Григорий Палама

Рождается <Христос>... от Святой Девы, единый от века неповинный греху, Единый Сущий достойный того, чтобы отнюдь не быть оставленным от Бога. И прежде чем познать зло, Он избирает добро, как это сказано в пророчестве (см.: Ис. 7, 15—16), и жительствует жизнью совершенно непорочной Тот, Кто справедливо и заслуженно не заслужил того, чтобы быть оставленным Богом, поскольку и Сам Он не оставил Бога, как первый Адам оставил Его, преступивши заповедь, но Он, быв исполнителем каждой Божией заповеди, всего Закона Божиего, этим самым справедливо был свободен от диавольского рабства. И таким образом, победивший некогда человека диавол бывает побежден Человеком, и некогда победивший созданное по образу Божиему естество, и по сему весьма чванившийся, свергается с чванства, и вот человек восстает от душевной и истинной смерти, той смерти, которою он умер немедленно после того, как вкусил от запретного древа; смерти, которой угрожал Бог Адаму и Еве прежде преслушания, говоря им: В оньже аще день снесте от него, смертию умрете (Быт. 2, 17); поэтому после преслушания мы были осуждены па смерть тела, поскольку тогда Бог так сказал Адаму: земля еси, и в землю отидеши (Быт. 3, 19). Ибо как оставление тела душою и отделение ее от него является смертью тела, так и оставление души Богом и отделение ее от Него является смертью души, хотя иным образом она и остается бессмертной; ибо хотя она, будучи отделена от Бога, становится гнусной и неключимой, даже больше, чем труп, но в то же время она не растворяется после смерти, как это бывает с телом; потому что она имеет свое бытие независимо от состава элементов.

...Если все исполнено чуда, и то, что из несуществующего пришло в бытие, является божественным и славным делом, то насколько чудеснее и божественнее и еще более долженствует воспеваться нами то, что из разряда творений стало Богом, и не просто Богом, но тем именно, Что является истинно Богом, и это тогда, когда наше естество и не возмогло и не пожелало сохранить оное достоинство, в котором было создано, и посему справедливо было отвержено в нижайший элемент земли? И до такой степени велико и божественно, неизреченно и непостижимо то, что наше естество стало одно с Богом, и чрез сие нам было даровано возвращение к лучшему состоянию, что и для святых Ангелов и людей и даже для самих пророков, хотя они и зрели действием Духа, оно пребывало воистину непознаваемым, от века сокровенным таинством.

...Сын Божий стал Человеком для того, чтобы явить на какую высоту Он нас возводит, дабы мы не гордились, как будто своими силами мы — победители; чтобы, будучи Сугубым, воистину быть Посредником, соединяя воедино, посредством каждой <из этих двух природ Богочеловечества Своего>, обе части; чтобы разрешить узы греха; чтобы очистить скверну, прибывшую от греха плоти; чтобы явить Божию любовь к нам; чтобы показать, в какую глубину зла мы впали, так что для спасения нашего долженствовало быть Воплощение Божие; чтобы стать примером для нас смирения, которое заключает в себе плоть и страдание и которое является целительным врачевством гордости; чтобы показать, что наше естество было создано добрым от Бога; чтобы стать Начальником и Удостоверителем Воскресения и Вечной Жизни, истребив безнадежие; чтобы, став Сыном Человеческим и став участником смертности, сделать людей сынами Божиими, сделав их общниками Божественного бессмертия; чтобы показать, насколько естество человеческое преимущественно пред всеми творениями было создано по образу Божиему, ибо настолько у него была близость к Богу, что и стало возможным сойтись ему с Ним во едину Ипостась; чтобы почтить плоть <и то — смертную ее>, дабы высокомерные духи не считали себя и не считались бы более достойными чести, чем человек, и боготворили себя по причине бесплотности и кажущегося бессмертия; чтобы сочетать раздельно стоящих, согласно естеству, людей и Бога, Сам по естеству став сугубым Посредником. И что за нужда много говорить, — если бы не воплотилось Божие Слово, тогда ни Отец не явился бы как истинно Отец, ни Сын как истинно Сын, ни Дух Святый, и Сам происходящий от Отца, ни Бог в существе и Ипостасях, но представлялся бы созданию как некая Сила, именно как и говорили безумные древние мудрецы...