Иосиф Оптинский (Литовкин)

Описываешь свою скорбь о том, что другим, по твоему мнению, недостойным, дают мантию, а тебе – нет. Из этого вижу желание тобой монашества не для спасения души и приобретения большего смирения, но для того, чтобы быть впереди других и величаться воскрылением ризы своей, не помышляя о том, что есть мантия и чего ради дается она. Это показует, что тобой обдержит не желание спасения, а гордость. Это еще яснее является из того, что ты дерзнула назвать всеми уважаемого досточтимого старца Нилкой! Имея здравый смысл, можно ли так выражаться?
Если в таком душевном устроении удастся тебе получить мантию, то будешь ты в ней, как пень в шляпе. Как бесчувственному пню никакой пользы и украшения не доставляет шляпа, так точно будет и на тебе находиться мантия, да еще послужит к осуждению. Мантия есть образ покаяния и смирения. И потому, желая иметь ее, должно утверждаться и обучаться главным образом в смирении, почитая себя недостойной сего ангельского образа, а не то что домогаться ее, и притом с честолюбием, для тщеславия. А в том надо быть уверенной, что Господь руководит начальниками нашими в деле сем, и Сам возвещает, кому дать и кому не дать. Значит, и в том есть воля Божия, что той дали, и отец Нил помог в деле этом, и это – по Божию устроению. Видно, она достойнее тебя к принятию и ношению сего ангельского образа, достойна, если не делами, которых, ты пишешь, у нее нет, а живет нерадиво; то если не делами, то, должно быть, смирением, которое в очах Божиих выше всех наших исправлений. Поэтому-то Господь и возвестил отцу Нилу устроить ее к принятию сего ига Его, которое есть благо и легко для смиренных сердцем (см. Мф. 11, 29–30). Поэтому, если желаешь и ты носить образ сей, потщись стяжать смирение в сердце своем. Считай себя не только недостойной этого чина за свое нерадение, но даже недостойной и пребывания в святой обители. Старайся не осуждать никого и ни за что, считай себя последнейшей и худшей всех и никогда не полагайся на свой разум и свое смышление.
Господь, видя твое такое устроение, сподобит и тебя принять сей святой образ, который и послужит тебе ко спасению души твоей, чего тебе усердно и желаю. Предоставь это дело и желание твое в волю Божию и успокойся. Доказывай свое желание иметь ее не происками, не просьбами кого-нибудь, но усердным исполнением монашеских дел и правил, а наипаче смирением. И тогда Бог, видя тщание твое о спасении, подаст мысль и о тебе в сердце твоих начальников.