Кому и для чего пролита сия излиянная за нас Кровь — Кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданные под грех и сластолюбием купившие себе повреждение. А если цена искупления дается не иному кому, как содержащему во власти; спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому, то как сие оскорбительно! Разбойник получает цену искупления, получает не только от Бога, но Самого Бога, за свое мучительство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить и нас! А если Отцу, то, во-первых, каким образом? Не у Него мы были в плену. А во-вторых, по какой причине Кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого отцом, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дав овна? Или из сего видно, что приемлет Отец не потому, что требовал или имел нужду, но по Домостроительству и потому, что человеку нужно было освятитъся человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силой, и возвел нас к Себе через Сына посредствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорствующим? Таковы дела Христовы; а большее да почтено будет молчанием.


Григорий Богослов  

Мы одержимы были жестокою болезнью, сильною горячкой и лежали не на одре, но в самом зле, погрязши в нечестии, как в навозе; покрытые ранами, смердящие, скверные, изможденные и более статуи, нежели люди; нас окружали злые демоны, князь этого мира, издевающийся и нападающий. Пришел к нам Единородный <Сын> Божий, простер лучи Своего присутствия — и тотчас прогнал тьму; пришел к нам Царь, Сый на престоле Отчем, оставив Отчий престол <когда я говорю «оставив», ты не представляй перемены места, потому что и небо, и землю наполняет Он, — я говорю это только по отношению к Домостроительству>; пришел к врагу, который ненавидит Его, отвращается от Него, не может видеть Его, каждодневно хулит Его. Увидел, что <враг> лежит в навозе, источен червями, одержим горячкою и голодом, подвержен всякого рода болезни. И горячка мучила его — это похоть злая, — и от воспаления страдал он — это гордость, и так называемый волчий голод мучил его — это любостяжание, — были и гнилые раны у него — это блуд, и слепота очей — это идолослужение, — и глухота, и помешательство ума — это поклонение камням, и деревам, и беседы с ними, — и великое безобразие — это нечестие, нечто отвратительное и болезнь тягчайшая. Увидел, что мы говорим еще хуже беснующихся, и дерево и камень называем богом; увидел нас в таком нечестии и не возгнушался, не огорчился, не отвратился, не возненавидел, Так как Он Владыка, то и не возненавидел Своего творения. Но что делает? Как наилучший врач, Он приготовляет многоценные лекарства и Сам первый вкушает их. Он первый совершил добродетель и таким образом нам преподал... Он дал нам купель, которою мы освободились от всякого зла — и все вдруг прошло: воспаление кончилось, горячка прекратилась и гнилые раны подсохли. Все, что происходит и от любостяжания, и от ярости, и всякое другое зло истреблено Духом; отверзлись очи, отверзся слух, язык начал говорить хорошо, душа получила силу, тело получило красоту и цвет такой, какой прилично иметь Сыну Божию, рожденному от благодати Духа, — такую славу, какую прилично иметь новорожденному и воспитываемому в порфире царскому сыну. О, какое благородство даровало нам, а мы остаемся неблагодарными к так возлюбившему нас!


Иоанн Златоуст  

Христос хотя называется Светом и Солнцем, но есть выше света и солнца, как Творец и Владыка света и солнца. Он есть Жизнь и Животворец, есть Истина, Правда и Освящение, прост, несложен, благ, — есть всякое благо и превыше всякого блага. Как Истина, коею Он есть и именуется, бывает Он истиною для кающихся и обращающихся к Нему истинно; как Правда, бывает Он праведностью для возненавидевших всякое зло и неправду; как Освящение, освящает Он омывших и очистивших себя слезами; как Простый, простым обретается Он в тех, кои не таят в себе никакого лукавства или злобы; как Несложный, несложным является Он в тех, которые не имеют никакого злоухищрения, или двоеумия, или двоедушия, или безверия душевного; как Благий, благим открывается Он в тех, которые духовных дел покаяния не стесняют делами телесными или мирскими заботами и хлопотами, и не мешают мирского с духовным, но приступают к Нему в незлобии, обнаженными и простыми в настроении сердца и произволении души, коих простоту и непытливость приемлет Бог и в короткое время наполняет их всяким добром, и как только откроется и явится в них, тотчас делает их причастниками таких благ, которые превосходят всякий ум и всякое помышление.


Симеон Новый Богослов  

Кого трепещет всякая тварь небесных, земных и преисподних, содержимых под властию диавола, Кто дал нам власть попирать диавола, Тот благоволил сорок дней и сорок ночей продолжать пост и потом быть искушенным от диавола. Имел ли нужду в посте Бесстрастный? Упокоению всех труждающихся должно ли было утруждаться? Для чего жаждал многообильный Источник, претворивший воду в вино, источающий реки живых вод из чрева верующих в Него? Конечно, Он хочет нам показать сим пример н образец жития, чтобы, в том же упражняясь, избавились мы от злокозненности диавола и достигли вечного Царства Христова. Потому и страдал Он, укоряемый, злословимый, оплеванный, ударяемый по ланите, бичуемый, венчаемый тернием, приемлющий в руку трость, облекаемый в багряницу, заушаемый, приемлющий все роды поругания и осмеяния, распинаемый, напоеваемый оцтом и желчию, пронзаемый в ребро копием, вменяемый с беззаконными. Все сие претерпел Господь ради нас, все это понес Долготерпеливый нашего ради спасения. Итак, чем воздадим Господу, показавшему столько любви к нам грешным? Не воздаяния требует Он от нас, но хочет только, чтобы приложили мы попечение о собственном своем спасении.


