Григорий Палама
Тематика цитат

Цитаты:

Воистину, дивен Бог во святых Своих (Пс. 67,36). Потому что, когда кто-нибудь обдумает превосходящие естество борения мучеников, как, будучи в немощи плоти, они посрамили сильного во зле, как. как бы не ощущая страдания и раны, они телом боролись с огнем, мечом, с различными и губительными обликами мучений, терпением оказывая сопротивление; и в то время как тела крошились и рвались суставы и дробились кости, они верно соблюдали исповедание Христа здравое и неразоренное и неповрежденное и непоколебимое, вследствие чего им и была благодатно дарована премудрость Духа и гигантская сила; или когда кто представит себе терпение преподобных, как они, как бы будучи бесплотными, выносили длительные пощения, бдения и иные разновидные злострадания тела, и притом добровольно, в борьбе против лукавых страстей, против различных видов греха, во внутренней и и пас самих сущей невидимой брани против начал, против властей, против духов зла, до конца противоставившись им, и внешнего человека истощая и умерщвляя, внутреннего же обновляя и обожествляя, благодаря чему им благодатно были дарованы дар исцеления и действие силами, гак что, когда кто рассудит и подумает о том, насколько это превосходит наше естество, то удивляется и прославляет Бога, давшего им таковую благодать и силу, ибо хотя они и имели благое произволение, но без Божией силы не возмогли бы стать выше естества, и сущие в теле — одолеть бесплотного врага.

Итак, не только по сей причине общий им всем гимн приносит Божия Церковь, но еще и потому, что имеет заботу в течение Святой Четыредесятницы и следующей за ней Пятидесятницы все дела Божии объявить и воспеть. Итак, после того, как все было возвещено, как вы знаете, именно: как весь этот мир в начале был сотворен Богом; как Адам был извергнут из рая и от Бога; как был призван древний народ; как и он, согрешив, был отвергнут от близости к Богу; как Единородный Сын Божий, приклонив небеса, ради нас сошел и ради нас совершал невиданные вещи, и научил спасительному пути, страдал и умер за нас, был погребен, как человек, и как Бог воскрес тридневен, и на небеса, откуда и сошел, затем с плотию вознесся, и севши одесную Отца, послал оттуда Всесвятаго Духа. Итак, после того, как все это воспела Божия Церковь, ныне и остальное присовокупляя и вместе объявляя, именно: какие великие и сколь многочисленные плоды для вечной жизни собрало пришествие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и сила Всесвятаго Духа, — <Церковь> творит память Всех Святых вместе и всем гимн и честь воздает сегодня... Братия, святых Божиих каким образом почтим? — Если в подражание им очистим себя от всякой скверны плоти и духа и отступим от зла, как, наконец, чрез воздержание от зла побудимся к их  святости; если удержим язык наш от клятвы и клятвопреступлений, от пустословия и брани, и уста наши — от лжи и доносов, и таким образом принесем им хвалу. Если же мы не очищаем себя так, то справедливо каждый из нас услышит от них сказанное Богом грешникам: как это ты дерзаешь запоминать и произносить языком самые имена снятых и рассказывать их жития, исполненные добродетели и чистоты, в то время как сам ты возненавидел добродетельный образ жизни и отринул чистоту от твоей души и тела?! Аще видел еси татя, теки ее и с ним, и с прелюбодеем участие твое полагал еси. Уста твоя умножиша злобу, и язык твой сплеташе льщения <коварства>; седя па брата твоего клеветал еси, и па сына матере твоея полагал еси соблазн (Пс. 49, 18—20). Ни Бог, ни святые Божии не принимают хваления от таких уст, братие, ибо если всякий из нас, когда испачкает руку пометом, не допускает себе пользоваться ею, прежде чем не вымоет ее, — то примет ли Бог приносимое от нечистых тела и уст, если сначала мы не очистим себя? Потому что грех, коварство, зависть, ненависть, алчность, предательство, постыдные помыслы и слова и, последующие за ними, грязные дела гораздо отвратительнее помета. Но как очиститься от них снова тому, кто впал в это? — Покаянием, исповедью, деланием добра, прилежною молитвою к Богу.
Итак, когда в празднуемых памятях святых мы бываем праздны от наших работ и занятий, пусть наше занятие состоит в том, чтобы отступить и стать свободными от грехов и скверны, в которые кто впал. Если же и тогда <в праздники святых> мы балагурим во вред нашей душе и относимся равнодушно к празднику и пьянствуем, как можем, в то время как оскверняем день, говорить, что празднуем святых! Но не так будем праздновать, братия, молю, но представим и мы тела и души наши угодными Богу именно в эти праздничные дни, чтобы по молитвам святых и самим стать участниками славы и радости оной нескончаемой, что да будет и нам всем улучить благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава со Безначальным Его Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков.

