Симеон Новый Богослов
Тематика цитат

Цитаты:

Христос хотя называется Светом и Солнцем, но есть выше света и солнца, как Творец и Владыка света и солнца. Он есть Жизнь и Животворец, есть Истина, Правда и Освящение, прост, несложен, благ, — есть всякое благо и превыше всякого блага. Как Истина, коею Он есть и именуется, бывает Он истиною для кающихся и обращающихся к Нему истинно; как Правда, бывает Он праведностью для возненавидевших всякое зло и неправду; как Освящение, освящает Он омывших и очистивших себя слезами; как Простый, простым обретается Он в тех, кои не таят в себе никакого лукавства или злобы; как Несложный, несложным является Он в тех, которые не имеют никакого злоухищрения, или двоеумия, или двоедушия, или безверия душевного; как Благий, благим открывается Он в тех, которые духовных дел покаяния не стесняют делами телесными или мирскими заботами и хлопотами, и не мешают мирского с духовным, но приступают к Нему в незлобии, обнаженными и простыми в настроении сердца и произволении души, коих простоту и непытливость приемлет Бог и в короткое время наполняет их всяким добром, и как только откроется и явится в них, тотчас делает их причастниками таких благ, которые превосходят всякий ум и всякое помышление.

Диавол... как слепой и бессмысленный, восстал против Него <Христа> бранью, но это попущено было для того, чтобы совершилось некое великое и страшное таинство, именно, чтобы пострадал Христос безгрешный и через то получил прощение Адам согрешивший. Для этого вместо древа познания был Крест, вместо ступания ног, которыми прародители шли к запрещенному древу и вместо простертия рук их, которые простирали они, чтобы взять плод древа, были пригвождены ко Кресту непорочные руки и ноги Христовы, вместо вкушения плода было вкушение желчи и оцта и вместо смерти Адама смерть Христова. Потом что было? Лежал Христос во гробе три дня, ради таинства Пресвятой Троицы, чтобы показать, что хотя воплотился и пострадал один Он — Сын, однако Домостроительство это есть дело Пресвятой Троицы. В чем же это Домостроительство? Одно Лице Святой Троицы, именно, Сын и Слово Божие, воплотившись, принес Себя плотию в жертву Божеству Отца и Самого Сына и Духа Святаго, чтобы благоволительно прощено было первое преступление Адама ради сего великого и страшного дела, т. е. ради сей Христовой Жертвы, и чтобы силою Его совершалось другое новое рождение и воссоздание человека во Святом крещении, в коем и очищаемся мы водою, срастворенною с Духом Святым.

Поелику Бог всего сущего, Господь наш Иисус Христос, сошел на землю и соделался человеком дли того, чтобы воссоздать и обновить человека и низвесть благословение на всю тварь, подвергшуюся проклятию за человека, то, во-первых, оживотворил Он воспринятую Им душу, и обожил ее, пречистое же и Божественное Тело Свое, хотя и соделал Божеским, но носил его тленным и грубо вещественным. Ибо то тело, которое вкушает пищу, пьет и утруждается, испускает пот, связуется, заушается, пригвождается ко Кресту, очевидно, тленно есть и вещественно, потому что все сказанное есть принадлежность тела тленного. Почему оно и умерло, и положено во гроб мертвым; после же тридневного Воскресения Господня и Тело Его воскресло нетленным и Божественным. Почему, когда изшел Он из гроба, не разрушил печатей, бывших на гробе, и после входил и выходил дверем заключенным (ср.: Ин. 20, 19). Но почему вместе с душею тотчас же и тела Своего не сделал Он нетленным и таким духовным? Потому что Адам, преступив заповедь Божию, душею тотчас умер, а телом умер уже спустя столько лет. В соответствии этому и Господь Спаситель прежде воскресил, оживотворил и обожил душу, которая тотчас по преступлении заповеди понесла епитимию смерти, а после благоволил Бог устроить, чтобы и тело Его восприяло нетление Воскресения, как и во Адаме оно спустя много лет понесло епитимию смерти. Но не это только сделал Христос, но и сошел во ад, освободил от вечных уз и оживотворил души святых, которые там содержимы были, но тел их не воскресил тогда же, а оставил их в гробах до общего Воскресения всех.

Царствие Божие в нас есть, когда Бог бывает с нами в единении, благодатию Пресвятаго Духа. Бог был в единении с нами от начала создания Адама; но когда праотец наш прельстился и согрешил, Бог удалился от нас, удалилось вместе с тем от нас и Царствие Его. Ибо невозможно, чтобы Всесвятый и Всеблагий Бог был в единении с тем, кто возлюбил грех и зло. Чтобы опять возвратился к нам Бог и опять пришло к нам Царствие Его, надлежало нам престать и очиститься от грехов. Но как мы не могли сего сами собою сделать, как измаранное платье не может отмыться само собою, и еще без воды, то пришел наконец Сам, могущий обмыть нас и очистить, чтобы очистить нас, и очистив, Богу открыть вход в нас и Царствие Его вселить в нас. Сие совершается в Таинстве Святого крещения, а кто согрешит после крещения — в Таинстве покаяния.

