Амвросий Оптинский (Гренков)
Тематика цитат

Цитаты:

Ты иногда охотница старчествовать и поучать келейных, и тут тебе случаются иногда досаждения и укоризны, что ты по-своему без дальних объяснений называешь случающимися скорбями, умалчивая о неблагословенном своем учительстве, за которое мало того, что бывают укоризны и досаждения со стороны, но иногда попускается и сильная плотская брань. Поэтому нужно прежде самих себя вразумлять и обучать должному, без сомнения и ослепления, потому что ты бежала от м. П., как бы избегая похвалы, тебе приписываемой, а потом сама стала домогаться этого непрошеным учительством келейных, хотя ты этого до настоящего времени не заметила. Страсть славолюбия и любочестия тонка и многообразна, неуловима и неудобопримечаема. Преподобный Марк Подвижник пишет, что некоторые иногда видимо смиряются для того, чтобы уловить похвалу. Ты выход свой из кельи м. П. называешь искусством, а на самом деле оказывается в этом большое неискусство. Ты человек маленький, никому нет необходимости понимать твоих целей, а всякий старший и младший понимает и толкует теперь о тебе по-своему.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин повествует, что древние старцы, сошедшись, рассуждали о добродетелях – какая из них главнее и необходимее; одни из них выставляли пост и бдение, другие – нестяжание и презрение своих вещей, третьи – милостыню и иные – иное, и таким образом многая часть ночи прошла в этой беседе. Наконец, после всех Великий Антоний сказал: «Правда, все это полезно ищущим Бога, но добродетелям этим преимущество дать не попустим: то, что видим в постах и бдениях ходивших и нищету крайнюю претерпевших и милостыню исправлявших настолько, что не хватало им имений к раздаянию, но после всего этого окаянно отпадших от добродетели. Что их совратиться с правого пути заставило? Не что иное, по моему мнению, как не имели они правого и должного рассуждения.
Это учит человека оставлять во всем безмерие и шествовать путем царским, то есть средним. Оно не попускает человеку, чтобы от правой стороны обкрадываем был безмерным воздержанием, а от стороны левой не был развлекаем к нерадению и расслаблению. Если человек сам может рассуждать здраво и правильно, то сам да рассуждает; а если не может, да советуется, и благим советом да управляет свои дела.
Святой Иоанн Лествичник указывает путь к приобретению здравого рассуждения: «От послушания, – говорит он, – рождается смирение, а от смирения – рассуждение».

Держись более среднего тона, так будет благонадежнее и вернее. Письмо твое получил, в котором описываешь борьбу твою с помыслами, тебя огорчающими. Ты более всех трудишься, а другие этого не хотят ценить, и первая мать игуменья, которая со своей стороны мне пишет, что готова всячески тебя успокоить и сочувствует тебе в твоей борьбе, но не имеет возможности заставить других, чтобы ценили твои труды и хлопоты по обители.
Предлагаю тебе два средства к твоему успокоению.
Мать N. по болезни своей никак не согласилась бы принять настоятельство, а решилась принять его лишь ради того, чтобы вывести тебя из затруднительного положения, в котором ты находилась в N. монастыре, как сама ты все это мне объяснила. Помни это и не забывай. Когда это будешь помнить, то менее будешь претендовать на игуменью, когда она по должности своей и обязанности подает свой голос, так как и невозможно всегда молчать игуменье. А матери казначее следует иногда при других и промолчать до времени, когда делаются матушкой игуменьей о чем-нибудь вопросы, хотя бы после эти дела пришлось заканчивать матери казначее.
Так требует порядок духовный. Наедине матушке игуменье все можно говорить, а при других с осторожностью нужно заявлять свое ведение и значение, чтобы не соблазнять посторонних, которые могут говорить, что казначея берет верх над игуменьей. Есть мудрая пословица: «Тише едешь – дальше будешь».

Мать N.! Чадце мудреное и постоянства неимущее! То уже горе ты больше меры простираешься, то долу больше меры нисходишь, как это видно из письма твоего... Чтобы поправить сбивчивое свое положение, ты просишь дозволения заняться тебе преимущественно чтением духовным, а молитвенное правило ослабить. Но в Евангелии повелевается это творить и такового не оставлять. Этому правилу и последуй, держась всегда средины и умеренности в том и другом случае. Тогда и положение твое и расположение душевное уравняются. Святой Исаак Сирин говорит: «Умеренному и притрудному деланию цены нет». Так оно ценно, так полезно и спасительно, а крайности названы бесовскими, то есть от внушения и подстрекания бесовского происходящими, почему, несмотря на свою благовидность, всегда вред душевный приносят, избегая чего, попеременно читай и молись в меру, не ослабляясь совершенно ни от лености, ни от житейских забот, ни от претензий на других. Богомудрые отцы научают нас всегда и во всем лучше себя укорять и во всяком неприятном случае на себя возлагать вину, а не на других. Тогда и обретем покой и мир душевный и удержимся на истинном пути спасения.

