...Если бы Он не был человеком, то невозможно было бы Ему пострадать, а если бы не был Богом, бесстрастным по Божеству пребывая, то не мог бы плотию ради нас принять такую смерть, благодаря которой даровал нам восстание или, лучше сказать, воскресение и бессмертие; и не веровалось бы <если бы Он не был Богом>, что Он действительно мог не испытывать страдания, но что добровольно изволил пострадать, чтобы показать, что Его смирение имело нас освободить и воздвигнуть и, уча, на деле явить, что долженствует до смерти бороться за праведность и возвестить верующим силу <значение> бессмертия; бессмертия, которое будет заключаться не только во всегдашнем пребывании, но в пребывании, непричастном вечной гибели, — я говорю об ужасающем оном мучении <наказании>, уготованном для диавола, — в пребывании, которое будет выражаться в совечнетвовании вместе с благими Ангелами, в сонаслаждении прекрасным и нескончаемым Царством. Вот почему ради этого Он подверг Себя смерти, которой не был должен, но которой Он подвергся ради нас, дабы нас, подвергнувшихся смерти в силу долга <εροθειλομενος>, освободить <или «искупить» — λυτρωσηται> от рабства диаволу и смерти; смерти же, имею в виду и по духу, и по телу, во времени и в вечности, потому что за нас — повинных по причине греха, дав в искупление Свою невинную по причине безгрешности — Кровь, Он искупил нас от вины, отпустив нам грехи и рукописание их на Кресте разорвав, искупил нас от тирании диавола. Ибо тот, прельстившись и как бы широко разинув пасть и поспешив пролить оную Кровь Владычню <Которая — паше Искупление>, не только неповинную, но и богатую Божественной силою, — не только от этого ничего не приобрел, но, наоборот, оказался крепко связанным, выставленным на поругание Крестом Христовым; и, таким образом, мы были исторгнуты из его рабства и перемещены в Царство Сына Божия, мы — которые были раньше сосудами гнева <Божия>, а ныне, благодаря Ему, стали сосудами милости <Божией>, Который связал сильного <сильного при сравнении с нами> диавола и расхитил его сосуды; Который справедливо затем, как неправедно умерщвленный по внушению диавола, воцарился над нами, правосудием таинственно победив началозлобного, и явно показав всемогущую силу, и одолев смерть по телу, и восстав тридневным из мертвых, и восшедши на небеса, и воссевши одесную Отца в той самой плоти, которую ради нас носил и согласно которой умер, сделав достоверным для нас воскресение из мертвых, и возвращение на небо, и наследие Царства, — если только и мы, подражая Ему, будем праведностью одолевать князя греха, отражая его нападения и подстрекательства к дурным страстям и доблестно перенося его злоухищрения.


Григорий Палама  

«Один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово» (Лк. 14:16–17). Любознательный исследователь спросит, почему это приглашение не на обед, а на вечерю? И кто посланный звать на нее? Кто приглашающий? Кто приглашенные и презревшие приглашение? Под человеком, устроившим великую вечерю, подразумевается Бог Отец. Он – Творец всего и Господь славы, сотворил великую вечерю, то есть призвал весь мир к торжеству домостроительства Христова. Называется же этот праздник вечерею потому, что Сын Божий явился нам в последние дни, как бы к закату века. Принял ради нас смерть, предложил нам Плоть Свою в пищу – хлеб с небес, дающий жизнь миру, Посланный Отцом и названный рабом это Сам Христос – Бог по естеству и истинный Сын Божий, Он истощил Себя, приняв образ раба. Когда послан? В час вечери. Не в начале времен естественным рождением Своим сошел с неба Единородный Сын Божий, но во времена последние. Какие же слова приглашающего? «Все готово; приходите на брачный пир» (Мф. 22:4). Приготовил Бог и Отец во Христе превосходные дары миру – отпущение грехов, общение Духа Святого, благодать усыновления, Царство Небесное. Ко всему этому Христос словом Евангельским приглашает всех.


Кирилл Александрийский  

Мы одержимы были жестокою болезнью, сильною горячкой и лежали не на одре, но в самом зле, погрязши в нечестии, как в навозе; покрытые ранами, смердящие, скверные, изможденные и более статуи, нежели люди; нас окружали злые демоны, князь этого мира, издевающийся и нападающий. Пришел к нам Единородный Сын Божий, простер лучи Своего присутствия — и тотчас прогнал тьму; пришел к нам Царь, Сый на престоле Отчем, оставив Отчий престол (когда я говорю «оставив», ты не представляй перемены места, потому что и небо, и землю наполняет Он, — я говорю это только по отношению к Домостроительству); пришел к врагу, который ненавидит Его, отвращается от Него, не может видеть Его, каждодневно хулит Его. Увидел, что враг лежит в навозе, источен червями, одержим горячкою и голодом, подвержен всякого рода болезни. И горячка мучила его — это похоть злая, — и от воспаления страдал он — это гордость, и так называемый волчий голод мучил его — это любостяжание, — были и гнилые раны у него — это блуд, и слепота очей — это идолослужение, — и глухота, и помешательство ума — это поклонение камням, и деревьям, и беседы с ними, — и великое безобразие — это нечестие, нечто отвратительное и болезнь тягчайшая. Увидел, что мы говорим еще хуже беснующихся, и дерево и камень называем богом; увидел нас в таком нечестии и не возгнушался, не огорчился, не отвратился, не возненавидел, так как Он – Владыка, то и не возненавидел Своего творения. Но что делает? Как наилучший врач Он приготовляет многоценные лекарства и Сам первый вкушает их. Он первый совершил добродетель и таким образом нам преподал. Он дал нам купель, которою мы освободились от всякого зла — и все вдруг прошло: воспаление кончилось, горячка прекратилась и гнилые раны подсохли. Все, что происходит и от любостяжания, и от ярости, и всякое другое зло истреблено Духом; открылись очи, открылся слух, язык начал говорить хорошо, душа получила силу, тело получило красоту и цвет такой, какой прилично иметь Сыну Божию, рожденному от благодати Духа, — такую славу, какую прилично иметь новорожденному и воспитываемому в порфире царскому сыну. О, какое благородство даровано нам, а мы остаемся неблагодарными к так возлюбившему нас!