...Те, которые путешествуют по суше, имея в виду достигнуть до какого-либо города, не говорят, что избавились уже от всяких бед, когда успеют переехать такую-то реку, или такую-то гору, или миновать таких-то разбойников; ибо может случиться, что нападут на другого какою убийцу или на какого-либо зверя и убиты будут или встретят еще реку глубокую и утонут в ней. Даже когда уже избавятся, с помощию Божиею, от всякого искушения и всякой смертной опасности и приближатся к городу , и тогда не могут еще сказать, что благополучно совершили путь свой; потому что, если, миновав столько опасностей, зазеваются и перестанут спешить, затворят ворота города, и они останутся вне, — и не знать еще, что может случиться с ними до завтрашнего дня.
Представь себе теперь, что этот город есть Царство Небесное, ночь — смерть каждого, завтрашний день — Второе Пришествие Христово, которое есть день Суда. Итак, кто не постарается достигнуть Царствия Небесного и внити в него, пока находится в настоящей жизни, и в то время, как выйти душе его из тела, окажется находящимся вне сего Царствия, — найдет на него ночь, т. е. смерть, — и не знать, что будет с ним в завтрашний день, т. е. в день Суда, — позволят ли, или не позволят ему войти в град Царя Великого.

...Владыка и Бог всяческих, Господь наш Иисус Христос имеет воссиять тогда <в конце мира>, сиянием Божества, и блистанием Владычним закроется это чувственное солнце, так что его совсем не будет видно, померкнут звезды, и все видимое свиется, как свиток, т. е. отстранится, давая место Творцу своему. И будет один Он — и день вместе и Бог. Тот, Кто теперь для всех невидим и живет во свете неприступном, тогда для всех явится таким, каков есть во славе Своей, и все исполнит светом Своим, и станет для святых Своих днем невечерним и нескончаемым, преисполненным непристающей радости, а для грешников и нерадивых, подобно мне, пребудет совершенно неприступным и незримым. Так как они, когда жили в настоящей жизни, не потщились очиститься, чтобы узреть свет славы Господа и Его Самого приять внутрь себя, то и в будущем веке по всей справедливости Он будет им неприступен и незрим.

О печали по Богу

Плач, источающий непрестанные слезы... Чудо неизъяснимое! Текут зримые слезы из очей и омывают незримую душу от греховных скверн; падают на землю, но низлагают демонов и освобождают душу от невидимых уз греха. О, слезы! Вы, источаясь от действия Божественного просвещения, отверзаете самое Небо и низводите Божественное утешение. От этого утешения и духовной сладости, какие испытываю, опять говорю и многократно буду повторять то же, что где слезы с истинным ведением, там и осияние Божественного света, а где осияние этого света, там и дарование всех благ, там и печать Духа Святого внутри сердца, и произрастающие от Духа Святого плоды жизни. От слез приносится Христу кротость, мир, милостивость, любовь, доброта, благость, вера, воздержание. От слез происходит то, что иной любит врагов своих и умоляет о них Бога, радуется в искушениях и хвалится скорбями, смотрит на грехи других как на свои собственные и плачет о них, и с готовностью предаст жизнь свою на смерть за братий своих.