Ефрем Сирин  

...Он <Господь> становится и Учителем нашим, словом указывая путь, ведущий в жизнь, и величайшими чудесами делая достоверными слова учения. И оправдывается, таким образом, человеческая природа: что не от самой себя она имеет зло <порчу>; оправдывается и Бог: что не является виновником и творцом какого-либо зла. Ибо если бы со-вечное Отчее Слово не вочеловечилось, то этим было бы очевидно, что по самой природе грех находится в человеке, поскольку от века не было человека, свободного от греха, и можно было основание для упрека отнести к Творцу, якобы Он не есть Творец добра, или Сам не есть добр; еще же — что Он и несправедливый Судья, как неправедно осудивший человека, который уже был создан Им как заслуживающий осуждение. Посему Бог воспринимает человеческое естество, чтобы показать, до какой степени оно — вне греха и настолько чисто, что было возможно соединить его с Собою по Ипостаси и чтобы нераздельно оно со-вечнствовати с Ним; и, таким образом, на деле сделать явным для всех, что Бог — благ и праведен, и Творец добра, и Наблюдатель справедливого приговора. Ибо хотя сатана и со-отступившие вместе с ним Ангелы ниспали с небес, однако, на основании сохранивших свой чин Ангелов, можно видеть, что зло в Ангелах не по естеству, но, напротив, что по естеству в них добро, и Творец их, по естеству, есть Добро, Которым сатана праведным приговором осуждается на вечный мрак, как ставший по своей воле виновником зла тем, что уклонился от прекрасного Добра. После же того, как Адам пал тем, что отклонился от добра на зло, никого не оказалось, кто был бы неподвижен на зло, и после Адама не обнаружился такой человек...


Григорий Палама  

Диавол... как слепой и бессмысленный, восстал против Него <Христа> бранью, но это попущено было для того, чтобы совершилось некое великое и страшное таинство, именно, чтобы пострадал Христос безгрешный и через то получил прощение Адам согрешивший. Для этого вместо древа познания был Крест, вместо ступания ног, которыми прародители шли к запрещенному древу и вместо простертия рук их, которые простирали они, чтобы взять плод древа, были пригвождены ко Кресту непорочные руки и ноги Христовы, вместо вкушения плода было вкушение желчи и оцта и вместо смерти Адама смерть Христова. Потом что было? Лежал Христос во гробе три дня, ради таинства Пресвятой Троицы, чтобы показать, что хотя воплотился и пострадал один Он — Сын, однако Домостроительство это есть дело Пресвятой Троицы. В чем же это Домостроительство? Одно Лице Святой Троицы, именно, Сын и Слово Божие, воплотившись, принес Себя плотию в жертву Божеству Отца и Самого Сына и Духа Святаго, чтобы благоволительно прощено было первое преступление Адама ради сего великого и страшного дела, т. е. ради сей Христовой Жертвы, и чтобы силою Его совершалось другое новое рождение и воссоздание человека во Святом крещении, в коем и очищаемся мы водою, срастворенною с Духом Святым.


Симеон Новый Богослов  

...Поелику главное наше несчастье состояло в том, что человеческое естество отчуждилось от благого Отца и лишилось Божеского призора и попечения, то Пасущий всю разумную тварь, оставив горнее незаблуждающее и премирное стадо, по человеколюбию приходит к заблудшей овце, т. с. нашему естеству, ибо человеческое естество есть ничтожнейшая и малейшая часть, если сравнить с совокупностью всего, — одна овца по загадке притчи, отдалившаяся через зло от разумной сотни (см.: Лк. 15, 4—7). Итак, поелику отчужденной от Бога нашей жизни самой собою невозможно было возвратиться в Горнее и небесное место, то посему, как говорит Апостол, Неведевший греха по нас грех соделывается (ср.: 2 Кор. 5, 21) и освобождает нас от клятвы, усвоив нашу клятву (см.: Гал. 3, 13); а восприял на Себя нашу вражду с Богом, происшедшую через грех, и убив ее в Себе (см.: Еф. 2, 16), по слову Апостола <вражда же была грех>, и соделавшись тем, что и мы, Собою опять соединил с Богом человеческий род. Ибо оного нового человека, созданного по Богу (Еф. 4, 24), в котором обитало исполнение Божества телесне (Кол. 2, 9) через чистоту в Нем нашего естества, соделав родственным и близким Отцу, Он вместе с тем привлек к той же благодати и все причастное Своему Телу, и сродное с ним естество. И сие-то через жену благовествуется не только оным ученикам, но и всем даже доныне научаемым <этим> словом <Писания>, — именно, что человек уже не в числе отверженных и низринутых из Царствия Божия...


Григорий Нисский