Иосиф Оптинский (Литовкин)

Письмо ваше… с фотографией с образа Спасителя получил. Описанное вами чудо исцеления от этого образа бесноватой Анны поистине можно считать чудом милости Божией к ней. Вы усомнились, действительно ли Анна была бесноватой, не обманывала ли. Но в действительности ее беснования удостоверяет то, что когда она молилась перед этим образом, с ней сделался, как вы описываете, страшный припадок – ее било и ломало так, что четыре сестры не могли сдержать ее. Из рассказов же Анны о своей прежней греховной жизни и из ее строптивого характера можно видеть и причину, почему лукавый враг приразился к ней и возымел такую силу. Хорошо вы сделали, что поручили Анну под надзор строгой монахини, которая не дозволяет ей бесчинствовать. И пусть эта монахиня внушает Анне, что рассказывать грехи прежней жизни должно только одному духовнику на исповеди, а отнюдь не всенародно.
Что Анна после исцеления рассказывала, что Царица Небесная с нею говорит и Младенец Христос протягивает к ней ручки и т.п., – все это могло ей представляться, так как вообще больные как телесными, так и душевными недугами не вдруг получают полное здравие. Лукавый враг все это мог ей представить, дабы опять втянуть ее в свою ловушку или вовлечь в прелесть, в которую люди впадают от высокоумия или от гордости. А потому, думается, полезно ей быть на черных послушаниях (конечно, по силам ее), которые и поневоле смиряют горделивость. Только во всяком случае был бы над ней надзор строгой монахини, которая не дозволяла бы ей лишнее рассказывать.