Макарий Оптинский (Иванов)

Мне в вас очень не нравятся мелочные расчеты в деньгах; вы так заботливо ведете счет, чтобы и гривенник чей не перешел одной больше другой; когда же вам заниматься душевным спасением и печься об искоренении страстей, когда главная страсть и корень всех злых – сребролюбие – господствует над вами? Считая, как бы что мое не перешло за сестру, упустишь время на нужнейшие дела: самоукорение, смирение и болезнь сердца о грехах своих. Все, кроме этого, что не присуще душе нашей, останется здесь, а с нами пойдут туда или добродетели, или страсти, о истреблении которых здесь не пеклись и не очистили достодолжным покаянием. Итак, я не могу вам назначить, которой сколько положить денег на стройку; а если вы есть истинные ученицы Спаса Христа, Господа нашего, то стяжите и обогащайтесь любовью, а ее первый враг – сребролюбие. Если хотите послушать меня, то знайте, что мне то приятнее будет, когда всякая из вас постарается истратить большую часть перед другой, да и во всем надо так поступать, чтобы низложить злое сребролюбие, которое бывает причиной многих зол: излишнее попечение о расчетах, мысль, в это углубленная, гнев, злопомнение, оскудение любви и упования на Бога.

Где сребролюбие имеет власть над нами, там всякую копейку считаем, чтобы не перешла лишняя, а где самолюбие и гордость, там не хотим ничем быть обязанным друг другу по части интереса, может ли быть тут сохранена дружба? Страсть, все страсть, не та, так другая. А они плохие посредницы в дружбе. Старец Василий в общежитии слова «твое и мое» называет пекул<опека> лукавого, оно не принесет благих плодов любви и мира. Ежели бы твое или ее что и перешло, то для чего иметь о сем расчет? Не только пять, десять, но даже хотя бы и сто рублей перешло чьих, не советую считаться и не думать, что я одолжаю или не хочу одолжаться, все это разрушает любовь. Любовь дороже всех сокровищ в свете. Советую и прошу вас обеих не считаться и не смущаться, когда что-нибудь перейдет; ваше ли оно? И чем вы заслужили это? Все Божие даяние, и мы Божии.