Основание всего закона Божия – любовь к Богу и ближним. Он Сам сказал нам об этом: то имеет заповеди Мои и
соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21).
Итак, по слову Самого Господа, путь к Нему, к Божественной Любви один: исполнение Его заповедей, про которые Он прибавляет: заповеди Мои не тяжки (1Ин. 5, 3). Заповеди эти все знают, каждый день они читаются или поются за Божественной Литургией: «Блажени кротцыи… блажени милостивии».
Иная скажет: Этой заповеди я соблюсти не могу, так как у меня нет средств на милостыню.
Нет, и такая может исполнить заповедь о милостыне, и она может подать, если не материальную, так духовную милостыню. Спросите – как же это? А вот как: тебя оскорбила такая-то или такой-то, – прости его, вот и будет духовная милостыня.
Нет, этого я не могу! Разве можно простить такое ужасное оскорбление? Да я, как вспомню о нем, так готова растерзать того, кто нанес мне его, вы же говорите: «прости».
Так не можешь простить?
Не могу!
А простить-то надо!
Да нет, это сверх моих сил!
Сил не хватает? Так проси у Бога. Обратись к Нему и скажи:
«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную, и помоги мне простить». Скажи так раз, другой, третий…
И что же будет?
Сама на опыте узнаешь, простишь обидчика.
А другая говорит:
Вот та-то пронесла мое имя, яко зло перед людьми, такого-то наговорила, чего никогда и не было, проходу мне не дает колкостями и насмешками.
А ты молчи, не отвечай ничего, потерпи.
Да разве это можно стерпеть?
Не можешь? Опять обратись к Господу: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную, и помоги мне стерпеть», – попробуй так сказать – и ты увидишь, что из этого выйдет.
И так во всяком трудном положении обращайся ко Господу – и поможет. Исполняй Его заповеди и проси Его помощи. Беда, если кто понадеется на свои силы и вздумает сам, не прибегая к Божественной помощи, исполнить заповеди, кто вздумает обойтись без смирения.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Английский философ Дарвин создал целую систему, по которой жизнь – борьба за существование, борьба сильных со слабыми, где побежденные обрекаются на гибель, а победители торжествуют. Это уже начало звериной философии. А уверовавшие в нее не задумываются убить человека, оскорбить женщину, обокрасть самого близкого друга, – и все это совершенно спокойно, с полным сознанием своего права на все эти преступления. И начало всего этого опять в помысле, которому поверили люди, в помысле, что нет ничего запретного, что Божественные заповеди не обязательны, а церковные постановления стеснительны. Нельзя доверяться этим помыслам. Надо раз и навсегда покорно подчиниться требованиям Церкви, как бы они ни были стеснительны. Да вовсе они и не так трудны! Чего требует Церковь? Молись, когда надо, постись – это надо исполнять. Про Свои заповеди Господь говорит, что они не тяжки. Какие же это заповеди? Блаженны милостивые (Мф. 5, 7) – ну, это мы еще, пожалуй, исполним: умягчится сердце наше, и мы окажем милость, поможем бедным людям. Блаженны кроткие (Мф. 5, 5) – вот тут стоит высокая стена – наша раздражительность, которая мешает нам быть кроткими.Блаженны вы, когда будут поносить вас (Мф. 5, 11) – тут уже в нашем самолюбии и гордости почти непреодолимая преграда к исполнению этой заповеди – милость мы оказываем, пожалуй, даже справимся со своей раздражительностью, но снести поношение, еще добром заплатить за него – это уже вовсе невозможно нам. И вот преграда, которая отделяет нас от Бога и которую мы и перешагнуть не стараемся, – а перешагнуть надо. Где искать силы для этого? В молитве.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Слушающий слова Господни и исполняющий их подобен строящему дом на камне, а слушающий и не исполняющий подобен строящему дом на песке (Мф. 7, 24–27). Заучи это всякий и почаще повторяй; истина же, здесь содержащаяся, всякому понятна и ясна наглядно. И множество собственных опытов имеет всякий под руками в этом роде. Мысли, например, пока еще думаешь о чем-нибудь, бывают неустойчивы и мятутся; когда же изложишь их на бумаге, они получают твердость и неподвижность. Предприятие какое-нибудь все еще бывает неверно и меняется в частностях, пока не начато, а когда пустишь его в ход, всем исполнительным соображениям конец. Так и нравственные правила – пока не исполнены, они как будто чужие, они вне нас и непрочны, а когда исполняешь их, они входят внутрь, оседают в сердце и полагают там основу характеру, доброму или злому.


Феофан Затворник  

Душа праведного, говорит Спаситель, ничем не побеждается потому, что она основана на камне. Камнем же Он называет твердость Своего учения. Ибо поистине, заповеди Его гораздо тверже камня. С их помощью человек становится выше всех волн человеческих. Ибо кто тщательно соблюдает их, тот побеждает не только гонение людей, но и козни диавольские. Человека же, который слушает слова Христовы и не творит их, Спаситель справедливо назвал безрассудным. Ибо кто может быть безрассуднее того, кто строит дом на песке, подъемлет труд, но плода и спокойствия не получает, а вместо этого несет наказание? А что и преданные пороку трудятся – это всякому известно, ибо и похититель, и прелюбодей, и клеветник переносят много трудов и беспокойств, чтобы свое нечестие привести в исполнение, но от этих трудов не только никакой не получают пользы, но еще терпят великий вред. Поэтому и [апостол] Павел намекает на то же самое, говорит: «сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление» (Гал. 6,8). Такому сеятелю подобны и те, которые на песке строят, на блуде, на роскоши, на пьянстве, на гневе и на всем прочем. Порок делает своих последователей безрассудными, и дом, построенный на песке, распадается не просто, а с великим бедствием. Ибо Спаситель сказал: «и было падение его великое» (Мф. 7, 20). И в самом деле, опасность угрожает не маловажным вещам, а душе, и притом лишением Неба и вечных благ. Но и прежде этого порочный будет проводить жизнь самую несчастную, сопряженную с непрерывными печалями, страхом, заботами и сильными беспокойствами, на что указывая, премудрый Соломон говорит: «нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним» (Притч. 28, 1). Поскольку такие люди трепещут теней, подозревают друзей, врагов, знакомых и незнакомых и таким образом прежде вечных мучений еще здесь терпят жесточайшее мучение. Все это показывая, Христос сказал, «И было падение его великое». Таким образом, убеждая самых упорных неверных избегать порока, Он сделал достойное заключение Своим благим заповедям.


Иоанн Златоуст