по словам св. отцов: смиренный никогда не падает. Но оно имеет многие степени и не заключается в наружном только виде, но во внутреннем залоге, и мы не смеем сказать, что мы его уже стяжали. Когда есть смирение, то и любовь есть – они неразлучны: но когда мы боимся выговоров, страшимся поношений, не терпим оскорблений, то ещё далече отстоим сих добродетелей. Простите меня, излишне зашел в сию материю и, может быть, эта пища для вас ещё тверда: вы требуете молока; но оно годится в некоторых случаях и со временем. Взятие вами на себя обязанности воспитывать дитя, дай Бог, чтобы послужило вам пользою и для неё также. Но блюдите: во всяком разе враг тщится сеять плевелы; исторгайте их, берегитесь самонадеяния и высокоумия, и от всех козней и сетей вражиих да сохранит вас премилосердый Господь. Многогрешный иеромонах Макарий. 9 июля.

Письмо 120

Полагаясь на волю Божию, вы хорошо делаете, не скорбя о случающихся не по воле вашей происшествиях; чего бы вам хотелось, но это не бывает; по этому, видно, не было бы вам пользы. Вы, предав себя в волю Божию, надеетесь, что Он, подаст вам мысль жить для Него одного. В этом мудровании надобно иметь осторожность: Бог всем хощет спастися и в разум истины прийти (1Тим. 2, 4.): но как видим из священных повествований, что есть спасающиеся и погибающие, то неужели виновен Бог, что не дал нить мысли благой, могущей их к Нему привести? Это была бы хула на Бога. Он сотворил человека самовластным, и хочет, чтобы он сам избирал правый путь и к Нему стремился; Он же готов ему воспомоществовать и укреплять в оном, но не нудит нехотящего избирать правый путь, а попущает по злой его воле, и потому виновен сам человек, неизбравший благого пути, как пишет в псалме: не восхоте блалословения и удалится от него (Псал. 108, 17.). Посему надобно, по данному от Бога нам разуму и самовластию, избирать самим благое и просить, да утвердит Он в нас сие Своим благоволением и поможет исполнить; ибо без Него не можем творити ничесоже. Желаю вам, да утвердит и в вас Господь ваше благое желание к исполнению Его святой воли, и поможет в действо произвести, но со смирением: ибо на это есть Его святая заповедь и нужнейшая к нашему спасению. Как чрез гордость отпадаем от Бога, так смирением к Нему приближаемся: Господь бо гордым противится, смиренными же дает благодать (1Петр. 5, 5). Многогрешный иеромонах Макарий. 9 ноября 1830 года.

Письмо 121

Примите взаимное мое поздравление вас с прерадостным праздником Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа рождеством. Ниспосланные сим пришествием дарования роду человеческому довольно вам известны. Мы не в силах воздать Ему за столь великие благодеяния: но ещё милосердие Его простирается с долготерпением ко грешникам, ожидая их покаяния. Конечно бы должны мы посвящать все действие сердца нашего любви Его: но мы противным воздаем, а Он все терпит; но когда исполнится мера терпения его Его, и наказует по достоинству. Можно считать наказанием и ослепление сердец наших, лукавым нашим произволением и волею заслуженное. Вы желаете любить одного сладчайшего Иисуса. Похвально ваше желание: но одно желание не довольно исполнить меру любви Божией: вера и дела достигают оной, верою должно принимать все попущаемые от Бога к искусу перемены в жизни и неприятности, что посылаются от Бога ко испытанию, а дела доказывают, что мы печемся о любви Божией, по неложному пречистых уст Его слову: любяй Меня заповеди Моя соблюдает; а не любяй Мя заповедей Моих не соблюдает (Иоан. 14, 21.), и по апостольскому учению: вера без дел мертва (Иак. 2, 20.), и дела без веры мертвы. Какие ж заповеди и дела должно исполнять? О сем всякому христианину должно испытать в св. Евангелии и научаться от пастырей Церкви: ибо мы все в св. крещении даём обеты Христу исполнять все заповеди Его, и отрицаемся сатаны и всей гордыни его и всего служения его. Да просветит Господь ваш разум, и да утвердит сердце ваше в исполнение святых Его повелений, от которых и любовь Его да вселится в вас богатно: однако ж сие есть верх совершенства, и мы, не смея мечтать о себе, убегая в твердыню смирения, сохранимся от сетей и козней вражиих неприкосновенными. Многогрешный иеромонах Макарий. 1836 года.

Письмо 122

Ежели скудоумные и ничтожные мои строки могли когда-нибудь служить для нас утешением, то сие припишите благодати Божией, по вере вашей вам дарующей, а не моему недостоинству. В давнем моём к вам неписании я могу дать такой отчет: что, не имея к сему повода, считал излишним, адресовать к вам пустые мои строки, и воистину будут пусты, когда я сам буду вызываться с оными; притом же и время свободное не всегда бывает: получа же ваше писание, долгом считаю, но силе слабоумия моего, ответствовать. В окончании письма вашего извещаете, что в день воскресения Христова желаете приступить к принятию Пречистых Тайн и дабы чрез сие принятие быть принятым в число рабынь Его, на сие скажу вам: что так как Он есть Создатель наш и Господь, то мы и есмы рабы Его; но Он удостоил нас чрез сие принятие на Себя нашего зрака падших и неключимых рабов сотворить детьми Своими, да еще и друзьями, не к тому глаголю вас рабы, но други (Иоан. 15, 15.); вот как возлюбил Бог мир,яко и Сына Своего единородного дал есть за него, да всяк вяруяй в Он, не погибнет, но имать живот вечный (Иоан. 3, 16.); чем же мы можем быть достойны таковой Его горячайшей к нам любви? Послушайте Его же сладчайшего гласа: любяй Мя заповеди Моя соблюдает. А какие они? Читайте Евангелие со вниманием, и увидите, и познаете, сколь мы далеки ещё от любви Божией, и смиритесь в своём мудровании, прося всесильной Его помощи в искании Его. Вы прежде писывали, что любите Бога, но это происходило от непознания вами себя. Может быть, некоторое умиление или сердечная радость уже и казались вам любовью, но любовь к Богу противными искушается, и непременно надобно сразиться с тремя врагами нашими: миром, плотью и диаволом, и в таковом-то борении подвигоположник наш, Господь Иисус Христос, смотрит преклонение нашей воли, к чему оная клонится; ежели к добру – помогает, а когда к противному – не нудит, но попущает; но все промышляет о спасении и достойных скорбями к Себе обращает. Слава щедротам Его! О глубина богатства, премудрости и разума Божия! Кто разум ум Господень, или кто советник ему бысть (Рим. 11, 33. 34. 35.)? Вы имейте себя в мысли неключимою рабою, но слову Спасителя: аще и вся повеленная сотворите, глаголите, яко рабы неключимы есмы (Лук. 17, 10.). Берегитесь иметь о себе нечто высокое во мнении, а других уничижать: и невидимо Бог мира будет с вами. 8 апреля 1838 года.

Письмо 123

Вы пишете о своём намерении поехать в монастырь и посмотреть оный, и просите от меня письма к игуменьи; а маменька ваша пишет, просит, чтобы уговорить вас не ходить в монастырь при жизни её, дабы тем и разлукой с вами не убить её. Я нахожусь в большом затруднении по сей части: мне жаль её и более потому, что она имеет такое мнение о монастырской жизни, и это ее огорчает. И отговаривать вас не могу, для того, что вы, не по моему совету, имеете намерение вступить в жизнь сию, а по Божию знанию, которое уже три года вы ощущаете: но я никогда вам не советовал, а представлял, отдаваться на волю Божию; Он, позвавши вас, силен и устроить для вас путь сей, разрушив все преграды. А как вы теперь убегаете из мира чрез случившиеся вам скорби, коих вы не можете переносить, то я предупреждаю вас, что и в монастыре оные встретятся, ибо это путь такой: Христос Спаситель Сам шествовал крестным путём, и нам оставил образ, да последуем стопам Его. Вы должны здесь ещё приучить себя к терпению и перенесению случающихся скорбей: а когда, убегая оных удалитесь, то и там окажетесь нетерпеливы; подождите некоторое время и потерпите искушения, вам гораздо полезнее будет; а между тем молитесь Богу об устроении пути вашего. Впрочем, не увлекайтесь и не прельщайтесь суетою мира, и родители ваши, увидя вас чуждых мира и как бы излишних для оного, благодушно вас уволят во обитель работать Господу нашему Иисусу Христу: да и сами ещё утешаться будут этим, а все на это когда будет воля Божия! Вы же пока потерпите; ибо любовь Божия противными искушается: не колеблется ли, и всякому благому делу или предидет, или последует искушение; а иначе и прочно оное не будет. Иеромонах Макарий. 31 августа 1838 года.

Письмо 124

Теперь вы можете познать: где есть воля Божия, там и препятствия разрушаются. Не измена ли эта десницы Вышняго? Что стоят мои ничтожные строки? Но Сам Господь, промышляя о вас, даровал чувство родителям вашим с мирным и спокойным духом отпустить вас в монастырь. Принесите ж Ему сердечное благодарение за такие Его к вам милости, и возлагайте упование, что всесильным Своим Промыслом и впредь попечется об устроении вашем, только имейте благое произволение к исполнению Его святой воли. В первом письме вы писали, что намерены ехать в Севск. Советую вам познакомиться там с недавно поступившими сёстрами; они кое к чему приобыкли, то их совет на первый раз будет не без пользы. Но мне всего того написать; как жить вам, невозможно; но времени не отрекаюсь, ежели будете о чем вопрошать, подающу Богу, слово, по вере вашей, отвечать вам. Вы же сами уже прочитывали св. Иоанна Лествичника книгу, из которой хоть немножко теорию познали, от которой научитесь и практике. На первый раз только то скажу, что нахожу нужным: надобно иметь отречение своей воли и не доверять своему разуму, но следовать тому, что будет вам предлагаемо от искусившихся в сей жизни; это самый удобный и легчайший путь к познанию себя и воли Божией. Ибо как излишество, так и недостаток в подвигах, вредны, чего вы сами собою познать не можете. Много будете сеять, но малая будет жатва, а иногда, вместо мнимых плодов, окажутся терния, для чего вы должны просить мать игуменью поручить вас опытной монахине, и если, по назначению, или но вашему избранию, к которой расположится ваше сердце, и оной во всём повиноваться, отнюдь ничего не предпринимая без её совета, хотя бы что и противно вашему мнению казалось, Всему этому отцы наши и наставники жительства монашеского научают; как то: св. Иоанн Лествичник, св. Доpoфей, Симеон Новый Богослов, Каллист и Игнатий, константинопольские патриархи, Феодор едесский, св. Кассиан и прочие многие. Вступя в сие поприще, вы должны прочитать сии учения и следовать сему; ибо они сами на деле исполнили и нам преподали. Слава Богу, что случившиеся между вами неприятности прекратились, и вы с терпением и с пожданием остались в том же намерении. – Господь да ниспосшлёт на вас мир и благословение для вступления в новую сию жизнь, и да укрепит вас на спасительном сем пути. Иеромонах Макарий.

Письмо 125

Видя из письма вашего радушное и благодушное вступление ваше во святую обитель, приписываем сие званию и Промыслу Божию, пекущемуся о вашем спасении; благодарим и прославляем Его благость, и купно с вами сорадуемся, что сподобил вас познать суету и прелесть мира и возжелать обручить своё девство небесному Жениху, Христу. Вы вступили во обитель в день воздвижения креста Господня – это есть добрый знак: крестом мы спасены, и вы должны содержать в памяти сей день о страдании Христовом, напоминающий и слова Христовы: иже хощет по Мне, идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и по Мне грядет (Матф. 16, 24.). Отвержение себя есть борьба со страстями, которым в нас сокровенны, и мы тогда только познаем их, когда будут вины, раздражающие их: познавши, должны сопротивляться им, под надежною хоругвью – крестом Христовым, оружие имея молитву со смирением. Прилично вам напомянуть, не устрашая вас, но предостерегая: не всегда можете иметь таковой Фавор, какой имели при вступлении; надобно быть и на Голгофе; радости духовные без креста непрочны, да и всякому доброму делу или предидет, или последует искушение; а без того оное прочно быть не может. А чтобы идти правым путём, не совращаясь ни на десно ни на шуе, не превосходить и не оскудевать в подвигах, надобно отнюдь не следовать своему, разуму и своей воле, но покорить оные другому руководителю, о чем я и прежде к вам писал и сами вы это понимаете; без сего же тесен и прискорбный путь, а с оным иго благо и бремя легко есть. В избрании же наставницы, также должны следовать не своему разуму и воле, но тем, кто опытом дознал могущих руководить. Вы пишете, что вручили себя игуменьи и м. Л–е и вам кажется, что вы уже все сделали; но напротив: матушка игумения без сомнения ваша мать и наставница, и обязана дать ответ за вашу душу; но она находит себя, что не может в подробности входить во внутренние ваши положения, по причине должности и по другим причинам, имеет право и долг поручить вас старице для окормления, такой, какую она изберёт, зная духовный её разум; вы же, нимало не теряя к ней веры, должны повиноваться ей во всем беспрекословно. Скажу вам, что я вижу в письме вашем большое самонадеяние. Вы говорите: не надобно давать дремать ослу своему: думаете, что можете что-либо исправить; будьте уверены, что скоро познаете свою немощь: а без того и не смиритесь. Просите дать вам хорошенький прут на него; вот вам прут: отсечение своей воли и разума, и следуйте тому, что я вам написал. Если бы не желал вам пользы и спасения, не стал бы столько голову ломать, ибо совсем нет времени. 27 сентября.

Письмо 126

На оба письма ваши вместе отвечаем: хотя мы и знаем и веруем, что без воли Божией и влас главы нашей не погибнет, и что по святой Его Воле послана была вам болезнь телесная к пользе души вашей; но мы об вас соболезновали. Теперь, благодарение Господу, подавшему вам исцеление телесное, молим же, да дарует и душевное исцеление. Хотя вы и не видите душевной своей болезни, но она есть, и кроется от взора вашего; не думайте ж, чтобы могли скоро получить исцеление. Однако ж это не должно вас устрашать; ибо лучше, ощущая болезнь, искать врача, нежели мнить быть здоровою, и не пещися о враче. Вы желаете пламенно искать Иисуса и ищете в себе безгрешия, а не смирения: ощутив некоторое нриятное чувство, примете его за велико; а это-то и опасно: оно может обольстить вас до того, что мнили снискать безвременно, того уже и вовремя не получите. Для вас это темно, но нам довольно известно. Неужели рекрут может быть вдруг генералом, или юноша, начавший азбуку, быть сочинителем; а хотящий учиться художеству, только что принялся за оное, уже и стал художником? Это же художество художеств требует многого труда и подвига, а паче всего смирения. Не бывши на войне, нельзя знать, как она трудна и страшна, и не боровшись со страстями, нельзя быть искусным и видеть свою немощь. Поздравляем вас, что оделись во одеяние дев, уневестивших себя Христу: оно хотя и мрачно, но удобно просветит сердце ваше. Советуем вам во всем относиться к матушке игумении, и ничего от неё не скрывать, не боясь того, что ее оскорбите. Здесь не нужна политика, а истина. В противном случае много потеряете. Остаемся недостойные богомольцы, многогрешный иеросхимонах Л. и многогрешный иеромонах Макарий. 29 ноября 1838 года.

Письмо 127

В последнем письме вашем вы несколько опять о любви Божией говорите и о своих болезнях воспоминаете. Мы вам уже писали, сколь высока есть добродетель – любовь Божия, и оная не может быть без любви ближних, по слову св. Апостола: «аще люблю Бога, а брата своего ненавижу, ложь есть» (1Иоан. 4, 20.). Надобно достигать до любви чрез хранение заповедей Божиих и чрез страх Божий, а не мысленным к Нему восхождением. Видение ваше несть истинно, а сомнительно, и образ молитвы вашей весьма опасен, и случающиеся вам чувства утешительные обольстительны. Ежели бы оные и истинные были, то все для вас неполезны; надобно идти прежде деятельным путём, очищающим страсти, и тогда уже восходить к умозрению. Любовь Божия состоит в исполнении заповедей Божиих: «любяй Мя заповеди Моя соблюдает». Прочтите в Добротолюбии, в 1-й части, Симеона Нового Богослова главы: 1, 24; увидите, что и веры истинной недостает. Еще прочтите у св. Исаака Сирина, во 2-м слове статью, начинающуюся сим словом: «деяние креста сугубо есть»... и далее. Из сего увидите, что кто начинает прежде вторым путем видения или умозрения, на того находит гнев Божий: да получше внемлите разуму сей статьи; когда же сами не поймете, то спросите у тех, кои поопытнее. У того ж св. Исаака прочтите слово 55; там увидите, как великий сей муж смирил, мечтавшего о стяжании любви, и указал непременный путь в исполнении заповедей Божиих. Мы не просто вам о сем пишем, чтобы только прочитали, но желаем иметь на сие ответ: какое действие на вас оные учения произведут. Болезнь ваша зубная есть естественная; но болезнь судорожная или истерическая, также и дурноты, дойдя до церкви, делающиеся с вами, суть действия вражии, которые происходят от мнимого вашего моления, и случающегося о сем тонкого мнения, которого вы и разобрать не можете, но как оное явно видно. Вы в первый раз написали еще о ваших болезнях и дурнотах, но напрасно это сокрывали; всякая язва открываемая удобно может уврачеваться. Хотя ж вы и пишете, что прежде с вами этого не было, но вы сего не замечали, или, может, сокрыто было от вас, дабы представить, будто бы виною сему монастырская жизнь. Однако ж и дома была вам дурнота при случавшейся скорби семейной; может быть это-то и есть начало, а далее последствия происходят. Вы сделали очень неосновательно: не побывши у нас, решились вступить прямо в путь сей. В письмах никак невозможно изяснить и открыть того, что можно бы лично сделать. Хотя мы с вами и виделись, но это так кратко и скоро-поспешно, что ничего нельзя было открыть. Письма ваши доказывали весьма опасную вашу пылкость, и мы, сколько могли, вас предостерегали: но вам тогда было совсем непонятно. Впрочем, ненадобно вам устрашаться того, о чем мы вам написали: Бог силен вас исцелить: сознайте свою ошибку и обольщение в мнимом чувстве любви Божией, смиритесь и идите путем заповедей Божиих, вникайте в отеческие писания св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея и прочих; открывайтесь во всём матушке, и в борьбе со страстями не смущайтесь. Ежели и не окажетесь победительницею, все это смотрением Божиим попущается к нашему смирению, и чтобы ближних не осуждать: ибо пред Богом приятнее грешник с покаянием, нежели праведник с гордостью. Остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешный иеросхимонах Л. и многогрешный иеромонах Макарий. 21 января 1839 года.

Письмо 128

Писание ваше от 13 апреля мы получили: видим, что все посещает вас Господь скорбными случаями; но вам оные тяжкими кажутся, но вашему устроению: впрочем, познавайте к вам велию любовь Божию. Он, хотя вам снастися, обучает вас сими приключениями, посылая по силе, а не выше оной. Когда ж бы не было ничего, то друга, то рода страсти сильнее бы восставали и смущали вас.

Благодарите Его за все то, что Он, премудростию своею, о вас устраивает.

Хорошо, ежели бы исполнили слое обещание – побывать в Воронеже у святителя Христова Митрофана: я расскажу вам случай: по приезде батюшки из Т–ой пустыни были у нас из С–ой губернии родственницы мои из коих одна года с полтора, или более, одержима беснованием, так что ничего не могла слышать божественного: тотчас сделаются конвульсии и такая сила, что 15 человек не могли удерживать, и после пена изо рта, и в церкви никак не могла быть: в последствии, назад тому с год, отнялись у неё ноги по колена; однако, с некоторого времени, во время конвульсий, могли двое или трое удерживать, что они приписывают святому Митрофану: ибо призывали его в помощь, и наконец решились поехать к угоднику Божию в Воронеж, а на пути и к нам заехали; от нас были у моего брата, а оттоле поехали в Воронеж, чрез Елец, где чудесным образом получила она исцеление при гробе угодницы Божией Мелании, в девичьем монастыре, и прилагаю при сем копию с письма сестры её, писанного ко мне на другой день по исцелении. Оттоле они поехали в Воронеж, чрез Задонск, но я ещё не имею известия, как они там были; ожидал и ожидаю, не заедут ли опять к нам. Письмо сие очень чувствительно и многие оным трогаются до слёз от благодарных чувств ко Господу и Его угодникам. Многогрешный иеромонах Макарий. 11 августа 1839 года.

Письмо 129

В нескольких словах спешу вас уведомить, что сестра В. начала ходить и даже бегать. Начну описывать чудо по порядку: вчера, 26 июля, в 12-м часу утра, вехали мы в г. Елец. Л. сказала, что в этом городе находится, в девичьем монастыре, угодницы Божие Мелании, гроб, то непременно, надобно заехать с болящею. В. несколько пороптала, наконец согласилась вместе с нами идти ко гробу. Так как в монастыре довольно высокая гора сделана ступеньками, то В. упросила пустить себя, и взошла с большим трудом на коленях по той лестнице, потом немножко её пронесли; увидевши гроб Мелании, страдалица наша бросилась на колени, но, поклонившись два раза, с нею жестокий припадок сделался. Матушка игумения Павлина приказала отнести её в келлию; насилу могли её поднять: так она сделалась тяжела. Когда положили её на то место, где скончалась праведная Мелания, то с В. необыкновенные конвульсии начались, пошла пена изо рта, и чрез часа два, я думаю, она совершенно опомнилась и успокоилась. После обеда матушка игуменья удостоила нашу келлию посетить; кушала у нас чай, и сказала, что будет с вечера всенощная; мы все согласились идти, в том числе и В.; когда она услыхала священное пение, с нею сделалось трясение, а после она совершенно потеряла слух; принуждены были посадить её на паперти. Когда, после всенощной, мы просили служить панихиду по Мелании, то В. желала молиться на коленях, и со вниманием слушала пение. Лишь только запели: со святыми упокой, В. упала в обморок, так что мы и сестры сей обители перепугались. Едва она пришла в память, как мы отнесли её в келлию, которая нам была отведена не далеко от матушки игумении; после ужина, мы, с позволения и благословения матушки, пошли помолиться в келлию пр. Мелании. Когда В. донесли до гроба, то она пожелала сесть на камень подле могилы; одна из сестёр предложила ей потереть ноги песком, и В., почувствовала необыкновенную лёгкость; в келлии Мелании все молитвы на сон грядущий слушала на коленях и усердно молилась. После опять занесли её на гроб, и когда стал человек взносить её в келлию нашу, то В. стала необыкновенно как тяжела; наконец в дверях говорит: дайте мне костыли; ей отвечала девушка, что костыли унесли; ну, так пустите меня, твердила В., и вдруг вырвалась из рук и побежала. Радость наша была невыразима; мы не могли благодарить довольно Бога, Заступницу усердную, Царицу небесную, и праведную девицу Меланию; вопль от радости был ужасный; решились послать к матушке игумении, которая поспешила придти к нам с своею сестрицею, и прочие сестры прибежали; от радости только могли плакать, видя В. исцеленною совершенно, потому что она сама встречала и кланялась до земли. После сёстры на распеве читали акафист Царице небесной и Ангелу Хранителю канон; некоторый из сестёр пропели ночь у нас в келлии. Утром к ранней обедни все пошли, и В.: во время херувимской с ней было миленькое трясение; но она могла молиться, подходила под вынос, достояла обедню хорошо; после служили мы молебен образу Пречистой Девы Царицы небесной, Живоносному Источнику. Когда священник начал читать Евангелие, и накрыл эпитрахилем, то трясение опять возобновилось: после служили праведной Мелании панихиду. В. плакала и молилась с усердием, потом матушка игумения Павлина просила нас на чай; посидевши там немного, я отправилась в келлию одних Б., откуда и пишу к вам, мой несравненный батюшка, о. Макарий; умоляю вас со слезами помолиться о нас, грешных, и принесть молитву благодарственную за исцелевшую В.; остаюсь навсегда недостойная и многогрешная Н. С–а. Июля 27. 1839 года.

Письмо 130

Можно ли быть без брани, находясь в воинстве духовном? Брань невидимая и всегдашняя! К тому же враги злы, сильны, хитры и коварны: а еще более укрепляются нашею леностью и нерадением, а больше всего гордостью, чрез которую имеют смелый и дерзкий приступ. Ты пишешь, что побеждаешься пылкостью и другими поползновениями, чрез что после малодушествуешь, но пocле раскаянием, сознанием своей немощи и сокрушением мстишь врагу, подущавшему тебя на поползновения. Как нельзя из рекрута вдруг или скоро сделаться генералом, и не быв на многих сражениях быть искусным воином, так равно, а ещё и более, не успевши вступить в поприще духовной брани, уже думать, что оной научилась; или желать скоро свободиться от страстей и лететь выспрь, день от дня возвышаясь. Не думай о себе, что будто бы ты уже и научилась духовной брани; нет, оная многообразна и не надейся в скорости победить страсти: это требует многого времени, подвига, труда, смирения и помощи Божией. Но хотя бы мы имели подвиги, труды, но всё без смирения и помощи Божией ничего не успеем. Смирение же не в одном* только слове состоит, но залог чувства, в сердце хранящийся; человек тот, при добродетелях, видит себя худшее всех; при таком чувстве воспалится ли он на кого-либо? А как сего-то в нас нет, то и попущается смотрительно нам побеждаться немощами, чтобы познали свою немощь и смирились пред Богом и пред людьми. Но ведь это дело не одного дня или года, но многого времени потребно. Однако о сем не унывай, что не видишь в себе святыни; это бы был верный знак гордости и прелести, когда бы ты утешалась мнимою своею святостью. Помни, что пред Богом лучше грешник с покаянием, нежели праведник с гордостью, и что смирение, кроме дел, прощает много согрешения; а дела без смирения бесполезны. Итак, опять повторяю: не малодушествуй от частности браней и побеждений; ибо и малодушие есть знак гордости. Читай св. отцов учение, и со временем навыкнешь должному и избежишь прелести, и во всем безмерия или оскудения, но царским путём да сподобит тебя Господь идти. Вручая тебя покрову Божию, остаюсь твой богомолец, многогрешный иеромонах Макарий. 22 августа 1839 года.

Письмо 131

Сердечно радуюсь, что между вами водворяется семейный мир; благодари за сие Господа и постарайся водворить в себе мир с собою и со всеми. Но прежде нежели не познаешь себя, что есть в тебе, не можешь исправиться; не смущайся за сие, что волнуется в тебе море страстей; оно утихнет, но не вдруг; надобно побороться с ними, познать свою немощь, нищету и смириться. Смириться не в слове только, но залог в душе стяжи, что ты дурна; зри свои грехи, как песок морской; когда сие будет, то знай, что начала приходить во здравие души. Ты чувствуешь рвение и говоришь, что: не имею соболезнования о согрешениях; да и не видишь, что б ты угождала Богу; остается чувство, что ты дурна; нельзя, чтобы и не болезновала о сем. Припомни, как ты прежде о себе мечтала, что уже и любовь Божию имеешь; но оная противными искушается. Всякому делу благому или последует, или предидет, искушение, дабы тверже оное было; ибо чрез искушение стяжаваем смирение, а смирение укрепляет добродетели: без него ни одна добродетель тверда быть не может, даже и самая любовь сопряжена со смирением тесным союзом. Ты говоришь; редко удерживаю свою пылкость; опомнясь, прошу у Создателя моего прощения: посему нельзя сказать, чтобы ты не жалела о своих согрешениях. О пылкости скажу тебе, по нашему, просто: это гнев и ярость, которые происходят от гордости, а не от природы:, а более от того, что все, что ни делала прежде, казалось хорошо и принимала хвалу, а иногда укоризну, и во всём составляла свою волю и разум; от того оные и взяли силу, теперь их надобно противными врачевать. Прочти у св. Кассиана о гневе. Многогрешный иеромонах Макарий. 16 ноября.

Письмо 132

Благодарение Господу, что сподобил тебя возвратиться в свою обитель; мы о сем сердечно радуемся. Хотя для тебя и прискорбно было расстаться с родителями и с сестрой, оставя их в печали, но ведь ты позвана от Бога: каково же это, когда бы пренебрегла оное звание? Никто же, возлож руку на рало и зря вспять, управлен есть в царствии Божии (Лук. 9, 62.). Поставь судьею свою совесть; когда бы ты, внимая упрекам своих родителей и видя их скорбь, осталась в миру, имела ли бы тогда мир? Напротив, теперь тебя может совесть успокоить: ты делаешь для Бога; родители же твои не совсем еще одни; Н–я их утешает, да и сын не в дальнем расстоянии. Пример: сестра твоя А. А. для мужа поехала за 1000 верст. Ежели бы и ты, подобно ей, вышла замуж, должна бы была родителей оставить: а здесь больше родителей – Сам Христос, бессмертный Жених: Он говорит: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоен (Матф. 10, 37.). И к юноше оному, хотящему идти вслед Христа, но прежде просящему позволения погребсти отца своего, сказал: остави мертвых погребсти своя мертвецы (Матф. 8. 22.). Таковыми учениями Господь отсекает от нас пристрастную любовь к родителям: впрочем не повелевает сим их ненавидеть; будь спокойна в обязанности твоей к родителям. На поприще теперешней твоей жизни ты можешь себя более рассматривать в борьбе со страстями и познавать свою немощь, а от оной приходить в смирение. Ты увидишь, что ещё далеко отстоим от любви Божией, которая показывается и познавается в нас исполнением заповедей Божиих; а оным сопротивляются страсти: надобно и видеть и знать, что не можем вдруг совершить; но многим временем, трудом и подвигом совершается это дело. А иногда и не попущает Господь нам одержать над ними верх, дабы не превозносились. Болезнь твою старайся переносить с покорностью воле Божией и с благодарением; она послужит тебе на спасение; болезнь плоти усмиряет брань плоти, и невольный сей крест доставляет невидимое успеяние. С матерью Л. старайся сохранять мир; когда с обеих сторон предварит смирение, то стрелы вражии не будут действительны противу сего оружия; во всем относись к мат. игумении и держись её наставлений. О том, что ты мирна на счет своего содержания, я сердечно радуюсь, да и сомневаться не должно; когда Бог всю тварь питаешь, неужели о нас не промыслит? Остаюсь недостойный твой богомолец, многогрешный иеромонах Макарий. 29 января 1840 года.

Письмо 133

Ты пишешь, что к посещении тебя болезнью покоряешься воле Божией: ибо подаст ли Он что не на пользу? Точно так. Ничто нас не может так успокоить и в самых тягчайших испытаниях, как предание себя в волю и в Промысел Божий, который и кажущееся нам неполезное прелагает на благое и полезное. «Не имею должного рассуждения и недостаток большой духовной премудрости», вот твои слова; весьма скоро захотела ты стяжать сии высокие дарования. Знаешь ли, кому оные даются? – Смиренным и кротким, по многих трудах, искушениях и скорбях, пришедших в сие состояние; а ты что понесла таковое? – И не видишь ещё своих немощей и грехов как должно, почему и не смиряешься. Слово сие весьма опасно: «Спаситель не отринет желающую посвятить каждое биение сердца для Него Одного единственно». Это так высоко: но оно-то тебя и обольщает, и не попущает смириться; между темь как это только в мнении и словах, а на деле ещё и следа нет; «пыл в нраве, и как ракета вспыхну», что это значит: пыл в нраве? Следовательно, ты невинна в нраве – я так сотворена. Но это происходит от гордости, которую должно упразднить смирением, сокрушением и всегдашним самоукорением; пока они водрузятся в тебе, и будут как природный, тогда и пыл остынет. Читай у Марка подвижника к Николаю иноку послание. Когда ж бы не было сего пылу, то, как вижу из некоторых твоих попадавшихся в письмах выражений, ты была бы уже свята, и желания твои все бы к Богу стремились. Опасайся сего о себе мнения: оно подвержено опасности и прелести. Читай отеческие книги, найдёшь бездну своих пороков: да ты еще носишься, на дланех рук Божиих поддерживаема, еще не было никакого искуса твоему самовластию и благому произволению; прочти у св. Исаака Сирина 33-е слово, найдёшь там, что и благое наше произволение требует помощи Божией и молитв о сем к Нему: ибо не всегда оное бывает благо, и прочее. В Отечнике есть, что один брат говорит старцу: «отче, мысль моя всегда зрит Бога»; по-видимому, и добро сие, но старец отвечал ему: «блажен, кто зрит грехи своя». Всякой вещи время: время сеяти и время плоды собирати, и дерзновенная мысль твоя о смерти также находится под опасением. Надеюсь, что не взыщешь с меня, что так грубо пишу: право боюсь чесать ваши струпы, но желаю хотя некоторое врачевание подать по вере вашей. Твой богомолец, многогрешный иеромонах Макарий. 19 апреля 1840 года.

Письмо 134

Ты жалуешься на то, что сестры из-за тебя соблазнялись за посещение тебя родными, и говоришь, что и к другим ходят; а еще и за М. С–ву возводят на тебя соблазны, и скорбишь о сем зело, укоряя и зазирая сестёр. Так всегда бывает, когда мы смотрим на свои дела сквозь завесу самолобия, и не хотим себя укорить. Посещение родных потому, может быть, соблазняло сестёр, что необычно во многом числе, и не малое время продолжалось: ходят и к другим, но редко и мало их бывает; я же тебе говорил, что даже и сестры с зятем частый вход может подать соблазн, и ты дала слово не учащать. Лучше укорить себя за пристрастие к родным, нежели возлагать на других укор за соблазнение. Чрез сие скорее успокоишься, нежели чрез оправдание себя: здесь гордость, а там смирение: а св. Иоанн Лествичник учит в 4 степени, что правильное или неправильное обличение отвергши, своего спасения отвергся. А касательно М–и и очень большой подала соблазн: ты могла делать ей наставления нравственные, помогать имуществом, а иметь старание о сватовстве совсем не твое дело: это многих соблазнило, но я молчал, пока время не пришло. Пусть бы делала это Н. С–на, ей прилично: в этом ты верно будешь оправдываться, что этого не было: после этого я замолчу, ибо делать ясные доводы и своды для меня невместительно: а из сего заведется токмо крамола, да ссора. Я говорю: лучше смириться и положить вину на себя, что подала сестрам соблазн, молить Бога, да известит им Господь простить тебя, в самооправдании же никакой пользы не получишь. Не думай, чтоб ты была умнее других, а считай себя последнею и разумом и делами, да оправдишься пред Богом. Ибо мняйся что быти ничтоже есть (Гал. 6, 3.); к хотяй мудр быти в вас буй да бывает, яко да премудр будет, пишет св. Апостол (1Кор. 3, 18). Прочти-ка о гордости и о смирении у св. Леств. и св. аввы Дорофея, и поверь свои внутренние чувства: найдешь там довольно дряни, а хорошего мало, или ещё и ничего. Ты называешь себя ослом, но слово твоё несть истинно; когда бы ты говорила от смирения, то и от других бы понесла укоризну; когда какими показывает нас зеркало, и другие о нас так думают и говорят: за что же на них скорбеть? Не сочти, чтобы я написал сие, скорбя на тебя, отнюдь нет, – но, желая тебе истинной пользы и спокойствия, а когда иначе примешь, Бог с тобою. Иеромонах Макарий. 29 июля 1844 года.

Письмо 135

Смотри, какое есть училище благочестия: – обитель, даёт видеть свои грехи и познавать, хотя отчасти, немощи. Ты, бывши в мире, мечтала о себе, что имеешь любовь Божию, которая есть глава всех добродетелей и совершенство; а теперь познала, что ещё ничто, но и больше сего должна познать, когда будешь как должно смиряться, не языком и пером, а сердечно; грехопадения кто разумеет? От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба твоего, взывает св. Давид (Псал. 18. 13. 14.). Всякий случай тебе будет показывать, и книги почитывай; прочти св. Марка подвижника, он тебе много доставит пользы.

Ты назвала «мирским языком» злопамятство от оскорбленного самолюбия: можно назвать и просто гордость: ибо они имеют между собою мало различия, или больше согласия. От чего происходит гнев и ярость? Конечно от гордости; ибо тут нет и следа смирения: одно слово делает возмущение в сердце: у св. отцов найдешь всему причиною гордость. Ты думала, великое дело сделала: воспитала и просватала, да ещё из монастыря; за первое от Бога должно ожидать награды, а за второе вряд ли: вот же тебе и воздаяние – терпи! Она судьбой своей недовольна, потому, может быть, и скорбит на тебя; а тебе, должно себя укорять, а не её, что бывши в монастыре, вступила не в своё дело, сделалась свахою: пожалуй на меня скорби, что кормлю тебя сухариками; но мне хочется, чтобы ты нашла себя виновною, а не правою; тогда и злоба упразднится. Добре, что мы познаем свои страсти, но этого мало, надобно их исторгнуть: а какого это стоит труда? Но треба смирения, молитвы и Божией помощи: виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя (Псал. 24, 18.), и паки: благо Мне, яко смирил Мя еси, яко да научуся оправданием (заповедям, повелениям, законоположениям) Твоим (Псал. 118, 71.). Везде нужно смирение. И св. Пророк говорит о себе: прежде даже не смиритимися, аз прегреших (Псал. 118, 07.) и: сердца, сокрушенна и смиренна Бог не уничижит (Псал. 50, 19, и: близ Господь сокрушённых сердцем, и смиренные духом спасет (Псал. 33, 19.), Хоть бы имели и великие исправления, а если не имеем сердца сокрушенна и смиренна, суетно наше делание. Когда будешь иметь сие уготование, то и покой будет с тобою: уготовихся и не смутихся (Псал. 118, 60.), уготовихся смирением, видя своё ничтожество, и не смутихся при нанесенном оскорблении; много есть подобных пластырей для исцеления наших душевных болезней, но оставлю тебе самой испытать оное. Ты говоришь: я всех люблю, и этим себя обольщаешь. Любишь до тех пор, пока тебя не копнуть, какая же это любовь? Господь премилосердый да вразумит тебя, и укрепит в пути истинном, а не заблудном, и Он же силен простить твои грехи. Коего покрову поручая тебя остаюсь недостойный твой богомолец многогрешный иеромонах Макарий.

Письмо 136

Сон твой для меня сомнителен, хотя ты и считаешь его за истинный. На что тебе верить снам, когда имеешь явно дар Божий – покаяние; ты должна верить оному и без сновидений, а сны могут обмануть, под видом благовидным и истинным представлять и ложь; хитрость вражия велика к обольщению; ты не той меры, чтобы сны толковать, и нужды в оных не имеешь. Видел Иосиф, Даниил, Фараон, Навуходоносор, первые два святые, а последние хотя и не святые, но повелители народов, и судьба оных, вверенная им, того требовала; а последним угодно было Господу явить преобразование вечного царства Христова и воплощения Его отсечением от горы камня и сокрушившего кумира: а мы что значим? Достойны ли того? Скажи-ка так лучше, так и сон пройдет, как соние восстающего.

Письмо 137

Нельзя удивляться нашей окаменелости, на которую ты жалуешься; Бог утешает нищих духом и смиренных сердцем. Заглянем в сердца наши, есть ли там хотя малый запасец сего сокровища? Не другого ли рода гнездятся там стяжания? Где нет света, там, конечно, тьма. Хотя и укоряем себя устами, но при малом уничижении, со стороны сердечное смущение и негодование, а иногда и воздаяние словом, показывает нам противное словам нашим устроение – гордость. Что ж нам делать? Подвигов духовных нет, и смирения нет: как же хотим иметь умиление или духовное утешение? Надобно иметь всегдашнее самоукорение, не устами токмо, но и сердцем, и не уклоняться врачующих нас смотрением Божиим, досадами и укоризнами, а считать их ещё своими благодетелями. Ежели будем читать книги не для любознания только, но понудим и ко исполнению, и поборимся со страстьми, а паче, когда смирим себя, то обрящем мир и благонадежие на милость Его. Многогрешный иеромонах Макарий. 17 марта 1842 года.