Каждый день слышу, как многие христиане говорят: если бы и мы были во времена апостолов и сподобились видеть Христа Господа, и мы были бы святы, как они. И не знают они, что Тот, Кто говорил во времена апостолов, говорит и теперь во всем мире. Он и в действиях Своих тот же, каким был в древние времена. Об этом говорит Он Сам, что как Отец всегда – в Сыне, так и Сын – в Отце, как Отец всегда делает, так и Он всегда делает.Но, может быть, кто-нибудь скажет, что совсем не одно и то же – видеть Самого Христа телесно, как тогда видели Его апостолы, и только слышать слова Его, как слышим теперь мы, учась от других всему, что говорится в Евангелиях о Христе и Царстве Его. И я тоже говорю, что теперешнее совсем не равно прежнему, оно несравненно больше. И теперь проще прийти к совершенной вере, чем тогда, когда люди видели Господа на земле и слышали слово Его. Ибо тогда Господь наш являлся человеком простым, смиренным, каким и признавали Его неблагодарные иудеи, а теперь проповедуется как Бог Истинный. Тогда, общаясь с людьми. Он ел с мытарями и грешниками. А теперь сидит одесную Бога и Отца и питает, как веруем, весь мир. И не только это, но веруем и говорим, что без Него ничто не существует. Тогда уничижали Его самые ничтожные люди, говоря: «Не плотник ли Он, Сын Марии?» (Мк. 6, 3). А теперь поклоняются Ему цари и князья как Сыну Истинного Бога и Богу Истинному. И Он прославляет всех, поклоняющихся Ему в духе и истине, хотя и наказывает их иногда, если согрешают, чтобы сделать их из глиняных и хрупких – твердыми и крепкими более всех людей, живущих под небесами. Тогда считали Его одним из людей, тленным и смертным, и было важно и удивительно, если кто-нибудь полной верой признавал Его Творцом неба и земли и всего, что в них. <Тогда Он был Богом непрославленным и невидимым. Он пришел в образе раба, приняв тело человеческое, и по всему был подобен людям, ибо ел, пил, спал, уставал, проливал пот и делал все, как другие, кроме греха.> И когда Петр исповедал: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго», то Владыка похвалил его: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это <то есть чтобы ты познал Истину>, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 16, 17). А теперь нет ничего удивительного в том, что Господь Иисус проповедуется Сущий во Славе. Я даже полагаю, что кто теперь, слушая Христа, ежедневно взывающего к нему в святых Евангелиях и объявляющего волю благословенного Отца Своего, не повинуется Ему со страхом и трепетом и не соблюдает заповедей Его, тот, если бы и тогда был, и видел бы Самого Христа, и слушал Его учение, не уверовал бы в Него; боюсь даже, не стал ли бы поносить и злословить Его.

О крестном знамении

Поскольку Крест сделался как бы жертвенником Страшной Жертвы, ибо на Кресте умер Сын Божий за падение людей, то справедливо мы и чтим Крест, и поклоняемся ему, и изображаем его, как знамение общего спасения всех людей, чтобы поклоняющиеся древу Креста освобождались от клятвы Адамовой и получали благословение и благодать Божию на исполнение всякой добродетели. Для христиан Крест – величайшая слава и сила, ибо вся наша сила – в силе распятого на Кресте Христа, и все возвеличение наше и вся слава наша – в смирении Бога, Который до того смирил Себя, что благоволил даже умереть между злодеями и разбойниками. По этой причине христиане, верующие во Христа, знаменуют себя крестом не просто, не как попало, не с небрежением, но со всем вниманием, со страхом, с трепетом и с крайним благоговением. Ибо образ Креста показывает примирение и содружество, в какое вступил человек с Богом. Поэтому и демоны боятся образа Креста и не терпят видеть знамение креста изображаемым даже и на воздухе, но бегут от него тотчас, зная, что Крест есть знамение содружества людей с Богом и что они, демоны, как отступники и враги Богу, удаленные от Его Божественного лица, не имеют более свободы приближаться к тем, кто примирился с Богом и соединился с Ним... Если же и кажется, что они искушают некоторых христиан, пусть знает всякий, что они борют тех, которые не познали как следует высокое таинство Креста. Те же, которые уразумели это таинство и на самом деле опытно познали власть и силу, какую имеет Крест на демонов, познали также, что Крест дает душе крепость, силу, смысл и божественную мудрость,– эти с великою радостью восклицают: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира (Гал. 6, 14).

О животных

Все твари, когда увидели, что Адам изгнан из рая, не хотели, как прежде, повиноваться ему – преступнику. Солнце не хотело светить ему, луна и звезды не хотели показаться ему; источники не хотели источать воду и реки продолжать течение свое; воздух думал более не давать дышать согрешившему Адаму. Звери и все земные животные, когда увидели, что он обнажился от первой славы, стали презирать его; и все тотчас готовы были напасть на него. Небо как бы устремилось пасть на него и земля не хотела носить его более. Но Бог, сотворивший все и создавший человека, знал прежде создания мира, что Адам преступит Его заповедь, и имел предопределенную для него новую жизнь и воссоздание, какие он должен был получить через возрождение во Святом Крещении, в силу воплощенного Домостроительства Сына Своего и Бога нашего. Бог сдержал все твари Своей силой и по Своему благоутробию и Своей благости не дал им тотчас устремиться против человека. Он повелел, чтобы тварь осталась в подчинении ему и, сделавшись тленной, служила тленному человеку, для которого создана, чтобы, когда человек опять обновится и сделается духовным, нетленным и бессмертным, и вся тварь, подчиненная Богом человеку, в работу ему, освободилась от этой работы, обновилась вместе с ним и сделалась нетленной и как бы духовной. Все это предопределил Бог прежде сложения мира.