«Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение; когда же сильнейший его нападет на него и победит его, тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся» (Лк. 11:21-22). Это иносказание объясняет, как Господь разоряет бесовскую власть над душами. Пока душа в грехе, ею владеет злой дух, хоть не всегда явно показывает это. Он сильнее души, потому и не боится восстания с ее стороны, властвует и тиранствует над нею без сопротивления. Но когда Господь приходит в душу, привлеченный верой и покаянием, тогда разрывает все узы сатанинские, изгоняет бесов и лишает их всякой власти над душою. И пока служит эта душа Господу, бесы не могут одолеть ее, потому что она сильна Господом, сильнее их. Когда же душа оплошает и отшатнется от Господа, бес опять нападает, одолевает и бывает этой бедной душе хуже прежнего. Это всеобщий невидимый порядок явлений в духовном мире. Если бы у нас открылись умные глаза, мы увидели бы всемирную борьбу духов с душами: побеждает то одна, то другая сторона, смотря по тому, общаются ли души с Господом верою, покаянием и ревностью к добрым делам или отпадают от Него нерадением, беспечностью и охлаждением к добру.


Феофан Затворник  

Есть грехи смертные и несмертные; смертный грех это такой грех, в котором, если ты не покаешься и в нем застанет смерть, то ты идешь в ад, но если ты в нем покаялся, то он тебе тотчас же прощается. Смертным он называется потому, что от него душа умирает и ожить может только от покаяния. Грех то же для души, что рана телесная для тела. Есть раны, которые можно врачевать, которые не приносят телу смерти, а есть раны смертельные. Так же и грехи. Смертный грех убивает душу, делает ее неспособной к духовному блаженству. Если, например, слепого человека поставить на место, с которого открывается чудный вид, и спросить его: «Не правда ли, какой чудный вид, какая красота», – то он, конечно, ответил бы, что не чувствует этой красоты, так как у него нет глаз, нет зрения. То же самое можно сказать о неспособности души, убитой грехом, к вечному блаженству.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Простите, грешные люди, к числу которых принадлежу и я, недостойный, простите мне, что всякого грешника, изживающего дни свои без покаяния, я назову бесноватым. Бес живет в нераскаянном грешнике, как в своем истинном доме, ибо как в добродетельном, праведном муже живет Бог и он в Боге, так и в окаянном грешнике живет бес и он в бесе, поскольку, по апостолу: «Кто делает грех, тот от диавола» (1 Ин. 3:8). Итак, всякий ожесточенный грешник – бесноватый. Так как грешник подвержен многим страстям и похотям, то и бес в нем многообразен. Евангелисты по-разному описывают бесноватого отрока. Матфей говорит: «часто бросается в огонь и часто в воду» (Мф. 17:15). Лука: «его схватывает дух, и он внезапно вскрикивает, и терзает его, так что он испускает пену» (Лк. 9:39); Марк: «испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет (Мк. 9:18). Итак, в одном бесноватом отроке наметились все образы семиглавого змея, все семь смертных грехов. «Внезапно вскрикивает» – это образ гордости, высокомерия и самовосхваления, ибо гордость и высокоумие не умеют молчать, на небеса возносят уста свои, и язык их проходит по земле. «Бросается в огонь» – это образ телесной нечистоты, распаляющейся на скверную похоть. Ввергает «в воду» – это образ сребролюбия и любостяжания, жадно заботящегося о том, чтобы всякое изобилие и богатство всегда текло к нему, подобно реке наводненной. «Терзает его» – это образ зависти, которая, видя благополучие других, угрызает сама себя. «Испускает пену» – это образ объядения и пьянства, а также и случающегося при пьянстве сквернословия. «Скрежещет зубами» – это образ гнева. «Цепенеет» – это образ лености. Всякий, кто хочет изгнать от себя такого семиглавого и многоликого беса, должен иметь многие подвиги добродетелей, но не без Петра, Иакова и Иоанна, то есть не без твердой веры, не без стойкой борьбы со страстями, не без особенной благодати Божией, которая дается усердно ищущим Бога и истинно любящим Его. Без них, а в особенности без присутствия Божия, невозможно избавиться от греховного, многообразного беснования.


Димитрий Ростовский  

«Если же согрешит, против тебя брат твой, выговори ему» (Лк. 17:3). Иисус Христос предписывает заповедь, как нужно поступать с ближним, который после проступка приносит покаяние, чтобы не привести его в отчаяние. Он предписывает самые благоразумные меры, чтобы, с одной стороны, послаблением не подать повода к большему проступку, а с другой – неуместной строгостью не раздражить и не ожесточить сердца; на этот случай Он говорит так: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним» (Мф. 18:15). Потому что кроткое обличение действеннее строгого обвинения: первое может возбудить стыд, а последнее поселяет неудовольствие и заставляет виновного, скрывать свою вину. Покажи, что обличаемый брат нашел в тебе искреннего друга, а не врага: он скорее согласится последовать советам друга, чем оставит без мести обиду врага. Поэтому и апостол сказал: «Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата» (2 Фес. 3:15). Страх ненадолго делает человека осторожным, между тем как стыд – самый лучший наставник в добре. Страх удерживает только на короткое время от пороков и не исправляет порочного, а стыд, напротив, может со временем обратиться в привычку делать добро.


