Амвросий Оптинский (Гренков)

Спрашиваешь, не жить ли тебе со старой монахиней, чтобы спрашивать ее, как что делать, и с нею читать правило, и думаешь, что тогда успокоишься. Но это заблуждение. Пути человеческие различны, и если будем смотреть на других, как они живут, и им подражать, то из этого выйдет одна путаница, приводящая к осуждению, а каждый должен о себе спрашивать отца своего духовного, к кому относится, и поступать согласно с этим. Монахиня, с которой ты стала бы жить, меня не знает, а ты относилась и относишься к моей худости – что же бы вышло из вашего купножития? Она бы тебя спутала, а ты бы ей досадила. Пребывание с другими нужно нам не для того, чтобы со всеми советоваться и им подражать, а чтобы в сообращении с ними познавать душевные свои немощи и смиряться перед ближними. А это можешь делать, и не живя со старицей: и без этого можешь из разных случаев и от разных людей познавать свои немощи и поучаться кротости, и смирению, и терпению.

Должно знать, что если всякая добродетель приобретается не вдруг, а постепенно и с трудом и понуждением, то кольми паче любовь как начало и конец всех добродетелей требует к приобретению своему и времени, и великого понуждения, и внутреннего подвига, и молитвы, и, прежде всего, требует глубокого смирения перед Богом и перед людьми. Смирение и искреннее сознание своего недостоинства – во всех добродетелях скорый помощник, равно и в приобретении любви. Итак, начнем каждый с той степени любви, какую кто имеет, и Бог поможет нам. Кого тяготят грехи, тот да помышляет, что любовь покрывает множество грехов; чья совесть возмущена множеством беззаконий, тот да помышляет, что любовь есть исполнение закона (Рим. 13, 10). Ибо любящий ближнего, – говорит апостол, – исполнил весь закон (см. Рим. 13, 8). Если бы мы не достигли означенной совершенной любви, по крайней мере, позаботимся и постараемся не иметь зависти, и ненависти, и памятозлобия.

Ради спасения человека из любви так Пострадавший Единородный Сын Божий и тридневно Воскресший весь закон Свой основал на двух заповедях – на любви к Богу и ближнему, и ни одна из этих заповедей не может совершаться без другой. Святой Иоанн Богослов говорит: Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец (1Ин. 4, 20). Также и любовь к ближнему, если бывает не Бога ради, а по какому-либо побуждению человеческому, то не только не приносит пользы, но нередко причиняет и вред душевный. Признаки же истинной любви христианской апостол Павел выставляет следующие: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла (и не помнит зла), не радуется неправде, а сорадуется истине, все любит, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4–8).

И ты, сестра и мать, иди предлежащим тебе путем, не озираясь, хотя бы предстояли скорби и встречались препятствия и различные затруднения. В затруднительном положении для своего утверждения всегда повторяй слово Самого Господа: кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф. 10, 38), претерпевший же до
конца спасется
(Мф. 10, 22). Евангельский крест твой – Промыслом Божиим возложенная на тебя обязанность заботиться об устроении N. общины и живущих в ней сестрах. И так как дело сие сопряжено со многим трудом и не может исправляться без болезнования телесного и душевного, то и пишу к тебе послание в этом роде, чтобы ободрить дух твой и возбудить к ревностному занятию своим делом. Не раз тебе писал и теперь повторю апостольское слово, что каждый получит свою награду по своему труду (1 Кор. 3, 8). Большего же труда уже нет, как положить душу свою за ближних, чем доказывается и большая любовь к ним, без которой, если бы человек предал тело свое на сожжение, не получит никакой пользы. Любовь же покрывает множество грехов, и своих, и чужих.

Тебе нужно разумевать это относительно других, что не всё и не все они это по злобе делают, а более по внушению и наущению исконного врага, который хочет отлучить тебя от внимательной молитвы и вместе с тем от любви к ближним.
А любовь эта, по слову апостольскому, долготерпит, милосердствует и никогда не отпадает (см. 1 Кор. 13, 4, 8) от благорасположения к собратиям, искушаемым от общего врага нашего, частью же и от своей немощи. Если твердо это будешь помнить, то не будешь бесполезно смущаться. Несколько лет назад у нас был один князь, который учился молитве у одной опытной молитвенницы. Она говорила ему так: когда ты мирен и покоен, молись: «Господи, помилуй мя, грешного», когда же помыслы будут приноситься на других по какой-либо причине, то молись так: «Господи, помилуй нас», – и успокоишься. Делай и ты так. Тогда и меньше будешь беспокоиться, и будешь разумевать, что все мы подлежим ошибкам и заблуждениям, и нередко под благовидными предлогами, как сказано в Евангелии, наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу (Ин. 16, 2). Немудрено, что и досаждающие тебе так мудрствуют. Поэтому и потребно нам снисходить ближним нашим по евангельской заповеди о любви. Ежели кого мы любим, тому мы во многом снисходим и многое прощаем. С другой стороны, и по другой причине прощаем, как свидетельствует авва Дорофей, когда находимся в благом устроении.

