Не рукою только чудесным образом Владыка его Человеческое естество обновил, но и усваивает его в Самом Себе, не только восприяв человеческое естество, от падения спасая его, но и всецело облекаясь в него непостижимым образом и нераздельно соединившись с ним и родившись, будучи Богом и вместе человеком; родившись, действительно, от женщины, дабы возвысить это естество, созданное Им, но по злоумыслу лукавого украденное — от Девы же родившись для того, чтобы сделать нового Человека, ибо если бы Он происходил от семени, тогда бы Он не был Начальником и Вождем новой и отнюдь нестареющей жизни и, будучи старой чеканки, не было бы Ему возможным восприять в Себе полноту чистого Божества и сделать Свою плоть неистощимым источником освящения, так чтобы преизбытком силы смыть прародительское осквернение и стать довлеющим для освящения всех последующих. Посему не Ангел и не человек, но Сам Господь до такой степени благоволил по милости спасти нас и воссоздать, пребывая неизменно Богом, став же совершенным по нашему образу — Человеком.


Григорий Палама  

Давид воспевает: «Ты восшел на высоту, пленил плен, принял дары для людей» (Пс. 67:19). Таким образом через страсти и плоть Он обратил в бегство диавола; Богу же и Отцу принося ее в Жертву, как непорочную и всесвященную жертву, — о, неописуемая щедрость! — примирил с Богом нас, ставших с Ним единого рода. Поскольку же Он принял страдания по воле Отца, то этим Он стал нам в пример, которые через свое непослушание погубили себя, а через послушание Христово спасены. Явил же, что и смерть Его гораздо драгоценнее присущего диаволу бессмертия, худшего десятка тысяч смертей и подлежащего будущей каре, потому что смерть Его явилась виновницей воистину Бессмертной Жизни, а не второй и вечной смерти, но смерть Христова в небесных храмах со Христом пребывает, ибо Сам восстав в третий день от мертвых и, после того как представил Себя живым для учеников, вознесшись на небо и пребывая бессмертным, Воскресение нам и бессмертие и на небесах вечную и незыблемую и воистину блаженную жизнь даровал и сделал достоверной; единой смертью Своей плоти и единым Воскресением ее исцеляя нас от большей для нас смерти души и тела и освобождая нас от большего плена, именно плена души и тела.


Григорий Палама  

Необходимо было тех, которые послушают Его, сделать свободными от рабства диавола; поскольку же человек, испытав на себе гнев Божий, а гнев же Божий заключался в том, что человек справедливо был оставлен Благим, был предан в плен диаволу, то необходимо было человека примирить с Творцом, ибо иначе и не было бы возможным освободить его от этого рабства. Следовательно, была нужда в Жертве, примиряющей нас с Высочайшим Отцом и освящающей осквернившихся общением с лукавым. Значит, была нужда в Жертве очищающей и чистой, но также была нужда и в Священнике, и тоже чистом и безгрешном. Нужда же была и для нас в Воскресении, не только в воскресении по духу, но и — по телу, ради будущих людей, в Воскресении, которое будет после в надлежащее время. Итак, нужно было не только даровать нам это освобождение и Воскресение, но и удостоверить или «поручиться»; к тому же — даровать нам восстановление или «вознесение» и нескончаемое гражданство на небесах. Нужда же была во всем этом не только для бывших в то время и для будущих людей, но гораздо более — для всех прежде от века рожденных, потому что людей в аду было гораздо в большем числе, чем будет людей в будущем. Потому-то, думаю, пришел Христос при завершении веков. Таким образом, была нужда, чтобы и в аду было проповедано Евангелие и явлено это великое Домостроительство спасения, и даровано полное освобождение от пленивших бесов, и освящение, и будущее обещание. Итак, конечно, нужно было, чтобы Христос сошел и во ад, но все это в духе правосудия и правды, без чего Бог ничего не совершает.


Григорий Палама  

Едва праведники увидели свет в аду, как с радостью пошли навстречу Сыну Милосердого. Все забыли болезни свои и страдания, какие претерпели они, когда видели Господа своего распинаемым. По щедротам Своим дал Он нам жизнь и нас смертных присоединил к Ангелам. Нас, человеков, уловила в свои сети смерть; Он пришел по благости Своей и избавил нас. Хвала Тебе, Господь Ангелов; явление Твое возвеселило скорбящих в аду. Удалилась и исчезла теперь ночь, и твари воссиял свет Его. Сошел Он с высоты, избавил нас, и снова восшел, и вот седит одесную Отца. Все же, ожидавшие Его и надеявшиеся на имя Его, желают встретить Его во Второе Пришествие. Сошел Он во ад, и там воссиял свет Его и разогнал тьму среди мертвецов в аду. Вкушенный Адамом плод умертвил его; но снизошел Небесный Плод и спас его. Воскрешавший мертвых открыл гробы и в этом показал нам образ того великого дня.


