Григорий Палама

Поскольку же, все совершив и ничего не оставив несделанным из того, что нужно было сделать, Он <Господь> увидел, что зло, по свободному нашему произволению, до такой степени возрастает, лучше же сказать — увидит, что оно достигает наивысшей степени, так что люди, оставив самого истинного Бога и самого истинного Христа, поклонятся тогда антихристу и послушают его. Тогда Сам Он сойдет с небес с силою и славою многой, уже исполненный не долготерпения, но имеющий покарать тех, которые, по причине злых дел, сокровиществовали себе гнев Божий, в то время когда эта земная жизнь была временем долготерпения Его; и, как сгнивший член, отсекнув и предав огню неизлечимых, Он близких Ему, искупив от оскорбительного отношения и совместной жизни со злыми людьми, сделает их наследниками Небесного Царства. Немедленно после отвратительной антихристовой дерзости Содержащий все приведет все в потрясение, согласно сказанному через Пророка: к тому же зараз Я потрясу не только землю, но и небо (ср.: Агг. 2, 22). Итак, Он потрясет мир, и расторгнет высочайший предел всего, и совьет небесный свод, и землю примешает огню, и разрушит все. С высоты, как бы некие несметные удары молний, пошлет Он множество звезд на головы боготворящих лукавого. Прежде всего, с той целью, чтобы поверившие антихристу отрезвились от тех обольщений, которые опутали их ум. Затем Он явится с неизреченною славою и слышным для всех голосом трубы оживит всех от века усопших, как некогда оживил он нашего праотца дуновением Своим, и представит их живыми перед Собою. А нечестивых ни на Суд Он не приведет, ни одним словом не удостоит их: потому что, согласно Писанию, не на Суд воскреснут нечестивые, но — на осуждение.

...Сегодня... нам предлежит слово о Втором Пришествии Христовом, и связанном с ним трепетнейшем Суде, и о тех непостижимых вещах, которые должны будут совершиться из-за него, которые ни глаз не видел, ни ухо не слышало, ни на сердце человека, не озаренное Божественным Духом, не всходили, но которые превосходят не только человеческие ощущения, но и ум и разум человеческий. Ибо хотя Он — всеведущий и имеющий судить всю землю, учит нас о сем, однако снисходит к нашей возможности разумения, представляя соответствующие понятия. Посему и «молния», «облака», «трубный звук», «престол» и подобное сему вводится, хотя, согласно Его возвещению, мы ожидаем новые небеса, когда нынешние изменятся. Если же только сказанное, и то сказанное таким образом, — доступно пониманию исполняет душу разумно слушающих страхом и трепетом, то что же будет тогда, когда это будет самой вещью совершаться?!