Григорий Палама

Воистину, дивен Бог во святых Своих (Пс. 67,36). Потому что, когда кто-нибудь обдумает превосходящие естество борения мучеников, как, будучи в немощи плоти, они посрамили сильного во зле, как. как бы не ощущая страдания и раны, они телом боролись с огнем, мечом, с различными и губительными обликами мучений, терпением оказывая сопротивление; и в то время как тела крошились и рвались суставы и дробились кости, они верно соблюдали исповедание Христа здравое и неразоренное и неповрежденное и непоколебимое, вследствие чего им и была благодатно дарована премудрость Духа и гигантская сила; или когда кто представит себе терпение преподобных, как они, как бы будучи бесплотными, выносили длительные пощения, бдения и иные разновидные злострадания тела, и притом добровольно, в борьбе против лукавых страстей, против различных видов греха, во внутренней и и пас самих сущей невидимой брани против начал, против властей, против духов зла, до конца противоставившись им, и внешнего человека истощая и умерщвляя, внутреннего же обновляя и обожествляя, благодаря чему им благодатно были дарованы дар исцеления и действие силами, гак что, когда кто рассудит и подумает о том, насколько это превосходит наше естество, то удивляется и прославляет Бога, давшего им таковую благодать и силу, ибо хотя они и имели благое произволение, но без Божией силы не возмогли бы стать выше естества, и сущие в теле — одолеть бесплотного врага.

Итак, не только по сей причине общий им всем гимн приносит Божия Церковь, но еще и потому, что имеет заботу в течение Святой Четыредесятницы и следующей за ней Пятидесятницы все дела Божии объявить и воспеть. Итак, после того, как все было возвещено, как вы знаете, именно: как весь этот мир в начале был сотворен Богом; как Адам был извергнут из рая и от Бога; как был призван древний народ; как и он, согрешив, был отвергнут от близости к Богу; как Единородный Сын Божий, приклонив небеса, ради нас сошел и ради нас совершал невиданные вещи, и научил спасительному пути, страдал и умер за нас, был погребен, как человек, и как Бог воскрес тридневен, и на небеса, откуда и сошел, затем с плотию вознесся, и севши одесную Отца, послал оттуда Всесвятаго Духа. Итак, после того, как все это воспела Божия Церковь, ныне и остальное присовокупляя и вместе объявляя, именно: какие великие и сколь многочисленные плоды для вечной жизни собрало пришествие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и сила Всесвятаго Духа, — <Церковь> творит память Всех Святых вместе и всем гимн и честь воздает сегодня... Братия, святых Божиих каким образом почтим? — Если в подражание им очистим себя от всякой скверны плоти и духа и отступим от зла, как, наконец, чрез воздержание от зла побудимся к их  святости; если удержим язык наш от клятвы и клятвопреступлений, от пустословия и брани, и уста наши — от лжи и доносов, и таким образом принесем им хвалу. Если же мы не очищаем себя так, то справедливо каждый из нас услышит от них сказанное Богом грешникам: как это ты дерзаешь запоминать и произносить языком самые имена снятых и рассказывать их жития, исполненные добродетели и чистоты, в то время как сам ты возненавидел добродетельный образ жизни и отринул чистоту от твоей души и тела?! Аще видел еси татя, теки ее и с ним, и с прелюбодеем участие твое полагал еси. Уста твоя умножиша злобу, и язык твой сплеташе льщения <коварства>; седя па брата твоего клеветал еси, и па сына матере твоея полагал еси соблазн (Пс. 49, 18—20). Ни Бог, ни святые Божии не принимают хваления от таких уст, братие, ибо если всякий из нас, когда испачкает руку пометом, не допускает себе пользоваться ею, прежде чем не вымоет ее, — то примет ли Бог приносимое от нечистых тела и уст, если сначала мы не очистим себя? Потому что грех, коварство, зависть, ненависть, алчность, предательство, постыдные помыслы и слова и, последующие за ними, грязные дела гораздо отвратительнее помета. Но как очиститься от них снова тому, кто впал в это? — Покаянием, исповедью, деланием добра, прилежною молитвою к Богу.
Итак, когда в празднуемых памятях святых мы бываем праздны от наших работ и занятий, пусть наше занятие состоит в том, чтобы отступить и стать свободными от грехов и скверны, в которые кто впал. Если же и тогда <в праздники святых> мы балагурим во вред нашей душе и относимся равнодушно к празднику и пьянствуем, как можем, в то время как оскверняем день, говорить, что празднуем святых! Но не так будем праздновать, братия, молю, но представим и мы тела и души наши угодными Богу именно в эти праздничные дни, чтобы по молитвам святых и самим стать участниками славы и радости оной нескончаемой, что да будет и нам всем улучить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков.