Амвросий Оптинский (Гренков)
Тематика цитат

Цитаты:

О наказании

Предлагаю на рассмотрение псаломские слова: Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя. Отверзите мне врата правды, вшед в ня, исповемся Господеви: сия врата Господня, праведнии внидут в ня (Пс. 117, 18–20).
Слова сии святой Давид произнес и написал, когда согрешил и наказан был бедствиями, угрожавшими ему смертью, а милосердием Божиим оставлен в живых. За такую милость он в благодарном чувстве взывал: Отверзите мне врата правды, вшед в ня, исповемся Господеви.
Какие это врата правды? Врата правды – заповеди Господни и Закон Божий. Грехами врата эти затворяются, и опять отверзаются искренним сознанием и смиренным покаянием и благодарением Господу за помилование и избавление от смерти. Врата правды называются и вратами Господними, через которые и праведные восходят ко Господу также покаянием, которое, по слову преподобного Марка Подвижника, потребно и необходимо до самой смерти не только грешным, но и праведным, потому что и праведник ежедневно может падать седмижды если не делом, то словом, или помышлением, или зрением, или слухом и подобными; только, по словам святого Епифания, грехи праведных – грехи уст; грехи грешных – грехи всего тела.
Так ли мы поступаем, как поступил святой Давид, когда наказываемы бываем от Бога за грехи наши или бедствиями, или болезнями? Святой Давид, согрешив, каялся, исповедывался Богу и благодарил Господа за то, что, согрешившего, не предал его смерти, а оставил на покаяние и исправление. Нет, мы, маловерные и малодушные, не подражаем святому Давиду, а, будучи наказуемы за грехи наши, ропщем на Бога и людей, обвиняем всех и вся, вместо того чтобы смириться и приносить искреннее раскаяние в своей грешной жизни и постараться исправиться или, по крайней мере, хоть не роптать и не обвинять других, а сознавать, что терпим болезнь или бедствие достойно и праведно. Через такое смиренное сознание и раскаяние с твердой решимостью не возвращаться на прежнее можем получить помилование от Господа и в сей, и в будущей жизни. В настоящей жизни можем сподобиться помилования от Господа христианским напутствием перед кончиной, а в будущей – блаженного вселения с праведными.

О начальниках

Чтобы достодолжно руководить других, следует самим руководиться правилами закона духовного. Выписываю вам главное из этих правил, написанное преподобным Марком Подвижником, который говорит: «Когда хочешь разрешить непонятную вещь, ищи о ней, что угодно Богу, и обретешь решение полезное»...
По этому правилу должно проверить все опытные сведения человеческие, которые нисколько не опровергаются, если согласны будут с волей Божией. Правило это относится более к тому случаю, когда будет нам нужно действовать в отношении других. Собственно же для нас самих преподобный Марк предписывает другое, более глубокое правило: «Не покушайся разрешить дело темное и запутанное посредством любопрения, но тем, чем повелевает духовный закон: терпением, молитвою и непоколебимою надеждою», и паки: «Да начальствует над всяким начинанием твоим Начальствующий над всяким благом, чтобы по Богу было начинание твое».

Что делать, хотя начальственному лицу неудобно быть больным ради неудобства к управлению, но Господь лучше нашего знает, что для нас полезнее. Он вся премудростью сотворил и творит. Попустил Господь первоверховным апостолам одному – отречение, а другому – неосмотрительную ревность гонения, чтобы после они снисходительны были к немощным духом. Так, думаю, и теперь попущает Господь болезнь начальственным лицам, чтобы снисходили к подчиненным немоществующим и болезненным. А то здоровые телом начальники часто не верят подчиненным, когда они ему объясняют какую-либо немощь телесную или болезнь. Не вотще святой Давид глаголет в псалмах: Прошли мы через огонь и воду, и вывел нас в покой (Пс. 65, 12). Кроме известных обстоятельств мученических, и болезнь телесная часто, как огнем, жжет болезнующее тело и, как водой, поливает обильной испариной.

