Григорий Нисский

Они <мученики> стояли, дрожа от холода; члены их замерзали, но образ мыслей их был непреклонен; они стояли, представляя зрелище подвига для Ангелов, людей и демонов. Ангелы ожидали отрешения <от тела> душ, чтобы, прияв их, вознести в назначенное им место; люди с напряженным вниманием ждали окончания <их подвига>, испытывая силу общей всем природы — в силах ли мы превозмочь столь великие мучения из страха и надежды будущего? Демоны же с особенным вниманием следили за происходящим, сильно желая видеть падение борцов и малодушное уклонение от опасностей; но надежда их была посрамлена укрепляющим Богом... Видели <мученики> изувечение членов, каждый своих собственных и все друг у друга: один лежал с разрушающеюся от холода ногою или пальцами; у другого лежащего природная теплота тела уже готова была до конца охладиться.