Амвросий Оптинский (Гренков)

Амвросий Оптинский (Гренков)

Преподобный (1812–1891)
Тематика цитат

Цитаты:

Сама ты написала, что скорбишь о своем излишнем беседовании и ревнуешь о благоразумном молчании, а с компаньонкой и поневоле должна будешь лишнее говорить. Конечно, нужно взять только кого попроще, чтобы могла послужить твоему слабому благородию. Впрочем, я хорошо не знаю М. Г. Поэтому сама смотри, как лучше и полезнее. Есть старинная пословица: «Ум хорошо, а два лучше, а три хоть брось». Но это человеческое замечание. Господь же говорит в святом Евангелии: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их» (Мф. 18:20). Посмотри на свое чувство внутреннее повнимательнее: как будет спокойнее и ближе к твоему устроению, так и сотвори. Один мудреный юродивый толкует: «Гусь да гагара – неладная пара». Впрочем, у нас на скотном дворе умер столетний старец Пахомий, который и среди множества людей умел сохранять глубокое молчание. Случалось, что некоторые станут приставать к нему с разными вопросами, он встанет и пропоет им: «Ангел вопияше Благодатней», – и опять сядет молча, почесывая в голове или роясь в своей сумке, как будто бы что-то отыскивает. Если, бывало, кому что-либо скажет, то помни и не забывай. На многих сбывались слова его.

Ты единственный путь монашеский разветвляешь на многие дороги, так ты мне и написала в письме своем... в котором говоришь: «Я не знаю и недоумеваю, каким я иду путем: путем ли молитвенным, но не вижу его, путем ли послушания и отсечения своей воли, – и это не заметно, путем ли безмолвия и уединения, – но сестра и келейница мне мешают». И еще каких-то пути два или более насчитала, забывая, что путь монашеский один, а все остальное – его принадлежности для монаха, как апостол говорит: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских»
(Еф. 6:11). А если кто захотел довольствоваться одним только оружием, тем или другим, оставляя прочие, такой уподобился бы человеку, который вместо правильного хождения прыгает то на одной, то на другой ноге, а когда устанет, ложится совсем и пыхтит и, видя, что неудобно такое прыгание, придумывает, нельзя ли ползти на руках и волочить ноги. Само собой разумеется, и такое ползание неудобно, а только без толку утомляет. Тогда такой чудотворец взывает: «Недоумеваю, как после этого ходить?» На что ему просто отвечают: «Ходи обеими ногами, делай обеими руками, смотри обоими глазами, слушай обоими ушами и не придумывай прыгать на одной ноге или ходить на руках – то и не будешь без толку утомляться и избежишь нерассудных недоумений».

Прочти жития Симеона Юродивого... и преподобного Алипия Столпника... и обрати внимание, что там говорится о пострижении. Хорошо позаботиться о внутреннем монашестве, но все-таки оно без внешнего не бывает, хотя внешнее без внутреннего и бывает.
Все Таинства Православной Церкви совершаются из сочетания внешнего с внутренним, так как человек состоит не из одной души, но и из тела. Хорошо внутренне приготовить себя к этому и не спешить, пока устроишься. Но так может рассуждать здоровый, больному же надо позаботиться, чтобы не упустить времени, и если сам не позаботится, то никто навязывать ему не будет. Монашество принимается по собственному желанию, даже когда бывает представление от начальства, то сперва спросят и подписку возьмут, но потом в церкви опять спрашивают: «Вольною ли ты волею пришел» и т.д. Очень высоко будет дожидаться, пока Сама Царица Небесная тебе предложит, что хочет постричь тебя, а следует, повторяю, тебе самой об этом подумать и позаботиться.

О мощах

Теперь на Афоне нет мощей, как говорят, по следующему обстоятельству.
Один благочестивый старец жил там в безмолвии и уединении и ученика своего всегда поучал держаться безмолвной и уединенной жизни. По кончине старца через год, по обычаю афонскому, разрыли могилу и нашли главу старца, источающую благовонное и целительное миро. Многие стали ходить на поклонение этой главе и мазались целебным миром и тем нарушали безмолвие ученика. Поэтому он с упреком сказал почившему старцу: «Отче! Ты при жизни своей всегда поучал меня безмолвию и уединению, а по смерти своей нарушаешь это».
После этих слов благовонное и целебное миро иссякло и осталась одна простая кость, и люди перестали ходить на поклонение. И говорят, что после этого находили в могилах одни кости желтые, или белые, или черные, по которым и различали состояние почивших душ, или находили нерастлевшие тела темные.
О таких всем братством молились в продолжение трех лет, ежегодно разрывая могилу и прося местных архиереев читать разрешительную молитву. Некоторые тела и по прошествии трех лет остаются нерастлевающимися. Так их и оставляют .