О снах

Были примеры, что некоторые, доверяясь всяким снам, впадали в обольщение вражее и повреждались. Поэтому многие из святых возбраняют доверять снам. Святой Иоанн Лествичник в 3-м Слове говорит: «Кто верит снам, тот вовсе не искусен; а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр». Впрочем, этот же святой делает различие снов и говорит, каким верить можно и каким верить не должно. «Бесы, – пишет он, – нередко в Ангела светла и в лица мучеников преобразуются и показывают нам в сновидении, будто бы мы к ним приходим, а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостью и возношением; и это да будет тебе знамением прелести. Ибо Ангелы показывают нам во сне муки, и суд, и осуждение, а пробуждающихся исполняют страха и сетования. Когда мы во сне станем верить бесам, то уже и над бдящими нами будут насмехаться. Тем только верь снам, которые о муке и о Суде тебе предвозвещают, а если в отчаяние приводят, то знай, что и они от бесов».
А ближайший ученик Симеона Нового Богослова, смиренный Никита Стифат, еще яснее и определеннее пишет о сновидениях. Он говорит: «Одни из сновидений – простые сны, другие – видения, иные – откровения. Признак простых снов таков, что они не пребывают в мечтательности ума неизменными, но имеют мечтание смущенное и часто изменяющееся из одного предмета к другому; от таких мечтаний не бывает никакой пользы, и само это мечтание по возбуждении от сна погибает, почему тщательные и должны это презирать.
Признак видений такой, что они, во-первых, бывают неизменны и не преобразуются от одного в другое, но остаются напечатленными в уме в продолжение многих лет и не забываются. Во-вторых, они показывают событие или исход вещей будущих и от умиления и страшных видений бывают причиной душевной пользы и зрящего по причине страшного неизменного видения зримых приводят в трепет и плач; и потому видения таких зрений за великую вещь вменять должно тщательным.
Простые сны бывают людям обыкновенным, подверженным чревоугодию и другим страстям; по причине мрачности ума их воображаются и наигрываются разные сновидения от бесов. Зрения бывают людям тщательным и очищающим свои душевные чувства, которые через зримое в сновидении благодетельствуемы бывают к постижению вещей божественных и к большему духовному восхождению. Откровения бывают людям совершенным и действуемым от Божественного Духа, которые долгим и крайним воздержанием и подвигами и трудами в Боге достигли степени пророков Церкви Божией, как говорит Господь через Моисея: «если будет у вас пророк, во сне явлюсь ему и в видении говорю к нему» (Чис. 12:6). И через пророка Иоиля: «И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения» (Иоиль 2:28)».

Тщательный может извлекать себе пользу и из самых простых снов, познавая через них расположения и действия своей души и тела. Познав наклонности и недуги свои внутренние, он может, если хочет, употребить и приличные для них врачевания. Склонный к сребролюбию видит во сне золото, которое он умножает с избытком или скрывает в тайном месте, или подвергается суду как немилосердый, или отбирает у других. Подверженный сластолюбию и невоздержанию видит во сне или различные снеди, или предметы соблазняющие. Недугующему гневом и завистью в сновидениях представляется, будто он гоним или зверьми, или ядовитыми пресмыкающимися, или вообще подвергается каким страхованиям и боязни. Если кто любит суетную славу, то мечтаются ему похвалы и торжественные встречи от людей, начальственные и властительские престолы. Исполненный гордости и кичения мечтает во сне, будто он разъезжает на великолепных колесницах, и иногда будто на крыльях летает по воздуху или все трепещут его великой славы. Напротив же, боголюбивый человек, будучи тщательным в делании добродетельном и праведен в подвигах благочестия (то есть не уклоняясь ни в безмерность, ни в оскудение) и будучи чист душою от пристрастия и привязанности к вещественному и чувственному, видит в сновидениях исход вещей будущих и откровение вещей страшных и, пробуждаясь от сна, застает себя всего молящегося с умилением души и тела, так что находит на щеках своих слезы, а в устах беседу с Богом.