Сообразно с твоим устроением душевным и настроением духовным писано было тебе, что начальство, добровольно принятое, может помешать твоему безмолвному настроению и старанию удержать неослабную молитву. Также и сказано тебе в видении, чтобы не увлекаться земными и суетными попечениями. А ты в своем письме просто запросто выразилась, что начальство мешает делу спасения, тогда как сама знаешь, что многое множество лиц начальственных получили не только спасение, но и славу Божию. Да и писано было тебе, что если кто спутается на молитвенном подвиге, то Промыслом Божиим устрояется на начальство, чтобы не подвергся совершенной прелести вражией. Исправь свою ошибку и вперед разумевай, что говорится кому-либо в частности и что говорится вообще ко всем. Также иное есть, что творится по воле Божией, и совсем другое, что творится по избранию собственной нашей воли.

Пишешь, что у тебя опять возродилось желание перейти в Арзамас. Считай это желание за искушение вражие, так как оно внушается тебе как бы с насилием. Если бы на это была или будет воля Божия, то это может устроиться само собой. У Господа Бога всяких средств много. По воле же вражией ни в каком случае действовать не должно ни под какими благовидными предлогами. Враг тебя устрашает тем, что будто тебя в К. могут сделать начальницей. На подобные внушения старинные люди отвечали так: «Бабушка сказала надвое: либо сделают, либо нет». И скорее последнее, потому что у нас с тобой нет начальнических достоинств. И это внушение просто вражье наругание, которым он вместе с этим и смущает тебя.
Хотя и бывают такие случаи, что людей, путающихся на молитве или в молитвенном подвиге, Промысел Божий иногда устрояет на начальство для того, чтобы привести их в правильное и непрелестное положение, но делом Промысла Божия, ,Который все устрояет к благу и к пользе нашей духовной, не должно устрашать себя, а оставлять это на всеблагую волю Господню, с верой и преданностью покоряясь мановению Божественного о нас Провидения, и между прочим строго исследуя свой помысел и ухищрения вражии, не скрывается ли тут тонкий какой-либо тщеславный помысел, который должно всячески отвергать, потому что тщеславие грубое и тонкое всячески приносит вред человеку. Враг, по-видимому, устрашает тебя начальством, но если как должно рассмотреть это и устрашение, то и окажется явно вражье ухищрение, которым тонко он путает тебя, чтобы породить в душе твоей желание к начальству. Так и считай это устрашение и старайся презреть его.

О чести

В одном письме пишешь мне, что ты очень довольна тем, что оставила казначейскую должность, а в другом письме пишешь, что тебя очень беспокоит помысел и до изнеможения стужает, что будто бы ты смертно согрешила, что отказалась от казначейской должности перед Владыкой милостивым и незлобивым. Не явно ли противоречие в твоих письмах и в твоих словах? Не открывается ли из этого, что иное ты мне писала, а иное думала? На словах была покойна, а на самом деле беспокоилась, что лишилась казначейской чести и сопряженного с ней значения в монастыре. А кто сам захочет искать чести, тот будет получать одно только бесчестие и с этим сопряженную скорбь. Впрочем, чувство это очень тонкое, которое может укрываться и от нас самих, обнаруживается же только высказывающимся противоречием: не хочу и скорблю, не согрешила ли смертно уклонением от казначейской должности? Если Григорий Богослов и святитель Тихон Задонский не согрешили смертно, что оставили святительские кафедры, то нам, малейшим, никак не может вмениться в грех, что отказались от должности среди великой неурядицы и мятежа, когда угрожала явная опасность попасть в подначальное заточение... Впрочем, и тут еще не конец, а настоящий конец будет на Страшном Суде Божием, когда должно отдать отчет Богу за те души, которые начальствующие должны пасти, руководить и спасать. Если бы угодно было Богу и тебя вывести на это поприще, то не должно забывать сказанных слов об ответственности за других. А пока нужно позаботиться о спасении собственной души своей.

