Одного брата обличили в том, что он не подал милостыни. Он смело и решительно отвечал: «Монахи не должны подавать милостыни». Обличивший сказал ему на это: «Явно и очевидно, какой монах не подлежит обязанности подавать милостыню: тот, кто может открыто сказать Христу: «вот, мы оставили все и последовали за Тобою» (Мф. 19, 27). Тот, кто не имеет ничего на земле, не предается попечениям о теле, не занимает ума ничем видимым, не желает стяжать что-либо, но если кто и даст ему что-нибудь, берет только необходимое, не стремясь ни к чему излишнему,– кто живет, как птица. На таком не лежит обязанность подавать милостыню, ибо как он будет подавать то, чего у него нет? Напротив, заботящийся о житейском, занимающийся рукоделием, принимающий от других должен и сам подавать милостыню. Нерадение о ней есть немилосердие, противное заповеди Господа. Если же кто не приближается к Богу тайным подвигом, не служит Ему духом, но при этом не заботится и о явно возможных для него добрых делах, для такого какая может быть надежда на Жизнь Вечную?».


Исаак Сирин Ниневийский  

Основание всего закона Божия – любовь к Богу и ближним. Он Сам сказал нам об этом: то имеет заповеди Мои и
соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21).
Итак, по слову Самого Господа, путь к Нему, к Божественной Любви один: исполнение Его заповедей, про которые Он прибавляет: заповеди Мои не тяжки (1Ин. 5, 3). Заповеди эти все знают, каждый день они читаются или поются за Божественной Литургией: «Блажени кротцыи… блажени милостивии».
Иная скажет: Этой заповеди я соблюсти не могу, так как у меня нет средств на милостыню.
Нет, и такая может исполнить заповедь о милостыне, и она может подать, если не материальную, так духовную милостыню. Спросите – как же это? А вот как: тебя оскорбила такая-то или такой-то, – прости его, вот и будет духовная милостыня.
Нет, этого я не могу! Разве можно простить такое ужасное оскорбление? Да я, как вспомню о нем, так готова растерзать того, кто нанес мне его, вы же говорите: «прости».
Так не можешь простить?
Не могу!
А простить-то надо!
Да нет, это сверх моих сил!
Сил не хватает? Так проси у Бога. Обратись к Нему и скажи:
«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную, и помоги мне простить». Скажи так раз, другой, третий…
И что же будет?
Сама на опыте узнаешь, простишь обидчика.
А другая говорит:
Вот та-то пронесла мое имя, яко зло перед людьми, такого-то наговорила, чего никогда и не было, проходу мне не дает колкостями и насмешками.
А ты молчи, не отвечай ничего, потерпи.
Да разве это можно стерпеть?
Не можешь? Опять обратись к Господу: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную, и помоги мне стерпеть», – попробуй так сказать – и ты увидишь, что из этого выйдет.
И так во всяком трудном положении обращайся ко Господу – и поможет. Исполняй Его заповеди и проси Его помощи. Беда, если кто понадеется на свои силы и вздумает сам, не прибегая к Божественной помощи, исполнить заповеди, кто вздумает обойтись без смирения.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Английский философ Дарвин создал целую систему, по которой жизнь – борьба за существование, борьба сильных со слабыми, где побежденные обрекаются на гибель, а победители торжествуют. Это уже начало звериной философии. А уверовавшие в нее не задумываются убить человека, оскорбить женщину, обокрасть самого близкого друга, – и все это совершенно спокойно, с полным сознанием своего права на все эти преступления. И начало всего этого опять в помысле, которому поверили люди, в помысле, что нет ничего запретного, что Божественные заповеди не обязательны, а церковные постановления стеснительны. Нельзя доверяться этим помыслам. Надо раз и навсегда покорно подчиниться требованиям Церкви, как бы они ни были стеснительны. Да вовсе они и не так трудны! Чего требует Церковь? Молись, когда надо, постись – это надо исполнять. Про Свои заповеди Господь говорит, что они не тяжки. Какие же это заповеди? Блаженны милостивые (Мф. 5, 7) – ну, это мы еще, пожалуй, исполним: умягчится сердце наше, и мы окажем милость, поможем бедным людям. Блаженны кроткие (Мф. 5, 5) – вот тут стоит высокая стена – наша раздражительность, которая мешает нам быть кроткими.Блаженны вы, когда будут поносить вас (Мф. 5, 11) – тут уже в нашем самолюбии и гордости почти непреодолимая преграда к исполнению этой заповеди – милость мы оказываем, пожалуй, даже справимся со своей раздражительностью, но снести поношение, еще добром заплатить за него – это уже вовсе невозможно нам. И вот преграда, которая отделяет нас от Бога и которую мы и перешагнуть не стараемся, – а перешагнуть надо. Где искать силы для этого? В молитве.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)