О бесновании

Что касается того, кто не одержим злым духом, хотя и подвергается его внушениям, тот, когда возникнет к обращению — ибо он еще сохраняет власть над собою, — должен молиться и поститься, дабы чрез пост обуздать тело и удержать его восстание, чрез молитву же обездействовать и усыпить предрасположения и возбуждающие страсти помыслы, и таким образом он одержит верх над страстями, в молитве отгоняя сатанинский приступ и издевательство его. Но когда кто не только подвержен диавольскому внушению, но бывает и одержим им и терпит страдания, которые люди не в силах вылечить, ни сам он не может что сделать для своего выздоровления, тогда то самое, что он бы сделал, если бы имел свободный ум, это, совершаемое ради него со стороны... одухотворенных Божественным Духом людей, в величайшей степени будет содействовать для изгнания беса.

...У одержимых бесом сначала и больше иных частей тела подвергается бедствию мозг, ибо этот психический центр бес использует как некий плацдарм, откуда уже, как бы из некоей крепости, он угнетает все тело; а когда бедствует мозг, тогда на нервах и на суставах тела выделяется некий воспалительный процесс, препятствующий нормальной функции, исходящей из психического центра, и на основании этого происходит смятение и разбитость, и бессознательные движения всеми управляемыми волею частями тела и особенно челюстями, как наиболее близкими к первично пострадавшей части <т. е. к мозгу>. Вследствие же большой выделяемости влаги, стекающейся к устам через каналы, и по причине близости к мозгу, когда усиленное дыхание не может правильно происходить вследствие нарушенности правильности функций органов, у несчастных появляется пена на устах. Поэтому-то бесноватые испускают пену и скрежещут зубами, страшно ударяющимися друг о друга в безумном возбуждении. Оцепеневает, сохнет же он после сего по причине тяжкого бесовского вреда: ибо как вследствие действия солнечных лучей создающиеся пары, затем, если эта теплота увеличивается, ею же, наконец, и уничтожаются, рассеявшись, так происходит и от бесовского вреда: издаваемая влага внутренностей, немного затем, когда это вредное бесовское действие увеличивается, израсходуется, как и вообще свойственная телу влага, и сей бесноватый в результате этого сохнет, т. е. оцепеневает.

Поскольку же, все совершив и ничего не оставив несделанным из того, что нужно было сделать, Он <Господь> увидел, что зло, по свободному нашему произволению, до такой степени возрастает, лучше же сказать — увидит, что оно достигает наивысшей степени, так что люди, оставив самого истинного Бога и самого истинного Христа, поклонятся тогда антихристу и послушают его. Тогда Сам Он сойдет с небес с силою и славою многой, уже исполненный не долготерпения, но имеющий покарать тех, которые, по причине злых дел, сокровиществовали себе гнев Божий, в то время когда эта земная жизнь была временем долготерпения Его; и, как сгнивший член, отсекнув и предав огню неизлечимых, Он близких Ему, искупив от оскорбительного отношения и совместной жизни со злыми людьми, сделает их наследниками Небесного Царства. Немедленно после отвратительной антихристовой дерзости Содержащий все приведет все в потрясение, согласно сказанному через Пророка: к тому же зараз Я потрясу не только землю, но и небо (ср.: Агг. 2, 22). Итак, Он потрясет мир, и расторгнет высочайший предел всего, и совьет небесный свод, и землю примешает огню, и разрушит все. С высоты, как бы некие несметные удары молний, пошлет Он множество звезд на головы боготворящих лукавого. Прежде всего, с той целью, чтобы поверившие антихристу отрезвились от тех обольщений, которые опутали их ум. Затем Он явится с неизреченною славою и слышным для всех голосом трубы оживит всех от века усопших, как некогда оживил он нашего праотца дуновением Своим, и представит их живыми перед Собою. А нечестивых ни на Суд Он не приведет, ни одним словом не удостоит их: потому что, согласно Писанию, не на Суд воскреснут нечестивые, но — на осуждение.