Письмо 138

Слава Богу, что в обители пребываешь; зачем же малодушествуешь, что долго там пробыла? Того уж не воротишь, надобно умиротворяться в настоящем положении. Привязанность к родным – это еще немощь твоя: не надобно их ненавидеть, но любовь и Богу должно предпочитать оной. Причиною твоего двоедушия, я полагаю, есть отчасти N. N.; он и здесь бывши, спорил, что ты неправильно делаешь, что не живешь с родителями, и приводил, текст из Евангелия о приносящих дары, но совсем в противную сторону, и нейдет оный к твоему положению; то верно, он набил, голову тебе своим рассуждением. Но мы видим, как отцы святые за любовь Божию оставляли родителей, из коих Пимен великий как поступил со своею матерью? И когда она имела нужду в его ходатайстве о дочери, не внял сему. Преподобный Феодосий Печерский, Евфросиния под именем Измарагда, единственная дочь у отца, оставила его, и сокрылась от поисков его в мужском монастыре. Найдешь многих и других также, которым, сколько можно, должны подражать. Они не были презрители Евангелия, но исполнители его. Известно же, откуда происходит таковое его мудрование. Советую тебе быть спокойной с этой стороны; можешь и родителей иногда утешить, но на малое время, посещением; ведь же век с ними не прожить, Положим же, ежели бы они были в таком бедствии, что не имели пропитания и никакого ни от кого призрения, то, может, и имела бы некоторым образом уважение побыть при них; но они, слава Богу, имеют и состояние, и есть кому им послужить; тебе же, посвятившей себя на служение Богу, будет ли полезно обращение со светом, который их часто посещает? А для нас и одно видение мирских людей не мало вредить, не только частое с ними собеседование и сообращение, как о сем учить св. Исаак Сирин. Облагодетельствуемые тобою платят тебе противными: это плоды твоего тщеславного делания. Учивши грамоте его ученика, верно думала, что делаешь доброе: а чрез то же самое и жни терние: но да избавит тебя Господь от сих искушений. Иеромонах Макарий.

Прочти в житии св. Симеона и Иоанна, июля 21 числа, в ваших минеях на 80 листе: какое давал наставление им игумен Никон о родителе, родительнице и о жене; это к тебе очень прилично; мне нечаянно случилось прочитать: это в настоящее время может быть для твоей пользы. 7 ноября 1842 года.

Письмо 139

Будь твердо уверена, что в поползновениях и смущениях наших, всегда предваряет гордость. Ты просишь растолковать: почему делаешь ты, чего не хочешь, а не можешь себя побеждать? Всё это от гордости происходит; ибо залог оный лежит в сердце; прочти в Лествице, увидишь, что гнев рождается от гордости. Не сделалось по твоему, и сейчас ярость воспаляется; надобно утолять оную и противиться, укорять себя и смирять, и не бегать случаев, возмущающих ярость; а чрез них, яко чрез врачебное средство, истребить оную. Св. авва Дорофей пишет «поучении о назидании добродетелей», о действующих страсти: что от тщеславия не можешь носити глагола от ближних, и какие ж бывают последствия: донележе действуют страсти вси под адом суть, там есть и о сопротивляющихся страсти, и о искореневающих страсти. Прочти там оную статью, также и беседы Зосимы; то и познаешь причину, и будешь стараться исторгать корни сии, т. е. страсти, а ветви уже сами отпадут. Многогрешный иеромонах Макарий. 20 января 1845 года.

Письмо 140

Рассуждая об описанных тобою смущениях, случающихся у вас по келье, усматриваю, что брань вражия покушается лишить вас мира; одну подозрительным характером, другую гордостью и водворить, на место мира, смущение, исполняющее душу и тело, и лишающее божественного света, и, как гвоздь вонзенный носится в сердцах ваших злопомнение, на радость врагу. Просишь наставление от меня, что делать? Хотя и сам в язвах греховных лежу, но, из сожаления к вам обеим, дерзаю предлагать средства; может быть, при помощи Божией, и подействуют на вас оные. Очень велика язва подозрительного характера, или просто сказать – ревности; она мучит и обладательницу свою и окружающих её, и оная должна быть глубоко вкоренена ещё из давних лет, но была оставляема без замечания, а ещё имела к тому какие-либо явные вины мнимые; а теперь тоже, хоть неправильную, но думаю, полагаешь, что она для тебя сделала то и то; может быть, помысел касается и издержек, но, видя с твоей стороны несоответствование ее воле, хотя и правильное, но страстному сердцу кажущееся неблагодарносью, или иным чем, и тем мучась, сама себя наказует, и других. Но и гордости язва (в чем ты сама себя сознаешь) мучительна; ибо никогда не успокоит своего причастника, потому что Сам Господь гордым противится; чрез случай и искушения ты стала её в себе познавать. А прежде мечтала нечто о себе хотя язык и произносил; я мерзкая, такая, сякая, но Бога люблю; а теперь видишь, что это обольщение. Что ж делать: как быть, чтобы умиротвориться? Ты себя нудишь, укоряешь, но все не помогает и случается – по дням не говорите. Это больно, несносно; какое тут спасение? Я писал к вам обеим с К–вою, и задал тон о предпочтении ближнего, и прочее и о предании себя на волю м. игумении, чем при помощи Божией, могут страсти укротиться и мир водвориться; да то жаль, понимает ли она, бедная, свою страсть, и печется ли исторгнуть её, или, по крайней мере, борется ли? Надобно, чтобы мать игумения открыла ей глаза, и советовала противиться оной. Ты, со своей стороны, поступая так как я вам написал, должна обясниться с нею о тех случаях, кои наносят вред общий и нарушают келлейный мир между вами и служащими. Хотя и произойдет смущение на время, но оно уничтожится сознанием с обеих сторон, или отданием на суд м. игумении с общего согласия, с решением принять так, как она рассудит и утвердит. Смотри же и свои страсти, не давая им пищи; надобно терпеть, чтоб их искоренить; ты прежде так вознадеялась на неё и видела, как она для тебя всем жертвовала, думала, в век не подвижешься, думала: нашла Фавор, а вышла Галгофа, хотя несравненно в меньших размерах; да и непременно нужно потерпеть не за одни только те проступки, которые видишь сама за собою, но и за те, кои от тебя скрываются; но Богу единому сведомы, и, может быть, в чём подала ближним соблазн. В особо приложенной записке ты яснее открываешь своё худое бывшее устроение: принимай же приплод оного – скорби с благодарением и знамением, что не забыта Богом, но терпким врачевством врачуема. И сей отеческий жезл должен подавать тебе благонадежие к спасению и отнюдь не отчаиваться, а снискивать смирение видением своей худости, и мир Божий водворится с тобою; о чем моля Господа, остаюсь недостойный иеромонах Макарий. 16 февраля 1845 года.

Письмо 141

Премилосердый Господь, хотящий всем спастися и в разум истины придти, предвидев в нынешние наши бедственные времена оскудение наставников монашеского жительства, оставил Богодухновенное учение св. и богоносных отцов, прошедших деятельную жизнь, дабы хотящие получить спасение держались правого разума, в учении их находящегося, и, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе, но правым путем идуще, сопротивлялись страстям и, при помощи Божией, побеждая их, успевали в терпении и смирении, кротости и любви, и тако бы достигали града Царства Божия. Ты, благодатью Божией сподобилась, уклонясь от мира (хотя не во всём смысле слова), водвориться в обитель ищущих спасения дев. Бог даровал тебе иметь книги св. отцов, и отчасти понимать учение их, а в чём нужно к укреплению и мать духовную и сестру но духу, носившую твои немощи, может быть и не вполне, но сколько можно, а паче, при начале твоего вступления и скорбных случаях; благодари Господа, что Он, но благодати Своей, удостоил тебя сего звания, и уже седьмый год укрепляет тебя в сем жительстве и ты хоть не много познала, в каком ты была помрачении, самонадеянности, которую прикрывала смиреннословием и мнимым самоукорением, чем ложно себя успокоивала. Но с течением времени открывались тебе твои немощи, и уже самолюбию твоему неначем было опереться, как только прибегнуть к смирению, хоть несовершенному, но к истинному себя сознанию и укорению. Однако как страсти наши многообразны и ещё от нас сокрыты, пока не покажет нам их кто, то работа сия и должна продолжаться, пока не достигнет совершенно смирения. Молись Богу, да устроит Он по воле Своей переход твой: буде тебе усмотрит здесь неполезное сожительство, и когда там можешь обрести более душевной пользы. Где будет воля Божия, там и случай и стечение обстоятельств покажут путь к сему. По молитве проси мать: будет ли её на сие соизволение и как Бог ей возвестит? А там и сестрино согласие испроси, которое, может быть, уже и готово, как вижу из твоего письма, и тогда, приступив к приисканию келии, буде обрящешь, должна расстаться с нею с миром и благодарностью за несение ею твоих немощей, и за неимение расчётов, когда ты не была обеспечена. Может быть ей и это приходит в мысль, так как и тебе твоё святое устроение представляет давать не только своё, но и кто б дал нуждающимся; а пока ещё не у прииде время отделения твоего, то надобно пожить и потерпеть с самоукорением и отвержением себя, дабы исцелять свои страсти. Ты думаешь, спасительное будет – иметь свой уголок, по твоему дурному устроению; а учение св. отцов противное сему представляет: я тебе, хотя отчасти, покажу оные, а ты сама любопотрудись приложить к тому своим поучением во оных и понудиться к деланию по оным о том, что не может исцелиться страстный от страстей чрез уединение, пишет св. Кассиан: «якоже всякая аспида ядовитая, или лютый зверь егда в пещере и возгнежденной пустыни утаит себя и покрыет, не бывает ли люта и вредлива? Обаче в оно время не вредить и не познавает меры своея, незлобива ли есть, или зла, яко не имать предстоящаго ко угрызению». Так и мы, не имея нас раздражающих и трогающих, можем обольститься мнимым покоем, но не свободимся от страстей. Св. авва Дорофей в поучении «о еже себя укоряти», лист 54, на обор., об укоряющих нас пишет: «мы же не хощем рещи о брате нашем, яко Господь ему рече: но Аще услышим глагол, aбие не сие ли страждем, яко пес, вержет кто нань камень и оставляет вершаго, и идет и грызет камень. Так и мы творим, оставляем Бога, попущающего на ны найти нашествия ко очищению грехов ваших, и обращаемся на ближняго, глаголюще: почто рече ми, и почто сотвори ми? И могуще от таковых вельми пользоватися, сопротивное наветуем себе, неразумеюще, яко все промышлением Божиим бывают на пользу комуждо». И паки, на листе 118, об иссякновении любви: «должен сей убо, от Бога помогаем, первее не веровати отнюдь своим мнениям, и всею силою спешити смирится братиям своим отсецати пред ними всею душею свою волю. Аще досадит ти кто от них, или инако оскорбит, помолися об нем, якоже реша отцы, яко вельми тя пользоваша, яко врачи любосластия твоего: от сих бо ярость твоя охуждается». Подобно и у Зосимы пишется: «аще не приемлеши укоризны от ближнего, но плетеши нань помьшления, наветуеши сам себе, якоже бесове», и прочее, прочти сама в книжице его. Св. Марк подвижник в 209 главе представляет и средство к уничтожению движений страстных; а св. Симеон Новый Богослов, в 31 главе, показывает причину, от чего подвизаемся на ярость, и средство к укрощению оной. И паки Марка подвижника слово к Николаю иноку, где он говорить: «что Аще кто не повергнет себя под всеми уничижаем и попираем бытии, христианин истинный быти не может». В главах его много найдешь того, что побуждает нас к терпению; а когда вникнешь в книгу св. Иоанна Лествичника, то найдешь много: сколько нужны укоризны и досады желающим спастися, к познанию своих, немощей и страстей, и к истреблению оных; также и у прочих отцов, которых за пространством оставлю; ибо и один стишок может принести пользу при нашем благом произволении; еще скажу один стишок св. Марка: «не «любопытствуй, еже како, или когда, или чрез кого находят искушения; приличность бо коегождо и неотложное их тщание и вся твари о сем содействие единого Бога есть ведати, а мы таинственное стечение случаев не постигаем». Из всего этого старайся применять к жизни твоей и к своему устроению сколько можно; а в недоумениях, так как ты имеешь участие в служащих тебе, относись к м. игумении и на её рассуждении основывайся. Вот тебе и щелок и мыло! Довольно с тебя этого ко очищению душевных нечистот твоих; в остальном же да подаст Господь тебе истинный разум, и укрепит в делании добродетелей со смирением, коего покрову вручая тебя, остаюсь многогрешный иеромонах Макарий. 12 февраля 1846 года.

Письмо 142

Из всех происшествий видно, что по стечению случаев и обстоятельств, по келлейной вашей жизни, время пришло испытать тебе другое товарищество, где более самовластие твое будет иметь действий, и чаешь получить успокоение. Я писал тебе и прежде, что я никак не против этого; ежели находишь для себя неудобоносимо жительство твое, и когда на сие согласна м. игумения то, видно, есть на это и воля Божия: да как вижу из письма твоего, что и м. Л–е в тягость ваше купножительство, то и она понесет равнодушно твое изшествие от нее. Пишешь, что переход остается за моим в на cие согласием: да благословит тебя Господь переходить на новое поприще твоей жизни, и да поможет стяжать истинным покой, а не мнимый. Надобно и тут бороться со страстьми: гордости, самолюбия, тщеславия, гнева, злопомнения и прочих. Намерение твоё благое, расстаться с м. Л–ою, друзьями; хорошо, когда оно исполнится по истине, а не политикою, впрочем и тут предлежит борьба; и для того, кажется, нужно во время нашествия смотреть более на хорошую сторону её, а паче в первые годы старание её к твоему успокоению и чувствовать благодарность со смирением, каковые средства могут затмевать и поглощать представляющуюся её черноту. Проходя поприще монастырской жизни, ежели бы ты не видала искушений подобных, потрясающих тебя, а все бы шла выше и выше, как думала прежде, горя любовью к Богу и ближнему, то могла ли бы ты познать себя и своё устроение? А то, хотя и несовершенно еще, но все видишь свою черноту, и хотя нисколько смиряешься, а далее и более научишься. Когда бы за два, за три года кто тебе сказал, о теперешнем событии, могла ли бы ты поверить, быв в самонадеянии? Ты, хотя теперь и воспоминаешь слова батюшкины, но только теперь, видя совершающееся на деле; а тогда, верно, противное ощущала. Предайся воле Божией, и смотри за страстями своими; их много в нас с тобою; а мы их не видим, но по времени случаи их нам будут открывать; да потребятся в век века от сердец наших, помощью Божией и нашим тщанием и содействием носящих наше бремя. Опять ты увлекаешься снами своими и даешь им веру, яко благодатным; поэтому ты достигла такого устроения, и того стоишь; можешь ли избежать таких мнений, хотя весьма тонких и почти незаметных, а в последствии обольстишься ими до ослепления и неисцельности? Нельзя ли было обойтись и без сна? Р. пришла к тебе, предложила свои деньги и желание; тебе нужда, ты принимаешь услуги и её; благословение матери – и довольно. Для чего сон? Для твоего обольщения. – Берегись! Когда не принимаешь сна из смирения и опасения прелести, хотя бы был оный и благодатный, за сие не осудишься, а ежели это прелесть, то как оправдаешься, поверив ему? Мудрено же ли быть сему, когда враг видит все происходящее в подлунной; конечно видел и Р. к тебе шедшую и из разговоров и действий мог проникнуть её намерение, и тебе возвестить. Оставь, не увлекайся снами. Иеромонах Макарий. 19 марта 1846 года.

Письмо 143

Описываешь своё искушение, чрез А–но неустройство последовавшее. Тебе это искус – как примешь, и чтобы видела и свои немощи: ее можно извинить, притом неимевшую намерения посвятить себя монашеской жизни, и надобно поступить поискуснее, чтобы не подвергнуть её наказанию за то, что она делала тебе грубости, между тем служа столько лет тебе. Можно написать к отцу, что ты не хочешь никого нудить, а находишь в ней скуку и нежелание монастырской жизни, преклонность же более к светской или мирской, то потому, отпуская её, просишь не наказания, а награждения за услугу; а когда будет наказана, хоть и по вине её перед тобою, то совесть твоя не может быть мирною, и всуе будешь обольщать себя келлейным миром: ничего не знаю, что до сих пор у вас делается, но нашел нужным написать тебе это. Келлейная твоя жизнь, желаю, чтоб была мирная: но не одно это взыскивается от нас, чтобы только читать книгу и знать, что в ней написано, но надобно простираться и на делание, на борьбу со страстьми, видеть свою худость и немощь, смиряться от сего – разве долго воспитать внутреннего фарисея? От чего да избавить тебя Господь. Составление своего разума о рясофоре не имеет никакого претекста; прочти написанное мною рассуждение о сем предмете, оно есть у м. Макарии; как искать предосудительно, так и уклоняться – тоже своя воля и разум, и есть медная стена между ними и Богом, пишет св. Дорофей. Мудрено ли сделаться перемене? – После отречения станешь искать. Но ты, верно, уверена в себе, что этого не будет, думаю, что не ошибаюсь. Вот и есть я! Письмо П–го очень лестно и назидательно, но меня удивляет твое высокое устроение, что даже до сердца твоего мысль тщеславная не доходит. Как ты умела так скоро победить сию страсть, когда и подвижники увлекались оною? Может быть, не тоже ли и заставляет ее молчать. Водимый аз грешный тщеславием, хотел было много еще кой-чего о сем написать, да и мое велело замолчать. Живи мирно, спокойно, пои старушек чайком, да помни, что страсти ещё кроются внутрь сердца, подобно вредным кореньям в земле, в зиме сокрытым; а как теплота воздуха и влага достигнуть их, то они и прозябают, а нам случаи подают видеть, какая тьма страстей не истреблена нами. Многогрешный иеромонах Макарий. 23 ноябри 1846 года.

«Никто же бо, глаголет Лествичник, в чертог небесный, венец нося, внидет, Аще не первое, второе и третье сотворит отречение. Первое отречение мира и яже в мире; второе отречение воли и рассуждения; третье отречение тщеславия, последующего послушанию. От сих первее есть удобнейшее по боголюбцам; второе до смерти ищет подвига и труда кровава, третье непрестанным себя укорением побеждается, всем же сим присутствует невидимая Божия помощь, и без неё же и не едино от сих исправити мощно»; из письма старца Паисия (стр. 76). Вот лучший компас нашего устроения.

Письмо 144

Ты понадеялась было на спокойствие, не получишь. Св. Марко подвижник учит нас: «случающиеся искушения не любопытствуй, еже како, или когда, или чрез кого, находят: приличность бо коегождо, и неотложное их тщание, и всея твари о сем содействие, единого Бога есть ведати; мы же должны есьмы точно веровати правде Божией и ведати, яко без правды Божией ничто же от невольных человеком случается, Аще и таинственное случаев стечение и приличное тщание, человецы суще, не постизаем, и сего ради терпети подобает и не отревати, да не приложим грех ко греху паки». Я представил тебе учение великого святого для того, чтобы ты видела здесь руку Божию, испытующую тебя чрез Р., и смотрела бы свое устроение и обучалась терпению. Относительно же собственно до неё, надобно оставить её на Промысел Божий, как Ему угодно, да управит её. Он дал нам самовластие и не нудит, а токмо предлагает заповеди, и уклоняющихся обращает путями Своего Промысла, нам неведомыми. Тебе казалось, что ей у тебя хорошо, но ежели она чем-нибудь не созидалась, на её воле, пусть ищет лучшего, а ты прибегни к смирению христианскому, истинному любомудрию, и укори себя, сказав: «может и подлинно есть во мне такие свойства, кои другим не нравятся, но от моего взора убегают»; а у тебя напротив: «вижу, что я и неспособна зла творить». Не правда ли это последнее? Не пробегает ли когда таковой помысел в твоём сердце? Кажется, о сем мы с тобою имели толк. Слава Богу! Он послал тебе испытание, да дал и помощь к понесению и к расплате долга. Осталось меньше людей у тебя, меньше и хлопот будет; остаюсь многогрешный иеромонах Макарий. 8 ноября 1817 года.

Письмо 145

Скажу касательно м. Л–ы и твоего мнения о порче: она слишком суеверна, а ты вольнодумна, подражаешь мнению нынешних умников: будто совсем нет порчи. Назови и меня суевером, я приму и потерплю, но можно доказать, что оная есть, как из жития святых, так и на опыте многих видали, и не только простых, но и просвещенных, и теперь еще есть в живых такого положения. Из писаний отеческих житий только два примера тебе скажу, хотя оных и много есть:

1-е в житии Макария египетского: одна жена была (скажу просто) испорчена, претворена из человека в лошадь, и не могла ни пить, ни есть ничего, а только ржала по лошадиному, и молитвами св. Макария получила исцеление; он же открыл ей и вину, за что попущено было такое наказание;

2-е в житии Киприана и Иустины: было старание любителя её превратить её к себе чрез волхование, но не успел по чистоте девы, непопустившу Богу; и еще два случая в житии св. Василия Великого: наваждением вражиим один раб привлек к себе в любовь дочь своего господина и на ней женился.

3-е Феофил, эконом архиерейский был уволен от сей должности, так уязвился печалью о сем, что поискал волхва, и чрез него паки Архиерей призвал его, и просил извинения, что опечалил его и дал паки должность. Веришь ли сим повествованиям, которым и св. Димитрий веровал, потому что писал? Когда веруешь, то стало быть есть порча; но на кого она действует? На того, на кого попустит Бог, или за греховное житие, или за гордость, или ко искусу; а когда нет ничего такого, то не попущает Господь подействовать вражией силе, что видно и на Иустине. Напротив же и без волхвования св. Апостол велел Коринфянам одного грешника предать сатане, во измождение плоти, да дух спасётся; но после наказания и помиловал его. – Не знаю, довольно ли сих доказательств на исцеление твоего вольнодумства? А м. Л. слишком суеверна; всего боится, и не верует, что Аще не попустит Господь, то никто не может ничего вредного сотворить; а попустит, то не избежать, и надобно лучше стараться отсекать вины, за которые бывает попущение, и предаваться верою в Промысел Божий. Больше писать не могу; будь уверена, что я желаю тебе истинного разума и спасения. Многогрешный иеромонах Макарий. 20 января 1847 года.

Письмо 146

Изясняешь свою скорбь, что за действие твое к миру тебе же досталось, и просишь, меня растолковать тебе это, за что так бывает? Ибо в самом действии твоём чувство бывает любовью и страхом подвигнуто. Положим, что и так, и пусть оно не будет осквернено высокоумием и тщеславием, похвалением (чего однако ж, в последствии верно не избежала в тайне сердца твоего), но надобно же ему очиститься огнём искушений и скорбей, и только будет тогда чистая любовь, когда положишь душу свою за ближнего; ты когда делала, и успела, но души не положила, труда и скорби непонесши, но нот оная явилась; а ты в ропот уклонилась. Какой народ грубый и непросвещенный! Надобно бы тебя похвалить за это доброе дело, а они укоряют, а ты явно искала похвалы и награды за своё доброе дело, когда не понесла укоризны. Может быть, ты и не видишь в себе этого, но разбери бездну сердца твоего, то найдешь там гнездящегося тщеславного змия, будто бы под видом добродетели приносящего тайное удовольствие, и похваляющего тебя, что ты делала добро, ибо видишь в себе любовь и сострадание, видишь добродетель, а смирения нет, которому Сам Господь наш научает: Аще и вся повеленная сотворите, глагольте, яко раба неключими есмы, яко еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лук. 17, 10.). А когда неключимый раб, то не должен ли все терпеть, и быть уверенным, что укоризны и досады не могли и быть иначе, как смотрением Божиим, к моему исправлению, яко неключимого раба; а у нас одна правость наша, и растет выше и выше, а покою не даёт; теперь сама рассматривай себя и действия промысла Божия над тобою ко уврачеванию тебя.

В записочке же сознаешь свою вину и неверии и в ложном мнении, что то могло быть во время идолопоклонства; но тогда было христианство, ибо сие было в 4 и 5 веках по рождестве Христове и с христианами, но и нынче есть много подобных случаев и действий от порчи, чему я был самовидцем и не на одних простолюдинах, но и на просвещённых, образованных. Нынче не идолопоклонство, но действия страстей можно назвать тоже идолопоклонством, как называет св. Димитрий; но довольно о сем. 4 февраля 1847 года.

Письмо 147

В последних двух письмах пишешь о случившейся тебе сильной головной болезни, от которой была даже в опасности жизни, и удостоилась елеосвящения и принятия святых Христовых Тайн. Слава Богу! Это самое благонадежное лекарство – очистить душу; а тогда уже можно употребить и лекарства по предписанию врача. Это не воспрещается и святыми отцами, и ежели нужно, то и я тебе советую не оставлять сего; впрочем, с упованием на помощь Божию, и получите; Аще есть воля Божия, то Он и врача врачует, и лекарство подаст врачебную силу.

Сердечно о тебе сожалею и желаю скорого выздоровления во славу Божию; только не ропщи, а благодари Бога.

В первом письме пишешь, что тебе дано новое послушание – на клиросе. Во славу Божию всякое послушание хорошо и полезно. Ты говоришь, что на клиросе выходит между сёстрами неудовольствие, то что тебе делать в этом случае? На сие скажу тебе: всякое послушание должно, с отвержением своей воли и разума, приносить нам смирение, по учению св. Иоанна Лествичника: от послушания рождается смирение. В прохождении послушания обыкновенно случаются разные встречи неприятные, досады, укоризны, насмешки, уничижение и проч.; а все это попутается смотрением Божиим к нашей пользе, чтобы мы познали чрез это наше устроение, и попеклись бы об исцелении оного заповедями Божиими, простирающимися даже до любления врагов. Ты не видишь и не знаешь, как страсти в тебе лежат сокрыты; а при обличении со стороны, т. е. кто тебя тронет, уничижит, или презрит, насмёется, укорить и проч., ты увидишь, какая страсть больше в тебе гнездится: гордость ли, тщеславие, ярость, гнев и памятозлобие. Они лежат в нас, сами не знаем, а познавши при обличении не должно нападать на людей, укорять их, что они нас тронули и оскорбили, а себя винить за подвигнувшуюся страсть, бывшую у нас в залоге сердечном; людей же благодарить, что они нам их показали, и подали случай к исправлению. Надобно себя укорять, просить Бога о помощи и исцелении страстей, смиряться, и сие не от одного раза, но от многого времени, подвига и смирения получаем свободу от страстей. Читай отеческие книги св. Иоанна Лествичника: о послушании, о кротости, о гневе, о гордости, тщеславии и смирении; св. аввы Дорофея: о еже себя укоряти, а не ближнего; о злопомнении у св. Марка подвижника, глава 209; у Симеона Нового Богослова, глава 31; у св. Илии Экдика 30, 31,33, 34, 35, 37, 39, 62, 46, в Восторгнутых Класах, Марка подвижника «совет ума своей душе» и другие, беседа преп. Зосима: и в прочих много обрящешь пользы душевной, Аще будешь вникать к деланию себя понуждать. Считать себя последнейшею всех и стараться никому не наносить укоризн и досад, а самой от всех принимать оные. Мы воины духовные, имеем врагов сильных и лютых, всегда готовых на поражение наше. А когда мы употребим смирение в подвиге нашем, то враг не может постоять противу сего, но скоро обращается в бегство. Господь да вразумит тебя и укрепит на поприще сей духовной брани, и устроит твоё спасение, чего тебе есем усердный желатель. Многогрешный иеромонах Макарий. 11 октября 1852 года.

Письмо 148

М. М!

На вопрос, твой, что делать, когда сестры соблазняются твоим знакомством с одною сестрою, о чем ты обяснила и мат. игумении, – она не воспрещает, – что ж мне остается тебе сказать? Я не знаю, по какому побуждению вы имеете сообращение, и почему сёстры соблазняются? Кажется, лучше не подавать другим соблазна видимого, хотя по внутреннему и ничего не имеется вредного, но и пользы нельзя ожидать; ибо святые отцы пишут: юный юного не может воспользовать, Аще и реку учений источит. Впрочем я не отвергаю иметь вам знакомство; да токмо не учащать друг к другу, а изредка и когда нужда того потребует – видеться: от духовной любви часто прелагается и в страстную любовь. Очень жаль, что не имеешь там матери по сердцу, которой бы могла передавать все изгибы оного и следовать её совету, а не своему разуму. Пристрастие можешь получить из сего, когда, не видя долго особы, скорбишь о сем, или видя оную имеющую сношение с другою, подвизаешься на ревность или зависть; то это верный знак страсти, гнездящейся в сердце. Надобно не допускать умножаться и вкореняться оной, а скорей искоренить удалением от предмета. Остаюсь многогрешный иеромонах Макарий. 28 сентября 1854 года.

Письмо 149

Слава Богу, что ты теперь спокойна в духе, и что случаи, которые тебя беспокоили, прекратились. Впрочем не надобно быть беспечной и надеяться на себя, что успокоилась и не имеешь браней; воин не искусен, когда не бывал на сражениях, так и монах, не имеющий борьбы от страстей, находится в опасности, что может впасть в высокоумие и в гордость. Св. Иоанн Лествичник пишет, что иногда все пороки, т. е. страсти, нас оставляют, но одна остается при нас – гордость, которая все прочие навершает, и дьяволу уже не нужно бороть; доволен и один он погубить человека; да он так опасен, что и неудобоуловляем и незаметен, и ваши опасаются за тебя, не впала бы в высокоумие, проходя безмолвную жизнь, и я в этом тебя предостерегаю. Но впрочем ты имеешь с одною келлиею N. N. малое обращение; принимать её к себе и к ней ходить: это нельзя назвать совершенным безмолвием; но по многим келлиям ходить и к себе принимать, без всякого дела, а токмо ради праздности, не принесет пользы, но вред. Занимаясь же в келлии чтением или работою, старайся иметь смиренномудрование, не думая о себе, что ты добро творишь, а помышляй о грехах своих, кои прежде были, да и в настоящее время, если не в деле, то в слове и в помышлении, все согрешаешь: других никого не осуждай и не укоряй, а если случится кто тебя укорит, или уничижит, укорив себя, стараться претерпеть непамятозлобно. Хорошо бы тебе иметь какое-нибудь послушание; проходя оное, необходимо надобно иметь столкновение с людьми, и от сего познавать свою немощь и стяжать смирение. А в случае смущения советуйся с Л.М., а если, сидя в келлии и утешаться мнимым своим безгрешием, то это большой вред приносит. Св. Исаак Сирии пишет: кто не помышляет себя быти грешна, молитва его IIнесть благоприятна пред Богом; св. Петр Дамаскин: «по многих исправлениях наших начинает ум зрети своя согрешения, яко песок морский, и сие есть начало просвещения души и знак здравая её и бывает душа сокрушенна и смиренна, и воистину почитает себя быти хуждшу всех». Вот» каково должно быть наше делание, а не уповать на свои труды и добродетели. Читай отеческие книги и увидишь, как мы далеко отстоим» от того, каким бы надобно нам быть; надобно иметь и болезненное сердце, или печаль мысли о наших немощах. Если будем иметь такое устроение, то нимало не опасно твоё жительство; прочитай в книге «Восторгнутые класы» Симеона евхаитского, тебе это очень полезно. Делаемые тебе укоризны сёстрами, что ты часто отлучаешься и долго живешь в мире тебе очень полезны: они служат к твоему смирению, а иначе какой же прок от твоего келейного сидения? Если не приуготовила себя к перенесению всего того, что Бог пошлет, и чрез кого бы то ни было, надобно наблюдать средину и в келлейном сидении и в сообращении с ближними; боримым плотскою страстью сидение келлейное много помогает: а кто склонен к гордости, гневу и лукавству, тем совершенное безмолвие не полезно; они по могут истребить оных страстей, когда никто им их не показует нечаянными обличениями. Во всем же тобою описанном и кающейся, Господь силен даровать тебе прощение.

О получении капитала по билету, почему ж не хлопотать? Ведь они тебе назначали: виновата ли ты, что не пошла замуж или не осталась в миру? Ты избрала лучшую жизнь, но все надобно чем-нибудь жить, только не роскошно. Господь да, благословит. Иеромонах Макарий, 3 декабря 1857 года.

Письмо 150

Вижу, что с вами случились два неприятных приключения, чрез обеих ваших келлейных; которые случаи имели большое влияние на здоровье больной вашей дочери. Неужели вы приписываете это слепым случаям? Но я напротив в полагаю, попущением Божиим: когда всесильный промысел Его даже и волосок наш сохраняет, то как же такому значительному вреду последовать без попущения? Прочтите в житии Святой Евпраксии, сколько раз она была запинаема от врага: упала в кладязь, и несши дрова в кухню, сплел враг ноги её, она упала, и полено вонзилось ей в щеку близ глаза; но ратоборица не оставляла борьбы! – 1-я, сделавши своим криком вам неприятности, хотя и произвольное её на то было стремление, но после пишете и о её раскаянии; а 2-я верно уже неумышленно сделала, но занята была врагом и уронила самовар. Все же сие угодно было попустить милосердому нашему Владыце; а для чего? – Кто это смеет наследовать? – Неиснытаны судове Его и не исследованы пути Его! С верою предайте себя воле Божией и примите наказание сие должным; стирайтесь переменить ваше равнодушие и простить учинивших оные проступки. Ваш богомолец, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 3 августа 1835 года.

Письмо 151

Вы пишете, что изнемогаете в болезни и находит помысел, что оставлены от Бога за небрежное житие; но после и рассуждаете, что чрез болезнь избавились вы от великих без по известной части, то не явно ли изливается на вас Божие милосердие посещением, хотя и жестокой болезни? Но когда бы её не было, не жесточае ли бы вы страдали, да может быть и ко отчаянию могли бы приблизиться? Но теперь, по множеству болезней ваших, нельзя, чтобы утешения Божии не посещали вас. – Но ежели бы и того не было, то вера да утвердит вас в уповании, что все, что ни творит Бог, добро творит, и мы, так как создание Его, не должны ли принимать и наказания Его с великодушным терпением, когда Ему угодно послать вам крест; видно сей самый путь есть вас спасающий и очищающий. Не тогда является в нас любовь Божия, когда мы любим Его за блага, нам ниспосылаемые; а за скорбные уже и отпадаем от любви: нет! тут-то мы и должны преданною верою терпеть и сим изявлять любовь свою к Богу. Он сим утешается, когда мы благодушно и благодарно приемлем от руки Его болезни или скорби. Все хотят веселиться со Христом, но немногие с Ним страдати. Многие последуют Ему даже до преломления хлеба, но немногие до чаши страстей. Многие желают быть со Христом на Фаворе, а Голгофы отбегают. Ежели хотим с Ним прославиться, то надобно с Ним и страдати, а страдати то, что Ему угодно нам послать. Примите вы посланную вам болезнь знаком любви Божией к вам, и надейтесь на мплосердие Его, что очистит грехи ваши, а паче когда сожалеете об них, чистосердечно каетесь, и, сколько можно, себя от них удерживаете.

Вы пишете, что мне открыты от Бога все ваши грехи, и будто я провижу все ваши дела. Напротив, я ничего не знаю; но в чем вы сознаете себя, то только и знаю, и молю Господа, да простит Он вам все ваши согрешения, и желаю, да сохранит вас Господь от всех сетей и козней вражиих, и утвердит и укрепит вас в благодарном терпении болезни, доколе угодно Ему удержать вас в оной. Многогрешный И. М. 6 июля 1836 года. Мощи носить на себе можно, с верою, призывая их святые молитвы.

Письмо 152

Неожиданная смерть вашей монастырки поразила вас страхом и боязнью. Всегда бы надлежало нам имети сей страх, но помрачение страстей отгоняет его от нас. Сему любомудрно о памяти смертной учит нас Сам Спаситель: бдите и молитеся, яко не весте, в кий час Господь ваш приидет (Матф. 24, 42, 43.), и премудрый Сирах побуждает: поминай последняя твоя, и во веки не согрешишь (Сир. 7, 39.). Да и по многих местах Священного Писания о сем предписывают. По невниманию нашему к сему предмету, по временам видим бывающие события внезапных смертей, над подобными нам, подобно вестовому колоколу, или трубе, напоминающей, что и мы, смертные, не знаем дня и часа, в он же Господь наш приидет. В таком случае не надобно смущаться, по приходя в чувство, приносить раскаяния о согрешениях своих; это может воспользовать, а смущение ни мало. Когда и при немощах страсти не дают покою, то в силе что бы было? Сего ради о всем благодарите и, познавая свои немощи, смиряйтесь, и получите силу, свыше помогающую вам противиться страстям. Ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 19 марта 1838 года.

Письмо 153

Вы сами бываете причиною своего смущения; мы уже многократно вам писали о скорбях, что оные случаются попущением Божиим и надобно, с покорностью воле Его, понуждать себя к терпению и к зазрению своих немощей и смиряться от сего, а на смирение Господь призрит и пошлет Свою помощь.

Мы нимало не скучаем вашими письмами и изяснением в оных ваших немощей, но сердечно о вас соболезнуем; желали бы помочь, но не имеем сил и средств; вы находитесь в борьбе, и Бог не посылает брани выше сил ваших; но вы, ежели страждете побеждения, то это от нашего нерадения и за оставление непобедимого оружия – смирения, которым все страсти и сети лукавого сокрушаются. Смущающий вас помысел о грехах от слов монахини, и доводящий до отчаяния, есть от противного. Против этого никто не может спорить, что и грехи требуют равно-достойного покаяния: но кто ж оное может измерить, кроме единого сердцеведца Бога! Мы должны каяться о грехах наших и, всегда памятуя оные, нисходить в бездну смирения; но не полагать, что уже загладили свои грехи нашим покаянием, а ввергать себя в пучину неизреченного Божия милосердия и щедрот, и надеяться, чрез заслуги Спасителя нашего, получить прощение; как обнадежить себя своими заслугами – зло есть, так равно и отчаиваться – зло же, хотя бы и извещение прияла о прощении грехов, новее памятью их должны возбуждаться к смирению, и когда случится какая скорбь, или обида, воспоминая грехи свои, простим ближних, по слову Спасителя: аще не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших (Матф. гл. 6. ст. 15.), подобно сему и притча о должнике тьмою талант ( Матф. 24, 24. ) научает; да и святые чем сохранили свою святость, как не смирением? Чем более приближались к Богу, тем более видели себя осужденными: а которые были прежде грешники и покаялись и уже получили святыню, а все грехи свои не забывали, как-то: св. Мария египетская и проч.; довольно ли сего для вас рассуждения о покаянии? Можете и сами читать у св. Исаака и св. Лествичника, св. Ефрема, и у прочих; все они обнадеживают грешников и отводят от бездны отчаяния.

Помыслы исповедывать надобно те, в которых воля ваша участвует и соизволяет, на них, укосневая, и делается мысленною преступницею пред Богом. Десятая заповедь ясно показывает нам сие; все заповеди запрещают делать зло, а оная и желать мысленно; но те помыслы, которые только приражаются, а мы с ними не согласуемся, не соизволяем на них и отвергаем, не нужно исповедовать. И. Л. и И. М. 21 февраля 1839 года.