Ты пишешь о своем стеснительном и прискорбном положении. Что делать? Не вотще нам объявлено в евангельском и апостольском учении, что тесен и прискорбен путь, вводящий в жизнь вечную (см. Мф. 7, 14), и что многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14, 22), и что все, желающие жить благочестиво… будут гонимы (2Тим. 3, 12). Помышляя все это, твердо держи в памяти слова Самого Господа: терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19), причем чаще перечитывай в уме евангельские блаженства, и особенное внимание обрати на последнее: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах(Мф. 5, 11–12). А чтобы не погрешить нам обвинением других, необходимо нам помнить и следующие заповеди Господни: не гневаться напрасно, не судить и не осуждать, любить врагов, добро творить ненавидящим нас, благословлять проклинающих нас и молиться за обижающих и гонящих нас (см. Мф. 5, 22, 44; Лк. 6, 37).
Более всего и прежде всего следует нам молиться за обижающих нас, как научает нас и святой Дорофей: «Помози, Господи, якоже веси, таким-то и за их молитвы мне, окаянной». Краткая эта молитва, как показывает опыт, очень сильна и нам помогает и изменяет противное расположение других.

Мужайся, и да крепится сердце твое. Если решились мы для спасения души своей идти путем благочестия, то да не забываем апостольских слов: все, желающие жить благочестиво… будут гонимы (2Тим. 3, 12), если не подревнему, различными муками, то по-новому, различным поношением. Но чтобы мы в этом не малодушествовали, Сам Господь подкрепляет и утешает нас, глаголя в Евангелии: Блаженны будете, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах (Мф. 5, 11–12).
Если же еще по немощи нашей не можем... побороть и одолеть скорбных и оскорбляющих мыслей, то всячески да соблюдаем себя от ропота. Когда же и до сего доходило дело, то да познаем немощь нашу и да смирим себя перед Богом и людьми и покаемся. Познание своей немощи и смирение тверже всякой иной добродетели.

Пишете, что вам в мысли сравнения представился осел, везущий навоз с хутора в усадьбу. Сравнение это не совсем сходно с настоящим смыслом и значением самого дела. Навоз животных и простой человеческий способствует к удобрению земли, потому его и возят на усадьбу и на поля. Напротив же, навоз грехов человеческих не только не полезен, но и вреден, и заразителен для нив душевных и усадеб сердечных, и потому его вон вывозят, как из усадеб, так и с полей, очищая оные, на такие места, с которых бы во время духовного половодья мог быть снесен этот греховный навоз в море милосердия и забвения Божия, как сказано одним пророком: если человек искренне покается и не обратится вспять, то Господь не воспомянет грехов его. И другой от святых говорит: грехи всякого искренно раскаявшегося и не возвращающегося вспять, перед очами Божиими подобны горсти песка, брошенной в море.
Вам более нравится, ежели кто участок своей земли ради удобрения делит на три поля, а не на семь полей. Также и для очищения нив душевных удобнее делить оные на три поля, начиная сперва очищать часть поля сугубого славолюбия, т.е. искания человеческой славы и похвалы или превозношения и презрения других и, наконец, третье поле – сугубого сребролюбия, то есть любоимения и любостяжания. Когда эти три поля очистятся, то с ними незаметно отсекутся и другие страсти, от них происходящие, т.е. гнев и памятозлобие, печаль земная, зависть, ненависть, охлаждение и леность относительно молитвы и дел благочестия. Впрочем, кто делит участок земли сердечной для очищения оного от греховной примеси и на семь частей, то есть на семь страстей или смертных грехов, и тот неплохо поступает, лишь бы только занимался этим очищением как следует.
Но обратимся опять к возницам навозным и к хозяевам этого неудобного товара. Чтобы дело очищения нив душевных шло как следует, для сего требуется быть внимательным как хозяевам, так и возницам. Первые должны внимательно осмотреть неудобный свой запас и искренно объявить оный возницам; а эти должны внимательно рассмотреть и искренно объявить: как и куда свезти этот запас, чтобы он не остался незахваченным и неснесенным в море милосердия Божия во время духовного водополия.

Вас тяготит забота, как дать детям вашим христианское воспитание, и выражаете эту заботу так: «Всякий день на опыте вижу, что не имею достаточно твердости к исполнению долга по совести, и чувствую себя весьма неспособной сложить душу человека по образу и по подобию Божественного учения». Последняя мысль выражена очень сильно и относится более к содействию и к помощи Божией, а для вас довольно будет и того, если вы позаботитесь воспитать детей своих в страхе Божием, внушить им православное понятие и благонамеренными наставлениями оградить их от понятий, чуждых Православной Церкви.
Что вы благое посеете в душах своих детей в их юности, то может после прозябнуть в сердцах их, когда они придут в зрелое мужество, после горьких школьных и современных испытаний, которыми нередко обламываются ветви благого домашнего христианского воспитания.

