Амвросий Оптинский (Гренков)

Преподобный Кассиан Римлянин повествует, что древние старцы, сошедшись, рассуждали о добродетелях – какая из них главнее и необходимее; одни из них выставляли пост и бдение, другие – нестяжание и презрение своих вещей, третьи – милостыню и иные – иное, и таким образом многая часть ночи прошла в сей беседе. Наконец, после всех Великий Антоний сказал: правда, все сие полезно ищущим Бога, но добродетелям сим преимущество дать не попущаем: то, что видим в постах и бдениях ходивших и нестяжание крайнее претерпевших и милостыню исправлявших настолько, что не хватало им имений к раздаянию, но после всего этого окаянно отпадших от добродетели. Что их совратиться с правого пути заставило? Не что иное, по моему мнению, как не имели они правого и должного рассуждения.
Это учит человека оставлять во всем безмерие и шествовать путем царским, то есть средним. Оно не попущает человеку, чтобы от десной страны окрадаем был безмерным воздержанием, а от страны шуей не был развлекаем к нерадению и расслаблению. Если человек сам может рассуждать здраво и правильно, то сам да рассуждает; а если не может, да советуется, и благим советом да управляет свои дела.
Святой Лествичник указывает путь к приобретению здравого рассуждения. «От послушания, – говорит он, – рождается смирение, а от смирения – рассуждение».

Держись более среднего тона, так будет благонадежнее и вернее. Письмо твое получил, в котором описываешь борьбу твою с помыслами, тебя огорчающими. Ты более всех трудишься, а другие этого не хотят ценить, и первая мать игуменья, которая со своей стороны мне пишет, что готова всячески тебя успокоить и сочувствует тебе в твоей борьбе, но не имеет возможности заставить других, чтобы ценили твои труды и хлопоты по обители.
Предлагаю тебе два средства к твоему успокоению.
Мать N. по болезни своей никак не согласилась бы принять настоятельство, а решилась принять его лишь ради того, чтобы вывести тебя из затруднительного положения, в котором ты находилась в N. монастыре, как сама ты все это мне объяснила. Помни это и не забывай. Когда это будешь помнить, то менее будешь претендовать на игуменью, когда она по должности своей и обязанности подает свой голос, так как и невозможно всегда молчать игуменье. А матери казначее следует иногда при других и промолчать до времени, когда делаются матушкой игуменьей о чем-нибудь вопросы, хотя бы после эти дела пришлось заканчивать матери казначее.
Так требует порядок духовный. Наедине матушке игуменье все можно говорить, а при других с осторожностью нужно заявлять свое ведение и значение, чтобы не соблазнять посторонних, которые могут говорить, что казначея берет верх над игуменьей. Есть мудрая пословица: «Тише едешь – дальше будешь».

Мать N.! Чадце мудреное и постоянства неимущее! То уже горе ты паче меры простираешься, то долу паче меры нисходишь, как это видно из письма твоего... Чтобы поправить сбивчивое свое положение, ты просишь дозволения заняться тебе преимущественно чтением духовным, а молитвенное правило ослабить. Но в Евангелии повелевается сие творить и оного не оставлять. Этому правилу и последуй, держась всегда средины и умеренности в том и другом случае. Тогда и положение твое и расположение душевное уравняются. Святой Исаак Сирин говорит: «Умеренному и притрудному деланию цены нет». Так оно ценно, так полезно и спасительно, а крайности названы бесовскими, т.е. от внушения и подстрекания бесовского происходящими, почему, несмотря на свою благовидность, всегда вред душевный приносят, избегая чего, попеременно читай и молись в меру, не ослабляясь совершенно ни от разленения, ни от житейских попечений, ни от претензий на других. Богомудрые отцы научают нас всегда и во всем лучше себя укорять и во всяком неприятном случае на себя возлагать вину, а не на других. Тогда и обрящем покой и мир душевный и удержимся на истинном пути спасения.