Григорий Палама

Григорий Палама

Святитель (~1296–1357)
Тематика цитат

Цитаты:

Как солнце свыше щедро всем в равной мере излучает свои лучи, но видят их только имеющие глаза и не смыкающие их; имеющие же чистые и незамутнённые глаза наслаждаются сиянием, которое зорко видят вследствие чистоты очей их, что недоступно для тех, у которых, вследствие болезни или омрачения, или иного чего, притупилось зрение, — так и Бог свыше доставляет всем изобильную помощь, ибо Он — неиссякаемо-источающий, спасительный и озаряющий источник милости и добра; наслаждаются же Его благодатию и силою к соделованию добродетели и достижению совершенства, или даже — к совершению чудес, — не просто все, но лишь те, которые проявили доброе произволение и чрез дела показали любовь к Богу и веру; которые совершенно отстранились от всего дурного, твердо же держались Божиих заповедей, и душевный взор имели устремленным на Самое; Солнце правды — Христа.

О Духе Святом

От Предвечного и Безначального Отца и Дух Святый исходит, Сущий Собезначальный Отцу и Сыну, как безвременный, но не безвиновный, ибо и Он имеет Корнем и Началом и Виною — Отца, от Которого прежде всех веков постоянно, бесстрастно, изводительным образом произошел, как от Отца исходящий и в Сыне почивающий, имеющий несмешанное с Ним единение и нераздельное от Них различие. Бог Сущий и Сам от Бога; не инаковый, как — Бог, но иной, как — Утешитель, как Дух Святый самоипостасный, от Отца имущий бытие и чрез Сына посылаемый в начаток жизни вечной, и в залог будущих и приснопребывающих благ; и Сам — Виновник всего пришедшего в жизнь, ибо в Нем — вся быша. Он — то же, что и Отец и Сын, за исключением нерожденности (что является свойством Отца) и рождения (что является свойством Сына). Послан же Он Сыном на Его учеников, т. е. явлен был, ибо в этом смысле надлежит понимать «послание» Духа Святаго, потому что как иначе был бы послан Вездесущий и от Посылающего неотделимый? Поэтому Дух Святый не только от Сына, но и от Отца посылается и Сам по своей воле исходит, ибо послание или явление Духа Святаго есть общее дело Отца и Сына и Духа; бывает же Он явлен не по Своему естеству, ибо никто никогда и не видел и не возвестил Божественное естество, — но согласно благодати и силы и действу, которая обща — Отцу, Сыну и Духу. Личным же свойством Каждого из Них есть ипостась Каждого и то, что наблюдается относительно Нее, как ипостасное свойство. Общим же для них является не только недоступное зрению и превосходящее всякое наименование и свойственное только Богу естество Божества, но — и благодать, и сила, и действие, и сияние, и нетление, и царство, и все то, согласно чему общается и по благодати соединяется Бог со святыми Ангелами, а также и людьми, ни разделением и различием ипостасей; ни разделением и разнообразием Божественных сил и действий, не отступающий единства и полноты.

Храм является образом Гроба Господня и более, чем образом, ибо и он имеет место, где лежит Тело Владыки во внутреннем помещении за завесой, где находится священная Трапеза. Так что тот, кто внутренне прибегает к этому воистину Божественному и вмещающему Бога гробу и пребывает до конца, сосредоточивая и простирая к Богу мысли, не только познает здесь, богодухновенные слова Писания, возвещающие о Божестве и человечестве воплотившегося ради нас Бога Слова, но и ясно видит мысленными очами Самого Господа. Скажу даже – и телесными очами, ибо с верой взирающий на таинственную Трапезу и на почивающий на ней Хлеб Жизни видит Самое Слово Божие, Которое стало Плотью и обитало среди нас. И если сделает себя достойным, чтобы Оно обитало в нем, то не только увидит, но и сделается причастником Его и будет иметь Его обитающим в себе, удостаиваясь видеть и насладиться тем, во что, по выражению апостола, желают проникнуть Ангелы. Через познание его и причастие весь человек становится благовидным.

Проявим дело любви к нашим братьям во Христе принесем эту превосходную жертву – милость, которой жаждет от нас Господь, оказывая ее нуждающимся, обращая на правый путь заблуждающихся, какое бы ни было это заблуждение, какая бы это ни была нужда, заступаясь за обиженных, поддерживая лежащих в немощи, будь то страдающие по причине видимых врагов или болезней или по причине злых духов и страстей бесчестия, посещая заключенных в темнице, а также перенося поступающих против нас и угождая друг другу в страхе Божием, хотя бы кто и имел на кого неудовольствия, потому что и Христос угождал нам всеми способами: делами и словами. Всем, чем обладаем, явим любовь друг к другу, чтобы и от Бога получить нам любовь и быть благословенными Им и наследовать обетованное нам от сложения мира – уготованное Небесное Вечное Царство.