Ефрем Сирин  

Когда естество человеческое дошло до неистовства, мучительство грехов стало несносно, наступило время приговора, осуждающего род наш на конечную гибель, потому что все способы исцеления оказались недействительными, ни закон, ни пророческое слово не возмогли отвратить усилившейся заразы; тогда Бог в цену Искупления дал Единородного, чтобы все возымели силу и благодать. Поэтому-то апостол Павел сказал: «в явление правды Своей» (Рим. 3:25). Ибо за всех принесена единая и достоинство всех превышающая Жертва. И тогда гнев прекратился, последовало примирение, вражда переменилась в доброе чувство, вместо осуждающего приговора дано преестественное дарование усыновления, стеклись тысячи даров, украшающих Церковь, чтобы вместе и правда была явлена, и открылся преизбыток благости.


Исидор Пелусиот  

Христос, после того как доказал Божество Свое делами, приносит, наконец, и Жертву за всех, вместо всех предавая на смерть храм Свой, чтобы всех соделать свободными от ответственности за древнее преступление, о Себе же, в нетленном теле Своем явив начаток общего Воскресения, доказать, что Он выше и смерти.
Итак, Тело, поскольку имело оно общую со всеми телами сущность и было телом человеческим, хотя по необычайному чуду образовалось из единой Девы, однако же, будучи смертным, по закону подобных тел, подверглось смерти; по причине же снисшествия в него Слова, не потерпело свойственного телесной природе тления и, напротив того, ради вселившегося в нем Божия Слова, пребыло вне тления. И чудным образом в одном и том же совершилось то и другое: и смерть всех приведена в исполнение в Господнем теле, и уничтожены Им смерть и тление ради соприсущего в Нем Слова. Нужна была смерть и надлежало совершиться смерти за всех, во исполнение долга, лежащего на всех.


Афанасий Великий  

Сын Божий благоволит стать и именоваться и Сыном Человеческим, не изменяя того, чем был (ибо это неизменяемо), но приняв то, чем не был (ибо Он человеколюбив), чтобы Невместимому сделаться вместимым, войдя в общение с нами через посредствующую плоть, как через завесу, потому что рожденному и тленному естеству невозможно сносить чистого Его Божества. Для этого соединяется несоединимое: не только Бог с рождением по времени, ум с плотью, довременное с временем, неочертимое с мерою, но и рождение с девством, бесчестие с тем, что выше всякой чести, бесстрастное со страданием, бессмертное с тленным. Поскольку изобретатель греха мечтал быть непобедимым, уловив нас надеждою обожения, то сам уловляется покровом плоти, чтобы, приразясь как к Адаму, сретить Бога. Так Новый Адам спас ветхого, и снято осуждение с плоти по умерщвлении смерти плотию!


Григорий Богослов  

Хотя через Божественное крещение Господь нас и возродил и через благодать Святаго Духа запечатлел в день Искупления, однако оставил еще иметь смертное и страстное тело и, хотя Он изгнал начальника зла из душ человеческих, однако допускает ему нападать извне, чтобы человек, обновленный, согласно Новому Завету, Евангелию Христову, живя в доброделании и покаянии и презирая удовольствия жизни, перенося же страдания и закаляясь в нападениях врага, — уготовал себя в этом веке к вмещению нетления и будущих благ, которые будут соответствовать будущему веку. Следовательно, верный должен радоваться надеждой; и поскольку здешняя жизнь закончится, должен благоразумно с верою ожидать блаженства, которое будущая жизнь будет заключать в себе нескончаемо. В разумении же веры долженствует в стойкости переносить ту несчастность, которую достойно в виде наказания несет в себе эта жизнь, и через неподатливость греху, если придется до крови противиться начальнику, сотруднику греха и построенным им ухищрениям, потому что, за исключением греха, ничто в этой жизни, ни сама смерть не есть бедствие, хотя и походило бы на бедствие. Потому, вот и лик преподобных — сами себе причиняли бедствия телу; мученики же насильственно наносимую им другими смерть соделали весьма славной и доставительницей жизни и славы и Царства Вечного и Небесного, доблестно и богоугодно использовав смерть, потому что именно для того и после того, как упразднил смерть Своим Воскресением, Он допустил, чтобы она еще оставалась для Его верных, а вместе с нею допустил быть и другим бедствиям в этом мире, чтобы человек о Христе в этих обстоятельствах, борясь за истину, являемую в образе жизни и в догматах веры Нового Завета, уготовал себя для будущего нового и нестареющего века.


Григорий Палама