Макарий Оптинский (Иванов)

Пишешь, что предлагают для лекарства пить кумыс, или лошадиное молоко, а ты сомневаешься в том, потому что лошадь воспрещенное к пище животное, и вопрошаешь меня об этом. Вопрос этот неудоборешим для меня, могу ли я в таких делах давать ответы и решения? Могу только предложить рассуждение, что доктор дает в виде лекарства разные медикаменты, которые нам и неизвестны, которые мы принимаем не весьма охотно и не со вкусом, а иногда и с отвращением, так и это тоже лекарство, хотя и неприятное по одному только воображению. Но ежели принесет пользу, то в надежде на помощь Божию почему же не воспользоваться? И вообще в лекарствах и лечении должно предаваться в волю Божию. Он силен и врача вразумить, и врачевству подать силу. Когда чувствуешь, что совесть обременяется, то при исповеди скажи священнику, и приимешь разрешение в том, что желание здравия понудило на такое действие.