О священниках

Есть некоторые пределы моря, которые прокармливают великих зверей — китов. Посему плавающие в их пределах подвешивают к своим кораблям колокольчики, чтобы вследствие звона их устрашенные звери бежали. И море нашей жизни кормит многих и более опасных зверей, я имею в виду дурные страсти и патронов их — лукавых бесов; пересекает же это море как бы некий корабль, Божественная Церковь, которая вместо колоколов обладает духовными наставниками, так чтобы гласом священного их учения обратить в бегство духовных зверей. И вот, как образ сего, и Аароново одеяние имело подвешенные благозвучные колокольчики, и торжественно должно было быть слышно их в то время, когда Аарон священнодействовал. Мы же, прекрасным образом обращая букву в дух, соответствующе будем «звенеть» для вас в духовном смысле, и особенно в это постное время, в которое видимые и невидимые звери особенно ополчаются на нас. Видимые: чревоугодие, пьянство и подобное, другие же невидимо сидят в засаде: тщеславие, гордость, самомнение и  лицемерие. «Звон» же сей является и приводящим в бегство сих зверей, и охранителем для соблюдающих пост.

Если же по плоти отцов должен почитать и любить, то сколь более должен ты почитать и любить отцов, родивших тебя по духу, которые из бытия претворили тебя в благобытие, сообщили тебе свет ведения, научили тебя явно истинствовать, возродили Таинством Крещения, вложили и тебя надежду воскресения и бессмертия, непрестающего царствия и наследия, и сделали из недостойного  достойным вечных благ, из земного небесным, из временного вечным, сыном и учеником не человека, а Богочеловека Иисуса Христа, давшего тебе дух сыноположения, как Сам Он сказал: «И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник - Христос» (Мф. 23:9-10). Всякую же честь и любовь должен ты воздавать отцам своим духовным, поскольку честь к ним возносится ко Христу Господу и к Духу Святому, в Котором принял ты усыновление (Рим. 8:15) и к Отцу Небесному, «от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3:15). Постарайся во всю жизнь иметь духовного отца, и открывать ему всякий грех и всякий помысл, и получать от него отпущение и врачевство: ибо им дано вязать и разрешать души, и все, что они «свяжут на земли, будет связано на небе, и все, что они разрешат на земли, будет разрешено и на небе» (Мф. 18:18). Эту благодать и власть получили они от Христа; почему повинуйся им и не противоречь им, чтоб не причинить погибели душе своей. Ибо если противоречащий плотским родителям в том, что не воспрещено законом Божиим, по закону предается смерти, то противоречащий духовным отцам не изгонит ли из себя Духа Божия и не погубит ли души своей? Почему советуйся с духовными отцами своими и слушайся их до конца, да спасется душа твоя и наследует вечные и нетленные блага.

«Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41),– сказал Господь. Стоящие по левую сторону удалились от Бога и потеряли истинную жизнь. Потерпят они и большее зло, которое выражается в том, что они будут причислены к бесам и преданы огню. Каким же ужасным должен быть этот огонь, который сжигает и души находящихся в телах, и бестелесных духов мучит, и в то же время сохраняет бессмертными, и от которого наш земной огонь растает, согласно написанному: «разгоревшиеся стихии растают» (2 Пет. 3:12)?! Какое нестерпимое прибавление к страданию: никогда не ждать освобождения, ибо тот огонь неугасим! Что же означает и оное насильственное влечение? – ибо этот огонь, как видится, подобен реке, все далее и далее уносящей от Бога, потому Христос не сказал: «уйдите», но «идите», то есть непрестанно удаляйтесь от Меня, проклятые в огонь, уготованный не вам, но диаволу и ангелам его. Ибо не в этом была Моя первоначальная воля, не для этого Я сотворил вас, не для вас создал этот огонь; этот неугасимый огонь зажжен для неизменных в состоянии зла бесов, к которым и вас причислила ваша, подобная им, нераскаянная воля.