Письмо 154

Очень жалею о твоём смущении, от врага происходящем. Ты считаешь себя такою грешницею, что и подобной нет, не понимая того, что враг борет тебя хульными помыслами, влагая в мысль твою неподобные и неизяснимые слова его; а ты думаешь, что они от тебя происходят, а ты напротив не имеешь оных, но ужасаешься, скорбишь и смущаешься, тогда как они совсем не твои, а вражеские; твоего участия в них ни малейшего нет и даже в грех вменять их не должно, а надобно быть спокойным, нимало не обращая на них внимания и ни во что вменяя; они и исчезнуть. А когда ты смущаешься о сем, скорбишь и отчаиваешься, то врага эго утешает и он еще более на тебя оными восстаёт. Ты отнюдь не считай их за грех, то и успокоишься; какая тебе нужда скорбеть за грехи врага; он и на небе хулил Господа. Ежели б эти хульные мысли были твои, то ты и не скорбела бы, как это бывает на тех, кои добровольно сие творят – неверные или вольнодумцы; но о тебе я уверен, – что ты и помыслить о сем ужасаешься, то явно, что эти мысли не твои, а вражии; но с твоей стороны вот какая вина и грех! Ты думаешь о себе много, увлекаешься гордостью, зазираешь других, осуждаешь их, и подобное, и мало о сем печешься, за то-то и попускается на тебя этот бич, чтобы ты смирилась и считала себя последнейшею всех, но не смущаться, ибо смущение-то и есть плод гордости. Перестань осуждать, не думай о себе много, не презирай других, то и отойдут хульные помыслы. В укрепление тебя и удостоверение в сем, прочти ты у св. Иоанна Лестивичника, в 23 степени, продолжение о хульных помыслах; там ясно увидишь, что я пишу тебе истину. Итак, будь спокойна; хотя бы и приходили опять помыслы, но не смущайся об них, они не твои; а духовнику только бы и нужно сказать, что смущают хульные помыслы, не поясняя подробно. Многогрешный И. М. 14 декабря 1856 года.

Письмо 155

Благодарение Господу, даровавшему тебе свободу от смущавших тебя неподобных помыслов. Ты узнала причину оных – гордость и осуждение ближних, и нашла в себе то, что ты думаешь о себе, что ты живешь хорошо и лучше других, и не понимала, что это грех; того ради и попустилось тебе испытать наказание в хульных помыслах. Знай же вперед, что помысел о себе высокого мнения есть тяжкий грех пред Богом, а люди, им одержимые, не только не каются в них, но и за грех не считают. Берегись же вперед сего злого корения!

Ты жалуешься на свои неисправления и думаешь, на общине могла бы лучше спастись, живши у старицы в повиновении: все бы делала то, что за послушание велят, или сестра по духу могла бы тебя восставлять. Ты рассуждаешь хорошо, но на деле открылось бы другое; тут тебе одна брань, а там другого рода были бы: и неверие к старице воздвиг бы враг, и свою волю предпочла бы; да и много найдётся такого, чего не понесешь, а особо к пищи не привыкнешь, и послушания не понесешь. Живи, куда Бог тебя призвал; познавай свои немощи, смиряйся, укоряй себя и никого не осуждай и не зазирай; а кто оскорбит или покажет презрение, принимай с благодарением и покажи к ним любовь. Вынутые просфоры не должно нить с чаем. Говоришь, что ты пьешь чай после обедни, а келлейиые твои пьют не бывши у обедни, за делами. Ты боишься, не было бы тебе греха: да ведь это на воле их, они могут и не пить, а когда пьют, то сами должны в этом каяться.

Пишешь, что в недолжное время приложилась ко кресту, по необходимости; в этом надобно так и сознавать себя. Евангелие же можно читать; акафисты читать можешь тогда, когда тебе время позволяет. За избавление от мыслей благодари Бога и смиряйся, а не мысли высоко о себе.

Желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 29 января 1857 года.

Письмо 156

На многие твои вопросы, по силе моей, отвечаю: первое о поминовении родных твоих на эктении, чтобы их именно поминали, – маменька твоя желает ещё прибавить вклад. Это напрасно, может быть и будут при вас поминать, но после невозможно, ибо если всех на эктении поминать, то одна эктения продлится больше обедни и сим наведут ропот слушающим; на эктении же больше поминаются новопреставленные или значительные, строители обители, и то не более, как одно или два имя. Но проскомидия самое важное поминовение, ибо вынутые части за усопших погружаются в кровь Христову и очищаются грехи сею великою жертвою; а когда случается память кого из родных, то можешь подать записку и помянуть на эктении. Второе: спрашиваешь, когда Господь пошлёт кончину маменьке, похоронить ей в нашей обители; это твоё усердие, а другие родные против этого. Я не отвергаю твоего усердия, но без нужды на что же отлучать её от праха супруга, с коим много лет провела в жизни? Дети и внуки придуг на могилу обоих, помолятся Богу и поклонятся праху их вкупе; а порознь будут, не всякий может это исполнить; да надобно много хлопотать, просить архиерея и губернатора. Хотя это и ничего не будет стоить, но все хлопоты; а кто ими займется? Дай Бог, чтобы они еще пожили на утешение детям и внукам. Третье: в этот пост рыбу можно есть, только в субботу и воскресенье; а если когда будет полиелей, то можно во вторник и четворток; а когда бывает бдение, – в пяток и среду, – то можно и рыбу есть в эти дни. Петров пост надобно непременно готовиться к причащению святых Христовых тайн – говеть. Исполнять правило надобно в своё время; а если почему-либо не исправишь, должно приносить покаяние и стяжавать смирение, а на другой день не исправлять; это значит, что не хотим сознать себя и смириться, но чтобы быть не должным Богу и думаем сим успокоиться. К чтению акафиста Иисусу я тебя не понуждаю, но да будет на твоём произволении; токмо все надобно делать со смирением, и не думай, что делаешь нечто велико. Под субботу поклоны большие оставляются. Многогрешный И. М. 4 июня 1857 года.

Письмо 157

Ты спрашиваешь, можно ли поговорить с А. Н. о чем-нибудь о монастырском деле, так как они опытны, долго живут в монастыре? Я не советую говорить ничего о монастырских делах, а внимать более своему спасению; а можно поговорить о немощах своих, о стужении страстей, и как от них избавиться; а говоря о делах, не избегнешь многих сплетней, а от сего впадаешь в скорби. Ты напрасно ждёшь награды от матери игумении: в этом ты погрешаешь, ищи и ожидай награды от Господа. Награда состоит в мирной и спокойной жизни, коею приобретается спасение, а не в рясофоре, чего ты ищешь. Келлейной своей не давай руку целопать, от этого бывает пристрастие и великий грех.

Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 8 октября 1857 года.

Письмо 158

Достопочтеннейшая о Господе М. N!

Вы пишете, что уже решено и улажено всё, чтобы вам вступить в О–ий девичий монастырь. Видно есть на это воля Божия и должно сему повинуться; просите наставить вас, как поступать вам, вступя в обитель; вы желаете быть под строгим присмотром и под началом. Да, это первое для нас правило, чтобы отвергнуться своей воли и разума, и повинуться опытным и искусным в прохождении духовной жизни. Сами по себе мы как бы ни были благоразумны, горячи и внимательны, но все это не может принести такой пользы, как то, чтобы не доверять своему разуму и отвергнуть свою волю. Сами собою вы можете предпринять большие труды и подвиги, но оным ещё не прииде время, и ещё не вашей меры, чрез что можете или потерять здоровье, или впасть в пысокоумие; а при отвержении своей воли рождается смирение, без которого все наши дела Богу не угодны. Вы ищете от меня наставлений: но могу ли и вам дать наставление лучше и спасительнее того, которое вам преподали святые отцы, наставники и учителя наши, прошедши сами духовную жизнь? Жительство наше есть духовная, невидимая брань против невидимых духов злобы, воздвигающих на нас оную нашими же страстьми: славолюбия, сластолюбия и сребролюбия, чрез которые и все прочее множество страстей ополчаются на нас. Итак, духовной и невидимой сей брани желая научиться, советую вам читать учение св. отцов: св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея, св. Ефрема Сирина, св. Симеона Нового Богослова, св. Марка подвижника, св. Каллиста 14 и 15 главу, и пока в сих поучайтесь; а далее и в прочих книгах св. отцов можете упражняться, и, видя высоту делания их духовного, направленного наипаче к исполнению заповедей Божиих, познаете свою немощь и придете во смирение, которому Господь повелел нам научиться от Него и тогда обрящем покой душам нашим (Матф. 11, 29.). На сей раз я не мог оставить вас без ответа на ваше писание, а вперед не могу вам дать слова: частые немощи, недуги и недосуги возбраняют мне сие. Желаю вам мира, здравия и спасения. Остаюсь многогрешный И. М. 25 октября 1852 года.

Письмо 159

Письмо твоё получил я сохранно и принимаю откровение твоё к моей худости, ни мало никого не зазирая, зная немощи человеческие. Во всём оном да простит тебя Сам премилосердый Господь. Будь спокойна, но смирения ради и малые согрешения надобно иметь в памяти, надобно чувствовать свою худость и не дерзать кого осуждать, а оскорбляющих прощать, да и сами получим от Бога прощение грехов наших...

Говоришь, при всех немощах душевных, ты стала строгая судительница всего дурного, а потому опасаешься и сама впасть в подобное. Эта мысль твоя справедлива, а не надобно никого ни зазирать, ни судить, а иметь свои прегрешения и немощи пред собою; довольно для нас и того, когда будем пещись о своём охранении, а других ты не можешь исправить осуждением, и каждый имеет обличителем свою совесть и приносит покаяние Господу. Мнимые грешники, когда смирятся пред Богом, лучше гордых праведников. Советую тебе, как св. отцы поучают, понудить себя считать последнейшею и худшею всех, тогда и не будешь видеть чужих недостатков, а лишь одни их исправления, и воссияет свет истинного разума в сердце твоём. Ежели понимаешь, что понятия и суждения ваши о духовной жизни не согласны с отеческими учениями, то не следуй оным, а в спор с ними не входи; любовь и смирение покрывают немощи других и прощают грехи наши. Читая о чудесах Матери Божией, ты напрасно увлекалась в критику; если они не были, то не твоё дело входить в разборы, а если же были, то ты могла впасть в немалый грех. Да и кто может исчесть или описать величие чудес Матери Божией к роду человеческому? Сколько бы кто ни писал, но не может всего исчислить. Да избавит Господь всех от мнения противного о милостивой нашей Ходатаице о нас, грешных, у милосердого Господа. Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим! К родителям имей почтение. Что они тебе не позволяют одеваться это отнеси к Божией воле, и к испытанию тебе. Образ наш есть образ смирения, то оное и испытывается, а в тебе оное очень скудно; оставь видеть грехи других, и смиряй себя, то и им Господь известит о тебе. Я видел пример отцов, жестоко противляющихся на увольнение детей в монастырь, но после соделываются смиренными покровителями их, и ты в этом не пренемогай и не унывай; приготовь сердце твоё, как должно, и Господь просветит одеяние души твоей и облечет тя в ризу спасения.

Принимать к себе людей надобно с рассуждением и по совету М. и N.; а при нечаянном пришествии после кроткого приветствия, представить благовидную вину, куда-нибудь пойти, и проводить их. Во всех же делах твоих призывай помощь Божию со смирением.

Не надейся на свою усердную молитву, ибо оная ведёт тебя к высокоумию; усердие наше мы сами не можем оценить, но оное судит Бог, по мере нашего смирения. Усердие не в том состоит, когда ты будешь молиться просто без понуждения, но когда нудить себя к молитве, хотя и не хочешь сего: из сего познается усердие и посылается от Бога помощь, и паки должно смиряться. Многогрешный И. М. 20 августа 1853 года,

Письмо 160

Скорблю о твоём колебании, что ты колеблешься жить в ... ... обители. Ты думаешь, лучше найдешь в другом месте? – Совсем нет. Ты туда пойдешь и страсти свои с собою понесёшь; а ежели ещё не найдешь человека, могущего тебе в скорби утешить, или в страстях укрепить, то и весьма смутишься, а здесь духовную подпору Бог тебе послал; будь же благодарна ко Господу; нашедшее на тебя смущение, ты сама понимаешь, что от врага, а на врага крепкое оружие – смирение. Открыясь о своём смущении матери М., прими от неё советы и не внимай наущениям врага, изгоняющего тебя из сей обители; когда покоришься помыслам сим, то и совсем изгонит из монастыря в мир. Я полагаю, что ты, осуждая других, себя считаешь чем-либо, возносясь умом; а когда, познавши свою немощь, смиришься, то избавишься от оного искушения..... Для меня не нравится, что ты победилась страстью зависти...... О, как эта страсть вредна, всякому известно. Врачевство на оную самоукорение и смирение. Что нам до мирских, пусть они живут и наслаждаются миром: мы его оставили и должны сотворить брань со врагом, который залогом наших страстей старается низложить нас; а когда мы боремся, то Бог нам помогает, и, победивши страсти, получаем свободу и спокойствие: но на все страсти победа – смирение. Читай Нила Сорского и Нифонта препод. в конце книги св. Варсонуфия. Все отцы учат нас смирению, чтобы считали сами себя последнейшими всех; ибо и святые, при всей своей святости, так себя считали. Желаю и тебе стяжать сие богатство и получить спасение. Остаюсь многогрешный И. М. 3-го ноября 1853 года.

Письмо 161

Беспокойство в совести твоей, о прежде бывших немощах твоих, происходит от того, т. е. послано тебе, чтоб ты памятовала свою греховность, и не увлекалась в гордость и в осуждение других, а пребывала бы во смирении со упованием на милосердие Божие. Мы часто, принеся покаяние и считаем уже себя безгрешными; но мы, хотя и надеемся получить прощение от Бога, по милосердию Его и заслугам Спасители нашего, но все должны чувствовать, что мы грешные. Беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну (Пс. 50, 5.), пишет св. царь Давид; да и мы молим Господа, чтобы даровал нам «зрети наша согрешения, и не осуждати брата нашего». Когда мы проникнуты нищетою нашею и памятуем грехи свои, то удобнее понесём наносимые нам скорби или болезни, считая себя того достойными. Итак, Господь силен даровать тебе прощение, будь спокойна; ты сама не знаешь, чего у Бога просишь – чтобы избавил от болезни; ты проси того, что Его святой воле угодно и тебе полезно. Терпение болезни с благодарением выше других исправлений пред Богом; ими и грехи очищаются и от страстей избавляются; но что значит наше мудрование? Бог, хотящий нам спастися, да сотворит то, что Ему угодно и что нас спасёт: а сами мы не можем ни на то, ни на другое дерзать.

Ты, читая букву, не понимаешь смысла писания: Господь заповедал любить врагов, чтобы сердце наше свободить от злобы, исцелить яростную часть, которая за всякую малость готова оскорбляться; итак, мы не только должны прощать оскорбляющих нас, но даже понуждать себя и к люблению врагов; а в псалтыре совсем другого рода врагов должно разуметь, а именно: нападающих на царство Его, т. е. Давида; защищаясь от них, он являл любовь к своим подданным, защищая их и не о себе одном, а о ближних молил – избавить от врагов иноплеменных. А ещё высший смысл духовный, враги разумеются лукавые злые духи, стужающие нам греховными помыслами и на деяние побуждающие и умножающие злобу, зависть, леность и прочее; от сих-то врагов просил нас избавить, а ты, чего не разумеешь, не испытывай, но смиряй свой разум и виждь нищету. Смиренно открываются таинства. Будь мирна и здорова. Остаюсь желатель твоего спасения, многогрешный иеромонах Макарий.

Письмо 162

Описываешь жалкое и бедное своё устроение, и сама находишь, что гордостью одержима, а она-то и есть причина и твоего устроения, и потому должна всеми мерами стараться снискивать смирение; оно все козни лукавого низлагаете, подает победу над страстьми и успокаивает своего обладателя. Прочитывай в книгах святых отцов те места, в коих пишут о смирении, и старайся так поступать, как они поучают. Святой Лествичник пишет, что «смирение рождается от послушания, или от отвержения своей воли и разума». Ты имеешь к сему теперь средства, живши с матерью М.: во всём проси их наставления и не имей своей воли, и не следуй своему разуму, то уже Сам Бог наставит их сказать тебе слово на пользу, и тебе поможет исполнить волю Божию и смириться. Всегда и во всём себя укоряй и считай худшею всех, а не так, как ты смотришь на всех и видишь в чёрных красках. Не худородная ли мира избра Бог, да посрамит славныя, а немощная мира избра Бог, да посрамит крепкая, и буяя мира, да посрамит премудрая (1Кор. 1. 28, 27.). Боге всех сотворил, и устроил различные звания, но призирает более на кротких, смиренных и в простоте сердца работающих Ему; а гордых, высокоумных, мнящих о себе высоко, других уничижающих, отвращается. Пусть ты благородная., образованная да почему же своим образованием не достигаешь мира и спокойствия? А те напротив, худородные и необразованные, но приобретают спокойствие простотою. Этому учись и ты, и отложи своё благородство и образованность; в монастыре нет благородных, но все равны. Пришли служить Господу со смирением и побеждать страсти. Напрасно ты дала мирской девушке чётки без благословения; вперед остерегайся от сего.

Неблагоразумная твоя ревность к послушанию видному может тебе принести вред, и после не понесёшь; а исполняй то, что тебе велят делать; а нет, то имей келлейную работу и ходи в церковь, не ленись, понуждая себя.....

Ты жалуешься на томящую тебя скуку и уныние, и прочие скорбные помыслы, лишающие тебя покоя, и ещё кажется тебе, что ты худеешь: а что до этого дела? Неужели тебе хочется тучнеть? Тогда более страсть будет бороть, а сим может укротиться; а скука и уныние происходят более от бездействия и непостоянного, не утвердившегося помысла в обители. Предайся воле Божией. И. М. 15 сентября 1854 года.

Письмо 163

Пишешь, что была покойна, но после некоторые случаи тебя возмутили; – так это не есть покой, что тебя возмутили, не люди, не случаи, а непобеждённые твои страсти: самомнение, славолюбие, тщеславие, гнев, ярость и прочие. Неужели же это и покой, когда никто нас не трогает? Но хота бы и никто не трогал, и то страсти сами но себе, возмутившись, не дадут покоя. Но страсти побеждаются и истребляются, при Божией помощи, нашим подвигом тогда, когда нас тронут и покажут нам их; сердце тронется, смутится, а мы думаем, что от того смутилось, что люди нас тронули; но нет, люди только нам показали, повелением Божиим, что страсть в нас лежит, и чтобы мы старались истребить оную: терпением, самоукорением и смирением. В отношении соблазнов чрез N. надобно иметь мужество и терпение; а за уничижение от них самоукорение и смирение, при подвигнувшейся страсти; таким образом, со временем, подвигом, трудом и помощью Божией, изнемогут страсти. Противу... страсти – другое дело: тут надобно удаляться случаев и предметов, возбуждающих, страсть и подвигаться против помыслов и восстания страсти, призывая помощь Божию.

Какой же у тебя скудный разум? Просила Бога и молилась, а Бог не отвратил их: у Бога нет неправды; Он знает, что кому на пользу, и посылает искушения к нашему терпению и смирению. Они на тебя поскорбят н не станут тебя смущать, а после и успокоишься. Ты скучаешь читать Добротолюбие, конечно оно ещё не но твоему разуму и устроению, хотя книга и хорошая и учит внутреннему деланию; тебе можно и её читать, но не все для тебя еще понятно; читай пока св. Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, св. Варсонуфия; да читавши понимай, и на делание понуждай себя; как они учат быть смиренным, терпеливым, кротким и прочее; в Добротолюбии ещё полнее о сем учение. Многогрешный И. М. 8 января 1855 года.

Письмо 164

Ты жалуешься на свою мрачность и скуку, и что-то тяготящее твою душу; сожалеешь о прошедшем радостотворном твоём спокойствии, а между тем, сама сознаешь себя в нерадении и лености, приверженности к миру и удовольствиям его..... Как же это сообразить с духовною жизнью? Ты сим самым обретаешь в себе пустоту, и навлекаешь мрак и скуку, притом же оставила молитву и правило, для приобретения от работы. Впрочем, ты должна знать, хотя бы ты проводила и подвижно духовную жизнь, но все не должна искать радости и спокойствия; этим пользуются токмо совершенно умертвившие себя в миру и смирившиеся; а без смирения получение духовных дарований весьма опасно, может обольстить и повредить. Если же ты имела в начале духовную радость и спокойствие, то это благодать Божия тебе подала, как ещё младенцу, требующему млека; а возмужавши требуем и твердой пищи; – отятие благодати к смирению твоему. И стоящие в чину своем и работающие Богу, и те страждут мрак, скуку, уныние и прочее, к преуспеянию их; а во время и благодать посещает, но мере устроения их; а ты, ничего не видя, уже хотела и наслаждаться плодами мира и спокойствия, которые даруются по многих подвигах и трудах, по победе страстей и стяжании смирения. Читай отеческие книги, то и поймешь это, да особо прочти святого Исаака Сирина в 46 и 79 гл. В сем последнем увидишь, что это попускается за гордость; а врачевание оному – смирение. Да утвердит Господь тебя в жительстве монашеском и вразумит познавать брань духовную, как противиться страстям и побеждать их. Многогрешный И. М. 4 февраля 1855 года.

Письмо 165

Христос воскресе!

С сожалением читал письмо твоё, видя из оного жалкое твоё ycтроение. Надобно пожалеть и побранить за твою легкость и малодушие; где твоя ревность к исканию спасения? Где желание к исполнению воли Божией, указанное нам в отеческих писаниях? Вижу, что тебе и жизнь и занятия монастырские становятся в тягость; а от чего это? Сама ты решаешь, что от гордости, а я это подтверждаю. Помысел этот, что ты сделала слишком большую жертву одним удалением из мира, есть совершенно бесовский, низводящий в бездну падений; а ты принимаешь его и часто с ним согласуешься. Что сего безумнее? Когда надобно глубоко чувствовать неизреченное к тебе Божие милосердие, что Он удостоил тебя позвать к жизни духовной и даровал чувство презреть обольщающий мир и воздающий ещё горчайшим наказанием за кратковременное наслаждение и приемлющий последователей своих в совершенное рабство; а это не то рабство, что служить плотскому или мирскому господину, но быть рабом бесам и страстям мучительным. За это ты должна благодарить Бога немолчно, а не то думать, что сделала большую жертву и будто бы благодеяние Богу. Мы, что бы ни сделали, хотя бы весь закон исполнили, все рабы неключимые и только бесценною кровью Спасителя нашего, излиянною за нас, имеем надежду оправдания и спасения, и это получают смиренные, кающиеся и благодарящие Бога, а гордые и думающие о себе много лишаются сей милости. Заметь, когда ты упражнялась, хотя мало, в духовных занятиях, отвергала спою волю и разум, то сего не было с тобою; а когда оставила, то враг и привлекает тебя к миру. Примись за прежнее свое делание, не слушай своего разума, отвергни свою волю, смири свое мудрование, и узришь помощь Божию. Ты не знаешь, какая нам предлежит сильнейшая брань противу духов злобы. Они восстают на тебя, а ты, непонимая вреда, увлекаешься за ними; оружия не имеешь: послушания, смирения и молитвы. Отсеки во всём свою волю и увидишь помощь Божию. Ты ещё не далеко зашла, можешь возвратиться; не медля призови в помощь Господа и положи начало со смирением; не дай врагу посмеяться и поругаться тобою. Читай книги: св. Иоанна Лествичника и аввы Дорофея: обрящешь большую пользу: понуждай себя на всё благое, не верь себе, а что тебе скажут матери твои. Многогрешный И. М. Марта 1855 года.

Письмо 166

Ты пишешь, что, бывши у нас, получила душевное утешение, но прибывши домой, встретила и скорби, в коих ни мало погрешила против N., в чём и сама сознаешь себя; вперёд остерегайся сего, а старайся зрети своя согрешения и благодари Господа, что Он удостоил тебя призвания в святую обитель. Каковы бы ни были здешние наши скорби, но, в сравнении с мирскими, они весьма малы.

Да мы должны нести оные ради царствия Божия; впрочем и мирским скорби полезны, они уклоняют их от пристрастия к миру. Чуть получат отраду, то и увлекаются, в мире, в излишние удовольствия, нередко и с душевным вредом; надобно о всем благодарить Бога.

Читая святые отеческие учения, ты находишь разногласия, по неразумию твоему, не понимая того, в каком они находились месте и устроении. Св. Нил жил уединенно и не украшал храма; а другие жили в больших обителях, посещаемых мирскими людьми, кои от благолепия храмов возвышались к Богу и величеству Его; да и новоначальные иноки, от благолепия и красоты создания, согревались к Творцу любовью. Надобно во всём иметь рассуждение места, времени и устроения людей.

Таким же образом и об откровении помыслов надобно разуметь, с каким разумом и к кому учения их простирались; св. Симеон, Иоанн Лествичник, св. аввы Дорофея поучения, св. Варсонуфий, св. Каллист и многие другие учат о необходимости и пользе открывать все помыслы. Несомненно, что и в обители аввы Серида, где жил св. Варсонуфий, был такой же обычай и устав, а иначе авва Дорофей не написал бы: «все еже о себе открывати и не ово открывати, а ово молчати». Писал же св. Варсонуфий людям разного устроения и к мирским, то следовательно нельзя, чтобы всем приличествовало одно учение, а особенно мирским странно и невозможно сие исполнить; тоже в предуспевшим, неимевшим нужды в сем, но только в некоторых (случаях или помыслах) стужающих, потому что никто не свободен от браней, как видишь из отеческих писаний; но мы более находимся в чине новоначальных, то и должны пользоваться сим откровенным учением. Только к сожалению ныне сие почти вывелось из обычая по монастырям, по оскудению наставников; но желающим и ищущим спасения Бог пошлёт, даже и отроча мало просветить рещи слово на пользу (аввы Дороф.). Я тебе написал это, снисходя твоей немощи; посмотри же, как поступилавва Дорофей с Досифеем?..... (житие св. Досифея). Смиренные не вникают в глубину неведомых, но смиряют свой помысел, и по времени Бог вразумит их. Ещё слово о купанье: святые отцы запрещают обнажать тело, конечно и купаться; но они же строго запрещают иметь нам обращение с женским полом; св. Исаак Сирин: «лучше есть тебе снести яд смертен, нежели с женою ясти, Аще будет и мати твоя и сестра; от правильниц же (от инокинь) удаляйся, яко от огня и яко от сети диавола и от усретения их и собеседования, и видения. Лучше есть тебе вложити во чрево твое угль огненный, нежели сковрадопряжение ясти». И много подобных правил к обучению и сохранению служащих находим в учениях святых отцов, которые и должны бы непременно соблюдать. Но ещё и важнее в среды и пятки правилами святых отцов запрещено есть рыбу, а в посты и с маслом. Все ли же это соблюдают? За все таковое неисправление какой дадим ответ Богу? – Только одно покаяние и смирение подаёт надежду получить милость Божию. С другой стороны видим многих, исправивших посты, бдения, нестяжания и прочие иноческие внешние исправления, и нимало не получивших успокоения в совести, и вместо плодов: любви и смирения, поработившихся: гневу, ярости, памятозлобию, зависти, немилосердию, осуждению и проч. Это от того, что они всё попечение своё обратили на внешние подвиги, а о внутреннем исправлении нравственности ни мало не пеклися и не понуждали себя, подобно как древо бесплодное листьями только оделось, а плода не имело, и подобно юродивым девам, неимеющим в светильниках своих елея. Прочти у св. Макария египетского в семи словах: в 1 слове главы: 13. 14: как нужно понуждать себя на все добродетели, а паче противоположные нашим страстям, и у св. Петра Дамаскина с 14 стран. и далее: что препятствует нашему спасению? Свои хотения, которые надобно непременно оставлять, и какие именно,– там увидишь; а чрез это придёшь в новые добродетели. И. М. 11 июня 1855 года,

Письмо 167

Ты спокойна и пользуешься миром. Благодарение Господу, что Он тебе даровал некоторое успокоение, но не надобно обольщаться этим; пока мы не победим страстей, то не можем иметь совершенного мира; а св. Исаак Сирин в 78 слове пишет: «егда обрящеши мир неизменен, тогда убойся» и далее обясняет причину сего.

Жажда твоя к чтению книг духовных похвальна, но только не надо ограничиваться одним чтением, а простираться и на делание; а делать надобно всё со смирением. От чтения же и та польза бывает, что, видя высоту жительства и познавая свою немощь, невольно должна смиряться и сим привлекать на себя благодать Божию и помощь в делах наших. Однако, не надобно высокомудрствовать, что ты читаешь. Вообще о семействе твоём сожалею; молись Богу и предоставляй святому Его и всепремудрому промыслу, яже о них. Выговором м–и и–и не должно оскорбляться, но считать оный для себя драгоценным, по слову св. Лествичника. Он считает счастливым того, который получает часто от настоятеля выговоры и обличения; «а когда он умолчит, то и я, говорит, не знаю, что сказать» и кто отвергает правильное или неправильное обличение, тот своего спасения отвергается. А это, что ты желаешь, чтобы на тебя нанесли какую-нибудь клевету к игуменье, то это есть дерзость, и, верно, уж не понесёшь. Презри это пустое желание и укори себя, а когда что придет, то старайся понести. Что без труда делается, то не надежно. Кто находится истинно в покорении и послушании отцу духовному, то, конечно, тому легко исполнять волю его, а свою отсекать; ибо от сего рождается смирение, сокрушающее все сети вражии, но у тебя оного не видно, а больше есть самонадеянность, и потому не мудрено, что враг поругается. Известно, что враги завидят покоряющимся и всеми мерами стараются от сего отвратить. Это ты можешь видеть у св. Фёдора едесского, в 4-й части Добротолюбия, главы: 40, 41, 42, 43, 44 и 45; то мудрено ли тебе подвергнуться таковой брани, да еще не имеющей оружия – смирения; а что может это случиться, то прочти у св. Симеона Нового Богослова главы: 40, 41, 42, 43, 44 и 45. На последнее письмо твоё ответил, надо и на первое что-нибудь сказать: не надобно увлекаться тем, что ты пользуешься миром, как уже и выше о сем писал; изменения бывают во всяком человеке; прочти у Каллиста и Игнатия главу 43; и что в церкви ты чувствовала себя в радостном духе, – не думай, чтобы ты сама собой могла иметь оное чувство, но благодать Божия сие соделывала к ободрению и укреплению тебя. О если бы мы имели всегда мытарево чувство, сознавая свою греховность и ничтожество, то и всегда бы утешал Господь смиренных; но как мы далеко от сего, а ближе всего можем вознестися умом о обретении такого блага, то и лишаемся оного; но о сем не должно отчаиваться, а смиряться и считать недостойною сего; Бог знает, когда и сколько кого утешить; настоящее время – время борьбы и подвига, а утешения не должно искать: оно само приходить, когда Благодать усмотрит даровать оное; а ты больше зри свои грехи, кайся и смиряйся.

Разумение священного писания даётся по мере чистоты сердца нашего и смирения; эта глубина неудобозримая и бесконечная. Надобно бы и тебя послать к игумении, так как авва Дорофей послал Досифея, предварив его, чтобы он смирил его и дал заушение. Но я не имею такого достоинства и знаю, что ты сего не понесешь, то и скажу тебе, как разумею. Словами: избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди твоя (Пс. 118, 134.) мы просим, чтобы мы избавились от клеветы на других, а не то, чтобы нас не клеветали; на нас же клевету должно принимать с терпением и смирением; это служит к очищению сердца нашего от страстей и показывает нам наше устроение – имеем ли любовь к врагам, по заповеди Божией. Второе: слово крестное погибающими убо юродство есть, а спасаемым нам сила Божия есть (1Кор. 1, 18.). Проповедь о кресте, чрез который смертию Христовою получаем мы спасение и оно-то есть сила Божия, спасающая нас, вЬрующнх; а для неверующих пришествие Христову и страданию Его и чрез сие погибающим, слово или проповедь крестная кажется юродством. И. М. 6 июля 1855 года.

Письмо 168

Также и брань, приносимая на помыслы, кроме естественного устроения, имеет силу от нашего нерадения, неимения страха Божия и гордости, также осуждения ближних. Во всём Господь силен даровать тебе прощение; чего теперь, читая, не понимаешь, не добивайся узнать; сделай то, что понимаешь, тогда и то тебе откроется. Труд телесный иметь необходимо по силе, а ты так ленива, что и платье не можешь сама взять или прибрать; надобно на это себя понуждать. Хорошо, что тебе попалась девочка такая кроткая и непрекословная; а если бы была грубая и сварливая, то она показывала бы тебе твоё устроение. Не в том только состоит дело, что сходить в церковь, да сесть за пяльцы, а надобно смотреть за сердцем своим и истреблять страсти: гордость, самолюбие, тщеславие, гнев, ярость, злобу, обжорство, похоть плоти, и прочее; в том-то и состоит наша духовная брань – противиться страстям, истреблять их помощью Божией. Выписки из книги Никона Черной горы можно переписать; они полезны. Руку целовать другим не должно допускать, из этого доброго не произойдёт а сказать: «Бог благословит»; не ты благословляешь, а Бог благословляет можно. В беседах, сколько можно, избегать осуждения, переменя на другую материю, или молчанием упразднить. Многогрешный И. М. 26 июля 1855 года.

Письмо 169

Пишешь об общей скорби вашей о ....... и что маменька твоя скорбит о том, что Бог её не слушает. Да пусть она поверит себя, исполняет ли она волю Божию? Написано в Евангелии: грешники Бог не послушает, но Аще кто Богочтец есть, и волю Его творит, того послушает (Иоан. 9, 31.); а притом же она не исполняет повеление Церкви – не соблюдает постов и не понимает, как важен сей грех. Господь Сам говорит: аще Церковь преслушает, буди тебе яко язычник и мытарь (Матф. 18, 17.), и еще: слушаяй вас, Мене слушает, и отметаяйся вас, Мене отметается, и прочее (Лук. 10, 16.). О преклонении колен в церкви есть написано в уставе; по каталогу можно найти главу о сем, и прочитать; в! субботу, В! воскресенье и во всю пятидесятницу не велено преклонять колен, кроме причащения св. тайн, когда к оным подходять. За непреклонение колен ты не дашь ответа; а когда не смиряешься, не терпишь и не имеешь любви, взыщется. Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 5 ноября 1855 года.

Ты пишешь ещё о изяснении тебе слова Божия, о хуле на Святого Духа: то я уже писал тебе пример св. Досифея, какой он получил ответь от игумена на вопросы о писании? – Прочти. Имей смиренное мудрование, то Бог и откроет тебе разум писания, ибо смиренным открываются таинства. Весьма явственно оное слово, что хула на Духа Святого больше, нежели на сына человеческого; то по Божеству, а это по человечеству. Советую тебе прочитать, к смирению твоему, у св. Исаака Сирина, в 57 слове, на 341 стран.

Хорошо, что ты поняла, как вредны для тебя рассеянность и обращение с мирскими. Горький опыт подобных случаев на многих видим. Проси Бога, чтобы не попустил на тебя вперед быть таким увлечениям; а за прошедшее приноси покаяние.............

Но во всяком случай проси Бога: да будет на тебе Его святая воля и отеческий промысел, а сама ищи царствия Божия и правды Его и сия вся приложатся вам (Матф. 6, 33.), по слову Господню. Как к тебе есть частый вход мирских, не потому ли и игумения не позволяет ходить к тебе, и это, кажется, не относится к твоей личности; прими со смирением, а не с пренебрежением.

Письмо 170

Что с тобою сделалось? Поехала от нас спокойна и вдруг восстала на тебя буря страстей и волнует твоё сердце. Дай Бог, чтобы оная укротилась; Господь наш Иисус Христос – вчера и днесь, Той же и во веки (Евр. 13, 8.); воззывай и ты к Нему, как Апостолы во время волнения в море, когда были в опасности: Господи, спаси ны, погибаем (Матф. 8, 25.), а ты говори: Господи, помилуй мя, яко немощна есмь (Пс. 6, 3.); укроти бурю страстей и не попусти погрязнуть в волнах плотского обуревания! Призывай и Матерь Божию в помощь; Она готовая и скорая Заступница и Помощница. Не предавайся мыслям о N.; помни, что ты обручила своё девство небесному Жениху, Христу, и не изменяй Ему. Храни чисто сердце твое. Я полагаю, главная причина такой сильной на тебя брани есть скудость твоего смирения, а при оскудении оного явно занимает место гордость; а где падение, хотя мысленное, там предварила гордость; а ты, как видно, не стараешься противиться ей и не низлагаешь её, так она тебя низлагает. Чтобы избавиться от неё, имей себя последнейшею и худшею всех, яко побеждаему от страстей; то увидишь сама плод сего делания; а ты напротив считаешь себя лучшею других, а их укоряешь и осуждаешь; кто ж дал тебе эту власть? За то и враг сильно на тебя восстаёт и сонными мечтами смущает тебя. Смирись и получишь помощь Божию. Надеюсь, что теперь тебе полегче, чего усердно тебе желаю; многогрешный И. М. 28 июля 1856 года.

Письмо 171

До какого ты доходила безумия и исступления, что даже и сама сего ужасаешься теперь, – роптала против Бога; но сколь велико Его долготерпение, что Он ожидает нашего покаяния и не наказует тотчас. Но должно это тебя смирить, а, познав свою немощь, прибегай всегда ко Господу, прося прощения и помощи в делах твоих.

Я знаю причину твоей брани и умственного падения – это твоя гордость; она так богопротивна, что и с неба ангела низвергла; а ты довольно ею занята, считаешь себя лучшею всех, а их презираешь и укоряешь: это самое и лишило тебя Божией помощи, и открылась вся нагота страстного твоего устроения. Вспомни свое намерение, с каким ты пошла в монастырь, ища спасения, и имеешь святое учение отеческое которое научает и возбуждает нас к подвигам: смирения, терпения и любви, и проч., и пока ты, хотя несколько, держалась, укрепляема Богом, то и стояла незыблемо, хотя иногда и падала, но не разбивалась; а когда возгордилась на других, то и попущено врагу воздвигнуть на тебя бурю страстей, дабы смирилась и считала себя последнейшею из всех. Когда так себя будешь иметь, то увидишь милость Божию; Он на смиренныя призирает (Пс. 112, 6.). Ты говоришь: если б была у кого в послушании, то могла бы смириться, а разве ты не в послушании у М. М.? Да, по вере твоей, и ко мне, грешному, имеешь послушание, хотя и отстоишь расстоянием, но расположением о Господе близ; то и должна исполнять то, что тебе говорят, или пишут, так как бы и близ находилась, и от сего стяжавала смирение чрез познание своей немощи: но если б ты и близь находилась, как ты думаешь, то могла бы повиноваться: напротив враг показал бы тебе многие недостатки, и вместо послушания совсем и веру бы потеряла. Это на многих случается. Тебе не нравятся краткие главы св. Марка подвижника, что не можешь в памяти удержать, но напротив краткословие о какой-нибудь добродетели или страсти больше можно усвоить в памяти, только читай с верою, не для одной памяти, а чтобы исполнять. То, что возбуждает в тебе страсть и наводит смущение, старайся из памяти изгонять страхом Божиим, молитвою и смирением; всегда говори о движениях твоих помыслов матери М. Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 8 августа 1856 г.

