Ты являешься очам нашим, прикрыв невыносимую Славу Божества человеческою плотию; будучи Словом Божиим, вещаешь нам слово Божие в звуках слова человеческого. Сила Твоя — сила Бога. Кротость Твоя — кротость агнца. Имя Твое — имя человека. Это всесвятое Имя вращает небом и землею. Оно, когда входит в слух, когда выходит из уст, входит и выходит как бесценное сокровище, бесценный жемчуг! Иисус Христос! Ты — и Господь человеков и Человек. Ты — и Бог, и человек! Ты — и Владыка, и раб! Ты — и Жрец и Жертва! Ты — и Спаситель, и Судия. И исцеляешь Ты все недуги! И посещаешь, принимаешь грешников! И воскрешаешь мертвых! И повелеваешь водам моря, ветрам неба! И чудно вырастают хлебы в руках Твоих, посеваются, жнутся, пекутся, преломляются в одно и то же время. И голодаешь Ты, чтобы нас избавить от голода! Путешествуешь по стране нашего изгнания с утруждением Себя, чтобы возвратить нам утраченное нами спокойное, исполненное сладостей небесное естество!


Игнатий Брянчанинов  

Во Христе была хотя истинная плоть, но без греха, т. е. подобная греховной. То относится к истинности человеческого существа, а это к порокам и нравам. Он имел подобие греховной плоти, когда, как человек не знающий, заботясь о хлебе, спрашивал: сколько .хлебов имеете? (Мк. 6:38). Но как плоть Его не была подвержена греху, так и душа — неведению. Потом Евангелист добавляет: «Говорил это Иисус, испытывая его, ибо Сам знал, что хотел сделать» (Ин. 6:6). Он имел плоть, подобную нашей грешной, когда, как бы жаждая, просил у самарянской женщины пить, но она не была осквернена греховной нечистотой, потому что, напротив, женщина вызвана была на то, чтобы просить у Него воду живую, которая бы не допускала ей жаждать никогда, но была в ней источником воды, текущей в Жизнь Вечную ( Ин. 4:14). Он имел истинную эту плоть, когда спал на корабле; но чтобы плавающие е Ним не обманулись подобием плоти греховной, Он, встав, запретил ветру и морю, и сделалась великая тишина (Мф. 8:26). По общей всем участи Он казался подверженным греху, когда говорили о Нем: «Если бы этот человек был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница» (Лк. 7:39); но Он не имел действительного греха, потому что, обличив хульное помышление фарисея, Он тотчас простил грехи женщине. Думали, что Он носит грешную плоть, как и другие, когда, как человек, находясь в опасности смерти и пораженный страхом угрожающих мучений, Он молился: «Отче Мой, если возможно, да минует Меня чаша сия; и прискорбна есть душа Моя до смерти» (Мф. 26:38—39); но эта скорбь не знала греховной язвы, потому что Виновник жизни не мог бояться смерти. Ибо Он говорит: «Никто не отнимет жизни у Меня; но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее» (Ин. 10:18).


Авва Феона  

Мы, руководимые Священным Писанием, говорим, что Христос есть всегда, и умом представляется совечным Отцу.
Ибо как Единородный Бог есть всегда Бог, а не делается таковым через причастие Божеству, или через какое-либо восхождение из низшего состояния до Божественности. так и сила, и мудрость, и всякое прилично Богу именуемое совершенство совечно Его Божеству, так что не прибавилось к славе Его естества ничего, чего бы не было в Нем от начала. Имя же: Христос, мы особенно почитаем приличным прилагать Единородному от вечности, будучи приводимы к такому мнению самым значением этого Имени: ибо исповедание этого Имени заключает учение о Святой Троице, потому что в этом наименовании богоприлично обозначается каждое из исповедуемых нами Лиц. А чтобы не показалось, что мы говорим что-нибудь от себя, присоединим пророческие слова: «Престол Твой, Боже, вовек; жезл правоты — жезл царства Твоего. Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, поэтому помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Пс. 44:7-8). В этих словах Писания престол указывает власть Его над всем; жезл правости означает нелицеприятие Его суда; елей же радости изображает силу Святого Духа, Которым помазуется Бог от Бога, — т. е. Единородный от Отца, поскольку возлюбил правду и возненавидел беззаконие.


Григорий Нисский  

Господь не был так объят телом, чтобы когда был в теле, тогда не был и вне тела, и когда приводил в движение тело, тогда вселенная лишена была Его действия и промышления. Но, что всего удивительнее, Он, как Слово, ничем не был содержим, а наиболее Сам все содержал. И как, пребывая в целой твари, хотя по сущности Он вне всего, однако же силами Своими присущ во всем, все благоустрояя, на все и во всем простирая Свое промышление, оживотворяя и каждую тварь, и все твари в совокупности, объемля целую вселенную и не объемлясь ею, но весь всецело пребывая в едином Отце Своем; так и в человеческом пребывая теле и Сам оживотворяя его, вне всякого сомнения, оживотворял и вселенную, пребывал во всех тварях и был вне вселенной, давал познавать Себя в теле делами и не переставал являть Себя в действиях на вселенную.
Слово не связывалось телом, а, напротив того, Само наиболее обладало им; потому и в теле Оно было и находилось во всех тварях, и было вне существ, и упокоевалось в Едином Отце, провождало жизнь, как человек, все оживотворяло, как Слово, и сопребывало с Отцом, как Сын. Потому, когда рождала Дева, Оно не страдало и, пребывая в теле, не сквернилось, но, напротив того, освящало наиболее и тело, потому что, и пребывая во всех тварях, не делается Оно всему причастным, а, напротив того, все Им оживотворяется и питается. Если и солнце, Им сотворенное и нами видимое, круговращаясь на небе, не сквернится прикосновением к земным телам и не омрачается тьмою, а, напротив того, само их освещает и очищает, то тем более Всесвятое Божие Слово, Творец и Господь солнца, давая познавать Себя в теле, не приняло на Себя скверны, а напротив того, будучи нетленным, оживотворяло и очищало и смертное тело.


Афанасий Великий