Первый, который принял эту смерть, был сатана, как справедливо, вследствие непослушания, отверженный от Бога, который затем, через злостный совет, увлекши нас в непослушание Богу, сделал нас вместе с собою участниками ее. Но Христос, Своею жизнью по человеку, через дела явив всякое послушание, освободил наше естество от этой смерти. Подобало же, конечно, не только то самое человеческое естество, которое было в Нем воспринято, но и весь человеческий род обессмертить и возвести к общению с той жизнью, которая со временем и для тела будет ходатаем вечной жизни, как, напротив, та смерть души явилась причиной смерти и для тела. Поэтому было вместе и весьма необходимо, и весьма полезно как показать это домостроительство, так и представить Его образ жизни для подражания: ибо Бог предлежит созерцанию для подражания Ему, как для человека, так и для добрых Ангелов. Поскольку же с высоты этого созерцания мы некогда спали вниз, сами себя лишив этого, то, по преизбытку человеколюбия, снисходит к нам вышний Бог, отнюдь не уменьшая Своего Божества; и, пожив вместе с нами, представляет Себя в пример возвратного, подъемного пути к жизни.

Всякий предающийся услаждениям расслаблен душой, лежит на одре сладострастия с соответствующей этому расслабленной распущенностью тела. Но когда, убежденный евангельскими увещаниями, покаявшись, он восторжествует над своими грехами и над порожденной ими расслабленностью души, тогда его приносят к Господу эти четверо: презрение к себе, Исповедь согрешений, обещание воздерживаться от зла и молитва к Богу. Но они не могут приступить к Богу, если только не раскроют крышу, разметав черепицу, глину и другой материал. Кровлей же в нас является мыслительная часть души, как все в нас покрывающая. Она заключает в себе как бы многочисленный нагроможденный материал – все, что имеет отношение к страстям и к земному. И вот, когда эта кровля будет разрушена и уничтожена теми четырьмя, тогда действительно мы сможем припасть и приступить к Господу и получить от Него исцеление.

Как если на угли положишь что-нибудь ароматное, ты привлечешь и удержишь приходящих, а если нечто зловонное и неприглядное, то оттолкнешь их и отвратишь, — так и относительно помыслов: если возымеешь священную заботу и тщание о них, сделаешь себя достойным Божественного посещения: потому что это-то и есть благоухание аромата, которое Господь обоняет; если же будешь питать дурные, и грязные, и земные помыслы, то будешь далек от Божественной неги, сделав себя, увы, достойным того, чтобы Бог отвратился от тебя! «Нечестивые не пребудут пред очами твоими» (Пс. 5:6), говорит Богу Псалмопевец. Потому что когда Закон предписывает: помнить во всем Господа Бога, «сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая» (Втор. 6:7), и Евангелие говорит: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную» (Ин. 5:39), и Апостол увещевает, говоря: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5:17), — то и задерживающий свой ум в земных помыслах, конечно, является преступником, а не тем ли более тот, кто погрязает в дурных и грязных?

О страданиях

Тем... которые в следовании <Господу> подвергли свою жизнь опасности, Господь воздает жизнь вечную... Господь Сам Себя предал на смерть за нас; нас же, не ради Себя, но ради нас самих же увещевает быть готовыми на смерть; и показывая, что это именно ради нас самих, Он прибавляет: Если кто хочет душу свою спасти, погубит ее, а кто погубит душу свою Меня ради и Евангелия, тот спасет ее (Мк. 8: 35). Что же означают эти слова: если кто хочет спасти... погубит, и кто погубит... спасет? — Человек сугуб: внешний, имею в виду — тело, и внутренний наш человек, именно — душа. Потому, когда внешний наш человек предаст себя на смерть, этим он губит свою душу, обитающую в нем; когда же за Христа и за Евангелие он таким образом погубит ее, тогда-то воистину спасет и приобретет ее, доставив ей небесную и вечную жизнь, и в всеобщем Воскресении имея ее таковой, благодаря ей и сам, имею в виду — и по плоти, он станет таким же, небесным и вечным. Любящий же свою душу, но по причине любви к привременному этому веку и к тем вещам, которые принадлежат этому веку, не готовый таким образом <т. е. за Христа и Евангелие> погубить ее, нанесет ущерб своей душе, лишив ее истинной жизни, и сам вместе с нею подвергнется каре, предав ее, увы, на вечное мучение. И как бы оплакивая такого человека и показывая весь ужас положения, Всемилостивый Владыка говорит: Какая же польза человеку, если мир весь приобретет, душу же свою погубит; или что даст человек взамен за душу свою (Мф. 16: 26). Ведь не сойдет с ним <в гроб> слава его, ни иная какая из почитаемых в веке этом почестей и услаждений, которые он предпочел спасительной <для его души> смерти <за Христа и Евангелие>. Какую же вещь он нашел бы среди вещей века этого, которая была бы выкупом за разумную душу, для которой и весь мир не равнозначащий?