Письмо 172

Слава Богу! Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117, 18 ). Ты столько времени была мучима страстьми, но когда сознала свою вину, сказала: виновата, то и буря страстей поутихла. Это врачевство всегда тебе нужно и прилично. В обольщении гордостных помыслов ты ослепляешься, и во мраке видишь белое чёрным, а чёрное белым. Видишь чужие пороки, видишь монастырскую жизнь в чёрном виде. Это так несправедливо показывает тебе враг, желая тебя возмутить, лишить покоя и выгнать в мир, а там вести по его воле.

Монастырская жизнь есть борьба непрерывная со всезлобным врагом – диаволом. Мы падаем и восстаём, побеждаемы и побеждаем, по мере нашего устроения – гордого или смиренного: а Господь Подвигоположник, видя нас изнемогающих, поддерживает, укрепляет и восставляет; на раны падших возливает вино и елей; врачует их скорьбми, и болезнями, и приводит ко благому концу. А мы кто такие, судии чужих дел? И кто нам дал власть сию? Если бы мы пеклись о своей душе, то видели бы свои грехи, яко песок морской, по слову св. Петра Дамаскина о седми деланиях телесных, ибо «сие есть начало просвещения души и знак здравия ея». На что тебе вникать в чужие немощи и грехи? Довольно тебе и свои познать и пещись об исцелении их; писано есть: «око благо не узрит лукава». Если кто когда и изнемогаете на сей страшной брани, то, бывает, и по неведению сие творит; а мы с тобою имеем богатство учений отеческих, поучаемся в них, и противное творим. Мы читаем не для того, чтобы чужие пороки видеть, а чтобы свою немощь познать и попещися о ней. Ты читала слово Иоанна карпафийского, прочти и все главы его, они очень полезны; также и св. Симеона Нового Богослова главы и слово его; прочти житие старца Паисия, там много есть поучительного и в жизни, и в поучениях его.

Мира, здравия и спасения тебе желаю; многогрешный И. М. 17 августа 1856 года.

Письмо 173

Сколько ты в это прошедшее время испытала потрясений в своём нравственном устроении! Из чего и должна приобретать опытом пользу, худого отвращаться, а хорошее приобретать. Читай духовные книги, старайся по оным руководствоваться в своей жизни; более того – смотри за своими немощами и смиряйся чрез них, а о людях не суди. Есть у них свой Судия, а мы что за судии? И кто нам дал право? Когда идём смиренно, то и страсти не столько нам стужают, а где есть падение, там уже, верно, предварила гордость; помни это и в возмущении прибегай к самоукорению и смирению.

Сон твой нельзя отвергать; есть подобное в прологе, что одному собрал волосы наверх и хотел голову отрубить; а тебе надобно удерживать себя от возмущения и укорять себя, как учит авва Дорофей и прочие отцы. Когда будешь противиться страстям, то мир получишь; а если будешь действовать оными, то всегда будешь в смущении; от чего да избавит тебя Господь. И. М. 19 марта 1857 года.

Письмо 174

От тебя получил уже четыре письма – целая тетрадь; они хотя и прочитаны в своё время, но, при ответе, надобно опять читать – ничего не упомню; а это-то больше меня и затрудняет. Я не имею больше времени писать, как утром, но много ли напишу? – Одно письмо и только; да и то сколько раз отрывают. Пустые слухи о ваших сёстрах меня нимало не смущают, чего я и знать не знаю, то и покоен в совести. Слава Богу, что ты, возвратясь в свою обитель, успокоилась насчёт своей жизни и теперь мирны с N.; а чем обидела N., в том сознайся и примирись.

О семейных твоих скорбях старайся не входить в знание об их немощах, и берегись осуждения. Жаль очень, что у них нет религии, а без оной доброта фальшивая. Ты никакой не в силах сделать в сем деле помощи; предоставь это промыслу Божию, могущему обратить их на истинный путь. Пекись о своём спасении и молись о них Господу просто: «помилуй их, Господи». Бог не требует витийства; простая, смиренная молитва Ему угодна.

Спор ваш был с N. о спасительном пути с обеих сторон неосновательный, и в споре никакого толку нет; надобно искать спасения, – за чем мы и из миpa вышли путем, растворенным смирением и средним, не возноситься и не опускаться долу, и не искать, как твоя святыня желает достигнуть – хотя немножко – до высших ступеней. Ты хочешь видеть, что достигаешь, а это-то и есть дело гордыни. Святые отцы, достигшие и высших степеней совершенства, считали себя не у что достигших, и под всею тварию видели себя. Что пишет св. Дорофей: «совершенных есть прости»! ты случаев не ищи, а придут; это тебе торговля к приобретению, к познанию своей немощи и к смирению. У тебя в голове смешаны Вавилоняне с Иерусалимлянами; читаешь книги и не понимаешь, чего от нас Бог ищет и как должно себя вести; ты сей, а плод дать – не наше, а Божие. Читай Лествичника, св. Дорофея, Варсонуфия Великого, св. Исаака Сирина и проч., и, видя себя, как далека от исправления, должна более смиряться, а на смирение Господь призирает и подает Свою помощь к исправлению добродетелей; а то ты, мало-мало успокоившись, уже и возмечтала, что лучше других; хорошо, что скоро отошёл сей помысел, который был дебелый и заметен, а то бывают тонкие и почти неуловимые, и возрастают до исполинов. Читай у св. Петра Дамаскина с начала, как нужно оставлять свои хотения во всём, и оно есть начало ко спасению. Ты укоряешь за болтанье свою девочку; да ведь она не монастырка и неужели не может скучать, сидевши одна в келлии? Не одобряй это; говори, но извиняй; надобно взыскивать, – но не гневно и строго, чтобы они видели в тебе больше материнское попечение, а не господский деспот, – и будет откровенна. И. М. 8 октября 1857 года.

Письмо 175

Для меня очень скорбно было читать письмо твоё, в коем ты дерзко выразилась о книге великого во святых угодника Божия, Иоанна Лествичника, которого учением руководствовались иерархи и лик преподобных мужей и достигли великого духовного устроения, и ныне все ищущие спасения дорожат его учением и благоговеют; ибо в нём действовал Сам Дух Святый и внушал ему передать учение, к познанию внутреннего нашего человека и к борьбе со страстьми и похотьми и достигнуть, в меру возраста, исполнения Христова, на верх лествицы добродетелей – любви. Как выражено у него достоинство послушания, чистоты, смирения, все пороки потребляющее, и проч., и расеуждения, нужнейшего для всех добродетелей. А ты кто такая? И какого ума? Что дерзнула так судить о книге, столько полезной к нашему спасению? Это враг внушил тебе, чтобы лишить тебя пользы от чтения сей книги. В наказание тебе, а вместе и для пользы душевной, ты прочти оную книгу, в течении года, пять раз, со вниманием и с самоукорением за своё неразумие. Пусть слова его впечатлеются в сердце твоём. Многогрешный И. М. 19 ноября 1857 года.

Письмо 176

Желаю тебе, читавши книгу св. Иоанна Лествичника, понимать не одни слова, но дух его Богодухновенного учения, путеводящий в живот вечный. Ты увидишь из его учения, что твои теперешние молитвенные правила суть только посев и приуготовление; а не думай, что будто и плоды собираешь. Это есть высокоумие, которое тебя враг наводить, чтобы после со временем совершенно лишить тебя оных, введя в свою пагубную прелесть. Ты еще полна страстей и ежели оные на время утихают, то для того, чтобы с большею пылкостью на тебя устремиться; а когда будешь во всём видеть свои недостатки и во всём смирять себя, то враг ничего не успеет сделать тебе. Прочти повнимательнее 25 степ. Иоанна Лествичника: там увидишь, что только одно смирение может наши страсти истреблять, а добродетели укреплять, и у св. Исаака Сирина в 46 слове сказано, что «смирение и кроме дел спасает человека, а дела без смирения не могут спасти». Смирение же не думай стяжати просто и без труда душевного, «оно есть порождение разума, а разум порожденье есть искушений и скорбей», по слову св. Петра Дамаскина; поэтому не надобно избегать посылаемых от Бога скорбей, а принимать с покорностью, и терпеть с самоукорением, и отнюдь не надеяться ни на свои молитвы, ни на слёзы, которые легкомысленных приводят к гордости и тщеславию. Остерегайся частых и долгих посещений, они не только не принесут пользы, но могут повредить душевному устроению. О чем у вас бывают беседы? Если о духовных предметах, то юный юному: «аще и реку учений излиет, не созидает, обои повреждаются»; кольми паче ежели будет идти празднословие и осужденье ближних, то какая же из этого может быть польза? Для тебя довольно иметь собеседования с твоими матушками, и довлеет ти; а что ей не нравится «высоко ходить – это не по ней», я о сем вещи не имам, но знаю, откуда это происходить.

Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 24-го ноября 1857 года.

Письмо 177

Ты скоро хочешь достигнуть до возвышенной духовной жизни, подстрекаемая к сему гордостью и тщеславием. Ты полна страстей – гордости и тщеславия, и хочешь взойти в небесный чертог, одеянная в скверные страстей ризы и не боишься, что будешь извергнута вон. Святые отцы достигли высоты духовной жизни смирением, самоукорением, никак не думая, что они достигают высокой жизни, но считают себя хуже всех и под всею тварью. Где ж тут твоё чувство – решиться к высоте духовной жизни? Исполняй заповедь Божию – люби не только ближних, но даже и врагов, и принимай от всех укоризны, яко достойна того; а то ты чуть что сделала, уже и мечтаешь о себе, а заповедь Божия повелевает: егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключимы есмы и проч. (Лук. 17, 10.) Прочти у св. Исаака Сирина слово 55-е, увидишь, как он смирил брата и показал, ему высоту жизни, что оная состоит в покаянии и смирении. Частый вход сестёр в твою келлию тебе пользы не принесет, а токмо охлаждение от судов и празднословия. Старайся отвергать свою волю, пока имеешь пред кем отсекать; а то своя воля много вреда делает.

Остаюсь желатель твоего здравия и спасения многогрешный И. М.

28 января ещё получил твоё письмо, коим ты изявляешь свою скорбь о твоём назначении........... Вот и достижение тобою высокой жизни! . . . Где ж она? – Оная приобретается оставлением совершенно мира, а ты скорбишь, что тебя обидели; так смирись и считай себя, что ты недостойна ещё сей меры. 29 января 1858 года.

Письмо 178

Ты пишешь, что несколько дней непрестанно борят тебя разные помыслы, которые и обяснить затрудняешься ты. К особенности они смущают тебя во время пения, чтения и церковного служения. Этому удивляться нечего, и не надобно смущаться: помыслы лезут в ум твой против твоего желания, а ты, по немощи твоей, согласуешься с ними и смущаешься. Молитва есть оружие против диавола; ты на него вооружишься и он противостает тебе помыслами; но ты, вместо того; чтобы смущаться, кайся пред Богом и смиряйся, сколько бы раз ни случилось тебе увлечься мыслями. Когда будешь иметь залог смирения, то враг не может противостать оному. Итак, не смущайся, а кайся! Бог приемлет молитву смиренных.

Страх, ощущаемый тобою при исполнении правила, происходит от малодушия твоего. Что делать, если, побеждаясь чувством страха, сажаешь в другую комнату свою девочку, пока исполняешь правило? Лучше исполнять правило, нежели оставлять его совершенно, Многогрешный И. М.

Письмо 179

Прилагаешь прежнюю записку о своём смущении от известного воспоминания. Это происходит от внутрь крыющейся в тебе страсти; ты думала, что уже избавилась сего недуга и в беспечности пребывала, а между тем других осуждала и зазирала в их немощах. Теперь, познавши свою немощь, смирись и призывай в помощь Господа и Матерь Божию и молитвы св. мученицы Фомаиды, преподобных: Моисея Угрина и Иоанна многострадального, и отнюдь не надейся на свою силу, а будь повержена мыслию под всеми. Читай отеческие учения о сей брани и помощью Божией успокоишься. Да и что тебе в этом, какое отношение до сего? – Помни свой образ и чего мы должны искать очищать сердце своё от страстей и стараться исполнять волю Божию. Господь да сохранит тебя от всех сетей и козней вражиих и подаст покой от твоего смущения.

Мир тебе! многогрешный И. М. 21 августа 1860 года.

Письмо 180

Я тобою недоволен, что говоришь о мне высоким особам то, чего совсем во мне нет, и посрамишь сама себя, ибо они, конечно, во мне не найдут того, что ты обо мне говорила, и чего может быть, надеялись. Ну где мне иметь переписку с такими лицами? Я едва и к простейшим могу написать, да и то нынче уже на два и на три одним отвечаю. Я желаю им истинного разума и спасения, и верую, что есть и там довольно таких людей, кои могут наставить их на благое жительство, токмо да молятся о сем Господу, и с верою взыскуют душевной пользы. Многогрешный И. М. 25 ноября 1850 года.

Письмо 181

Я заметил в письме твоём неправильное рассуждение: ты желаешь иметь особую келлию, по причине твоего сопротивного нрава, и чтобы писать могла ко мне, не показывая старице. Разве тем исцеляются наши страсти, чтобы мы были уединены и никто бы нас не трогал? Напротив оные от того умножаются и лишают совершенно покоя: а при обращении с другими, и при побеждении страстьми мы познаём свою немощь, смиряемся, каемся, и по времени получаем исцеление. Многие книги прочти: не найдешь исцеления страстей другим образом. Св. Иоанн Лествичник пишет: что «недугующему душевными страстьми, ниже след безмолвия видеть должно попустить». Ты думаешь найти покой, но оный даруется тогда, когда смиримся и укротим страсти. Надобно определить себя на скорби и чаять их по вся дни; ибо наш путь прискорбный, а не пространный; впрочем Господь силен облегчить оный и не послать выше меры, ибо иго Господне благо и бремя Его легко есть (Матф. 11, 29.). Только гордые сами себе отягчают свои скорби, а потому всегда и везде нужно смирение; а оное стяжавать удобнее отсечением своей воли и разума, и ни в чём себе не доверять, и не делать ничего по своей воле.

Ежели ты хочешь жить под руководством м. Т..., то уже не можешь тайно от неё ни строки никому написать; а ты желаешь условности, но на это согласия не получишь, и поэтому будешь жить по своей воле; а это опасно.

Желая тебе успеха в делах твоих, мира, здравия и спасения, остаюсь многогрешный И. М. 4 октября 1852 года.

Письмо 182

Глава Богу, ты находишься уже во святой обители, под покровом Божией Матери. Да благословит Господь тебе начать подвиги духовные, вооружаясь на брань против духов злобы поднебесных; ты находишься в ополчении Христовом: Он, Сам Подвигоположник, и Возбранная Воевода Царица небесная смотрят на наши подвиги, и изнемогающих укрепляют. Но Господь даровал нам слово Свое, научающее нас в житии нашем, и вразумил богодухновенных отцов наших, прошедших путь жительства монашеского, оставить и нам учение, которое проходя, можем победить врагов наших, борющихся с нами, чрез наши же страсти. Но как бы ни были разумны и старательны, а без видимого руководителя трудно одним подвизаться, и потому отцы уставили чин повиновения старшим и опытным в духовной жизни, дабы, отсекая свою волю и разум, повинуясь во всём руководителям пришли в навык добродетелей и стяжали бы смирение, которое всю силу вражию сокрушает, и все сети и козни его разрушает.

Ежели в теперешнее время, по болезни м. Т., нельзя к ней относиться, то ты относись к м. А..., и принимай совет её, исполняя то, что она скажет, а не составляй свой разум и не слушай других, отвлекающих тебя от сего пути. Что ж касается до келлии, то в этом не будешь иметь нужды: Бог для всякой птицы и животного уготовал жилище, то кольми паче попечется о Своём разумном создании; ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложится вам (Матф. 6, 33.).

Я не удивляюсь, что тебе нашла скука: это неминуемо для всех, вновь вступающих в обитель работать Господу: враг борет различными средствами, и скуку наводит о родных и знакомых; прочти о сем у св. Иоанна Лествичника степ. 3 Многогрешный И. М.

Письмо 183

Много я твоих писем получил, но отвечать на оные подробно и откровенно не могу; как и писал уже к тебе, что не могу всего бумаге доверять; ты ещё не устроена и не основана, как должно, на твёрдом веры камени, но волнуешься от великого ветра – семо и овамо. Письма моего, писанного к тебе, не должно бы было показывать Т... по несовершенному её еще выздоровлению, а ты сие сделала, что не может послужить ей, на пользу, кольми паче тебе. Пишешь, что ходишь для откровения к Т..., а не стараешься исторгнуть злобу из сердца против м. А. и Л. – Все наши делания без смирения и любви ничтожны суть; для того и послушание, и откровение, чтобы стяжавать сии нужнейшие добродетели. Не знаю, для чего ты стараешься узнавать будущее, когда нам Бог сего не открыл? Вопрошаешь И. Я..., и получая ответы не совсем решительные и неудовлетворительные, не можешь быть без смущения; когда бы ты была в мире, то для тебя было бы снисходительно: а поступя в обитель, уже не должно прибегать к таким вопросам, но руководствоваться другими правилами, а более отсечением своей воли и разума. Всё ещё до времени, пока м. Т... совершенно оздоровеет, нельзя её утруждать излишними вопросами, дабы, вместо твоей пользы, вящше не нанести ей вреда; её болезнь для тебя непостижима. Желаю, чтобы ты познала истинную жизнь нашего образа, и зрела бы своя согрешения, а не ближних. Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 29 декабря 1854 года.

Письмо 184

Везде и на всякое время требуется от нас искус в брани духовной – куда клонится произволение нашего самовластия: к исполнению ли воли Божией, или к страстям? Встречаются и многие недоуменные случаи, которых не могши сами разрешить, должны прибегать смиренно ко вразумлению и помощи от Бога. – Тебе предлежит искус во время пребывания твоего дома, чтобы успокоить родителя, и заниматься по дому хозяйственною частью; во всём этом надобно руководить себя заповедно Божиею, понуждая себя.

Писать тебе к N.N., чтоб шла в монастырь, я тебе не советую, также и ко мне не привлекай: что такое есть, во мне особенное? Ничего; токмо то знаю, что я есмь человек грешный. Если же кто пользуется чем-либо, то это не мое, а вера их – благое произволение, и Бог призирает на сие. Я не знаю старца её, ни образа жизни, ни мудрования духовного; как же нам отвлекать её от него; может быть, она пользуется его духовным наставлением и получает мир и спокойствие душевное; а пришед в монастырь беспроизвольно, не может понести неожидаемых ею скорбей и лишений, и будет на нас скорбеть и раскаяваться. Пусть она самопроизвольно поступит; а когда она не находит у старца пользы, и не созидается его учением, и, желая истинно спастися, пожелает вступить в ограду словесных агниц и питаться учением св. отцов: то тогда уже предлежить ей первый подвиг к отвержению своей воли и разума; а это не так легко. Если она и пожелает вступить в монастырь, то пусть будет по её воле – куда именно; а не советуй прямо (в такой-то), и если она найдет себе не по духу сей монастырь, то будет на тебя роптать; да я не знаю ваших характеров: можете ли друг друга понести; это редко случается, чтобы сёстры уживались. Я тебе сказал, что не знаю образа жизни и учения её старца, но если ты точно знаешь что-нибудь: или неправильное его мудрование, или противное Церкви, или иное что-либо, то я не воспрещаю тебе дать ей совет об удалении; впрочем в этом надобно иметь большую осторожность и рассмотрение, чтобы не ошибиться и не погрешить.

Читай духовные книги, молись Богу даровать тебе истинный разум, и Он силен просветить тебя и укрепить на пути; ведущем в жизнь вечную. Познавая свою немощь, смиряйся, укоряй себя, и кайся в поползновениях. Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный иеромонах Макарий. 30 октября 1854 года.

Письмо 185

Почему, и за что с N. N. есть немирство, я ничего не знаю, я от них слова о тебе не слыхал; а по всему видно, что ты самомышлением водишься, и от него страдаешь. Если они не желают иметь общения с тобою, то и не ищи его; надобно всех любить, и всех бегать. За усердие твоё, что-нибудь работать для церкви нашей, благодарю тебя; но у нас есть всего довольно и трех будет за излишество: а лучше, что сработаешь, продай и употреби на себя, или на бедных.

Книги новой у меня нет такой, какую бы мог послать. Читай духовные книги; всегда можем находить новое к нашему душевному назиданию; ибо как тело пищи, так душа требует пищи духовной. Прочтя какую-нибудь светскую книгу, за неё в другой раз и взяться не хочется, а книгу духовную сколько ни читай, всё в ней ново и питательно для души нашей. Многогрешный иеромонах Макарий. 2 сентября 1855 года.

Письмо 186

Я не помню расположения вашей келлии; а ты храни совесть – дабы не стеснить ближнего, и не водись эгоизмом; помни, что гроб ещё теснее келлии будет, а кто знает, далёк ли он от нас?

Ты всё твердишь, что жаждешь слова, и скорбишь о нескором прибытии сюда: давно ли ты была здесь, и слышала все, что нужно? Теперь же моё тебе слово: имей отвержение своей воли и разума, ибо ты привыкла делать то, чего хочешь, а не то, что тебе велят и что тебе полезно; жажда твоя, я знаю, откуда происходит: надо её упразднить словом Божиим и отеческими учениями.

Пишешь, что ты стараешься быть одна и не заводить компании это и не нужно; но какой ты имеешь залог к N. N. «что не хочешь с ними и встретиться, и мимо их келлии ходить», то это бедственное твоё устроение и показывает, что есть залог злобы; ты отнюдь не должна ни избегать встречи с ними, ни келлии их обходить, а идти со смиренным устроением; а уж когда ты чувствуешь неприятность от встречи с ними, то это значит питать злобу; ты имей к ним, так как и ко всем сёстрам, расположение, считая себя худше всех; а приглашать к себе нет никакой нужды никого; кто придет, не должно отказывать, но займись полезною беседою, а не осуждением кого.

Ты пишешь, что имеешь покой; но какой же это покой, когда носишь в сердце стрелы злопомнения? – это обольщение. Желаю, чтобы познала истинный разум. Многогрешный иеромонах Макарий. 1июля 1857 года.

Письмо 187

Бедное устроение стяжала к N.. что и встретиться избегаешь, и мимо келлии пройти не хочешь. Ведь это есть залог злобы в тебе; какая ж польза, что ты слышишь моё слово? Чему научаешься?

Будь поумнее и смиреннее, оставь себя и своё устроение. Пишешь о строении вместном, и о том, что боишься отяготиться совестью за интерес, что уже и испытала с N. N.; конечно, лучше делать, по возможности, уступку, нежели крамолить; спокойствие я оставить то, когда ближний будет скорбеть, и лучше сделать что к миру клонится. Опять ты думаешь; когда будешь отдельна, то и успокоишься, совсем нет; а если смиришься и будешь себя укорять, то найдешь покой. Раздражительность твоя не может тем уничтожиться, когда никто тебя не будет трогать, но ещё больше умножится: а когда тебе показуют её, то, при помощи Божией и самоукорении, можешь получить исцеление.

Ты очень горячо приняла N. N. скорбь; она очень благодушна; пусть она лучше предоставит воле Божией; Он лучше нас устроит на пользу её, и если отведет от сего брака, то избавит от соединения с католиком-иноверцем. Каково это быть плотски соединённым, а по вере разделённым? Чем же все это кончится, я не могу знать, не имея дара прозорливости.

С своей келлейной надобно поступать благоразумно, не очень быть взыскательною, а паче по своему капризу, и не попускать до своеволия и баловства: надобно делать и снисхождение, а то уныет и не станет тебе служить: она также человек, и враг борет и её; она же живет без произволения, а ты должна свои капризы уничтожать; когда будешь себя исправлять, то и в этом Бог тебе поможет.

Говоришь, что у тебя на душе трудно и беспокойно: это не от чего другого, как от гордого устроения твоего. Господь успокаивает и утешает смиренных и кротких, а гордые пожинают плоды своего устроения; смущение, немирство, беспокойство и проч., как пишет св. Исаак Сирин; в монастырь жить – не на покой пришла, а на брань противу страстей и злых духов; тогда будет покой, когда победим страсти и совершенно смиримся.

Слух свой, при разговорах, наполняй хорошим, а худое забывай и даже прекращай разговор, а не с любопытством исследывай.

Частых писем от меня не требуй, читай книги сама и исполняй; а требуя писем, ты меня не жалеешь: хоть умирай, да пиши к тебе. Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный иеромонах Макарий. 23 октября 1857 года.

Письмо 188

Не пишу тебе на каждое твоё письмо потому, что не могу. Ты знаешь, сколько у меня дел, и притом вспомни преклонность моих лет, в которые человек и без болезни болен. Быть может, скоро и последние силы оставят меня, – но да будет во всём Его всесвятая воля. Какое у тебя грубое понятие о поминовении родителя твоего, будто не будет заколаться агнец за душу твоего родителя в воскресенье. Ежедневно приносится и закалается агнец Божий, вземляй грехи всего мира, и притом поминают всех усопших по имени, и вообще всех православных христиан; почему ж тебе кажется, что не будет закалаться агнец за усопшую душу? Не знаю, что ты говоришь о заупокойной обедни; неужели же на заупокойной или заказной обедни будут поминать душу только одного твоего родителя? Нет, все тоже – всех поминают на проскомидии, а на эктении иногда поминают и одного и многих; но таинство состоит не в эктении, а в проскомидии и совершении таинств.

Говеть Господь да благословит тебя. Воздержание имей, по силе, и обрати внимание на внутреннее делание: самоукорение, смирение, терпение, любовь; ближних не зазирай и не осуждай, свои грехи и немощи смотри.

Рассмотри получше, что причиняет тебе скорбь? Твои страсти; а ты не хочешь им проявляться, говоришь: чувствую обиду; ищешь моего окормления; сколько ж я тебе писал и говорил, и отеческими книгами снабжал, которые бы тебя вели к истинному благу спасения. Ты пошла искать спасения, а сбиваешься с пути. Знаешь, что надобно повиноваться и отсекать свою волю, а хочешь, чтобы я повиновался тебе и отсекал бы свою волю. Если не будешь видеть своей немощи и не будешь себя укорять, то какая ж будет польза? Ты скорбишь, да не венчаешься. Мира, здравия и спасения тебе желаю. Многогрешный иеромонах Макарий. 18 марта 1858 года.

Письмо 189

Достопочтеннейшая о Господе А. И!

Прочитав ваше писание, видим стремление ваше посвятить себя на службу Богу, в звании монашеском; но, имея к сему препятствие, несогласие вашей маменьки, и даже строгое запрещение, по внушению её и вашего отца духовного, считаете себя несчастнейшею; просите нашего вразумления, какое бы употребить средство без дозволения маменьки поступить в монастырь? А такую жизнь провождать, как теперь, по грешной немощи, вы не можете! Не смеем отказать вам в ответе, хотя и видим себя скудоумными; но уповая на благость Божию, что Он силен, по вере вашей, даровать слово на пользу вашу. В первых должны веровать, что судьбы Господин по всей земли (Пс. 104, 7.), и ничто не случается с нами без воли или попущения Его. Однако же сколько веруем, что судьбы Его везде, столько не можем постигнуть оных, на какой конец все это устрояется: кладязь сей глубок, а ужа ума нашего кратки.

Вы имеете желание угодить Богу, но находите к сему препятствие – суету мира; желаете оставить его, удалиться в мирную обитель дев, посвятивших себя Богу. Благодарите Его, это Он вас зовёт; не считайте, чтобы это было что наше, и еже хотети и еже деяти, все не наше (Филипп. 2, 13.), хотя, по преклонности поли и деянию благому, награждает Бог званных Своих, но это требует искуса: точно ли твердо будет ваше намерение, не разобьет ли первая волна ладьи вашей, на коей вы пускаетесь в море скорбей? Не взирайте на то, что многие получают скорое исполнение своих желаний, и беспрепятственно исходят из мира: они в последствии должны непременно выдержать и пройти искушений огнь; ибо любовь Божия противными искушается. И всякому делу благому или предидет, или последует искушение, а без того оно и твердо не будет, рече некто от святых (св. Ис. Сир. Сл.); а премудрый глаголет: чадо, Аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение: управи сердце твое и потерпи, и все елико Аще, нанесено ти будет, прими и во изменении смирения твоего долготерпи (Сир. 2, 64.). Посему видите, что и вы находитесь в испытании по воле Божией – твердо ли ваше намерение. Когда вы пребудете непоколебимы, то силен Бог превратить сердце маменьки вашей к увольнению вашему; но, может быть, еще и время не прииде вашему вступлению; все сие от нас сокрыто, но весть Господь, испытаяй сердца и утробы праведно (Пс. 7, 10.), и ведый, яко настоящая, вся будущая. По нашему мнению вам надобно повинуться маменьке, пожить дома, не оставляя своего намерения, и сколько можно, уклоняться суеты мира и рассеяний его, к чему, конечно, принудить нельзя не хотящего, и молитесь премилосердому Господу, вручая себя в волю Его; то Он, верно, сохранит вас от всех козней и сетей вражиих и дарует вам свободу; как бы ни казались вам сильны и велики препятствия, но они разрушатся, когда приидет час воли Божией; а дотоле потерпите, храня сердце своё от прелестей мира.

Тайно же пускаться в сей путь мы не советуем. Чудесные дела весьма редки, когда покрывает Бог тако дерзнувших; но и то по особому званию, или откровению бывает, а больше шли обычным путём. Кольми же паче в нынешнее время весьма трудно и опасно пускаться на таковые предпрмятия, да и в вашем поле какие же могут быть худые последствия от сего, мы умалчиваем.

Недостойные ваши богомольцы, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 30 октября 1839 года.

Одно из средств к удалению вашему не может ли послужить полезным, при содействии и помощи Божией? Ежели можно вам попроситься поехать в Киев с кем-нибудь, с родными или с знакомыми, и по дороге, где-нибудь остаться в монастыре, под предлогом болезни; но о сем надобно молиться Богу, будет ли Его воля; где Его воля, там и помощь будет. – Но знайте, что ваши монастыри требуют, чтоб чем было содержаться; но ежели маменька лишит вас должного наследия, то не можете понести.

Письмо 190

Не нашедши в письме нашем совета к скорейшему исполнению вашего намерения, вы опечалились, и, не видя оного (совета), по положению ваших обстоятельств, опасаетесь и прелестей мира. Мы и теперь не в состоянии дать вам решительного совета на столь опасное дерзновение; но предлагаем терпеть до времени, пока Господу угодно будет, по испытании вашего произволения, даровать вам свободу; а дотоле молитесь Ему и просите о сем, затворяя дверь сердца вашего от суеты, и не допуская угасать пламени возгоревшегося в вас желания. Море не может держать в себе мертвых, так и мир не будет иметь в вас нужды, когда вы ему будете себя умерщвлять, не внимая его прелестям, и так как всякому делу благому или предидет или последует искушение; посему вам оное предходит, другим же, по свободном изшествии, предстоит и последует. Молитесь Господу Богу и Пречистой Деве Богородице, прося о помощи вам и об умягчении сердца вашей родительницы. Он силен вас извести из моря мира, якоже от кита Иону, Даниила из рова львов и трех отроков от пещи халдейской: а дотоле потерпите со смирением. В истинном желании нами вам сего блага, будьте несомненно уверены. Поручая вас покрову Божию, пребываем ваши богомольцы, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 30 декабря.

Письмо 191

При сознании своего недостоинства и покаянии в грехах, Бог прощает грехи наши, и таинства бывают нам в очищение грехов; но кто же будет столько безумен, что сочтет себя достойным таинства причащения? Когда и святые, Великий Василий и Иоанн Златоуст, считали себя недостойными, то мы посмеем ли считать себя когда достойными? – А это сеть вражия, хотящая тебя смущать. Тогда недостоинство осуждает нас, когда мы, валяясь в тине грехов и в злобе, и тако дерзаем; но, с покаянием и смирением приступая, получаем прощение.

Обманываешь сама себя; ты многих грехов не сотворила: смертоубийства, блуда, похищения церковных вещей, зажигательства, отравы и многих подобных, сопряжённых с ними: да это легко сказать: я «всем грешна», или как пишешь: «нет ни одного греха, которого бы ты не сотворила»; – но говорить: каждый трех, но виду, – приносит стыд, и бывает виною прощения грехов; ибо, по слову святого Григория, стыд здешний есть часть будущего мучения. Остаюсь многогрешный И. М. 23 ноября 1859 года.

Письмо 192

Почтеннейшая о Господе М. И.!

Слава Богу, что удостоил вас исполнить давно предположенное желание наше – вступить и святую обитель дев, уневестивших себя Господу и работающих Ему; оставивших мир и яже в мире, царствия ради небесного. И вы, по милосердию Божию, призваны на сей спасительный подвиг. Благодарите Его и просите помощи исполнить, по заповеди Его: иже хощет по Мне идти, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет (Марк. 8, 38.); это значит отвержение своей воли и разума, и покорить себя в послушание; и не устрашайтесь сего, ибо Господь сказал: иго Мое благо и бремя Мое легко есть (Матф. 11, 30.) для произволяющих, а не по принуждению входящим. Но вас может встретить тоска, скука, жалость по родным; то знайте, что попущается от Бога к искушению вашего благого произволения: точно ли оно твердо; искушает враг, различными помыслами и наводит уныние и скуку; а вы будьте тверды, и во время смутное прибегайте ко Господу и к Пречистой Матери Божией, просите Их помощи и заступления; открывайте скорбь вашу матери игуменьи, и Господь поможет вам: после скорбей пошлет и утешения. Испрашивая на вас Божие благословение, остаюсь с желанием вашего здравия и спасения. Многогрешный И. М. 30 сентября 1859 года.

Письмо 193

О том, что не можешь быть в храме по болезни, не скорби много, вспоминая житие Пимена многоболезненного: как он не выходил из келлии и даже не желал выздоровления и сподобился пострижения от рук святых Ангел? Чин болящего я благодарящего велик пред Богом и даже равен сидящему в пустыне, в повиновении старца совершенно. Благодари Господа, даровавшего тебе ближайшее средство ко спасению. Правило свое проходи по силе; если чего и не исполнишь, – не малодушествуй, а смирись: да хотя бы и все исполнила – а смирением оное раствори, и старайся иметь любовь к ближним, чрез оную и к Богу любовь исполняется. Никого не осуждай, хотя бы что видела или слышала от кого и скорбное, или что кажущееся не так и не должно: считай себя худшею и последнейшею всех, то будешь спокойна. Об отношении твоём к матери игуменьи чрез М. З. можно, но не во всех случаях, а только в некоторых малых, а в прочих надобно краткими записочками просить у матушки разрешения; для нее не будет трудно написать тебе на твоей же записочке краткий ответ. Многогрешный И. М. ноября 25, 1850 года.

Письмо 194

Достопочтенная о Господе Н. Н.!

Сожалею о твоей болезни, паче же о твоём малодушии, зная, как ты малодушна в таких случаях и нетерпелива. Ты боишься смерти: но кто ж из нас бессмертен! Но смерть не есть уничтожение нашего бытия, а переход от настоящей кратковременной и от худшей в лучшую жизнь. Господь говорит: веруяй в Мя, Аще и умрет, оживет (Иоан. 11, 25.) ибо, Он несть Бог мертвых, но живых, вси бо Тому живи суть (Лук. 20, 37.). К лучшему же твоему успокоению советую приобщиться пречистых и животворящих Христовых таин; хотя бы и больна не была, то все этот пост должно было исполнить сию обязанность; хотя ты и в мире живешь, но ничем не занята, то и обязана во все посты приступать к сему таинству. Средства, к облегчению твоей болезни я не знаю. – Вера и упование, на Бога главные средства, и Он силен послать тебе и физические средства, когда это для тебя нужно и полезно; душа есть больше тела, о ней надобно более и пещися, чтобы была здорова. Остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. Ноября 25 дня, 1847 года.

Письмо 195

Ты пишешь, почтенная Е. А., что К. не здорова, и боишься, чтобы более не занемогла. Это ничего не значит – телесная болезнь; надо опасаться, чтобы душевные недуги не остались не исцельными; а ты даже и не хочешь, чтобы она принимала исцеление, врачеванием от оных болезней. Сама горда, хочешь и её в том же утвердить; ты не хочешь, чтобы с нею грубо обращались, и тебя тревожит то, что будут ею командовать грубые невежи, какие, в твоём мнении, ниже её. Как ты меня сим оскорбила! – чья же ты ученица? Христос смирен был, и нам велел от Него научиться смирению и кротости (Матф. 11, 29.), а ты считаешь других ниже её; это наука сопротивного, вот уже и полагаешь сама в неё залог гордости. Надобно внушать ей, что она хуже всех, и когда бы так себя считала, то пред Богом была бы выше. Укоризны и досады повелел Бог терпеть от всякого человека, от кого Он попустить прийти нам оным; а ты делаешь разбор: что они ниже её, они грубы; a они, может быть, пред Богом велики. Вижу, что ты и понятия не имеешь о духовной жизни, что так считаешь других. Здесь нет ни дворян, ни купцов, ни крестьян, a все о Христе братия и сёстры, и последний будет первый, а первый последний (Лук. 13, 30.). Читай книги отеческие и считай себя последнейшею, то и скука твоя пройдет; а для К. укоризны и досады непременно нужны, от кого бы оные ни случились: Бог их посылает для её исправления, и ты должна ей внушать, что она хуже других, и чтобы принимала с терпением: сим она может исцелиться, а ежели возмнит о себе, то не для чего и жить в монастыре – пользы не будет. Остаюсь желатель вашего здравия и спасения, многогрешный И. М. 4 октября 1858 года.

Письмо 196

Писал я к тебе недавно, советовал о душе, сколько можно подвигнуться стати противу страстей, и понудь себя на славословие Божие; и ныне тоже советую: когда понудишь себя, обрящешь помощь Божию. Если бы не было воздаяния, не было бы такой брани; а нам потреба, не ради воздаяния, но ради страха мук вечных подвигнутися понудить себя и сердечно соболезновать; и принимать посылаемые искушения с благодарением и терпеть оные со смирением. М. и И. совершили путь, – я очень рад этому. Да утвердить её Господь во истине, проженет прелесть вражию, и покрыет от всех сетей его, молитвами батюшки.

Спасения, мира и здравия вам желаю н остаюсь убогий И. М., недостойный твой богомолец, февраля 3-го.

Письмо 197

Сердечно радуюсь , что милосердый Господь пооблегчил брань твою; желаю, да и совершенно изгладятся из памяти зраки и подобия страстей; токмо ты призывай помощь Божию, и себя понуждай, а о прошедшей – соболезнуя, приноси покаяние и приемли посылаемые от Господа скорби, яко врачевство, истребляющее греховные язвы. И от сего познавай неизглаголанную любовь Божию к нам, грешным являемую, и на тебе самой дознанную, которую памятуя, не давай места страстным прилогам и воспоминаниям. Кого опечаляем и сторицею распинаем, но Он все приемлет, и обемлет любовию нас, кающихся и к Нему притекающих; раскаивайся и в том, что являются чувства протнвные против N., и впредь полагай вину на себя, хотя бы и точно права была, но за прошедшие вины послано к претерпению и очищению; а сим разумом приемля, получишь облегчение. Что делать с немощною и страстною N.? Пишешь, что она непокойна и смущается на тебя; она, полагаю, это открывает прилоги свои, а не с тем, чтобы делать выговоры; как я ей и говорил, чтобы таким образом открываться, однако она мпе ничего подробно не пишет; видно боится, что я всегда ей отрицаю. Но что ж делать? Надобно быть и вам помужественнее и говорить ей должное; хотя она и думает по совету вражию противное, но со временем исцелеет; а когда не отсекать, то и рана не уврачуется. Случившееся ей смущение с П., как вижу, все по страсти – с обеих сторон; и ту и другую враг подвигал к нетерпению; к избежанию сего советую любовно назначить ей время, когда быть в келлии, и когда вместе, что делать? Ежели она это и тяжко примет, но может, при помощи Божией, исцелиться, и сказать ей: я вас уверяла и клялась, так что и не должно бы было; то как хотите? А я буду вести себя и поступать, не взирая на ваши подозрения, совесть моя известна Богу и духовнику. Право она жалка; молитесь за неё, да исцелит её Господь.