Святой Василий Великий в 91 правиле говорит: «Если решимся отвергать неписаные обычаи (Православной христианской Церкви), как бы не имеющие великой силы, то неприметно повредим Евангелию в главных предметах или даже сократим благовестие в единое имя без самой вещи».
К таким неписаным преданиям христианской Церкви всегда принадлежал обычай почитать не только честные останки и мощи святых угодников Божиих, но и сами вещи, им принадлежавшие. Например, не без причины установила Церковь празднование поклонения честным веригам святого апостола Петра. Явно, что через эти вериги были какие-либо чудеса и исцеления. Христиане первенствующей Церкви также свято чтили головные повязки святого апостола Павла, орошенные потом апостольских его трудов, так как через них получали исцеление от болезней и от злых духов (Деян. 19:12). Если христиане так почитали вещи, принадлежавшие святым угодникам Божиим, то понятно, по каким причинам они почитали телесные их останки, или мощи, и почему составился обычай (утвержденный VII Вселенским Собором и другими Поместными) строить храмы не иначе, как над мощами святых мучеников, так как в первые века христианство распространялось и утверждалось преимущественно через проповеди мучеников и их страдания. Но из этого не следует заключать, чтобы целые мощи преподобных не имели равносильной важности: подвижническая жизнь преподобных есть продолжительное, ежедневное добровольное мученичество. А что целые нетленные мощи известны только в России, это несправедливо.
С IV века и доныне Греческая Церковь хвалится целыми мощами угодника Божия святого Спиридона Тримифунтского, которые не только нетленны, но в продолжение пятнадцати веков сохранили мягкость. Николай Васильевич Гоголь, бывши в Оптиной Пустыни, передавал издателю жития и писем затворника Задонского Георгия (о. Порфирию Григорову), что он сам видел мощи святого Спиридона и был свидетелем чуда от таковых. При нем мощи обносились около города, как это ежегодно совершается 12 декабря, с большим торжеством. Все бывшие тут прикладывались к мощам, а один английский путешественник не хотел оказать им должного почтения, говоря, что спина угодника будто бы была прорезана и тело набальзамировано, потом, однако, решился подойти, и мощи сами обратились к нему спиной. Англичанин в ужасе пал на землю перед святыней… Учение Православной Церкви о почитании святых мощей хорошо изложено и объяснено в первой части «Камня веры» Стефана Яворского, который между прочим приводит причины почитания святых мощей, именно: во-первых, свидетельство VII Вселенского Никейского Собора, который (не в правилах, а в третьем действии своем) называет мощи святых источниками исцелений, ими же Бог многие благодеяния человекам творит, а во-вторых, свидетельство святого Кирилла Иерусалимского, который в 18 оглашении своем пишет так: «Не только душа святых достойна почитания, но и в телах их, усопших, есть сила некая и могущество. Лежащий во гробе Елисеевом мертвец, мертвого тела пророка прикоснувшись, ожил».

Особенно теперь тебе нужно поучаться в Евангельском слове Господнем: «Будьте мудры, как змеи, и просты, как голуби» (Мф. 10:16). По смыслу божественных толкователей, мудрость змеи состоит в том, когда наносят удары телу ее, она всячески старается укрывать голову свою. Так и всякий христианин при нанесении ему скорбных ударов со стороны должен блюсти голову свою духовную, то есть веру и в Господа, и в Его Евангельское учение, которое возвещает всем хотящим спастись тесный и прискорбный путь. Но теснота эта и прискорбие скоропреходящи, а воздаяние за них в будущей жизни нескончаемо и райским наслаждением, и необъяснимой радостью, по сказанному: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9). Все это непрестанно должно обносить в уме, и в сердце, и в памяти, чтобы быть в состоянии мудрую борьбу со страстьми и неприятностями извне растворять незлобием голубиным, повторяя себе те же слова, какие изрек на подобные случаи Искупитель наш и Избавитель к Богу Отцу: «Остави им грех сей, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34).