Иоанн Златоуст  

Во Христе мы были освобождены от наказания, совлеклись всякого зла, были возрождены свыше, воскресли после погребения ветхого человека, были искуплены, освящены, приведены в усыновление, оправданы, сделались братьями Единородного, стали Его сонаследниками и сотелесными с Ним, вошли в состав Его плоти и соединились с Ним так, как тело с головою. Мы получили не только исцеление, соответствующее нашей язве, но и здоровье, красоту, честь, славу и такие достоинства, которые гораздо выше нашей природы. Каждый из этих даров мог бы сам по себе истребить смерть. А когда все они открыто стекаются вместе, тогда смерть истребляется с корнем и не может уже появиться ни следа ее, ни тени. Христос заплатил гораздо больше того, сколько мы были должны, и настолько больше, насколько море беспредельно в сравнении с малою каплей. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ, не спрашивай, как потушена искра смерти и греха, как скоро излито на нее целое море благодатных даров.


Иоанн Златоуст  

Поскольку Бог всего сущего, Господь наш Иисус Христос, сошел на землю и сделался человеком дли того, чтобы воссоздать и обновить человека и низвести благословение на всю тварь, подвергшуюся проклятию за человека, то, во-первых, оживотворил Он воспринятую Им душу, и обожил ее, пречистое же и Божественное Тело Свое, хотя и сделал Божеским, но носил его тленным и грубо вещественным. Ибо то тело, которое вкушает пищу, пьет и утруждается, испускает пот, связывается, бьется, пригвождается ко Кресту, очевидно, тленно есть и вещественно, потому что все сказанное есть принадлежность тела тленного. Почему оно и умерло, и положено во гроб мертвым; после же тридневного Воскресения Господня и Тело Его воскресло нетленным и Божественным. Почему, когда изшел Он из гроба, не разрушил печатей, бывших на гробе, и после входил и выходил через закрытые двери (Ин. 20:19). Но почему вместе с душою тотчас же и тела Своего не сделал Он нетленным и таким духовным? Потому что Адам, преступив заповедь Божию, душою тотчас умер, а телом умер уже спустя столько лет. В соответствии этому и Господь Спаситель прежде воскресил, оживотворил и обожил душу, которая тотчас по преступлении заповеди понесла наказание смерти, а после благоволил Бог устроить, чтобы и тело Его восприняло нетление Воскресения, как и во Адаме оно спустя много лет понесло наказание смерти. Но не это только сделал Христос, но и сошел во ад, освободил от вечных уз и оживотворил души святых, которые там содержимы были, но тел их не воскресил тогда же, а оставил их в гробах до общего Воскресения всех.


Симеон Новый Богослов  

Величественно воскрес <Христос>, связал смерть в собственном жилище ее, оковал и низложил мучителя, который величался над человечеством. Вконец разорил Он ненасытный ад, который поглощал и терзал даже плоти святых. Воззвал Он и в трепет пришли демоны, тьма содрогнулась от голоса Его. В ужас поверг Он дружины и полчища смерти, стонет в узах своих, громко взывает шеол в своих владениях. Издает в нем голос свой Лев и все врата его разрушены, пали стены сластолюбца, преклонились исполины его, потому что взывает в нем грозно Орел — Христос, Сын Крепкого Бога. Посрамлена теперь смерть, поникла голова этого мятежника, возмечтавшего быть Богом. Христов раздался голос в царстве гибели и мятежник пал, поник головой. Христос воззвал Адама из тьмы, в какую был он погружен, и сказал: «Где ты, прекрасный Адам, обольщенный некогда советом жены? Восстань теперь, прекрасный, восстань, величественный и растленный образ, сокрушена уже глава змея, и смерть, и сатана умерщвлены. Восстань через Единородного Сына и возвеличь Отца и Духа. Он воскресил детей твоих, чтобы наследовали они жизнь в Царстве Божием. Восстань, прекрасный Адам, созданный рукою Отца, тебя ожидает Эдем — жилище твое, утраченный тобою рай. Восстань вместе с детьми своими, воскресни силою Того, Кто создал тебя в начале. Давно уже скучают о тебе райские древа. Восстань, прекрасный, устыди мучителя, который терзал твою плоть, наступи на голову змею, который страстно желает пожирать птенцов твоих». Восстал Адам, поклонился Господу, сошедшему призвать его, и сказал: «Вместе с детьми своими поклоняюсь Тебе, Господи, пришедшему восставить нас падших».


Ефрем Сирин