Симеон Новый Богослов

Имеющий в себе свет Всесвятаго Духа, не в силах бывая стерпеть зрение Его, падает на землю ниц, взывает и вопиет в ужасе и страхе великом, как увидевший и испытавший нечто такое, что выше естества, выше слова и разума. И бывает он подобен человеку, у которого от чего-нибудь возгорелись внутренности огнем, от которого жегомый и жжения пламени не могши терпеть, становится он весь измученным и совсем не имеющим силы быть в себе. Но, будучи непрестанно орошаем слезами и ими прохлаждаем, еще сильнее воспламеняется он огнем желания Божественного, а от этого слезы еще обильнее у него текут, и он, будучи омываем излиянием их, еще блистательнее сияет. Когда же, весь разжегшись, станет он как свет, тогда исполняется на нем сказанное <Богословом>: «Бог с богами соединяем и ими познаваем» <так Бог соединяется с обоживаемыми от Него и Его познающими>, — и притом в такой, может быть, степени <исполняется сие на нем>, в какой соединился он уже с Сочетавшимися с ним и в какой оказался познавшим Его.

Любящий Бога и соблюдающий заповеди Его облекается сходящей свыше силой Святого Духа. Он не является в виде огня и не приходит с великим шумом и дыханием бурным <это совершилось только на апостолах для неверующих>. Он бывает зрим умно, как умный Свет, и приходит в тишине, принося радость,– и это отсвет первого вечного Света и отблеск непрестанного блаженства. Как только воссияет этот Свет в духе, тотчас исчезает всякий нечистый помысел, изгоняется всякая душевная страсть и всякая телесная немощь получает исцеление. Тогда очищаются очи сердца – ум и мысль, и видят Бога, как написано в Евангелии о блаженствах. Тогда душа, как в зеркале, видит все, даже и малейшие свои прегрешения, и приходит в величайшее смирение. Помышляя же о величии этой славы, она исполняется всякой радости и веселия, и, дивясь этому неожиданному чуду, проливает обильные слезы. Так наконец совершенно изменяется весь человек и познает Бога, сам прежде познанный Богом. Одна эта благодать Всесвятого Духа делает то, что человек начинает презирать все земное и небесное, настоящее и будущее, радостное и скорбное. Она делает его другом и сыном Божиим и богом, насколько это вместимо для человека. О, сколь величественны дарования Божии!

Для тех, которыми обладают и страсти, и неверие, благодать Святого Духа неприступна и незрима. Но для тех, которые достойно покаются и начинают исполнять заповеди Христовы с верой, со страхом и трепетом, она открывается и бывает зримой. И сама эта благодать производит в них суд, несомненно такой, какой предстоит, или лучше сказать, она бывает для них днем Божественного суда. Кто всегда освещается этой благодатью, тот истинно видит себя самого, что он такое есть и в каком жалком состоянии находится – видит в тонкости все дела свои, которые совершал телом или только в душе. При этом он судится и Божественным огнем, вследствие чего, напояемый водою слез, орошается по всему телу, и мало-помалу крещается весь душою и телом, этим Божественным огнем и Духом, становится весь чистым, весь непорочным, сыном света и дня, и более не сыном человека смертного. Потому такой не будет судим на будущем Суде, так как уже был судим раньше; не будет обличаем этим светом, потому что освятился им здесь прежде; и не войдет в этот огонь, который жжет вечно, потому что вошел в него здесь прежде и был судим. Он и думать не будет, что только тогда явился день Господень, потому что давно уже стал днем светлым и сияющим от общения и беседы с Богом...