Если брат твой сделает что-либо во время службы неправильно или несколько небрежно, не раздражайся ни внутренне, ни наружно против него, но великодушно снизойди к его погрешности, вспомнив, что ты сам делаешь в жизни много-много погрешностей, что ты сам человек со всеми немощами, что Бог долготерпелив и многомилостив и без числа много прощает тебе и всем нам неправды наши. Припомни слова из молитвы Господней: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Эти слова должны всегда напоминать нам, что мы сами во всякое время великие должники, великие грешники пред Богом и чтобы, помня это, смирялись в глубине своего сердца и не были очень строги к погрешностям братии, подобно нам немощных, чтобы как мы сами себя не судим строго, так не судили бы строго и о других, ибо братия-члены наши, как бы мы сами. Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того ещё, что мы не рассуждаем о сильном повреждении своей природы и мало познали кроткого смирённого Иисуса.


Иоанн Кронштадтский  

Вы имеете залог яростной части, то есть раздражительность, которая при неприятных случаях воспаляется и действует. Надо иметь попечение об исцелении ее, а как исцелить ее? Вы, кажется, мирны, спокойны, когда никто не беспокоит вас, страсть внутри лежит, при какой-нибудь противности она воспаляется и действует. Итак, тот, кто нас трогает, только показывает нам ее, чтобы мы позаботились об исцелении самоукорением, смирением, снисхождением, милостью, но ведь этого нельзя вдруг сделать, а постепенно, при Божией помощи, так надо разуметь и о прочих страстях. Есть действующие по страсти, есть противящиеся страсти, а есть искореняющие страсть. Мы хотя еще не можем искоренить, но когда будем сопротивляться, то дойдем и до искоренения ее, то есть исцеления. Люди же, показывающие нам страсти, есть орудия Божии; так в самолюбии, гордости и во всякой страсти должны мы иметь наблюдение за собой и бороться с ними.


Макарий Оптинский (Иванов)