Макарий Оптинский (Иванов)
Тематика цитат

Цитаты:

Когда становимся на молитве, тогда враги ополчаются против нас, влагая разные помыслы и представляя неподобные мечты, стараясь отторгнуть от молитвы или ввергнуть в уныние. Но мы должны иметь благое произволение о приношении молитвы и стараться о собирании бродящих мыслей наших в словеса молитвы, но при нашествии таковых не смущаться, а, познавая свою немощь, каяться перед Господом. Смущение за нашествие помыслов показывает малодушие наше, происходящее от гордости. Мы хотим видеть себя чистыми перед Богом, по примеру фарисея, а не грешными, как мытарь. Оттого-то нам и не дается чистота молитвы, что мы возомним о себе нечто высоко, а «что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Лк. 16:15). Так лучше при недостатках наших смиряться и каяться, нежели смущаться, а при исправлении не высокомудствовать.

Вас более смущает то, что вы не можете в церкви при всех мирно молиться, выходя из нее, чувствуете, что совсем не были, а дома молитесь лучше и возносите умиленные молитвы. Вы не понимаете, что это есть сильная прелесть, лишающая вас спокойствия; когда вы, молясь уединенно, думаете, что хорошо молитесь, то будьте уверены, что такая молитва Богу неприятна, хотя бы были и слезы, и чувство умиления; когда все это не имеет глубокого смирения, то есть прелесть. В церковной же молитве вы, ища такого же чувства и не находя его, считаете себя не молившейся и смущаетесь, а это есть последствие или плоды домашних ваших молитв; враг возводит вас до небес и низводит до бездн; там возвышает, а здесь низвергает и причиняет смущение, что и доказывает основание молитвы вашей на высокоумии. Вы молитесь просто, не ища в себе высоких дарований, считая себя недостойной таковых, то будете и спокойны, и хотя видите холодность молитвы своей, тем сильнее имейте в чувстве смирение, что «я недостойна», но без смущения, то, верно, таковая принята будет у Господа лучше той, о которой вы мните, что молитесь хорошо… Совет мой вам: не оставлять церковной молитвы, но смиренно во таковой молиться и не смущаться о том, что будто бы «не молилась и не была», и эту мысль от себя отвергать, а о домашней не возноситься, то и будете мирны. Знайте, что плод гордости и возношения есть смущение и неустроение, а плод смирения есть мир и спокойствие; от гордости произошло все зло, а от смирения все благо.

В часы посещения тебя душевной скорбью ты малодушествуешь. Об этом сердечно сожалею! Неужели не волен Господь искусить любовь и веру нашу к Нему отнятием утешений и посланием тяготы и мрака, чтобы мы и в этом состоянии пребыли тверды в вере и надежде к Нему: по мере терпения и смирения нашего множится и любовь к Нему. Скажи себе: «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов 2:10). Вспомни слова пророка Давида: «Я сказал в благоденствии моем: "не поколеблюсь во век"» (Пс. 29:7), – может быть, и ты думала навсегда пребыть в благоденствии, хотя не высоких дарований, но, по крайней мере, спокойствия, может быть, и мнимого, однако ж он далее говорит: Ты же отвратил лицо Свое, и я смущен был (Пс. 29:8). Кажется, с тобой то же случилось. Но он не возмалодушествовал, а к Богу помолился и услышан был. Так и ты не малодушествуй – и узришь мрак тот и мглу, прогнанную светом Божия милосердия.

Все это время, как я видел из писем твоих, ты видел только расположение к тебе и благоволение… Но, видно, одно благоденствие в жизни человеку не может быть полезно без потрясений; так как и всегда употребляемая сладкая пища может повредить телесное наше здравие, то надобно употреблять иногда и полынную горечь для здравия тела. Так и в нравственном положении. Одно благополучие вводит человека в высокоумие и беспечность о душевном своем устроении, и потому Господь смотрительно попущает человеку вкусить горести скорбей, чтобы имел смиренное мудрование и не надеялся на прочность и неизменяемость временного блага, и прибегал бы к Богу в скорбях своих, ибо Сам Он через пророка побуждает нас: Призови Меня в день скорби твоей, и избавлю тебя, и ты прославишь Меня (Пс. 49, 15). Через скорби и в вере утверждаемся, и славу человеческую ни во что вменяем. Веровать же надобно твердо, что без воли Божией никакая скорбь нам не приключится… хотя мы и видим причиной скорбей наших людей, но они суть только орудия Промысла Божия, действующие в деле спасения нашего, и они только то могут сделать нам, что Бог попустит.