Цитаты:

Не прогневайтесь, что теперь к вам поехать не решился. Для меня чувствительно очень, что вы находитесь в осаде волков, но к отгнанию их и освобождению вас близко подойти опасаюсь, потому что ваши волки на бешеных похожи. Они, как вам известно, много крат меня терзали, вонзая зубы свои до глубины сердца. Я не знаю, как еще осталась жизнь во мне. Дух надежды к Богу был умерщвляем многократно, и теперь есть ли какая жизнь во мне, не знаю, потому что известного живота в себе самом не ощущаю. Надеюсь же только общей надеждой, не живой, но мертвой. Ваши волки лишее скимнов с помощью Христовой. Ежели есть ваша вера, то давайте мне знать, когда в какой части души покажется волк, с описанием его видов, и старый ли он или молодой, один или два, или целое стадо, пишите! Я истинно желаю вам спасения Божия и молю Его от всего сердца, да избавит вас от уст львовых и от рог единорожьих. Мысленных волков, кроме помощи Христовой, избавиться не можно – на отгнание их потребна Его всемогущая благодать, а не человеческая слабая помощь. Для того нужно привергаться к стопам Иисуса с крайним смирением, Его просить обо всем и на Него всю печаль свою возвергать и, сверх того, молить Божию Матерь и прочих угодников с истинным признанием своих грехов, немощи в исправлении себя. Таким образом, без сомнения, Господь вам поможет и дух ваш упокоит. Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Вот где указал Спаситель найти душевный покой. Поищите же, по Его указанию вы верно найдете, потому что верен Господь во всех словах Своих (Пс. 144, 13). Кто последует за Ним, тот не будет ходить во тьме (Ин. 8, 12). Не трудитесь же напрасно в искании себе утешения, и покоя, и спасения, кроме смирения. Все вам только в огорчение, в беспокойство и в пагубу послужит, ежели вы не возьметесь за смирение Христово. Без него растерзают вас волки. Равно и мне от них не уйти, если не буду иметь себя всех грешнейшим и последнейшим.

Для души имеем, во-первых, разум и совесть, дарованные с рождением нашим, во-вторых, имеем благодать Духа, сочетанную и срасленную с душами нашими в таинстве от рождения. Имеем и открыто написанный закон Божий для всегдашнего напоминания нашего, притом бесчисленное множество имеем богодухновенных книг, питающих души наши и всякую добродетель. Имеем Церковь Святую, матерь нашу, со всеми в потребу душ наших данными от Бога Таинствами. Имеем всегда и везде служителей тех Таинств. Имеем духоносных отцов, добрых благодетелей и советников в нужде. Вам, сверх всего, даны еще и люди в служении и титло благородия. Все это имеете у себя теперь, как и прежде, а имеете не от себя, но Бог излил на вас все эти щедроты как чадолюбивый Отец – или без сравнения наипаче всякого в свете отца, и ничего за все эти щедроты Свои не требуя ни от кого, только одной любви и благодарности к Нему. Но где же благодарность ваша или моя? Где любовь? Вы непрестанно почти в гневе, в ропоте и уничижении людей бываете. Не видно, чтобы вы приносили с усердием жертву хвалы, жертву смирения и сокрушения, благоприятные перед Богом. Ежели вы не можете быть в трудных исправлениях добродетелей, то, по крайней мере, хотя бы истинствовали прямым себя самой укорением перед Богом и людьми, – что вы осыпаны щедротами Божиими кругом и находитесь так нечувствительны, что вместо благодарности за благодеяния Господни испущаете ропот, так, как будто ничего от Него никогда не получали и теперь находитесь без всего. Кажется, нет ничего, чего бы лишил вас Бог; вы все имели и имеете для тела и для души своей. Для чего вам не жить покойно? .

Весьма неблагодарными показываем мы себя перед Всещедрым Богом, когда, находясь по горло в воде благодати Его, истаеваем от жажды: беспокоимся, и ропщем, и отчаиваемся, и, будучи почтены от Бога всеми благами, не разумеем того наподобие скотов несмысленных. Чего нам не дал Бог? И чего бы Он не хотел дать? Все мы имеем бытие по единой благости Его; произошли на свет от благочестивых законного союза родителей, предпочтительно незаконнорожденным, – в иноверстве, расколе, ереси и язычестве, и от блудного распутства происшедшим. По бытии же телесном получили пакибытие от рождения духовного, которым усыновлены и соединены в един дух с Духом Божиим. Находясь в поприще жизни, мы напутствованы всеми принадлежностями для тела и души. Для тела имеем пищу всякого рода, состоящую из животных, как то: скотов, птиц и рыб, – и многоразличных плодов земных, имеем воду для всего, имеем огонь также. Освещает нас и согревает солнце, светят луна и звезды. Имеем одежду и дом во упокоение наше. Все это с многим, против других, избытком имеем у себя в наличности.

