Авва Дорофей

...От того, что <человек> дозволит себе малое зазрение ближнего, от того, что говорим: «Что за важность, если послушаю, что говорит сей брат? Что за важность, если и я скажу одно вот такое-то слово? Что за важность, если я посмотрю, что будет делать сей брат или тот странник?» — <От сего самого> ум начинает оставлять свои грехи без внимания и замечать грехи ближнего. И от сего потом происходит, что мы осуждаем, злословим, уничижаем <ближних>, а наконец, впадаем и в то самое, что осуждаем. Ибо от того, что <человек> не заботится о своих грехах «и не оплакивает, как сказали отцы, своего мертвеца», не может он преуспеть ни в чем добром, но всегда обращает внимание на дела ближнего. А ничто столько не прогневляет Бога, ничто так не обнажает человека и не приводит в оставление <от Бога>, как злословие, или осуждение, или уничижение ближнего.
Иное же дело злословить или порицать, иное осуждать и иное уничижать. Порицать — значит сказать о ком-нибудь: такой-то солгал, или разгневался, или впал в блуд, или <сделал> что-либо подобное. Вот такой злословил <брата>, т.е. сказал пристрастно о его согрешении. А осуждать — значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник.
Вот сей осудил самое расположение души его, произнес приговор о всей его жизни, говоря, что он таков-то, и осудил его, как такового; а это тяжкий грех.