...Сегодня... нам предлежит слово о Втором Пришествии Христовом, и связанном с ним трепетнейшем Суде, и о тех непостижимых вещах, которые должны будут совершиться из-за него, которые ни глаз не видел, ни ухо не слышало, ни на сердце человека, не озаренное Божественным Духом, не всходили, но которые превосходят не только человеческие ощущения, но и ум и разум человеческий. Ибо хотя Он — всеведущий и имеющий судить всю землю, учит нас о сем, однако снисходит к нашей возможности разумения, представляя соответствующие понятия. Посему и «молния», «облака», «трубный звук», «престол» и подобное сему вводится, хотя, согласно Его возвещению, мы ожидаем новые небеса, когда нынешние изменятся. Если же только сказанное, и то сказанное таким образом, — доступно пониманию исполняет душу разумно слушающих страхом и трепетом, то что же будет тогда, когда это будет самой вещью совершаться?!

Большого плача достойны те, которые имеют и удерживают сокровища, превышающие ежедневные потребности, или еще стараются их увеличить, те, которым заповедано любить ближних, как самого себя, но они даже и за прах земной его не признают! Не означает ли это, что серебро и золото мы возлюбили больше, чем братьев? Но обратимся и покаемся, и, помогая нуждам бедствующей в нашей среде братии, сделаем их участниками того имущества, которым обладаем. И если мы не решимся боголюбиво израсходовать все наше имущество, то хотя бы немилосердно не задержим все при себе. Но смирим себя пред Богом и получим от Него прощение, ибо Его человеколюбие восполняет наш недостаток. Но только поступим так, чтобы не пришлось... услышать страшные слова: «идите от Меня, проклятые» (Мф. 25, 41). О, как много это заключает в себе: удалитесь от жизни, будьте исключены от наслаждения и лишены света.

...Сотворим себе милость, братие, тем что окажем милость братиям; чрез сострадание — приобретем сострадание; сделаем добро — дабы нам было благо: соответственное будет воздаяние; но только паши доброделание и человеколюбие, и любовь, и милосердие, и сострадание — ни по достоинству, ни по мере не равняются награде, ибо ты даешь из того, чем обладает человек, и насколько человек в силах делать добро, — воспринимаешь же сторицей из божественных и неиссякаемых сокровищ и Вечную Жизнь, и будешь облагодетельствован из того и насколько облагодетельствовать может Бог, а это  — ихже. око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2, 9). Итак, проявим тщание, дабы нам получить богатство милости; немногими деньгами купим вечное наследие; убоимся подобающим образом проклятия немилостивым, дабы вследствие сего не стать нам осужденными; да не убоимся, что, давая милостыню, мы обеднеем: ибо и мы услышим от Христа: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте Царство (ср.: Мф. 25, 34). Убоимся и все соделаем, дабы не явиться нам, вследствие бездушия, чуждыми любви к Богу: ибо не любяй брата своего, егоже виде, говорит Евангелист, Бога, Егоже не виде, како может любити? (1 Ин. 4, 20), а не любящий Бога, как возмог бы быть с Ним? А тот, кто не с Ним, тот отойдет от Него, а отходящий от Него, конечно, впадет в геенну.