Спрашиваешь, что значат слова «стяжи друга Господа». Слова эти означают, чтобы стараться быть истинной ученицей Христовой, чтобы удостоиться услышать, что удостоились услышать от Господа истинные ученики Его: Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 14–15, 12–13). Заповедь же Господня полагать душу за ближнего состоит, по евангельскому слову, в том, чтобы любить врагов, благотворить ненавидящим нас, благословлять проклинающих нас и молиться за обижающих нас и гонящих нас (см. Мф. 5, 44); также и в том, чтобы по силе нашей и возможности защищать ближнего от врагов видимых и невидимых и чем можно и как можно помогать ему. Апостол Павел пространнее объясняет свойства любви к ближним: любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла (и не помнит зла), не радуется неправде (ближних), радуется же о истине (их), все любит (т.е. все покрывает любовью), всему верит, всего надеется, все (печальное) переносит, любовь никогда не перестает (см. 1 Кор. 13, 4–8).
К этому присоедини и Нагорную проповедь Господа в 5, 6 и 7 главе от Матфея. Помни и сказанное в псалме: Все пути Господни – милость и истина (Пс. 24, 10), т.е. должно ближнему оказывать милость и всякое снисхождение, а от себя самих требовать всякой истины – исполнения заповедей Господних.

Слыша многократно повторяемые слова в пасхальной стихире:
«И ненавидящим нас простим вся воскресением», – постараемся не только прощать, но вместе и сами ни к кому не иметь ненависти. Нет выше добродетели, как любовь; и нет хуже порока и страсти, как ненависть, которая невнимающим себе кажется маловажной, а по духовному значению уподобляется убийству (см. 1Ин. 3, 15). Любящих любят и языческие народы, как свидетельствует Сам Господь, а христианам Он предписывает заповеди большие и совершеннейшие, глаголя: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Будьте милосерды, как и Отец ваш Небесный милосерд, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных(Лк. 6, 36; Мф. 5, 45).
Милость и снисхождение к ближним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению. Сказано во святом Евангелии: Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Лк. 6, 37); милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). И паки: милосердый помилован будет (Притч. 17, 5). Древние христиане по великой ревности духовной много подвизались в посте и во всенощных бдениях и упражнялись в продолжительном псалмопении и молитвах. Мы же в настоящее время, по слабости нашей и нерадению, чужды этих добродетелей. По крайней мере, позаботимся об исполнении самого необходимого, что заповедует нам апостол, глаголя: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Но исполнение этой заповеди и совершение этой добродетели невозможны без смирения и терпения, потому что смирение подает крепость во всякой добродетели, а без терпения не совершается никакое доброе дело. По свидетельству преподобных Каллиста и Игнатия, любовь, и милость, и смирение отличаются одними только наименованиями, а силу и действие имеют одинаковые. Любовь и милость не могут быть без смирения, а смирение не может быть без милости и любви. Добродетели эти суть непобедимые оружия на диавола, на которые он и все множество бесов даже взирать не могут. Вооружим себя этой троицей добродетелей, да приблизимся к Богу.

Пишешь, что у вас с N. какая-то неладица, тебе кажется, что она много переменилась против прежнего, а ей кажется, что ты переменилась в обращении, далее сама ты говоришь, что, хоть изредка, на тебя находит сильное возмущение и раздражение. Это обеим вам искушение от врага, который не терпит, если где водворяется мир и взаимная любовь, особенно где люди заботятся преимущественно о молитвенном подвиге, тут-то враг и старается водворить с обеих сторон гневливость, которая делает человека неспособным не только к молитве, но и ко всякому доброму делу. Итак, блюдите себя, призывая всесильную помощь Божию, вооружайтесь против козней врага, ищущего нанести вам душевную тщету, и всячески старайтесь удерживаться от гневливого расположения, поминая апостольское слово: Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа (Евр. 12, 14).

Спрашиваешь, как тебе обходиться с людьми неискренними и у которых при разговоре нередко бывает задняя мысль. Зная это, отвечай, соображаясь с настроением того, кто с тобой говорит. Преподобный Исаак Сирин пишет: «С недугующим завистью глаголи со охранением», чтобы завистливый, по своему устроению, не перетолковал и благие слова в худую сторону. Наперед придумай несколько общих выражений и ими отделывайся от неискренних толкунов. Большей частью говори: «Не знаю», а во избежание лжи говори: «Не знаю, как вам сказать, я не вслушалась, хорошо не поняла». А иногда: «Это не по моей части, это выше меня, я в подобные дела не вхожу». А если издали увидишь, что тебе приходится встретиться с таким человеком, удвой шаги и отвечай: «Мне недосужно». Если будешь осторожна, то Бог научит и вразумит, как обращаться с такими людьми. Старших и равных предваряй приличным поклоном, а младшим отвечай приличным поклоном. Страх Божий и хождение в присутствии Господнем вразумят и научат нас достодолжному обращению с другими.