Р–е скажи: доколе пребываешь в помрачении? Смирися пред всеми, а паче пред сестрою; то враг ничтоже успеет. Чтобы помнила батюшкино приказаниее, и старалась бы исполнять, веруя несомненно, что Господь её освободит; а посетителей да неприемлет; ибо знает уже, что всё это козни вражии; да покрыет её Господь от оных.

Т. (келейной) твоей кланяюсь, и желаю успевать в добром устроении, а паче в чистоте, послушании и смирении.

Мир Божий да водворится всегда с вами; пребуду желатель вашего здравия, душевного и телесного; недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 26 марта.

Письмо 198

Получа мое письмо, ты осталась недовольною, о чем я недоумею. Ты писала о своих немощах, а я на сие предложил св. отцов наставления, дабы не отчаяться, а стараться исправляться, и ныне тоже пишу. Мне сказывали сёстры, что Василий Петрович3, бывши у тебя в келлии говорил, что надобно поставить тут картину Марии Египетской. Вонми этой притче, и догадывайся, что значит. Мне мнится последовать её покаянию, не убежанием в пустыню, но отвержением себя, когда страсти возбушуют; внемли сему, и при помощи Божией предай себя в волю Его, помышляя о своих грехах, кайся и себя зазирай; но не отчаивайся, имей пред глазами картину (Василия Петровича) – Марию Египетскую. Конец жизни необходим, а когда он будет – от нес сокрыто.

К. С–на, когда приедет, не отринь принять и сказать на вопрос, как Господь вразумит. Она была у тебя, и отошла с прискорбием, по неприятию тобою.

Да даст тебе Господь мир и здравие, душевное и телесное, и да простит тебя вся согрешения твоя, и аз недостойный прощаю и остаюсь недостойный твой богомолец, многогрешный И. М. 6 августа!

Веруй, мати, что Бог тебе послал Василия Петровича на пользу души твоея!

Письмо 199

Воля Архипастырская и общее наше желание – устроить к лучшему в вашей обители благоустройству, как вижу из письма вашего, многим не показалось, и избрания якобы без указа, почему и слушать не должно. Я о сем очень сожалею; однако надеюсь, что Аще Господь восхощет, и будет святое место существовать, исправление будет. Вам же советую не изнемогать в несении сего креста, но мужественно стоять, и терпеть приражения. Ибо всякое доброе дело с терпением и скopбью исправляется: после те же, кои ныне по нерассуждению ропщут, будут благодарить. Апостолы во время проповеди, хотя и были соблазном для Иудеев, и для Еллинов безумием, но не преставали проповедать Христа распята; и терпением своим всю вселенную прошли, и насадили веру Христову; а ежели бы они, смотря на соблазн и на ропот, оставили проповедь, какая бы была польза? Вам можно в малом образе взять сие для себя примером, только Бога ради старайтесь более с любовью предлагать (как и я от вас таковое же слово слышал, и желаю оному подражать), чем можно снискать их расположение и послушание. Ежели которая и воспротивится, не действовать настоятельно, но дать время опомниться; ежели ж и не придет в чувство, вы не дадите ответа; при сем смущении помнить надобно, что и мы ежедневно Богу согрешаем, да и самое сие, когда хотим упорно, хотя и правое дело защитить, пользы не приносит, и мы, может быть, исполняем свою страсть. Вот уже и доказали N. и N., сделавши противление и грубости, после смирились: вы же на то не смотрите, что они погрешили, а радуйтесь о покаянии; стало быть есть надежда ко исправление. Апостол повелевает также и сие: братие, Аще и впадет человек в некое прегрешение, вы духовнии исправляйте такового духом кротости: блюдый себе, да не и ты искушен будеши (Гал. 6, 1).

Надобно и нам познавать свою немощь, а не оставлять послушания. Господь да поможете вам. В недоумениях же помолясь Богу, посоветуйтесь друг с другом, как лучше поступить, – и Господь вразумить вас. Что ж касается до келлии, я вошел бы в это, но мало успею; ибо меня не послушают; следовательно, надобно оставить на Божию волю, и время все переменить может. Это бы ничего не стоило, что меня не послушают, но из сего может выйти такая тревога, что иногда и по неволе должен буду вас оставить. Также и в сем нужды мало, но должен я говорить с некоторыми пояснениями, от чего по монастырю должен поселиться превелий раздор; – от чего да сохранит вас Господь; худой мир лучше доброй ссоры. Ежели бы мы все видели дела, как они идут, и старались бы их поставить на должной мере, то бы удобнее войти (в известные обстоятельства); а ежели мы ослепляемы какою-нибудь немощью, не говорю страстью, да и не видя её, – не можем и о делах судить право. Почтеннейшим сёстрам В. Г–не и Д. Е–е, свидетельствую моё усердное почтение, каковое и вам принеся, и поручая себя общим вашим молитвам, пребуду желатель вашего спасения и усердный богомолец, многогрешный И. М. 19 сентября 1829 года.

Письмо 200

Почтеннейшая матушка К–я З. и о Христе сёстры матушки В. и П.! Мира, здравия, душевного спокойствия и единодушия вам желаю. О себе вам особенного сказать ничего не имею, кроме как – доехал, слава Богу, благополучно; вас благодарю за усердное расположение ко мне недостойному. Прошу вас, Господа ради, как лично, так и заочно повторяю: понуждайте себя к терпению находящих, которые посылаются от десницы Вышнего, и нужны нам ко спасению. От терпения за наши недостатки посылаемых, стяжавает человек упование, которое никого не посрамит; понуждайте себя к хождению в церковь: ибо вы есте пример прочим. Видя вас, и другие себя к тому ж понудят, а в сопротивном расслабят; и во всех случаях к исполнению воли Божией и наших обетов понуждайте себя: ибо царствие небесное нудится, и нуждницы восхищают е (Матф. 11, 12.). Совесть да будет всякому из нас зерцалом; старайтесь не помрачить её, а то горе нам будет, когда сей блюститель умолкнет, отринутый нашим нерадением; прочтите у святого Дорофея о совести. Помолитесь и о мне убожайшем, да не словами точию истинствую, а делом явлюся ложь: но да улучу милость от Господа в день он; не по делом моим, но по своей Его милости. Милостивой государыне N. N. прошу изявить моё почтение; извольте ей предложить от меня скудоумный совет: что когда на нее нападают разбойники, и не в силах будучи низлагать, посылала бы на них прошение к царю, и веровала бы, что никакого вреда не причинять: потому что не на свою силу, а на царскую надеемся: и была бы спокойна, не устрашаясь отнюдь, и имела бы смирение, не помышляя отнюдь об имении какого-либо духовного богатства: того ради и попускается нам искушениям быть, дабы дарование Божие цело сохранили. Св. Исаак пишет: «дарование без искушений, погибель приемлющих оное», опять же от естества вещей знаете: ежели всегда есть сладкую пищу, то может во внутренности сделаться гниль и болезнь: нужно непременно употреблять полынную, или другую какую-либо горесть, для очищения к исцеления; равно и здесь, наслаждаясь утешением благодати, надобно принимать с благодарением и внутренние оскорбления от лукавых духов наносимые, попущением Божиим к смирению и сохранению дарования. И воин тогда венчается, когда в борьбе, получив раны, все-таки остается мужественен и твёрд. Простите, что написал лишнее, – не моё дело, сам ничтожен и немощен; прошу ваших, молитв, и остаюсь многогрешный И. М. 25 ноября.

Письмо 201

Находясь в отдаленности, и быв разделён большим расстоянием от своего родимого края, я с удовольствием приемлю известие об оном, и о вас, там обитающих, и некогда разделявших свои скорби с моею худостью, и друг друга укрепляющих в течение пути нашего самоотвержения. В последнем письме вашем, почтенные матери и сестры, вижу, что и ныне хранится ещё искра усердия вашего к тому, который сего недостоин; а иначе не бы Бог тако устроил, отлучив меня в отдаленные места. Дивен промысел Божий над нами грешными! Взгляните на теперешнее положение нашей пустыни; чтобы я теперь был по моему малодушию? Не отягощалась ли бы на меня сугубая скорбь, когда я должен бы был содействовать К–ю, явно или стороною? Может быть в тягчайшие и хитросплетенные сети мог завязаться. Но всевидящее Око, вся предведый, и знаяй мою немощь, десницею Своею отвратил, удалил меня от оных событий хотя и здесь я не без скорби обретаюсь. Но сего (т. е. бесскорбного) невозможно обрести на земле, пока страсти над нами господствуют; а я себя сознаю рабом оных и желаю о сем, но все той же пребываю; почему и полезны скорби. Буди святая воля Господня с нами! За усердие ваше к Матери Божией, и посещение нашей обители, не останетесь без награждения, хотя явно того н не ощутите; но в тайне покров Матери Божией защитит вас от стрел вражиих. Для меня очень странен случай, постигший отца строителя: дай Бог ему выздоровления; а о поступках известной особы суд нам не принадлежит!

Жаль О. ... К. ... , не знаю, как ему Бог помогает! Я писал к нему ответ от 9 ноября, и послал в письме к N. N., думая, что вы его получили 19 или 21 числа; надеюсь, что оное ему доставили. Для меня удивительно, что после письма нашего первого, три недели прошло до сего последнего; и вы ничего не упоминаете, есть ли легче отцу С–лю. Разве и у вас в это время слухов не было? Также странно, что не имеете долго указа о духовнике, о коем я вам после и обяснял, что отец Ф. вам назначен. Сходно с вашим желанием, неужели и говейную неделю он у вас не был? К братиям моим я писал 30 октября на ими N. N.; теперь, думаю, они уже получили. О письме вашем не сомневайтесь; оно хотя без числа, но думаю то самое; я его получил от N. N. 18 ноября, а другое сюда писанное от 21 октября, получил 8 ноября, и на другой же день отвечал. В нашей обители, какие будут далее последствия, неизвестно, но настоящие не худы; и что ни говорят противуратущие, вреда не причинят; но мы, по заповеди Господней, постараемся понудить себя к люблению врагов, Аще и не можем за немощь нашу и обладающие страсти сего исполнить, то познав свою немощь, смиримся и оставим ближним долги их, так как и сами требуема, сего от Бога; аще отпущаете ближним, отпустится и вам (Матф. 6, 14.). Как мы побеждаемся в исправлении заповеди, так и они: но мы ведая, а они может быть ещё и не ведать; ибо враг представляет вещи и в другом виде. Нужно нести скорби, но силен Бог облегчить их и подать Свою помощь в терпении. Читайте отеческие книги, могущие укрепить и вразумить нас. Вы мне предлагали, матушка N., знакомство князей N., я вас за сие благодарю; но токмо скажу вам что должен здесь, сколько можно, избегать знакомства: ваш В. . . . о сем не благоволит, да и времени свободного не имею. Жаль, матушка К., что болезнь твоя часто тебя отягощает; но видно надобно здешними болезнями и скорбями будущих избежать; и это есть милость Божия. Прошу не оставить бедную Р., и поощряйте её к откровению, хотя мы и сами ничто и ещё хуже ничтожества. Есть ли ей облегчение – уведомьте; нельзя ли вам, при новом образовании вашего монастыря, и им с сестрою дать какой-либо уголок? – это будет тоже: странен бех и введосте Мене (Матф. 25, 35); также и прочих требующих, по возможности, не лишайте, буде им не будет на вред. 7 декабря получил записочку от матушки П., в небытность вас двух писанную; уверен, что и вы бы не поленились что-нибудь написать. Вы, матушка П., пишете, что были в смущении первую неделю, а после успокоились, слава Владыце, призирающему на Своя рабы! Когда вы смирились, то вас Бог и утешил; всегда так поступайте, и мир Божий будет с вами. Матери О. скажите мое почтение и всем, кто меня, Аще и недостойного помнит; а ежели кто забыл, того и стою, и также благодарю и желаю, да изгладится память худого человека из мыслей их. Ничего не пишете вы о С., там ли она или дома? Я к ней писал, скажите ей моё почтение, изявите оное и N. N. – Прекращая сии скудоумные мои строки, с желанием всем вам мира, здравия и спасения, остаюсь ваш недостойный богомолец, многогрешный И. М. – Т. и N. кланяюсь, да поможет им Бог проходить тризну послушания со страхом Божиим, также N. и N. 30 ноября 1831 года.

Письмо 202

Писаньице твое я, ничтожнейший, получил; но оно не даёт отрады, a более печали приносит сердцу моему; скорблю я душою о таковом твоём устроении, а помочь сил не имею. – Подвигнися Бога ради, страхом Его огради сердце твоё и не удивляйся, что источаются на тебя скорби от всякого случая; вменяй себя оных достойною, более ничего не могу сказать в подкрепление: прибегай ко Господу Богу, призывай Его милосердие и помощь, терпи находящее с благодарением, и понуждай себя на благое отвержением себя. Бог хощет всем спастися. N. утверждай, чтобы не веровала вражиим мечтам: сама она много виновата, что от помрачения внимала оным: Бог да освободит её от всех навет вражиих. N. укрепляй не повиноваться приходящим помыслам и твердо стоять на брани, храня себя нетленному Жениху Христу в небесный чертог неизреченного радования: плоть и кровь преходят, а оное (радование) есть вечно. Во всех исповеданных тобою грехах Господь да простит тя, и аз недостойный прощаю. Многогрешный И. М. 11 ноября.

Письмо 203

Поздравляю вас, почтенные о Христе матери и сёстры, мать А. В. и П., с сим наступившим годом, а равно и с предшествовавшим, высоко-торжественным праздником Рождества Спасителя душ наших, Господа Иисуса Христа. Потщимся веровать в Него, и в непостижимый, для нас слепотствующих, святый промысл Его; не словами точию, но и чувством приимем, и делы то покажем, – исполнением святых Его заповедей и покорности святой Его воле, терпением находящих скорбных случаев, вменяя себя достойными оных быти и всегда себя укоряти. Вот какое я принес вам поздравление! Не взыщите: чем богат, тем и рад; сколько пустая моя голова могла вместить, тем вам и служу. Сегодня, получив ваше письмо, тот же день на оное начинаю отвечать, как бы лично с вами беседуя: хотя одна N. пишет, но я приемлю, как всех вас чувства изясненным. Не ведая судеб Божиих, вы не должны отягощать себя скорбью о моем от вас отлучении; силен великодаровитый Господь укрепить вас и утешить, и успокоить совесть вашу рабами Своими; что и сотворит, дав вам чувство изяснить свои немощи служителю Своих Таин, и получить чрез него успокоение своей совести. Не скуден Господь и впредь вас успокоить, токмо имейте веру и смирение. Ежели не имеете человека, то Сам Он в чувстве успокоить совесть вашу, по вере и смирению; а что оно есть, испытайте в писание и потщитесь оное иметь. Вы пишете, что были успокаиваемы совестью при моём бытии у вас – недостойным духовником; это было по вере вашей; силен Бог и недостойными творить силы. Но сие может послужить на осуждение мне, что я принимал и приемлю от вас и подобных вам, тупозрящих мои немощи, ублажения; но ещё настоит и в том сомнение: Аще бы по истине была польза от меня, то бы и плод духовный восходить начинал, иже есть: любовь, радость, мир, долготерпение, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22.). Но ежели не ошибаюсь, осмелюсь сказать: в вас их не видно, как и сам их не имею; что, усмотря, Бог отлучил меня от вас, овец Своих, и даст вам доброго пастыря, могущего спострадати немощам вашим и привести вас спасенными Христу. Простите моей дерзости, что я вас неплодием укоряю и не вижу ваших добродетелей, так как и вы не видите моих зол. Итак, что устроил о вас Бог, мы не можем рассудить, но смиренно покоряться должны. А как в житии себя управляти, имеете довольно писаний святых отцов; пользуйтесь ими и обрящете милость Божию. Крест матушке К. хотя и есть, но всё легче того, когда бы сама была в управлении; теперь, я думаю, и Т. (келлейная) отдыхает, а не токмо она (мать К.); и, ежели не ошибаюсь, крест настоящий легче того, какой несла при покойной. Что она распоряжается сама, пусть на воле её: кто в деле, тот и в ответе; не ты дашь ответ. Ежели можешь и имеешь столько духу, входи; но как это сделать? Неужели бумагами вязаться? – Да избавит сего Господь! Когда где видится большой ущерб – сказать можно, ежели не послушают – будь спокойна. О пострижении монахинь письмо игуменьи вряд ли что успеет; не думаю, чтобы здесь стали С–у докладывать. Все основано на законе; когда же блюстители правды и закона явятся преступающее что о подначальных должно сказать? Кажется никаких резонов не приимут. Ежели там не успеете, то нечего делать, надобно терпеть. Нынче время от времени умножаются строгости, и сие явно за грехи наши, за неисполнение обстоит, и плохое себя к оным приготовление. Пусть напишет, а что выйдет, мы не винны. Понудьте Р. поехать к батюшке отцу Леониду; видите, что сеть вражия делает к этому препону, дабы не обличились его козни и коварство. Я, скудоумный, не могу обстоятельно дать должного к назиданию совета, а паче еще на письме: одно только то нужное, чтобы имела откровение и ни верила их лукавым советам. Бога ради, прошу вас поощрять её к этому: являемое свет, а не являемое тьма; по открытии помыслов, обнаруживаются его козни и ложь. Постарайтесь проводить её к батюшке, прочтите ей прилагаемую у сего записочку; силен Господь поддержать ее и не допустить до погибели милостью Своею. Вы пишете ко мне на письмо моё от 8 декабря, но я еще писал, вам 13 декабря, которого в то время еще не получали. Ежели вздумаете опять когда напомнить меня своим писанием, уведомьте об матери О–е: здорова ли она? В вашем письме я к ней прилагаю записочку, может быть не довольна тем, почему не особо к ней по почте прислал. Я слышу, что она истинствует обо мне с прочими благодетельствующими мне; я не смею себя оправдывать, много виноват пред Богом, и достоин всех укоризн, и горе мне, подавшему им чем-нибудь притыкание! Но молитвами их, пользы ради их, отлучил меня Господь от вас; праведен Господь в судьбах Своих; также уведомьте и об матери М.: каково её здоровье? Да и о прочих, о ком рассудите. Поклонов никому не нишу, да не соблазню их частым моим к вам писанием. 23 декабря со мною ничего не случилось особенного; верно вы видели какой сон, или иным образом хотел враг уверить: ничему не верьте, а токмо веруйте жизни нашей быть под промыслом Божиим, без воли Коего ничто случиться с нами не может. Поручаю себя вашим молитвам: пребываю и ваш недостойный богомолец, многогрешный И. М. 1 января 1834 г.

Письмо 204

Слова ваши, мать К., относятся, как думаю, к чувству скорбей; куда же от них даваться?

Пока мы имеем своими господами страсти, и усердно им служим, то и в самом небе не обрящется покоя; к тому же скорби посылаются от Бога, по разным неведомым нам причинам, или к наказанию за грехи, или к удержанию от грехов, или к искусу веры и любви в нас к Богу; но ещё и то глаголют отцы, что забыт тот от Бога, кто не имеет скорбей, и бесскорбно дни свои проходить; а св. Исаак пишет: «и от сего познаваем есть человек, яко от Бога промышляем, егда пошлет ему присно печали». Заглядывайте и сами в святые книги почаще, и напоминайте себе, что некуда даваться от скорбей, а когда хотим удобнее их переносить, подклоним себя под крепкую руку Божию, и благодарно понесём прискорбности жизни. В каждом письме о сем я вам напоминаю, хотя и сам в подобных случаях погрешаю; но все тоже твержу и прошу внимать отеческим писаниям. Св. Марко подвижник пишет: «иже себе совершенно на крест не предавый мудрованием смиренным и уничиженным и не повергий себе под всеми, попираем и уничижаем и презираем и обидим, и насмеваем и поругаем быти, и сия вся с радостно Господа ради терпети, и не отмщевати отнюдь человческим, славе или чести, или похвале, или сладкоястия и пития и одеяния, христианин истинен быти не может». Видите, как важно крестоношение! без чего, Аще не несем скорбей, и христианами истинными быть не можем. Еще же смотрите и свои немощи, т. е. иногда бываем виновны, и нас обличают в какой-нибудь досаде или в презрении к ближним: но мы чрез завесу самолюбия смотрим только на свою правость, и этим более отягощаем свою скорбь, укоряя ближних, и от них истязуя исполнения заповедей, сами перстом коснутися их не хотим. Как бы то ни было, чтобы кто ни делал нам зла, по вине, или безвинно, – они суть только орудия, употребляемые Богом к нашему наказанию, и могут только то сделать, что десница Всевышнего им попустит. Посему и должно подклонить себя под крепкую руку Божию, исповедать Ему, что достойны посланных наказаний, и больше их достойны; но милость Божия щадить нас и ожидает нашего покаяния. Прочтите у св. Исаака в 51 слове, с каким разумом принимать скорби: когда ропщем и укоряем других, тогда они отягощаются, а когда виним себя и каемся, тогда удобоносимы бывают. И ещё бы можно о семь писать, но я уже много и в первых письмах о сем писал, и почти все тоже повторяю. Вы, матушка N., также скорбите и представляете свои скорби неудобоносимыми: предлагаю вам те же самые пункты св. отец; подкрепите себя сим спасительным лекарством. Ежели не имеете человека, имеете Бога; излейте пред Ним душу свою, и ожидайте изменения скорби, когда Ему это угодно. Вы слишком малодушны, принимаете и то за скорбь, что есть тень скорби; полагаете, что я, ничтожный, могу вас утешить, и вы мне можете открыть скорби. Ежели бы была на это воля Божия, так бы и было; а то, видно, совсем нет; вы не полагайте надежды на смертного: человек яко трава (Пс. 102, 15.), слаб, немощен, безумен и игралище страстей; я никак не отхожу от сих. Когда же вы имеете какую веру, то можете смело описать свои скорби н немощи ко мне, непотребному; письма доходят верно, можете и имя не писать, а я, прочитав, могу их уничтожить: а вам, что Бог вразумить написать, напишу. Это, не понуждая вас, пишу, но отдаю на волю вашу. Прошу вас всех вообще, хотя и сами скорбные, утешать скорбную N. N. здравыми рассуждениями и советами. Вы сами помните, как сначала шли этою дорогою, показуйте и другим путь, где дурно: грязь, болото, дебри, глубина, горы, звери, разбойники, оттуда удаляться; чтый да разумеет. Желательно знать, получили ли вы от меня просфору? Не для того, чтоб вы благодарили, а только верно ли дошла? Что больше вам сказать? У нас мало новостей, у вас больше; вы не пишете ничего об Р–е, как она, бедная, проводит дни свои; да желательно знать об матерях N.N., N.N.; я ничего о них не знаю, живы ли они и здоровы? Благодарю вас за доставление моих писем к отцу М–ю, и теперь прилагаю, а я от него только и получаю, что чрез вас; прочие же письма пропадали, и это только от него; прочие все письма исправно получаю; не знаю, как будет вперед. Заключаю письмо сие желанием вам милости Божией и благословения и подания благодушия, и терпения, и прося помолиться о мне грешном, остаюсь убогий И. М., ваш недостойный богомолец. 13 августа.

Письмо 205

Напрасно вы на меня возносите небылицу, будто я могу вас устроить н утешить; сам в язвах и ранах низлежу и требую врача, да исцелит оные. Доказательно вам моё бесплодие душевное: пять лет бытия моего у вас духовником какую пользу принесло? Прибегайте к Врачу душ и телес – премилосердому Господу нашему Иисусу Христу, изливая пред Ним сердца свои; Он не оставит заблуждати. Ежели будет Его воля, чтобы и чрез меня, злосмрадного, иметь вам подкрепление и утешение, то и сие будет; ибо Он силен, по вере вашей, и неразумного просветить, и здесь удержать; но мы не знаем воли Божией; сего ради и должны ожидать, как Он благоустроит и сему повиноваться со смирением. Упоминаете о скорбях своих, говоря: «кажется сверх сил послано», эту мысль оставьте. Апостол, святой Павел, пишет: недостойны страсти ныняшняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 18.). А св. Апостол Иаков и Павел же много утешают и поощряют к терпению скорбей, и что не пошлёт Господь искушения выше силы; а что мы ими отягощаемся, то это от нашего худого устроения. Нам же надобно нести скорби, облегчая оные и памятью грехов своих, чтобы здесь очистившись, в будущем избавиться вечных мук. Прочтите у св. Макария в 7-м слове главы: 13, 14, 15, 16, 17 и 18; также и Марка подвижника много глав, укрепляющих в терпении, и св. Антония глава 58: люби убо прилучающаяся ти, да не будеши, неблагодарно снося, себя самого нечувствительно мучити. Св. Исаак также много утверждает; пишет в словах: 34, 35, 36, 37 и 51 и в прочих. Вот его ж слово: терпение есть мати утешения, а малодушие мати мучения, и в прочих отеческих словах поучайся. У аввы Дорофея св. хорошо слово о скорбях; прочитывайте их, просите Бога даровать вам терпение со благодарением. Он силен утешить вас – веруйте. А о Л. У–не: принимайте равнодушно её подозрения, выслушивая её откровения и не смущаясь, она сама не рада, но силен Бог её исцелить. Да управит Господь путь ваш по воле Своей, и даст вам мир и благое устроение. Многогрешный И. М. Кланяюсь и молитв ваших прошу. 29 октября 1833 года.

Письмо 206

Желаем вам и со всеми окружающими вас единодушными сёстрами мира и здравия, душевного и телесного, и во спасении благонадежного преуспеяния.

Внимая вашему писанию, от 21 марта, к нам, убогим, начертанному, усматриваем ваше сознание в своих немощах и поползновениях. Хотя вы и положили было начало в пост себя исправить, и в церковь на службу ходить; но во всём оном погрешили и людей осудили и против И. роптали и её укоряли; всего этого мы похвалить не можем, по от отеческой любви укоряем и наказуем вас, и советуем хранить себя впредь от таковых поползновений и нерадений; тем паче, что вы стоите на высоте, и должны быть примером другим; а то другие, глядя на вас, поревнуют тем же мнимым добродетелям. Бога ради попекитесь и призовите в помощь Бога, и в надежде на Его помощь, начните; а сие – мним – попускается вам за возношение, как пишете сами: когда что исправлю, то и мню о себе; а это Богу не угодно. Помня сие, отвергайте всякое возношение, приписывая исправления Богу, а не себе. Премилосердый же Господь да сохранить вас от всех сетей вражиих, и да простит вам вся согрешения ваша; и мы, недостойные, посылаем недостойное наше прощение и благословение, и остаемся ваши усердные богомольцы: многогрешный иеросхимонах Леонид и многогрешный И. М.

По просьбе Т–ы, в описанных ею немощах, в коих она кается, жалеет и желает исправиться, да простить её Господь, и мы, недостойные, прощаем. Ежели ж не хочет положить начала, но все в том же положении находится, то что сеет, таковые и плоды пожнёт; плоды смирения – покой; а плоды гордости – всегдашнее неустроение и смущение. Р–е скажите, чтобы она пред всеми смирялась, а паче пред сестрою; это для неё первое лекарство, и чтобы не слушала прельщающих её врагов; Господь да поможет ей и да избавится всех сетей вражиих и да простит ей вся согрешения её. 3 апреля 1834 года.

Письмо 207

Душевно радуюсь, что вы сподобились быть у мощей святого угодника Божия Митрофана и ему благоговейно поклониться; да будет он ходатай у Господа Бога о вашем спасении, и что по изяснении предо мною, многогрешным и скудоумным, своей совести, вышли от меня спокойны: это Господь утешил вас, по вере вашей, а не от меня; приносите Ему за сие сердечную благодарность, Что же, по приезде вашем, нашли опять в себе множество недостатков, а к оным нетерпение скорбей, этому нельзя удивляться: здесь вы были не на поле сражения, а как бы на отдыхе. Когда же вступили в подвиг, в ряды, в сражение с неприятелем: тогда и оказывается вам немощь ваша, и неохотно принимаете пребывание на Голгофе. Познавши во всём свою немощь, смиряйтеся пред Богом и людьми, и, памятуя грехи свои, принимайте с благодарением посылаемые вам скорби ко очищению оных; а когда будет воля Божия, то дарует и избытие от оных. Поздравляю вас с приближающимся всерадостным праздником воскресения Христова:, да утешит вас премилосердый Господь, и сподобит мирно и радостно оный праздновать.

Поручая вас покрову Божию, испрашиваю, да почиет на вас мир Божий, и да сохранит от всех навет и козней вражиих, и да простит вам вся согрешения ваша, и аз, многогрешный, посылаю моё прощение и благословение и остаюсь ваш усердный богомолец, многогрешный И. Л. и со благорасположенною братиею, и многогрешный И. М. 31-го марта 1835 года.

Письмо 208

Желаем вам и всей вашей Богособранной пастве о пресладчайшем Господе Иисусе, предвечном Младенце, ныне рожденном радоватися! и с торжественным воспоминанием сего праздника усерднейше вас поздравляем. Да исполнит Он желание сердца вашего, и поможет привести в действие ваше предприятие о распространении Церкви вашей. Матерь Божия и угодник Божий, св. Митрофан, со святою великомученицею Варварою да содействуют вам в сем вашем благом намерении; слава же да будет Богу, а не вам; вы орудие только на сие, но орудие может ли что-нибудь делать без действующего оным? Всякий помысел, предлагавший вам хвалу, далече от себя отревайте. Созидая храм наружный, пекитесь о внутреннем, и не о своём только, но и о прочих врученных вам, вы есте церковь Бога жива, яко вселюся в них, и похожду, глаголет Господь (2Кор. 6, 16.), т. е. когда будет украшен сей храм. При приношении вам хвалительных помыслов, представляйте себе грехи свои, какие, может, были прежние, и настоящее нерадение, то оные исчезнут. Кажется, что Господь промышляет о вашей обители, вам желающим только, а нам и ничего не предлагающим: видно Господь внушил и дал желание иметь попечение о распространении Церкви. Мы уже писали к м. В–е, что та особа жертвует вам 2 т. р.; мы напишем к ней в Петербург, чтобы она выслала в С.... на имя Л. У–ны, а вы от ней получите и употребите в своё время на церковь. Мы не сомневаемся в вас, что употребите их на сию надобность, хотя и нет ещё у вас начала, но не хотим отдалять и удерживать её усердие; может быть и перемена какая последует, да и в жизни нашей Бог волен. Когда же вы находите полезнее и нужнее, то можете и явно сказать сёстрам, что Бог послал на церковь, дабы и другие содействовали и усердствовали, – только бы не вышло чего от Преосв., что прежде времени сбираешь. Также об иконе не нужно разглашать, что из Петерб., дабы не вышло искушений; от кого? Почему они знают ваш монастырь и прочее? И лучше так: она будет доставлена в О.... к N.N., он вам её и доставит, и то без молвы. Помолясь Господу Богу, начинайте дело о церкви, не упуская времени; хотя и соблаговолить Преосв. Владыка на сие, но всё не так скоро можно решить дело сие; может быть, план предоставить архитектору, или представить в строительную комиссию, и пойдет надолго. Когда же арх. будет спрашивать: как приступаете к делу без денег? Указав на 10 тысяч, скажите, что надеетесь иметь помощь от усердствующих; но прежде приступления к делу никто не решится дать сумму. И потому, дабы далеко не отвлеклось время, пока взыщутся деньги, просить арх. позволить взять заимообразно в какой-нибудь церкви, где имеются деньги, тысяч пять; это не редко бывает. Ежели Бог благоволит, то и всё будет содействовать к делу сему. Мы вам пишем о нижней только церкви, не полагая ничего о верхней, не думая, чтобы это было нужно, да на это и иждивения много потребуется – большие тысячи. Для чего вдавать себя в излишние хлопоты? Ваша верхняя церковь довольно хороша, нельзя сказать, чтобы и тесна была, и лучше не сделаете; а что нужно и полезно, то советуем. Прошение к Преосв. подпишите вы с сёстрами, дабы он мог лучше убедиться; чёрное прилагаю, только с оного спишите, а его не показывайте; ежели что найдете нужным, можете и прибавить к оному, или что переменить. Что вы пишете об иконе св. Великомученицы Варвары, то и мы согласны с вашим мнением; но лучше о сем совсем замолчать и предать забвению, дабы не случилось какого искушения: не сочли бы из сего с вашей стороны какого злоупотребления и ложного прославления. Господь да покроет вас от всех сетей и козней противного. Советуем держаться умеренности, терпения, смирения, благодушия и упования. Вы спрашиваете, как молиться о сёстрах? Когда вы имеете в чем-нибудь нужду от какового человека, как вы просите? Бог несравненен в милосердии с человеками; но, яко Отец чадолюбивый, Сам побуждает нас к молитве и прошению нужных нам: в св. Еванг. Матф., глава 7; и притчею о неправедном судии и просящей вдовице об отмщении, от Луки глава 18, ст. 1-й и далее. Нужно ли тут какое-нибудь витийство или искусство? Правость сердца и простота со смирением; о сем довольно. – От 19 числа писали мы к м. В. и к Л. У–не, а теперь просим вас сказать им наше почтение и поздравить с праздником; посылаем наше благословенье, желаем вам здравствовать душевно и телесно, и миром душевным наслаждаться. Поручив себя вашим молитвам, а вас и обитель вашу – покрову Божию, испрашивая на вас Его благословение, с почтением нашим пребываем ваши усердные богомольцы, многогрешный И. Л. и братия, и многогрешный И. М. При отправлении к Преосв., когда будете с сёстрами, пригласите и В. В–ну, и паки ей предложите о церкви. V. скажите, что ей самое нужное врачевание – смирение, на которое Господь презирает. Нельзя полагать, чтобы не было пользы и от пр. М., хотя и не явственно. Весною можете её отпустить ещё к св. Митрофану и сюда.

Письмо 209

Ваше высокопреподобие, достопочтеннейшая матушка игумения А. Две агницы Христовы желают найти себе злачную паству, дабы, утучнив души свои, быть достойными небесного Пастыря и Жениха Христа невестами; они знают, что надобно приобщать к стаду овечек пасомых искусною пастушкою и имеющих дарования духовные. – Мы, зная добренькое их сердце и ревностное желание, по отношению их расположения, советовали им проехать к вам в вашу ограду, погостить, и посмотреть жительство ваше. Они ничего не знают, обыкновенно еще как мирские, очень могут обмануться и принять мишуру вместо золота или серебра, или худую траву вместо доброй. И в одной ограде есть много разного мнения умов, хотя, по-видимому, и к одной цели стремятся; однако часто ошибаются. Просим вас покорнейше принять их обычным вашим материнским раположением: позволить побыть несколько у вас на гостинной; а когда будет для них звание Божие водвориться в вашей обители, то и в принятии их явите наше согласие; мы уверены, что вы их полюбите о Господе: равно и прочих сестёр ваших единодушных просим явить им любовь странноприятия и духовного расположения.

Поручая вас всю богособранную паству покрову Божию, испрашиваем на вас мир и благословение Его, и с почтением нашим остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 28 января 1837 года.

Письмо 210

Видя из писания вашего, что обитель ваша удостоилась посещения Пречистыя Девы Богородицы честным её образом Тихвинской Божией Матери, и с каким чувством все сёстры ваши приняли сие посещение, и мы духом порадовалися; видим милосердие Царицы небесной к вашей обители; Её же молитвами сохранил вас Господь и от приближавшейся напасти; дав почувствовать попустительное оное наказание, но и помиловав, отвратив находившую тучу; а впредь должны быть поосмотрительнее и не всякому духу веровать; но просить Бога, да подаст истинный разум, и сохранит от всех сетей и козней сопротивного, и вперед да покрыет вас Матерь Божия Своим покровом. И паки порадовались духом, что даровал вам Господь приступить к пристройке вашего храма; а всё сие молитвами Царицы небесной, святителя и чудотворца Митрофана и святой великомученицы Варвары; они и да помогут вам совершить сие дело, начатое для славы Пресвятого Имени Божия и ко спасению сестёр служащее. Токмо блюдите не принимать советов льстивого, предлагающего вам славу; памятью грехов и смирением низвращайте таковые помыслы. Когда мы будем приписывать себе, то помощи Божией лишимся. Доселе видели вы, как вам Бог помогает и все содействуете чудесным образом; хотя и были сопротивления, но оные ничтожны и упразднились, и впредь Господь поможет совершить сие дело, и приведет к благополучному окончанию Письмо ваше мы получили в бытность у нас вашей благодетельницы Д. Д., которой мы читали оное, и она также порадовалась духом; но не желает, чтобы вы знали о её имени; она благодетельствует тайно, и не от большого избытка, но от лишения своего достояния: две части оного вам отдала, а третью оставила также на благотворения, которых она, живя, хотя в большом городе, ежедневно жаждет и насыщается. Желаем вам здравствовать душевно и телесно и в мире провождать жительство; с нашим к вам почтением пребываем недостойные богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 3 июля 1837 года.

Письмо 211

Писаньице ваше мы получили; дай Бог, чтобы с устройством вашей церкви и внутренняя церковь души вашей и вверенных вам сестёр устраивались и украшались камением драгоценным, дабы пришёл Господь наш Иисус Христос со Отцом н Духом Святым и обитель у вас сотворил. Теперь полагаем, что уже одну сторону стены разобрали и крышу стропил приуготовили; помози вам Господи совершить дело сие во славу Божию. В–е мы писали то, что нам Бог возвестил против её устроения; Аще же мы умолчим, камения возопиют. Надобно памятовать, какой взяли на себя образ и каков дали обет; живши во обители, должно улучшить и умягчить нрав, приобретая смирение деланием заповедей Божиих. Но ежели хотя и долго проживём, и от мнимого делания стяжем плоды, сопротивные духовным, то какая польза от сего? Мы писали к ней от желания ей добра; ежели ж она не приемлет сего, а еще и оскорбляется за сие, то чисты есмы от крове её: напоминая неоднократно, можем и замолчать неосужденно. Вам же приличнее всего напоминать ей на всяком шагу и останавливать в случае нужды; на вас взыщется, когда не будете возвещать должного. Пишем сие, сердечно жалея о ней и о вас; да поможет вам Господь исправить путь сердца её по воле Божией. Желаем вам и всем вашим о Христе сёстрам здравствовать душевно и телесно; поручая и себя вашим молитвам, остаёмся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М.

Письмо 212

Писавши к матери В., 5 числа сего апреля, хотя и поздравляли вас с праздником воскресения Господа нашего Иисуса Христа, а теперь и паки поздравляем, препроводя уже оную светлую седмицу торжественного празднества. Дай Бог и впредь дождаться вам с Богоспасаемою вашею паствою многих таковых праздников, препровождая душеспасительные предшествуемые оным святые посты: нынешний пост проведя, вы почувствовали в конце уже оного свои недостатки, и то, что поздно опомнились. О! не дай Бог сего к концу дней наших, чтобы поздно опомниться; а ежедневно иметь о сем попечение и полагать начало ко исправлению, дабы и свою душу избавить вечного глада и пасомых вами упасти на злачной пажити заповедей Божиих и учении церковных пастырей и учителей. О чем и постарайтесь всяку леность отгнать, и в церковь почаще ходить, а тем и овечек своих побудить к бодрости и попечению о душах своих; пример ваш имеет большое влияние на подчиненных вам. А при молитвах ваших воспомяните и о нашей худости, дабы не быть и нам осужденным, вам другим пишущим и советующим, самим же не едино благо сотворишим. Писаньице ваше, от 29 марта пущенное, получили мы 10 апреля, по случаю распутицы и разлитию вод так медленно: благодарим вас за принятие Н–х сестёр, У. и Ф., в обитель вашу и помещение их, по рассмотрению вашему, в келлию. Дай Бог, чтобы, как они для обители послужили пользою, так и обитель для них спасением.

