Целую ночь трудились рыбаки и ничего не поймали. Но когда Господь вошел в их лодку и, после проповеди, велел забросить сеть, было поймано столько, что вытащить не могли, и сеть прорывалась (Лк. 5, 5–6). Это образ всякого труда без помощи Божией и труда с помощью Божией. Пока человек трудится один, и одними своими силами хочет чего-нибудь достичь, все валится из рук; когда приблизится к нему Господь – откуда потечет добро за добром? В духовно-нравственном отношении невозможность успеха без Господа очевидна: «без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5),– сказал Господь. И этот закон действует во всяком. Как ветка, если не сращена с деревом, не только не приносит плода, но, иссыхая, и жизнь теряет, так и люди, если не состоят в живом общении с Господом, не могут приносить плодов правды, ценных для Жизни Вечной. Если и бывает в них какое-нибудь добро иногда, оно только на вид добро, а в существе своем недоброкачественно; как лесное яблоко: и красно бывает с виду, а попробуй – кисло. И во внешнем, житейском отношении тоже очевидно: бьется, бьется иной, и все не впрок. Когда же снизойдет благословение Божие,– откуда что берется? Внимательные к себе и к путям жизни опытно знают эти истины.


Феофан Затворник  

Ты ожидала себе успокоения, а получила огорчение. Что делать? Не унывай, а утешай себя мыслью, что ты не лучше святого царя Давида, который во всю свою жизнь претерпевал семейные расстройства и скорби, больше твоего не во сто ли раз. Всего описывать не буду, а скажу только, что сын его Авессалом решился низвергнуть отца с царского престола и покушался на его жизнь. Но святой
Давид искренне смирился перед Господом и перед людьми, не отвергнув досадительных укоризн от Семея, а, сознавая свои вины перед Богом, смиренно говорил другим, что Господь повелел Семею клясть Давида.
За такое смирение Господь не только явил ему помилование, но и возвратил царство. Но мы должны быть рассудительны, то есть должны прежде всего заботиться о получении милости Божией и спасения вечного, а не о том, чтобы возвращать прежнее царство, то есть временные блага, которые выпали и выпадают из ослабленных рук сына. Впрочем, силен Господь исправить и его, если только он захочет преклониться под крепкую руку Божию. Нужно смиренно и с верой молиться Богу об этом, да вразумит его и нас.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Если кто вспомнит о неизреченном страдании и терпении мучеников, то отсюда ясно познает истину евангельского учения и утвердится в христианской вере или, заблудший, пристанет к ней. И вся христианская жизнь и благочестие не может сохраниться без благодати и помощи Божией: удержать и смирить стремление страстей, воюющих в членах наших, чего требует христианское благочестие, нам самим без вышеестественной и всемогущей силы невозможно, как плыть против речной быстрины без сильных и искусных гребцов, ибо смирить и победить страсти – значит победить свою страстную плоть и потому самого себя. Но терпение мучеников особенно показывает содействующую им в страдании вышеестественную невидимую силу. Невозможное дело – слабому и немощному человеческому естеству терпеть такие тяжкие мучения; нужна помощь высшей укрепляющей силы, нужно присутствие другого. Кто бы их в этом подвиге хранил и укреплял Своею силой. Все претерпели и одолели святые мученики, и что чудеснее, были умерщвляемы, но не умирали, их жгли в огне, но они не сгорали, их топили в воде, но они не тонули.


Тихон Задонский