Вера не в том только состоит, чтобы веровать, что есть Бог, но и во всепремудрый Его Промысл, управляющий тварями Своими и все на пользу устрояющий; времена и лета положены суть в Его власти (см. Деян. 1, 7), и каждому из нас предел жизни определил прежде бытия нашего, и что без воли Его ни птица не падет, ни волос главы нашей не погибнет (см. Мф. 10, 29; Лк. 21, 18)! Каждому из нас предлежит испытание веры, но не всем в одно время и не в одних и тех же вещах; один испытывается бедностью, обременен семейством, не имея дневного пропитания, другие лишением чести, бесславием, иной из богатства переходом к нищете, иной через несогласность партии [в браке], недобрым поведением детей снедается сердечной печалью или скорбит, не имея детей – надежды и подпоры старости его, иной лишением супруги, друга, брата, детей, родителей и родственников и прочими многими пестровидными скорбными приключениями отягощаются, но все это происходит по всепремудрым и недоведомым судьбам Божиим.


Макарий Оптинский (Иванов)  

...Если домогаешься узнать: для чего жизнь грешника продолжается, а дни пришествия праведнику сокращаются? Для чего неправедный благоденствует, а праведный угнетается? Для чего похищен смертию отрок, прежде нежели пришел в совершенный возраст? От чего войны? Для чего кораблекрушения, землетрясения, засухи, излишество дождя? Для чего сотворено вредное для людей?
Для чего один — раб, другой — свободен? Один богат, другой беден? Даже много разности как между грешащими, так и преуспевающими в добродетели: иная продана содержателю непотребного дома и по неволе живет во грехе; а другая с малолетства досталась доброй госпоже и воспитана в правилах целомудрия: за что же последняя облагодетельствована, а первая осуждена? И какое каждому воздаяние от Судии? Когда все это приходит тебе на мысль, рассуди, что судьбы Божии бездна (ср.: Пс. 35, 7) и, будучи заключены в Божественных сокровищах, не для всех удобопостижимы. А верующему дано обетование от Бога: дам ти сокровища сокровенная, невидимая (ср.: Ис. 45, 3). Посему, когда удостоимся ведения лицом к лицу, тогда узрим и в сокровищах Божиих бездны.


Василий Великий  

Мы должны благодарить Бога не только за то, что Он сотворил нас разумными, одарил властью свободного произволения, даровал благодать крещения, сообщил знание закона и помощь, но и за то, что Он доставляет нам ежедневным промышлением Своим, именно освобождает нас от наветов врагов, содействует нам, чтобы мы могли победить плотские пороки, покрывает нас без нашего ведома от опасностей, ограждает от грехопадения, помогает и просвещает нас, чтобы мы самую помощь могли понимать и познавать, тайно вдыхает сердечное сокрушение о нерадении и грехах наших, посещает нас спасительным вразумлением, иногда даже влечет нас к спасению, наконец, самый свободный произвол наш, который склоннее бывает к порокам, направляет к лучшему делу и, посещая Своим наказанием, обращает на путь добродетелей.


Иоанн Кассиан Римлянин  

Дивен Промысл Божий, приводящий человека на истинный путь.
Были известные богачи в Курске, Антимоновы купцы, имеющие миллионные обороты. Был у них единственный сын Иван, постоянно стремившийся в монастырь, родители же хотели его непременно женить. Наконец, умирает мать и перед смертью говорит:
– Иди, Ваня, в монастырь.
Но проходит год, и отец, найдя богатую молодую красавицу невесту, идет смотреть ее для сына.
В прежнее время ведь в этом деле не рассуждали, а, как скажут родители, так и поступали. Возвращается отец.
– Ну, что же, тятенька, хороша невеста?
– Очень хороша.
– Когда же благословите меня ехать ее посмотреть?
– Да спешить нечего.
– Как же, тятенька, мне ведь жениться, все же надо посмотреть невесту.
– Незачем ее смотреть, так как, хоть невеста и есть, да не про твою честь.
– Как так?
– Да так, я сам женюсь на ней.
– Женитесь, тятенька, а меня отпустите на рыбные промыслы.
– Поезжай с Богом.
Он сел и поехал, да вместо рыбных промыслов прямо в Оптину. Едет на тройке, а кучер нечаянно и проехал мимо гостиницы.
Один гостинник вышел на звук колокольчика и видит – катит тройка и сидит в ней мирской человек, а на голове у него митра.
– Господи, Иисусе Христе, помилуй мя: что же это такое, ведь я в полном разуме и не сплю. – Побежал в гостиницу. – Так и так, – говорит, – вот что я видел.
– Да что ты, отец, в уме ли?
– Да вот выйдем на крылечко, посмотрим.
Вышли, а кучер в это время лошадей повернул и подъезжает. Выходит Антимонов, кланяется.
– Вы проезжали сейчас?
– Да, кучер нечаянно вперед проехал, да что ты, отец, так смотришь на меня?
– Да на голове-то у вас что было?
– Картуз.
– Да, картуз.
Отправился гостинник к архимандриту о. Моисею и рассказал ему обо всем. О. Моисею не было возвещено об этом.
– Не знаю, что тебе сказать, ступай к батюшке Макарию.
А батюшка сам его встретил:
– Ну что, видел архимандрита, какова митра-то на нем? Великим будет архимандритом Исаакий.
Так впоследствии и случилось. Но Антимонову в то время ничего
не сказали. Отец так рассердился на сына, что три года не видел его. Потом приехал и сказал:
– А ну-ка, покажите мне ослушника!
И так ему понравилось в Оптиной, что сам чуть не остался. Но батюшка о. Макарий сказал ему:
– Нет, уж вы живите, как живете, жизни вашей немного осталось.
Отец Исаакий управлял 38 лет… Разными путями приводит Господь людей ко cпасению.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)