Вашей Р–е прилично напомнить от св. Иоанна Лествичника от 4 степени: «кто хочет удержать свое слово, то да весть таковый, что недугует диавольским недугом». – Еще: «оклеветал один брат другого, за что велено было его изгнать из обители: ибо не подобает быть двум бесам в обители: видимому и невидимому»; а она клевещет многих, и тётку свою, и барышень. 5 апреля 1838 года.

Письмо 213

Одна овечка прибегает в вашу ограду, о коей мы писали к вам, Т. У–на: накормите душу её тучною пажитию духовного вашего учения и материнской любви. А сестра её N. препровождает её до вас. Сёстры ваши скоро от нас отправятся. Но позвольте вам попенять, что вы много отпускаете; право они никакой пользы не получают, а может быть с оскорблением отходят: народу много, то ими некогда заняться.

Хотя я и дал слово вам более не хлопотать о желающих вступить в вашу обитель: но могу ли возбранить звание Божие? Сия почтенная девушка, Д. Д., три года имеет расположение к монастырской жизни, теперь, получив соизволение от своих родителей, просит меня написать к вам о ней; я, не имея причины отказать в её прошении, пишу к вам, и предоставляю вашему усмотрению о принятии её под ваше материнское покровительство: а просить о сем не смею, давши слово. Надо удивляться милосердию Божию, что Он призывает и таких людей, кои образованы но веку сему, живут в удовольствии светском, и, может быть, слышат невыгодные убеждения на счёт нашего звания. Но за всем тем они оставляют свет с его удовольствиями и вступают на путь крестной жизни. Прилично сказать здесь слова Спасителя; подобаше возрадоватися, яко брат твой мертв бе и оживе (Лук. 15, 32.). Батюшка отец Л. и я уверены, что вы и сёстры ваши порадуются о пришествии сей агницы во ограду ваших словесных овечек, и постараетесь упасти её на злачной пажити учения Христова. Желаю вам здравствовать душевно и телесно; остаёмся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 5 сентября 1838 года.

Письмо 214

Вот и святого поста одну седмицу провели, слава Богу! Се ныне время блаюприятно, се ныне день спасения (2Кор. 6, 2). Попечемтесь не пропустить его туне, без приобретения душевной пользы. «Постимся постом приятным, богоугодным Господеви; не удалением только от брашен, но и злых отчуждением, сей пост истинный есть и благоприятный» (стих. пост. триод. в 1-й седм.)! Вам подобает, яко начальнице и предварительнице Христова словесного стада, и примером и словами наставлять пасомых вами; да мы и уверены, что вы долг свой не оставляете без исполнения. От 18 января письмо ваше мы получили, но не отвечали на оное, по¬ому что мы ещё ожидали ваших писем; но, видно, за занятиями вашими не дозволило вам время сего сделать. Спрашиваете вы: хорошо ли будет написать на южных и северных вратах иконостаса святого Иоанна Предтечу и святого пророка Илию? Почему ж бы, кажется, не написать ветхозаконных пророков? Многих пишут и новой благодати мучеников, и архидиакона Стефана, и Лаврентия изображают. Впрочем мы совершенно правил на сие не знаем и не можем решительно вам написать. Вы пишете, что, посещая святые обители, нашли везде лучше вас; о себе так надобно и мыслить, что мы хуже всех может быть привлечем на себя Божие милосердие; однако ж в чем видим неисправление, надобно стараться об исправлении. Просим не оставить нас в ваших святых молитвах, и, желая вам и всей пастве вашей мирного устроения и здравия, душевного и телесного, с нижайшим нашим почтением пребываем ваши недостойные богомольцы, многогрешный И. Л. и И. М.

И вам, почтеннейшая мать В., посылаем наше недостойное благословение; благодарим за писание ваше, в коем вы описываете жалкое устроение N. N.; не хвалитесь и своим здоровьем, как душевным так и телесным; вам известно, что сии последние происходят от первых, то и надобно попечение иметь более об исцелении оных – душенвных язв, дабы явиться в будущий век не безобразно; тело хотя и болит, но оно временно, – и всё сгниёт, а душа вечна и бессмертна! Теперь паче в постное время займитесь лечением её; Врач всегда готов подать врачевство, но дело состоит за нами. 14 Февраля 1839 года.

Письмо 215

Благодарим вас за писание; радуемся, что даровал вам Господь облегчение болезни в ноге; да даст же и совершенное исцеление, душевное и телесное. А вы подвигнитесь на благоугождение Божие, отложше всякую леность и нерадение, воспоминающе себе, что не на покой пришли в обитель, но на труд и на смирение; дабы сим, паче же милосердием Божиим, удостоиться внити в невестник Христов; да вы еще имеете и подчиненных о коих также должно пещись, и вразумлять словом и примером жительства. Во всем же оном призывайте в помощь премилостивого Господа, ибо без Него не можем ничто же творит (Иоан. 15, 5). Вы скучаете игуменством; но смотрите, когда откажетесь, но будете ли больше скучать? Этому есть много примеров, и искушение сильное может вас постигнуть. Предайтесь в волю Божию, как Он вас промыслом Своим руководствует, так будьте и мирны. Премилосердый же Господь да просветит вас и вразумит и наставит на всякую истину, и да ниспосшлет Свою помощь во всех ваших благих предприятиях. Поручаем себя вашим святым молитвам; взаимно испрашивая на вас мир и благословение Божие, с почтением нашим остаёмся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 9 марта 1839 года.

Письмо 216

Честь имеем поздравить вас, проводя торжественные праздники святые Пятидесятницы и совершение оных – Сошествие Пресвятого и Животворящего Духа; в сей день вашей обители престольный праздник святые и Живовочальные Троицы совершается. Да ниспошлет Господь на вас и на сестер ваших дары Своей благодати, ко благоугождению Ему, к вашему утешению и ко спасению душ ваших. Мы получили два ваших письма; видим, сколько вас утешило освещение храма новою люстрою: но как неизреченно должно быть утешение, когда храм душ наших осветится светом божественной благодати? О сем должно наипаче и более пещися, а паче вам: о себе и о вверенных вам сестрах, исполняя заповеди Божии и их к тому же побуждая.

Мы просили вас о N. N.. по письму знакомой нашей, живущей там послушницы, из сострадания, ибо она представила о жалком её положении; но совсем её не знаем, и никогда с нею не имели никакого сношения; вы сами, матушка, испытывайте их, мы не хотим навлекать вам тягости. Ежели она для вас вместительна, и ей также обитель нравятся, то почему же не дать убежища? Господь сказал: грядущего ко Мне не изжену вон (Иоан. 6, 37.), то кто ж мы? О помещении её у матери С. да будет на воле вашей, когда усматриваете из сего обоюдную их пользу. Мы уже видим, что с добрым, кажется, намерением ходатайствуя за других, навлекаем в последствии вам и себе неприятности, а нечего делать; просят, приступают неотступно, – такого мужества не имеем, дабы ожесточить; однако, хотя и есть вам скорби, но Господь вас укрепит, и, может быть, из них многие воспользуются отлучением себя от мира. Вот и чрез Е. Е – ну последовала вам скорбь, через оставление ею обители. Мы также, в этом случае, не безвинны: впрочем мы ей советовали только посмотреть и искусить себя: но ей, когда показалась жизнь монастырская, она ускорила и одеться; впрочем не без пользы для неё бывшее её у вас житие: она совершенно познала, что необходимо для неё жить в обители, и ей все ваши сёстры и обряды монастырские очень нравятся и вашею любовью она очень довольна.

Из написанных вами книжиц не всё можно найти в продаже; не поедут ли кто из наших в М–у, тогда можно поручить поискать оные, а писать тщетно; отец Л, располагал туда побывать, его о сем и попросим. Поручая вас и всех ваших сестёр покрову Божию, и испрашивая на вас мир и благословение Его, просим не оставить нас в ваших молитвах и с почтением нашим остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 20 мая 1839 года.

Письмо 217

Просим простить нас, что не можем много писать за молвою, обдержащею нас от посещения благомыслящих и усердствующих к Богу богомольцев. Письмо ваше 28 мая мы получили; благодарим вас за благое расположение и внимание к нашей просьбе о В–х девицах, Н. и А. Они при сем отправляются под ваше материнское покровительство; просим поместить их в келлию, куда рассмотрите, соображаясь с духом единомыслия, во еже бы мощи понести друг друга тяготы; примите Бога ради сию тяготу, от нас налагаемую: а мы сие творим из желания им спасения. Господь Бог да поможет вам их устроить ко благоназиданию и воздаст за сие вам Своею милостью. N. N. просила нас поручить её по окормлению матери Р., а мы вас о сем просим, вручите ей их, и не скорбите на нас за такое распоряжение: мы сами невольны. – Просят.

Достопочтеннейшая о Господе мати К–я А.! Внимая писанию вашему касательно немощи.... надобно полагаться на волю Божию; но в церковь ходить должно, полагая очам своим хранение и обвинение: болящая рана не так скоро заживает, но помощью Божиею, и своим тщанием и произволением, изглаждается; не имея больше времени писать, с желанием вам спасения пребываем недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М.

Достопочтеннейшая мати В.! И на наше писание примите хотя краткий ответец: благодарим вас за приятие – от грубости нашей хотя, но от желания вам исправления и спасения – обличений. Надеемся, что вы постараетесь, более и более вникая в свою совесть, беспристрастно исправить свою нравственность и получить спокойствие духа, которым наслаждаются смиренные (Матф. 11,29.). Чего и вам желая, пребываем ваши недостойные богомольцы, многогрешные иеросх. Л. и иером. М.

Достопочтеннейшая о Господе N. N! Удобнее можете понести тяготу друг друга, когда тут присовокупиться смирение, видящее токмо свои грехи и немощи, а не чуждые. Но мы вас просим, понесите тут же и наши немощи, ибо мы виновниками их перехода из В–ы; больше некогда писать. Остаемся желатели вам здравия и спасения, недостойные богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 9 июня 1839 года.

Письмо 218

Сёстры ваши, Е., Е. и Н., доставили нам ваше писание, 15 числа писанное. Благодарим вас за принятие сестёр N. и N. Да укрепит их Господь в обители вашей и да подаст силу против браней вражиих, имущих восстать на них, ибо враг ненавидит добра, и, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити (1Петр. 5, 8.), и верно восставит свои козни к возмущению их спокойствия. Но вы своим материнским попечением не оставьте их успокоивать. Сёстры ваши побыли у нас, поготовились и удостоились принять святые тайны; о чём нужно было, с ними довольно говорили, желаем, чтобы они по вере своей, получили душевную пользу; это дело не наше, но Божие; Он действует в нас, по вере каждого, Аще мы и не духовны и не словесны. А теперь гостят у нас вашего же стада овечки мать Л. М., и другая М., на время отлучившаяся от стада, и паки желающая возвратиться в ваши материнские недра – Голубица, вылетевшая из Ноева ковчега, не обрела покоя ногам своим, паки к Ною в ковчег возвратилась; и он её принял и успокоил: так и она – не подобится врану, оставшемуся вне ковчега, но подражает голубице; а вы уподобьтесь Ною, примите её, и ежели она малодушным своим исшествием причинила вам скорбь, то великодушно простите её, и утвердите к ней вашу любовь. Без искушения не могут быть тверды наши добродетели; дуб когда ветром колеблется, то тверже углубляется корнями в землю. Случившаяся с нею болезнь, печаль по родным, климате – все сие взволновало её воображение, смутило, и она думала найти успокоение на родине, близ родных: однако ж в сем ошиблась. Ошиблась не тем, что не нашла в родных расположения: они её любят и успокаивают, также и в доме своём всё есть для её спокойствия, но дух, вкусив в вашей обители более телесного спокойствия, не находит здесь успокоения. Она чувствует вашу материнскую к ней любовь и всех сестёр ваших расположение. Мы паки повторяем к вам наше прошение принять её в вашу обитель; надеемся, что при Божией помощи, укрепится и утвердится тверже прежнего. Просим вас уведомить нас и её о согласии вашем на принятие её: она не замедлит припасть к вашим материнским стопам, и будет проходить подвиг жительства своего с самоукорением, руководствуясь учением святых отцов и нашим наставлением. Сёстры ваши весьма рады желанию её возвратиться к вам в обитель, и они с своей стороны вкупе с нами просят вас о приняли её. По ожидании вашего ответа, при желании вам мира, здравия и спасения, остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 24 июня 1839 года.

Достопочтеннейшая о Господе мати В.! И вас просим о ходатайстве у матушки игуменьи за Е. Е–ну; все что мы делаем для ближнего, делаем для себя; ибо Господь приемлет на себя сделанное для них, Аще благо, Аще зло: понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе (Матф. 25, 40.). Мы будем ожидать скорого ответа; о сем матушку просим и вы ей о сем приномяните. При желании вам успения во спасении, пребываем недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М.

Письмо 219

Теперь предлежит у нас до вас всепокорнейшая просьба: благородная девица 18-ти лет обявила желание в монастырь, и имеет оное более полугода; хотя и были препятствия от родных, но, при помощи Божией, они разрушились. Мы не находим для такого птенца места, как в вашей обители, под ваш материнский покров Мы имели было намерение более не беспокоить вас таковыми просьбами, но что ж нам делать, боимся дать ответ Богу за неё, когда она расстроится в жизни; то и просим вас принять ее и поместить пока, но нашему мнению, хоть с N. N. Она кланяется вам в ножки и просит вас дозволить ей приехать к вам вместе с матерью Р. Слава Богу, что храм ваш украсился; но недостаёт не нашего грешного посещения, а гораздо важнейшего посещения благодати Божией – освящения приделов; тогда радость совершится ниспосланием благодати. Вы же попекитесь о живых храмах вверенных вам сестёр, да сохранятся оные в чистоте исполнением животворящих заповедей Христовых. Испрашивая на вас и на сестёр ваших мир и благословение Божие, прося купно и ваших святых молитв, пребываем ваши недостойные богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 28 октября 1839 года.

Письмо 220

Бы жалуетесь на своего ленивого врага, что не можете одолеть его и ходить и церковь. Мы сего одобрить не можем: ибо вы лишаете себя великих даров Божиих: иметь участие в словословии Бога со всею Церковь, и от того получать невидимо благословенье свыше, как многие имели о сем откровение: то и нужно на сие себя понуждать, а при оном явится и помощь Божия. При неисправлении же вами сего долга помните и то, что с вас берут и прочие сёстры пример подражать в лености; a другие имеют повод к суждению вас за сие: а всех их суд на вас есть, за всех должны воздать Богу ответ. Снисходите в преглубочайшее смирение – оружие против всех врагов, то и сего врага вашего удобно победите, при помощи Божией. – Поручая себя вашим святым молитвам и взаимно испрашивая на вас мир и благословение Божие, с нашим усердным почтением пребываем недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М.

Письмо 221

Письмо ваше от 3 июля я получил, в небытность батюшки отца Л., и без него же к вам ответствую, видя предлежащую необходимость касательно П. Т. и В. Н.; несогласие их, как для вас, так и для нас, прискорбно, которое происходить по навету вражию, и по их самолюбию: представляются каждой из них вещи в другом виде, и, черня в мыслях ближнего, своих недостатков не видят, или извиняют их, считая самомалейшими, и, основываясь на вражием представлении и на своём мнении, находятся в смущении и раздоре; как вы находите их обеих виновными, то и я с сим согласуюсь, и прошу вас, Господа ради, по данной вам власти от Него, вразумить их и обличить; дабы, хотя и разойдутся, чтобы не было между ними вражды. Когда находите удобным В. Н. поместить к матери N., то и мы с сим согласуемся; где она должна быть благоразумнее, познавши на опыте, как надобно себя вести, и вразумите её, чтобы она помнила и внимала своим грехам, а не ближних недостаткам. Она пишет, что думала найти здесь простоту и искренность: этого-то ей кажется и нет, – напротив политика мирская: видно, что глаз её завален большим бревном, посему и видит сучки в ближних. Как для нас больно! навязываются, просят пристроить, а после выходят смущения. Мы не обещаем им блаженства, но предлагаем скорби на сем пути: на все бывают согласны; но после ничего и не несут. Да поможет вам Господь устроить ее на лучшее, она имеет к вам веру и любовь, а посему в послушание исполнить – понудится к терпению. Поручая себя вашим святым молитвам и испрашивая на вас и на паству вашу мир и благословение Божие, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 9 июля 1840 года.

Письмо 222

Хотя и есть ваша общая обязанность об окормлении всех сестёр, но мы вас благодарим за особенное принятие под назидание ваше сестёр В. М. М., А. и Е. Н.; они, вкусивши и испытавши сей путь, видят, как бедственно идти самочиннным путем; а вас Бог вразумит, что и когда сказать кому на пользу. Касательно наших обстоятельств, они всё ещё непостоянны; что батюшка переведен в другую келлию, это ничего не значит: ему это ещё покойнее – избавился лишних посетителей; но рассеиваемые пустые слухи наводят неприятность благорасположенным к нему. Расположенным к батюшке и скорбящим о нём можете в утешение сказать, что он теперь совершенно спокоен: пустые слухи нимало его не тревожат. Честь имеем поздравить вас с приближающимся высокоторжественным праздником Рождества Господа нашего Иисуса Христа; да сподобит вас Господь встретить оный и праздновать с сердечною радостью, во здравии душевном и телесном.

И поручая вас и всех сестёр ваших покрову Божию, и испрашивая на вас мир и благословение Божие, поручаем и себя вашим святым молитвам, и пребываем ваши недостойные богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 17 декабря 1840 года.

Письмо 223

Я уже извещал вас о кончине любезного нашего батюшки, отца Л., и уверен, что от чувствительного сердца вашего истёк слёзный источник о разлуке досточтимого нашего отца и благодетеля. Усердие ваше и любовь к нему конечно сохраняете и по смерти его. Прошу же вас, докажите сие на самом деле: обратите внимание ваше материнское на Т. У–ну и Н. П.; пристройте их в собственный уголок вашей обители; и при жизни его мы неоднократно вас о сем просили, и теперь, именем его, прошу вас, первый открывшийся случай к очищению келлии употребить в их пользу. Вы этим почтете его память и докажете своё усердие к нему, ибо он виновник подворения их в вашей обители; даже в последнее их у нас пребывание они повиновались батюшкиному приказанию, возвратиться в С.; хотя я, по безумию моему, и противного был мнения, но он настоятельно удержал, и приказал ехать в С им к Н. Н.: то, видно, уже промысл Божий привёл их в вашу обитель; а вы подайте им руку помощи. Сколько вошли в обитель после их, все устроились, а они всё ещё нет; потребно великого терпения, хотя мы и укрепляем их в терпении, но все отнюдь люди немощные, и тогда, когда от родных несут за сие укоризны: но вина не их, а наша. И. М. 25 октября 1841 года.

Письмо 224

Слыша, что в обители вашей происходили духовные торжества – пострижение сестёр в монашеский образ и в мантии и в рясофор, сердечно о сем порадовался; знаю, что и вам, со всеми о Христе сёстрами, была радость велия. Да и как не радоваться, когда о едином грешнике кающемся бывает велия радость на небеси (Лук. 15, 7.), кольми паче, когда многие притекли к сему образу покаяния, с сокрушённым сердцем и смиренным духом. О, когда бы сие чувство сохраняли мы в памяти своей всегда, то большую помощь имели бы в борьбе против страстей, против мира, плоти и диавола: а, забывая оное, колеблемся, как трости, ветром порываемые. Чудесная ваша мысль о перемещении моём в первобытную обитель, в П–ю пустынь, тем ограничиться должна, что вы подумали и мне сообщили. Это состоит не в нашей воле, по крайней мере, в настоящее время; а вперед что будет, непроницаемою завесою судеб Божиих от нас закрыто. Теперь я к сему не имею никакой благословной вины, ни средств к исполнению: пока ещё отцы и братия нашей обители несут мои немощи и не изгоняют вон, почти ни к чему, или мало на что способного; предадим сие воле Божией, Он устроит так, как Ему будет угодно и нам полезно. Многогрешный И. М. 20 декабря 1841 года.

Письмо 225

Благодарю вас за доставление случая купить келлии Т. У–не; о чём я вам много стужал и в последнем письме воспоминал; она и И. сами пишут ко мне о сем и много вам благодарны, чувствуют ваши материнские к ним милости, хотя и смутились было по неразумию и по вражию коварству, но после опомнились и успокоились. Сердечно жалею, что они своим смущением навели вам беспокойства и возмутили дух ваш, но этому нечего дивиться: где хочет кто сделать добро, там враг запинает, – делает спону, но после же на лучшее устрояется; вы простите их неразумию, и примите сие искусом к вашему терпению. Я знаю, что при прохождении должности настоятельской многие бывают скорби; и Моисей, вождь израильского народа, переносил оные от роптавших на него иудеев; кольми паче в нынешние времена, и при нашем малодушии, бывает скорбь начальствующим; но всё сие не без промысла Божия, а ко искусу попускается; дабы, искусившись, сами могли бы и искушаемым помощи. Возвергните на Господа печаль вашу, и Он вас не лишит Своего отеческого покровительства и утешения. Прошу не оставлять и меня, грешного, в ваших молитвах; а также и я, с почтением моим пребывая к вам, остаюсь недостойный богомолец ваш, многогрешный И. М. 3 января 1842 года.

Письмо 226

Высокопреосвященнейший Филарет, киевский Митрополит, 20 числа сего числа удостоил нашу обитель своим посещением, в 5 часов пополудни: и с его приездом благодать Божия ниспослалась на наши места, – пролился благотворный дождь на иссохшую землю и оросил растения её: а на землю сердец наших благословением его архипастырским низшёл духовный дождь утешения; архипастырская его любовь и благосклонное обращение усладили сердца наши; перед всенощною отслужил он панихиду по Д. Б., и тут же почтил покойного батюшки, отца Льва, литиею на гробе его. Во время всенощной посетил наш скит и слушал оную до канона; а на другой день в 6 часов пожаловал к нам и слушал литургию; посетил некоторые келлии наших братий, возвратился в монастырь и в 10 часов отправился в К., где и кушал у Б. Полагаю, Владыка посетит и ваш град и обитель вашу, и благословит всех вас. Сёстры ваши свидетельствуют вам свое почтение, и просят ваших молитв, а я вам всем вашим матерям и сёстрам усердно кланяюсь; письма от многих получил, но ещё некоторые и не читал. Многогрешный И. М. 23 мая 1842 года.

Письмо 227

Представляю себе, какой вам предлежит труд душевный и скорбь, в принятии и устроении присланной к вам от высокопреосвященнейшего митрополита Филарета внуки – его девицы С. Лестно иметь такие отзывы, и получать благоволительные письма от главы российской Церкви, но поражает сердце ваше страх будущего её духовного образования: кому поручить сию словесную овечку в надзор? Это не простая девица, которая пришед, живет как хочет, хотя и за тех вы дадите ответ Богу; но о нейи здесь опасение имеется. Истинно труден наш нынешний монашеский век, за нерадение наше наставникам и наставницам до зела оскудевшим; а брани отовсюду предлежат: и одесную, и ошую, и внутрь, и вне. Кто изяснит и покажет путь ко избежанию многочисленных сетей вражиих? Когда сами мы опутаны ими, и, не имев главного оружия, смирения, не можем правым и не прелестным путём идти, и путеводить других. Ещё милость Божия велика, что даровал нам учение святых отцов, прошедших деятельную жизнь, указующих нам путь сей. Но и туг сети вражии, и подсады на самонадеянных и не имеющих смирения велики; принимаясь, или выше меры своей, или неправо толкуя, впадают в прелесть. А кто бы мог, хотя бы несколько, проказывать другим право, их святое учение, и при немощах своих, по слову святого Иоанна Лествичника, – но и тут враг запинает; восстают на тех и еретиками провозглашают; как случилось по С. Б. и отчасти и по Б. монастырю, что и с нами было. По сим-то обстоятельствам для вас есть немалый труд и скорбь в окормлении юной сей девицы. Владыка имеет вас и обитель вашу в хорошем мнении надобно же это оправдать и на деле: одна внешность не может быть оправдана. Вы просите моего совета: что нам делать, кому её вверить, у себя оставить будет ли хорошо? Просвирница соглашается взять, но сомневается в содержании; вам лучше известны ваши сёстры, кому бы можно было её поручить; а для меня не столько сведомо; сколько же могу, не отвергаюсь, по вере вашей, дать советы мне кажется, лучше бы было, ежели бы она была на ваших глазах, и научилась от ваших наставлении А. N. N. живёт же при вас; разве опасаетесь соблазнов для неё, по многой молве в вашей келлии? Ежели отдадите к м. О., там, может быть, и не будет соблазна для неё, меньше людей, только не мешает вам иметь её под собственным вашим окормлением, т. е. чтобы она во всём вам открывалась; мне духовное устроение мат. О. неизвестно, то и не могу дать совета на неё положиться; что ж касается до содержания, то это излишнее попечение; неужели отец оставит её без пропитания? В этом никак нельзя сомневаться; паче же Отец небесный, сказавший: ищите царствия Божия и правды Его, и сия приложится вам, и пекущийся непрестанно о всякой Своей твари. На Него возложа всё ваше упование, как в телесном, так и в душевном окормлении, и на Пречистую Деву Богородицу, заступницу нашу премилосердую, примите её. Неужели же отказать в принятии такому лицу, благоволившему сделать вам сие поручение? Вот вам мой совет: недостающее да восполнит благодать Божия, призвавшая сию юную деву на служение себе. Отписать, кажется, нет затруднения; как он пишет к вам просто, так и вы отвечайте; он не взыщет от вас высокопарных слов, но более простоты и истины; а за высокий слог может иногда оскорбиться, увидя в нём не ваш разум и чувство. Многогрешный И. М. 27 июня 1842 г.

Письмо 228

Честь имею поздравить вас с наступающим днём вашего ангела, памяти святой равноапостольной Марии Магдалины... Она, проповедая слова Божия приводила людей ко Христу, терпела через сие большие скорби; и вы ведёте вверенное вам стадо словесных овец ко Христу; нельзя и вам обойтись без скорбей, от разных случаев и сопротивлений исполнение заповедей Божиих; но вы, взирая на пользу душ, порученных вашей пастве, не малодушествуйте и не изнемогайте в вере и надежде на начало Пастыря и Подвигоположника, Господа нашего Иисуса Христа. Призывайте Его всесильную помощь в недоумениях и скорбях ваших; Он силен даровать вам оную. Вы пишете о своей скуке и будто ожидания чего неприятного: не думайте сего, но скучное положение сердца вашего принимайте как жезл отеческий и духовный крест, посланный вам к успеянию в духовной жизни. Хотя и тяжко сносить его, но спасительно; вменяйте себя достойного оного, за бесплодие благих дел, и не оставляйте врача, и по силе делания со смирением; Господь посетит вас Своим заступлением и милостиво утешит, когда найдет это вам полезным. Из письма вашего невидно, куда вы поместили юную внуку Митрополита: у себя ли оставили, или кому другому поручили. Сожалею о болезни мат. Д–и; но Бог знает, что нам полезно: мы не можем похвалиться своими исправлениями, но паче сознаем нищету в них, то невольными болезнями или скорбями недостаток оный дополняется; за что и должны воссылать славу и благодарение премилосердому Господу. Прошу ей сказать моё почтение, а также и сотруднице её, Ф. А. Многогрешный И. М. 18 июля 1842 года.

Письмо 229

Самый вернейший случай имею, сию оказию, принести вам искреннее моё поздравление с приближающимся высокоторжественным праздником Рождества Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Желание сердца моего и молитва к Богу: да сподобит Он вас и со всею вашею богоспасаемою паствою встретить и торжествовать оный праздник с сердечною радостью, в здравии душевном и телесном, славя и воспевая неизреченное Божие смотрение, о спасении нашем соделанное, как ангели воспели: « слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение»!

На скудной ниве нашей стада вашего овечка желала обрести пажить для души своей, но не знаю, могла ли найти желаемое; ибо зной страстей иссушает растение добродетелей; просим и молим вас помолиться о нас ко Господу, да ниспошлёт росу благодати Своея на истаявшие зноем сердца наши, а паче моё убогое сердце требует милости Божией к снисканию поне смирения.

Пасите стадо ваше, по данной вам благодати Божией, уча, обличая, наставляя и вразумляя на путь правый и истинный, за что примете от Подвигоположника Христа неувядаемый венец славы! Многогрешный И. М. 16 декабря 1842 г.

Письмо 230

Сейчас получил почтенное ваше писание, от 23 декабря писанное; благодарю вас за поздравление меня с праздником, а я взаимно вас поздравляю с наступающим новым годом; желаю, вам мирно и спокойно оный встретить; и дабы нашедшая туча на горизонт вашей обители прошла благополучно, не повредив нравственного произрастения вашей боголюбивейшей паствы. От многих ваших сестёр получил я писание, но никому не в силах теперь отвечать; только к вам несколько строк едва могу успеть написать, видя вашу скорбь в предлежащем усилии X–ий войти в вашу обитель.

Впрочем всё это мы рассуждаем по человеческому смышлению; а может быть добрый пастырь наш, Иисус Христос, пришедши взыскать заблудшую овцу, хощет и её взять на рамо Своё и привести ко Отцу Своему; что будет дальше, видно будет из последствий; ежели неможно будет переломить, то, видно, надобно повиноваться начальству; видно тут и воля Божия есть, и ежели не к созиданию, то дабы вы были бдительнее над другими слабыми, и молились о сем Господу, да сохранит Он Сам обитель вашу от всех сетей и козней вражиих и да даст вам разум упасти словесное Его стадо на пажитях духовных.

В. Н. возвращается к вам во обитель с радостью; бытность в мире ей довольно наскучила; впрочем она была там не по своей воле, но по их обстоятельствам: невозможно было её прежде отправить. Я надеюсь, что вы её простите, с обычною вашею материнскою любовью. В. В–е я ничего особенного не предлагал, а тоже, что и другим предлагаю – отеческие учения; и ежели она получила утешение, то это не от меня, а по вере ей Сам Бог даровал ей оное. Прошу вас сказать ей мое почтение. Многогрешный И. М. 1842 года.

Письмо 231

Благодарю вас за поздравление меня с постом и за все благожелания; взаимно и я вас поздравляю, препроводя первую седмицу святого поста; да сподобит вас Господь и прочее время оного проходить в благоугождении Богу, и со всею вашею паствою. Оставьте извинения за молчание ваше; неужели вы сомневаетесь в моём по Бозе к вам расположении? Я не ищу политических приветствий; а ежели что кому нужно от моей худости, с любовью ответствую, как Бог вразумит, по вере вопрошающиих. – Премилосердый Господь, покровительствующий обители вашей и вам, может быть и возвестил Владыке вашему свободить вас от девицы Л.; но вас беспокоит его молчание: будьте покойны, письма, может быть, и убедили его в противном мнении, как он имел о её раскаянии. Впрочем и я согласен с мнением отца М., что ежели и за сим будет настаивать, то нельзя противиться, видно нельзя нам быть без попечения; одно не прошло, и другое навел враг смущение: попущением Божиим и Л. причинила глубокую рану сердцу вашему; только Бог покрыл Своим милосердием, не допустил до дальнейших худых последствий, и не попустил пронестись молве. Конечно вам не малая скорбь так близкую видеть в таком расстроенном положении и худом произволении; а неволею можно ли принудить к противоборству столь сильным страстям, и притом когда еще нет смирения и произвольного воздержания. Другая скорбь: ежели выйдет известным соблазн для подручных вам сестёр, – как востягнуть подобных в слабости, и в хилом произволении? Но да защитит вас Господь и Пречистая Матерь Божия от всех стрел, коварств и наветов врага. Не знаю, какие меры приняли вы к увещанию юной подвижницы, и имеет ли она должное раскаяние и намерение положить начало не оскорблять и сохранять себя. Не оставьте в молитвах желающего вам мира здравия и спасения и пребывающего с нижайшим почтением, недостойного вашего богомольца, многогрешного И. М. Не пренемогайте в скорбях – ибо многими скорбми подобает нам внити в царствие Божие (Деян. 14, 22). – Бог дюбит вас, посещая ими, и научает искусству. 2 марта 1843 года.

Письмо 232

Вы носите ныне имя Д., на русском наречии значит: Богом данный. Это хорошее наименование; соблюдайте же долг свой благодарностью Господу за дарование Его. Он вас призвал, в звание сие, и дал вам сие имя; помните же и прежнее ваше имя Д. – на персидском языке, а на нашем: огнь великий; это именование не просто надобно пройти, но вникнуть в разум его: огнь великий да будет в вас любви к Богу и к ближнему; ибо сии имена служат вам напоминовением любви к Богу и благодарности за дары Его и за призвание ваше к сему званию; а при напоминовении удобнее можно возбуждаться и понуждаться в тому, чем любовь Божия доказывается – исполнением святых Его заповедей; по слову Его: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдает (Иоан. 14, 23); вам, может быть, покажется странный предлог – толкование имён ваших: но моё намерение есть поздравить вас с приближающимся днём вашего ангела. 19 числа, святой мученицы Д., с коим вас всеусердно и простодушно поздравляю, а дабы не просто одни благожелания мои вам предложить, я взял их из самих значений имён ваших; между тем и письмецо несколько понаполнилось, а то бы в малых строках кончилось. Дай Бог, чтоб вы были здоровы и благополучны, мирны и спокойны. О! мир, мир! вожделенный мир! сколько ты нам нужен и приятен! но мы тебя лишаемся, от того что не так ищем, как велел Господь; Он приказал научаться от Него: яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящем покой душам нашим (Матф. 11, 29,). Но так ли мы (а паче я) его ищем? Для снискания кротости и смирения – не полагаю пред собою своих грехов, а наоборот вижу чуждые, и их сужу; укоризны и досады, даже и противоречия не переношу, и ныне читаемая молитва: «Ей, Господи, Царю , даруй ми зрети моя прегрешения», и прочее – не поражает каменного моего сердца. Как явлюся пред суд Божий? не вем; но ныне время благоприятно, ныне день спасения; да положил начало, призвав всесильную помощь Божию – противиться страстям, и смиряться за немощь нашу. Я пишу вам о своих немощах; вы же, может быть, и здравствуете душевно. Чего вам сердечно желаю, и, поручая себя вашим молитвам, и сам хотя недостоин, пребываю ваш богомолец, многогрешный И. М. 15 марта 1843 года.

Письмо 233

Очень было прискорбно слышать о страданиях матери В., прекратившихся мирною, а следственно и блаженною её кончиною, последовавшею в день воскресный; и это есть знак к ней милости Бонной. – Нельзя и сомневаться, чтобы она не удостоилась оной, сподобившись посещения толико болезненных страдай, очистивших всю дебелость плоти, и душу убеливших. Покаяние – в течении толикого времени болезни её, ни о чём другом не имела попечения, как чтоб представить душу неосужденну пред Богом, через заслуги Господа нашего Иисуса Христа, умилостивляющие небесного Отца – сильно очистить её от тины греховной. А бессмертная пища – тело и кровь Господа нашего Иисуса Христа есть милосердия залог к ней, также и прочие таинства, совершенные над нею, подают надежду о её спасении. Однако ж все-таки мы имеем долг, по установлению Церкви, молить за неё Господа, как при бескровной жертве, так и на прочих молитвословиях. Сие принесет душе её пользу, и мы оной не лишимся, обретшей ей благодать пред Богом. Благодарю вас за скорое извещение через М. Д. о кончине страдалицы В.; письмо я получил 25 марта вечером, и тот же час записал имя её, для поминовения на чтении псалтиря и на прочих наших службах; утром отслужили панихиду, а сегодня, в субботу, 27 числа, вместе с Л. Е. (которой сороковой день) поминали на литургии и на панихиде. Да упокоит Господь душу её в царствии небесном. Мать Л. и М. А. ко мне пишут, и последняя просит меня удостоверить вас в том, что она не скорбит до безумия, а успокаивает себя надеждою на упокоение маменьки её в будущей жизни, что я исполняю. Мать Д. оставила для нас разительный пример когда при столь скромной для неё жизни и попечении о своём спасении нужны были толикие страдания к очищенно и к получению мирной кончины? Что ж мы скажем о себе, а паче я, когда приду в чувство содеянных мною? О других не смею говорить, а себя вижу в нечувствии пребывающа; только луч надежды на милосердие Божие озаряет мрак души моей окаянной. Надеюсь, что поподробнее напишете ко мне о кончине её, или М. А. возьмет на себя сей труд; также и о том – погребение было ли схимонашеское? – Я ззаписал схимонахини В. М. Многогрешный И. М. 27 марта 1843 г.

Письмо 234

Христос воскресе!

Святый Апостол научает: во всем скорбяще, но не стужающе си (2Кор. 4, 8). Я и не смею писать вам от своего искуса о терпении, а апостольское слово смело предлагаю: вас оскорбило до глубины души надписание на письме, я это чувствую, ибо и сам пострадал, – разве не много меньше вашего, – по прочтении; что ж делать? вспомним слово: во все скорбяще, но не стужающе си. Пусть будут скорби, когда есть на это воля Божия (без оной они и быть не могут), хотя и немощны, но не будем стужать и малодушествовать, и веруем, что в них сокровен есть живот вечный, блаженный. Вы, я думаю, не похвалитесь своими постническими подвигами и трудами, а также и не скажете, что вы безгрешны. Чем же приобрест спасение? Благоутробный Господь и посылает скорби, чтобы потрясали нас, и тяжестью своею очищали греховную тину, чтобы явиться очищенными пред Ним; приносите Ему благодарение за толикую Его к вам милость, и что вы незабвенны пред Ним: в мысли своей вините себя, а не других: тогда получите помощь к перенесению скорбей, и даже утешение в оных. В последствии время покажет, и Сам Господь силен разрушить наветы N., которые она на вас замышляет (Исаии 8, 10, 19, 3.). Что успели старцы о Сусанне ? Много и других примеров видим, что: ров изры, и ископа и, и падет в яму, юже содела (Пс. 7, 16.). Аще не попустит Господь, ничто же они успеют; а что попустит, то кто может воле Его противиться? Успокойтесь, матушка, и возверзите на Бога печаль вашу, сила Его в наших немощах совершается (2Кор. 12, 9.). Ваша мать казначея располагается из О–а проехать и в наши пределы; но скажу вам, что я располагаю, и Аще Господь восхощет, и живы будем, на сих днях после памяти В. М. отправиться в путь, и может быть, месяц проезжу: и потому не могу её здесь видеть; также прошу сказать и другим сёстрам, буде которые располагают сюда ехать, чтобы не трудились вотще. О скорбях же ваших сестёр я вам не пишу: они сами, хотя отчасти, опишут вам; а остальное сами перескажут: ладятся домой – добрый им путь. Мати казначей и Д–е прошу сказать моё почтете и испрашиваю прощение, что не пишу, – право некогда и голова забита. Многогрешный И. М. 27 апреля 1842 года.

