Григорий Нисский

Григорий Нисский: «О Спасителе»

Поскольку главное наше несчастье состояло в том, что человеческое естество отчуждилось от благого Отца и лишилось Божеского взора и заботы, то Пасущий всю разумную тварь, оставив высшее незаблуждающее и надмирное стадо, по человеколюбию приходит к заблудшей овце, т. с. нашему естеству, ибо человеческое естество есть ничтожнейшая и малейшая часть, если сравнить с совокупностью всего, — одна овца по загадке притчи, отдалившаяся через зло от разумной сотни (Лк. 15:4—7). Итак, поскольку отчужденной от Бога нашей жизни самой собою невозможно было возвратиться в Небесное место, то поэтому, как говорит Апостол, «Не знавший греха за наши грехи жертвой становится» (2 Кор. 5:21) и «освобождает нас от проклятия, усвоив наше проклятие» (Гал. 3:13); а воспринял на Себя нашу вражду с Богом, произошедшую через грех, и убив ее в Себе (Еф. 2:16), по слову Апостола и сделавшись тем, что и мы, Собою опять соединил с Богом человеческий род. Ибо того «нового человека, созданного по Богу» (Еф. 4:24), в котором «обитало исполнение Божества телесно» (Кол. 2:9) через чистоту в Нем нашего естества, сделав родственным и близким Отцу, Он вместе с тем привлек к той же благодати и все причастное Своему Телу, и сродное с ним естество. И это-то через жену благовествуется не только тем ученикам, но и всем даже до сих пор научаемым этим словом Писания, — именно, что человек уже не в числе отверженных и низверженных из Царствия Божия.