Амвросий Оптинский (Гренков)

Амвросий Оптинский (Гренков): «О снах»

Были примеры, что некоторые, доверяясь всяким снам, впадали в обольщение вражее и повреждались. Поэтому многие из святых возбраняют доверять снам. Святой Иоанн Лествичник в 3-м Слове говорит: «Кто верит снам, тот вовсе не искусен; а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр». Впрочем, этот же святой делает различие снов и говорит, каким верить можно и каким верить не должно. «Бесы, – пишет он, – нередко в Ангела светла и в лица мучеников преобразуются и показывают нам в сновидении, будто бы мы к ним приходим, а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостью и возношением; и это да будет тебе знамением прелести. Ибо Ангелы показывают нам во сне муки, и суд, и осуждение, а пробуждающихся исполняют страха и сетования. Когда мы во сне станем верить бесам, то уже и над бдящими нами будут насмехаться. Тем только верь снам, которые о муке и о Суде тебе предвозвещают, а если в отчаяние приводят, то знай, что и они от бесов».
А ближайший ученик Симеона Нового Богослова, смиренный Никита Стифат, еще яснее и определеннее пишет о сновидениях. Он говорит: «Одни из сновидений – простые сны, другие – видения, иные – откровения. Признак простых снов таков, что они не пребывают в мечтательности ума неизменными, но имеют мечтание смущенное и часто изменяющееся из одного предмета к другому; от таких мечтаний не бывает никакой пользы, и само это мечтание по возбуждении от сна погибает, почему тщательные и должны это презирать.
Признак видений такой, что они, во-первых, бывают неизменны и не преобразуются от одного в другое, но остаются напечатленными в уме в продолжение многих лет и не забываются. Во-вторых, они показывают событие или исход вещей будущих и от умиления и страшных видений бывают причиной душевной пользы и зрящего по причине страшного неизменного видения зримых приводят в трепет и плач; и потому видения таких зрений за великую вещь вменять должно тщательным.
Простые сны бывают людям обыкновенным, подверженным чревоугодию и другим страстям; по причине мрачности ума их воображаются и наигрываются разные сновидения от бесов. Зрения бывают людям тщательным и очищающим свои душевные чувства, которые через зримое в сновидении благодетельствуемы бывают к постижению вещей божественных и к большему духовному восхождению. Откровения бывают людям совершенным и действуемым от Божественного Духа, которые долгим и крайним воздержанием и подвигами и трудами в Боге достигли степени пророков Церкви Божией, как говорит Господь через Моисея: «если будет у вас пророк, во сне явлюсь ему и в видении говорю к нему» (Чис. 12:6). И через пророка Иоиля: «И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения» (Иоиль 2:28)».

Тщательный может извлекать себе пользу и из самых простых снов, познавая через них расположения и действия своей души и тела. Познав наклонности и недуги свои внутренние, он может, если хочет, употребить и приличные для них врачевания. Склонный к сребролюбию видит во сне золото, которое он умножает с избытком или скрывает в тайном месте, или подвергается суду как немилосердый, или отбирает у других. Подверженный сластолюбию и невоздержанию видит во сне или различные снеди, или предметы соблазняющие. Недугующему гневом и завистью в сновидениях представляется, будто он гоним или зверьми, или ядовитыми пресмыкающимися, или вообще подвергается каким страхованиям и боязни. Если кто любит суетную славу, то мечтаются ему похвалы и торжественные встречи от людей, начальственные и властительские престолы. Исполненный гордости и кичения мечтает во сне, будто он разъезжает на великолепных колесницах, и иногда будто на крыльях летает по воздуху или все трепещут его великой славы. Напротив же, боголюбивый человек, будучи тщательным в делании добродетельном и праведен в подвигах благочестия (то есть не уклоняясь ни в безмерность, ни в оскудение) и будучи чист душою от пристрастия и привязанности к вещественному и чувственному, видит в сновидениях исход вещей будущих и откровение вещей страшных и, пробуждаясь от сна, застает себя всего молящегося с умилением души и тела, так что находит на щеках своих слезы, а в устах беседу с Богом.