Макарий Оптинский (Иванов)
Тематика цитат

Цитаты:

Пишешь, что предлагают для лекарства пить кумыс, или лошадиное молоко, а ты сомневаешься в том, потому что лошадь воспрещенное к пище животное, и вопрошаешь меня об этом. Вопрос этот неудоборешим для меня, могу ли я в таких делах давать ответы и решения? Могу только предложить рассуждение, что доктор дает в виде лекарства разные медикаменты, которые нам и неизвестны, которые мы принимаем не весьма охотно и не со вкусом, а иногда и с отвращением, так и это тоже лекарство, хотя и неприятное по одному только воображению. Но ежели принесет пользу, то в надежде на помощь Божию почему же не воспользоваться? И вообще в лекарствах и лечении должно предаваться в волю Божию. Он силен и врача вразумить, и врачевству подать силу. Когда чувствуешь, что совесть обременяется, то при исповеди скажи священнику, и приимешь разрешение в том, что желание здравия понудило на такое действие.

О войне

Война сатаны против креста продолжается, и чем кончится – единому Господу известно; конечно, нам это наказание за грехи наши… Право и истинно слово Господне. Если бы мы исполняли волю Его, то мог бы один преследовать тысячу и двое прогонять тьму (Втор. 32, 30). Что пострадали нападающие на избранный Божий народ неприятели: в одну ночь 185 тысяч поражено. А в другой раз, хоть никто их не гнал, бежали от страха и ужаса от Самарии. Но когда прогневали Господа, то что пострадали иудеи – всем известно. Надо нам молиться Господу и умилостивлять Его покаянием и благим житием. Да сохранит Господь Православную нашу Церковь и чад ее, братий наших, подпавших мусульманскому игу и мнимо христианскому тиранству. Они, бедные, теперь без защиты. Вся Европа обрушилась на нас и на них. Один Бог наш Помощник и Покровитель, и Он да будет нам во спасение. Воззовем к Нему в скорбях сих, и услышит нас. Он силен и ныне коня и всадника ввергнуть не в Чермное, а в Черное море и избавить людей Своих от горькой работы умного фараона и тристаты его совокупленные уничтожить. Но что наше умствование? Мы должны повергаться перед величеством славы Его в бездну смирения и ожидать, да будет воля Его на нас.

О свободе воли

Человек одарен от Бога разумом и свободной волей в избрании лучшего, посему желание наше есть происхождение свободной воли; когда самовластное наше произволение, разумом управляемое, желает доброго, т.е. исполнения воли Божией, и стремится к этому делом, то сие угодно Богу и Он помогает нам в творении сего. Когда же, по безумию, желает противного воле Божией и старается о соделании сего, Бог, не связуя нашего самовластия, попускает быть сему, но за первое награждает, а за второе наказует, о чем в Священном Писании много упоминается; посему желание благого есть сродно нашему естеству и никак не погрешительно, и не только о желании, но даже и о старании к исполнению его надо иметь попечение, но только надо желания свои и деяния сообразовать и согласовать с Законом Божиим, предавать воле Его и просить Его содействия; то, когда усмотрит Бог, что нам это на пользу и согласно с Его волей, пошлет и помощь Свою к содействию нам в таком деле, а когда не предвидит нам пользы и нет Его воли, то хотя и мним мы, что доброе дело желаем исполнить, но оно случается или по тщеславию, или по другим каким видам, – препятствует исполнению его, потому что мы просим Его: «Да будет, Господи, воля Твоя». Но говорят, что всякое желание есть грех и что ничего не надо просить у Господа, но во всем положиться на волю Его: это совсем противно как разуму и естеству, так и Священному Писанию. Не всякое желание есть грех, но греховное желание действительно есть грех, а без доброго желания как бы человек мог назваться словесным и разумным и где бы его было самовластие? А о прошении Спаситель в Евангелии учит:Просите, и дано будет вам (Мф. 7, 7). И когда в обыкновенных житейских делах нужно желание, труд и прошение Бога о помощи, кольми паче в делах судьбы и касающихся до спасения душевного.