...Плача достойны те, которые сокровища, превышающие ежедневные потребности и имеют, и удерживают, или еще и стараются их увеличить; и те, которым заповедано любить ближнего, как самого себя, даже и за прах земной его не признают! Не означает ли это, что серебро и золото мы возлюбили больше, чем братьев? Но обратимся и покаемся, и, помогая нуждам бедствующей в нашей среде братии, (делаем их участниками того имущества, которым обладаем; и если мы не изберем боголюбиво израсходовать все наше имущество, однако же да не задержим немилосердно все за собою; но одно, действительно, сделаем, а за то, что отстали в другом, смирим себя пред Богом, и получим от Него прощение, ибо Его человеколюбие восполняет наш недостаток; но только поступим так, дабы не случилось, — да не будет сего! — услышать те страшные слова, как написано: Тогда речет сущим ошуюю Его: идите от Мене, проклятии (Мф. 25, 41). О, как это много заключает: удалитесь от жизни, будьте исключены от наслаждения, лишены света!

Рождается <Христос>... от Святой Девы, единый от века неповинный греху, Единый Сущий достойный того, чтобы отнюдь не быть оставленным от Бога. И прежде чем познать зло, Он избирает добро, как это сказано в пророчестве (см.: Ис. 7, 15—16), и жительствует жизнью совершенно непорочной Тот, Кто справедливо и заслуженно не заслужил того, чтобы быть оставленным Богом, поскольку и Сам Он не оставил Бога, как первый Адам оставил Его, преступивши заповедь, но Он, быв исполнителем каждой Божией заповеди, всего Закона Божиего, этим самым справедливо был свободен от диавольского рабства. И таким образом, победивший некогда человека диавол бывает побежден Человеком, и некогда победивший созданное по образу Божиему естество, и по сему весьма чванившийся, свергается с чванства, и вот человек восстает от душевной и истинной смерти, той смерти, которою он умер немедленно после того, как вкусил от запретного древа; смерти, которой угрожал Бог Адаму и Еве прежде преслушания, говоря им: В оньже аще день снесте от него, смертию умрете (Быт. 2, 17); поэтому после преслушания мы были осуждены па смерть тела, поскольку тогда Бог так сказал Адаму: земля еси, и в землю отидеши (Быт. 3, 19). Ибо как оставление тела душою и отделение ее от него является смертью тела, так и оставление души Богом и отделение ее от Него является смертью души, хотя иным образом она и остается бессмертной; ибо хотя она, будучи отделена от Бога, становится гнусной и неключимой, даже больше, чем труп, но в то же время она не растворяется после смерти, как это бывает с телом; потому что она имеет свое бытие независимо от состава элементов.

...Если все исполнено чуда, и то, что из несуществующего пришло в бытие, является божественным и славным делом, то насколько чудеснее и божественнее и еще более долженствует воспеваться нами то, что из разряда творений стало Богом, и не просто Богом, но тем именно, Что является истинно Богом, и это тогда, когда наше естество и не возмогло и не пожелало сохранить оное достоинство, в котором было создано, и посему справедливо было отвержено в нижайший элемент земли? И до такой степени велико и божественно, неизреченно и непостижимо то, что наше естество стало одно с Богом, и чрез сие нам было даровано возвращение к лучшему состоянию, что и для святых Ангелов и людей и даже для самих пророков, хотя они и зрели действием Духа, оно пребывало воистину непознаваемым, от века сокровенным таинством.

...Сын Божий стал Человеком для того, чтобы явить на какую высоту Он нас возводит, дабы мы не гордились, как будто своими силами мы — победители; чтобы, будучи Сугубым, воистину быть Посредником, соединяя воедино, посредством каждой <из этих двух природ Богочеловечества Своего>, обе части; чтобы разрешить узы греха; чтобы очистить скверну, прибывшую от греха плоти; чтобы явить Божию любовь к нам; чтобы показать, в какую глубину зла мы впали, так что для спасения нашего долженствовало быть Воплощение Божие; чтобы стать примером для нас смирения, которое заключает в себе плоть и страдание и которое является целительным врачевством гордости; чтобы показать, что наше естество было создано добрым от Бога; чтобы стать Начальником и Удостоверителем Воскресения и Вечной Жизни, истребив безнадежие; чтобы, став Сыном Человеческим и став участником смертности, сделать людей сынами Божиими, сделав их общниками Божественного бессмертия; чтобы показать, насколько естество человеческое преимущественно пред всеми творениями было создано по образу Божиему, ибо настолько у него была близость к Богу, что и стало возможным сойтись ему с Ним во едину Ипостась; чтобы почтить плоть <и то — смертную ее>, дабы высокомерные духи не считали себя и не считались бы более достойными чести, чем человек, и боготворили себя по причине бесплотности и кажущегося бессмертия; чтобы сочетать раздельно стоящих, согласно естеству, людей и Бога, Сам по естеству став сугубым Посредником. И что за нужда много говорить, — если бы не воплотилось Божие Слово, тогда ни Отец не явился бы как истинно Отец, ни Сын как истинно Сын, ни Дух Святый, и Сам происходящий от Отца, ни Бог в существе и Ипостасях, но представлялся бы созданию как некая Сила, именно как и говорили безумные древние мудрецы...