Многие дела человеческие бывают так. Думаем и предполагаем одно, а выходит другое. Только в одном ошибки не бывает: если стремится человек к исполнению воли Божией во всяком предстоящем деле, то хотя бы видимого успеха в этом деле он и не получил, Всеблагой Господь доброе намерение его вменяет ему в само дело. Если, по слову преподобного Исаака Сирина, и совершенство совершенных несовершенно, то тем более дела обыкновенных людей лишены совершенства, а совершаются со многими ошибками и недосмотрами. Впрочем, ни в каком случае унывать и сверх меры печалиться и скорбеть не нужно, а надеяться и уповать, что благодать Божия, оскудевающее восполняющая, и всесильная Божия помощь сильны все привести к полезному концу. Не напрасно Господь говорит в святом Евангелии: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5), и еще: «Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18:27).

Пишешь, что враг нападает на тебя помыслами отчаяния, представляя, что на мытарствах враги похитят твою душу и сведут во тьму, так что от этих помыслов ты не можешь с умилением и молиться, и тебе стало представляться, что покаяние твое мало в сравнении с твоими грехами, что все-таки за них нужно «удовлетворение» понести, сообразное с грехами, и тогда только получишь прощение.
На все это скажу тебе, что слово «удовлетворение» из Католической Церкви перешло в Православную, а чисто православное верование такое, что если христианин согрешил, то он по праведному суду Божию для избежания вечного наказания должен при покаянии понести какое-нибудь наказание временное, но малое в сравнении с грехами: или болезнь, или беду какую, или бесчестие. Остальное же восполняет милость Божия. Благоразумный разбойник разбойничал тридцать лет, а понес наказание только три часа, повисев на кресте с перебитыми голенями. Правда, что наказание тяжелое, но может ли оно послужить удовлетворением за тридцатилетнее разбойничество? Суди сама. В книге Исаака Сирина в Слове 71-м... сказано, что одному посылается болезнь в продолжение жизни, а другому перед смертью, но зато болезнь тягчайшая, но все-таки она не может, особенно в последнем случае, служить полным удовлетворением за грехи, а только малым наказанием. И из этого места видно, что труд покаяния и всякое злострадание может служить только средством хранения и отражения или усмирения страстей, а не «удовлетворением».
Понесем и мы с тобой посланную болезнь как малое наказание, веруя и надеясь получить прощение грехов своих милосердием Божиим, заслугами Христа Спасителя, пришедшего призвать грешников на покаяние.

Предлагаю на рассмотрение псаломские слова:«Строго наказал меня Господь, но смерти не предал меня. Отворите мне врата правды; войду в них, прославлю Господа.Вот врата Господа; праведные войдут в них». (Пс. 117:18–20).
Слова эти святой Давид произнес и написал, когда согрешил и наказан был бедствиями, угрожавшими ему смертью, а милосердием Божиим оставлен в живых. За такую милость он в благодарном чувстве взывал: «Отворите мне врата правды; войду в них, прославлю Господа».
Какие это врата правды? Врата правды – заповеди Господни и Закон Божий. Грехами врата эти затворяются, и опять отверзаются искренним сознанием и смиренным покаянием и благодарением Господу за помилование и избавление от смерти. Врата правды называются и вратами Господними, через которые и праведные восходят ко Господу также покаянием, которое, по слову преподобного Марка Подвижника, потребно и необходимо до самой смерти не только грешным, но и праведным, потому что и праведник ежедневно может падать семь раз, если не делом, то словом, или помышлением, или зрением, или слухом и подобными; только, по словам святого Епифания, грехи праведных – грехи уст; грехи грешных – грехи всего тела.
Так ли мы поступаем, как поступил святой Давид, когда наказываемы бываем от Бога за грехи наши или бедствиями, или болезнями? Святой Давид, согрешив, каялся, исповедовался Богу и благодарил Господа за то, что, согрешившего, не предал его смерти, а оставил на покаяние и исправление. Нет, мы, маловерные и малодушные, не подражаем святому Давиду, а, будучи наказуемы за грехи наши, ропщем на Бога и людей, обвиняем всех и вся, вместо того чтобы смириться и приносить искреннее раскаяние в своей грешной жизни и постараться исправиться или, по крайней мере, хоть не роптать и не обвинять других, а сознавать, что терпим болезнь или бедствие достойно и праведно. Через такое смиренное сознание и раскаяние с твердой решимостью не возвращаться на прежнее можем получить помилование от Господа и в этой, и в будущей жизни. В настоящей жизни можем сподобиться помилования от Господа христианским напутствием перед кончиной, а в будущей – блаженного вселения с праведными.