Лев Оптинский (Наголкин)

А что вы вопрошаете мою худость и просите моего недостойного благословения, дабы вам единожды в день есть в вечер сухоядение, то и на это заочно моих сил недостает об этом рассудить, не зная потонку ваших там дел и между собой с сестрами… Но только, хотя вы несколько и заметили, что от такого пищеупотребления бывает вашим чувствам и телу движениям облегчение, но, однако, хотя я и согласен с этим, но не дерзаю один соизволить вам на это. Но проси матушку, ей вы там виднее и ваши сообращения, и ежели ей Бог возвестит и попустит, то и я благословляю, и ежели же после усмотрите, что вы этим будете вредиться (то есть гордиться), то она, и не относясь со мною, может вам и паки сие оставить… Я не знаю, что для вас тяжелым покажется, что не досыта наедаться, а как видно из многих святых, что наиболее советуют употреблять и алкать… и утверждают за полезное, но и вашей меры не опровергают… Но как выше сказано, матушка поблагословит, так и располагайся.