Исидор Пелусиот
Тематика цитат

Цитаты:

Крайне дивлюсь, что не всякий человек радуется одному и тому же; напротив того, одни, получив прощение в чем согрешают, возбуждаются тем к добродетели, а другие — к пороку; для одних благость оказывается спасительным пособием, а для других — гибельной отравой; одних укрепляет, других расслабляет; одних пристыжает, а у других похищает последний стыд. Да и немедленно подвергать наказанию не для всех одинаково бывает полезно. Одни жалуются на это, как на дело бесчеловечное, другие удерживаются от худого по страху, а не по любви; иные, препираясь с правосудием, покушаются делать неправду, а иные, избегая страдания, не делают того, что желали бы сделать, будучи лучше неуцеломудриваемых страхом, но хуже тех, которые делают добро по любви к нему, и хуже в такой мере, в какой сами лучше не боящихся наказания. Ибо одни избегают наказания, а другие — спасения; одни домогаются не потерпеть наказания, а другие — понести оное. Итак, поскольку спрашиваешь, что делать в столь великом замешательстве, то не могу сказать тебе точно; знает это Испытующий сердца; по крайней мере, как думаю, касательно малых грехов, если согрешающие втайне исправляются, надлежит показывать вид, что их и не знаешь; если же обращаются на худшее, после обличения и умеренного наказания, давать прощение, но когда грехи велики, употреблять его бережливее, уцеломудривать согрешающих и отлучением, и запрещением, пока не покаются, и тогда уже принимать.

Не нападая через меру. на людей и не клевеща на разумный род, но с великой пощадой Священное Писание изрекло: человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным и уподобися им (Пс. 48, 12). Ибо если исследуем в точности, то мы в опасности уподобляться не только скотам, но и неукротимым зверям; лучше же сказать, любитель гнусных страстей и их превосходит. И подлинно удивительно и странно то, что каждый зверь порабощен одному недостатку, а почитаемый человеком, совместив в себе все в совокупности недостатки, простирается далее их неразумия. И чтобы слова сии не показались тебе преувеличением, рассмотрим дело беспристрастно. Когда скачет кто, как вол, бьет ногами, как осел, ржет на женщин, как женонеистовый конь, предается обжорству, как медведь, утучняет тело, как меск, помнит зло, как верблюд, гневлив, как лев, хищен, как волк, язвит, как скорпион, хитр, как змея, соблюдает яд лукавства, как ехидна, собирает деньги, или, лучше сказать, грехи, как мухи едкую пыль; тогда возможно ли кому сего зверонравного причислить к людям, не усматривая в нем черт естества кроткого, но примечая смрад какой-то, по языческому баснословию, скиллы, химеры и гидры. Если же спросишь: поэтому что же надобно делать? — то отвечу тебе: должно непрестанно иметь в руках духовное зеркало, разумею Божественные Писания, в которых заключаются и история мужей добрых, и постановленные Богом спасительные законы. Ибо это зеркало не показывает только безобразие, но и прелагает оное, если пожелаем, в неизобразимую красоту.

Многие из людей... не потому, что любят правду, но потому, что применяют себя к держащимся еще менее правды, по сравнению с худшими составляют мнение о праведности, не вникая в Божественные заповеди, каковы они сами в себе, и не по их правилу благоустрояя собственную свою жизнь, но измеряя свое поведение поступками нерадивых ближних. Посему-то сказано и то, что желал ты дознать: всяк муж является себе праведен (ср.: Иов 4, 17), потому что слеп он для преспеяния ближнего, но зорко видит их недостатки, как и коршуны, мимо пролетая часто луга и сады, бросаются на мертвые тела. Посему Писание присовокупило: управляет же сердца Господь (ср.: Притч. 16, 9), или устранивших от себя такое мнение, или благоустроивших жизнь свою по Божественным заповедям, или превзошедших свойственное человеку и доблестным житием достигших высшего жребия и достоинства по сказанному: Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго вси (Пс. 81, 6).