...Духовная и общая мать и кормилица наша — Христова Церковь — днесь еще явнее, еще более всемирно возвещает о просиявших в благочестии и в добродетели. Возвещая же о их Всесвященных Соборах и вынесенных на них Божественных догматах, она вместе с этим отвергает в основных чертах приверженцев нечестия <ересей> и их злостные построения и мнения, дабы мы истинно отвращались их. Последуя же божественно мыслящим, веровали во Единого Бога Отца, Сына и Духа Святаго, от Которого и Которым и в Котором вся быша; Который есть прежде всего, и над всем, и во всем, и превыше всего; Единица в Троице и Троица во Единице, несмешенно соединенная и нераздельно различаемая; Единица, Она же и Троица Всемогущая. Отец безвременный, и безначальный, и вечный Единый — Вина и Корень созерцаемого Божества в Сыне и в Святом Духе: не Единый Творец, но только Единый Отец Сына и Духа Святаго Изводитель: присно сущий и всегда сущий Отец и вместе Изводитель, Которого Сын Единый совечен Ему и в отношении времени со-временен, но не безначален <т. е. имеет вину Своего бытия>, как имеющий Отца Своим Родителем, и Корнем, и Источником, и Началом, от Которого Единого прежде всех веков произошел, но не отделился: Бог от Бога; не инаковый — как Бог, но иной — как Сын; присно сущий и всегда сущий Сын и всегда у Бога несмешенно сущий; Слово Живое, Свет Истинный, Воипостасная Премудрость, Вина и Начало всего сущего, так как Им вся быша <сотворено> (ср.: Кол. 1, 16); Который при завершении веков, как предрекли Пророки, Сам Себя истощил, восприяв ради нас свойственный нам облик. Благоволением Отца и содействием Святаго Духа был зачат и родился от Приснодевы и, как истинно воплотившийся, стал подобен нам во всем, за исключением греха; пребывая, как был, Богом истинным во единой Ипостаси и после воплощения; действуя все Божественное, как — Бог; и все человеческое, как — человек, и подвергаясь непорочным человеческим страданиям, будучи бесстрастным, и бессмертным, и вечным, как Бог; и был распят, и умер, и был погребен, и в третий день воскрес; и смертию и воскресением Своим упразднил имущего державу смерти; и по воскресении являлся, и вознесся на небеса, и воссел одесную Отца, сделав наше естество единочестным и сопрестольным, как участника Божества, и с этим естеством <т. е. в человеческой природе, воспринятой Им в воплощении> снова со славою приидет судить живых и мертвых, призванных вновь в жизнь силою Его Пришествия, и воздать каждому по делам его.

Поскольку невоздержанность проявляется чрез все чувства, то на всех них наложим воздержание. Если же ты постишься в пище, глаза же имеешь совратителем к прелюбодеянию в тайниках твоей души и к любопытству и злословию, слух же — воспринимающим бесчинства и блудные песни и недобрые клеветнические нашептывания; и иные чувства, последовательно вредящие, то какая польза от поста? — Конечно никакой! Ибо ты бежишь от одного вида зла, чтобы тем самым бежать и от того другого зла,  которому ты даешь вход в свою душу, допуская оное первое зло... Ибо, поскольку мы составлены из души и тела, не из одного только тела, но и из души... то тот лишь пост истинный, который распространяется на все, и все очищает, и все врачует; ибо сладостно и благостно — лечение души постом; и посему-то Отцы наши установили его для нас.