Не знаю, как вы теперь здоровы и как возмогаете под бременем великого креста. Господь Всемогущий да поможет вам перенести чрезмерную его тяжесть и претерпеть все гвоздинные язвы! О чем и мы, по долгу любви нашей, благость Его умоляем, да увенчается жизнь ваша превосходнейшим благополучием. Верьте тому, что Отец Небесный любит вас особенно и потому просвещает вас в познание суетности человеческой силы находящими скорбями. Верно Божие слово, что многими скорбями надлежит нам войти в живот вечный (Деян. 14, 22). Входите, говорит, тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф. 7, 13–14). Не видим ли в самой вещи, что мало таких, которые бы, по слову Христову, произвольно стяжавали тесный путь: расточали бы имение свое на бедных, и сами себя делали нищими, и по уничижении от всех проводили жизнь, терпя скудость и лишение собственного покрова, пребывая волей во алчбе поста, в труде всенощного бдения и молитвах сокрушенных к Богу? Очень немногие видятся, а все более стремятся к пространной жизни. Всем вожделенна земная слава, изобилие вещей и все услаждающие телесные чувства удовольствия. Весь ум и сердце заняты попечением и печалями о том, несмотря на объявленное Господом ужасное последствие. Что если бы Милосердый и Человеколюбивый Бог Сам не стеснял Промыслом Своим пространных замыслов человеческих к удовлетворению похотей плоти, похоти очес и гордости житейской? Едва ли бы обрелся один из многих тысяч человек, который произвольно бы из любви Божией возгнушался славой и сладострастием и плоть свою распял со страстями и похотями. По большей части Сам Отец Небесный вводит человека в тесный путь жизни судьбами Своими. О чем и Спаситель сказал: Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец (Ин. 6, 44). Привлечет браздами и уздой, кого возлюбит, по Своему предведению. Мне кажется, и вас… любовь Божия, как доброго раба Своего, сближает с Собою находящими скорбями, которые по-видимому вас окружают, теснят и насилуют, и нехотя истончавают, дабы тесными вратами могли вы пройти за Христом Спасителем в живот Его и не остались с прочими на пространстве душепагубном.

О делах

Здесь нужно рассуждать и о делах добрых и злых, и о последствии обоих. Известно нам из Писания Святого, что созданы мы не для того, чтоб только есть вкусно, да жить приятно, и гулять, и веселиться без памяти. Мы созданы на дела благие, посредством которых в краткой сей жизни стяжаваем вечную блаженную жизнь, к которой все благодатью Божией призваны. Так здешний век наш есть время непрестанных дел телесных и душевных, а будущий век приятие по делам. Но надо твердо знать, какие дела принести имеют благополучную вечность и какие – несчастливую, дабы от одних уклоняться, а других придерживаться всегда. Человек сугуб– из тела и души, сугубые его и дела. Один называется человеком, но внешним, другой именуется человеком внутренним. Эти два, в одной ипостаси человека соединенные, так между собой различны, как различны между собой небо и земля, и так один другому противоборственны, что, не будучи просвещенным благодатью Христовой, не можно разобрать себя самого и управить безбедственно. Внешний человек есть тело тленное, на послужение души Богом устроенное, своего требует удовлетворения; внутренний человек есть душа бессмертная, по образу Божию и по подобию созданная на дела благие, требует своего свойственного делания и удовлетворения.

Дела наши называются сеянием, также сугубым, одни во внутреннем человеке, а другие во внешнем, и различные каждого плоды видятся. Сеющий в плоть от плоти пожнет истление, сеющий же в духа от духа пожнет живот вечный. Внешнего человека сеяние и собирание в здешнем веке в трех обдержится видах: в похоти плоти, в похоти очей, в гордости житейской. Ежели внутренний человек не поучается в Законе Божием и не питается и не укрепляется чтением и молитвой, то побеждается от внешнего и, будучи им побежден, ему и работает. От этого видятся дела, угодные тем, но противные Богу, каковые суть: гордость, сребролюбие, чревообъядение, совершение всякого рода похотей, празднословие, смехи, гулянье, пьянство, злоба, лукавство, ложь, зависть, лень и прочие. Вот плоды сеяния в плоть, и посему плоть и кровь Царствия Божия наследовать не могут. Когда же душа Закону Божию поучается, а тело благоразумию души покорно, тогда дела видятся сии: любовь к Богу и ближнему, мир со всеми, кротость, простота, благосклонность, милосердие ко всем, скромность, воздержание, целомудрие, незлобие и прочие. И эти дела суть плоды Духа Святого и называются сеянием в душу.
В здешнем веке дела наши суть сеяние, а будущий век есть жатва посеянного нами, и кто что посеет здесь, то и там пожнет. Ежели кто сердечную свою ниву потщится возделать и удобрить, и насеять семенами бессмертного жита, то верно может надеяться по сеянию своему узреть и жатву к покою своему вечному и удовольствию. Сеющие со слезами покаяния пожнут с радостью (Пс. 125, 5), и насыщусь тогда (см. Пс. 16, 15), – говорит пророк, ибо после трудов благочестия следует приятный покой. Не трудящемуся же в деле благочестия покой и насыщение отречено. «Праздный, – сказано, – да не ест».