Иоанн Златоуст

Мы одержимы были жестокою болезнью, сильною горячкой и лежали не на одре, но в самом зле, погрязши в нечестии, как в навозе; покрытые ранами, смердящие, скверные, изможденные и более статуи, нежели люди; нас окружали злые демоны, князь этого мира, издевающийся и нападающий. Пришел к нам Единородный <Сын> Божий, простер лучи Своего присутствия — и тотчас прогнал тьму; пришел к нам Царь, Сый на престоле Отчем, оставив Отчий престол <когда я говорю «оставив», ты не представляй перемены места, потому что и небо, и землю наполняет Он, — я говорю это только по отношению к Домостроительству>; пришел к врагу, который ненавидит Его, отвращается от Него, не может видеть Его, каждодневно хулит Его. Увидел, что <враг> лежит в навозе, источен червями, одержим горячкою и голодом, подвержен всякого рода болезни. И горячка мучила его — это похоть злая, — и от воспаления страдал он — это гордость, и так называемый волчий голод мучил его — это любостяжание, — были и гнилые раны у него — это блуд, и слепота очей — это идолослужение, — и глухота, и помешательство ума — это поклонение камням, и деревам, и беседы с ними, — и великое безобразие — это нечестие, нечто отвратительное и болезнь тягчайшая. Увидел, что мы говорим еще хуже беснующихся, и дерево и камень называем богом; увидел нас в таком нечестии и не возгнушался, не огорчился, не отвратился, не возненавидел, Так как Он Владыка, то и не возненавидел Своего творения. Но что делает? Как наилучший врач, Он приготовляет многоценные лекарства и Сам первый вкушает их. Он первый совершил добродетель и таким образом нам преподал... Он дал нам купель, которою мы освободились от всякого зла — и все вдруг прошло: воспаление кончилось, горячка прекратилась и гнилые раны подсохли. Все, что происходит и от любостяжания, и от ярости, и всякое другое зло истреблено Духом; отверзлись очи, отверзся слух, язык начал говорить хорошо, душа получила силу, тело получило красоту и цвет такой, какой прилично иметь Сыну Божию, рожденному от благодати Духа, — такую славу, какую прилично иметь новорожденному и воспитываемому в порфире царскому сыну. О, какое благородство даровало нам, а мы остаемся неблагодарными к так возлюбившему нас!

...<Во Христе> мы были освобождены от наказания, совлеклись всякого зла, были возрождены свыше, воскресли после погребения ветхого человека, были искуплены, освящены, приведены в усыновление, оправданы, сделались братьями Единородного, стали Его сонаследниками и сотелесными с Ним, вошли в состав Его плоти и соединились с Ним так, как тело с главою... Мы получили не только врачевство, соответствующее нашей язве, но и здоровье, красоту, честь, славу и такие достоинства, которые гораздо выше нашей природы. Каждый из этих даров мог бы сам по себе истребить смерть. А когда все они открыто стекаются вместе, тогда смерть истребляется с корнем и не может уже появиться ни следа ее, ни тени... Христос заплатил гораздо больше того, сколько мы были должны, и настолько больше, насколько море беспредельно в сравнении с малою каплей. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ, не спрашивай, как потушена искра смерти и греха, как скоро излито на нее целое море благодатных даров.