Письмо 235

Почтеннейшая С. П. совершила свое течение в мире сем, перешла в вечное отечество; дай Бог получить ей вечное блаженство, в чём нельзя и сомневаться; она имела доброе сердце, и большую часть жизни своей провела болезненно и скорбно; а это-то и есть путь, ведущий в царство небесное. Слава Богу, удостоилась и напутия христианского; я много обязан её усердным расположением и долгом считаю поминать её в недостойных моих молитвах; мы должны сожалеть о разлучении с нашими ближними, но, рассматривая суетную и скорбную жизнь сию, должны благоразумно умерять скорбь: её была не малая скорбь – одиночество; имевши детей, и при старости и болезни жить в разлучении с ними, в коих, может быть, полагала иметь надежду утешения; с прекращением жизни её прекратились и скорби её, но для детей конечно не мала скорбь, что не удостоились быть при её кончине и принять благословение; но она, верно, заочно их благословила.

По получении вашего письма имя её записали для поминовения в монастыре и на псалтире и в тот же день, 30 числа и 9-й день, 2-го октября, отслужили панихиды. Да упокоит Господь душу её в царствии небесном. Многогрешный И. М. 9 октября 1843 года.

Письмо 236

Виноват пред вами, что так долго не принес вам моей благодарности, и не поздравил вас с новопостриженными инокинями. Да поможет им Господь исполнить данные ими при постриге обеты, и получить спасение душам своим; а те, которые скорбят за непострижение их, не ведят, что творят, и об них должно пожалеть; они ясно показывают тем свою неготовность к принятию сего образа, который есть образ покаяния и смирения, a они составляют из него образ честолюбия, что совсем не согласно с намерением хотящих спастися, да и отвергают в сем промысл Божий действующий и мнят человеческими стараниями оному снискиваться; помолитеся о них, да просветятся очи их душевные светом истинного разума, и не малодушествуйте, но будьте равнодушнее к не дельным их требованиям и роптаниям – они ничто иное, как жужжание мух, причинить вам никакого вреда не могут, понесите их немощь; дойдет и до них очередь, только пусть готовы будут взять на себя благое Господне иго, и легкое Его бремя; а оно бывает благо и легко, когда со смирением к нему приступаем; и когда с настоянием и ропотом ищем, то мантия будет тяжка. И у нас в обители было пострижете также шестерых братий в мантию, троих в тот же день, в который и у вас, 27 числа ноября, а троих 28. Слава Богу, вы порицаете себя за леность; что ж я о себе скажу? Сижу в плену вавилонском, не разумею песней сионских. Дщи вавилоня окаянная – плоть моя грешная, когда разбию младенцы твоя о камень? Вот чем похвалюсь: немощами моими. Помолитесь о мне, как и я о вас, по заповеди, молюсь. Многогрешный И. М. Племянницам вашим посылаю мое недостойное благословение. 20 декабря 1843 года.

Письмо 237

Скорбь, случившаяся нам и вам, через сожаление достойную В. В–у, не иначе, полагать надобно, как за грехи наши попущена праведным судом Божиим на нас; ибо в отношении к ней мы, со своей стороны, не имели никаких других видов, кроме её спасения; уверен, что как вы, так и мать И. была в том же отношении; последняя даже до первого приезда В. В–ы к нам не имела на неё ни малейшего влияния; но когда я, по незнанию её характера и устроения, на усердное её прошение относиться к ней, дал согласие, но не иначе, как с вашего благословения, мать И–я и на первый раз приняла это с болезнию сердца; но когда увидела нелепость, вскоре отвергла её вход. У нас же она, бывши в Филиппов пост, говела и сообщилась святых тайн, и после была довольное время больна, какою же болезнью, я не могу постигнуть; только пищи почти не употребляла, и все лежала, и никто от неё не мог слова добиться. С трудом могли её отправить в дом матери; но все не было никаких признаков повреждения умственного: а когда приехала в последний раз, то заметно стало; но и то непостижимо: истинное или ложное; только жалко этого, что она так ожесточена против матери, и ни на что не похоже, сколько ни старался я её убеждать, что она тяжко согрешает, и может быть за то наказуется. Я не могу ничего положительно сказать на счет её болезни, притворная или истинная, но только то странно, что она чрезвычайно изменилась, похудела и обессилила, совсем почти ничего не кушает; ближе можно положить к вражьей прелести, по Богу единому известно. Они скорбят на вас, что не оставили её у себя, и для чего отпускаете на столь долгое время; на все это я делал возражение, что неправильно их взыскание: она отпущена была на короткое время, а в этом, что пробыла долго, была её воля и ходить там за нею некому; всякая имеет свою обязанность. О сей материи пусть всяк, как хочет, разумеет и винят нас; у всякого свое разумение и воля судить чужие дела, но суд Божий другого рода будет; горе же и тогда вам, егда добре, рекут вси человецы (Лук. 6, 26.); итак, не будем малодушествовать, но, возложась на милосердого Господа, с помощью Его, потерпим мало и все пройдёт, и скорбное и приятное; время жизни уже к западу дней склоняется. Остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 7 марта 1844 года.

Письмо 238

Христос воскресе!

Очень рад, что вы получили в исправности посланные вам вещи и о том, что вам оные понравились; благодаренье Господу Богу, утешающему нас временными благами, но Он силен и духовными дарованиями обогатить, Аще поработаем Ему усердно и со смирением. Вы, матушка, жалуетесь, что у вас между сестер нет ладу: все это, кажется, от того, что мы упускаем из виду цель свою: искать спасенье, которое снискивается терпением, смирением и любовью; нужны пост, молитва и прочие подвиги, но без оных добродетелей мало от сих воспользуемся. Брань вражья велика противу нас, а сила наша немощна; a где смирение, там и вся сила его разрушается; мы же, бедные, кийждо своего си ищем, а не яже ближнего к созиданию, и своё бревно в глазу имуще, не престаем толковать о сучке, выдимом в ближнем; от того и не успеваем, а бываем подручны врагу; ваш долг есть напоминать при всяком случае сёстрам вашим, дабы старались о тех добродетелях; и молитесь о них ко Господу, да и в прочих укрепит их и не попустит врагу низлагать их в дебелые страсти, но да наставит их на путь правый, дабы и вы могли сказать на суде Божием, представя лик спасённых: се аз, и дети, яже ми даде Бог (Исайи 8, 18.). Многогрешный И. М. 22 апреля 1844 года.

Письмо 239

С приближающимся днем вашего ангела усерднейше честь имею вас поздравить; да ниспошлет Господь Свое благословение и духовное утешение. Хотя пишу письмо сие заблаговременно, но полагаю, что вы оное получите в день вашего ангела и верно не отринете сие, хотя скудное, но усердное приношение – поздравление. Наконец премилосердый Господь, исполняющий во благих желание сердец наших, склонил сердца родителей племянницы моей А. (хотя с болезнию и скорбию): уволить её в монастырь и в вашу обитель Это для родительских сердец их точно трудно: они с большою нуждою дали согласие и на увольнение её в монастырь, только хотели водворить в Е–й монастырь, где могли бы иметь чаще с нею свидание; но когда шло об отдаленном её отсутствии, то это много причинило им сердечной болезни. Это извинительно им, и по немощи человеческой, и по неведению образа нашей жизни. Я не осуждаю Е–го монастыря; конечно везде есть спасающиеся, но только мне неизвестен их образ жизни, и потому не смею вверить её неизвестному пути; да и самой ей есть желание жить в вашей обители: поэтому, видно, есть звание Божие ей проходить жизнь свою у вас во обители. Покорнейше прошу вас принять её в число словесных агниц вашей святой ограды, под ваше материнское покровительство, и наставить её на путь истинного спасения, чтобы она достойная явилась невеста чертога небесного Жениха Христа, Бога нашего; за что воспримете от Него же Самого воздаяние; я уже передавал вам чрез М. М–у о сем намерении, но тогда еще не было решено об увольнении её к вам в обитель, и потому не утруждал вас решительно; а теперь прошу как о принятии, так и о помещении её в келлию к М. М–е, которая, со своей стороны изявила на сие согласие; может быть это покажется для И. П–и и прискорбно, что не к ней в келлию поместится С., но вас прошу убедить её в том, что ей неудобно жить, по тесноте келлии, и по другим отношениям, как вас Бог наставит. Родители её пишут, что ближе сентября не могут её отпустить, и просила меня к вам написать, а я писал к С., чтобы она и сама к вам написала о принятии; тогда верно вы удостоите её ответа. Ваш недостойный богомолец многогрешный И.М. 18 июля 1844 года.

Письмо 240

Благодарение Господу, что почти до половины долг ваш за дом уменьшился; а Он силен и в последнем вам помочь, только ищите царствия Божия и правды Его, и сия вся вам приложатся (Матф. 6, 33.), по неложному словеси Его. Дочки ваши помогут вам от всего достояния удалять вам хоть по нескольку; а может быть и со стороны кому Бог возвестит вспомоществовать, от кого и не ожидаешь иногда получить; только где Господь благоволит; а без Него ничто же успеем. Благодарю вас, матушка, что приняли мой совет касательно сестёр, паче больных: многим бывает душевная болезнь причиною телесной, но как нет врачующего, то оные отягощаются; иногда ваше посещение и слово одно, сказанное к утешению и подкреплению может развязать узел, связующий совесть и укрепить к понесению болезни со благодушием. Да поможет вам Господь в сем благом деле; а что делаем для ближних, то Господь приемлет на Себя: понеже, сотвористе единому сих Моих братий меньших, Мне сотворите (Матф. 25, 40.). Причиною скорби М. П. и никто другой, как я; но в совести моей мирен, нанес ей оную не с намерением оскорбить её, а может быть вперед отвратить её от скорби. Об этом много говорить не стану; кажется, всяк может видеть истину; но скорбь её увеличилась и от своего устроения; в письмах её ко мне вижу такое смирение и такую ко мне преданность и веру, что кажется ничто не могло бы поколебать сего; но в этом случае и смирение и вера пропали; она, имевши самонадеяние, что может С–у соблюсти и духовно окормить, и уже твердо быв уверена, что будет с нею жить, – о чем даже говорила и у родных, но, видя совсем противное своему ожиданию, впала в уныние и скорбь. Не рассудя, что и родные сёстры большею частью не живут вместе, чему и у вас есть многие примеры, и они, живши порознь, не имеют друг на друга никакого неудовольствия. Пожалев об ней, прошу вас паки предложить совет об умиротворении себя, дабы она это приняла со смирением, и более предоставила бы этот случай промыслу Божию, а не человеческим умыслам. Впрочем я отдаю на ваш суд и распоряжения, ежели вы находите, что для С–и полезнее будет жить у м. П–и, – то так и устраивайте, по вашему рассуждению и воле, а я уже тут мешаться не буду: надеюсь, что м. М. простит меня в том, что я её просил и так не исполнилось. С–е же, бедной, еще новое препятствие, дядя её в П–е умер, и этот случай должен очень тронуть её родителей, а паче отца; у него были на руках три его сына; видя в таком положении их, надобно сделать и снисхождение, и понудить себя к терпению и отвержению своей воли; ее же там не только никто не оскорбляет, но еще ублажают и все предупреждают её тамошние желания; но все это она сама находить для себя неполезным, что и есть действительно так. Многогрешный И. М. 4 ноября 1844 года.

Письмо 241

Благодарю вас за принятие в обитель вашу и под кров ваш, по Бозе и Пречистой Деве Богородице, племянницы моей А–ы; она призвана их милосердием и вручена вашему призрению; вразумите её в чём нужно, она по новости ничего не знает. Что ж касается до тягости послушания, в этом я уверен, что не будет отягощена; мать его мирская не понимает духовной жизни, обращает внимание на внешность, а о духовных бранях и не знает, которые могут встретиться на пути сем, и конечно потяжелее внешних; я писал к ней, чтобы о сем не беспокоилась. И паки благодарю вас за поздравление меня с праздником Рождества Христова, и я вас взаимно поздравляю, как с наступившим праздником, так н с наступающим новым годом. Да сподобит Господь вас вступить на поприще сего года мирно и спокойно, ведя врученную вам паству путем заповедей Божиих, перенося их немощи и укрепляя в оных советом, снисхождением и обличением, и во всем оном помощь Божия да будет с вами. Дошедшие до вас слухи о назначении в О. монастырь из трех игумений вашей эпархии (в числе коих и вы яко бы помещены) не обстоятельны. Но впрочем сего не может случиться без воли Божией, и вы в этом будьте совершенно уверены. 20 числа декабря ваш бывший архиерей Евлампий заезжал к нам в обитель, уже ночью в 10 часов; в монастыре обошел все церкви с о. игуменом, посетил и наш скит, мы все его встретили в церкви; приказал молебен служить, и по некоторых вопросах и разговорах отправился от нас в половине 12-го, скоро и поехал по тракту в Калугу. Ваш богомолец, многогрешный И. М. 26 декабря 1844 года.

Письмо 242

Участвую в вашей радости, что Господь расположил к вам и к обители вашей архипастыря вашего; в самый праздник ваш послал Господь вам утешение; с удовольствием читал описания М. А–и, подробности посещения его и обхождения с вами; при подобном посещении Владыки, можно сказать, вечере водворится плачь, а за утро радость (Пс. 29, 6.); не надобно упадать духом в прискорбных случаях, так как и в радостных не должно возвышаться, и опасно думать: аз рех в обилии моем: не подвижуся (Пс. 29, 7.); все на свете изменяется, только в вечности непреложность соблюдается. Да сподобится же, милостию премилосердого Владыки нашего, идти путем благим по оному веку, и улучить неотемлемое спасение, не по нашим делам, но бесценными заслугами Господа нашего Иисуса Христа. Да поможет Господь вам проходить ваш трудный подвиг вашего служения, и вы, не надеясь на себя, ищите от Него вразумления и помощи, ибо без Него не можем ничто же благо творити и в прискорбных случаях прибегайте к Нему: ибо Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех, обретших ны зело (Пс. 45, 2.), и Сам Он глаголет к нам через пророка Своего: призови Мя в день скорби твоея, и изму тя прославити Мя (Пс. 49, 15.). Многогрешный И. М. 7 июля 1845 года.

Письмо 243

Приношу вам мою покорную благодарность за принятие под кров Божией Матери во святую обитель вашу сестер А., и А. А. Г–ой.

Бог, призывавый их к Себе, силен даровать им и пристанище и окормить душевно и телесно, токмо да не оскудеет вера наша. Мы приемлем неищетные Его благодеяния, но истине, не по достоинству нашему, но по неизреченной Его благости и милосердию к человеческому роду; когда и Сына Своего Единородного не пощаде нас ради, како убо не и с Ним вся нам дарствует (Римл. 8, 32)? Вас же прошу, с своей стороны, укреплять их материнскою любовию и мудрыми наставлениями. Вы пишете, чтобы я впредь удерживал желающих к вам войти, по причине тесного помещения у вас сознаю себя виновным в этом, ибо вы не раз мне о сем напоминали, но я все увлекался снисхождением к желающим и просящим о водворении в вашу обитель и вас оным утверждал. Теперь же постараюсь, по возможности моей, исполнить, отказаться от ходатайства к вам желающих вступить в вашу обитель. Сами имеют уста и глаголют. Но вместе с тем и не желаю, чтобы вход Г–ых был в обитель вашу последний, но да растёт стадо Христово и умножается на пажитях духовных, ища и обретая спасение. Ваш недостойный смолитвенник, многогрешный И. М. Прошу извинения у всех. 12 декабря 1845 года.

Письмо 244

Из письма вашего вижу, что скучаете неустройством и несогласием ваших сестёр; но что ж делать? Бремя их лежит на вас, и вы сами не в силах бы нести оного, Аще бы не не укрепляла Вас десница Божия. Во всяком скорбном случае прибегайте к Нему, показуя свою немощь, и прося разрушить коварство вражие, и их побуждать к смирению, которым разрушаются все козни и сети вражии; по множеству же скорбей и болезней ваших, и утешение Господне возвеселит душу вашу (Пс. 93. 19). Посмотрим на себя, то найдем, что все мы немощны, недугуем, то тем, то другим; а скорбями оные немощи исправляются и исцеляются, или на горшая не происходят, потому невозможно и скорбей не иметь; отними скорби и спастись нельзя. Сам Спаситель наш крестом и страданием отверз нам райские двери, и нам оставил образ, да последуем стопам Его (1Петр. 2. 21.) и святые Апостолы научают, что многими скорбми подобает нам внити в царствие Божие (Деян. 14, 22.). И так в скорбях наших постараемся благодушествовать, то тяжкое лёгким бременем будет; а при малодушии и не совсем тяжкое тяжело бывает. Вот и моё какое положение: просят, сделай, после выходит скорбь; а откажи, также не избежать оной. Недавно случилось, что отказал одной в помещении к вам и не остался без скорби; что всем делаю, а только ей одной отказал; но сего и вперед еще ожидаю. Многогрешный И. М. 29 декабря 1845 года.

Письмо 245

За поздравление ваше со днём моего ангела усерднейше вас благодарю; вас же поздравляю с тремя именинницами, коих тезоименитая угодница Божия М. 26 числа января имать память. Чего пожелать? Кроме, чего они пошли искать – спасения душам, за что и вам воздастся мзда, когда спасение улучат; ибо на вас лежит бремя всех сестер, вверенных вам промыслом Божиим. Видно и сестры Г–ы, водимые промыслом Божиим, пришли к вам. Я провожал их не по неволе, но по их ко мне неоднократному приступу, так что и не знал, что с ними делать; и потому, было, дал совет прежде одной к вам побывать, а когда найдет удобство, тогда и другой ехать: но они, или А. А., не осталась одна, а усильно просили ехать с сестрою совсем. Ежели же бы я видел в них хотя малейшее противление и несогласие, то не только понудить ехать, но даже принудил бы их остаться, – ибо без произвола идти сим путём трудно. Теперь судите, какая моя была воля послать их к вам? Нет, видно Божия воля была понудить их к исполнению давно данного ими Богу обещания; а чтобы, идя путем в след Христа н не иметь скорби, это дело невозможное; ибо Он Сам освятил путь сей крестом и нам повелел: отвергнуть себя, взять крест свой и последовать Ему (Марк. 8, 34.); но Он же силен и укрепить нас при нашем изнеможении, и не попустить совершенно упасть. Многогрешный И. М. 22 января 1846 года.

Письмо 246

Получа почтенное ваше писание, от 15 июля посланное, не мало был утешен, уведомившись о вашем пребывании, а вместе с тем и поскорбел о случившемся с вами приключении, ушибом ноги вашей; впрочем надеюсь, что милосердый Господь, молитвами Пресвятой Его Матери, дарует вам исцеление. Подобную болезнь в руке я сам испытал, и хотя не скоро, но, благодаря Бога, теперь чувствую совершенно здоровою руку, которая несравненно больше была повреждена

Очень жаль, как вы описываете, расстройство в Т. М. Что делать? Страсти наши, возбуждаемые врагом, действуют не к пользе нашей, и мы ими ослепляемся. Бог же премилосердый ожидает нашего обращения и покаяния, или, попущением скорбей и болезней, устраивает наше спасение. Силен Он и тамо попещись о душах, ищущих спасения, и изменить на лучшее. Очень жаль бедную А... С...: она была близка к прелести, а сей случай довел её до такого болезненного состояния; однако не попустил Господь погибнуть насильственною смертью, и сия самая тягость её послужит ей к очищению и спасению; судьбы Божии нам неисповедимы. Прочтите в Христанском Чтении нынешнего года, в мае месяце, св. Иоанна Златоустого слово к Стагирию подвижнику, какое он подаёт ему утешение в страданиях от демона; можно и о ней также разуметь.

У нас d обители, слава Богу, благополучно; только о. игумен ощутительно чувствует недостатки в финансах; 170 человек братии требуют содержания, а строения – поддержки; источников же, обеспечивающих сии надобности, весьма мало; только одно упование нам: всесильный промысл Божий печется о собравшихся братиях, ищущих спасения. Слава многому Его о нас милосердию! Ваш смолитвенник, многогрешный И. М. 5 августа 1850 года.

Письмо 247

Посылаю к вам книгу св. Варсонуфия великого; полагаю, что вы тотчас разрежете оную. Благодарение Господу, труды старца Паисия, молитвами его, вышли в свет для пользы многих, при содействии в сем деле лиц, достойных уважения: все же Господь возвестил им о сем также и св. Симеона Н. Б. 12 слов, старцева же перевода; да полагаю, у вас есть книга – житие старца Паисия и писания его; также перевода его Восторгнутые Класы. Кажется, я вам оные посылал в Тверь; книга же св. Симеона послана к вам, на одной почте с письмом, 27 января, которую, думаю, вы уже получили. Теперь еще печатается книга: Оглашения св. Феодора Студита. Но за все это: не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу (113, 9.). А нам, или паче мне, грешному, надобно опасаться дать ответ – пишущему, говорящему, а не творящему.

Благодарю вас за присланные образа Казанской Божией Матери, с изображением украшения, находящегося на оной; и о. игумен благодарит вас за образ. И почтеннейший о. игумен Антоний уволен от должности и водворился в нашей обители, после тринадцатилетнего отсутствия от нас; они оба изъявляют вам свои почтения.

Люди не шашки, и не на машине, чтобы можно было действовать или по одному чьему-либо умственному предположению; но все самовластны и обложены немощью; а поддержать людей и порядок – требуется большой опытности и духовного разума. Итак, советую вам, на счет этот, успокоиться, предоставив это дело воле Божией.

О случившемся в вашей обители чудесном явлении послушнице иконы Божией Матери феодоровская я не смел сделать мои заклгочения, но считаю, что от Бога вся возможна, и чудеса Божией Матери, как древле, так и ныне, везде проливаются изобильно. Надобно ожидать последствий: не будет ли сведенияя о увмне оном, был ли, или и есть такой на иконе феодоровской Божией Матери в том монастыре. Ей, кажется, бы надобно и паки проситься в тот монастырь, куда её призывает Сама Царица небесная.

Прошу вас не оставлять меня в молитвах ваших, желающего вам здравия и спасения со всею вашею о Христе паствою, вашего смолитвенника, многогрешного И. М. 28 Февраля 1853 года.

Письмо 248

Достопочтеннейшая о Господе П. Е.! Почто смущаешися о словесех, ложно на вас сказуемых? Не паче ли должна радоватися в поношешях? Когда же не можешь переносить, то укоряй себя, яко неимущую смирения, и со временем поможет тебе Бог не только терпети, но и благодетелями вменят поносящих и досаждающих тебе: яко они виновны суть твоего исправления. Ежели вы истинно хотите быть мои ученицы, то терпите всякую скорбь и укоризну; тогда постыдятся враждующие вам: а в противном случае, за ваше неисправление, и я подвергаюсь укоризнам.

Сестру свою старайся умиротворить с И. К., и чтобы терпела укоризны и досады, познавая свою немощь и исправляя свою нравственность. Господь да даст вам мир, и благословение Божие да будет на вас. Ваш богомолец, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 4 мая.

Письмо 249

С восприятием честного образа иноческого новоначалия усердно вас поздравляю, сердечно о сем радуяся; да укрепить вас Господь на умной сей брани, против мысленных врагов; а чрез внешнее сие одеяние сподобит облещися в брачную одежду души, дабы внити в чертог небесного Жениха Христа, и быть достойными Его уневещения. Ты, М. А., по толкованию, прозябающая; постарайся, чтобы в сердце твоём прозябали цветы смирения и терпения, дабы от них созрел плод любви. А ты, М. Г., глубокая; тщись всегда низводить помыслы свои во глубину смирения и самоукорения, коими стяжавается и терпение, и всеми сими стремись к любви; да не только любящих нас, но и враждующих н ненавидящих возлюбим, которые нам более благодетельствуют, доставляя случаи к познанию себя a преспеянию; когда же чужды сих плодов, то суетно и бесполезно все делание наше.– Весьма сожалнтельна С. Н. Н.; но что с нею делать, недоумеваем! добровольно уклонясь к противным советам вражиим, и, посеяв студ, теперь пожинает горькие плоды попущением Божиим, измождения плоти, – да дух спасется.

Но, видно, она ещё не пришла в разум истинный и сознание себя; стремится ко исполнению своей воли, то вам тут нечего делать; надобно сожалеть об ней и молиться Господу Богу, да сохранит ее невредиму от сетей и козней вражиих. Ежели она хочет поехать домой, и будет на это воля игумении, пусть едет; может быть и опомнится.

Поручая вас покрову Божию, и, испрашивая на вас Его благословение и мир, остаюсь ваш недостойный богомолец, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 1 декабря 1836 года.

Письмо 250

Слышал, о ваших происшествиях, но все еще не конец, а чем кончится, неизвестно. Враждующие отправились, может быть, с надеждою: быть делу на их стороне; но мы скажем: сии на колесницах, и сии на конех, мы же во имя Господа нашего призовем (Пс. 19, 8.). И что Ему угодно, то и да сотворит. Кажется, грозна была туча, но прошла, не повредя; силен Господь и теперь вас сохранить. Так как совесть ваша в той клевете, которую на вас возносят, чиста, но в другом случае вас порицают гордостью, хотя и сами они ею недугуют, но и вы не можете назвать себя смиренными; то, может быть, Господь, желая вам спасения послал сие искушение к смирению вашему. Смирите себя пред Богом и людьми, и молитесь за творящим вам напасть (Матф. 5, 44.), по заповеди Божией, то и обрящете мир и избудете от всех бед и напастей, призревшу Господу на ваше смирение. И. М. 20 января 1841 года.

Письмо 251

Узнали мы, что ты была у А....я; хотя и прискорбная встреча, но нельзя полагать, чтобы совсем ты была отринута; а ты напрасно себя так убиваешь, и своим малодушием более себя мучишь. Где же наша вера? Она познается во искушениях, н не думай, чтобы оные попускались тебе выше меры и силы твоей; нет, ты этим погрешаешь! Бог правосуден, но и милостив; и более милостив, нежели правосуден. Ежели бы Он творил по правосудию, то коликих бы мы достойны были наказаний? Но Он щадит нас и с милостью наказует, чтобы облегчить для нас будущее наказание, и совсем от оного свободить. – Ты и теперь находишься в двоедушии и скорбишь. Ну, как не примет! – А не полагаешься, как будет воля Божия; Бог и противными вещами творит и устрояет для нас пользу; ты думаешь тут найти покой, а Бог больше нас знает, может ли оный тут обрести, или нет. Положись на Его святую волю: ежели и не примут, прими благодушно, и успокойся; Он силен тебя успокоить и в другом месте, покой находится в смирении; пишут отцы: инок, Аще смирить себя, на всяком месте покой обрящет. Недостойные ваши богомольцы, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 22 августа 1841 года.

Письмо 252

Пишешь ты, что П...ый хочет тебя принять; но будет спрашивать монахинь на бумаге: желают ли они тебя принять, и ты сего опасаешься и боишься, что они не захотят принять; в сем случае имей веру, и полагай надежду на Бога, ибо без воли Его ничто не может с нами последовать. А ты молись Богу за всех монахинь, и вменяй себя худшу всех, то Господь призрит на твоё смирение, и расположит сердца их к тебе. Конечно, видно за гордость попустил Господь тебе сие искушение; может быть когда кого уничижила, или зазрила в помысле; а теперь будь поискуснее, и внимай своим немощам и грехам.

N. N. все скорбит за О., что не одета; да разве долго одеться? Надобно, чтобы одежда сообразовалась с делами. Мы ей не запрещаем писать к нам, да будет по воле её; а писать к ней особо нет ни сил ни времени, и, сие писавши, десять раз отрывался. – Поручая вас покрову Божию, и испрашивая на вас мир и благословение Божие, остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешный И. Л. и многогрешный И. М. 9 сентября 1841 года.

Письмо 253

По милости Божией ты в обители, и сестр; N. N.. после 10 месяцев, паки возвратились в недро своей обители и в купножитие ваше; да даст вам Господь мир и ниспошлет Свое благословение, и N. примите; она также потерпела общее изгнание, и любовь по Боге да водворяется в жилище вашем; я им говорил, по силе своей, о благожительстве, а вы там, живя между собою, друг друга тяготы носите, чем исполните закон Христов (Гал. 6, 2.).

Слышу я от некоторых, что ты, М. М., в скорбях своих винишь других, ставя причиною, что они к тебе ходили, чем ты много погрешаешь; уже о сем батюшка и я тебе говорили: что ты должна винить себя, чем можешь привлечь на себя милость Божию; а в противном случае отвращение; имей себя хуже всех, а Бог тебя возвысит, ибо всяк возносяйся смирится: смиряяй же себе вознесется (Лук. 18, 14). Приноси благодарение Господу, что Он тебя наказал, но не до конца прогневался, а даровал паки пристанище; веруй, что все по Его воле совершается. Многогрешный И. М. 15 декабря 1841 года.

Письмо 254

Истина сама себя оправдывает, а ложь посрамляется и терзается. Но тебе надобно было понести искушение по неисповедимым и неведомым нам судьбам Божиим, ибо без Его попущения не могло бы ничто с тобою случиться скорбное. А как мы все имеем нужду в прощении грехов наших от Бога, то должны и сами отпущать другим грехи их пред нами; а паче, когда ещё просят прощения, как ты пишешь о N.; что тебя должно много утешать. Опасайся закоснеть в злобе, дабы не пострадать того, что пострадал раб, получивший отпущение своего долга: тьмы талант, а сам клеврету своему и ста пенязей не отпустивший (Матф. 18, 23–35.). Чрез оставление должником сотворим еще более Бога к себе милостивым. Желаю вам мирно и спокойно провождать сию святую четыредесятницу. Остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 10 марта 1842 года.

Письмо 255

О всем благодарите! Слава Богу! Он попустил быть искушению, даровал, и избытие от оного; а все к нашей пользе; откуда бы мы поучились терпению, ежели бы не посещали невольные скорби? И В....е вашему Господь возвестил благоволить к тебе; да не возгордится сердце ваше: молитеся за творящих вам напасть (Матф. 5, 44.), а себя считайте достойными скорбей, то удобнее понесете , и милость Божия с вами будет.

О подписке келлий игумения делает не с одними с вами, а и со всеми то же, и, конечно, не без резону; впрочем и без подписи, по указу, обязаны келлии оставлять в пользу монастыря; но как об оном никто небрег, но еще настоятельно своими келлиями распоряжались, то она, видно, и вздумала побудить к исполнению оного; впрочем зависит от её воли, в случае смерти одной сестры, давать товарку другой по согласию и по сердцу, или делать снисхождение другим образом; а ежели насильно продавать части и сажать товарок против воли, то, вместо соблюдения порядка и тишины, будет выходить крамола, ссора, брань и тщета спасению; о чем надобно просить ее со смирением, а не настоятельно: она мать и попечительница о спасении душ, вверенных её пастве. А что к ней не располагаются, но самочинничают и противляются, от того и она принимает свои меры. Кто предается в волю Божию, тот и бывает спокоен; а надежда на человека, или на что-либо земное, не может успокоить. Многогрешный И. М. 24 мая 1842 года.

Письмо 256

Нарочный возвещал мне о пашей скорби касательно N. и N.; в то время мне некогда было к вам писать, то хотя теперь немножко напишу: знаю, что скорбно вам чрез них; но что же с этим делать? Скорби в мире семь как волны в море, одна проходит, другая постигает; а все не без попущения Божия, к нашему искусу, и потому надобно помнить слово Божие: в терпении вашем стяжите души ваша (Лук. 21, 19.), и веровать, что Господь не пошлет выше меры искушения. О них же, когда не послушают увещаний, можно довести и до сведения игуменьи, а также и до родителей; а более полагаться на волю Божию. Коего покрову вручая вас, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 6 июля 1842 года.

Письмо 257

Слухи о вновь сочиняемой просьбе тебя устрашили, и показали твоё малодушие; где ж вера и упование на Бога? Может ли кто что причинить, Аще Господь не попустит (Матф. 10, 29–31. Лук. 12, 22–29)? Хотя и было с вами потрясение в прошедше время, но было попущением Божиим, из коего произошла существенная польза: во-первых, и не хотя научились терпению, а во-вторых, без такового потрясения, еще больше бы умножилось к вам входящих, и совсем лишили бы вас спокойствия: а далее надобно было ожидать еще сильнейших искушений, которых, может быть, и не вынесли бы. Итак, благодаря Бога о всем, надобно теперь быть спокойными о сем, зная свою совесть не замаранною тем, чем вам порицают. Сделать же то только могут, что Господь попустит. Ежели таковые слухи подтвердятся, то не мешает оные довести до сведения м. игумении, на её рассмотрение. Недостойный богомолец, многогрешный И. М. 5 ноября 1843 года.

Письмо 258

Ты пишешь, что скорбишь на N. N., за поношение М. N.; а N. N., в свою очередь, жалуется на вас, что вы её обижаете и поносите, и она чрез вас много терпит. Я в этом ей не даю полной веры, и даже на письмо её не отвечаю: но и вам советую: когда она вас поносит, не отмщевать ей тем же, а смиренно за нее молиться, а себя обвинять; ибо мы много согрешаем пред Богом и не видим сего; а чужие и малые пороки за великое ставим; т. е, видим сучец во оке ближнего, а в своем и бревна не чуем (Матф. 7, 3–5. Лук. 6, 41, 42). Вините себя, то и умиротворитесь; а когда вы совершенно правы,

да не мирны: так уже и виноваты, и не можете оправдаться пред всеведущим и испытующим сердца Богом; пред людьми же оправдание не принесет ни малейшей пользы; а я вам оной желаю; многогрешный И. М. 3 марта 1845 года.

Письмо 259

Где есть воля Божия, там ничто не может воспрепятствовать! М. И....я представила об N. к пострижению в мантию; вот уже сделав шаг к одобрению, вы должны быть покойны, а особо когда полагаетесь на волю Божию; а какая она будет, это от нас закрыто; но вы заблаговременно говорите: «что будет невыносимо, когда К....я откажет». Разве так-то полагаются на волю Божию? По вашему, видно, так: что когда положились на волю Божию, то чтобы непременно было так, как вы хотите, а не так, как угодно Ему. – Ведь Он больше нас знает, что нам полезно. Видно же, вы мантии желаете не для спасения, а для честолюбия; мантия есть образ смирения и обречение паче на скорби: а вы к ним ещё не готовы, когда и помыслить страшитесь, что может скорбь найти. – Ехать за послушание ты должна; а там что делать, Бог силен тебя вразумить. – Да тебе, М. П., и потому нужно ехать, дабы объясниться с М. И....ю и умиротворить её. – Да будет на вас мир и благословение Божие. Многогрешный И. И. 5 октября 1840 года.

Письмо 260

Сейчас возвестили мне о скончавшейся нынче, в два часа, казначее М. М., мирною и спокойною кончиною; царство ей небесное и вечная память! – о чём мы обязаны молить премилосердого Господа; и тотчас же записали у нас имя её для поминовения на чтении псалтиря и литургиях, бываемых у нас в скиту; сообщил и в монастырь, чтобы там поминали на литургиях. – Я знаю, что тебя кончина её очень огорчила и не удивительно: живши вместе столько лет, и притом по делам и порядкам монастырским, она была для тебя правая рука; однако все это расчёты человеческие, и только по немощи нашей нас огорчают; а в судьбах промысла Божия совсем другое действие. – От Бога определен всякому из нас конец жизни, и когда оному быть; а от нас это сокрыто по всепремудрому Его о нас промыслу. И вот настало время отшествия её отселе, Бог послал ей болезнь, в течение которой сподобил её приготовиться к исходу в вечность. – Она удостоилась милости Божией, напутствована бывши таинствами: покаяния, причащения пречистых Христовых тайн, и елеосвещения, и в самой день кончины преобщения; душа её изшла от союз плоти, с надеждою получить милость Божию в вечности, мирно и спокойно; это и есть знак милосердия Божия к ней.

Мне жаль тебя, что очень скорбишь и огорчаешься о разлучении с нею, и советую тебе, прими здравое рассуждение, предайся воле Божией, и паче о такой её блаженной кончине радуйся; как знать: если б она еще пожила, могла ли бы так себя приготовить к исходу в вечность? А ведь что больше нужно, как только спасение души? Поминай её в молитвах церковных и келлейных, это доставит и ей пользу, и тебе утешение. Безгодной же скорбью её не воскресишь, а Бога прогневаешь. Святой Апостол запрещает скорбеть об умерших, подобно неверующим, не уповать на вечную жизнь; а нам верующим есть надежда на будущую жизнь. Ты скорбишь, что не будешь иметь такой деятельной помощницы в делах твоих; но Господь силен и оную тебе послать, и все дела твои исправить. – Желаю, да подаст Господь тебе духовное утешение; а ты оставь излишнюю скорбь, чрез которую можешь повредить своё здоровье, и всей обители будет скорбь. – Остаюсь желатель твоего здравия и спасения, многогрешный И. М. 17 декабря вечером 1858 года.

Письмо 261

Что нахожу сказать вам на главный предмет ваших писаний – цель искания вами спасения, вразумляющу Господу, по вере вашей, пишу: вы желаете приблизить себя к Богу, хотите жить при монастыре, заниматься искусством живописи, потом поступили в обитель, также упражняетесь в этом занятии, за послушание: но скорбите, что мало ходите в церковь, мало имеете время на чтение, желаете уединенной жизни; всего этого не достигая, находитесь в смущении. Надобно читать отеческие книги: святого Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, Ефрема Сирина, Симеона Нового Богослова, и проч.; из коих увидите, что ищущим спасения должно полагать в основание веру, потом отвержение себя, т. е. своей воли и разума, и покорить оные по Бозе наставляющей вас духовной матери; к этому надобно иметь благое произволение на всякое дело благое, на терпение, на смирение, на любовь, кротость, воздержание, молитву; чему конечно будет враг противиться, но смирение такое оружие, которое все козни и сети вражии сокрушает; а приобретается оное, по слову святого Иоанна Лествичника, чрез послушание и отвержение своей воли и разума. Вы желаете уединения, чтобы заниматься более чтением книг и молитвою; а, по учению святых отцов, уединение не всем полезно; а паче, кои недугуют душевными страстями: гневом, тщеславием, лукавством и прочим, таковым, учит святой Иоанн Лествичник, ниже след безмолвия видети позволяет. А страстным, более надобно иметь сообщение с ближними, чтобы, чрез оскорбления и досады от них, познали свои немощи, и смирились, и когда получат исцеление от оных страстей, тогда могут и на безмолвие идти с благословением наставляющих; а в безмолвии страсти не исцеляются, по слову святых отцов. Итак, советую вам рассматривать своё устроение и согласно с писанием отеческих книг и с советом наставницы вашей, управляйте свою жизнь со смирением, на которое Господь призирает и ниспосылает Свою помощь. Остаюсь желатель вашего здравия и спасения, многогрешный И. М. 7 марта 18959 года.

Письмо 262

Я уже не знаю, какое средство дать тебе к умиротворению с М. N.? Когда будешь иметь самооправдание и обвинять других в наговорах, то всегда сердце твоё будет чуждо мира; а когда укоришь себя, хотя совершенно ни в чем не виновата, – но н за то, что не переносишь скорбей, которые терпеть дала обет пред Богом и святым евангелием, и вспомни, не было ли каких-нибудь прежних мирских грехов, и все это, нанесением скорбей, Богу угодно тебя очищать; а ты этому противишься; прочти в 1-й части Добротолюбия Марка подвижника все главы; там найдешь, что терпеть скорби очень нужно, и большая от них польза бывает, и не то только надобно терпеть, в чём ты виновата, но что ложно говорят и оскорбляют: а то, что за терпение? Еще прочти у святого Исаака Сирина слово 20-е; да и много есть таких пластырей, кои исцеляют наши язвы, но мы их не принимаем, и остаемся неисцеленные. Да вразумит и укрепит тебя Господь, и управит на путь спасения, чего тебе усердно желаю. Многогрешный И. М.

