Амвросий Оптинский (Гренков)

В одном письме пишешь мне, что ты очень довольна тем, что оставила казначейскую должность, а в другом письме пишешь, что тебя очень беспокоит помысел и до изнеможения стужает, что будто бы ты смертно согрешила, что отказалась от казначейской должности перед Владыкой милостивым и незлобивым. Не явно ли противоречие в твоих письмах и в твоих словах? Не открывается ли из этого, что иное ты мне писала, а иное думала? На словах была покойна, а на самом деле беспокоилась, что лишилась казначейской чести и сопряженного с ней значения в монастыре. А кто сам захочет искать чести, тот будет получать одно только бесчестие и с этим сопряженную скорбь. Впрочем, чувство это очень тонкое, которое может укрываться и от нас самих, обнаруживается же только высказывающимся противоречием: не хочу и скорблю, не согрешила ли смертно уклонением от казначейской должности? Если Григорий Богослов и святитель Тихон Задонский не согрешили смертно, что оставили святительские кафедры, то нам, малейшим, никак не может вмениться в грех, что отказались от должности среди великой неурядицы и мятежа, когда угрожала явная опасность попасть в подначальное заточение... Впрочем, и тут еще не конец, а настоящий конец будет на Страшном Суде Божием, когда должно отдать отчет Богу за те души, которые начальствующие должны пасти, руководить и спасать. Если бы угодно было Богу и тебя вывести на это поприще, то не должно забывать сказанных слов об ответственности за других. А пока нужно позаботиться о спасении собственной души своей.