Спрашиваешь, как приучать питомицу твою к серьезным занятиям, но сама сознаешь трудность своего дела. Особенно мудрено советовать издали, когда не знаешь, как будут приняты наши слова. Предложи сперва, чтобы из дня сделали день и из ночи – ночь, а когда в этом будешь иметь успех, тогда можно будет думать и о другом. И вообще, соображаясь с обстоятельствами, делай, что можешь, призывая помощь Божию и содействие свыше от Господа, Иже хощет всем спастися и в разум истины приити (1Тим. 2, 4). В благие минуты можешь сказать питомице, что она как христианка, кроме журналов, должна читать духовные книги и на слово не верить всякому вздору без разбора: что можно родиться из пыли и что люди прежде обезьянами были. А вот это правда, что многие люди стали обезьянам подражать и до степени обезьян себя унижать.

О печали

Жалуетесь на тоску и печаль. Такое состояние души бывает от двух совершенно разных причин, а иногда и смешанных между собой. Печаль, по духовным причинам бывающую, апостол называет весьма полезной. Печаль ради Бога, – говорит он, – производит неизменное покаяние ко спасению (2 Кор. 7, 10). Неизменное значит, если человек не обращается вспять от покаяния и благочестивой жизни; этой печали вредит смущение, от тонкой гордости происходящее, и отчаяние, наводимое врагом душ наших. Печаль же, по мирским причинам бывающая, весьма вредна. Она, по слову апостола, производит смерть (2 Кор. 7, 10) не только душевную, но иногда и телесную, если человек сильно предается оной, оставив упование на Бога.
Печаль мирскую производят три причины: похоть плоти, похоть очес и гордость житейская, которые, по слову апостола, не суть от Бога, но от мира сего (1Ин. 2, 16). Три эти причины рождают причину смешанную, если человек твердо не восстанет против первых, а озирается вспять, видя миролюбцев, видимым образом блаженствующих. Смешанную причину печали усиливает и ревность не по разуму (см. Рим. 10, 2) в вещах духовных, когда человек не может удержаться в пределах смирения, а уклоняется в рвение. Апостол Иаков пишет: Где зависть и сварливость, там неустройство и все худое. Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна (Иак. 3, 16–17). Беспристрастна – значит неосуждающая. Считающие себя умеющими и более разумевающими склонны к осуждению.
Вот аз, скудоумный, увлекающийся желанием пользы ближнему, забывая собственное непотребство, указал вам причины, наводящие тяготу душевную, – не в обличение, но сердечно желая избавления вам от нестерпимой печали, которая отравляет жизнь вашу. Сами вникните и рассмотрите, от чего более происходит томление духа вашего и, призывая со смирением и верою помощь Божию, постарайтесь по силе удалить неправильные поводы и причины. Не вотще апостол сказал: Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное (Евр. 10, 36). Да! Немалое терпение, и разумение, и смирение потребны, чтобы избавиться от обоюдной стремнины, где, с одной стороны, искушает тонкое миролюбие и тягота плоти, а с другой – ревность не по разуму (см. Рим. 10, 2), доводящая до рвения. И все это лишает мира душевного, тяготит, томит, смущает.

А я слышу, что ты настолько предалась и предаешься безмерной печали, что несколько уже дней совсем не употребляешь пищи, так что и желудок твой стал ссыхаться. Это неблагоразумно и несогласно с волей Божией – предаваться такой вышемерной печали, когда имеем апостольскую заповедь радоваться в различных искушениях (см. Иак. 1, 2), как пишет святой Иаков, брат Божий. То же самое сказано и у апостола Павла: Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите, ибо такова о вас воля Божия (1Фес. 5, 16–18). И нам следует придерживаться воли Божией, а противное отвергать и не предаваться оному. Ангел покаяния святому Ерму говорил, что печаль оскорбляет Духа Святого и неприлична рабам Божиим, то есть печаль неуместная или вышемерная. А ты уже пресытилась печалью, пора и отложить оную и взяться за благонадежие. И простой опыт свидетельствует, что после сильной бури в море бывает велия тишина. Будем мы надеяться и ожидать подобного.