Письмо 263

Сердечно жаль бедную страдалицу М. N., что она одержима такими предсмертными страданиями; но кто может знать недоведомые судьбы Бога! Эти страдания, конечно, послужат ей к совершенному очищению, а нам примером к прохождению жизни со вниманием и смирением: не входить в дела, до нас не касающиеся и не судить их, не роптать ни о чем, что если скорбь повстречает нас. Я слышал, что она часто роптала, а ропот большой грех, то Господь и послал ей ко очищению сии страдания, и я верую, что Господь её помилует. А что вас блазнит, что и пострижение и частое причащение её не очистили, это значит: мы хотим исследовать неведомые нам судьбы Божии. Таинство пострижения, хотя и очистительно, но требует подвигов и трудов покаяния, а она не могла оных исполнить, то вместо их, вменится ей это страдание; а нам пример, что: «не по нему же обещаешися, а по нему же сотвориши, истязан будеши»; это нам говорится при пострижении. Прочтите у святого Иоанна Лествичника в 7 степени: о Стефане, который многие лета прожил в пустыне, и украшен был различными добродетелями, и имел дар слез, но при смерти какое имел испытание? Испытывать судьбы Божии не наше дело, а благоговеть пред Его непостижимою для нас премудростью и промыслом пекущимся о спасении нашем должны. – Мира, здравая и спасения вам желаю. Многогрешный И. М. 12 октября 1858 года.

Письмо 264

Вы пишете, что не имеете еще сил, оторваться от житейскнх попечений, и странствуете по бурному морю, в ладье искушений, скорбя о сем душою; на сие позвольте вам сказать, что искушений и скорбей невозможно избежать, где бы вы ни были, и какой бы род жизни ни проходили, гражданский ли, общественный, или уединенный, от общества удаленный: когда мы стараемся об исполнении заповедей Божшх, то со всех сторон восстают на нас волны искушенш: мир, плоть и диавол препятствуют сему; но Христовы духовные воины не страшатся их, они имеют благонадёжного и искуссного кормчего, Иисуса Христа; в сильных обуреваниях притекают к Нему и вопиют: Господи, спаси ны, погибаем (Матф. 8, 25.)! И обретают всесильную Его помощь. Чрез скорби и искушения мы познаем свою немощь, смиряемся, чем паки обретаем Божию помощь: один богомудрый муж написал, что всякому благому делу или предидет или последует искушение (авва Дорофей); а без того оное и прочно не будет; то, видно, невозможно никак избежать скорбей, и надобно покоряться воле Божией. Ежели же вы видите, что попочение и молва мирская, при всех ваших усилиях погружают ладью души вашей во глубину моря, то молите Господа: скажи мне, Господи, путь, в онеже пойду, яко к Тебе взях душу мою (Пс. 142, 8.), и Он, конечно, вразумит васт, и приведёт к тихому пристанищу, которого жаждет душа ваша, и разгонит мглу от мирских суетных попечений, её помрачающую. От N. N. я давно не имею сведений, но сие слышал, что Бог сохранил его достояше от пожара. Наш о. Л. очень слаб здоровьем, свидетельствует вам свое почтеше, также и о. И.... Испрашивая на вас и на все семейство ваше мир и благословение Божие, с нижайишм моим почтением пребыв честь имею, желатель вашего здравия и спасения и недостойный богомолец, многогрешный И. М. 9 сентября 1841 года.

Письмо 265

Хотя я чувствую и сознаю себя грешным, но усердное ваше принятие меня в доме вашем несомненно ходатайствует вам мзду праведных, не по моему достоинству, а по вашему усердному расположению к носимому мною на себе званию; приношение вам моей благодарности хотя не составит для вас никакой важности, но я обязан принести вам оную; да и чувствование оной мною не иозволяет оставаться в молчании. Благодарю вас, почтеннейшая N. N., не за себя только, но и за многих, кои пользуются вашими милостями. Сердечно радуюсь, и благодарю премилосердого Господа за благотворную расположенность сердца вашего к состраданию о ближних, и вы приносите благости Его благодарение за то, что удостоивает вас быть орудием Его к вспомоществованию требующих помощи. Да сподобит Он вас услышать глас, призывающий благословенных Отца Своего в уготованное им царство, и быть участницею оного за соблюдение шести заповедей (Матф. 25, 35–40). Я уверен, что вы не сочтете сего за похвалу или лесть – совсем нет; а я, ккак лично вам советовал, так и теперь предлагаю делать все со смирением, не приписывая ничего своему уму или силе: но помнить слово Божие: яко без Мене не можете творити ничесоже (Иоанн. 16, 5.); егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должны бехом сотворити, сотворихом (Лук. 17, 10.). И хотя дерзнет враг приносить помыслы высокоумия, и мнения о добродетелях, предпоетавим ему нашу немощь и грехи; конечно, сие может нас смирить; а от оного сокрушатся все вражии козни, наводящие смущение, и воссияет мир и тишина. Я много обязан N. N., он спокойно и скоро доставил меня в О., отколе благополучно возвратился в свою обитель; нашел все, слава Богу, в добром устроении и здоровье. О И. приносит вам покорнейшую благодарность за принятие меня, и за благотворение ваше, свительствует вам свое нижайшее почтете; также и батюшка о. Л. свидетельствует свое почтение и благодарить за гостинцы. За сим, испрашивая на вас мир и благословение Божие, с нижайшим моим почтением остаюсь ваш недостойный богомолец, многогрешный И. М.

Письмо 266

На писаше твое, касательно твоей родительницы, призывание её к вам в обитель к успокоению от скорбей, которые она переносила от любезных своих дочек, я не могу тебе решительного дать благословения, не зная, какие могут быть последствия. Она – человек старый, требует спокойствия: то можете ли вы ей оное доставить? А, может быть, еще имеет какие-нибудь и немощи свои, т. е. капризы; то она будет раскаиваться, что оставила в городе спокойную келлию, пришла к вам на скорбь, не имея довольно духовного рассуждения. Я предложил тебе это на рссеуждение, но не воспрещаю; а советуя, призвав в помощь Господа, и буде матушка благословит, и сестры согласны, предложи ей свои услуги, не понуждая; но даже слегка представя могущие быть скорби или брани; и когда она добровольно согласится, примите её, и успокаивайте; но тебе должно непременно прибавиться искушений, а о сестрицах твоих не могу ничего сказать, кроме сожаления; однако при всем том силен Бог их исцелить, неведомыми нам судьбами Своими; а мы да попечемся о своей душе: како бы неосужденно представити ее в день судный. Многогрешные И. Л. и И. М. 24 января 1837 года.

Письмо 267

Ты читаешь писашя отеческие и принимаешь только те, которые согласны с твоим желанием; а которые противны, те ты оставляешь. Нет времени выписывать тебе все оные статьи; только напишу одно батюшкино слово: «с её-то носом безмолвствовать»! Да и самый помысел твой: «вот для того не дозволяют, что надо для сестер и для письма на послушание» – показывает вред, могущий тебе быть от безмолвия; когда, уже в тине валяясь, высокоумствуешь, что будет, когда удалишься в безмолвие? Не вдавай добровольно сама себя в безполезную молву, а хотя малое время употребляй на попечение о душе твоей. Ежели ж есть от тебя польза сёстрам, то самая оная дополнит недостаток дел твоих при твоём о сем болезновании и смирении. Об акафистах уже было тебе сказано, и довлеет. А вторый батюшка никакой скорби на тебя не имеет; пожалуй, составляй сама в себе догадками химеры, смущения не избежишь; досталось же тебе от матушки за отца N. N.! но делом, как и за других достается; ведь ты посмотри на себя: как дерзко и самонадеянно поступаешь в таких случаях; но тебе самой не видно сего, а со стороны очень видно. Чрезь сие ты должна научаться поступать вперед осторожнее и смиреннее, и не думать о себе, что можешь проникнуть в чье-либо устроение.

Остаёмся ваши недостойные богомольцы, многогрешный И. Л. и Т. М. 5 октября 1840 года.

Письмо 268

Когда влас главы нашей не погибнет без воли Божией: то ножет ли что-нибудь большее сего случиться без воли Его? Кто твердо верует сему, тот с покорностью приемлет все изменения в сей жизни и оные не повредять, но в пользу обратятся; а когда будем смущаться, пренемогать и роптать, то сим явно покажешь нашу непокорность и противление планам судеб Божиих. Советуем и тебе в отношении к нашим и своим скорбямь быть равнодушнее; касательно твоего намерения к нам приехать мы не можемь ничего предположить, а как будет угодно Богу, то и устроит так. Вопросы же твои никогда не умалятся, но все более прибавляться будут, хотя бы сколько ни было здесь; ты просишь ответа на прежнее твоё письмо, но оного уже нет на свете, а что в нем писано, то из памяти вышло; посему просим извинить нас в сем ответе; а о прочих твоих недоумениях, смущениях и скорбях да устроит Господь вся на лучшее, молитвами матушки вашей игуменьи и сестёр. Поручая всех вас покрову Божию, пребываем недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 5 января 1841 года.

Письмо 269

Но всех твоих письмах выражаешь одно и тоже: попускаемые тебе скорби от матери и от сестёр, и мы тебе скажем опять то же: принимай их, яко свои, а не чуждые, и твоим язвам исцеление подающие, укоряя себя, а не других; чем обрящешь милость Божию и помощь в несении скорбей. В подкрепление себя, читай у св. Исаака слово 20 и в 51 слове статью, о коей мы тебе писали и говорили.

Ежели и приложатся тебе скорби, по приезде игуменьи, ты не упадай духом, а возводи упование свое на Бога, и что все они могут только то с тобою сделать, что попустит премилосердый Господь, хотящий тебе и всем им, и нам спастися. – Сказанное тобою слово: «пойду и в преисподняя» весьма опрометчиво; ибо ты не достигла еще таковой любви, которую имели двое из великих святых; один просил: Аще не отпустиши согрешившим людям, то изглади меня из книги твоея, в нюже вписали еси (Исх. 32, 32.); а другой: молилбыхся сам азв отлучен быти от Христа, н нроч. (Рим. 9, 3.); но в тебе нет сего. Одиако ж надобно желать и просить, да избавит Господь и их и тебя от преисподней; ибо как они, так и ты, пошли для спасения душ своих; а случаи сии суть токмо искушения, чрез кои мы приходим в разум истины.

Н. Ф–на опасается возвратиться к вам в обитель, боится попасть в теперешнюю крамолу и располагается сердцем к С–у, куда и мы ей подаём совет водвориться. Ежели на тебя будут и за сие скорбеть, то ты, считая себя невинною в сем деле, благодари Бога, и терпи. Об С. У–не, когда она там умиротворилась, отдавай на волю матушки игуменьи: куда она ее пристроит, пусть так и будет; видно, уж нет воли Божией, чтоб им вместе пожить; по разным их характерам могло бы быть между ними несогласие.

Ф. прибыла сюда, и в некоторых случаях приносит оправдание. Куда теперь поместиться, мы не знаем.

Теперь тебе ехать к матери нет никакой возможности; а на весну, как Бог устроит, будет виднее; так и пиши к ним – Аще Господь восхощет и живы будем, ладимся к ним на весну побывать, а, может быть, и совсем остаться; а что писать хочешь к ним, дабы приготовили для тебя келлпию и прислугу, то это излишнее; когда приедешь, тогда и пристанище Господь подаст.

Отсюда же ехать тебе нельзя одной, по слабому твоему здоровью, а надобно взять не какую-нибудь одну, ничего незначущую, но могущую тебе в пути послужить, и благополучно до места проводить.

А что касается до теперешних твоих скорбей и искушений, то вспомни слово Божие: в нюже меру мерите, возмерится вам (Матф. 7, 2.); сколько ты сама людей оскорбляла, досаждала, кляла и даже била: то правда Божия воздает тебе, и очищает от грехов, дабы чисту принять в будущий век; только старайся не роптать, а благодарить Бога: ибо многими скорбми подобает нам внити в царствие Божие (Деян. 14, 22). – Случаи сии, может быть, и подадут тебе руку к безмолвию, желанному тобою, и не попустит тебе выситься умом во оном о мнимых своих исправлениях.

Поручая тебя и сестёр твоих покрову Божию и испрашивая на вас мир и благословение Его, остаемся недостойные ваши богомольцы, многогрешные И. Л. и И. М. 25 сентября 1841 года.

Письмо 270

Полагаю, теперь сестры ваши, мать О. и Ю. В–на, уже доехали до своей обители, и ты имеешь ответ на твои письма, – последний подписанный батюшкиною ручкою. Его уже нет с нами телом, мрачная могила сокрыла его от нас, но духом веруем, что с нами пребывает. Блаженная его кончина подает нам известную надежду, что Господь призвал его к успокоению от здешних скорбей и болезней. Скончался он 11 числа октября, по полудни в 7 часов и 20 минут; болен был недель пять, и более трех недель никакой пищи не унотреблял, кроме малой части воды – не более десертной ложки; но небесный хлеб, пречистое тело и кровь Господа нашего Иисуса Христа укреплял его, он часто его сподоблялся принимать, и в самый день кончины удостоился сего дара; хотя он и болезновал, но был в чистой памяти и здравом уме, и за нисколько минут перекрестился и, благословил единожды предстоящих, спокойно предал душу свою в руки Божии. За несколько часов до кончины прибыл отец Г–ий с С–м, а за ним и отец М–л с Е–м. Погребение было на третий день: не было ни малейшего духу противного, и ручки были очень мягки, как у живого. Довольно было людей светских, расположенных к нему, на погребении, кои все приносили слёзы соболезнования; приспел до кончины и В–й П. Б., и торжествовал духовно, что весьма было заметно. Вот вам весть, хотя неприятная: но мы не должны роптать и предаваться печали, а веровать, что предел Божий положил, для него сие время, – и благодарить Его благость за таковую утешительную кончину, молить Его милосердие об упокоении души его в царстве небесном, и веровать, что он, там будет ходатай о нашем спасении. Да будет ему вечная память.

Ничего не знаю, в каком ты находишься положении. Ю. В–ны письмо из С–а получил; благодарю ее, и кланяюсь, как ей, так О–е и А–и, и прочим вашим сёстрам, и желаю всем вам мира, здравия душевного и телесного; и, испрашивая на вас Божие благословение, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 14 октября 1841 года.

Письмо 271

На прошение твое: сказать тебе решительное слово о переходе, или нет, духу не собираю потому, что весьма часто обстоятельства изменяются, а с ними и чувства принимают другое направление, как ты и сама о сем свидетельствуешь, что теперь мирнее против прежнего; до того же времени, как тебе отправляться, еще около пяти месяцев; я разумею – до мая месяца много может быть перемен и в обстоятельствах и в чувствах; тогда, Господу вразумляющу, за молитвами батюшки нашего отца Льва, можно на что-нибудь решиться, а теперь подождем; будем себя укорять, смотреть свои немощи, а не чужие; не смотрением ли Божиим попустилось тебе такое искушение (Бог и противными вещами действует к нашей пользе), чтобы отвлечь тебя от неполезпых и вредящпх тебе твоих действий и излишних сообращений, – чего бы никак не могла избавиться добровольно; хотя и желала безмолвия, но оно далеко от тебя отстояло; и надобно сознаться, что ты во многих – не скажу во всех – видела пороки, неоставляла обличать где, и кого, и нужно, и не нужно; а ведь «око благо не узрит лукавого» (Аввак. 1, 13.). Помоги тебе Господи видеть всех святыми и ангелами, а себя единою грешною. Теперь, когда сокращен круг твоих действий, то тебе открылся удобный случай к рассмотрению себя; по заповедям ли Божиим проходим житие наше? Удерживаем ли язык от зла? Любим ли врагов, как друзей? Принимаем ли укоризну, яко благохваление? Лобызаем ли нищету паче богатства?

Во всем оном найдется не малая скудость в нашем устроении. – Что ж делать? Седи, и плачи своего мертвеца.

Точно, ты не знаешь, найдешь ли лучше у родных, не токмо по душе, но и по телу; воображение представляется, что не будешь иметь там таких неприятностей, по неимению связей и прочее; а о том не думаешь, что, может быть, ожидает другое что непредвидимое, могущее навести скорбь и болезнь сердцу, и даже вложить в недоумение и в двоедушие. Нередко случается с переходящими в другое место: обычаи, заведения, чин и прочее, – все приносит стужение, что не так совершается, как и к чему мы привыкли; все наши чувства: наш слух слышать, глаза видеть – так привыкли, а делается иначе. Я сам на себе сие испытал. Нельзя заключать из того, что тебе здесь по внешности хорошо – будто враг наводит жалость оставить место. Напротив, за сии блага должно благодарить Бога, и вручать себя в Его святую волю, и Он устроит так, как будет нам па пользу.

Поречения и укоризны принимай, не малодушествуй, помня, что и твой язык довольно испустил на других ядовитых стрел; прими в помощь рассуждение того брата, который себе представлял свои грехи: «ежели Бог подвигнет на тя человеки, то вмале весь мир на тя упразднитися имать», св. Исаака Сирина слово 20. И злословящих не так строго обвиняй, но в ином случае и оправдывай, а вини себя; ведь ты была довольно окровенна к Е–е, говорила то, что и забыла: должна же припомнить, чтб она творила, по отшествии от матери П–ы; то теперь делает и о тебе; а может быть и с приложением. Горько было П–е, хотя и по правде, терпеть поречения; не сладка и тебе измена Е–и; да еще на которую ты так твердо надеялась, и неостерегалась в словах; не мимо идет слово священного Писания: в нюже меру мерите, возмерится вам (Матф. 7, 2.). Не ищи от Е–и извинений, а вини себя более; когда будешь себя винить и Бога благодарить, то Господь тебя еще более утешит, и оное неотъемлемо от тебя сотворит, и не попустит подпасть тому, чего опасаешься, за бывшее твое подозрение.

Н. Ф–на пишет, что теперь мирна в С–е, и довольна матерью Н. и сёстрами. Желаю, чтобы и у вас был мир, и всем твоим о Христе сёстрам посылаю недостойное мое благословение, и, поручая всех вас покрову Божию, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 13 декабря 1841 года.

Письмо 272

О вышедших, сплетнях можно сказать: не всякому слуху верь; что было, то было; чего не было, того и нет. Но за все Бога благодари, и благодушествуй (как и сама уверяешь о сем), а к этому надобно еще прибавить заповедь о люблении врагов, считая их своими благодетелями; да припомни 20 главу св. Исаака Сирина; «аще и весь мир Господь подвигнет нам, то мало по моим беззакониям», – и вообще самоукорение, а не других укорение может удобнее упокоить и воспользовать. Отца Н. я спрашивал; он говорит, что ничего оного не было, но советую лучше оставить и не беспокоиться о сем.

Не знаю, что будет вперед, а доселе я расположением отца игумена весьма доволен, и никакого оскорбления не имею от него; равно как и батюшку покойного он не оскорблял; а с болезнию сердца делал, по приказанию начальства, переводы из келлий, и даже за нескорое исполнение подвергался сам неоднократно гневу и взысканию. Кто говорил, о сем М. П., или лгал или не с той точки смотрел на событие.

Теперь ты исполнила свои обеты, удостоилась побывать в Киеве и на могилке у батюшки; сиди же дома спокойно, мирно, не смущайся, и не малодушествуй от каких-либо приражений; а познавай свою немощь и смиряйся; против сего оружия ничто не постоит и все стрелы вражии от оного сокрушаются. О сем внушай и сёстрам твоим, дабы имели попечение о снискании смирения, а сплетней и суждений удалялись.

Да призрит же Господь на ваше благое произволение и да ниспошлет Свою помощь, Коего всесильному покрову вручая тебя и сестер твоих, О., И., Ю., С–ю и проч., остаюсь ваш недостойный богомолец, многогрешный И. М. 11 августа 1842 года.

Письмо 273

Письмецо я твоё прочитал, и на оное подробно, а паче ещё особенного чего, не нахожу писать, только скажу; к прочим отеческим учениям о терпении и смирении поучающим, не мешало бы прочитать книгу Ставрофиля, или царский путь креста, в коей очень хорошо выражено несение креста; страха ради, надежды и любви; потомь в кресте молитися, в кресте радоватися; о кресте благодарение воссылати, благодарити не только Бога, но и наносящих крест; о кресте хвалитися и прочее, которое укрепляет в терпении скорбей, каковы бы они ни были.

О О–ной племяннице я не могу ничего сказать; на деле вам виднее, что делать.

Всем твоим о Христе сёстрам желаю мира и согламия о Господе, и пребываю ваш недостойный богомолец, многогрешный И. М. 17 октября 1842 года.

Письмо 274

Я уже описывал к матери игуменьи о кончине её, а теперь добавлю только то, что отходную я читал два раза, и еще строитель Н., тут случившийся; мы были с ним у неё за несколько минут до кончины, и не более как за пять пошли по надобности, к отцу игумену, с тем чтобы и его туда ж пригласить; и на обратном пути слышим, что она уже отошла. Итак, мы не удостоились быт при самом испущении ею духа; но были свидетели: с какою она верою и любовью Христу молилась, лобызала Его Образ – во время самой борьбы жизни со смертью; она, молясь сама, просила и всех предстоящих молиться за неё, что было исполняемо по её желанию. Рассматрииая жизнь её и кончину, нельзя не вспомнить Аввакира, которого часто из трапезы изгоняли, ибо он был невоздержан на язык, как пишет святой повествователь; но какой его был конец, – все знаем. Можно и о ней сказать, что полагали её многие (в том числе и ты) прельщенною, и непостоянною в характере; но такия и подобные укоризны послужили ей великою пользою. Кажется, она терпеливо несла их, и я не слыхивал, от неё ропота за сие; а обвинение себя часто выходило из уст её, а, следовательно, и от сердца: и она верно теперь молит Бога о своих укорителях, виновных бывших её спасения. Нам должна быть кончина её и умилительна, и назидательна, к перенесению всех укоризн и досад, бывающих виновными спасению; но с намерением оскорблять других, или воздавать зло за зло, весьма опасно. Лучше прощать, по заповеди Господней, когда хотим, чтоб были и наши прощены грехи.

Тебе же пора положить начало с О–ю так не крамолиться, как описываешь в прежнем письме; уж это несть дело безмолвников. Прочие материи, яко не требующие ответа, оставляю. Поминовение по батюшке у нас было торжественно; довольно было приезжих, усердствующих к нему, и ближних, и дальних. Царство ему небесное и вечная память! Молитвами его да сподобит нас Господь христианской кончины, мирной и непостыдной. На всех сестёр твоих и на тебя испрашивая мир и благословение Божие, остаюсь недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 1 декабря 1842 года.

Письмо 275

Хотя я и писал к тебе, на прошедшей почте, в игуменском письме; но надобно и ещё написать, и хорошенько побранить тебя, за приписываемые мне похвалы и излишние достоинства, которых совсем во мне не обретается. Ужасно подумать даже, что ты пишешь, – не обретается, или едва остается таковый. Для желающих спастися – это и пред Богом погрешительно, и для меня неполезно; хотя я по бедственному моему устроению, и вижу себя далеко отстоящим от приписуемых тобою мне достоинств, но паче ещё требующа самого врачевания греховным язвам, но всё надобно иметь опасение, потому что похвала мужу пагуба; и: горе вам, егда рекут вси человецы добре (Лук. 6, 26.). Св. Исаак Сирин пишет, что едва обретается кто в человецех многий носити честь, Аще и нравы равно ангелен будет (сл. 1.). Ничто ж нам добровольно подвергать себя такой опасности, и не воспятить тебе? Ежели ты пользуешься чрез мои письма, – благодари Бога, вразумившего меня, по вере твоей; не силен ли Он и других вразумлять: да, есть у Него много людей, пасущих стадо Его, коих я ниже след видети достоин. Перестань пустословить!

Упомянула ты о соблазне, – но сколько раз ныне нам твердит Церковь: «Ей Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Это почаще в уме обносите, и избавитесь от оного зазрения. Куда же идти? Здесь одно блазнит, а в другом месте многое предстанет не по-нашему; и горшая брань будет; и здоровье, и силы истощены, а привычка к обрядам, и ко всему, много значит. Когда уже во время бури ладья твоя удержалась, и не погрязла, то в тишине не надобно плещи давать, на посмех врагу; да где нынче найдешь пристанища? Всюду волнение.

О происках, или подарках, к исканию......... аз вещи не имам, и не знаю, что рещи; прочти у Никиты Стифата 2-й сотницы главу 58; это к тому же относится; и, по-моему мнению, не надобно бы предварять подарками, но в последствии, в виде благодарности, и в духе первого расположения, как ты описываешь, можно подарить.

Матери М–ии да уиокоит Господь душу в царствии небесном. – Ты упоминаешь и о себе: да, этот путь неминуем для всех, но неизвстен конец; для того-то Господь и повелел нам бдеть, яко не вемы часа онаго смертнаго (Матф. 24. 42, 43; 25. 13 ); а ты видишь и сознаешь себя плохо внимающею сему; надобно же воспрянуть от сего нерадения и помышлять о грехах своих; то, может быть, и сокрушится сердце и смирится; а сердца сокрушенна и смиренна Бог не уничижит (Пс. 50, 19.), и близ Господь сокрушенных сердцем и смиренные духом спасет (Пс. 33, 19.).

О–е потерпи, пока хотя не совсем соглашаясь на её волю, а руководствуйся главами св. Марка Подвижника, о коих я тебе писал. Когда уже для вас невыносимо её делание, то лучше отпустите её, пусть поживет по своей воле; приход же её в наши места не может ей принести пользы. Болезнь разве скорее её воспользует, или другое какое искушение.

Да помилует Господь сестру X., и соблюдёт её от прелести вражией: где богатство, там и такие приходят. Паче всего толкуй ей о смирении чрез которое благодать Божия всегда будет ей вспомоществовать. Какие бы то ни были действия: теплота и прочее, ежели ум славит – яко от благодати, то воистину прелесть есть; но когда вменяет себя недостойною посещений благодати и действий её, а видит грехи свои, то можно принять за благодатное действие; слава Богу, что она удостоилась получить желаемый образ, а с ним и то, что вам Бог открыл. Мы с тобою, видя свою нищету, больше должны смирять себя; подобно нищим, зрящим богатые царские одежды и утвари, и от того более познающим свою нищету.

Благодарение Господу, я чувствую себя лучше, или просто совсем здоров; только иногда случаются слабость и нерадение, ленность и прочее; что всё сродно нашей немощи, и летам, хотя ещё и не так старым, но и не молодым,

А вам кто-то насказал о предсказании батюшкином о моей смерти: а у нас этого и слуху нет: ежели бы и случилось так, то буди воля Божия; только бы даровал Господь с покаянием отойти отсюда, в надежде Его мнлосердия. Многогрешный И. М. 16 марта 1843 года.

Письмо 276

Снов весьма должно опасаться, а паче их толковать и принимать за истину, подобно матери Н–ии. На тебя же хула происходит от злокозненного врага, дабы отвратить её от веры к тебе; и тогда козни его могли бы ни мало причинить ей вреда; – и зто не по твоей святыне, но по её вере: Бог действует и недостойными; подобно как ты, и другие, подобные тебе, слупотствующие, мнящие получать чрез меня пользу: но это, чрез веру вашу, действует сам Бог, моим недостоинством; и сие может служить к вящшему моему осуждению, разве за молитвами их негли и мене воздвигнет Господь к покаянию.

Видишь сама: не измена ли это десницы Вышнего, что мать игумения сделалась к вам помирнее, когда прежде о сем и думать не могли; храните ж мир сей с самоукорением, и избегайте зазрения ближннх: кийждо о своих делах отдаст ответ Богу; когда и Отец не судит никомуже, но суд весь даст Сынови (Иоан. 5, 22.), то мы, слепые судии, не обрящемся ли безответны на суде, хотя бы и сами были безгрешны.

Сестры твоей X. или Н–ии страх, по пострижении, весьма неоснователен и опасен: где бы надобно радоваться, принявши оный образ, хотя еще несовершенный, но уже причлись к лику дев, работающих Богу; а она страшится, и сама не знает чего. Кажется, явные суть знаки высокоумия. Не смеем от своего опыта представить примера, но на людях оный видим неоднократно: какая бывает им, и зрящим на них, радость и утешение; Аще токмо познаем таинства силу, то почто не радоваться, а страшиться. Не могу припомнить многих примеров от житий святых отец, но Симеона и Иоанна спостника его довольно может указать, что не страх, а радость, доставляет сей образ.

О сновидениях, чтоб им не верить, довольно пишет св. Иоанн Лествечник; св. Петр Дамаскиг, после седьми деланий, пишет, чтобы всякого сновидения отвращаться. В послании Кассиана к Леонтину, игумену, сказано о монахе, прельстившемся снами и во иудейство впадшем. Да. явно и от того прелесть, что сны сии подымают и подлагают мнимую святость, а не то, чтобы смирять себя и иметь хуже всех. Есть много в писаниях и еще о сем, но не могу вспомнить; а книг давно не читаю – некогда. Сам Бог да вразумит тебя, что еще написать для её пользы. В проезде моем, был я в П–ой и в С–е, в К–е и в К–й, а обратно нашел в О–е девичий монастырь весь сгоревший, ни одной келлии не осталось, и Церковь обгорела, колокола и главы спали, и мирских домов 36 лучших погорело; но пожар начался не от монастыря, но от мирского дома. Теперь они, бедные, без приюта, и ненадежно, чтобы скоро опять устроились. Вот невольная скорбь; но видно нужна ко спасению: промысл Божий нам непостижим!

Остаюсь многогрешный И. М. 8 июня 1843 года.

Письмо 277

От 24 числа июня посланное тобою письмо я получил своевременно, н ответствую на оное с сестрою К–ою. Что я не приехал к вам, о сем пусть судит всяк так, как хочет: но я имею суд своей совести, нимало меня не упрекающий: 22 числа мая был я в К–е, а этот день конец моего срока по паспорту: как же я мог простираться в глубину пути, когда на обратном предстояло мне многое: приближался пост, и получил извести что наш архиерей будет к нам на Троицкой неделе; и я, как ни спешил, но едва мог успеть к 5-му июня в обитель, к самому заговенью; к счастью, что владыка отложил приезд свой еще на недельку, а то не обошлось бы без искушения, – две недели просрочил. Ежели это кому не нравится, я о сем вещи не имам; и хотя не пожалуют к нам, то нимало не оскорблюсь, ибо не ищу их веры и к себе не привлекаю, а грядущего не отгоняю; и ты в претензии для чего не уведомил тебя о том, что буду в К–е, ты бы сама туда приехала. Да как бы ты это утаила? Ты бы сим ещё гору искушений на себя воздвигнула; в чем тебе недостаток? Можешь и на письме всё выразить, и выражаешь: а там мне и времени не было бы с тобою заняться, то ты бы, более с скорбию нежели с удопольствием, возвратилась. Ты ублажаешь С–ю обитель тем, что я там был: но ведь это случилось в 10-ть лет один раз; между тем как случилось мне, в течении сего времени, кроме сего раза, быть близ их в 45 верстах, и к ним не заехать; из сего что вы можете заключать? Особая ли моя к ним расположенность, или иное что? Кажется, они больше бы имели права роптать на меня: быв так близко, и к ним не заезжать; но я имею свои причины и препятствия, кои не позволяли сего сделать, и больше потому, что не было на то воли Божией.

Скажу на последнее, твое письмо, чтобы ты постаралась удерживать себя от бранных слов, от чего смущается яростью душевное око твое, и ты, бывши сама слепа, уже не можешь слепцов водить: подобно как и я, многогрешный, во всем ослеплен страстьми, а дерзаю водить слепцов. Помолись же за меня: да просветятся очи мои н узрю путь правый, по нему и другим идти несомненно скажу. Многогрешный И. М. 11 июля 1843 года.

Письмо 278

Очень рад, что Т. Г–на не закоснела в мире, но пришла в обитель, и что была воля матери игумении согласно с её волею, поместить её в вашу келлию; она юна, неопытна, ничего еще не понимает нашей монастырской жизни; надобно ей азбуку эту поучить на опыте, и с опытными. Впрочем ты не сочти, чтобы я тебя считал таковою, но по нужде – и ты послужишь в деле сем; а паче когда еще не наскакивала сама на сие дело, а смотрением Божиим она к тебе переведена, и матерью игуменьею определена. Ты хоть так поступай, о которых пишет св. Иоанн Лествичник: что сами окалявшись в грязи, других от того предостерегают; а ради полученной пользы ближними, негли и их Бог спасет.

Страх твой и сомнение сердца – пустое; мню, что приходить от неимения смирения, в котором по учению Спасителя нашего, обретается покой (Матф. 11, 29.). Управь свою свободу, и не бойся оглаголаний и клевет; ежели бы и были они, надобно же что-нибудь и потерпеть; как же ты научишься терпению, когда не будешь иметь, к тому случаев; а ты, ничего не видя, думаешь о преднем, а не знаешь, долго ли жизнь наша продлится,

Желание твое иметь в залоге царство небесное весьма опасно, и близко прелести, ежели бы оное мнила иметь. Блажени невидевшие и веровавшие. Св. Феогност велит просить извещения, но при самой смерти, что есть безопаснейше. Недостойный ваш богомолец, многогрешный И. М. 19 октября 1843 года.

Письмо 279

Толк твой моим словам хотя и имеет сходство с разумом моим, но в оных и многое может заключаться, чего я не мог ясно писать, неизясняя ни их слов, ни от неё мне говоримых; и все это заключил в одном слове: будущее Бог един весть. –Твое же неизвещение, кажется, происходит от сильного твоего зазрения, и от негодования за послушание к Т.; это уже надобно предать воле Божией.

С. В–ну да укрепит Господь в вашей святой обители; что толку в переездах? ей была свобода прежде о сем подумать; и она сама избрала вашу обитель: а я нудить произволения никак не хочу. – Когда мать игумения благословила к тебе иметь ей откровение, то и пусть начинает, и продолжает; а как оное делать – ты дай ей прочесть некоторые главы у Симеона Нового Богослова, у св. аввы Дорофея, о еже не составляти свой разум; и у Каллиста главы 14 и 15, у Кассиана в слове о рассуждении, как оное стяжать, в 4 части Добротолюбия: а в чем она не понимает, растолкуй ей. Также и первые 4 степени св. Иоанна Лествичника пусть прочитает; в теории узнав отеческое учение, пусть и на дело простирается. Для меня очень неприятно, что С–я относятся о тебе с какими-то укоризнами, и я не хотел, чтоб это было; но когда уже есть, то надобно приписать сие к их немощам и к вражию подущению, а к твоей пользе; когда ты возлюбишь их, то сотворишь ложными их слова, и диавола посрамишь. Да чем же приходят в совершенство, как не терпением укоризн: и те не погибнуть чрез то, но быв причиною пользы другим, в свою очередь, сами получают от других сие очищение, и прнходят в чувство. Св. Епифаний прибыл в Царь-град судить св. Златоустого; а св. Кирилл, и по смерти его, все имел на него негодование, пока чудесным образом был умиротворен; когда и в толико великих святых было преткновение от неведения, то что можем сказать о нас, грешных? Прости, и сама прощена будешь. Об устроении С–и я очень радуюсь, к которому много способствует и небогатое её состояние. Дай Бог, чтобы и Т–а об оном не мечтала.

Мать X–ю да укрепит Господь и утвердит во смирении, которое всем нам очень нужно. Мать И–ю да избавит Господь от болезни душевной и телесной: ваш богомолец, многогрешный И. М. 9 ноября 1843 года.

Письмо 280

Ты скорбишь за краткое мое к тебе писание, а не измериваешь моих сил: едва могу и кратко отвечать; писем много, занятий еще больше, а здоровье и силы ослабивают, а недостоинство мое и все сии причины превышает.

Ты же написала в письме от 23 августа столько приступов, что против каждого надобно выставить сильную батарею, и отражать оные: но у меня уже и сил недостает, хотя бы и нашелся что сказать. Я должен не решать, а на всякий пункт приносить оправдание: почему я так делал, – чего прежде в тебе не было, пока не видала моего недостоинства; а когда оное открылось тебе, то и мнимая твоя твердость уверенности ко мне поколебалась. Будь же уверена, что я за это не скорблю на тебя; а сознаю истину, что я есмь, и немощь мою и недостоинство.

В послднем письме от 6-го сентября, пишешь ты, что желаешь купить книгу св. Исаака Сирина за 40 р.; это доброе дело, не надобно упускать; за такую цену нигде нельзя достать сей книги: а она пригодится когда-нибудь к укреплению, к вразумлению и к смирению.

Об известной старушке, как ты положила строить, так и да будет; идти откровенно письмами – может быть поколеблется, и послужит не в пользу ей; а так, как ты пишешь, то сохранится от искушений.

У. В–не я писал, кажется, довольно; но что значат мои письма? И святых отцов учения не действуют на нас. Воля наша не связана: и ты и она имеете каждая свою волю, токмо желательно, да направляется оная к воле Божией. Больше я ничего не могу сказать; и не обязан давать отчеты никому: почему не решительно говорю. О сем вопросы будут тщетны. Многогрешный И. М. Прошу вас за меня помолиться. 19 сентября 1844 года.

Письмо 281

Твои ложные сомнения решатся противным твоему мнению. Сколько было страхов и подозрений о письмах, и ненадежности о представлении, но всё выходит другое: и поэтому рассмотри своё делание, что ты не полагаешь Бога помощника себе, но уповаешь – на что? Не знаю. Где хочет Бог утешить, там и противные сердца располагает в пользу; а где нет Его благоволения, или требуется наказание, то «и всея твари о семь содействие есть в Его мановении». За таковую немощь надобно себя укорять и впредь научаться подклонять выю свою под крепкую руку Божию, ибо Он, и кажущимися нам противными, производит на пользу. Иосифа братия продали в неволю, – а он сделался повелителем Египта и их прокормитель; Tpие отроки, Даниил, и множество многое примеров, как в ветхом так и в новом завете, и в историях найдешь не мало примеров дивного промысла Божия о создании Своём; думал ли И...., что от Иосифа и Вениамина потерпит твкие неприятности? И воистину жалко, что такая воздвигается крамола. Горе граду, Аще юным царем управляем (Эккл. 10, 16.) И ты думала от меня получать только наставления и утешения, а нашла оскорбления от моих писем. Ты находишь себя во всём невинною: так довольно для тебя этого утешения – правая совесть; пусть я буду виноват, но пред тобою оправданий приносить не имею нужды в моих действиях; и подробно изяснять, или повторять то, о чем я тебе писал, также считаю за излишнее. Тебе есть время писать – пишешь к одному; а у меня 30 и 40 писем со стола не сходять, на которые надобно отвечать, – и не говорю пространно – но хотя бы кратко написать; а иное уже две недели и месяц лежит, а ты хочешь и пространного, и скорого ответа? Время, слабость, нездоровье и слабость глаз не нозволяют всего оного исполнять.

О–ина скорбь видно также на пользу, по её устроеннию, к смирению её. Чудное дело – некоторые желают мантии не для спасения; но для мантии, т.е. для тщеславия, для самолюбия, и потому мантия бывает тяжела и неудобоносима; а когда ожидать оной по воле Божией, то будет спасительна. Труды её не пропадут, когда они по Бозе содеваются; содержание её обеспечено; а спасение и без мантии от неё не отъемлется; а когда будет ей на пользу, то и мантия ниспошлется; Аще смирит себя, то и покой обрящет.

Очень рад, что У. В–на хотя несколько успокоилась; искушениями когда-нибудь придет в разум истииный. Приезду вашему к нам я не возбраняю, а отдаю на волю вашу; а паче, как Бог устроит. Теперь ей ниче