Как и петь надлежит с разумением, и молиться с трезвенностию, так и просить не того, что нам кажется хорошим, но того, что Сам Дающий признает добрым и полезным. Ибо многие по причине богатства провели жизнь спокойную, но, наконец, по различным козням утратили и настоящую, и будущую жизнь; достигнув начальства, доставляющего поводы к кражам... лишились и того, что имели; постаравшись вступить в супружество с благообразною женщиною и думая, что в этом найдут для себя радости, через это-то самое и подверглись наиболее опасностям и войнам; постаравшись приобрести в высшей степени телесную силу и крепость, после того как вели зверскую жизнь и не познали благородства души <потому что омрачены были в них наилучшие ее силы>, наконец, сделались пищею зверей, претерпев бесславную и окаянную кончину. Потому, оставив все это, будем просить у Бога того, что Сам Он признает для нас полезным.


Исидор Пелусиот  

Всеми возможными способами Бог показывает, что Он Милостивый Податель. Одаривает нас Своею любовию и являет нам милосердие Свое. А потому и не отвечает ни на одну неправильную молитву, исполнение которой принесло бы нам смерть и погибель. Однакоже и в этом случае, отказывая в просимом, не оставляет нас без весьма полезного дара; в том самом, что устраняет от нас вредное, открывает уже нам дверь щедрот Своих.
В Этом Подателе не находит себе места неразумие просящего. Немудрому, который по простоте своей, вопреки разуму, просит себе вредного, Бог подает премудро. Отказывает же в дарах тому, кто не исполняет повелений Его. Всякий другой образ действия был бы неразумием для всеведения Подателя.
Поэтому будь уверен, что всякое прошение, которое не бывает исполнено, несомненно вредно, а то прошение, которое услышано, полезно. Раздаятель праведен и благ и не оставит твоих прошений неисполненными, потому что в благости Его нет злобы и в правде Его — зависти.
Если Податель медлит исполнением, то не потому, что раскаивается в обещании, напротив того, хочет Он видеть терпение твое. Когда наступит полдень, в который труженики испытывают на себе тяжесть и зной, тогда громогласно можешь требовать себе награды, и вместо одного дара даст Он тебе два — надежду и благодать.
Если ты, проситель, неотступно ударяешь в дверь Подателя, то, пока и ничего не дал Он тебе, подает уже терпение, а оно выше всего тобою просимого.
О, чудный Податель! Когда и отказывает в просьбе, и тогда дает такой дар, который дороже всего желаемого просителем.
Он — премудрый Раздаятель; рассмотрению подвергает и просьбу, и время. Как скоро признает просьбу вредною, медлит и не исполняет, отлагая до лучшего времени. И хотя прискорбно это просителю, который желает исполнения просьбы в такое даже время, когда это не было бы для него полезно, однако же Бог делает свое, чтобы в большей мере исполнить просьбу впоследствии, в такое именно время, когда это будет для него полезнее.


Ефрем Сирин  

...Когда умоляешь о чем Бога и Он медлит услышать тебя, ты все продолжай молиться, держа в сердце твердое и живое упование на помощь Его. Ибо за Ним никогда не остается усердная молитва, и на нее всегда готовы от Него излиться богатые милости, превышающие самое чаяние молящихся, если к тому нет нравственных препятствий с их стороны и если они не находятся в таком состоянии, что для них лучше, чтобы неисполненным осталось прошение их, — в каковом случае Он вместо просимого посылает иное какое благо, благопотребное для них, ведомо ли для них или неведомо. В этом разуме справедливо иметь убеждение, что молитва никогда не бывает не услышанною, а бывает только то, что посылаемое вследствие ее есть не то, о чем просят, не зная, что то неполезно для них и что оно невидимым оставляется, потому что увидеть то небезвредно для получающих. Будь же всегда терпелив в молитве и уверен будь, что молитва никогда не остается бесплодною. Если не получаешь просимого, верь, что получаешь или получишь иное вместо него благо; и если не видишь и не увидишь этого, не пытай, почему это, а лучше вместо того обратись к своему недостоинству и наполни душу твою помышлениями и чувствами смирения. Если воспроизведешь и утвердишь в себе такие чувства вследствие молитвы, то пусть даже ты за нее совершенно ничего не получишь не только видимо, но и невидимо, самые эти чувства приими как плод молитвы и для тебя спасительный, и Богу благоугодный больше всего.


Никодим Святогорец  

...Бог, всеми мерами приучая человека обращать взоры к Нему, для сего самого бывает нередко внимателен и к маловажным прошениям, чтобы благодеянием в малом получивший сию милость вызван был на пожелание высшего. Посему и ты, если такой-то человек, по Божиему Промыслу, из невидных сделался известным и знаменитым или приобрел что-либо другое, чего домогаются люди в этой жизни, начальство или богатство, или блистательное положение, представляй себе цель этого, а именно, что Божие в этом человеколюбие служит для тебя доказательством великого Божия могущества, чтобы ты, получив детские игрушки, воссылал к Отцу прошения о важнейшем и совершеннейшем. А таково все, что приносит пользу душе. Ибо всего неразумнее будет, если приступающий к Богу станет просить Вечного — о временном, Небесного — о земном, Всевышнего — о пресмыкающемся по земле, Дарующего Небесное Царство — об этом земном и низком благополучии, Наделяющего неотъемлемым — о кратковременном пользовании чужим достоянием, и отьятие которого необходимо, и наслаждение которым кратковременно, и распоряжение опасно.


Григорий Нисский  

Я, скажешь, много раз просил и не получил. Несомненно это потому, что ты худо просил, или с неверием, или с гордостью, или же неполезного тебе, если же просил часто и полезного, то не с настойчивостью... Если же ты просишь не с усилием и великой настойчивостью, то не получаешь. Сначала нужно пожелать, а пожелания, просить истинно с верою и терпением полезного каждому, причем тебя ни в чем не осуждала совесть, как просящего нерадиво или легкомысленно, и тогда ты получишь, раз того хочет Бог. Ведь Он лучше тебя знает, что полезно тебе, и, может быть, вследствие этого отлагает исполнение просьбы, премудро заставляя тебя быть прилежным к Нему, чтобы ты знал, что значит дар Божий, и хранил данное со страхом. Все ведь, что приобретается с великим усилием, стараются сохранять, чтобы, потеряв полученное, не погубить и великих усилий и, отвергнув благодать Господа, не оказаться недостойным вечной жизни.


Иоанн Златоуст