Иосиф Оптинский (Литовкин)

Описали вы случай, бывший с вами в Петербурге: одну половину скоромного пирожка в среду вы скушали по забвению, а другую половину скушали, уже опомнившись. Первый грех извинителен, а другой неизвинителен. Это похоже на то, как если бы кто по забвению бежал бы к пропасти, но среди дороги опомнился бы и все-таки продолжал бы бежать, презирая угрожающую ему опасность. У нас в обители был такой случай. Один брат в постный день нашел у себя в кармане крошку сдобного пирога величиной с кедровый орех и подумал: что за важность, если я съем эту крошку, – и съел. Но совесть тотчас же стала обличать его за сознательный грех. Объявил он об этом старцу отцу Амвросию, и старец за эту крошку определил ему епитимию – положить 12 поклонов. А ваш полупирожок не крошка, и потому епитимия должна бы быть вам определена побольше немножко. Когда будете исповедоваться, скажите духовнику и этот грех и попросите его наложить на вас хоть какую-либо епитимию для успокоения совести. Прочие грехи, не исключая нарушения поста в понедельник среди людей, не соблюдавших по понедельникам поста, тоже сказывайте на исповеди духовнику, хотя без епитимий.

Чтобы вечной избежать муки, надо всю земную жизнь бороться с грехом. Если ты приятельниц своих будешь постоянно выдавать, то они волей-неволей отстанут от тебя, – то же и с грехами: объявляй их с ненавистью к ним, борись с ними, и они отойдут от тебя. От одних грехов нам бывает тяжело, а когда от них будем избавляться, то не только получим облегчение в текущей жизни, но и еще надежда на милость Божию возвеселит наши души. Никого не слушай, а пиши откровенно каждый раз, когда это понадобится, и я верую, что Господь за твое искреннее откровение не попустит впасть в большие грехи.
Все монашествующие страшно ненавистны диаволу, а потому он в одних и тех же грехах свирепей нападает на монахов, чем на мирян. Помни это и никогда не только наедине, но и при других смело и много не говори с монахами. Берегись смотреть в лицо.