Амвросий Оптинский (Гренков)

Чтобы достодолжно руководить других, следует самим руководиться правилами закона духовного. Выписываю вам главное из этих правил, написанное преподобным Марком Подвижником, который говорит: «Когда хочешь разрешить непонятную вещь, ищи о ней, что угодно Богу, и обретешь решение полезное»...
По этому правилу должно проверить все опытные сведения человеческие, которые нисколько не опровергаются, если согласны будут с волей Божией. Правило это относится более к тому случаю, когда будет нам нужно действовать в отношении других. Собственно же для нас самих преподобный Марк предписывает другое, более глубокое правило: «Не покушайся разрешить дело темное и запутанное посредством любопрения, но тем, чем повелевает духовный закон: терпением, молитвою и непоколебимою надеждою», и паки: «Да начальствует над всяким начинанием твоим Начальствующий над всяким благом, чтобы по Богу было начинание твое».

Что делать, хотя начальственному лицу неудобно быть больным ради неудобства к управлению, но Господь лучше нашего знает, что для нас полезнее. Он вся премудростью сотворил и творит. Попустил Господь первоверховным апостолам одному – отречение, а другому – неосмотрительную ревность гонения, чтобы после они снисходительны были к немощным духом. Так, думаю, и теперь попущает Господь болезнь начальственным лицам, чтобы снисходили к подчиненным немоществующим и болезненным. А то здоровые телом начальники часто не верят подчиненным, когда они ему объясняют какую-либо немощь телесную или болезнь. Не вотще святой Давид глаголет в псалмах: Прошли мы через огонь и воду, и вывел нас в покой (Пс. 65, 12). Кроме известных обстоятельств мученических, и болезнь телесная часто, как огнем, жжет болезнующее тело и, как водой, поливает обильной испариной.

Сообразно с твоим устроением душевным и настроением духовным писано было тебе, что начальство, добровольно принятое, может помешать твоему безмолвному настроению и старанию удержать неослабную молитву. Также и сказано тебе в видении, чтобы не увлекаться земными и суетными попечениями. А ты в своем письме просто запросто выразилась, что начальство мешает делу спасения, тогда как сама знаешь, что многое множество лиц начальственных получили не только спасение, но и славу Божию. Да и писано было тебе, что если кто спутается на молитвенном подвиге, то Промыслом Божиим устрояется на начальство, чтобы не подвергся совершенной прелести вражией. Исправь свою ошибку и вперед разумевай, что говорится кому-либо в частности и что говорится вообще ко всем. Также иное есть, что творится по воле Божией, и совсем другое, что творится по избранию собственной нашей воли.

Пишешь, что у тебя опять возродилось желание перейти в Арзамас. Считай это желание за искушение вражие, так как оно внушается тебе как бы с насилием. Если бы на это была или будет воля Божия, то это может устроиться само собой. У Господа Бога всяких средств много. По воле же вражией ни в каком случае действовать не должно ни под какими благовидными предлогами. Враг тебя устрашает тем, что будто тебя в К. могут сделать начальницей. На подобные внушения старинные люди отвечали так: «Бабушка сказала надвое: либо сделают, либо нет». И скорее последнее, потому что у нас с тобой нет начальнических достоинств. И это внушение просто вражье наругание, которым он вместе с этим и смущает тебя.
Хотя и бывают такие случаи, что людей, путающихся на молитве или в молитвенном подвиге, Промысел Божий иногда устрояет на начальство для того, чтобы привести их в правильное и непрелестное положение, но делом Промысла Божия, ,Который все устрояет к благу и к пользе нашей духовной, не должно устрашать себя, а оставлять это на всеблагую волю Господню, с верой и преданностью покоряясь мановению Божественного о нас Провидения, и между прочим строго исследуя свой помысел и ухищрения вражии, не скрывается ли тут тонкий какой-либо тщеславный помысел, который должно всячески отвергать, потому что тщеславие грубое и тонкое всячески приносит вред человеку. Враг, по-видимому, устрашает тебя начальством, но если как должно рассмотреть это и устрашение, то и окажется явно вражье ухищрение, которым тонко он путает тебя, чтобы породить в душе твоей желание к начальству. Так и считай это устрашение и старайся презреть его.