Григорий Богослов

Григорий Богослов: «О Духе Святом»

Дух Святой всегда был, и есть, и будет; Он не начал и не прекратит бытия, но всегда со Отцом и Сыном  вчиняется и счисляется. Ибо неприлично было или Отцу когда-либо быть без Сына, или Сыну без Духа: крайне было бы бесславно для Божества, как бы вследствие изменения советов своих прийти в полноту совершенства. Итак, Дух всегда был приемлемым, а не приемлющим; совершающим, а не совершаемым; наполняющим, а не наполняемым; освящающим, а не освящаемым; приводящим к обожению, а не вводимым в обожение. Он всегда один и тот же Сам для Себя и для Тех, с Которыми счиняется; невидим, не подлежит времени, невместим, неизменяем, не имеет ни качества, ни количества, ни вида, неосязаем, самодвижен, приснодвижим, свободен, самовластен, всесилен <хотя как все принадлежащее Единородному, так и все принадлежащее Духу возводится к первой Вине>; Он — Жизнь и Животворящ, Он — Свет и света Податель; Он — источная Благость и Источник благости; Он — Дух правый, Владычний (Пс. 50: 12—14)... Чрез Него познается Отец и прославляется Сын (Ин. 16:14), и Сам Он Ими одними знаем, единое счинение, служение и поклонение, единая сила, единое совершенство и освящение.

Дух Святой является в виде языков, по родству со Словом; и в виде огненных языков (Деян. 2, 3–4). <Почему, думаешь?> Или по причине очищения <ибо по Писанию известен и огонь очистительный, что желающие могут везде увидеть>, или по существу своему: «потому что Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12, 29) нечестие. ...Является в виде разделенных языков, по причине разных дарований. В виде языков нисшедших, в значение Царского достоинства и почивания в святых; ибо и Херувимы есть Божий престол. Является в горнице <если только не почтут меня чрезмерно пытливым> в значение восхождения и возношения от земли тех, которые примут Духа; ибо и над водами есть некие Божии горние чертоги (Пс. 103, 3), в которых прославляется Бог. И Сам Иисус посвящаемых в высшее служение приобщает таинству в горнице, показывая тем, что нужно и Богу снисходить к нам <как, насколько известно, Он и снисходил к Моисею>, и нам восходить к Нему, и что таким образом, при слиянии достоинства, должно происходить общение Бога с людьми. Пока же пребывают они в собственном достоинстве,– Бог в достоинстве высоты, а человек низости, до тех пор благость несоединима, человеколюбие несообщимо, и между ними – великая и непроходимая пропасть, которая отделяет не богатого только от Лазаря и от вожделенных недр Авраамовых, но сотворенное и преходящее естество от несотворенного и постоянного.

Этот Дух, премудрый и человеколюбивый, снизойдет ли на пастыря,делает его псалмопевцем, отгоняющим злых духов, и указывает в нем царя Израилева; снизойдет ли на пастуха, обирающего ягоды, делает его пророком (Ам. 7, 14): припомни Давида и Амоса! Снизойдет ли на умного отрока, еще прежде совершенного возраста делает его судьей старейшин: свидетель Даниил, победивший львов во рве. Найдет ли рыбаков, уловляет в Христову сеть тех, кто потом объемлет целый мир сетью слов; возьми в пример Петра, и Андрея, и сынов громовых, возгремевших о духовном. Найдет ли мытарей, приобретает в ученики и делает купцами душ: свидетель Матфей, вчера мытарь, а ныне евангелист. Обретет ли пламенных гонителей,– изменяет ревность, и савлов делает Павлами, настолько же ревностными в благочестии, насколько прежде проявляли ревность о зле.

О многообразии благодатных действий Святого Духа в мире. Обрати внимание на следующее: рождается Христос – Дух предвещает (Лк. 1:35); крещается Христос – Дух свидетельствует (Ин. 1:33–34); искушается Христос – Дух возводит Его (Мф. 4:1); являет силы Христос – Дух сопутствует; возносится Христос – Дух преемствует: чего великого и возможного единому Богу не может совершать Дух? И из имен Божиих, какими не именуется Он, кроме нерожденности и рождения? Прихожу в трепет, когда представляю в уме и богатство наименований, и то, что противящиеся Духу не стыдятся и такого числа имен. Он именуется Дух Божий, Дух Христов (Рим. 8:9), Ум Христов (1 Кор. 2:16), Дух Господень (Ис. 61:1), Сам Господь (2 Кор. 3:17), Дух усыновления (Рим. 8:15), Дух истины (Ин. 14:17), Дух свободы (2 Кор. 3:17), Дух премудрости, разума, совета, крепости, ведения, благочестия, страха Божия (Ис. 11:2–3). Он есть Дух благой, правый (Пс. 142:10), владычественный (Пс. 50:14); Он есть перст Божий (Лк. 11:20), огонь (Мф. 3:11; Деян. 2:3); как Бог, и думаю в значении единосущия, Он есть творящий (Иов. 33:4), воссозидающий в Крещении (Тит. 3:5) и Воскресении (Рим. 8:11), Дух, Который все ведает (1 Кор. 2:11), всему учит (Ин. 14:26), дышит, где хочет и сколько хочет (Ин. 3:8), Дух наставляющий (Ин. 16:13), прогневляемый (Ис. 63:10), податель откровений (1 Кор. 2:10), просвещающий (Евр. 6:4), оживляющий (Рим. 8:11), лучше сказать, Он самый Свет и Жизнь. Он разделяется в огненных языках и разделяет дарования (Деян. 2:3–4); творит апостолов, пророков, благовестников, пастырей, учителей (Еф. 4:1).