Амвросий Медиоланский  

Человек грешит четырьмя образами: волею, неволею, в ведении и неведении. Волею, то есть по своему желанию, грешит он когда, зная, что зло есть зло и что в его воле сделать зло или не сделать, все же делает его. Неволею, т. е. без желания, грешит он, когда бывает вынуждаем к тому какою-либо необходимостью и делает зло, не желая его, как, например, иные мученики отрицались от Христа по причине нестерпимых мук, каким их подвергали. Бывает, что иной и другим образом, не зная и не желая, делает зло когда, например, пустив стрелу убить какого-либо зверя, убивает человека, не желая того. В ведении бывает грех, когда душа знает, что известное дело есть грех, но, будучи немощна и расслаблена нравом, делает его, не имея силы противостоять брани и восставшему сильному влечению на грех делает грех, склоняясь на него и желая его будто помимо своей воли. В этом-то случае особенно и познается верующими сила Христова, именно когда стараются они не делать по внушению возненавиденных ими похотей, тогда познают, что имеют благодать Христову. В неведении бывает грех, когда кто делает плохое, не зная, что оно плохо, но считая, что оно хорошо.
При этом, нужно заметить, что грехов волею бывает немного и они (так как большею частью бывают очень явны и неотразимо теснятся в сознании), как шипы того, кто делает их,а потому подвигают его на покаяние. Прочих же грехов, то есть невольных грехов в ведении и неведении, бывает очень много, даже без числа, но они все почти незапоминающиеся и скоро совсем выпадают из сознания и того, кто их делает. Несмотря на свою многочисленность, они не подвигают на покаяние, так как совершающий их не почитает их грехами и не думает о них. Потому об этом-то больше всего и нужно нам молиться, чтобы Бог даровал нам познать их греховность и восчувствовать, так как то, что мы не помним и не чувствуем их не делает нас невиновными в них. Между тем диавол большую часть людей ввергает в гордыню по причине неведения их, потому что не сознают их и вменяют их ни во что. Такие люди, говоря будто они мудры, оказываются неразумными, поскольку не познали, что спасение всех стоит на единой милости Божией.


Симеон Новый Богослов  

Кто столько ненавидит грех, как святые? Однако они не ненавидят согрешающего и не осуждают его, не отвращаются от него, но сострадают ему, скорбят о нем, вразумляют, утешают, врачуют его, как больной член, и делают все для того, чтобы спасти его. Как рыбаки, когда закинут уду в море и, поймав большую рыбу, чувствуют, что она мечется и бьется, то не вдруг сильно влекут ее, ибо иначе прорвется сеть и они совсем потеряют рыбу, но пускают сеть свободно и послабляют ей идти, как хочет; когда же увидят, что рыба утомилась и перестала биться, тогда мало помалу притягивают ее, так и святые долготерпением и любовью привлекают брата, а не отвращаются от него и не гнушаются им. Как мать, имеющая безобразного сына, не только не гнушается им и не отвращается от него, но и украшает его с любовью, и все, что ни делает, делает для его утешения, так и святые всегда покрывают, украшают, помогают, чтобы и согрешающего со временем исправить.


Авва Дорофей  

Не так раны и удары по лицу оскорбили Владыку, как слова Петра, что «не знает Сего Человека» (Мф. 26:72). Петр святой! Как это ты забыл своего Благодетеля, глядя на Которого, ты утешался, лицо Которого на Фаворе видел светлее солнца? Как ты говоришь «не знаю человека» о Том, Кого еще недавно исповедал как Бога (Мф. 16:16)? Это Тот Человек, Который исцелил твою тещу, сжигаемую горячкой (Мф. 8:14–15). Это Тот Человек, о Котором Иоанн Креститель свидетельствовал, что он «недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его» (Мк. 1:7). Это Тот Человек, припав к ногам Которого, ты сказал: «Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный» (Лк. 5:8). Это Тот Бог и Человек, у Которого ты просил позволения пойти по водам и Который спас тебя утопающего (Мф. 14:29–31). Пока Владыка смотрел на тебя, ты говорил: «Не поколеблюсь вовек» (Пс. 29:7), а как только отвел Он взгляд, ты отрекаешься: «Но Ты сокрыл лицо Твое, и я смутился» (Пс. 29:8). Говорит Иисус Сирах: «Бывает друг в нужное для него время... Бывает другом участник в трапезе и не останется с тобою в день скорби твоей» (Сир. 6:8-10). Пока был святой Петр участником трапезы – был другом, теперь же, когда для Христа Спасителя наступила скорбь, он отрекается от Него: «Не останется... в день скорби». У огня стоишь, Петр, но не согреет тебя огонь, если ты погасил пламень любви, ревности и мужества, которые имел к своему Владыке. «Господь, обратившись, взглянул на Петра» (Лк. 22:61) и если не устами, то сердцем и взглядом сказал ему: и ты, Петр... «Ибо не враг поносит меня,– это я перенес бы; не ненавистник мой величается надо мною,– от него я укрылся бы» (Пс. 54:13). Петр! Это Тот Человек, Которому ты говорил: «Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь» (Мф. 26:33). «Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды. И, выйдя вон, горько заплакал» (Лк. 22:61–62). Плачь горько вместе с Петром и ты, грешный человек, ежедневными своими грехами отвергающий Господа, живущий не по-человечески, уподобившийся животным (Пс. 48:13). Плачь горько и с твоим страдающим сердцем сравнивай болезни Господа твоего; есть ли болезнь как болезнь Его (Плач. 1:12).


Димитрий Ростовский