Исидор Пелусиот
Тематика цитат

Цитаты:

О крещении

В Крещении подаются многие дарования Святого Духа, превосходящие естество наше
Иные, довольствуясь неполным пониманием дела, говорят, что младенцы омываются при Крещении от скверны, сообщенной естеству человеческому преступлением Адама. А я верую, что не это только одно совершается <ибо одно было бы еще не так важно>, но что подаются при этом и иные многие дарования, далеко превосходящие естество наше. Ибо в Крещении естество не только приняло все то, что было нужно к исцелению от греха, но еще и украсилось Божественными дарами. Не только избавлено от наказания и совлеклось всякого лукавства, но и возрождено свыше Божественным, превышающим разум... пакибытием; искуплено, освящено, удостоено усыновления, оправдано, сделано наследником Единородного Сына Божия и сотелесником Его Причастием Священных Таинств, стало Телом Его, соединилось с Ним, как тело с головою.

Велика Благость Божия и человеческая жестокость. Кто испросил себе отсрочку и получил прощение долга, тот, когда у него попросили отсрочки, не только не дал, но и заключил в тюрьму своего должника, не столько ему задолжавшего, сколько должен был сам: сам был должен десять тысяч талантов, а тот пятьдесят динариев. Потому евангельское слово, сравнивая человеческую доброту с Божией Благостию, справедливо назвало ее злом: «если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим...». Не всю природу обвиняет оно во зле <да не будет этого!>, ибо написано: «Благотвори, Господи, добрым» (Пс. 124, 4), и еще: «Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе» (Мф. 12, 35), но только сравнивая благость человеческую с Божией, назвало ее злом. Ибо далее сказано: «... тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7, 11).

О мести

Соглашусь, что отомстить — не есть что-либо несправедливое, но справедливо будет и тебе согласиться, что это не любомудренно. По крайней мере, если бы делалось это легко и без большей опрометчивости, то слово твое имело бы еще основание. Но если прежде, нежели наложено будущее наказание, требующий оного сам себя поражает тысячами бедствий, то лучше вместе с понесенною обидою не испытывать и других зол. А если сказанное кажется тебе загадкой, то попытаюсь сделать это ясным. Смотри, если пожелает кто отомстить, сколько потерпит он бедствий? Во-первых, приходит весь в раздражение и, во-вторых, терзается гневом <ибо сперва воспламеняется страсть, потом человек гневается и желает отмщения>, в-третьих, воздвигает тысячи волн, в-четвертых, проходит многочисленными путями помыслов, в-пятых, нападают на него страх, трепет, мучение, потому что и раздражение терзает и страх колеблет при мысли: удастся ли это, и чем кончится дело? Не представляется ли и тебе, что таковый, прежде нежели подвергнут будущему наказанию, сам на себя навлекает оное? Любомудрый же свободен от этого, и весьма справедливо; потому что он господин в этом деле, сам все устроил. А отмщающий ни в чем не волен, напротив того, потребны ему и время, и место, и хитрость, и преступление, оружия, ухищрения, ласкательство, рабство, лицемерие. Смотри, какое трудное дело — порок и какое легкое дело — добродетель? В какой мере один исполнен мятежей, а другая невозмутима? Как человек злой терпит множество бед, так любитель добродетели наслаждается тишиною. Кто мстит, тот готовит нескончаемую вражду; а кто вел себя любомудренно, тот приводит ее к самому скорому концу, почему даже человека грубого укрощает и привлекает в приязнь.

Спаситель ублажал миротворцев и возвестил, что сделаются сынами Божиими, во-первых, пребывающие в мире с собою и не воздвигающие мятежа, но прекращающие внутреннюю брань тем, что тело покоряют духу, водворяя мир и в других, живущих в раздоре и с собою, и друг с другом. Никто не вправе указывать другому того, чего не имеет сам. Поэтому удивляюсь ни с чем не сравнимой щедрости Божия человеколюбия. Господь обещает благие воздаяния не только за Труды и пролитие пота, но и за некоторый род наслаждения, так как выше всего, радующего нас, есть мир, а без него <когда он нарушен войной> ничто не приносит радости. Прекрасно сказано: миротворцы «будут наречены сынами Божиими» (Мф. 5, 9). Поскольку Сам Он, как истинный Сын, умиротворил всё, сделав людей орудием добродетели, небесное соединил с земным, справедливо сказал, что делающие, по возможности, то же самое будут удостоены того же наименования и возведены в достоинство сыноположения, которое и есть самый высший предел блаженства.