Амвросий Оптинский (Гренков)

А если бы по какому-нибудь случаю, паче же по смотрению Божию, начались разговоры о Церкви, особенно же о предложении каких-либо перемен в ней или нововведений, тогда должно говорить истину, по соображению, как требует того Истина, которой именует Себя Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, глаголя в Евангелии: Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14, 6). Держась этой истины, можете сказать не обинуясь: судьбы Церкви земной воинствующей и небесной торжествующей объявлены в Откровении Иоанна Богослова… Что Дух Святой через истинных рабов Своих и служителей, угодников Божиих, постановил и узаконил в Церкви, то изменять людям обыкновенным невозможно и страшно, потому что страшно впасть в руки Бога жива. Ежедневно в церкви повторяются богодухновенные слова псалмопевца: не уклони сердце мое в словеса лукавствия непщевати вины о гресех (Пс. 140, 4). Если грешны мы и немощны, то должно себя за таких и признавать, а не искать извинения и самооправдания в каких-либо недозволенных послаблениях. Господь в Откровении Иоанна Богослова, во 2 главе говорит к семи Асийским Церквам, обличает прямо и строго, что Он ненавидит и не терпит в Церкви дел николаитских, то есть каких-либо благовидных послаблений, носящих печать язычества. Впрочем, об этом великом и важном предмете должно быть осторожным и умерять свои убеждения опасением, как бы в чем-нибудь и нам не согрешить, особенно неуместным обвинением других. В 5 главе Откровения сказано: И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями. И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее (Откр. 5, 1, 3), кроме Сына Божия, Агнца, за мир закланного. Что это за книга, которой никто не только из земных, но и из небесных жителей ни читать, ни зреть не мог и не может? Толкователь Откровения святой Андрей Кессарийский говорит, что это книга сокровенных судеб Божиих, которые непостижимы, и потому никто, особенно из земных жителей, да не дерзает нерассудно проникать в оные. Такое дерзновение святой Иоанн Лествичник относит к возношению. А должно довольствоваться писанным совне этой таинственной книги, сколько открыто в Священном Писании и в писаниях богодухновенных мужей, преимущественно тем, что только необходимо для нашего спасения.
Доказательств ваших о Вселенской Церкви, кажется, не поймут и не примут, тем более что в откровении к семи Асийским Церквам ни одна из них за другую не упрекается, а упрекается каждая за собственные недостатки. Действительно, хорошо и полезно вселенское единение Церкви, но это возможно только при внешних условиях, не говоря уже о духовном согласии и единомыслии.