Симеон Новый Богослов

Те, которые суть настоящие други Божии, любят Его и имеют Его в себе, как некое сокровище благ неистощимое, принимают такие поношения и бесчестия со всякой радостью и любят от чистого сердца, как благодетелей, тех, которые причиняют их им. Но те, которые говорят: «Во время брани и мы, как человеки, подвигаемся на серчание и гнев и иной раз делаем отмщение братьям нашим слоном, или делом, но после не держим на них вражды, но все забываем и оставляем, особенно когда испросим друг у друга прощение», — такие похожи на неписаную хартию, на которой враг наш диавол, как только найдет время, пишет чрез них же самих свои скверные и злые повеления, Потом они это, написанное ими по внушению диавола, изглаждают; однако же, вместо этих повелений диавола, не вписывают заповедей Христовых, чтоб диавол, пришедши, нашел хартии сердец их исписанными и со стыдом удалился, как побежденный. Но каждый из них оставляет, по нерадению своему, хартии сердец своих неписаными, и когда Господь пошлет написать на сердцах их повеления Свои, они тотчас со всею ретивостью пишут гам веления врага... а животворные и паче меда сладкие внушения Божии отгоняют от себя.